Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Схииеромонах Селафиил – учитель неперестающей любви

13 октября 2016 г.
ХХ век принес Православной Церкви целый сонм святых. Тысячи верующих засвидетельствовали свою веру если не кровью и исповедничеством, то твердостью и терпением. Свой вклад в число прославившихся твердым стоянием за Христа внесла и Молдавская Православная Церковь. Личности одного праведника, жившего в тяжкие времена советских гонений и претерпевшего все их до конца, посвящен доклад иеромонаха Иосифа Павлинчука, прозвучавший на конференции в Бозе.

В Молдавской Православной Церкви многие архиереи, священники, монахи и миряне прославились духовными подвигами, милостынею, святостью жизни, воздержанием, любовью. Особенно в ХХ веке сотни, если не тысячи верующих засвидетельствовали свою веру кровью и исповедничеством, твердостью и терпением. Гонения, понесенные за веру, за правду, за человеческое достоинство, только укрепили некогда слабые жертвы, подпавшие под жернова репрессивной советской машины. Как золото проявляется в огне, как любовь раскрывается в скорбях и искушениях, так святые познаются в гонениях. Среди сонма еще не прославленных новомучеников и исповедников ХХ века[1] особое место занимает старец Селафиил Ново-Нямецкий или Кицканский[2].

Краткая биография

Схииеромонах Селафиил, в миру Киприан Киперь, родился 1 сентября 1908 года в селе Рэкулешты Криулянского района в бедной крестьянской молдавской семье. Первое воспитание он получил в родительском доме, под наблюдением благочестивой матери, которая никогда не пропускала воскресных служб. Отец «немного выпивал», и с ним «не складывалась беседа о духовном», однако и он зорко следил за воспитанием сына и при необходимости строго наказывал. В трехлетнем возрасте младенец сильно заболел, дойдя почти до летаргического сна. Родные готовились уже к похоронам, как вдруг однажды ночью придя в себя Киприан попросил конфет. Это чудесное исцеление, поведанное ему в сознательном возрасте, о. Селафиил воспринимал как особый знак явления милости Божией, призывающий его к созерцательной жизни.

Впрочем, в детстве и подростковом возрасте он не отличался особым прилежанием и послушанием, раздражая иногда родителей и «благочестивых старушек», бдящих за порядком в храме. Окончив начальную четырехлетнюю школу, он продолжил работу на дому, помогая старшим в сельском хозяйстве. В 1932 году, по окончании военной повинности, юноша поступил послушником в Свято-Успенский Циганештский монастырь[3], расположенный в Кодрах Молдовы. Но недолго оставался он в этом монастыре. Через пару месяцев молодой Киприан перешел на послушание в Рождество-Богородичный Курковский монастырь[4]. Но и там он пробыл недолго, «около года», как будет сам вспоминать впоследствии. Следующим монастырем для него был Свято-Успенский Кэприянский[5]. В этой обители он провел чуть больше 3 лет. Среди нескольких послушаний ему было поручено в том числе присматривать за подростками и детьми, живущими при монастыре. Юноши были разбалованы и дерзки, из-за чего новоначальному Киприану приходилось их часто наказывать. Этот метод воспитания ему совсем не нравился и он нередко помышлял, как бы избежать неугодного его душе бремени. «Разве для того оставил я мир, чтобы наказывать чужих детей? – рассказывал отец Селафиил. – И вот однажды ночью, взяв с собой только самые необходимые вещи, я ушел в Драгомирну»[6]. В Драгомирнском монастыре было доброе монашеское устроение, а также хорошо налажена материальная база. Старец удивлялся, что здесь кормили картошкой свиней, тогда как в предыдущих обителях ее часто не хватало даже братии.

Но недолго он провел и в этой обители. Примерно через год, по запросу Кэприянского настоятеля, послушника Киприяна попросили вернуться обратно. Чтобы не повторять подобных перебежек, в 1938 году он был пострижен в монашество с именем Серафим. В 1944 году он был рукоположен в сан иеродиакона митрополитом Бессарабским Ефремом (Енакеску), а уже в следующем 1945 году был арестован и осужден на 5 лет (ИТЛ) по 58 статье УК СССР[7]. В 1950 он освободился, однако вернуться на родину удалось только после смерти Сталина в 1953 году. С этого года он обосновался в Сурученском монастыре[8], где неофициально настоятелем был молодой иеромонах Иосиф (Гаргалык) (1921-1998), впоследствии в 1959-1962 годах настоятель Ново-Нямецкого монастыря. По ходатайству последнего и благодаря доброй характеристике от Котовского благочинного Одесской епархии, в 1954 он был рукоположен в сан иеромонаха архиепископом Нектарием (Григорьевым) (1902-1969). В 1959 году Суручанский монастырь был ликвидирован и братья, пожелавшие продолжить монастырскую жизнь, перешли в Ново-Нямецкую обитель. Но и в этом монастыре ему не суждено было долго оставаться. Через 3 года монастырь закрыли, а братию кого выселили, кого напугали, кто сам выехал к родным или в другие монастыри Украины, России или Греции. О. Селафиил выехать никуда не смог и с 1962 года переехал к родственникам в родное село, поселившись в маленькой коморке. В 1997 году вернулся в Ново-Нямецкую обитель и через несколько дней был пострижен архимандритом (впоследствии стал епископом) Доримедонтом (Чекан) в великую схиму, получив при постриге имя Селафиил, в честь архангела. Последние 20 лет о. Селафиил провел в слепоте телесной. Это испытание он принял спокойно, как и все то, что случалось с ним ранее, на протяжении его многострадальной жизни. Скончался старец 19 июня 2005 года и был погребен на монастырском кладбище. Неугасимая лампада горит на его могиле как знак глубокого почитания и любви к нему со стороны братии и прихожан[9]. 

Сохранилось несколько интервью с отцом Селафиилом, записанные иеромонахом Саватием (Баштовым)[10] в 2000-2003 годах. Из этих записей мы постараемся изобразить своего рода картину мыслей, которая позволит понять глубину и силу его внутренних духовных переживаний.

Воспоминания из Гулага

Отец Селафиил нечасто вспоминал о годах, проведенных в советских лагерях; только когда его спрашивали. В этих воспоминаниях не чувствовалось озлобленности или грусти, или ропота, от рассказов всегда веяло спокойствием и благодарностью Богу. Если ему задавали провокационные вопросы, указывая на его подвиг исповедничества, он всегда отшучивался: «Да, гонения, скажу тебе, были. Верующих всегда гнали. Но мы не должны этого бояться. Веру нужно хранить в таком виде, в котором мы приняли от Святых Отцов». И далее рассказывал о гонениях на Церковь во время христологических споров, запомнившихся ему из Патерика. «Приходилось мне общаться с сектантами в лагере (возможно, с иеговистами или харизматами, которые отрицали Божество Иисуса Христа и не почитали Креста; они осуждались советскими законами за отказ служить в армии – прим. авт.). С ними легко было поссориться. Но я им говорил: не нужно нам враждовать. И ты, и я отбываем наказание, лучше поговорим мирно о нашей вере. Если ты говоришь, что твое вероисповедание истинно – храни его, отнимать не буду. Но и я не могу отказаться от своей веры. Как можешь говорить, что Святой Константин Великий был первым антихристом, ибо понуждал людей поклоняться Кресту? Крест, он имеет силу и действо. Господь показал его Животворящим, чудодейственным. Константин освободил мучеников из заключений, разрешил созидать и восстанавливать христианские храмы, креститься, как можем мы его называть антихристом? Но они имеют свою точку зрения»[11].

«Я был осужден на 5 лет, потому что вел пропаганду, то есть общался с двумятремя знакомыми о нашей вере. И когда меня уже выпустили, было это в 50 году, в Челябинске, на родину мне не позволили вернуться. Спрашиваю: почему нельзя вернуться в родные края? Ответ: Вы были осуждены за религиозную пропаганду, мы хотим покончить с религией и желаем, чтобы Вы больше не проповедовали»[12].

«Вопрос: Как к Вам относились в лагере?

Ответ: Как в лагере. Вначале обокрали, отобрали хорошую одежду, но жаловаться было нельзя. Если сообщал, то еще мог получить несколько кулаков в спину или даже по голове. Что можно было сделать? Нужно было терпеть. И вот когда вернулся, то уже здесь вызывали меня дважды в НКВД (вернее, в отдел КГБ, так как НКВД было упразднено в 1946 году и заменено на МВД – прим. авт.), ночью вызывали. От этого я очень пугался, потому что увозили в полночь в полной секретности. Первый раз со мной беседовал один сотрудник органов. Расспросил, кто я, чем занимаюсь, документы лагерные были переданы напрямую им. Я все подробно о себе поведал, о родителях. Затем было сличение моих показаний с данными из родительского села, все совпало, сомнения отпали. Второй раз вызвали меня также ночью. Со мной беседовали уже 5-6 агентов. Был среди них и майор, возможно, начальник их. Сидели они все за круглым столом. Кроме начальника, все остальные были молдаванами. И спросили меня: «Вот мы тебе предлагаем деньги, одежду, дадим чего захочешь – в обмен еженедельно будешь доносить нам, какие беседы ведутся среди людей». Я подумал про себя: как буду выдавать христиан? Столько пострадал и теперь служить этим врагам? Им отвечаю: «работаю в основном я один, ни с кем не общаюсь, да и на русском слабо говорю». «Среди них есть и молдаване»,  отвечают мне. «Есть и молдаване, говорю я себе, но не буду этим заниматься». Еще долго меня уговаривали 3-4 часа, затем пошли угрозы: «Мы тебя обратно в лагерь отправим, если не желаешь нам помогать, сотрудничать». На это я им отвечаю: «Знаете, я лучше жил в лагере, чем в колхозе. Там я имел и кровать, и обед, кроме того меня еще охраняли, а здесь живу в палатке с собаками, сплю на сене и стерегу поля колхозные… Можете отправить обратно в лагерь, я его не боюсь». Услышав такие слова, майор попросил меня прочитать «Отче наш». В завершение беседы-допроса майор отпустил меня, сказав: «Возвращайтесь к своим обязанностям, однако никому не говорите, что вы были здесь и о чем мы говорили». Я сильно обрадовался, благодаря Бога: «Слава тебе Боже наш, слава Тебе»,  ибо и не мог подумать, что все так закончится. После этого меня отпустили и оставили в покое»[13].

В другой раз в беседе с иеромонахом Саватием (Баштовым) старец отвечал на вопросы.

«Вопрос: Были ли дни в лагере, когда Вы ничего не вкушали?

Ответ: Конечно. Еду давали, но разве то еда была? Черный хлеб и немного супа, но суп – только кипяченая вода. Как его можно было приправить? Съедали так. Доходило до того, что нас качало от бессилия. Наклонялись, а подняться уже не можем. Обратился я как-то к окулисту, так как на левый глаз стал плохо видеть. А она мне говорит: «Ничего страшного в глазу нет, это из-за плохого питания кровь не поступает в сетчатку глаза, но как освободишься и начнешь питаться нормально, все пройдет». Так и случилось, стал я снова видеть: и что нужно, и что не нужно,  шутил старец.

Вопрос: Сколько времени Вас так кормили?

Ответ: Все годы, проведенные в лагере.

Вопрос: Монашеское правило могли выполнять?

Ответ: Что помнил наизусть, то и читал. Молился в основном по пути на работу, во время работы, а иногда и ночью: когда все засыпали, я молился, крестился, по возможности даже поклоны удавалось класть.

Вопрос: Как Ваши ноги разболелись?

Ответ: Однажды замерз я почти полностью, двигаться больше не мог. В таком состоянии меня отвезли в госпиталь, и там я пролежал недели две. И о чудо! Не знаю, что сделал врач, но я пришел в себя, встал на ноги. Замерз я тогда здорово. Было слишком холодно, но прошли и те дни»[14]. 

Духовные наставления о. Селафиила

Ниже приведу несколько высказываний о. Селафиила о духовной жизни, о смирении, молитве, воздержании. «Старайтесь иметь добрые дела. Первое доброе дело – это смиренномудрие. Оно подается в молитве (Ср. Изречения египетских отцов (Апофтегмы). Систематическая коллекция 10, 129: «Трудом, смирением и непрестанной молитвой приобретается Иисус: все святые от начала до конца спаслись посредством этих трех (деланий)»). Прости меня Господи, ибо никакого блага не совершил на земле. Не смей думать, что превзошел кого-либо в творении добрых дел, ибо мы сами по себе не можем ничего доброго сотворить. Всегда умаляй себя, осознавая свою греховность. Прости меня Господи, ибо ничего доброго не имею и тяжко болен душею. Молясь так, получим прощение от Бога. Господь ожидает от нас милости и смирения»[15].

«Не делай зла, ибо зло никогда и никому не приносило пользы. Уклонися от зла и сотвори благо, взищи мира и пожени и (Пс 33, 15). Не осуждай никого. Оставь суд Богу, ибо осуждающий ближнего своего уподобляется антихристу, т.е. становится вместо Христа, потому что ему отдан суд, а не нам. Мы все люди грешные и не имеем права осуждать брата своего. Бог нас будет судить»[16].

«Нам, монахам, подобает иметь смиренномудрие, смирение и терпение, терпение Иова, кротость Давида и «любовь, которая никогда не перестает» (1 Кор, 13, 8.). (Эти слова старец говорил почти каждому приходящему к нему брату – прим. авт.) Да имеем молчание, чтобы не говорить ничего, относящегося к миру сему, но только о Божественном. Будем собирать Слова Божии, записанные в Патерике, в гимнах, посвященных Богородице, в творениях Святых Отцов. Это совершим, прибавляя еще размышление о смерти… Всегда в устах наших да пребывают эти спасительные слова: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного». Будем всегда говорить: Господи спаси меня, прости меня, ибо ничего благого не сотворих на земле… Если будем иметь страх Божий, никому зла не причиним»[17].

«Вопрос: Отче, сегодня много архиереев нарушают уставы святых Отцев и святых Апостолов, касающиеся отношения к иноверцам. Даже наш митрополит недавно ездил в Нью-Йорк и участвовал в одном мероприятии вместе с идолопоклонниками. Как нам не гневаться на них? Как не судить таких архиереев?

Ответ: Что мне ответить? Мы их изменить не сможем, ибо они, как и мы, знают, как должно быть. Мы же монахи, будем отвечать пред Богом о наших грехах; наше дело молиться, а они ответят о своих. Нас не будут спрашивать о действиях епископов, но о наших делах. Если будешь бороться с ними, себе навредишь: потеряешь покой, начнешь скитаться по дорогам, и можешь и молитву потерять. И что могу еще сказать? Вспомним еврейский народ. Сколько беззаконий творили они, сколько бесстыдного разврата, и даже идолослужение было, но когда настал день провести их через Красное море, Господь разделил воды, потому что любил этот народ, потому что они были избранники. Так и этих, Господь может их простить, Он Милостив и Щедр, и Он не желает смерти грешника. Будем молиться друг о друге и Господь знает, в чем каждый нуждается»[18]. Другой раз старец говорил: «Если они (Синод и епископы) будут говорить нам доброе, мы должны их слушаться, но если худое, мы не обязаны повиноваться, потому что у нас есть Закон Божий, которому следует покоряться». Это было сказано после того, когда преподаватели Кишиневской Духовной семинарии и братия монастыря не приняли назначения нового ректора, Тираспольского епископа, в 2001 году.

О причинах закрытия Ново-Нямецкого монастыря

Вопрос: Отче, в Вашей молодости были ли духовники и наставники у нас в Молдавии?

Ответ: Ох, не слишком много их было, время было тяжелое в духовном плане, как и сейчас…

Вопрос: Отче, какова причина закрытия монастыря? Какие поползновения были среди монашествующих?

Ответ: Отче, было много разного: и разврат, и пьянство, и дурь всякая…

Вопрос: Означает ли это, что и сейчас, если в монастыре случается разврат, его вскоре закроют?

Ответ: Видишь ли, отче, в наши дни еще не дошло до того падения, которое было при закрытии. Страшно что творилось здесь у нас в Кицканах. В одну полночь пошел я по келиям созывать на службу, так как по уставу именно в полночь начиналась полунощница и утреня, по пути встретился с настоятелем, и он мне сказал идти к такому и такому брату и разбудить их прийти на богослужение… Было это Великим Постом. Слух о закрытии монастыря уже прошелся среди братий. Подхожу я к келии, стучу. «Кто там?»  слышу. Отвечаю, кто я и зачем пришел. Голос из-за двери говорит мне: «Знаю, где твою место, убирайся». Я сильно испугался, так как еще свежо в памяти было воспоминание лагерной жизни. Отцу настоятелю сказал: «Отче, прошу тебя, больше не посылай меня к таким людями…» А они что творили? Сходились вместе в одну келию 5 или более человек, брали вино, приглашали девушек: и что там только не было... Настоящий Вавилон. Сохрани нас Боже от такого.

Вопрос: От пьянства нужно бежать?

Ответ: Да. В пьянстве найдешь всякую дурь. Слава Богу, в настоящее время такого нет, разврата нет. Но тогда, зачем вспоминать? Избави Боже. Нужно заметить, что никто из бывших насельников не остался в живых. Из всех братий только мы втроем: отец Сергий (Подгорный)[19], отец Варахиил (Плачинты)[20] и я доживаем свой век.

Вопрос: В случае, если снова будут гонения и община будет ослабевать, что делать верной братии? Собираться вместе или спасаться в одиночку?

Ответ: Время покажет, как нужно будет действовать… Господь совершит милость к верным Своим. Он позаботится, только и мы должны молиться. Господи, ты меня сотворил, Ты мя и помилуй. Матери Божией и всем святым должны молиться, ибо они ведают потребное для нас. Нет, я не боюсь новых гонений. Боюсь своих согрешений. Что бы не произошло, будем молиться Богу, ибо ему Единому известно, в чем мы нуждаемся[21].

Заключение

Неординарная, драматическая, но в то же время глубоко назидательная жизнь отца Селафиила. Его повествования по-детски просты и наивны, показывают нам его душу чистую, скромную, простую. В его размышлениях не прослеживается философских хитросплетений и умозрительной глубины богословских изысканий, но чувствуется отцовская любовь к чадам, желающая уберечь их от падений греховных. Он был поистине примером для братии, образом смирения, кротости и любви. Таким запомнился отец Селафиил всем, кто с ним общался или пересекался. Господь да упокоит его с праведными, а нас помилует.

Библиография:

1.     EȘANU (A.), EȘANU (V.), FUȘTEI (N.), Trecut si prezent la mănăstirea Căprianad in Basarabia. (Прошедшее и настоящее в Кэприанском монастыре Бессарабии) Chișinău, Editura Căpriana, 1997.

2.     GHIMPU (V.), Bisericile si mănăstirile mediaevale în Basarabia. (Средневековые храмы и монастыри в Бессарабии).Chișinău, 2000.

3.     GOLUB Valentin. Mănăstirea Curchi (Курковский монастырь). Orhei, 2000.

4.     MUNTEANU (I.), protodiacre, Inviatiidin Siberia de gheată (Воскрешие из ледяной Сибири). Kiev, ed. «Lumina lui Hristos», 2009.

5.     PAVLINCIUС Panteleimon. La vie monastique en Moldavie pendant la période soviétique: le monastère de Noul-Neamt (Монашество в Молдавии в советский период: Ново-Нямецкий моанстырь). Thèse de doctorat soutenue à l’EPHE Paris IV-Sorbonne, Décembre 2014.

6.     POSTICĂ (E.), PRAPORȘCIC (M.), STĂVILĂ (V.), Cartea Memoriei (Книга Памяти). IV volumes. Chișinău, Stiinta 1999, 2001, 2003 et 2005.

7.     Savatie Bastovoi, ieromonah. Parintele Selafiil – celorb de la Noul Neamt. Dragostea care niciodata nu cade. (Отец Селафиил – слепец Ново-Нямецкий. Любовь никогда не перестает.) Editura: Marineasa, 2001.

8.     Иосиф (Павлинчук), иеромонах. Кишиневско-Молдавская епархия в период с 1944 по 1989 год. Ново-Нямецкий монастырь, 2004.

9.     Ириней (Тафуня), иеромонах. История Свято-Вознесенского Ново-Нямецкого Кицканского монастыря. Ново-Нямецкий монастырь, 2002.

10.  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/st_58.php


[1] Начиная с 1991 года многие исследователи, историки, диссиденты, добровольцы и представители клира организовывали разные мероприятия, посвященные жертвам советских репрессий. Они выдвинули идею создать список пострадавших лиц с предложением реабилитировать и увековечить их память. Эта идея была поддержана Министерством Культуры и Культов Республики Молдова, и в 1999-2005 гг. была издана «Cartea memoriei» (Книга памяти) в 4-х томах. В каждой части представлены списки 20-ти и более тысяч репрессированных граждан Молдовы. Также создавались попытки выделить среди общего количества жертв советского террора лиц, пострадавших за веру. Такие списки были созданы историками и исследователями: Иоанном Мунтяну, Велерим Пассат, Иосифом Павлинчук и другими. POSTICĂ (E.), PRAPORȘCIC (M.), STĂVILĂ (V.), Cartea Memoriei. IV volumes. Chișinău, Stiinta 1999, 2001, 2003 et 2005. MUNTEANU (I.), protodiacre, Inviatiidin Siberia de cheata. Kiev, ed. «Lumina lui Hristos», 2009. Иосиф (Павлинчук), иеромонах. Кишиневско-Молдавская епархия в период с 1944 по 1989 год. Ново-Нямецкий монастырь, 2004.

[2] Кицканский, Свято-Вознесенский, Ново-Нямецкий монастырь стал преемником традиций древней Нямецкой Лавры и её знаменитого пастыря  восстановителя духовного старчества преподобного Паисия (Величковского). Антицерковные притеснения в Румынии в середине ХIХ века привели к тому, что в Нямецком монастыре был нарушен устав преподобного Паисия, и нямецкие монахи  особенно ревнители паисиевского устава  стали постепенно тайно переселяться в Бессарабские вотчины. Во главе нямецких монахов-беженцев встали отец Феофан (Кристя) и духовник Нямецкой обители иеросхимонах Андроник (Попович). Указ об учреждении обители был подписан императором Александром II 13 января 1864 года. Монашеская жизнь в обители была подчинена уставу преподобного Паисия. Для устройства обители было выбрано имение Кицканы, подаренное Нямецкому монастырю ещё в 1429 году господарем Александром Добрым. Иеромонах Феофан приступил к постройке корпуса келлий в том же 1864 году, а еще через пару лет – к сооружению соборной церкви Вознесения Господня (1867-1878). Благодаря деятельной переписке отца Феофана, с первых дней своего существования Ново-Нямецкая обитель находилась в дружеских отношениях со многими представителями Поместных Церквей и со старцами Святой Горы Афон, которые одаривали монастырь святынями. При втором игумене, Андронике (1884-1893), в обители были построены трапезная, больница, библиотека. Монастырская библиотека по праву считалась самой богатой в Кишиневской епархии. Так, в 1884 году в ней насчитывалось 146 рукописей на молдавском, славянском и древнегреческом языках; 2272 печатные книги на молдавском, русском, славянском, французском, немецком, древнегреческом и новогреческом. В начале XX века были построены Успенская церковь и одна из самых высоких колоколен Кишиневской епархии. Монастырь стал известен также и как центр культурно-просветительской деятельности в борьбе с ересью и расколами. В 1945 году игумен монастыря Авксентий (Мунтяну) был арестован и осужден на 10 лет ИТЛ (Исправительно трудовых лагерей). Из лагеря он уже не вернулся. До сих пор не выявлена причина его смерти, а годы, проведенные в заключении, остаются под мраком догадок. Старшие насельники Ново-Нямецкого вспоминают о его письме из заключения, в котором он просит их отправить ему Священное Писание, так как из памяти «стираются Животворные Словеса Библии». В 1962 году, после тщательной подготовки, обитель была закрыта. В последующие годы постройки и ценности монастыря сильно пострадали, были порушены и расхищены. Монастырь возобновил свою деятельность в 1990 году. С 1990 по 2001 год при монастыре действовала Кишиневская духовная семинария. В 1995 году при монастыре был открыт музей. Появились также библиотека, типография и иконописная мастерская. В обитель вернулись её прежние святыни  ковчег с мощами, посох преподобного Паисия Нямецкого и чтимый список Ново-Нямецкий иконы Божией Матери. В 1990 годы, в монастыре располагалась Кишиневская Духовная семинария, подготовившая сотни молдавских пастырей. В настоящее время монастырь, по Божьему произволению, умножает число своих насельников и окормляет тысячи/сотни богомольцев. Panteleimon PAVLINCIUС. LA VIE MONASTIQUE EN MOLDAVIE PENDANT LA PERIODE SOVIETIQUE: LE MONASTERE DE NOUL-NEAMT. Thèse de doctorat soutenu à l’EPHE Paris IV-Sorbonne, Décembre 2014.

[3] Цыганештский Свято-Успенский монастырь Православной Церкви Молдовы располагается в живописных Кодрах и находится в одном километре от бетонной трассы КишинёвБельцы и в сорока километрах от Кишинёва. По официальной версии, он был основан в 1725 году, но монахи в этих местах подвизались гораздо раньше. Согласно сохранившимся документам, в 1660 году крестьяне села Кобылка подарили эти земли монашескому скиту, а боярин Денку Лупу профинансировал строительство церкви. Местные крестьяне часто прятались в этом уединённом месте от нашествия турок и крымских татар. В ХIХ веке монастырь быстро развивался, были построены новые храмы и келии. В 1960 году монастырь был закрыт, помещения были отданы лечебнице для душевнобольных. Монастырь открыли заново только в 1993 году. Заметим, что большая часть монастырских строений сохранились и не подверглась разрушениям, как в других молдавских монастырях. GHIMPU (V.), Bisericile si mănăstirile mediaevale în Basarabia. Chișinău, 2000.

[4] Курковский Рождества-Богородичный монастырь Православной Церкви Молдовы находится в одной из самых живописных местностей в центре Республики. Монастырь был основан в 1765 году Иорданием Куркь. Первые постройки относятся к 1773 году. Соборный храм Рождества Богородицы был построен в 1880 году. В конце ХIХ – начале ХХ века были завершены многие монастырские строения, придав обители современный архитектурный вид. В 1958—2002 гг. монастырь был закрыт, а его территория отдана под психиатрическую лечебницу и наркологическое отделение. В 1995 году архитектурный ансамбль Куркь снова стал действующим мужским монастырем. GOLUB Valentin. Mănăstirea Curchi. Orhei, 2000.

[5] Кэприянский Свято-Успенский монастырь Православной Церкви Молдовы является одним из старейших православных монастырей Бессарабии. Он расположен в лесах Кодры, в 36 км от Кишинева. В 1420 году впервые упоминается о монастыре в этих местах. В 1429 году монастырь становится господским, по воле Александра Доброго (1400-1432): эту дату и принято считать годом основания монастыря. В 1545 году была произведена реконструкция Троицкого монастырского храма, основанного при Петре Рарешее IV (1527-1538). В 1840 году был построен зимний храм. Осенью 1962 года монастырь был закрыт и почти до конца советского периода находился в запустении. В 1989 году монастырь вновь был открыт. В стене монастырского соборного храма был погребен первый Кишиневский святитель митрополит Гавриил Бэнулеску-Бодони, канонизированный 4 сентября 2016 года. EȘANU (A.), EȘANU (V.), FUȘTEI (N.), Trecut si prezent la mănăstirea Căprianad in Basarabia. Chișinău, Editura Căpriana, 1997.

[6] Драгомирнский Свято-Духов монастырь был основан в начале ХVII века. Расположен он в 15 км от города Сучава, в селе Митоку коммуны Драгомирна. Соборный храм монастыря  самое высокое архитектурное сооружение в Северной Молдавии. В православной румынской архитектуры это самый известный храм с его уникальными пропорциями и сложными деталями, высеченными в камне. Он расположен среди лесистых холмов из пихты и дуба. История монастыря началась в 1602 году со строительства небольшой церкви на кладбище, освященной в честь святых пророков Еноха, Илии и апостола Иоанна Богослова. В 1609 был построен соборный храм, посвященный Сошествию Святого Духа на Апостолов. В ХVIII веке именно в этот монастырь прибыл преподобный Паисий Величковский с небольшой группой учеников. Перейти в Нямецкую обитель паисианскую общину понудили политические события того времени: переход Северной Буковины в состав Австро-Венгрии (1775). Монашеская жизнь в Драгомирне даже в этот период времени не потухла, хотя и сильно ослабла. С 1960 года, по благословению митрополита Молдавского и Сучавского Юстиниана (Моисеску), впоследствии патриарха Румынского, монастырь был преобразован в женский, каким и является по настоящее время.

[7] Выписка из 58 статьи, пункт 10, наиболее часто приписываемой «церковникам» (так иронически называли священников, монахов и монахинь): «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст.58-2  58-9 настоящего Кодекса), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой – лишение свободы на срок не ниже шести месяцев. Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собой  меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего Кодекса». http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/st_58.php

[8] Свято-Георгиевский Суручанский монастырь Православной Церкви Молдовы имеет удивительную историю. Официальной датой основания монастыря считается 1785 год. Еще раньше на этом месте был организован небольшой скит, где вели отшельнический образ жизни всего несколько монахов. Черногорский иеромонах Иосиф в поисках наиболее подходящего места для подвижничества остановился в скиту. Позже он предложит преобразовать скит в общежительный монастырь. Он и станет впоследствии первым старцем-игуменом мужского Сурученского монастыря. Боярин Касиан произошедший из древнего бессарабского рода Суручану стал первым ктитором обители. Монастырь был построен на землях вотчины Касиан, вблизи его поместья. Сегодня это село Суручены, расположенное в 19 километрах от Кишинева. Как мужской монастырь 3 июля 1959 года Сурученская обитель была закрыта. Сегодня это женский монастырь; в нем живут 19 насельниц и действует регентская школа-лицей для православных девиц.

[9] Биография отца Селафиила была составлена на основе документов, хранящихся в архиве Ново-Нямецкого монастыря, и его личных воспоминаний. В делах фонда 2119 Национального Архива Республики Молдова (НАРМ) неоднократно вспоминается его имя.

[10] Savatie Bastovoi, ieromonah. Parintele Selafiil – celorb de la Noul Neamt. Dragostea care niciodata nu cade. (Отец Селафиил – слепец Ново-Нямецкий. Любовь никогда не перестает.) Editura: Marineasa, 2001.

[11] Там же, стр. 26.

[12] Там же, стр. 26-27.

[13]Там же, стр. 29

[14] Там же, стр. 78-79.

[15] Там же, стр. 59.

[16] Там же, стр. 60.

[17] Там же. Стр. 71-72.

[18] Там же. Стр. 62-63.

[19] Архимандрит Сергий (Подгорный Спиридон) родился 8 декабря 1916 года. В 1932 году поступил на послушание в Кэприянский монастырь. В 1952 году пострижен в монашество и рукоположен в сан иеродиакона. 22 июня 1955 года был переведен в Ново-Нямецкий монастырь. После закрытия монастыря в 1962 году, перевелся в Почаевскую Лавру. В 1978 году рукоположен во иеромонаха. В 1993 вернулся в Ново-Нямецкий монастырь, выполняя послушания духовника обители. В 2003 году скончался и был погребен на монастырском кладбище. Ириней (Тафуня), иеромонах. История Свято-Вознесенского Ново-Нямецкого Кицканского монастыря. Ново-Нямецкий монастырь, 2002. Стр. 238-240.

[20] Архидиакон Варахиил (Плачинтэ Василий) родился 22 декабря 1918 в селе Опачь Каушанского района в крестьянской семье. Получил образование в начальной четырехлетней школе. В 1941 году поступил на послушание в Ново-Нямецкий монастырь. В 1943 году был призван в ряды Румынской армии, участвовал во Второй Мировой войне. После войны вернулся в монастырь и в 1947 был пострижен в монашество. В 1949 году был рукоположен во иеродиакона. Исполнял послушания эконома. 17 июня 1957 был исключен из числа братии и запрещен в служении по причине непослушания, согласно архиерейской телеграмме. Вскоре архиепископ прощает ему, и он смог устроиться на послушание в Киевскую обитель святых Флора и Лавра. После открытия Ново-Нямецкого монастыря он возвращается на родину и продолжает нести послушание эконома почти до своей смерти, последовавшей в 2004 году. Погребен на монастырском кладбище. Ириней (Тафуня), иеромонах. Цит. Соч. Стр. 246-248.

[21]Там же, стр. 72-76.

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс