Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Гимнографические труды архиепископа Херсонского и Одесского Никона (Петина)

20 ноября 2017 г.
Первая половина XX века стала непростым временем для страны и Церкви. Многим священнослужителям того времени пришлось пройти сквозь репрессии, кто-то принял мученическую кончину и воссиял в сонме новомучеников. Но много и тех, чьи имена или дела не получили широкой известности, но были сотворены пред очами Божиими. Статья аспиранта Киевской духовной академии посвящена гимнографическому наследию архиепископа Херсонского и Одесского Никона (Петина), который создал 12 акафистов.

Изучая судьбы и жизненный путь многих священнослужителей Русской Церкви первой половины ХХ века, невозможно не заметить их уникальность. Кто-то прославился своей твердой верой в Бога, получив мученический венец, кто-то прошел исповеднический путь. Но еще больше тех, чьи имена или дела неведомы этому миру, но были сотворены пред очами Божиими. Нашему изучению представляется жизненный путь и гимнографическое наследие архиепископа Херсонского и Одесского Никона (Петина).

Изначально может показаться, что не было ничего необычного в жизненном пути Высокопреосвященного владыки, но стоит все же отметить талант, данный Богом и во много раз преумноженный деятельностью архиепископа. Жизненный путь человека, прошедшего сквозь лагерную жизнь, фронт, царящую неправду и гнет политической системы, не сломал его, владыке удалось сохранить те идеалы, которым он был верен до конца своей жизни.

Архиепископ Никон, в миру Александр Порфирьевич Петин, родился 1 июня 1902 года в Екатеринодаре. После обучения в местном духовном училище в 1914 году поступает в Ставропольскую духовную семинарию. После революционных событий учился в Кубанском Политехническом институте. Священническое служение началось с 1928 года. Местом его служения были Пензенская и Калининская епархии.

Как и многим священнослужителям этого периода, будущему владыке пришлось пройти путь сквозь горнило исповедничества, который еще больше зажег искру веры и надежды на Бога. Находясь на пастырском служении в Пензенской епархии, силой проповеди он многих привлекал в храм на богослужения, прививая им любовь и веру в Бога. Занимаясь активной проповеднической деятельностью, он снискал гнев органов НКВД, которые угрожали как мирянам, так и отцу Александру, препятствовали его служению. Племянник владыки Никона, протоиерей Александр Кравченко, вспоминает о первых годах пастырского служения своего дяди: «На службах храм был пуст, один староста вольнонаемный. Насколько верующий? Этого отец Александр не знал. И когда батюшка вышел на амвон и начал проповедовать в пустой церкви, это было не совсем понятно. Староста рассказал о проповеди своим знакомым. И на следующий день на удивительного чернобородого священника пришло взглянуть несколько человек. А через неделю церковь была полна»[1]. В конечном итоге батюшку обвинили в гипнозе[2] людей и в 1933 году приговорили в пяти годам лагерей[3]. Местом ссылки был Ухтинскско-Печорский исправительно-трудовой лагерь.

После отбытия срока заключения отец Александр вернулся на свой приход. Начавшаяся Великая Отечественная война призвала в свои ряды отца Александра, которого по ее окончании удостоили наград за самоотверженное служение, — «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», а также личной благодарности И. В.Сталина[4].

19 мая 1944 году в Крестовой Патриаршей Церкви епископом Дмитровским Иларием (Ильиным) отец Александр был пострижен в монашество с именем Никона, в честь преподобного Никона Радонежского, и 21 мая был рукоположен во епископа. Новопоставленному епископу была вверена в управление Ворошиловоградская и Донецкая епархия[5].

Огромные человеческие усилия и духовную мудрость пришлось приложить епископу в управлении епархией, которая достаточно сильно пострадала в годы войны. Пережив страшные годы фашистской оккупации, люди нуждались в духовной поддержке и утешении. По благословению Патриарха Алексия 3 августа 1948 года в жизни Херсонско-Одесской епархии открылась новая светлая страница ее бытия — на кафедру назначался епископ Никон, который также временно управлял предыдущей кафедрой. Много сил пришлось приложить владыке в устроении церковной жизни. Трудами и заботами епископа Никона были отреставрированы многие храмы и монастыри епархии. «Его трудами воссозданы Успенский мужской монастырь, Феодосиевский Балтский мужской монастырь и Одесский Михайловский женский монастырь. Всех храмов Одессы и большинства их в Одесской и Херсонской областях коснулась забота неустанного в своей плодотворной деятельности епархиального архиерея»[6].

Большой заботой и вниманием владыки пользовалась Одесская духовная семинария. Были отреставрированы корпуса общежитий студентов, библиотека значительно пополнилась духовной литературой. За высокие труды на благо Церкви 19 августа 1951 года патриарх Алексий возвел владыку Никона в сан архиепископа, а 11 сентября 1954 года владыка получил право ношения бриллиантового креста на клобуке.

Отдавая себя служению Богу и Церкви, владыка часто совершал богослужения и визитации по приходам двух обширных епархий. Все это отразилось на его здоровье. Ослабевая телесно, он не ослабевал духовно. Однако владыка чувствовал оставление сил, в домовом храме его резиденции часто совершались Божественные Литургии, за которыми он причащался Святых Христовых Таин. 16 апреля 1956 года архиепископ Никон мирно отошел ко Господу[7]21 апреля в Успенском Одесском кафедральном соборе состоялось отпевание и погребение в нижнем храме почившего. Заупокойные богослужения возглавил митрополит Киевский и Галицкий Иоанн, Патриарший Экзарх Украины, в сослужении собратьев-архиереев и сонма духовенства Херсонско-Одесской и Ворошиловоградской епархий.

Одним из главных жизненных принципов владыки была молитва, и именно она давала ему силы нести свой жизненный крест. Архиепископ Никон не только деятельно трудмлся на благо Церкви, но и был пламенным проповедником и песнописцем. Оставшееся богатое гомилетическое и гимнографическое наследие явно свидетельствует о духовных переживаниях и опыте молитвы православного архипастыря эпохи гонений.

Наше исследование молитвенного наследия архиепископа Никона будет построено не по хронологии написания акафистов, так как не представляется возможным достоверно определить точное время появления каждого молитвенного последования, а будет рассматриваться в порядке их размещения в книге, изданной к 50-летию со дня кончины владыки, — «Акафисты»[8].

Акафист Рождшемуся Господу, Егоже краегранесие «Рождество Христово духом пою». Составленный владыкой Никоном акафист состоит из 13-ти кондаков и 12-ти икосов, оканчивающихся особым праздничным рефреном «Иисусе Богомладенче, спаси нас!». Текст заметно отличается по строю и содержанию от традиционно русской гимнографии акафистов и песнопений. Кондаки акафиста могут состоять из одного краткого предложения, например 10-й и 12-й кондак[9]. Херетизмы икоса состоят из 4-х припевов, начинающихся со слов: «Иисусе, …». По своему строению херетизмы акафиста объединяются в определенные словесные пары с примерно одинаковым окончанием. Такой род херетизмов присущ всем акафистам, принадлежащим перу архиепископа Никона, это визитная карточка его гимнографического наследия. К примеру: «Иисусе, нас ради родивыйся. Иисусе, на земля явивыйся. Иисусе, со Отцем не разлучивыйся. Иисусе, пеленами повивыйся»[10].

Как и любое литургическое творчество второй половины ХХ века, многие гимнографические памятники наполнены цитатами из Священного Писания и других литургических текстов. Так, каждый кондак и икос акафиста передает определенное евангельское событие Рождества Христова. Прямое заимствование из Священного Писания видно в 7-м икосе, раскрывающем учение о Боговоплощении и Божией любви к Своему творению (Ин. 3:16). Следующий за ним, 8-й икос приводит слова апостола Павла из послания к Тимофею: «Велия благочестия тайна: Бог явися во плоти» (1 Тим. 3:16) — основной истины христианского вероучения, подтверждающие смысл празднуемого события, реально произошедшего в мировой истории. Кроме того, автор в своем творении приводит мысли, взятые из акафиста Иисусу Сладчайшему. В 8-м кондаке акафиста Спасителю говорится: «..устранимся суетного мира, и ум на божественная возложим»[11], а в своем акафисте, в 3-й песни автор перефразирует это как: «Устремимся мира суетного и умом своим Вертеп и Ясли обымем»[12]. Кроме того, можно привести мнение, что при составлении этого акафиста автор брал во внимание акафист Страстям Христовым. Такой вывод можно сделать, исходя из первой пары херетизмов 7-го икоса, которые сходны с 1-м икосом упоминаемого последования[13]. Также в остальных текстах акафиста можно проследить аналогии и с другими богослужебными гимнами Православной Церкви, как то: евангельское славословие «Слава в вышних Богу», «О тебе радуется душа моя» сходно с Богородичным песнопением и «Одеяйся светом, яко ризою», аналогичным песнопением, входящим в состав праздника Рождества и Крещения Христова, а также богослужений, посвященных Страстям Христовым.

Однако, несмотря на краткость и лаконичность в практическом использовании и достаточное богословское содержание, в тексте акафиста есть места, вызывающие некое непонимание. В машинописном издании времен архиепископа Никона 9-й икос и 4-й херетизм звучит как: «Иисусе, пред Отцем Небесным защити»[14]. Этим выражением автор несколько вводит в смущение, так как делом спасения человека является вся Святая Троица, а не отдельные Ее Лица. При чтении этого херетизма может возникнуть мысль о том, что происходят различные пожелания и действия Каждого из Лиц Святой Троицы, что с богословской точки зрения является неверным. При издании в 2006 году полного богослужебного сборника акафистов архиепископа Никона редактором протоиереем Александром Кравченко, ректором Одесской Духовной семинарии, эта богословская неточность была учтена и изменена на: «Иисусе, пение приими»[15]. При этом сохранен размер и схожесть окончания.

Акафист Крещению Господню. Приводимое произведение имеет эпиграф, который звучит как: «Послушания ради открыся источник благодати в немощном моем духе и Богу принесеся чистое приношение сердца»[16]Текст акафиста сходен с акафистом Рождеству Христову по строю и краткости и состоит из 13-ти кондаков и 12-ти икосов, 2-х пар херетизмов и рефрена: «Человеколюбче, слава Тебе». Данный рефрен заимствован владыкой Никоном из богослужения Навечерия Богоявления и представляет собой припев к тропарям, исполняемым после чтения 3-й паримии[17].

Приводимый акафист достаточно наполнен ссылками из Священного Писания и других литургических текстов богослужения, а в особенности текстов самого праздника. К примеру: «Ко гласу вопиющего в пустыни»[18] — 3-й кондак имеет сходство с окончанием стихир, которые поются в начале чина Великого освящения воды[19]. В 1-м кондаке Высокопреосвященнейший автор приводит слова Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих» (Мф. 3:17), подтверждающие Божественное достоинство Господа Иисуса Христа. Текст 10-го кондака имеет сходство с 117-м псалмом (3, 4): «Да речет убо дом Господен, яко благ, яко в век милость Его! Да рекут боящиися Господа: Аллилуия!»[20]. Несмотря на многие заимствования, в тексте акафиста все же «чувствуется динамика, он весь живет, дышит богослужебными образами, прославляет Богоявление»[21].

Следующий элемент богослужебного творчества, принадлежащий перу архиепископа Никона, — акафист Сретению Господню. По своему строю это молитвенное последование похоже на приводимые ранее акафисты, но имеет и свои особенности. Автор не приводит 1-й кондак, но начинается акафист с икоса, по традиции состоящего из 4-х херетизмов и оканчивающихся рефреном: «Иисусе, гряди в сретение души моея!»[22]. Текст акафиста передает дух и смысл празднуемого события. При прочтении чувствуется, что текст построен на словах Священного Писания и богослужебных гимнов праздничного дня. В особенности видно, что автор делает много заимствований из канона праздника. Так, в 9-м икосе автор цитирует припев из 9-й песни канона: «Анна пророчица, дщи Фануилева, приди и стани с нами, благодари Христа Господа»[23], а в 7-м кондаке автор перефразирует слова из 1-й песни и 2-го тропаря канона: «Крепитеся руце Симеони..»[24]В 11-м кондаке владыка раскрывает учение о всеобщем воскресении и грядущем Втором Пришествии Христовом, приводя слова святого апостола Павла из послания к Солунянам: «Снидет с небесе и мертвии о Христе воскреснут первие. Потом же и мы живущии оставшии, купно с ними восхищении будем на облацех, в сретение Господне на воздусе» (1 Сол. 4:16-17). 13-й кондак не приводится, вместо него автор предлагал петь кондак праздника «На престоле, на небеси…».

Следующим акафистом, приводимом в богослужебном сборнике трудов архиепископа Никона, следует акафист Вознесшемуся от земли на небо Христу Богу. По особенностям и структуре он вполне сходен с приводимыми выше акафистами, однако и здесь имеет свою отличительную особенность. Кондаки всего молитвенного произведения оканчиваются не традиционным славословием «Аллилуия», но «Яко прославися»[25]. Исключением является только 1-й кондак, где рефрен повторяет икос акафиста. Данное молитвенное прославление имеет место в библейской песни, воспетой израильским народом, прошедшим сквозь Чермное море (Исх. 15:1). Своеобразен рефрен, призывающий воспеть Творца всяческих Господа, который оканчивается херетизмом, основывающимся на словах пророка Давида: «Пойте Богу нашему, пойте; пойте Цареви нашему, пойте» (Пс. 46:7). Этот же библейский текст составляет 3-й богослужебный воскресный прокимен на литургии. Такой необычный по своему строю акафист заметно отличается от общепринятых гимнографией форм этого молитвенного последования, однако это нисколько не умаляет его достоинство, но, наоборот, отводит от шаблонности, предлагая несколько новый вид построения молитвенного творчества.

Акафист Преображению Господню имеет точный акростих из первых букв кондаков и икосов; 13-й кондак не входит в число заранее предложенного краестрочия и звучит как: «Во славу Твою, Иисусе Христе». Автор опускает 1-й кондак и вместо него приписывает петь тропарь праздника «Преобразился еси на горе Христе Боже»[26]. Рефрен икоса: «Господи, во свете лица Твоего пойдем и о Имени Твоем возрадуемся во веки!» Такое опущение 1-го кондака в некоторых произведениях владыки Никона, можно предполагать, вызвано тем, что акафист по традиции пелся на вечерни, по отпустительному тропарю, положенному по Уставу. Исходя из этого можно сделать вывод, что в день праздника, на праздничной вечерне после пения отпустительного тропаря «Преобразился еси Христе Боже» духовенство во главе с архиереем-автором, исходило на середину храма, где после начиналось чтение акафиста. Это не предусмотрено в богослужебном строе праздника, но пение акафиста по окончании вечерни в этом случае не нарушает богослужебно-уставных требований попразднства.

Следующим гимнографическим трудом владыки Никона следует акафист Введению во храм Пресвятой Богородицы, в котором, подобно акафисту Преображению и Сретению Господню, отсутствует 1-й и 13-й кондаки. По традиции вместо последнего поется тропарь праздника. Акафист состоит из равного количества херетизмов в икосе (4 херетизма присущи акафистной традиции архиепископа Никона – прим.авт.) с рефреном: «Радуйся, Богоизбранная Отроковице Марие, Владычице наша Всеблагая!»[27]. Сам текст акафиста подобен общепринятому акафисту Пресвятой Богородице, где каждый кондак и икос имеет общие первые слова. К примеру, 8-й кондак акафиста Пресвятой Богородице, составленного владыкой Никоном: «Странное зрящее видение, устранимся суетного попечения и ум на Божественная возложим…»[28], а аналогичный 8-й кондак акафиста Богородице: «Странное рождество видевшее, устранимся мира, ум на небеса преложше…»[29]. Особо богат акафист цитатами из Священного Писания и богослужебных чтений праздника. Так, 1-й икос – перефразированный припев праздника[30] и звучит как: «Ангели вхождение Твое, Пречистая Дева, во Святая Святых зрящи удивишася»[31].

Акафисты, составленные архиепископом Никоном на некоторые двунадесятые праздники, были написаны для употребления в богослужебной практике. Это оправдывает их краткость и лаконичность, а также дает возможность исполнять их нараспев благодаря определенной длине херетизмов, их краткости и одинаковости последнего слога.

В богослужебном творчестве архиепископа Никона есть и акафист Всем святым. Традиционно отсутствует 1-й кондак; икос имеет рефрен: «Радуйтеся вси святи, светом невечерним нас озаряющии»[32]. Сам текст акафиста в каждом икосе прославляет святых как «агнцев, последовавших истинному Агнцу», «любовь ко Господу стяжавших и украсивших Церковь своими подвигами жизни, получивших дары совершенства и чудотворений, предавших свой дух Господу и наследовавших Царствие Небесное, став Небесным силам собеседниками и предстоятелями пред престолом Божиим, подобно сияющим звездам, нам указующим путь ко спасению», воспевает их «глубину мудрости духовныя»[33]Краткие возгласы очень живо и ярко, но в то же время без лишнего отягощения, раскрывают суть праздника Всех небесных предстателей наших, в особенности духовного подвига не отдельного лика святых, но всех в целом, всего сонма угодников Божиих.

Гимнография архиепископа Никона содержит акафисты святым, которых владыка особо почитал: святой равноапостольной Нине, просветительнице Грузии, преподобному Александру Куштскому, небесному покровителю владыки, чье имя он получил при крещении, и преподобному Никону Радонежскому. В этих акафистах автор не приводит строгого количества херетизмов в икосах, а также не рифмует окончаний, не соблюдая при этом одинаковую длину херетизмов. По стилю изложения эти акафисты больше похожи на произведения, воспевающее подвиги святого, раскрывающие разные периоды его жития. В акафисте преподобному Александру Куштскому нет 1-го кондака, а в акафисте своему небесному покровителю, преподобному Никону Радонежскому, 4-й, 5-й и 6-й икосы в рефрене имеют особенное величание, прославляющее преподобных Сергия и Никона Радонежских[34].

Акафист Господу Иисусу Христу Искупителю грешных заметно отличается от приведенных выше акафистов двунадесятым праздникам и определенным святым. Стоит отметить его покаянный характер как основу внутреннего бытия человека. При написании этого молитвенного гимна владыка ставил во главу угла прежде всего свой личный духовный опыт. Предназначался акафист для личного келейного пользования, так как он больше похож на произведение, подталкивающее человека к покаянию. Несмотря на келейное употребление, Высокопреосвященнейший автор при составлении этого произведения обогатил и украсил его многими образами и ссылками на Слово Божие. Владыка строит свой акафист на евангельских речах Господа Иисуса Христа, которые нашли свое отображение в большей части кондаков и икосов. Так, в 1-м кондаке речь идет об Агнце Божием, пришедшем с неба на землю, и вспоминается призыв Святого Предтечи: «Покайтесь и веруйте во Евангелие» (Мк. 1:15); 2-й кондак и икос о том, что Бог послал в мир Своего Сына (Ин. 3:16), и о спасении блудницы от побиения камнями (Ин. 8:2-11); 3-й икос – приводится притча о милосердном самарянине (Лк. 10:25-37); 4-й кондак – идет речь о Хлебе Жизни (Ин. 6:22-71); 5-й кондак посвящен призванию апостолов (Мф. 4:18-22); 7-й кондак и икос посвящены крестной жертве Иисуса Христа, где автор приводит шестое слово, сказанное Спасителем со Креста: «Совершилось» (Ин. 19:30); 10-й икос – автор приводит слова святого Иоанна Крестителя: «Порождения ехидны, кто сказал вам бежать от будущего гнева? Сотворите убо плоды, достойны покаяния» (Мф. 3:7). Ссылается архиепископ и на мысли апостола Павла (2 Кор. 7:10) о том, что ко спасению ведет печаль о Боге, а печаль о мире ведет к смерти. 10-й, 11-й, 12-й икосы основываются на библейских событиях Ветхого Завета. Проанализировав данный акафист, можно увидеть прекрасное литургическое произведение, опирающееся на личный опыт осмысления Священного Писания. Все это показывает достаточно богатый кругозор, осведомленность Словом Божиим и литургическими принципами составления молитвенного последования.

Архиепископ Никон создал еще одно похожее произведение – Акафист Господу Иисусу Христу с припевом «Господи, помилуй мя падшего!», который состоит из 13-ти кондаков и 12-ти икосов. Этот гимнографический труд в большей степени построен по богослужебным текстам Православной Церкви, в особенности – Триоди Постной. Не опускает владыка и главного – мыслей из Священного Писания, настраивающих человека на покаянное чувство. Во многих местах автор заимствует мысли из Великого Канона святого преподобного Андрея Критского и Покаянного канона. Но больше всего владыка цитирует книгу, называющуюся «училищем благочестия» – Триодь Постную. В пример можно привести покаянное песнопение, исполняемое по полиелее, по прочтении 50 псалма, с недели о мытаре и фарисее и до 5-й недели Святой Четыредесятницы: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче»[35]. С ним перекликается 2-й кондак: «Но надеяйся на милость благоутробия Твоего»[36], 6-й икос: «Многая множества моих Христе прегрешений»[37], 12-й икос: «И в лености все житие мое иждих»[38]«Слезные подаждь ми, Боже мой, капли, да плачуся о гресех моих»[39] – 9-й кондак акафиста имеет заимствование из 3-й песни го тропаря Канона ко Святому Причащению[40]. В 11-м кондаке перефразируется самая известная покаянная молитва святого преподобного Ефрема Сирина[41].

Кроме покаянного чувства, присущего этому гимнографическому творению, в нем присутствует особый акростих. Первые буквы всех кондаков и икосов в целом составляют русский алфавит, за исключением лишь тех букв, с которых не может начинаться слово. Таким образом владыка Никон хотел создать богослужебное последование, построенное по принципу греческих акафистов, в которых каждое молитвенное воззвание начиналось с буквы греческого алфавита.

Рассматривая достаточно богатое гимнографические наседие архиепископа Херсонского и Одесского Никона (Петина), стоит отметить, что оно является одним из образцовых трудов начала периода «бескровного мученичества». Акафисты, созданные и применяемые им в богослужебной практике в послевоенное время, стали выражением его личного духовного мира, который очень ярко и четко раскрывается в литургико-поэтическом творчестве. Владыке удалось создать молитвенное последование, которое своим стержнем имело Священное Писание, и богословски осмыслить его в кратких кондаках и икосах. Архиепископ Никон разработал новый подход к написанию акафиста, одновременно модернизировав его форму и оставаясь в границах общеизвестной гимнографической традиции. В своих творениях он осмысливал Священное Писание и другие литургические тексты Святой Церкви, заимствовал, часто перефразируя и повторяя, тексты богослужения. На первый взгляд его труды могут даже показаться плагиатом, но это не так. Каждый созданный акафист, который являлся плодом его личного молитвенного сопереживания и осмысления праздничного торжества, несет свою идентичность и предназначение. И это осмысление богато духовными образами, ясностью, богословским наполнением в воспевании праздника.

К нововведениям архиепископа Никона в акафистном жанре можно отнести и частые упоминания Имени Божия в созданых текстах, посвященных двунадесятым праздникам. Кроме того, более понятные для народа и не отягощенные многословием херетизмы в своей структуре делают акцент на Божественном Имени, как и в акафисте Иисусу Сладчайшему. Такой род составленных акафистов можно считать своеобразной формой Иисусовой молитвы, когда наиболее часто призывается это святое Имя.

Исходя из всего вышесказанного можно смело сделать вывод, что акафисты архиепископа Никона, составленные как для общецерковного, так и для келейного пользования, являются выдающимся памятником литургико-гимнографической науки середины ХХ столетия, а также демонстрируют для Церкви и для исследователя молитвенный опыт православного архипастыря, актуальный и по сей день.

Литература:

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 1992.

1. Акафист Рождеству Христову. Б.м, б.г. машинопись.

2. Акафисты на каждый день седмицы. Изд. Спасо-Преображенского Мгарского монастыря, 2001, 238 с.

3. Андриевский И., прот. Архиепископ Никон (Некролог) // ЖМП. №6, 1956.

4. Кравченко А., прот. По минному полю скорбей: архиепископ Херсонский и Одесский Никон (Петин) // Умолкнувшие колокола: Новомученики Российские. Жизнеописание. – М.: Изд-во им. Свт. Игнатия Ставропольского, 2002.

5. Лопухин А.П. Толковая Библия, или комментарии на все книги Ветхого и Нового Завета. Т. 1. СПб., 1904, 669 с.

6. Минея ноябрь, 2 часть. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002, 576 с.

7. Минея февраль. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002, 812 с.

8. Минея январь, 1 часть. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002, 628 с.

9. Николаиди А. Основные аспекты современной русской гимнографии. К., 2004, 148 с.

10. Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, 130 с.

11. Правильник. Свято Успенска Почаевская лавра, 2010, 372 с.

12. Требник в трех частях. Часть 3. К., 2010, 898 с.

13. Триодь Постная, 1 часть. К., 2003.

14. Цырлина М. Архиепископ Никон (Петин) – пастырь эпохи гонений. // Электр. ресурс: http://gorlovka-eparhia.com.ua/arhiepiskop-nikon-petin-pastyr-epohi-goneniy/ Время доступа 7.08.2017, 19:48.


[1] Кравченко А., прот. По минному полю скорбей: архиепископ Херсонский и Одесский Никон (Петин) // Умолкнувшие колокола: Новомученики Российские. Жизнеописание. – М.: Изд-во им. Свт. Игнатия Ставропольского, 2002 с. 404.

[2] По воспоминанию современников владыки Никона, которые были на богослужении с его участием вспоминают, что он говорил проповедь с закрытыми глазами, так как его власти обвиняли в применении гипноза людей во время проповеди. Что бы не вводить их в соблазн, отец Александр стал говорить проповеди с закрытыми глазами. Такая привычка сохранилась у него и в архиерейском сане, до блаженной кончины. – Прим. автора.

[3] Цырлина М. Архиепископ Никон (Петин) – пастырь эпохи гонений. // Электр. ресурс: http://gorlovka-eparhia.com.ua/arhiepiskop-nikon-petin-pastyr-epohi-goneniy/ Время доступа 7.08.2017, 19:48.

[4] Там же.

[5] Андриевский И., прот. Архиепископ Никон (Некролог) // ЖМП. №6, 1956, с. 14-15.

[6] Андриевский И., прот. Архиепископ Никон (Некролог) // ЖМП. №6, 1956, с. 15.

[7] Там же.

[8] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006.

[9] Кондак 10: «Ум мой наставь и сердце очисти, да со ангелы чисто воспою: Аллилуия». Кондак 12: «Пение приносим Тебе Безначальному с горними и дольними: Аллилуия». Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 24, 25.

[10] Икос 2. Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 20.

[11] Правильник. Свято-Успенска Почаевская лавра, 2010, с. 67.

[12] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 20.

[13] В творении владыки Никона первая пара херетизмов 7-го икоса звучит следующим образом: «Иисусе, любовь предвечная. Иисусе, милосте бесконечная», тогда как имеет сходство с творением его блаженного предшественника святителя Иннокентия (Борисова): «Иисусе, любы предвечная, ако о нас земнородных возблаговоливый. Иисусе, милосте безмерная, к человеком падшим долу низшедый». Акафисты на каждый день седмицы. Изд. Спасо-Преображенского Мгарского монастыря, 2001, с. 177.

[14] Акафист Рождеству Христову. Б.м, б.г. машинопись.

[15] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 24.

[16] Там же.

[17] Минея январь, 1 часть. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002, с. 218.

[18] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 30.

[19] Требник в трех частях. Часть 3. К., 2010, с. 6.

[20] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 34.

[21] Николаиди А. Основные аспекты современной русской гимнографии. К., 2004, с. 104.

[22] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 39.

[23] Минея февраль. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002, с. 34.

[24] Там же. с. 30.

[25] Благодарственная песнь, воспетая евреями после перехода через Чермное море, где главная тема песни – прославление величия Бога, что в переводе значит «высоко превознесеся». // Лопухин А.П. Толковая Библия, или комментарии на все книги Ветхого и Нового Завета. Т. 1. СПб., 1904, с. 322.

[26] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 61.

[27] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 73.

[28] Там же, с. 78

[29] Правильник. Свято-Успенска Почаевская лавра, 2010, с. 186.

[30] Припев праздника: «Ангели, вхождение Пречистыя зряще, удивишася, како Дева вниде во святая святых». См. Минея ноябрь, 2 часть. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002, с. 186

[31] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 73.

[32] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 85.

[33] Составлено по текстам икосов акафиста Всем святым. См. Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 85-94.

[34] Рефрен: «Радуйтеся, отцы наши Сергие и Никоне, Церкве Российския славо и украшение». См. Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 152.

[35] Триодь Постная, 1 часть. К., 2003, с. 3.

[36] Никон (Петин), архиеп. Акафисты. Одесса, 2006, с. 120.

[37] Там же, с. 123.

[38] Там же, с. 129.

[39] Там же, с. 126.

[40] Правильник. Свято-Успенская Почаевская лавра, 2010, с. 554.

[41] Николаиди А. Основные аспекты современной русской гимнографии. К., 2004, с. 108.

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс