Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Евангельские притчи вчера и сегодня. Протоиерей Владимир Хулап

14 июля 2018 г.
Евангельские притчи — важная составляющая учения Христа. Протоиерей Владимир Хулап в своей новой книге рассматривает притчи в историческом контексте эпохи. Рассказывая о жизненном устройстве древнего общества, книга проясняет смысл примеров и образов, которые использовал Иисус в своей проповеди. Предлагаем вам главу из книги, в которой рассматривается Притча о милосердном самарянине.

Притча о милосердном самарянине

И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя». Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: «позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе». Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

Лк. 10:25-37


Джунгли большого города


Пожилой человек упал на оживленной городской улице – прихватило сердце. Безликая равнодушная масса ни на секунду не изменила своего течения. Одни думали: «пьяный», другие: «почему именно я должен вмешиваться», третьи просто шли мимо, спеша по своим делам. Через тринадцать часов один прохожий, вспомнив, что этот человек лежал здесь еще утром, вызвал скорую помощь. Ветеран Великой Отечественной войны, заслуженный учитель России умер на руках у врачей от переохлаждения…

Молодую девушку сбила машина и скрылась с места происшествия. Пострадавшая потеряла сознание, и двое парней, на глазах у очевидцев, хладнокровно забрали ее мобильный телефон и спокойно ушли… Студентке стало плохо в метро, она вышла из вагона и упала под поезд. Состав тронулся, и девушка погибла. Трагедию можно было предотвратить, стоило только придержать двери вагона, но никто этого не сделал. Тело обнаружил машинист следующего поезда… Перечислять истории, о которых мы регулярно читаем в СМИ, можно долго. Независимо от того, что было написано во врачебном заключении, во всех случаях причиной смерти стало человеческое равнодушие.

Американский поэт Ричард Эберхард сказал прекрасные слова: «Не бойся врагов – в худшем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей – в худшем случае они могут тебя предать. Бойся равнодушных – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство».

Несмотря на стремительное развитие цивилизации, мы все больше и больше погружаемся в атмосферу каменных джунглей, которую в начале XX века прекрасно описывал О’Генри. В одном из его рассказов провинциал приезжает из своего захолустья в Нью-Йорк, чтобы найти и убить сбежавшего кровника. Большой город изумляет чужака, впервые попавшего в его объятия, своим безразличием. Когда главный герой случайно встречает на улице своего обидчика, единственного знакомого и близкого ему человека, о мести он даже не вспоминает.

Проблема равнодушия возникла не сегодня, и притча о милосердном самарянине, переносящая нас на две тысячи лет назад, из мира городских многоэтажек на узкую горную дорогу, показывает, что вопрос о сострадании в то время стоял не менее остро.

Правила чтения


Введением к притче становится диалог Христа и законника, т. е. специалиста в области изучения ветхозаветного закона. Законники, или законоучители, посвящали свою жизнь самому возвышенному, к чему способен человек, – исследованию и истолкованию Священного Писания. Они переписывали священные тексты и решали связанные с ними богословские и ритуальные вопросы. Влияние религиозных экспертов на простой народ было огромным, поэтому в Евангелии они часто упоминаются под именем «книжников» вместе с первосвященниками и старейшинами.

Помимо традиционных десяти заповедей, законники отобрали из Торы, первых пяти книг Библии, все находящиеся там предписания; в результате был создан список из 613 заповедей, подразделяемых на две категории: 248 «обязательных» – предписывающих исполнение определенных вещей, и 365 «запрещающих» – не позволяющих совершать те или иные действия. От подобных занятий законники, имевшие, в отличие от простого народа, необразованного, неграмотного, доступ к слову Божию, впадали в религиозный интеллектуализм и считали всех прочих духовно неполноценными.

 

 

 

Трубный камень, найденный рядом с Храмовой горой в Иерусалиме. Dероятно, указывал место, на котором священники, служившие на Храмовой горе в период Второго храма, должны были стоять, трубя в трубу и сигнализируя наступление или окончание святого дня субботы.

 

 

Христос в Евангелии обращается к законникам очень резко: Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали (Лк. 11:52). Он соглашается с тем, что они имеют преимущество по сравнению с другими людьми,  но не используют его надлежащим образом. Священное Писание было у них в руках, доступное для духовного роста их самих и всего народа, но они не стремились постичь его по-настоящему, жить по Писанию, а просто отыскивали в законе те или иные предписания об обрядовой чистоте и нечистоте, разрешенной и запрещенной пище и т. д. Огромное количество вычлененных заповедей и предписаний естественно ставило вопрос о том, что же в Писании является основным.

Различные богословские школы вели длительные дискуссии о том, какая заповедь главная, и законник обращается ко Христу как к авторитетному учителю с популярным вопросом: что в законе с его многочисленными важными и второстепенными предписаниями является самым существенным для спасения? Притча называет законника «искушающим», то есть его интересовало не достижение жизни вечной, а принадлежность Христа к той или иной богословской школе. Хотя отвечать вопросом на вопрос вроде бы невежливо, Христос поступает именно так, показывая, что на самом деле вопрошающий уже знает ответ. Слова Христа «в законе что написано? как читаешь?» относятся не только к закону вообще, но и к иудейской молитве «Шема Исраэль» («Слушай, Израиль»). Она была составлена из трех ветхозаветных отрывков (Втор. 6:4-7, Втор. 11:13-21; Числ. 15:37-41), и каждый благочестивый иудей ежедневно прочитывал ее в качестве вечернего и утреннего молитвенного правила. Эти слова указывают и законнику, и каждому из нас, что ответ у нас буквально перед глазами и мы прекрасно знаем его. Одновременно Христос подчеркивает, что Бог обращается к нам через нашу ежедневную молитву и чтение Священного Писания, открывая в них Свою волю о нас. Однако нередко мы стараемся побыстрее прочитать наше правило и евангельский отрывок, не задумываясь о том, как эти тексты сегодня, здесь и сейчас могут определить мое поведение в разных жизненных ситуациях.

Преподобный Никон Оптинский пишет по этому поводу: «Чтение только тогда будет приносить желаемую пользу, когда читаемое будет по мере сил и возможностей входить в жизнь, становиться правилом жизни, а не простым, голым, бездушным и холодным знанием. Какая может быть польза, что человек знает, что нужно молиться, и не молится; знает, что нужно прощать обиды, и не прощает; знает, что нужно поститься,  и не соблюдает постов; нужно терпеть – и не терпит и т. д. Такое знание, по слову Евангелия, будет даже в осуждение человеку. Поэтому нужно читать со вниманием и стараться жить по духу того, что читаешь».

Любовь без остатка


Законник, отвечая, указывает в качестве самой важной заповедь о любви к Богу: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим» (Лк. 10:27). Слова «всем сердцем» означают вовлеченность в любовь всего человека, его внутреннего мира, причем подразумевается не абстрактная «любовь» на рациональном уровне, а устремление к Богу всех наших чувств. Ведь самая большая опасность возникает тогда, когда сердце исчезает из нашей религиозной жизни и, по словам святых отцов, наступает «окамененное нечувствие» – мы любим Бога на словах, но не сердцем, которое полностью занято чем-то другим. Выражение «всею душою» подчеркивает личностный аспект этой любви, поскольку именно душа определяет нашу уникальную личность, характер, привязанности, радости и горести.

Указание на «всю» душу подразумевает очень близкие отношения; с большинством людей мы общаемся на поверхностном уровне, немного глубже – с друзьями, наконец, очень близко – с нашими супругами, родителями, духовником. Бог призывает нас к тому, чтобы мы любили Его всею душою на глубочайшем уровне этой близости, ничего не утаивая и не выводя за рамки нашей любви.

 

 

 

Шерстяное полотно с изображением креста и буквами (альфа и омега).
Крест — символ победы над смертью, дьяволом и вечной жизни.
Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург, V – VI вв.

 

«Всею крепостию» означает, что настоящая любовь всегда ищет самовыражения – не броской внешней демонстрации для получения похвалы, достижения каких-то временных благ и исполнения желаний, но побуждает нас к волевому действию, действию для Бога и в Боге. Величайший пример такой деятельной любви показал нам Сам Бог, Который так возлюбил… мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3:16). Любовь «всем помышлением» подразумевает, что она должна быть не чувством, ветром колеблемым, а сознательным выбором; и наш собственный опыт не должен иметь приоритета над волей Божьей, ведь самые надежные ориентиры на жизненном пути – это слово Божье и голос Церкви.

Источник nikeabooks.ru

Другие новости раздела Экзегетика и герменевтика
Другие новости
июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс  
1  
2 3 4 5 6 7 8  
9 10 11 12 13 14 15  
16 17 18 19 20 21 22  
23 24 25 26 27 28 29  
30 31  

добавить на Яндекс добавить на Яндекс