Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Священство и профессии. Размышления о проблеме их совмещения

29 марта 2017 г.
Допустимо ли представителю духовенства, кроме основной деятельности — служения Богу, совершения таинств и окормления паствы, иметь еще и светскую работу? Мнение в продолжение дискуссии. Автор статьи — руководитель православного молодежного клуба, а также выпускник Новосибирской православной духовной семинарии.

16 января на официальном сайте Русской Православной Церкви был опубликован для общественного обсуждения проект документа Межсоборного присутствия «Профессии, совместимые и не совместимые со священством».

Этот документ указывает на назревшую проблему: в современных реалиях клирики зачастую просто вынуждены совмещать священнослужение с работой по светской специальности (например в диаспоре или в селах), так как небольшое количество прихожан просто не позволяет им содержать семью на средства прихода. Однако подобное совмещение признается в тексте проекта, так сказать, «неизбежным злом».

Документ напоминает, что в идеале священнослужители должны «питаться от благовествования», то есть с пожертвований, делаемых прихожанами за их пастырскую и богослужебную деятельность.

При этом текст новеллы предлагает ограничить перечень допустимых для клириков профессий, исключив из него специальности, которые можно посчитать аморальными, профессии, связанные с ношением и использованием оружия, бизнесом, госслужбой и деятельностью суда (в т.ч. и адвокатскую практику), а также правоохранительными органами; кроме того, воспретить клиру любую медицинскую деятельность, профессиональные занятия спортом, танцами, пением и актерством.

Таким образом, документ вольно или невольно касается целого ряда сложных вопросов церковной жизни, как то:

  • Какой пример подают нам в плане совмещения профессиональной и духовной жизни Господь, апостолы и святые?
  • Допустимо ли священнослужителю вообще иметь какую-либо внецерковную специальность, и в каких случаях она может понадобиться?
  • Что делать, если работа по специальности приносит пользу Церкви, людям и развитию личности самого клирика?
  • Как организовать деятельность приходов таким образом, чтобы священникам (в диаспоре или селах с малым количеством прихожан) не приходилось отвлекаться на сторонние заработки?
  • Какие специальности действительно являются канонически и морально возбранными для священнослужителя, а какие на самом деле не имеют оснований для запрета?

Поскольку проект документа предполагает и прямо призывает Церковь к обсуждению этих тем, постараемся ответить на поставленные вопросы или хотя бы дать его авторам новую пищу для размышлений.

Господь, апостолы и святые — слова и жизненный пример

Прежде всего рассмотрим пример жизни и учение Главы нашей Церкви — Господа Иисуса Христа, а также его апостолов и святых, в жизни и словах которых мы всегда находим твердое основание для устроения нашей жизни.

Сам Господь имел специальность плотника и, до выхода на общественное служение, помогал в работе своему нареченному отцу, святому Иосифу Обручнику. Также и после выхода на общественное служение Спаситель не только проповедовал, но и занимался исцелением множества страждущих от болезней. Конечно, Его целительство имело больше общего с чудотворением, чем с медициной, но тоже может быть квалифицировано как профессия. При этом Господь, исцеляя болящих, не только помогал их телам, но и располагал их души к принятию Своего учения, то есть Его действия имели и сильный миссионерский эффект.

Апостол Павел, как об этом справедливо упоминает обсуждаемый документ, пояснял верующим, что священники могут претендовать на содержание общиной: «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? Что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования» (1 Кор. 9, 13-14). Однако сам он никогда не жил на пожертвования, предпочитая заниматься плетением палаток, и честный труд совсем не помешал ему просветить половину Римской империи.

Другие апостолы в своих путешествиях также часто занимались трудом. Многие из них, по примеру Господа, исцеляли больных, а автор одного из Евангелий, апостол Лука, даже был профессиональным врачом.

Среди святых молитвенное делание и священнослужение сплошь и рядом сочеталось с физическими или умственными трудами. Самые суровые аскеты, читая молитвы, тут же плели на продажу корзины, ковры и веревки. Многие священнослужители были писателями или поэтами. В первые века несколько святых, написавших апологии христианству, занимались адвокатской деятельностью. Также многие святые были учителями и строителями. Некоторые из них совмещали свои профессии со священнослужением, и вполне успешно.

Особое же место среди профессий святых занимают целительство и медицина. Святитель Лука Крымский был практикующим хирургом и преподавателем. Вообще, в области здравоохранения и социальной помощи трудилось огромное количество святых — это и бессребренники, и преподобные, и даже святители.

Кроме того, слова Господа также увязывают миссию апостолов в мире по крайней мере с целительством: «Ходя же, проповедуйте, что приблизилось Царство Небесное: больных исцеляйте, прокаженных очищайте» (Мф. 10:7-8).

Таким образом, можно говорить о том, что святые подавали нам пример совмещения священнослужения и не мешающих ему полезных занятий.

Может ли священник иметь профессию, и где она может ему понадобиться

В современных реалиях, скорее всего, не только может, но и должен, и тому можно привести несколько аргументов. Во-первых, профессия — это всегда определенный образовательный уровень и жизненный опыт, который может послужить укреплению авторитета священнослужителя среди своей паствы.

Во-вторых, священник может иметь очень маленький приход в сельской местности или/и большую семью, быть отправленным в храм за рубежом, где община также очень мала, быть по тем или иным причинам запрещен в священнослужении, получить несовместимую со священнослужением травму (пальцы рук, глаза и т. п.) и попасть в иные обстоятельства, когда ему придется найти альтернативный источник средств к существованию, и профессия может сильно ему в этом помочь.

В-третьих, сегодня на священников часто возлагается множество обязанностей и послушаний, которые требуют определенной профессиональной подготовки. В этой связи любой профессиональный навык может оказаться нелишним. Например, строительный — при возведении храма, юридический — при регистрации прихода, журналистский — в издательском деле, врачебный — в организации службы социальной помощи, педагогический — в работе воскресной школы.

В-четвертых, профессия преподавателя, врача или, скажем, писателя имеет большой вес в обществе и может помочь священнику в проповеди Слова Божия.

Польза Церкви, ближним и собственной душе

Случается и так, что человек просто не может не реализовывать данные ему Богом таланты. Они буквально рвутся из него наружу. Так случилось, например, с преподобным Иоанном Дамаскиным, которому духовник некоторое время для смирения запрещал писать поэмы и духовные гимны, пока не был самой Божьей Матерью вразумлен к тому, что препятствовать святому Иоанну не стоит и тот делает богоугодное дело.

Или более близкий к нам пример уже упомянутого святителя Луки (Войно-Ясенецкого), который был не только архиереем, но и подлинным мастером хирургии, спас тысячи жизней, написал множество научных трудов и привел ко Христу десятки тысяч коллег и своих пациентов.

Или ныне здравствующий иеромонах Фотий (Мочалов), победитель проекта «Голос», поющий для людей трогательные русские романсы, перемежая их с духовными песнопениями, самим своим присутствием на эстраде многих подвигнувший задуматься о месте Бога в своей жизни и о том, что современное эстрадное творчество может быть приличным и красивым.

Неужели человеку нужно «подрезать крылья» и запрещать заниматься каким-то интересным профессиональным делом, если это помогает ему раскрыться полнее и, возможно, даже придает дополнительные силы его основной деятельности в церковном клире? Если его деятельность дополнительно служит во мнении общества доброй славе Церкви? Если благодаря ей многие люди получают помощь и поддержку? Вряд ли это будет правильным решением.

Можно ли помочь священникам не отвлекаться на светскую работу?

В первом веке, когда у апостолов появилась необходимость разгрузить себя от мирских попечений и сосредоточиться на проповеди Евангелия, Церковью был основан институт диаконства. Диаконы были призваны «пещись о столах», то есть заниматься хозяйственно-административными обязанностями в общинах. Таким образом Церковь преобразовалась для того, чтобы успешно осуществлять свою главную функцию — спасение человеческих душ. Возможно, настало время для новой реформы?

Имеется в виду не изобретение очередного духовного сана, а предложение гораздо менее радикальное, которое уже высказывал митрополит Иларион (Алфеев) — перестроить зарубежные приходы по образцу греческих «церковных кварталов». В таком квартале рядом строятся четыре здания — храм, трапезная (дом священника), воскресная школа и доходный дом. Помещения последнего имеют отдельный выход в противоположную от храма сторону и сдаются в аренду уличным кафе, мастерским и магазинам. А на деньги, полученные за эту аренду содержится храм, воскресная школа и семья священника. Примерно так можно решить проблему храмов в диаспоре.

С сельскими храмами все несколько сложнее, но и для них можно что-то придумать, например, перераспределить в их пользу доход больших городских соборов или выделять сельским батюшкам единовременную епархиальную субсидию в виде недорогой машины, коровы и нескольких десятков куриц, чтобы они могли кормиться со своего хозяйства.

Специальности, которыми может и которыми не может заниматься священник

Представленный в проекте обсуждаемого документа список профессий-исключений можно разделить на три категории: безусловно правильные ограничения, ограничения, правильные с оговорками, и совсем неверные.

К безусловно правильным ограничениям следует отнести канонически запрещенные профессии — те, что связаны с ношением и применением оружия, ведением бизнеса, ростовщичеством, судейством и дознанием, а также ряд аморальных профессий, расписывать которые подробно не будем.

К тем, что могут быть ограничены с оговорками, — госслужбу, профессиональные занятия спортом, выступления на эстраде, в театре или кино, а также адвокатскую практику. Разве не может священник представлять в суде интересы обижаемого гражданина? Разве не вправе он, как настоящий пастырь, вступиться за него, если может? Чему могут помешать спортивные достижения отцов? Здесь все настолько ситуационно, что лучше бы оставить разрешение для клириков на такие профессии на усмотрение священноначалия, дающего персональное благословение в каждом конкретном случае.

Наконец, то, что смущает больше всего, — это запрет для священнослужителей заниматься любой медицинской деятельностью. Он явно не особенно продуман.

Во-первых, пример святых и Господа, а также Его слова свидетельствуют о том, что врачевание — это почетное, допустимое и даже желательное служение для священников.

Во-вторых, к тому нет канонических запретов. В Номоканоне, на который ссылаются авторы документа, приведенное ими правило о полной недопустимости кровопролития находится не в том месте и звучит совсем не так. На самом деле там написано следующее: «Пресвитер, монах врачуяй, или жилу секий, да есть празден священнодейства дний 7», то есть после операции неделю пусть не совершает священнодействий.

Опасность же невольного убийства, действительно служащая поводом для извержения из сана, для хирурга ничуть не больше, чем, скажем, для водителя, строителя, повара, электрика и любых других профессий, которыми мог бы заниматься священник. Кроме того, в строгом смысле, даже смерть больного на операционном столе почти никогда не означает врачебной ошибки хирурга. Хирурги работают бригадами, где каждый отвечает за свой маленький участок работы, а пациент к ним, как правило, поступает с тяжелыми повреждениями или с заболеваниями, которые сами по себе способны привести к его смерти.

В-третьих, непонятно, почему священнику должно быть запрещено заниматься врачебной практикой в широком смысле. Ведь кроме хирургов бывают еще и врачи-стоматологи, клинические психологи, отоларингологи и офтальмологи, лаборанты-фельдшеры, фтизиатры, педиатры, рентгенологи, медбратья и другие медицинские работники, работа которых практически никогда не может привести к смерти больного, а также ветеринары, которые в принципе не работают с людьми.

В-четвертых, как уже отмечалось выше, врачебная деятельность направлена на активное выражение веры действием, на помощь ближнему и может послужить еще и обращению пациентов врача-священника к Богу.

В-пятых, в Церкви уже очень много врачей-священников, что делать с ними? Да и историческая практика свидетельствует в пользу такого совмещения не только в лице святителя Луки Крымского, но и на примере врачевателей при больших монастырях и семинариях.

Более развернутые аргументы в защиту врачей-священников можно почерпнуть из статьи «Болящыя изцеляйте» священника Михаила Капчица, опубликованной на портале "Богослов.ру", который также считает, что этот пункт из списка нужно изъять.

Борьба с причинами вместо борьбы со следствиями

Само по себе появление подобного документа симптоматично и свидетельствует о том, что многие священники сегодня вынуждены совмещать свои обязанности в клире с профессиональными. И в этой связи, создание приемлемых условий для служения священников в сельской местности и в диаспоре предстает гораздо более важным, чем создание списка профессий, совместимых или не совместимых со священнослужением.

Возможно, все-таки настало время перераспределить церковные расходы в пользу устроения жизни священников, диаконов и церковнослужителей — пономарей, певчих и других храмовых работников, чтобы в наших храмах наконец стали появляться крепкие общины, а священники действительно освободились от мирских забот и совмещения профессий ради двух своих основных функций — принесения бескровной евхаристической жертвы и пастырского душепопечения.

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс