Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Проект документа «Акафист в молитвенной жизни Церкви»

16 января 2017 г.
Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия, на портале "Богослов.ru" и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.

Проект «Акафист в молитвенной жизни Церкви» создан комиссией Межсоборного Присутствия по вопросам богослужения и церковного искусства во исполнение поручения президиума Межсоборного Присутствия от 28 января 2015 года. Комментарии к проекту документа собираются аппаратом Межсоборного присутствия до 2 мая сего года.

 

АКАФИСТ В МОЛИТВЕННОЙ ЖИЗНИ ЦЕРКВИ

 I. Общие замечания

В современном молитвенном обиходе акафисты занимают весьма заметное место. Однако порядок использования акафистов за богослужением чрезвычайно разнится в различных местностях и не имеет общепринятого уставного порядка. Кроме того, в течение последних десятилетий введение в молитвенный обиход новонаписанных акафистов в силу обстоятельств эпохи почти не контролировалось церковной властью. Это обусловило хождение среди верующего народа многочисленных гимнов, не соответствующих по своей форме и содержанию Преданию Церкви.

II . Историческое введение

Акафист, или неседальное пение в честь Пресвятой Богородицы, возникновение которого возводится исследователями к рубежу V и VI веков — древнее молитвенное последование. Впоследствие к половине его строф были добавлены 144 воззвания, начинающихся словами ангельского приветствия Божией Матери: Радуйся, что стало самой яркой его особенностью.

Наличие «возрадований» выделило акафист из ряда древних многострофных кондаков, однако и сообщило гимну черты неповторимости — в течение многих веков акафист воспринимался как уникальный молитвенный текст, и даже величайшие византийские песнописцы не составляли гимнов по его подобию. До нашего времени в грекоязычных Поместных Церквях термин «акафист» относится только к первоначальному гимну в честь Божией Матери, но не к другим гимнографическим последованиям.

III. Акафист как жанр церковных песнопений

Появление первых дошедших до нас гимнов, подражательных акафисту Божией Матери, связано с исихастским возрождением XIV века. Сначала в Византии, а потом и у славян начали появляться «икосы, подобные акафисту». Некоторые из них — Иисусу Сладчайшему, святителю Николаю — находятся в молитвенном употреблении по сей день.

Первоначально акафист Божией Матери был связан лишь со службой Похвалы Пресвятой Богородицы, и в качестве компонента чинопоследования этого праздника он по сей день печатается в Постной Триоди. Однако со временем он стал использоваться и в личном молитвенном правиле, а в обителях Святой Горы есть обычай петь его на повечериях. В дониконовском русском церковном обиходе акафист Божией Матери входил в состав правила ко Святому Причащению.

Появление «икосов», становление акафиста как жанра привело и к постепенному переосмыслению места такого рода гимнов в молитвенной практике православных христиан. В XVI веке уже фиксируется обычай читать на личном молитвенном правиле акафисты сообразно дням седмицы — в понедельник Архистратигу Михаилу, во вторник Предтече Иоанну и т.д.

Со временем акафисты были включены и в молебные пения — во многих приходах и монастырях сложился обычай совершать молебен у чтимой иконы Божией Матери или перед мощами местного святого с пением акафиста. Начиная с середины XVIII века, число новосоставленных акафистов — сначала в честь святых, а позже и в честь Божией Матери ради явления Ее чудотворных икон, стало весьма значительным, так что потребовалось упорядочение их молитвенного употребления.

В течение XVIII – XIX веков сложилась практика, существующая и поныне, представлять новосоставленные акафисты на одобрение Священноначалия. Акафисты, не получившие такого одобрения, не могли быть напечатаны церковными издательствами.

Некоторые русские акафисты были составлены святыми угодниками Божиими — свят. Иннокентием, архиеп. Херсонским, прав. Иоанном Кронштадтским, сщмч. Аркадием, еп. Бежецким.

IV. Проблемы

Акафисты входят в личное молитвенное правило благочестивых мирян; распространен обычай многодневного чтения того или иного акафиста в качестве особого молитвенного подвига.

Однако, несмотря на весьма широкое распространение, акафисты остаются без уставной регламентации — действующие редакции Типиконов, как славянских, так и греческих, по-прежнему предполагают для общественного богослужения лишь Акафист в единственном числе — гимн, исполняемый в праздник Похвалы. Лишь в современных изданиях Требника в чине общего молебна появилась ремарка после кондака и икоса на 6-й песни канона о том, что «аще хощет иерей, чтет акафист».

В силу целого ряда причин акафисты находят гораздо более широкий отклик среди молящихся. Среди этих причин — и бо́льшая простота структуры акафиста по сравнению с каноном, и бо́льшая доступность текстов акафистов сравнительно с канонами и полными службами, и более простой язык, которым написаны большинство акафистов. Особенно сильное влияние на выбор в пользу акафистов оказывает обычай пения акафистов, когда кондаки и повествовательные части икосов читаются священником, а возрадования поются, зачастую всеми молящимися. Ощущение соучастия в богослужении, привнесение и своего молитвенного труда в общую молитву привлекают к такому исполнению акафистов прихожан многих храмов и монастырей.

Однако сравнительная простота акафистов не должна заслонять от молящихся накопленные столетиями сокровища православной гимнографии. Пастыри должны побуждать молящихся полнее знакомиться с вдохновенными канонами и стихирами, многие из которых созданы великими святыми подвижниками.

V. Определения

Священный Синод, признавая целесообразным упорядочение молитвенного употребления акафистов, определяет:

1. Призвать чад Церкви употреблять на молитве те акафисты, которые выдержали проверку многовековым молитвенным опытом Церкви, а из вновь написанных, – получившие одобрение Священного Синода.

2. В случае, если употребление акафистов на конкретном приходе вошло в обычай, рекомендовать исполнение акафиста в одном из следующих мест суточного богослужебного круга:

  • на вечерне: после «Сподоби, Господи» и главопреклонной молитвы;
  • на повечерии: после славословия и Символа веры;
  • на утрене: после кафизм или после 6-й песни канона;
  • на молебне: перед Евангелием.

3. Издательству Московской Патриархии надлежит издать сборник образцовых текстов акафистов, имеющих одобрение Священноначалия, с тем, чтобы впредь церковные издательства сообразовывались с этим сборником при публикации акафистов.

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (15)

Написать комментарий
#
8.03.2017 в 10:01

.................................... Комментарий словами Иисуса Христа:

..... "Вожди слепые, оцеживающие комара (содержание Акафистов), а верблюда (факты содомизма священников, монахов, архипастырей) поглощающие!" [Мф. 23.24].

..... P.S.

..... Если слова Иисуса Христа не вразумляют, тогда что или кто вас может вразумить?!

Мирянин

08.03.17г.

Ответить

#
6.03.2017 в 20:58


Два догматических пожелания в отношении содержания
акафистов:



1. Недопустимости составления акафистов в честь святых
предметов, потому что акафист будучи одной из форм молитвенного обращения,
всегда адресован личности, но не предмету, пусть даже и святому. Например, неприемлемым
с догматической точки зрения, на мой взгляд, является «Акафист пречестному
Поясу Пресвятой Богородицы» с припевом-херетизмом «Ра́дуйся, по́ясе пречестны́й» и др. Аналогично проблемным является «Акафист
Живоносному Гробу и Воскресению Господню» с припевом «Ра́дуйся, живоно́сный гро́бе, из него́же Христо́с воскре́се!». Пояс
или гроб, или другой священный предмет – это не личности, с ними нельзя
вступить в диалог, они не могут радоваться, даже если они получили освящение
через Божественное воздействие. На основании таких акафистов православных могут
совершенно справедливо осудить представители других конфессий и аргументировано
обвинить в фетишизме и даже в криптоязычестве. Помимо приведенных двух
примеров, думаю, что существуют и другие акафисты в честь святынь, которые, на
мой взгляд нужно изъять из употребления.



2. Молитвенное воззвание «Аллилуйя» - это, по исходному смыслу
еврейского слова, хвала именно Богу и не может быть направлена к людям. Если мы
адресуем «Аллилуйя» людям, то мы исповедуем их Богом, что, разумеется,
недопустимо. К сожалению, в акафистах очень часто встречаются такие ошибки,
например, в том же Акафисте пречестному Поясу Пресвятой Богородицы: «По́яс Тво́й Фоме́ предаде́ Богоро́дице, к
Сы́ну Твоему́ восходя́ще, и чрез о́наго же я́ко че́стен да́р и бла́г
исполне́ние его́ на́м оста́вила еси́ Всепе́тая, пою́щим и вопию́щим Ти́:
Аллилу́ия
».



Акафист Честному и Животворящему Кресту Господню с припевом «Ра́дуйся,
животворя́щий Кре́сте Госпо́день» и др. в этом плане является пограничным
текстом. По содержанию он также относится к разряду молитвословий обращенных к
священным предметам, но отчасти данная проблема снимается тем, что многие
святые отцы оговаривали, что молитвенное обращение ко Кресту должно понимать
как обращение ко Христу.



Акафисты в честь церковных праздников (из тех, что мне
известны), с этой точки зрения, вполне приемлемы, так как воспевают именно участников
празднуемого события, а не предметы.

Ответить

#
Свящ. Михаил Асмус, Россия, Москва
2.03.2017 в 22:12

1.
Общие замечания



а) Нет четко выраженных целей, которые ставят перед собой
составители документа. Хотят ли они этим документом остановить составление и
запретить употребление плохих акафистов, или запустить механизм церковного
цензурирования акафистов? В результате недосказанности и обтекаемости –
половинчатость в резулятивной части.



б) Нет ясного понимания, о какой Церкви идет речь в
заглавии. В документе упоминаются грекоязычные Поместные Церкви (давно живущие
не по Савваитскому уставу, а по Типикону Великой Церкви), обычаи Святой горы
Афон (живущей по своему собственному изводу Савваитского устава), а проблемы и
определения, которые касаются только Русской Церкви, представлены как
общецерковные. Это явное превышение юрисдикции: необходимо сужение заглавия и
решений до канонических пределов Русской Церкви. Заголовок мог бы быть
следующим: «Упорядочение исполнения акафистов в общественном и частном
богослужении в Русской Церкви».



в) Каноническая несуразность: комиссия Межсоборного
Присутствия готовит определение Священного Синода. Если вопрос не стоит
вынесения на Архиерейский Собор, то для его исследования достаточно
соответствующей профильной Синодальной богослужебной комиссии. Отсюда же
вытекающая недосказанность: акафисты местночтимым святым, почитание которых
находится в компетенции местной архиерейской власти, подлежат или не подлежат
контролю со стороны центральной церковной власти? Или достаточно благословения
правящего архиерея для напечатания и употребления текстов месточтимым святым?





2.
Частные замечания.



а) В истории создания первого Акафиста Богородице
приводится лишь одна и притом далеко не самая убедительная из научных гипотез –
о последующем добавлении херетизмов к нечетным строфам гимна. Жанр кондака, к
которому аппелирует эта гипотеза, требует одного припева ко всем строфам, а
акафист изначально составлен так, что все нечетные строфы оканчиваются, как и
проимион, припевами в честь Богородицы, в то время как четные – припевом
Аллилуия («Хвалите Бога»), относящимся к Богу.



б) Неточность во фразе о величайших византийских песнописцах:
у преп. Романа Сладкопевца всё-таки имеется кондак по подобию (стихотворному
размеру) акафиста, точнее его полной строфы – это кондак «На искушение Иосифа»,
он же использовал череду херетизмов в первом икосе своего кондака Благовещению,
но полных подражаний Акафисту в древнем периоде, действительно, не находится.



в) В четвертом
разделе в число проблем попало не только отсутствие уставных указаний
относительно исполнения акафиста, но и исполнение акафистов в домашних правилах
и доступность жанра для молящихся – это либо логическая ошибка, либо намек
авторов документа на нежелательность этих явлений. Необходимо определиться. Нерешаемой
задачей является предписание пастырям побуждать верных знакомиться с
вдохновенными стихирами и канонами – все прекрасно знают, как за богослужением
от кафедральных соборов и до многих монастырей сокращаются эти самые
вдохновенные каноны и стихиры.



г) В определениях не определены механизмы определения «тех акафистов, которые выдержали проверку многовековым
молитвенным опытом Церкви» (п. 1). Формулировка неудовлетворительная. Не
понятно, что означает «образцовые акафисты» (п. 3): единственно допущенные к
употреблению или представляющие собою некие новые в сравнении с Акафистом
Богородице образцы, сообразуясь с которыми могут быть составлены и напечатаны
новые акафисты.



д) Относительно исполнения акафиста на вечерне,
представляется более удачным место, определенное для молебного богородичного
канона или молебного пения в Святогорском уставе – после «Ныне отпущаеши» (М.,
2002. С. 25-27): в этом случае гимнография дня не будет разорвана акафистом, а
в тропарях по «Отче наш» и в отпусте вечерни можно с легкостью соединить
дневные памяти с памятью святого, которому поется акафист.



е) Текст требует литературной
правки: «порядок… не имеет… порядка» (раздел 1, фраза 2), «выделило из ряда…
однако и сообщило… черты неповторимости» (раздел 2, абзац 2, фраза 1) и т.п.
Необходимо уточнить терминологию: несколько раз в тексте акафист назван
«последованием» (надо – гимнографическим сочинением, или текстом, или жанром).

Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
27.02.2017 в 22:36
Мой официальный отзыв

Следует обратить внимание ещё на такие проблемы:

1. Догматическая неточность и небезупречных некоторых текстов акафистов, даже официально общепризнанных и давно употребляемых. Например, в акафисте свт. Николаю:

"Ра́­дуй­ся, пи́­ще и от­ра́­до к те­бе́ при­бе­га́ю­щих; ра́­дуй­ся, хле́­бе неснеда́емый а́лчущих" (икос 5).

"Ра́­дуй­ся, от бе́зд­ны гре­хо́в­ныя че­ло­ве́­ки избавля́яй; ра́­дуй­ся, в бе́зд­ну а́дскую сатану́ вверга́яй.

Ра́­дуй­ся, я́ко то­бо́ю дерз­но­ве́н­но бе́зд­ну ми­ло­се́р­дия Бо́­жия при­зы­ва́­ем; ра́­дуй­ся, я́ко то­бо́ю от по­то́­па гне­ва из­ба́вль­ше­ся, мир с Бо́­гом обрета́ем" (икос 7).

"Ра́­дуй­ся, вся́­ких ис­це­ле́­ний ис­то́ч­ни­че" (икос 8).

"Ра́­дуй­ся, бра́шно неги́блющее а́лчущим пра́в­ды; ра́­дуй­ся, пи­тие́ не­ис­чер­па́е­мое жа́ждущим жи́з­ни... ра́­дуй­ся, я́ко то­бо́ю жизнь ве́ч­ную ка́ющиися получа́ют" (икос 10).

"Ра́­дуй­ся, я́ко то­бо́ю от ве́ч­ныя сме́р­ти сво­бож­да́­ем­ся; ра́­дуй­ся, я́ко то­бо́ю без­ко­не́ч­ныя жи́з­ни спо­до­бля́ем­ся" (икос 12).


Т. е. свт. Николаю усвояется то, что на самом деле относится ко Христу. Православно понимать эти тексты можно только с мысленной оговоркой. Что, конечно, ненормально для священного текста, смущает совесть и вводит в заблуждение богословски неграмотных.

Итак, даже официально общепризнанные и давно употребляемые акафисты нуждаются в догматической цензуре и переработке.

2. При употреблении акафиста и особенно при увлечении акафистами происходит перенос акцента молитвенного обращения с Бога на святых, вопреки богослужебной традиции Церкви, где основное место занимает обращение к Богу, а обращение к святым – сопутствует. В акафисте же основной объём составляет обращение к святому. Что противоречит принципу служения Богу и неполезно с назидательной точки зрения. Т. к. народ и без того склонен к язычеству и языческому отношению к святым, предпочитая обращаться вместо Бога преимущественно к святым.

Поэтому представляется целесообразным не развивать, а ограничивать акафистное творчество и употребление акафистов. В контексте суточного круга богослужения следует ограничиться каноническим акафистом Пресв. Богородице.

В частном же порядке и в контексте молебна вне суточного круга допустить лишь ограниченное число акафистов, прошедших церковную цензуру. Причём, в цензуре и переработке нуждаются даже некоторые официально признанные и давно употребляемые акафисты (как, например, свт. Николаю), как содержащие догматически неточные и небезупречные выражения.

Следует рекомендовать предпочтительность перед акафистами богослужебных текстов, обращённых преимущественно к Богу и входящих в состав богослужебного устава. Таких как Псалтирь, каноны, богослужения суточного круга и молитвы из них. Как более назидательных и более соответствующих принципу служения Богу.
Ответить

#
7.03.2017 в 23:57
Батюшка, благословите. Как мне кажется - Ваши опасения относятся лишь к случаю, когда акафист читается человеком не то что "богословски неграмотным", а и просто веры своей не знающим, или имеющим полуязыческое сознание.
Но ведь акафист "рассчитан" на другую аудиторию. Акафист, как и всякое церковное последование - это молитва православного человека.

И слова акафиста произносятся исходя из православной "базы" - это не "ментальная оговорка", а именно православная "база", православное понимание того, в чём заключается благодатная помощь святых. Православный человек "по умолчанию" понимает, что молитвами святых нам подаются Христовы дары, Христова благодать.
И, соответственно, при этом понимании, во всех приведённых Вами строчках акафиста нет никаких недоумений и соблазнов.
Везде, где сказано "тобою" - имеется в виду "молитвами твоими". И "от бездны греховныя избавляяй" - молитвами твоими. И "всяких исцелений источниче" - благодатию Христовою (разве тот, у кого "из чрева потекут реки воды живы" - не может называться источником?)

Вот каноническая служба Успения - в тропаре говорим Божией Матери: "избавляещи от смерти души наша". Согласно логике Вашего сообщения, можно подумать, будто это неправильно - ведь от смерти души наши избавляет Христос . Но в тропаре пояснено: "молитвами Твоими избавляеши от смерти души наша".
Однако, не будем же мы требовать детальных пояснений в каждой гимнографической фразе. А то уж это будет не богослужебная поэзия, а громоздкий школьный трактат.

> При употреблении акафиста и особенно при увлечении акафистами
> происходит перенос акцента молитвенного обращения с Бога на святых.


В любой канонической минейной службе святому преобладает акцент на молитвенном обращении именно к святому. Практически все молитвословия Минеи в этом случае обращены к святому - кроме ирмосов, богородичнов и, может быть, нескольких тропарей.
Это практика Церкви (при чём, как видится, по факту безальтернативная) - и гимнографы, в том числе святые, очевидно, не считали, будто это несёт опасность "создания самостоятельного культа" святого. А уж им ли не доверять.
Ответить

#
8.03.2017 в 00:04
PS
С тем, что всякий новый акафист (да и некоторые из уже существующих) должен проходить тщательную проверку с точки зрения богословской и канонической верности, с точки зрения уместности риторических фигур, образов, метафор - совершенно искренне согласен.
Ответить

#
Илья Бей, Украина, Запорожье
24.02.2017 в 16:24

Первым побуждением у меня было написать, что до тех пор, пока в РПЦ и УПЦ утреня служится вечером, а литургия[1] – до обеда, обсуждать подобные документы бессмысленно.

Однако на самом деле авторы документа затрагивают сразу три важных проблем: проблему богослужебного языка, проблему «витийствования словес» и проблему отсутствия у нас специального «приходского» устава.

1. Авторы прямо указывают, что акафисты более понятны верующим, чем основная масса богослужебных текстов, но, увы, причины не раскрывают. Сделаю это за них. Первая причина заключается в непонятности церковнославянского языка не только верующим, но и духовенству. Ни для кого не секрет, что большая часть акафистов написана на русском языке, который лишь слегка и весьма поверхностно покрыт патиной старины. Это практически современный язык как по лексике, так и по грамматике. В этом акафисты, конечно, выигрывают.

2. Однако церковно-славянским текстам характерна не только рафинированность богословской мысли, усложняемая далеким от нас синтаксисом, заимствованным из древнегреческого, но и некоторое количество неудачных переводов, которые отнюдь не делают гимнографию удобовразумительной.

3. Последнее, но главное замечание. Не будучи специалистом в этом вопросе, из курса литургики я, тем не менее, помню, что в Византии сосуществовало несколько уставов, среди них был устав Великой Церкви (т. е. кафедрального собора Константинополя), устав приходского богослужения и разные монастырские уставы. Основное отличие между монастырскими и приходскими уставами заключалось в ориентации на разные группы верующих. Тогда как у монахов посещение богослужения было основным занятием в жизни, богослужения были долгими, большинство текстов на них читалось. У этой группы было и время, и возможность, и желание вслушиваться в глубину богословской мысли, выражаемой в гимнах.

Верующие приходских храмов могли позволить себе посещение храма в воскресенье и в большие праздники. При этом предполагалось, что прихожане активно участвуют в богослужении. Лично мне в наши дни доводилось это наблюдать в Словакии, где перед каждым лежит «Великий сборник» с основными текстами богослужений, в котором все прекрасно ориентируются, и большая часть прихожан прекрасно подхватывает за «кантором» (запевалой) любой глас, причем различаются напевы стихир, ирмосов и тропарей. У нас же верующий остается в роли пассивного созерцателя и слушателя, который под пение хора молится о чем-то своем (и, фактически, отдельно от всех, телесно пребывая в собрании).

Итак, в попытке формализировать чтение акафистов я вижу попытку отчасти (но, во-первых, лишь отчасти; во-вторых, неосознанно) вернуться к практике проводить богослужения по «приходскому уставу». Увы, для нынешнего переходного момента выбраны не самые подходящие тексты, которые, как справедливо замечают авторы документа, должны пройти строгий отбор.

С моей точки зрения, невозможно обходиться полумерами. Необходимо созвать постоянную комиссию литургистов, которая должна разработать несколько вариантов приходского устава, а эти варианты, в свою очередь, должны быть внедрены на нескольких приходах, а то и в нескольких епархиях. И через пару поколений эти усилия должны принести какой-то результат. Однако в современных реалиях я хоть и могу представить себе «новоуставный» приход, но вот «пилотную епархию» – уже не в силах.


[1] В дневном богослужебном круге литургия помещена между 6-м и 9-м часами. Однако это время ближневосточное, зависящее от продолжительности светового дня, разделенного на 12 частей. Здесь 6-му часу соответствует наш полдень, а 9-му часу – примерно 15 часов нынешнего времени. Таким образом, литургия ДОЛЖНА по действующему уставу совершаться ПОСЛЕ полудня. А о том, когда должна совершаться утреня, понятно и из названия.

Ответить

#
21.02.2017 в 01:39
Безусловно, необходимо унифицировать список
акафистов, допустимых к чтению мирянам. Однако, стоит ли упрощать молитвенную
жизнь христиан, внедряя акафисты в уставное богослужение, если они обладают «бо́льшей простотой структуры …
по сравнению с каноном, и бо́льшей доступностью текстов ...»? На мой взгляд, акафист приемлемо совершать вне
уставного богослужения
, как самостоятельное молитвословие перед
иконой/мощами какого-либо святого. Зачем поддерживать что-то неправильное,
упрощающее богатое наследие церковного предания, даже если это годами
закрепилось в практике каких-то приходов? Непонятно!
Мне гораздо ближе позиция свт. Афанасия (Сахарова): «Вы знаете, что я
согласен с Вами во взгляде на акафисты. Большинство из них «модерн» в худом
значении этого слова. Но если бы среди них нашлись действительно хорошие, я не
возражал бы против разрешения их к церковному употреблению, только в дополнение
к основным частям богослужения, а не в замену их. К сожалению, хороших акафистов
у нас почти нет».
Ответить

#
20.02.2017 в 16:20
Безусловно, упорядочить богослужебное употребление акафистов необходимо. Но при этом желательно было бы сделать особый упор на то, что употребление их не должно обеднять богослужение в результате пропорционального сокращения традиционных его составляющих, таких как чтение Псалтири или канонов.
Предлагаю внести в раздел определений документа дополнения, указывающие на недопустимость таких сокращений:
  • на вечерне: после «Сподоби, Господи» и главопреклонной молитвы; при этом не должно сокращать вечерню за счёт кафизмы, паремий или стихир;
  • на повечерии: после славословия и Символа веры; при этом акафист не должен заменять собой канон;
  • на утрене: после кафизм или после 6-й песни канона; при этом добавление акафиста не должно сокращать объём чтения Псалтири или канонов;
  • на молебне: перед Евангелием; при этом из молебна не должно удаляться чтение канона.

Вообще же одной из причин популярности акафистов является угасание практики чтения канонов на молебнах, что приводит к неоправданному сокращению молебна до краткого последования, которое невозможно совершать без участия священника. Следовало бы на практике возвратить канон в состав молебна, что позволило бы восполнить недостаток в способах молитвенного обращения ко Господу и святым по особым случаям и при этом не понижался бы уровень церковной литургической культуры.

Ответить

#
17.02.2017 в 14:35
У нас такая практика, если священник в Воскресный день служит на другом приходе, то прихожане читают акафист сами, тому святому или празднику в честь которого посвящен храм.
Ответить

#
20.01.2017 в 12:22
Проект по сути предписывает увеличение продолжительности богослужения примерно на полчаса. И это на фоне постоянного его сокращения в чем только можно (кафисмы, стихиры, тропари канонов). Что будем иметь в итоге? Указанные места служб будем еще более сокращать ради акафистов?
И это вместо того, чтобы начать работу по всестороннему повышению литургической грамотности прихожан. Вместо того, чтобы помочь людям войти в богослужебную традицию Православия.
Напомню очень верный отзыв архим. Киприана (Керна) об акафистах. Жаль, что их не принимают во внимание составители данного Проекта.
"Внебогослужебное употребление акафистов для домашнего, келейного молитвенного правила, конечно, не может быть возбранено, хотя надо было бы пожелать, чтобы душа верующего и его эстетическое церковное чувство питалось больше чистой поэзией псалмов, стихир, или (о! если бы удалось восстановить) древних кондаков, чем убогих по содержанию акафистов, составленных часто лицами малоцерковными и богословски безграмотными. Но уже замена акафистом кафизм Псалтири, как это – увы! – часто делается, является просто насилием над уставом, литургической безграмотностью и эстетическим безвкусием". https://azbyka.ru/otechnik/Kiprian_Kern/liturgika-gimnografija-i-eortologija/2_9_2
Ответить

#
21.01.2017 в 13:04
Вообще-то: "В случае, если употребление акафистов на конкретном приходе вошло в обычай, рекомендовать исполнение акафиста в одном из следующих мест суточного богослужебного круга."

это предписанием невозможно назвать. А на приходе батюшка с прихожанами решат когда служить -- раз в год на престол или по иному событию, раз в месяц в силу удалённости храма или раз в неделю отдельно выделенным днём, или по желанию келейно (на домашней молитве).
Ответить

#
17.01.2017 в 22:11

Святитель Игнатий (Брянчанинов)


О молитве:


/Молитвенное чтение акафиста Сладчайшему Иисусу, кроме собственного своего достоинства, служит превосходным приготовлением к упражнению молитвою Иисусовою, которая читается так: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного . Эта молитва составляет почти единственное упражнение преуспевших подвижников, достигших в простоту и чистоту, для которых всякое многомышление и многословие служит обременительным развлечением. Акафист показывает, какими мыслями может быть сопровождаема молитва Иисусова, представляющаяся для новоначальных крайне сухою. Он на всем пространстве своем изображает одно прошение грешника о помиловании Господом Иисусом Христом, но этому прошению даны разнообразные формы, сообразно младенчественности ума новоначальных. Так младенцам дают пищу, предварительно размягченную.


В акафисте Божией Матери воспето вочеловечение Бога Слова и величие Божией Матери, Которую за рождение Ею вочеловечившегося Бога ублажают вси роди (Лк. 1, 48). Как бы на обширной картине, бесчисленными дивными чертами, красками, оттенками изображено в акафисте великое таинство вочеловечения Бога Слова. Удачным освещением оживляется всякая картина — и необыкновенным светом благодати озарен акафист Божией Матери. Свет этот действует сугубо: им просвещается ум, от него сердце исполняется радости и извещения. Непостижимое приемлется, как бы вполне постигнутое, по чудному действию, производимому на ум и сердце./

Ответить

#
17.01.2017 в 20:49
Было бы хорошо, чтобы вместе с определениями, регламентирующими употребление акафистов, были внесены в документ, выработанные совместно со специалистами в церковной гимнографии, и некие правила или рекомендации составителям и епархиальным комиссиям (они ведь первые столкнутся с этим).

Например (навскидку):
1) Акафист должен быть выдержан в контексте прославления Бога и Его спасительного Промышления.
("Дивен Бог во святых своих" [http://bible.optina.ru/old:ps:067:36],
"вся во славу Божию творите" [http://days.pravoslavie.ru/Bible/B_1_kor10.htm]).
2) Акафист является воспеванием христианских достоинств и добродетелей, научающим этому и верных через упоминание событий жития и свидетельств молитвенной помощи, а не простым изложением жития.
3) Что касается "структуры" акафиста. Так как он начинается и заканчивается первыми кондаком и икосом, то эти икос и кондак должны гармонично сочетаться с произведением в целом. Возможно, существует и должна отражаться "внутренняя логика" акафиста в виде ступеней восхождения к совершенству (подобно заповедям блаженств).
Ответить

#
Шкипер
16.01.2017 в 20:36
Сразу же вопрос: почему стало проблемой наличие многообразия акафистов?
Оговорюсь - я не про те творения, где восхваляют сомнительных личностей, почитаемых у раскольников, а про те, где чувствуется вкус и редакция, согласные Св.Писанию и Св.Преданию.
"""Однако сравнительная простота акафистов не должна заслонять от молящихся накопленные столетиями сокровища православной гимнографии. Пастыри должны побуждать молящихся полнее знакомиться с вдохновенными канонами и стихирами, многие из которых созданы великими святыми подвижниками."""
К сожалению, в нашей приходской жизни часто встречается полное отсутствие интереса, не только к сокровищам гимнографии, но и к основопологающим догматам и канонам.
Регламентирование практики акафистов, как средство побуждения интереса прихожан к гимнографии, для меня сомнительная мера.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс