Золотой фонд
Церковь29 июня 2017 г.
Грех8 июня 2017 г.
Духовная борьба в современном мире8 октября 2009 г.
Счастье23 июня 2017 г.
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Тематика пастырства в эпистолярном наследии архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

3 июля 2017 г.
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) широко почитается верующими как духоносный старец. К духовному наследию отца Иоанна относится обширная переписка, которую он вел со своими духовными чадами и собратьями-священнослужителями. Письменному общению с последними и посвящена статья, которая написана на материале доклада, прочитанного на научной студенческой конференции «Актуальные вопросы современной богословской науки». Публикуется в авторской редакции.

В нынешнем, 2017 году исполнилось одиннадцать лет со дня преставления духовника Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря архимандрита Иоанна (Крестьянкина, 1910 – 2006 гг.)[1]. Для людей, встретивших на своем жизненном пути этого удивительного человека и священнослужителя, он стал путеводителем ко Христу, «идеалом православного христианина, монаха, любящего и взыскательного священника-отца»[2], путеводной звездой в непростой современной жизни. Неудивителен поэтому все более возрастающий интерес к личности и духовному наследию пастыря, указывающий на необходимость всестороннего их изучения и глубокого осмысления как в самостоятельном их аспекте, так и в контексте актуальности для нашего современника.

Значительной и весьма важной частью всего духовного наследия архим. Иоанна являются его письма. Знакомство с их содержанием позволяет увидеть, что немалую долю адресатов псково-печерского пастыря составляют священнослужители, а также лица, задающиеся вопросом о принятии священного сана. Богатый пастырский опыт архим. Иоанна позволяет ему принять непосредственное участие в разрешении всевозможных духовных и повседневных проблем собеседников-священнослужителей. В корреспонденции пастыря читатель находит многочисленные ответы на вопросы о сущности, задачах и целях священнического служения, об условиях вступления на пастырский путь, о всевозможных опасностях, стоящих на нем и о правильном его прохождении. Содержание всех этих писем в их совокупности раскрывает перед нами отдельный блок корреспонденции архим. Иоанна, посвященный теме пастырства.

Пастырство: сущность, задачи и цели

Священническое служение образно, но весьма точно характеризуется архим. Иоанном как бескровное мученичество, добровольно и по зову Божию принятое на себя человеком ради исполнения заповеди о любви к Богу и ближнему[3]. «Священство — добровольное мученичество, – пишет пастырь. – Труд велик, а награда за него безмерна»[4]. Цель пастырства архим. Иоанн видит в служении Богу, Церкви и людям через попечение о спасении их душ — душепопечительство[5].

Условия принятия священного сана

В содержании ряда писем, объединенных общей темой пастырства, архим. Иоанн затрагивает довольно важный и насущный вопрос условий, соблюдение которых является обязательным для принятия священного сана. В первую очередь пастырь указывает на необходимость соблюдения кандидатом во священство определенных канонических требований, связанных с сохранением чистоты в добрачных отношениях как самого ставленника, так и его супруги, если желающий принять сан намеревается связать себя брачными узами или уже связан таковыми. Архим. Иоанн доводит до своего адресата мысль о том, что «…Богу нужна жертва чистая, и невеста будущего священнослужителя должна быть девой, как и тот, кто собирается принять сан, должен быть девственником»[6]. Псково-печерский пастырь занимает абсолютно категоричную позицию по данному вопросу, придавая каноническим постановлениям непосредственно сакральное значение и связывая некоторые беды современных священнослужителей именно с фактом нарушения ими такого рода канонических правил[7]. «Вот по этим канонам и не может человек стать батюшкой или матушкой, имея в прошлом груз смертных грехов, хотя и прощаются они согрешившему в покаянии»[8], – добавляет он. Как духовник архим. Иоанн не допускает возможности принятия священства человеком в случае наличия второго брака у него, либо у его супруги[9]. «Второбрачие служителю алтаря воспрещено, – говорит пастырь. – А когда был женат, до воцерковления или после, роли не играет. И был ли в первом браке венчан или нет, тоже не существенно для решения данного вопроса. Главное, что жена у него вторая, а это значит, что стать служителем Божиим у престола он не может. Второбрачный может быть только церковнослужителем, но никак не священнослужителем»[10].

Не менее важным, по словам архим. Иоанна, условием принятия священного сана является наличие осмысленного расположения и горячей решимости самого человека взять на себя крест пастырства и нести его до конца[11]. Затрагивая тему внутреннего призвания человека к священническому служению, псково-печерский духовник свидетельствует о том, что «становиться священником без собственной решимости и горячего к тому расположения нельзя»[12]. Поэтому адресату, задающемуся вопросом о принятии священного сана, пастырь советует внимательно заглянуть в свое сердце и предельно честно ответить себе на вопросы: готов ли он, сам человек, «идти на крест за Христом»[13]? Имеет ли он решимость, приняв сан, последовать за Пастыреначальником[14] Христом по узкому пути[15], во всем стараясь быть образцом для верных «в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте»[16] и памятуя о личной ответственности за сделанный им выбор? Есть ли в его сердце призвание к священническому служению? И только положительно ответив на них, можно предпринимать дальнейшие шаги к рукоположению. «Ведь спасительно только то служение, когда человек всего себя отдает Богу»[17].

В связи с важностью соблюдения изложенных выше требований архим. Иоанн призывает кандидата во священство со всей серьезностью отнестись к исповеди, предшествующей принятию сана[18]. По слову пастыря, она должна быть искренней, глубокой и беспристрастной, благодаря чему станут очевидными возможность или невозможность служения в священном сане конкретного человека.

В некоторых случаях вопросом о принятии священного сана может задаваться человек, уже состоящий в законном браке, во время вступления в который подобного рода вопрос даже не предполагался. В такой ситуации архим. Иоанн напоминает своему адресату о том, что решение о рукоположении должно приниматься им не в одиночном порядке, но только с согласия его супруги, которой в будущем в определенной степени предстоит разделить служение своего супруга-священника. «Ваш вопрос не может решаться единолично, – пишет пастырь, – но когда в вашем сердце состоится выбор, его должна одобрить и принять и ваша супруга. Ведь она должна будет разделить с вами тяготы предстоящей жизни, став матушкой. И это тоже должность особая, у нее должно быть к ней расположение и понимание»[19]. В связи с важностью этой проблемы, подчеркнутой самим архим. Иоанном, отдельное внимание следует обратить на тему личных качеств и образа жизни супруги священнослужителя, раскрывающуюся в ряде писем псково-печерского духовника.

Супруга священнослужителя

Высокое назначение супруги священнослужителя архим. Иоанн (Крестьянкин) объясняет теми задачами, которые возлагаются на нее при вступлении на поприще этого особого, по замечанию пастыря, подвига. Ее роль архим. Иоанн возводит в степень служения и видит в разделении с супругом его пастырской деятельности и попечения о спасении душ пасомых. «Быть супругой священника — это подвиг, – пишет пастырь, – ведь матушке надо стать не просто женой и матерью семье своей, но и помощницей батюшке и по делам душепопечительным. Я знаю семью, – продолжает он, – где матушка принимает приходящих, предваряя прием батюшкой. И часто, очень часто, поговорив с матушкой, посетительница уходит удовлетворенная и без батюшки»[20]. Именно поэтому, с точки зрения архим. Иоанна, так важно и крайне необходимо полное единомыслие и единство духа между священником и его супругой-сподвижницей. В связи с этим адресату, обремененному вопросом поиска супруги перед принятием священного сана, пастырь советует быть крайне осмотрительным и избегать опрометчивости в своем выборе. Предупреждая о гибельности последствий, псково-печерский духовник настоятельно советует предоставить такую проблему воле Божией: «Об устройстве семейной жизни не печалься, – уверяет он. – Предоставь это Богу. Служителю Церкви нужна спутница — помощница, а не помеха»[21]. «А если женишься, и она будет помехой, то это гибель для священника»[22], – завершает пастырь уже в другом письме. Самого же кандидата во священство архим. Иоанн призывает к приложению молитвенных усилий в разрешении данного вопроса, осторожности и верности церковным установлениям: «Молись Господу и проси даровать для жизни, для служения Церкви помощницу».

Наставления духовно-нравственного характера

От внимания читателя не может уйти тот факт, что большая часть представленных в корреспонденции архим. Иоанна советов к его адресатам-священникам имеет духовно-нравственный характер и направлена на формирование христианского внутреннего строя жизни каждого из них. Специфика таковых советов позволяет выделить их в отдельную подтему в рамках разговора о пастырстве.

Наставляя своих собратьев, архим. Иоанн напоминает им прежде всего о необходимости стяжания спокойствия духа и всецелого предания себя воле Божией во всех ситуациях повседневной жизни. «Наше же дело, елико возможно, самим сохранить спокойствие духа и научить детей наших, Богом данных, этому же. Самим всецело предаться воле Божией и тому же научить паству. И это ли не цель?»[23], – восклицает пастырь. Своим адресатам в священном сане он внушает в основу всего их священнического служения в первую очередь положить труд по очищению сердца, с тем чтобы и все служение стало чистым и благоприятным Богу. «Очищайте сердце, – советует архим. Иоанн, – тогда и служение будет благоприятно Богу»[24]. Пастырский опыт упоминаемого им священноисповедника Георгия Косова[25], в паломничестве у которого архим. Иоанн был в годы своего отрочества[26], побуждает его свидетельствовать о молитве и живом горении духа как о наивернейшем средстве возрождения приходских и, что самое важное, нерукотворенных храмов – человеческих душ. «Только молитва и горение духа, – пишет пастырь, – могут восстановить и стены храма, и, главное, нерукотворные храмы – души заблудших, и вернуть их Богу ожившими»[27]. Вместе с тем архим. Иоанн разъясняет своему адресату-священнослужителю необходимость постоянного памятования им своей роли в деле душепопечительства, характер которой непременно должен заключаться в соработничестве с Богом. Псково-печерский духовник раскрывает перед собратом суть его ошибки, заключающейся в возложении надежды исключительно на свои силы, обозначенной опытным пастырем как «неправая внутренняя установка» и «самость»[28], и приведшей священника в состояние безысходности и уныния. «Не мы с Вами спасаем, – вразумляет его архим. Иоанн, – не мы с Вами даем силу к жизни, всё – от Бога, мы же лишь посредники, свидетели, указатели. <…> А Вы устали, – продолжает он, – а Вы поддались самости, а Вы забыли, что мы и учителя, и ученики одновременно. И уроки духовной жизни для нас сугубы и рассчитаны на всю жизнь. И чередуются духовные прозрения и взлеты со спадами, и всё надо пережить, и это – наука из наук, и, думаю, посложнее институтской»[29].

Полноценному раскрытию темы пастырства способствует освещение ряда других связанных с ней вопросов, встречаемых в корреспонденции архим. Иоанна (Крестьянкина). В одном из своих писем он затрагивает весьма важное для священника качество в его душепопечительском служении, проявляющееся в рассудительности, терпении и мудрости пастыря при решении тех или иных вопросов духовного или повседневного характера пасомого. Своего собрата, приступившего к категоричному разрешению некоторых проблем обращавшихся к нему людей, архим. Иоанн предостерегает от формализма и безрассудности, предупреждая его о возможных плачевных последствиях такого подхода. «Вы, дорогой отец А., взяли меч в свои руки. Но ответьте сами себе, опытный ли Вы хирург, не зарежете ли Вы насмерть многих, за которых Вам же придется отвечать, ибо они шли к Богу, но на их пути оказались Вы с мечом. Ведь многие еще не осознают как должно основы веры, и не мы ли призваны их учить, наставлять, вразумлять, врачевать, а хирургическая операция делается в крайних случаях, когда исчерпаны все другие средства»[30]. Пастырь напоминает своему адресату-священнику о пагубности оттеснения собою Христа и призывает его к руководству рассудительностью и милостью в деле духовного окормления пасомых[31].

Постоянное памятование о высоком назначении священнослужителя побуждает архим. Иоанна напоминать своим адресатам-собратьям о необходимости согласования духа их жизни со священным образом пастыря. По мысли архим. Иоанна, большое значение для каждого священника должна иметь его церковная семья, состоящая из вверенных ему Господом людей, для которых он в свою очередь должен стать любящим отцом и наставником. «А для священника все важно, – говорит пастырь в одном из своих писем, – и, в первую очередь, большая церковная семья, где он для всех отец»[32]. Адресату-священнику, обуреваемому искушениями и вознамерившемуся оставить свою приходскую семью, архим. Иоанн настойчиво советует вооружиться терпением и продолжать трудиться на своем месте во спасение паствы. «Сами со своего прихода даже в помыслах не уходите, – убеждает он, – и молитесь, чтобы трудиться на нем ради прихожан, которые для нас, священников, становятся родными»[33]. «И бежать самому с того места служения, куда вас определил Промысл, и искать своего, лучшего, – пишет пастырь в другом своем письме, – дело безнадежное, обрящете то, о чем и помыслить страшно. И получим это за своеволие и своеумие»[34].

Понимание всех трудностей, стоящих на пути к духовному преуспеянию в ритме современной жизни, отсутствие подчас у священнослужителя возможности молитвенного утешения при совершении богослужения подвигает архим. Иоанна преподать своему собрату ценный совет по обучению возделывания и хранения в сердце памятования о Боге. Этот подвиг труден, по словам самого пастыря, однако крайне необходим для поддержания и сохранения духовного здоровья современного человека. «Давайте ухитряться: будем возделывать, умножать и хранить одно — память Божию в сердце, – наставляет архим. Иоанн. – И это тоже подвиг. Раньше он был уделом преимущественно монашествующих, теперь, чтобы жить, и вы, и многие миряне должны поднять его»[35].

Каждого своего адресата-священнослужителя архим. Иоанн призывает к жизни во спасение себя и посильным, добровольным и осмысленным трудам в деле спасения душ пасомых[36]. «А результат и оценка трудов наших не в нашей власти — это дело Божие. Нам же только трудиться, молиться и склонять главу пред Божиим определением о нас, о судьбах России»[37], – завершает пастырь.

Заключение

Таким образом, актуальная во все времена тематика пастырства разносторонне находит свое отражение в эпистолярном наследии современного нам духовника архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Многообразие вопросов, поднимаемых в корреспонденции пастыря, важность их содержания и глубокая мудрость самого архим. Иоанна, проявленная в их разрешении, как нельзя лучше свидетельствуют о насущности его писем для каждого современного священнослужителя в деле пастырского служения. В связи с этим хочется обратить внимание всякого человека, как только задающегося вопросом о принятии священного сана, так и уже находящегося в нем, на духовное наследие архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Оно может послужить прекрасным подспорьем для каждого пастыря в служении и, конечно же, ожидает дальнейшего и более глубокого изучения.


[1] Архимандрит Иоанн (в миру – Иван Михайлович Крестьянкин), родился в 1910 г. в г. Орле, в семье Михаила Дмитриевича и Елизаветы Иларионовны Крестьянкиных. В детские годы нес иподиаконское послушание у епископа Елецкого Николая (Никольского) и архиепископа Орловского Серафима (Остроумова). С 1932 г. проживал в г. Москве, работая бухгалтером на одном из предприятий. В 1945 г. принял священный сан (целибатом, от рук Святейшего Патриарха Алексия I) и начал служение в храме Рождества Христова в Измайлово. В 1946 г. стал одним из первых насельников вновь открытой Троице-Сергиевой Лавры, однако вскоре был возвращен на служение в Москву. В 1947 г. поступил в Московскую духовную академию, в которой учился до 1950 г., когда был арестован и отправлен в Каргопольский исправительно-трудовой лагерь Архангельской области. Освобожден досрочно, в 1955 г., после чего в течение одиннадцати лет служил в храмах Псковской и Рязанской епархий. В 1966 г. принял монашество (келейно) от рук своего духовного отца схиигумена (впоследствии схиархимандрита) Серафима (Романцова). В следующем, 1967 г. вступил в число братии Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, где нес пастырское служение вплоть до блаженной кончины, наступившей 5 февраля 2006 г. Один из наиболее выдающихся и почитаемых пастырей-подвижников периода серед. XX – нач. XXI вв.

[2] Смирнова Т.С. (сост.). Божий инок. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 2009. С. 264.

[3] См.: Иоанн (Крестьянкин), арх. Рассуждение с советом. Собрание писем. М.: Правило веры, 2014. С. 182, 184, 217, 297, 518, 518–519, 531.

[4] Там же. С. 518.

[5] См.: Там же. С. 397, 508.

[6] Там же. С. 512.

[7] См.: Там же. С. 128, 263–264, 268–269, 297, 512, 527–528, 529, 530–532, 533, 561–562.

[8] Там же. С. 531.

[9] См.: Там же. С. 296, 297, 533–534.

[10] Там же. С. 561–562.

[11] См.: Там же. С. 182, 297, 518-519, 531.

[12] Там же. 182.

[13] Там же.

[14] См.: 1 Пет. 5:4.

[15] См.: Мф. 7:13-14.

[16] 1 Тим. 4:12.

[17] Иоанн (Крестьянкин), арх. Рассуждение с советом. Собрание писем. М.: Правило веры, 2014. С. 297.

[18] См.: Там же. С. 263-264, 518-519, 531-532.

[19] Там же. С. 182.

[20] Там же. С. 522.

[21] Там же. С. 359.

[22] Там же. С. 511-512.

[23] Там же. С. 509.

[24] Там же. С. 511.

[25] Георгий Коссов (1855 – 1928 гг.), протоиерей, священноисповедник. Дни памяти – 8 сентября и 9 декабря н.ст.

[26] См.: Иоанн (Крестьянкин), арх. Рассуждение с советом. Собрание писем. М.: Правило веры, 2014. С. 178.

[27] Там же. С. 179.

[28] См.: Там же. С. 516, 517.

 [29] Там же. С. 516–517.

[30] Там же. С. 514.

[31] См.: Там же. С. 515.

[32] Там же. С. 522.

[33] Там же. С. 185.

[34] Там же. С. 520.

[35] Там же. С. 508.

[36] Там же. С. 513–514.

[37] Там же. С. 184.

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс