Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Высокомерие убивает понимание

18 сентября 2009 г.
В представленной публикации к.п.н., члена Союза писателей России иерея Александра Шумского речь идет о церковном либеральном крыле и его влиянии на современную общественность.

По плодам их узнаете их.
Собирают ли с терновника виноград
или с репейника смоквы?

(Евангелие от Матфея)

И снова приходится включаться в разговор о русской интеллигенции. Все повторяется в который раз: с одной стороны почвенники, с другой — либералы. Вероятно, эта оппозиция русской жизни будет воспроизводиться, пока мир стоит. Судя по всему, кроется здесь глубинный провиденциальный смысл. Что роднит наших интеллигентных почвенников и либералов, несмотря на их принципиальные, непримиримые разногласия? Это высокомерие, то есть взгляд на жизнь со своего крайнего фланга. Крайности всегда высокомерны. А высокомерие несовместимо с объективным взглядом на вещи, оно убивает понимание. И пустующее место занимает отрицание.

О наших почвенниках, особенно о русских националистах, я уже достаточно много написал (см. статью «Русский выбор: Кровь или кровь?»). Эта группа русской интеллигенции ставит во главу угла племенную кровь, а Кровь Христову либо вообще игнорирует (безбожные националисты), либо ставит в подчиненное положение (церковные этнофилитисты).

Но в этой статье я хотел бы поразмышлять прежде всего о либеральном крыле нашей интеллигенции, конкретно — о церковных либералах, особенно об игумене Петре Мещеринове и протоиерее Георгии Митрофанове, которые являются весьма яркими выразителями либеральной позиции в Церкви. Также я коснусь фигуры А. Солженицына, существенно повлиявшего на оба направления мысли нашей интеллигенции. Либеральная позиция в Церкви представляется мне весьма опасной, хотя я далек от предположения, что игумен Петр и протоиерей Георгий сознательно ведут разрушительную работу. Читая статьи игумена Петра, ловишь себя на мысли, что батюшка, разбирая серьезные недостатки нашей церковной жизни, не представляет и не понимает, какие последствия может вызвать его критика. Ведь мало сказать правду (хотя он говорит в основном полуправду, которая, как известно, бывает «паче лжи»), надо еще сказать ее в нужном тоне, в нужном духе и сказать в той аудитории, которая способна все это адекватно воспринять. Обсуждение же весьма сложных и спорных вопросов церковной жизни перед всем миром может привести к результату противоположному тому, что задумывали авторы, и может даже спровоцировать церковную революцию. Представьте, что вы говорите ребенку о недостатках его родителей. Как он это воспримет? Очевидно, как повод вообще перестать уважать и слушаться родителей, как повод к бунту. Игумен Петр настаивает на том, что церковная дисциплина (посты, аскетика и пр.) имеет относительную ценность, что на первом плане должна быть любовь к ближнему. Но вот что примечательно: отец Петр говорит про любовь, а любви в его словах не чувствуется, зато высокомерия хоть отбавляй. Одна вот такая фраза чего стоит: «Невозможно, не бывает так, чтобы человек был дерьмом — а потом побдел — помолился — попостился — раз — и Феодосий Печерский...». Когда эту фразу прочитал один мой друг, он сказал: «Слава Богу, что подобное не попалось мне в начале моего воцерковления, потому что после такого я мог бы уйти из Церкви». Не имеет права православный пастырь говорить о человеке в таких выражениях. Здесь высокомерие перерастает в крайнее презрение, заставляющее вспомнить жестоковыйных представителей Ветхого Завета. Собственно, все расколы и ереси начинались с разговоров о любви. Будущие раскольники и еретики всегда начинали с высокомерных упреков в адрес представителей официальной Церкви, что те, мол, исповедуют двойную мораль, заменили любовь послушанием, хотят не руководить, а властвовать и т.п. Достаточно вспомнить протестный пафос Лютера. И мне хотелось бы в этой связи по-братски предупредить отца Петра о серьезной духовной опасности, которая его подстерегает.

Есть в рассуждениях игумена Петра очевидные однозначные ошибки. Я выделю четыре. Первая — противопоставление миссии и традиции. Отец Петр полагает, что они несовместимы. Это, по меньшей мере, странная мысль. Ведь все успешные миссионеры всегда опирались на традиции того народа, среди которого миссия осуществлялась. Подлинная миссионерская деятельность духовно оплодотворяла местные традиции, делала традицию творческой. Тем более, почему же надо противополагать миссию православным церковным традициям русского народа? Почему нельзя заниматься миссионерством с опорой на традицию? Очевидно, что миссионерство, находящееся в отрыве от традиции, неизбежно вырождается в маргинальную сектантскую деятельность. У такой миссии будущего нет. Ей просто не на чем держаться. И уж совсем протестантской нелепостью наполнены слова игумена Петра: «Миссия, говоря проще — это проповедь Христа, а не Церкви». Комментарии излишни. У человека несведущего может сложиться такое впечатление, что до игумена Петра, диакона Андрея Кураева и еще немногих «избранных» никто миссионерской деятельностью всерьез не занимался. Между тем, сотни священников и мирян по всей стране уже давно и успешно ведут такую деятельность в школах, больницах, тюрьмах, воинских частях и т.д., пишут статьи и книги, выступают в СМИ, и им традиция не мешает, а только помогает.

Вторая ошибка — солидаризация отца Петра с протестантским учением о предопределении. Он пишет: «Если духовности нет от начала (то есть — Христа, присущего сердцу, хотя бы в начатках), то ее и не будет». Здесь видится неприемлемое для православия разделение людей на чистых и нечистых (вспомним сравнение человека с дерьмом).

Третья ошибка — возведение интеллигенции в некую касту избранных, которая имеет право судить Церковь. Игумен Петр пишет: «Почему интеллигенция "не увидела" Церкви? Я думаю, что как раз увидела, и, увидев, не захотела менять шило на мыло, героизм реальный (по ее представлению) на номинальный». Из этой, я бы сказал, предельно наглой сентенции следует, что беда Церкви в том, что она якобы не соответствовала и не соответствует интеллигентскому миропониманию. В свое время великий старец архимандрит Иоанн Крестьянкин с прискорбием отмечал, что многие интеллигенты, придя в Церковь, «приволокли за собой весь свой хлам», они не захотели учиться у Церкви, а тут же начали всех учить и призывать к переустройству церковной жизни, не желая переделывать самих себя.

И, наконец, четвертая ошибка, точнее сказать, провокация игумена Петра Мещеринова — поругание Успенского поста: «Так в том-то все и дело, что Церковь Успенский пост вовсе не устанавливала. Церковью канонически установлен Великий пост, посты в среду и пятницу и причащение натощак. Все остальное вошло в церковную жизнь явочным порядком, не являясь ни церковным, ни, тем более, Божественным — а всего лишь человеческим установлением». Если Успенский пост отрицается, то что говорить про Рождественский и, тем более, про Петровский посты?! Неужели отец игумен не понимает, что подобными провокационными заявлениями он ничего, кроме смуты, произвести не может?! Но смута порождает лишь отчуждение, перерастающее в озлобленность и ненависть. В смуте не может родиться любовь. Смута всегда беременна расколом и ересью! Для отца Петра в церковной жизни все становится относительным, кроме его маргинальной миссии — реформации.

Отношение же батюшки к русскому народу и к России вообще — разговор особый. Здесь его высокомерие не знает удержу и проявляется в полной мере. Когда читаешь соответствующие места в его статьях и интервью, ловишь себя на мысли, что солдат говорит с вошью. Его рассуждение, например, о подвиге преподобного Серафима Саровского (тысячедневное стояние на камне) носит просто издевательский характер, несовместимый с духом христианской любви.

Отдельного рассмотрения заслуживает оценка игуменом Петром советского периода русской истории. По этому вопросу у него полное совпадение с протоиереем. Георгием Митрофановым. Здесь уж игумен не стесняется совершенно. Вся советская эпоха для него исчерпывается формулой «дьявольский советский режим». Трудно спорить с тем, что в советский период были совершены страшные злодеяния и преступления. Но вместе с тем были и очевидные позитивные проявления и взлеты. Для меня 9 мая, полет Гагарина и многое другое из советской жизни — это не пустой звук. Я не собираюсь предавать забвению преступления советского времени, но я не могу, не погрешая против объективности, закрывать глаза и на все то хорошее, что дала нам советская эпоха. Победа в Великой Отечественной Войне, создание мощного государства и передовой экономики, социальная политика, высочайший уровень образования и многое другое обеспечили нам независимость и позволили продолжить свое историческое бытие. Советский период позволил нам уцелеть и выстоять. А сколько выдающихся людей из дореволюционной России сочли для себя возможным пойти на сотрудничество с советской властью, причем не из страха, а по велению совести. Примеров можно привести десятки, но я приведу один. А.Н. Крылов — великий кораблестроитель, математик, механик, адмирал и академик (академик Петербургской АН с 1916 г.), не задумываясь стал помогать своей стране и при советской власти. По заданию Сталина он закупал на Западе оборудование для советских кораблей. Для этого ему была выделена огромная сумма наличных денег. Когда кто-то спросил Сталина, не боится ли он, что Крылов может соблазниться и сбежать, он ответил: «Крылов никогда не предаст, я ему верю». Вот такие люди определяли во многом советскую эпоху, и неловко становится за писателя-эмигранта И. Шмелева, который высокомерно называл советских людей «сухостоем». Советская эпоха — неоднозначная, неодномерная, сложная. И только такой подход к ней, а не высокомерное «дьявольский советский режим», дает возможность что-то понять. Ведь если исходить из формулы игумена Петра, то «дьявольским режимом» можно назвать почти любую историческую эпоху — петровскую, например, а уж про бироновщину и говорить нечего. Так недалеко до вывода, что вся русская история — это, в лучшем случае, какое-то недоразумение, ошибка природы, а русский народ — сборище придурков и негодяев, а вовсе не «богоносец». Я не сторонник формулы «мы русские — с нами Бог». В этих словах проступает националистическое и одновременно псевдоимперское высокомерие, но либеральное высокомерие игумена Петра и протоиерея Георгия, в котором проглядывается презрение к русскому народу, так же совершенно неприемлемо.

Они исключают возможность третьего взгляда, несводимого ни к национализму с псевдоимпериализмом, ни к либерализму, хотя самих себя считают белыми патриотами. Но на мой взгляд, никакие они не белые гвардейцы, а обычные бледные либералы. Поневоле вспоминается В.И. Ленин, утверждавший, что взгляды человека выдают в нем принадлежность к той или иной партии. Он называл это «партийностью». «Партийная принадлежность» игумена Петра и протоиерея Георгия очевидна — это ярое диссидентство, выражающееся в неприятии церковной традиции, реальной России, реальной русской истории и реального русского народа. По своей психологии они весьма близки к таким персонажам современной российской действительности, как Новодворская, Гайдар, Чубайс и многие другие. Игумену Петру и протоиерею Георгию становится дурно от гагаринской улыбки, их приводит в крайне нервозное состояние упоминание о Дне Великой Победы — 9 мая, их коробят слова песни «горят мартеновские печи, и день и ночь горят они» и многое другое, что дорого большинству моих соотечественников. Кто-то возможно спросит: «А какое все это имеет отношение к Церкви?». Как ни странно — прямое! Я давно заметил удивительное совпадение — все ярые антисоветчики непременно становятся ярыми церковными реформаторами. Здесь полная аналогия с церковными обновленцами начала прошлого века, которые ненавидели «проклятый царизм».

Особый разговор о И. Сталине и сталинизме. Следует подчеркнуть характерную особенность радикальных антисоветчиков советского и постсоветского времени — они стараются по возможности не затрагивать фигуры В. Ленина и Л. Троцкого и виновником всех зол у них оказывается товарищ Сталин. Такой подход был характерен и для «отца-основателя» диссидентства — «дяди Сани из Рязани», писателя и борца с советской властью Александра Солженицына. Он, конечно, в своих произведениях разоблачает и Ленина, и Троцкого, но на абсолютном первом месте в качестве злодея, тем не менее, оказывается Сталин.

Между тем, как бы ни возмущались наши диссиденты, не понимающие и не знающие истории, в лице Сталина и проводимой им политики просматривается явление, характерное для всех великих революций — контрреволюция. Формула революционного процесса такова: первоначальное радикальное, безудержное и безумное устремление вперед неизбежно сменяется отрезвлением и своего рода движением вспять. Об этом феномене очень убедительно писал В. Кожинов, которого никто не посмеет упрекнуть в сталинизме. Тут уместно привести образный пример с бильярдным шаром. Пущенный ударом кия, он сначала разгоняется, но затем натыкается на борт — стену, и начинает движение в обратном направлении. Вот такой стеной и оказался Сталин, вернувший нашему Отечеству имперские контуры, нравится это кому-то или нет.

Складывается такое впечатление, что наши диссиденты истошно набрасываются на Сталина не столько из-за его кровавости, сколько из-за того, что он не позволил окончательно похоронить «эту страну». Ведь Ленин и Троцкий пролили крови не меньше Сталина, но тем не менее они почему-то выводятся из-под диссидентского удара.

Солженицына, конечно, не упрекнешь в ненависти к дореволюционной России, он, безусловно, по-своему патриот. Но его исторические рецепты по спасению и «обустройству» России, мягко говоря, ошибочны. Представим себе, что Сталин последовал бы советам Александра Исаевича, который даже царский режим упрекал за политику, направленную на удержание окраинных территорий в составе Российской Империи. Солженицын считал такую политику лишней тратой народной энергии. Возникает вопрос, что произошло бы со страной, которая встретила полчища Гитлера без Закавказья, Средней Азии, Казахстана и т.д.? Очевидно, что такая Россия разделила бы участь незадачливой и спесивой Польши. У нас, если бы Сталин руководствовался рецептами Солженицына, просто не хватило бы ресурсов для борьбы с врагом, подчинившим себе все ресурсы Европы. Так что, как ни крути, стратегия Сталина была правильной, а стратегия будущего «вермонтского затворника» нет. Этот факт неоспорим. Я полагаю, что до конца своих дней Александр Исаевич мучился вопросом, как же этой «низкорослой личности» (так презрительно называл Сталина Солженицын, хотя сам ростом был отнюдь невелик) удалось выиграть войну? Вот, если бы победил Гитлер с Власовым, тогда «дядя Саня» мог бы ликовать. Выдающийся советский историк Н.Н. Яковлев совершенно верно в свое время назвал Солженицына «литературным власовцем». Здесь, как говориться, ни убавить, ни прибавить. Солженицын пытался сохранить лицо со своим отношением к Великой Победе, и с его нелегкой руки диссиденты всех мастей стали утверждать, что русский народ одержал победу в войне вопреки товарищу Сталину. Больший абсурд трудно себе представить. Никогда в великой войне не может быть одержана победа, если у народа, ее ведущего, не будет всецелого доверия к своему вождю. Об этом свидетельствует вся человеческая история. Также по вине Солженицына в диссидентских кругах и поныне бытует мнение, что Сталин хуже Гитлера, потому что последний, в отличие от первого, якобы заботился о благосостоянии своего народа перед войной. Не понимают наши скудоумные диссиденты простой истины — забота Гитлера о собственном народе ничем не отличается от заботы баварского хуторянина о рождественском гусе, которого откармливают только для того, чтобы зарезать в праздничный день. До сих пор муссируется в интеллигентских тусовках вопрос, какой режим, Гитлера или Сталина, был более жесток? Спорить не буду, скажу лишь в этой связи — не было у нас докторов Менгеле, проводивших садистские хирургические опыты без наркоза на заключенных, а у них были. Мы не брали кровь немецких детей, доводя их до смерти, для лечения советских солдат, а они брали кровь наших детей (лагерь Саласпилс) для лечения солдат вермахта и т.д. И не Сталин развязал мировую бойню, а Гитлер!

А что стало бы с нашим Отечеством, окажись победителем Гитлер? По плану рейхсфюрера Гимлера после победы Германии над СССР предполагалось создание за Уралом системы лагерей смерти, рассчитанных на 60 миллионов человек. Знал ли об этих планах и цифрах «дядя Саня»? Не мог не знать. Но он, тем не менее, решил эти цифры приписать Сталину. В своей книге «Архипелаг-ГУЛАГ» Солженицын утверждает, что в период с 1917 по 1959 гг. было расстреляно и погибло в лагерях 66,7 миллионов человек. Согласно книге, большая часть погибших приходится на время правления Сталина. В качестве источника писатель ссылается на статистические данные некоего И.А. Курганова. При этом Александр Исаевич в сноске замечает, что не ручается за подлинность этих цифр, но за неимением других использует кургановские. Даже чемпион мира по русофобии Збигнев Бжезинский утверждает, что при советской власти от репрессий погибло несколько млн. человек, то есть меньше десяти. Американскому поляку или польскому американцу Бжезинскому не приходит в голову ссылаться на данные Солженицына, потому что они не выдерживают никакой критики. Современные статистические исследования неопровержимо свидетельствуют, что за время правления Сталина погибло около 7 миллионов человек. Это очень много и очень страшно, но все же это не солженицынские почти 70 миллионов. Надо признать удивительным тот факт, что Солженицын ни разу не извинился за свои фундаментальные ошибки, а ведь он ошибся во всех своих главных выводах и оценках! Он отрицал имперскую доминанту в русской истории, проклинал советскую эпоху, воспел предателей Родины, дал самоубийственные рецепты по «обустройству» России, продолжив пагубную линию Льва Толстого. Когда ему показали материалы, с очевидностью подтверждавшие, что именно М. Шолохов, а не кто-либо другой, является автором «Тихого Дона», Солженицын пожал плечами и хмыкнул что-то неопределенное. Точно также обстоит дело и с десятками миллионов погибших от сталинских репрессий. Ведь он ни разу не признался, что приводимая им кургановская статистика ошибочна, хотя новые безупречные данные приперли его к стенке. К тому же эта ложная и лукавая статистика особенно сильно возбудила и без того нездоровое, диссидентское воображение. В результате получилось как в стихотворении С. Попова «Снегири»:

На развалинах Империи
Сядет дудочник-еврей,
Песню грустную затянет

Песню русских лагерей

Кто-то вероятно возмутится: «Да как вы смеете столь жестко распекать великого борца и писателя!?» Смею! Потому что на протяжении многих лет мое сознание отравлялось солженицынским отрицанием. Вся моя молодость прошла под знаком книги «Архипелаг-ГУЛАГ». С цифрой 70 миллионов мы, диссидентствующие юнцы, носились как курица с яйцом, из которого потом вылупился страшный монстр, растоптавший всю советскую цивилизацию и оставивший Россию едва живой, в результате чего у нас погасли почти все «мартеновские печи». Мне стоило большого труда и многих лет, чтобы исцелиться от солженицынского яда. Так что мой «гамбургский счет» ему вполне обоснован. Скажите на милость, какие чувства должен испытывать пациент, узнавший, что его врач в течение многих лет прописывал ему не те лекарства?!

У нас сегодня в СМИ создается культ Солженицына и критиковать его становится почти также опасно, как в свое время Ленина. Ну что же, ничего удивительного здесь нет, история завершает свой очередной спиральный виток.

Игумен Петр Мещеринов и протоиерей Георгий Митрофанов считают Сталина исчадьем ада, ставят его в один ряд с Гитлером и всех, кто не разделяет их мнение, презрительно именуют «православными» сталинистами. Умеют наши русские интеллигенты навешивать ярлыки, только этому и научились. Игумен Петр и протоиерей Георгий не хотят разбираться в сложных вещах, не желают понимать историю и навязывают нам свою высокомерную либеральную схему, не имеющую к реальной жизни никакого отношения. Они рассуждают примерно так: не хотите принимать нашу схему, тем хуже для вас. Но ведь точно также рассуждали и большевики во главе с Лениным и Троцким. И что из этого вышло?! В класс пришел строгий учитель и заставил плохих учеников поработать над ошибками.

Действительно, были и есть люди из числа православных, которые буквально канонизируют Сталина. К таким, в частности, относятся покойный протоиерей Димитрий Дудко и здравствующий иеромонах Евстафий Жаков. В своих статьях «В плену абсурда», «Патриотизм или нигилизм?», «Вопреки всему» и других я писал о том, что такая позиция абсурдна и очень опасна. Ее можно охарактеризовать как правый постмодернизм — другая крайность в отношении к Сталину и советскому периоду, не менее опасная, чем левый постмодернизм Мещеринова-Митрофанова. В этих крайностях проявляется хроническая болезнь русского интеллигентского сознания — неспособность к трезвенному, рассудительному пониманию. Но ведь необходимо хотя бы попытаться выйти из этого «колеса сансары» русского интеллигентского мышления. Давайте попробуем применить к нашей истории метод апофатического (отрицательного) богословия, предполагающего, что любая утвердительная схема не исчерпывает непостижимую реальность. Тогда мы наконец поймем, что Россия — не «родина слонов», но и не «прореха на человечестве», Сталин — не святой, но и не исчадье ада, русский человек — не «богоносец», но и не «вошь преисподняя». Тогда не сможет один протоиерей оправдывать предателя Власова, а другой — канонизировать Сталина, тогда не посмеет протоиерей Георгий Митрофанов оскорблять омерзительным словечком «победобесие» преклонение моего народа перед Великой Победой, а мне не придется в ответ определять позорную позицию петербургского протоиерея словом «диссидентсвобесие».

Высокомерие — опаснейшая духовная болезнь, убивающая понимание, порождающая лжепророков, расколы и ереси. Вряд ли эта статья убедит моих оппонентов отказаться от их заблуждений, но я надеюсь, что она поможет сделать правильный выбор тем молодым православным людям, которые еще не определились.
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (138)

Написать комментарий
#
18.03.2011 в 10:17
О какой Любви Вы говорите? Что Вы о ней знаете? За Вашими мудрствованиями и комментариями видно не лицо, а оскал.
Ответить

#
23.02.2011 в 03:26
да почему это не прав Курганов?Как в свое время церковь преступно промолчала, когда Николай 2 женился на носительнице гемофилии -царице и, опять заткнула рот, когда к ним втерся в доверие Распутин, с одной стороны которого контролировал еврей Симанович,а с другой-его зять Б.Соловьев.крупный масон(знал Григорий за кого выдать дочь) и почему-то при дворе не жаловали о.Иоанна Кронштадского,а прислушивались к Распутину,которого наставлял Симанович и шайка масонов.И через него и Царя с Царицей.Вот так их и держали на поводке у Гришки.Потом пошло-поехало - молчала, когда Керенский разогнал депутатов от народа,молчала, когда Свердлов и Ленин(Бланк)миллионами расстреливали.А затем Сталин начал сгонять всех с земли,превращая в пролетариат(без земли!) и репрессируя неугодных.Это все государственные изменники,которые работали на анархию или не боролись с ней!А церковь молчала когда людей стреляли(34-38гг.-1100000 расстрел,12240000-Сибирь).Данные Мельгунова,Краснова и как ни странно-Э.Тополя.Проверяйте.А Вы говорите-Сталин неоднозначен.Виновен и повинен,но часть вины искупил, приструнив своих сионистов и Гитлера,согласен.
Ответить

#
13.10.2010 в 03:35
"Тогда не сможет один протоиерей оправдывать предателя Власова, а другой — канонизировать Сталина"

А оправдывать Сталина можно. Повидимому вот главное что автор хотел сказать.
Ответить

#
14.09.2010 в 12:56

Владимиру  Н, Киев:

Вы хоть понимаете, что пишите: ..."по поводу любви к ближнему - ответ на эту расхожую кляузу давно дан Спасителем в притче о милосердном самаритянине"

Я правильно Вас понял: любовь к ближнему - это, по-Вашему, "расхожая кляуза"? Вот и автор кажется странным... :)
Ответить

#
14.09.2010 в 04:43
К сожалению вы оторваны от реальности и обитаете в своем воображаемом мире, в этом вы как раз схожи с русским либерализмом, христианские идеалы на государственном уровне не воплотимы в жизнь априори.
Ответить

#
14.09.2010 в 04:35
К сожалению это единичный случай такого адекватного взгляда на вещи, официальная позиция церкви в общем и патриарха в частности всем хорошо известна.
Ответить

#
13.09.2010 в 23:06
а вы сами-то статью читали? автор прямо (и совершенно справедливо) говорит о том, что все потрясения в Церкви провоцировали лицемерными рассуждениями о любви. вот и вы туда же.
по поводу любви к ближнему - ответ на эту расхожую кляузу давно дан Спкасителем в притче о милосердном самаритянине. с творениями о. Мещеринова я не знаком, а вот писания о. Митрофанова мне знакомы. это ужас что такое, это сеятель плевел. это волк а не пастырь. как волка-то любить? да и зачем?
автор по-братски увещевает и указывает на заблуждения или сознательное искажение православного предания и проявляемого в нем вероучения. и то, что упомянутому "герою" разбора не нравится прп. Серафим именно за его молитвенный подвиг, мне понятно: ведь тот же самый прп. Серафим в беседе с Мотовиловым обличал либералов своего времени и всех представителей "бытоулучшительных" течений русской политической мысли как полчища сатанины. вы уж определитесь с кем вы, а то ведь и Христос говорит: принес не мир, но меч. и в другом месте: не мир, но разделение.
или и в этом вам сродную вашему мировоззрению любовь увидеть не удастся?
Ответить

#
13.09.2010 в 16:33

Удивляет беспомощность аргументации автора.

Автор, например, спрашивает: "Возникает вопрос, что произошло бы со страной, которая встретила полчища Гитлера без Закавказья, Средней Азии, Казахстана и т.д.?" - и отвечает:  "Очевидно, что такая Россия разделила бы участь незадачливой и спесивой Польши. У нас, если бы Сталин руководствовался рецептами Солженицына, просто не хватило бы ресурсов для борьбы с врагом".

А кому еще это  очевидно? И почему это очевидно? И почему без этих территорий Россия жила вроде бы и не тужила? И если уж кто выигрывал от этого "союза", то уж точно не Россия.

Вообще автор мог бы  с таким  же успехом выступить  в защиту царя Ирода, мол, спас еврейское государство, гениальный организатор и в конце концов если бы не он, то христианство бы не возникло  (есть историки, на самом деле так считающие). Когда закончится бред?     

Ответить

#
11.09.2010 в 21:41
Я поражён и вполном восторге от того ,что нашёлся человек так сформулироваший все мои мысли ичувства!
Ответить

#
леонид, Россия, Москва и ея окрестности
11.09.2010 в 18:07
Сталин это бич Божий (наказание, и хотелось чтобы и вразумление).
Ответить

#
11.09.2010 в 11:09
Согласен.. Вся статья пропитана высокомерие, которое вроде должно осуждаться. Где любовь к ближнему, даже если он заблуждается, по мнению автора?
Ответить

#
10.09.2010 в 20:47
Уважаемый Александр! спасибо Вам за за эту статью, очень приятно что и среди священников есть еще люди, которым не безразлична Россия, и которые способны уважать историю своей страны. К сожалению, обратных примеров гораздо больше :(
Ответить

#
10.09.2010 в 20:17
но и на покойного Солженицына, признанного всем миром великого писателя. Причем за то, что последний якобы преувеличил число убитых Сталиным людей! Ах, какой подлец!

Вы не понимаете, что врать - нехорошо?

Вы не понимаете, что сознательно лгать большому количеству людей - это подлость?

Так что вы в последней фразе хотели съязвить, а сказали чистую правду.
Ответить

#
10.09.2010 в 13:50
Отличная статья, уважаемый Александр. Жаль, что ваши призывы к объективному обсуждению не были услышаны. Судя по комментариям, большинство собравшихся на 100% уподобляется таким же комментаторам на исламистских радикальных ресурсах - ноль здравого смысла, забитая голова,промытые мозги, нежелание рассуждать и мыслить. Так же глупо строить современное общество на полном отрицании и поругании Советского общества в целом(и И.В. Джугашвили в частности),как и в СССР полностью хаяли последние 50 лет царского правления (а может и не зря хаяли? ).
Возможно столь сильное возмущение вашей статьей среди "православных" вызвано все более угасающему влиянию РПЦ на современное Российское общество. Повторюсь, подобные комментаторы абсолютно идентичны своим коллегам "мусульманам", достаточно почитать пару форумов радикальных или террористических ресурсов.
Субъективности - НЕТ, ОБЪЕКТИВНОСТИ - ДА!
Ответить

#
10.09.2010 в 13:08
Дай Бог Вам здоровья, отец Александр, за эту статью! Простые миряне, прихожане, люди ищущие и совестливые давно ждут подобных слов от представителя Церкви. Слава Богу, еще не вся наша Церковь состоит из Мещериновых и Митрофановых.
Ответить

#
10.09.2010 в 12:51
Иди книжек по истории почитай, только не солженицынских. Ты за весь народ не отвечай. Это ТЫ - раб, это у тебя "генетический страх". А со мной, например, все в порядке. Это такие как ты и солженицыны разрушали нашу экономику.
Это какие западные союзники себе территорию не захватывали? Опять же читай историю: у какой страны какие и где были колонии. Сколько стран "доила" одна Великобритания? В курсе? А Сталин заключил выгодный для России договор с Германией и отодвинул границу от Москвы. Если б не отодвинул, то вполне вероятно, что немцы были бы в Москве.
И расскажи, пжалста, КАК Сталин изводил церковь? Только при Сталине и прекратились гонения на церковь и разворовывание ценностей.
Про коллективизацию... Это тебе лично Сталин с глазу на глаз по секрету поведал, что это лично его идея? Все остальные члены ЦК - это кто? Фамилии? Почитай книги, для чего проводилась коллективизация и какие результаты дала и тогда (может быть) поймешь. Хотя я очень сомневаюсь.
Ответить

#
10.09.2010 в 11:50
Я согласен с автором.
История - она одна и никому её не переделать.
Есть факты - Россия выжила в 20 веке не вопреки, а благодаря.
В СССР много чего было плохо, но не нам судить, мы не знаем, что могло быть если бы...
Почему нельзя просто смиренно принять Историю такой какая она есть?
Что нас спрашивали, когда мы рождались? Или когда создавался мир?
Измените либеральным своим устремлением погоду на завтра....
Так что не надо раскалывать общество. Одна История, один Народ, одна Вера.

Ответить

#
10.09.2010 в 09:18
Священник Александр Шумский - настоящий русский разумный человек. Побольше бы таких!
Ответить

#
10.09.2010 в 03:43
А почему вы решили что Шумский русский?
Ответить

#
10.09.2010 в 03:35
Автору неудобно за писателя Шмелева. Хихихи. Шмелев осталлся в русской культуре навек.
Ответить

#
10.09.2010 в 01:46

Миша, нести околесицу и выдвигать автору обвинения, не вникнув в смысл статьи, характерно для дурака.
Расписываться за "напуганный" народ, не знаю народа (ты вообще о каком сейчас народе? "вас" сделали нацией рабов... ты о каком народе-то?)

Ответить

#
2.10.2009 в 22:39
Василию.
Дорогой Василий. Я прекрасно Вас понимаю.
Та простота, которую являл владыка Антоний или другие архиереи, мне весьма дорога. Заодно хочется извиниться перед досточтимым о. Георгием за не совсем уместную иронию в данном вопросе. Я прекрасно понимаю его добрые чувства и стремление к подлинной христианской жизни.
И, конечно, идея Церкви-семьи мне близка
Но понимаете, я предпочитаю быть реалистом. Что есть, то есть. И пуще всего я боюсь вранья и игр в демократию.
Ведь мы же это проходили. Борис Николаевич Ельцин ездил на работу в троллейбусе в годы перестройки. Наверное Вы это застали. Чем все кончилось, помните.
Не согласен с Вами, что модель Церкви-империи привела к тому, что народ стал массово рушить храмы. Ведь была же такая модель в Византии, в средневековой Сербии. Но почему-то народ там умирал за "крест честной и свободу златую". Не рушили ли у нас храмы оттого, что в феврале 1917 г. мы дружно сдали империю, а потом добрых четыре года воевали все против всех и непонятно за что?
Во время гонений жизнь действительно в православных общинах была удивительна. Мне рассказывали об этом те, кто с ней соприкоснулся. Там простота была абсолютно подлинной.
Народ у нас не быдло, не стоит так. Но есть известные способы выстраивать отношения с начальством и известное отношение к нему. Своеобразная система координат, в которой мы живем. В одночасье это не меняется, разве при больших бедах. Ведь перед войной 1941 г. вся патриархия размещалась в однокомнатной квартире. И местоблюститель митр. Сергий ежедневно ожидал ареста. Вглядимся в себя: готовы ли мы к такой жизни, достаточно ли в нас терпенья и духовного мужества, чтобы бороться хотя бы с неприятностями, хотя бы с прессингом. Готовы ли мы лишиться даже не свободы, а хотя бы работы?
Насчет "держать ум в аду" - не забывайте вторую компоненту - и не отчаяваться.
Держать ум в аду может тот, кто уже хоть немножко вкусил рая. Из того, что происходит сейчас меня больше всего пугает та "тоска самоубийства", которой отчасти проникнута и нынешняя дискуссия по власовскому вопросу. Думаю, что из этого нам всем надо выходить и, помня о Кресте, все же жить радостью Воскресения.
С любовью о Христе
Диакон Владимир.
Ответить

#
2.10.2009 в 17:32
О. Владимиру Василику.
Столь прямо о том, что моделью нашей Поместной Церкви является Церковь-империя, мало кто высказывался. Это началось еще в древней Руси, когда на всю даже тогда огромную территорию не набиралось и десятка епископов. Со всеми вытекающими последствиями. Дальше - больше: синодальная бюрократия, архиерейская шестерка лошадей, обязательный Закон Божий в учебных заведениях и прочее. Короче, авторитет, который должен быть основан на любви и уважению к архипастырю, постепенно превращался в голую власть. Вы, наверное, не будете спорить, что это является одной из причин того, что православные по происхождению русские люди в 20-30е годы сбивали кресты с храмов. "Демократические" решения Собора 17-18 гг не прижились; кто-то из новомучеников даже заметил, что Господь не допустил этого. Так что же получается? Духовное возрождение меряем статусом духовенства и количеством золотых куполов?
Или народ церковный такое быдло, что "если архиереи у нас начнут мыть посуду, их просто не поймут, о них сразу начнут ноги вытирать. Ментальность не та, и мы с Вами ее не переменим" ? Мне тут особо нечего возразить, таково Ваше вИдение проблемы. И, возможно, другого пути действительно нет. Но только вот мне не знакомы случаи, когда в Поместных Церквах-семьях православный же народ массово рушит храмы... И я просто реально боюсь за нас, что эта модель "Церкви-империи" опять "бабахнет", как в лихие годы прошлого века.
Возникает даже некий парадокс - на него обратил внимание неполиткорректный писатель Дм. Быков, заметивший на встрече в нашем городе, что ему за Россию не страшно - эти "циклы" (когда "бабахает", когда снова наступаем на свои грабли) являются залогом нашей жизнеспособности. В отличие от Запада, где вектор развития четкий, но, возможно, ведущий к раздуванию подобно мыльному пузырю...
Если это всё так, то только и остаётся, по преп. старцу Силуану, держать свой ум во аде и не отчаиваться.
Ответить

#
2.10.2009 в 16:46
По-сути, данный церковный иерарх пытается идейно поддержать, как часто бывало в России, линию власти. А линия эта направлена на защиту идеи диктатуры вообще. Поэтому и взялись все друзья нынешней олигархически-чиновничьей диктатуры защищать сталинизм.
А теперь по личности Сталина:
- Сталин запугал весь народ. Сажали даже за анекдот. Сталин сделал нас нацией рабов. И когда в 90-е годы западники разрушали нашу экономику, мы как рабы молчали. До сих пор у нас нет гражданского общества, потому что в наших людях сидит генетических СТРАХ. Это очень удобно власти и власть за это Сталину благодарна.
- Если бы Сталин не заменил Литвинова на Молотова на посту главы МИД перед войной - я почти уверен, что большой войны вообще бы не было. Западные союзники не захватывали себе территорию перед войной, Сталин - захватывал. Сталин - агрессор № 2, за что мы все и поплатились. 30 миллионов жизней наших людей - в первую очередь на совести Сталина.
- А как Сталин изводил церковь вплоть до самого начала войны, все забыли ?
- Коллективизация - личная идея Сталина. Практически все остальные члены ЦК в 20-е годы были против. Сталинская коллективизация - геноцид русского крестьянства.
Ответить

#
Бабкинъ Михаилъ Анатольевичъ, Москва и ея окрестности
1.10.2009 в 22:51
Виктору (из града святого Петра)
–Согласен с Вами на 500 %.
Подавляющее большинство подобного рода дискуссий уводят от рассмотрения ГЛАВНОГО: причин и корней революции.
Да и под «революцией» подразумевается Октябрь 1917 г. Хотя Октябрь – лишь продолжение и следствие Февраля 1917 г.
Равно и дискуссии о Сталине ведутся практически без рассмотрения его «аввы» - Ленина. А как Сталина рассматривать без Ленина? Ведь второй – лишь верный продолжатель дел первого…
А откуда взялся Ленин? –Из Октября. А Октябрь невозможно рассматривать без Февраля…
Вобщем, все пути ведут к Февралю 1917 г., к свержению монархии.
Но при детальном рассмотрении Февраля начинает вырисовываться неизреченная картина… Картина в виде «пантеона святых отцов»…, отцов русской демократии (в самом буквальном смысле).

Вот потому-то нынешние историки (в первую очередь патриархийные, или патриархатные) и обходят стороной «февральскую проблематику». Причём стараясь даже не касаться её. На что Вы совершенно справедливо и обратили своё внимание.
Ответить

#
1.10.2009 в 19:29
Согласен с Сергеем.Прискорбно,что нынешние отцы заняты тем,что льют помои на своих собратьев.Священник поносит священника,а потом говорит о каких то высоких вещах.И это наши пастыри...
Ответить

#
1.10.2009 в 13:46
Диакону Георгию Малкову, Москва
30 сентября 2009 13:16

В целом позиция автора понятна, и лично я её разделяю и поддерживаю. Но
==вполне закономерное следствие того, что Россия так и не искоренила в себе целиком самого страшного ненавистника и супротивника Божия — революцию! ==
Всё таки надо признать, что то, что мы имеем сейчас, не является следствием революции. Революция сама является следствием.
Или иначе можно сказать. Точка поворота в истории России - это 5-9 марта 1917г. или 25 октября 1917? А автор, к сожалению, этого даже не коснулся.

С уважением. Виктор.
Ответить

#
30.09.2009 в 13:16
ПРОЩАЯСЬ С УЧАСТНИКАМИ ДИСКУССИИ О "СОВЕТСКОМ" И "РУССКОМ"

(Алексею Челнокову и диакону Владимиру Василику, а также и всем членам состоявшейся здесь дискуссии)

Увы, пока что примирения духовно, по сути, противостоящих сторон - так и не состоялось...
В речах многих,даже и заявляющих себя христианами, евангельская правда зачастую оказывается смешанной с чисто человеческими пристрастиями, когда в принципе неоправдываемый тот же коммуно-советский режим (как постоянно антихристианский) всячески оправдывается с позиции внерелигиозного гуманизма - и порой даже священнослужителями; когда стремятся приписать все то доброе, что делалось "русским человеком" на своей Русской земле и вне всяких идеологий, якобы "советскому человеку" - как гражданину СССР, к которому нормальный-то православный русский не может относиться иначе как к оккупировавшему нашу Россию дьявольски искусительному государственному монстру.

На чем основана столь резкое моя позиция - как, впрочем, и само противостояние обеих сторон (просоветской и пророссийской)?

На этот вопрос, - призывая окончательно закрыть нашу дискуссию до последующих времен, когда сама будущая трагическая жизнь Эрэфии постепенно начнет приводить нас всех к духовному консенсусу относительно единственной подлинности именно наших русских, а не советских, ценностей, - на этот вопрос отвечу словами краткого введения к моей книге "Контрреволюция духа":

«…Вся эта разруха и недостаток оттого, что без Бога строится ныне Русское Государство» — именно эти слова были сказаны святителем и исповедником веры Христовой, Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Тихоном в январе 1918 года в московском храме Христа Спасителя — в обличение деяний богоборческой и антинародной коммунистической власти.
Однако многочисленные патриаршие увещания той страшной поры в равной степени относились и к обманутой большевиками значительной части русского народа.
Это были те, кто соблазнился тогда бредовыми посулами грядущего фантастического вселенского счастья — в обмен на вполне реальное участие в революционных грабежах, братоубийственной гражданской войне, в попытке уничтожения коммунистами Церкви и в их безбожном зверском насилии над Россией.
Все впадавшие в этот дьявольский соблазн, изменяя Христу и отеческой вере, все помогавшие разжигать сатанинский «черный огонь» революции (по точному определению великого сына нашего Отечества, философа и публициста Ив. Ильина), все поддерживавшие это бесовское «пламя» большевизма, тем самым в одночасье переставали быть православными христианами, а значит, и подлинно русскими по духу, образовав со временем из значительной части населения России некую искусственную псевдообщность так называемых «советских людей», продолжающую фрагментарно существовать и поныне.
В результате коммунистического «красного» эксперимента у такого нового типа «советского человека» не оставалось ни подлинно духовно-осмысленной жизни, ни религиозных корней, ни истинной веры, ни фундаментальных общественных традиций, ни былого разнообразия национального быта, ни многих основных элементов прежней русской культуры, ни даже подлинной русской письменности предшествующих поколений, уничтоженной большевицкой реформой правописания.
Как правило, для большинства представителей этой странной «советской» псевдонации история их, с позволения сказать, «России» начиналась — по вполне искреннему их мнению, не ранее октября 1917 года.
В их душах и в их головах Русская земля постепенно теряла не только свой «возраст», но отсюда, естественно, — и свою историческую судьбу и даже свое имя! И вот на месте России появилась страна с нелепым для норм русского языка названием «СССР» (от которого недалеко ушли: и фальшивое в духовном смысле самоназвание «Советская Россия», и казенное, ничего не говорящее сердцу нынешнее «РФ», вполне закономерно и превратившееся в повседневной речи в «Эрэфию»).
А до этой страны, на месте ее, — в сознании «рожденного Октябрем» «нового», «советского человека» — ранее якобы не было ничего, кроме постоянного голода, вопиющей нищеты, средневекового мрака, поповского засилья, всеобщего невежества, несправедливости, да и, вообще, существовала лишь одна сплошная (тысячелетняя!) «тюрьма народов» — Российская Империя.
На общем прискорбном фоне подобного исторического беспамятства долгое время лишь сравнительно небольшая часть граждан тогдашнего СССР продолжала мыслить иначе — то есть, несмотря ни на что, все еще по-русски, а не «по-советски» …
И сколько же мук, сколько разочарований нужно было перенести, сколько должно было раскрыться обманов и сколько — погибнуть надежд, чтобы все-таки немалое число представителей и «коммуно-советской» формации начало постепенно понимать всю ложность выбранного в 1917 году их отцами и дедами пути!
А сколько еще предпочитает и сегодня жить в этом застарелом безбожном обмане!
И сколько еще лукавых сирен продолжает заманивать на свой коммунистический «остров смерти» очередные поколения нынешних жителей Русской земли — в первую очередь тех, кто так и не научился русской духовной свободе…
Вот уже и «духовные» потомки прежних распинателей России бесстыдно объявляют себя ее «патриотами»; вот уже и сегодняшние «верные ленинцы» начинают говорить (послушаем хотя бы очередного их глашатая — тов. Г. Зюганова) о своей, мол, кондовой «православности», тут же лживо умалчивая о заповеданной им «дедушкой Лениным» лютой ненависти ко Христу и Его Святой Церкви!
И как девяносто лет назад — когда святитель Тихон обращался со своими увещеваниями к строителям «новой жизни» — так, по сути, и сегодня страна наша продолжает в целом оставаться не просвещенной Божиим Евангельским Светом, не живет по евангельским законам и не жаждет всею душой благодатной помощи Божией — а потому вполне заслуженно и не получает ее.
«Без Бога строится Русское Государство» — во многом, увы, и ныне…
Его нет в безбожном, бесчеловечном шабаше нынешней «российской» «экономики»; Его нет и в основных направлениях всё еще остающейся в корне асоциальной, по сути, государственной политики; Бога нет, по большей части, в детских садах и школах (а если где-то изредка и встречается — то, так сказать, почти «прикровенно»); без Него пока обходится и значительная часть студенчества, всё еще воспитываемая в традициях якобы «научного» атеизма; Его, как правило, всё еще нет в до сих пор полусоветской (и духовно, и идеологически) армии…
Чувства Живого Бога нет в общественной и — в значительной мере — также и в повседневной частной жизни: ну многие ли наши сограждане начинают и заканчивают свой день с молитвы; хотя бы крестятся перед едой, благодарно поминая ее истинного «подателя — Бога», или творят, как положено православному христианину, крестное знáмение, проходя или проезжая — мимо Божия храма?
Конечно же, Он есть и там, и тут, и везде, ибо Бог — вездесущ.
Но у нас Он и поныне есть не столько Защитник, Помощник и Благоподатель, сколько порой Свидетель равнодушия и духовной слепоты сегодняшних граждан «Эрэфии», вольного и невольного отторжения Его ими, или же Свидетель — что также нередко бывает — в значительной мере полуязыческих форм поклонения Ему и Его Пречистой Матери.
В последнем случае и Его, и Ее пытаются приспособить к своим повседневным грешкам и делишкам (на уровне чуть ли не языческих «оберегов»!) все кому не лень: и простой обыватель, который и свечку на всякий случай поставит и, пожалуй, к экстрасенсу зайдет, и бандюган, надеющийся, что Бог поможет ему решить проблемы его «теневого бизнеса», и чиновник — в попытках «душевного самообеления» и якобы «очищения» своей коррумпированной совести.
И притом все подобные «страдальцы» и «молитвенники» являют Богу самые разнообразные внешние «акты поклонения», объединяемые одной типичнейшей чертой: акты эти во многом внеположны, если не сказать — чужды — внутреннему смыслу подлинной христианской традиции Богопочитания и свидетельствуют об отсутствии у таких «богомольцев» даже самых общих православных понятий об этом — особенно об истинном благоговении пред Богом и честности с Ним.
Так, например, на те же «богоугодные заведения» и всякую благотворительность надо давать деньги, заработанные честно, а не уворованные у страны, или, тем более, награбленные на большой дороге…
Бога ведь не обманешь, ибо Он смотрит на суть, а не только на внешние проявления наших отношений с Ним — тем более, что последние нередко принимают чуть ли не язычески-магический характер или же порой смахивают на торговлю по принципу «я — Тебе, Ты — мне»: заводик ли обанкротим и хапнем задаром — а церковную «десятинку» Тебе дадим, преступника ли «отмажем», «откат» ли возьмем — а на храмик Тебе уж скинемся…
Но Бог — не небесный покровитель «эрэфовского» коррупционного общака!
И можно сколько угодно ставить часовни, церкви и даже соборы на главнейших перекрестках страны, у ее важнейших ведомств и «государственных подъездов», однако, если в кабинетах Лубянки продолжают висеть большевицкие «иконы» богоненавистника и палача России (в первую очередь ее христиан) — Ф. Дзержинского (и каждый сохраняющий его портрет на стене над своим рабочим столом не отправляется автоматически в отставку за проповедь коммуно-фашизма в государственном российском учреждении); если в армии продолжают приносить присягу только Отечеству, а не Богу и Родине, как следовало бы; если на Красной площади продолжают возлежать в языческом мавзолейном зиккурате остатки трупа другого палача Русской Земли, одного из провозвестников антихриста и гнуснейшего врага Божия — а по стране повсюду еще торчат его «болваны»! — то всем президентам и премьерам, всем председателям и всем генералам сегодняшней «Эрэфии» совершенно бесполезно коптить потолки православных соборов своими представительски-«государственными» VIP-овскими свечками.
Бог на это никак не откликнется и такой вот двоедушной «элите» — ничем не поможет, ибо сказано в Новом Завете: «Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа. Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1, 7–8)…
Что толку от этих свечек, если сказано там же: «…и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?.. как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2, 19–20, 26).
Поскольку же последовательно истинных дел «по Богу» у нас на властном верху пока что-то не видно, да и Самого Бога там все еще явно предпочитают (почти по советской старинке) «держать на поводке», то, значит, — скажем помягче, — и вера их еще под большим вопросом!
А неверам, известно, и Бог не верит, а потому и, слыша, — не слышит… Свечками и колядками тут никак не отделаться: Бог — не этнография и не фольклор. Он принимает не лукавые слова и, зачастую, столь же лукавые «приношения», а только наши добрые дела и наше раскаянье — в злых: «очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак. 4, 8)…
Однако и в сегодняшней России как же всё еще мало — и христианских дел, и раскаянья!
И если мы, верующие, получили ныне благую возможность восстанавливать разрушенные и строить новые храмы и за саму веру нас не расстреливают, то все же в целом страна — «по Христу» еще не живет… И это есть не только отзвук у нас общемирового ныне процесса вселенской апостáсии (отречения, отступления от Христа), предсказанной еще Им Самим, но, в первую очередь, — вполне закономерное следствие того, что Россия так и не искоренила в себе целиком самого страшного ненавистника и супротивника Божия — революцию!
Ядовитыми испарениями ее сатанинского духа продолжают еще изо дня в день дышать миллионы наших сограждан; ее отвратительные символы и рабские клейма (в памятниках, в названиях улиц и газет, станций метро, общественных зданий), продолжают, как и в прежние десятилетия на корню изолгавшейся коммуно-советской нашей жизни, осквернять и отравлять наше зрение — и, прежде всего, — духовное, «очи сердца»…
И пока мы, все русские люди, не поймем протрезвевшим окончательно разумом внутренней антихристовой сути — пусть и вяло, но всё еще текущей у нас «посткоммунистической» революции, пока не ужаснемся бездонной бездне ее то потаенного, то вполне откровенного зла, пока не проклянем ее и не расстанемся с нею навеки, до тех пор Россия как единый организм — не друг Богу, и Он — ей не помощник!
Только противопоставив всей страной, всем народом — сознательно, безоглядно и бесповоротно — злобесному духу лжи и кровавой материи революции — контрреволюцию веры Христовой, контрреволюцию, преисполненную духовной благодати и силы Божией, всеобщую контрреволюцию духа Истины, только тогда мы сможем, как воскрешенный Христом Его друг Лазарь, восстать из уже почти векового нашего гроба, в который обрушила Россию смерть-революция, — и выйти наконец в Подлинную Жизнь …
Сегодня же — несмотря на, слава Богу, все более возрастающее у нас число и храмов Божиих, и христианских душ, — всё равно как далеки мы, как далеки еще от этого!
Как скверна наша российская жизнь! Как скверна — сейчас, а будет, если всё так и останется в наших душах по-прежнему, гораздо хуже — ибо история, похоже, так и не учит ничему или же учит кого-то другого, но только не нас…
«Вся эта разруха и недостаток оттого, что без Бога строится ныне Русское Государство…»
«Имеяй ухо слышати да слышит…» (Откр 2, 17).

Прощаясь с участниками дискуссии,
остаюсь с благопожеланиями,
диакон Георгий Малков
Ответить

#
29.09.2009 в 18:24
Диакону Владимиру Василику. Позор наш в том, что коммунисты остаются "рукопожатными" в глазах значительной части клириков РПЦ.
Позор наш и в том, что клирики РПЦ видят СССР "чистой горницей", "онтологически пустым" обществом. Эти клирики считают, что СССР "моральнее" ельцинской России, т. к. тот отиенил уголовное наказание за гомосексуализм, и в упор не видят того, что три поколения русских развращались чудовищной машиной, прививая все "основные" грехи - гордыню, ложь, убийство неаинных, предательство и пр. и пр. Повальное и безысходное пьянстьо, проституция и прочие "бесы заморские" - всего заключительные звенья в цепи наших грехов.
Позор наш оттого, что мы, ссылаясь на "бесовское" ПАСЕ, пытаемся доказать, что "Сталин все-таки гениальный вождь", вместо того, чтобы внятно и повсеместно рассказать, что было преступлением в те годы, дать четкую моральную оценку компартии, чтобы избавить людей от нравственной шизофрении. Ибо запрет греха важен как на законодательном уровне, так на гражданском. И неизвестно - где важнее.
Ответить

#
29.09.2009 в 12:47
Личне выпады, оскорбительный тон в отношении оппонентов и т.д. Статья иерея Алаксандра Шумского - это неудачный пример дискуссии с другими пастырями.
Ответить

#
29.09.2009 в 07:54
Алексею Челнокову.
Неужели непонятно, что наш позор в том, что социальную тему мы отдали на откуп коммунистам, что мы почти не говорим о нынешних униженных и оскорбленных, что это – пространство Прохановых?
Корень греха - домашний. Разумеется, ветхий падший Адам был и в советской, и в царской России. Так что давайте грянем из Авроры и по тому, что было до 1917 г?
Да, конечно, блуд был и в коммуналках, но когда его вводят в бордели, его узаконивают, канонизируют, делают нормой и стирают грань меж добром и злом в общественном сознании. Но очевидно для Вас это все равно. Кстати, запретив проституцию, Советская власть всего лишь повторила дело св. имп. Юстиниана, которое, к сожалению, не смогли продолжить ни Византийская, ни Российская империя. Насчет борьбы за семью в райкомах это не мифы, один мой весьма уважаемый знакомый (не буду называть его имени) так сохранил свою семью.
В Брежневское время аборты, действительно были легализованы, хотя и не столь поощрялись, как сейчас, когда в наше время возникла настоящая детоубийственная корыстная индустрия. Но при Сталине, которого сейчас так дружно и организованно (по указке ПАСЕ) возненавидели, аборты были запрещены
Напомню, что в Ромейской Империи, в Византии, мужеложество каралось мечом. (Эклога 17 титул) и это отнюдь не вызывало протестов священноначалия.. Если Вы считаете, что запрет греха на законодательном уровне ничего не значит, значит, увы, обвинения в нравственным дальтонизме не ко мне. Печален «мистический анархизм» и беспочвенность известной части православной интеллигенции, отсутствие у нее государственнического инстинкта и здравого правосознания. О. Андрей Кураев умудряется извлекать положительные смыслы из «Титаника», из «Гарри Поттера» и т.д. Так почему же мы не видим положительных смыслов в нашем недавнем прошлом? Зачем из СССР делать империю зла? Кто тогда мы с вами?
С уважением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
28.09.2009 в 18:07
Диакону Владимиру Василику, рожденному в СССР!
Нельзя вменять мне то, чего нет, а именно, что я якобы живу "не Писанием, а политикой".
Ваша емкая метафора СССР как "пустой чистой горницы", естественно, была воспринята мной в контексте притчи из евангелия ( Мф. 12, 43-45) о том, когда нечистый дух выйдет из человека...
Именно поэтому я заговорил о "нравственном дальтонизме" преподавателя духовной академии, ибо НЕ ВИДЕТЬ аморализма насажденного атеистической властью не может любой мало-мальски нравственно отзывчатый человек.
Например, мне становится не по себе, когда священнослужитель РПЦ говорит мне, что "райкомы боролись за советскую семью" - при том, что аборты поощрялись, и даже не это главное, а то, что "советская семья" была всего лишь строительным материалом для "счастливого будущего". Мне становится больно, когда я преставляю сотни тысяч искалеченных судет "членов семьи врагов народа".
Вы подумайте - на чем зижделась мораль "советского общества эпохи Брежнева", которое якобы "претендовало на моральность и культурность"? Я скажу, если вы не знаете: на "моральном кодексе строителя коммунизма", абсолютно аморальном с христианских позиций документе.

С поразительным упорством продолжаете утверждать, что красное, это зеленое: советское общество "было безрелигиозным, значит онтологически пустым и беззащитным перед языческими демонами аморализма".
Еще раз скажу: удивительно узнавать фразеологию "красного пророка" Проханова из уст диакона.

Нет, отец Владимир, советское общество не было "онтологическим пустым": бес не покидал "горницу". Ибо блуд совершается не только в борделях, но и в коммуналках, бараках и подмосковных дачах.
Глубокое заблуждение, что "преступность и разврат и вломились в это чистое, но пустое пространство".
НЕт, скорее бес "домашний" сошелся в пляске с бесом заморским.
И "все эти секс-шопы, гей-клубы, порно-шоу" - всего лишь новая упаковка, как мак-дональдс на месте чебуречной.

Увы, живете политикой, а не Писанием, скорее, - Вы, ибо в корне греха видите... указ об отмене уголовной ответствености за гомосексуализм. Плакать или смеяться?
Обвинение в том, что русский народ я сравниваю со "стадом гадаринских свиней", оставляю на ВАшей совести. А может, у Вас и со слухом проблемы?
Ответить

#
28.09.2009 в 00:00
Алексею Челнокову.
Уважаемый Алексей! Видно, что Вы живете не Писанием, а политикой. Я имел конкретно в виду следующую притчу из евангелия от Матфея:
Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным
местам, ища покоя, и не находит;
\v 44 тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И,
придя, находит его незанятым, выметенным и убранным;
\v 45 тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя,
и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже
первого. Так будет и с этим злым родом. ( Мф. 12, 43-45).

Кажется ясно? Советское общество эпохи Брежнева претендовало на моральность и культурность, и действительно, райкомы боролись за советскую семью, на телевидении показывались нравственные и культурные фильмы, но оно было безрелигиозным, значит онтологически пустым и беззащитным перед языческими демонами аморализма, преступности и разврата, которые и вломились в это чистое, но пустое пространство. И у этих демонов - вполне описуемое социологические лицо, вполне ясное происхождение. Не социализм и не историческая Россия выдумали и взращивал ивсе эти секс-шопы, гей-клубы, порно-шоу, хотя и заразились ими. Отметим, что первый указ подражательной демократии, победившей в 1991 г. - отмена уголовной ответствености за гомосексуализм, второй - отмена принудительного лечения наркоманов. Это - насчет дальтонизма. И чувствуется, как Вы нежно любите русский народ, раз сравниваете его со стадом гадаринских свиней и радуетесь его погибели. Дальше - умолкаю, это вообще за пределами всяких слов. Дальше - тишина.
Ответить

#
27.09.2009 в 21:42
Священнику Даниилу Сысоеву, Москва
19 сентября 2009 23:02
Я как христианин, призванный в небеса так могу оценить результат советского наследия:
1. В результате деятельности коммунистов миллионы людей сейчас горят в огне. ---

Вот на таком суконном языке говорит утратившая корни нынешняя секуляризованная российская культура. А знаменитый русский философ, в канун своей смерти, сказал, обращаясь к юношеству: Я даю тебе подлинный, единственный урок социальной связности. Все тебя обманывали, а я скажу тебе правду. ОПРАВДАЙ КОРМИЛЬЦА.
Этот совет имеет огромное значение для жизни современного христианина. На этом совете зиждется любовь к России не разрезанной на куски, единой, такой, какой нам дал ее Бог.
Ответить

#
27.09.2009 в 19:12
Дорогой отец Владимир!
На Ваше послание от 26 сентября 2009г. хочу привести несколько выдержек из некоего печатного органа , название которого приведу в конце этого письма.
"...2.Культурная. В массе своей общество скатилось в масс-культуру американского пошиба. Литература в провале.О кино и театре говорить нечего-жалкое зрелище...и т.д...Настоящий информационный террор либеральных СМИ..." - далее выдержка из передовой статьи печатного органа :"...Потребительский якобы рай , который Запад тщится навязать всему миру , невозможен...."
"...6. Социальная. Разгром технической интеллигенции, рабочего класса и крестьянства. Появление целого ряда профессий, не занятых в непосредственном производстве и социально ненужных, скорее даже вредных. Расцвет и расплод бюрократии. Сейчас у нас чиновников в 2 раза больше чем во всем СССР. Постепенное уничтожение армии и расцвет МВД и охранных структур. Огромное имущественное неравенство. Расцвет бездомности и беспризорности..."-далее опять из материала передовицы:"...Навязанное стране и всё более растущее расслоение в обществе крайне взрывоопасно. России как воздух требуется новая социальная политика, т.е. общественно ориентированная и основанная на принципах коллективизма и справедливости..."
"...И Вы говорите, что ничего не изменилось? Изменилось. В пустую чистую атеистическую советскую горницу ворвались бесы западного потребительского мира и правят свой бал, пока Вы боретесь с большевизмом..." - далее материал передовицы:"...Фракция КПРФ давно выступает о необходимости наведения порядка в торговой сфере, где до сих пор в значительной мере царит правовой беспредел..."( Газета Московского областного отделения КПРФ "Подмосковная Правда" №42(575) от 24 сентября 2009 г).
И таких параллельных мест по риторическому стилю да и по содержанию с нашей дискуссией очень много. Братцы! Может у нас давным-давно партейное собрание, а мы-то и не заметили!Смотрю прежде всего на себя: как глубоко въелся яд этого агитпропопа в мою генетику! Господи! Ты Единый в Троице славимый только и можешь меня окаянного спасти!"
Ответить

#
27.09.2009 в 00:12
Всех отметившихся в комментах к этой статье прошу прочесть две статьи монаха Диодора (Ларионова): "PRO DOMO SUA: Несколько слов о Православии и национальном патриотизме" (http://www.bogoslov.ru/text/413489.html) и «В мире, но не от мира»: К вопросу о богословии «социального служения» (http://www.bogoslov.ru/text/465391.html). Обе эти статьи являют собой, на мой взгляд, подлинное богословие, однако вторая часть диптиха осталась практически незамеченной - судя по количеству комментариев.
Ответить

#
26.09.2009 в 15:21
Диакону Владимиру Василику, рожденному в СССР.
Наконец-то, все свои многословные статьи и комментарии диакон переплавил в одну емкую метафору:
"Пустая чистая атеистическая советская горница".
Именно так преподаватель духовной академию видит СССР! "Пустая и чистая", "горница". Как-то не хочется верить своим глазам... Эти слова был готов услышать от Проханова, Зюганова, Лигачева, Дугина, но от воспитателя духовенства?
Похоже, к великому сожалению, невозможно достичь согласия между тем, кто, находясь в тифозном (вариант: лагерном) бараке, называет окружающее ласковым "горница".
Пустая трата времени - учить дальтоника правильно воспрнимать цвета, а здесь, очевидно, мы имееем дело с нравственным "дальтонизмом".
По Василику, наши беды происходят оттого, что
"бесы западного потребительского мира" ворвались в "чистую горницу" и "правят свой бал, пока Вы боретесь с большевизмом".
Если, конечно, народ уподоблять стаду свиней, которые рухнули с обрыва в воды секс-революции, массвой культуры и пр. "западных бесов", тогда логика диакона будет понятна.
Но строить очередные конспирологические модели, ерничая при этом "Вы духовно остались в СССР и до сих пор боретесь с коммунизмом", то же самое, как больному СПИДом доказывать повсюду, что СПИД придумала западная закулиса (есть в реальности и такие перснажи). Словом, клиника...
Ответить

#
26.09.2009 в 05:16

Досточтимый отец Владимир!
В итоге весьма затянувшейся нашей дмскуссии я выскажусь - весьма кратко - только по трем пунктам.

1)Все перечисленные вами состоявшиеся у нас частные "революции" (как явно отрицательные сдвиги в постсоветской жизни) и есть как раз следствие того, что нашим обществом не оказались сделанными никакие серьезные (столь необходимые) ДУХОВНЫЕ выводы из предшествующей трагической для русского народа эпохи безбожного "коммуно-советизма", т. е. до сих пор не было проведено почти ничего из того, что я называю декоммунизацией народного сознания, или христианской "контрреволюцией духа". И напрасно вы считаете мои выступления устаревшей борьбой с мельницами и что, мол, коммунистическая=внехристианская идеология ушла в прошлое и на сегодня якобы уже не актуальна с точки зрения ее отравляющего воздействия на душу русского человека. Коммунистические мельницы очень даже активно и сегодня продолжают размахивать своими жадными до ветра крыльями, причем ветер сей - отнюдь не дух Божий, а тот, о котором сказал еще св. пророк Исаия: "ветер и пустота - истуканы их" (Ис. 41, 29). Еще же страшнее для всех нас то, что мельницы эти крутятся порой в самих человеческих душах - чаще всего, увы, даже и не чувствующих и не понимающих этого! И вы должны прекрасно понимать (неужели не понимаете?), что именно об этом я и говорю, утверждая: "сколько-нибудь кардинальных социально-политических, тем более — духовных, изменений в России не произошло!" Могу и пояснить (если вам кажется, что я высказался недостаточно ясно): ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ изменений (в первую очередь сознательно прохристианских), ибо о необходимости именно таковых, а не каких-либо иных - я все время неустанно и говорю. Именно из-за отсутствия их и происходят все упоминаемые вами частичные, естественно, безнравственные "революции". И тут вовсе не Запад (вечный этот, мол, растлитель душ наших сограждан) виноват, не злые западные дядьки, а мы сами, ибо разлагали наши души и сердца собственной коммуно-советской ложью на протяжении почти целого века и, в большинстве своем, продолжаем этим же заниматься и сегодня. С той только разницей, что все "духи злобы поднебесной", дремавшие ранее в советском атеистическом обществе под пятой коммунистической верхушки (вынужденной все же из-за необходимости осохранения ею иезуитской идеологической демагогии ограничивать свои волчьи аппетиты) вырвались наконец на предоставленную им свободу в обществе постсоветском. И подобная напасть вполне естественна также и потому, что такая "свобода" лжива по самой своей природе. В духовном смысле абсолютно фальшивый ее характер я здесь рассматривать, конечно же, не буду, а лишь замечу, что она и в смысле прагматически-практическом гроша ломаного не стоит - и в силу значительной ее призрачности, и в силу того, что эту "свободу" посткоммунической воровской банде пришлось просто-напросто бросить народу - как игрушечную кость - ради совершенного уж удобства грабить его во всю силу нынешнего нашего олигархического "псевдокапитализма". Если же вы действительно считаете, что сих "духов" в вашей, как вы говорите, "чистой атеистической советской горнице" не было, а была она попросту "пустой" (ваши же слова!), и никаких бесов в этой "горнице" вы так и не увидели, то тогда все наши собеседования, увы, оказываются совершенно бесперспективными, о чем я искренне и сожалею. Простите, но утверждение, что "атеистическая горница" может быть вообще "чистой" (!), слышать мне от, вроде бы, не атеиста, каковым и полагается быть православному диакону, мягко говоря, несколько странно.

2) Насчет же "всенародной" ответственности российских архиереев и их чрезвычайной потому занятости - а потому и о якобы полной невозможности для них "мытья посуды" - вы должны прекрасно понимать, что мое упоминание об этом суть лишь достаточно яркий штрих из архипастырской жизни великого владыки Лавра, всего лишь говорящий о необходимости той степени внутреннего духовного смирения, которым прежде всего и должен обладать архипастырь (как и любой пастырь) при его высоком служении Богу и людям. И, кстати, например, необычайная занятость того же владыки Антония (Блума), архипастыря всеевропейского уровня и значения, отнюдь не мешала ему порой даже и мыть пол в его любимом лондонском храме, и жить, стараясь не вводить в лишние расходы Церковь, под лестницей в храме, где он сам и варил овсянку для гостя - владыки Питирима (Нечаева), а затем укладывая его спать в своей кровати, сам же ложась рядом на полу (о чем владыка Питирим сам мне и рассказывал)! Я отнюдь не призываю всех наших владык мыть за собой и за своими помощниками тарелки (хотя, увы, мало кому из них приходит ныне в голову совершать - даже гипотетически - подобное), а лишь обращаю внимание на то, что гораздо большая доля христианского смирения многим из них явно бы не помешала: люди их за такое ценнейшее христианское качество просто больше бы любили и уважали...

3) Я "не остался, - как вы говорите, - духовно в СССР", борясь с коммунистическими мельницами, и никак не могу в нем остаться, поскольку именно "духовно" я в нем никогда и не был (во всяком случае уже с более-менее сознательного возраста - так, лет с 12-13-ти). И именно потому, что на протяжении последующих лет 65-ти вполне смог вкусить "пустую чистоту атеистической советской горницы", вычищенную от Бога коммуно-советскими "горничными", я и считаю своим христианским долгом всегда и везде бороться с коммунизмом - как богоборческой религией! - не бывая в храме диаконом, а в "атеистических горницах" их патриотом, оставаясь только патриотом Христа и подлинной православной России. Она для меня - не археология и не исторический фантом, и боль за нее у меня не фантомная, каковую искренне желаю почувствовать наконец и вам, дорогой отец Владимир.

P.S.
Не могу не заметить по поводу случайно произошедшей у вас контаминации смыслов: ни на какой "планиде" я жить не могу, поскольку "планида" (с учетом греч. яз.) это - не планета, а суть скитание, странствование (по жизни), иначе говоря, жизненный путь и даже, в известном смысле, жизненная судьба. Уверен, что греческий язык вы знаете на порядок лучше меня, ибо я его почти и не знаю.

На этом, с искренней любовию во Христе и со столь же искренней надеждой на ваше дальнейшее возрастание в Нем - как просто христианина, а не как "сов.патриота", - я
наш диспут (надеюсь, не бесполезный в итоге для нас обоих) со своей стороны завершаю.

Диакон Георгий.
Ответить

#
26.09.2009 в 00:29
Дорогой о. Георгий! На какой планиде Вы находитесь?
Меня буквально потрясла Ваша фраза:
«Но, по существу дела, на глубинном онтологическом уровне, ни в результате «перестройки», ни в итоге как событий 1991 года, так и всех последующих, сколько-нибудь кардинальных социально-политических, тем более — духовных, изменений в России не произошло!»
В реальности, произошел целый ряд революций – не менее страшных чем Февраль или октябрь 1917 г. , в том числе и на онтологическом уровне.
1. Сексуальная.
2. Культурная. В массе своей общество скатилось в масс-культуру, американизированного пошиба. Литература в провале. О кино и театре и говорить нечего – жалкое зрелище. Хуже того, книга побеждена экраном (компьютерным и телевизионным). Орфография в презрении, от дела Константина Костенечского ничего не осталось (как пишем, так и слышим). Настоящий информационный террор либеральных СМИ
3. Ментальная. Многие разучились слушать (из-за наушников и пр.), не говоря о том, чтобы петь. Рефлексия уступила место рефлексу, многие особ. молодежь, живут не мыслями а видеорядами.
4. Нравственная. Цинизм и разврат стали нормой жизни. Еще – социо-дарвинизм, жестокость и неслыханное презрение к униженным и оскорбленным. Предельный монетаризм. У многих разговоры только о деньгах, деньги как цель жизни.
5. Ползучая оккультизация общества. Суеверия, магизм и гороскопы. Возвращение главного оккульт-революционера Кошпировского.
6. Социальная. Разгром технической интеллигенции, рабочего класса и крестьянства. Появление целого ряда профессий, не занятых в непосредственном производстве и социально ненужных, скорее даже вредных. Расцвет и расплод бюрократии. Сейчас у нас чиновников в 2 раза больше чем во всем СССР. Постепенное уничтожение армии и расцвет МВД и охранных структур. Огромное имущественное неравенство. Расцвет бездомности и беспризорности
7. Резкие этнические изменения и демографический провал русского народа.

И Вы говорите, что ничего не изменилось? Изменилось. В пустую чистую атеистическую советскую горницу ворвались бесы западного потребительского мира и правят свой бал, пока Вы боретесь с большевизмом, а мы уговариваем Вас не делать этого. Судя по всему, Вы духовно остались в СССР и до сих пор боретесь с коммунизмом. Извините, но это напоминает бородатый анекдот советских времен о том, как партизаны 40 лет после войны поезда под откос пускают.
А насчет Ваших советов архиереям мыть посуду… В Сербии, например это реально – народ поменьше числом, попроще и подушевней. Там все друг друга в лицо знают, живут тесно и дружно. То же и в зарубежье. У нас это нереально абсолютно. Если архиереи у нас начнут мыть посуду, их просто не поймут, о них сразу начнут ноги вытирать. Ментальность не та, и мы с Вами ее не переменим. Вы же понимаете – есть модель Церковь-семья, есть модель Церковь-империя. Худо ли, хорошо ли, но Русская Православная Церковь исторически выстраивалась по имперской модели. Другой судьбы нам пока не дано. Да, были гонения и тогда Церковь выстраивалась по семейному образцу в братствах и катакомбах. Но сейчас, в нынешнем обществе это, увы, не пройдет.
Если будет время, перечитайте рассказ Аркадия Аверченко «Король и поэт», как король с поэтом на день поменялись ролями и что из этого вышло… Там поэт вздумал облагодетельствовать слепцов и приказал полицейским их сопровождать до дому, а те… поволокли их в участок.
Что-то похожее может произойти, если власть имущие будут внимать нашим дьяконским идеалистическим советам, или, хуже того, если мы вдруг окажемся у власти и начнем переустраивать Россию. Так что вернемся на нашу грешную землю. И честно говоря, нынешняя дискуссия мне очень напоминает послание митрополита Константина Стратимировича сербским священникам во время Первого Сербского Восстания: «Перестаньте начальствовать над пушкой, займитесь народом и богослужением». И о.Георгий Митрофанов, и аз грешный, и Вы, мы все сейчас начальствуем над информационными пушками, целимся в мнимых врагов России, а попадаем друг в друга и в русский народ. Думаю, пора с этим кончать.
С почтительной любовью во Христе
и с глубоким уважением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
25.09.2009 в 16:40
Дорогой отец Георгий!
Вы уже,на мой взгляд, доросли до того, чтобы стать иереем: блестящие ваши сообщения явно показывают наличие у Вас проповеднического дара.За чем же дело стало? Надо же его реализовывать в приходском священническом служении, на самом деле сталкиваясь с личными драмами и трагедиями своих прихожан врачуя их, а это требует высокого мужества ,а наипаче пламенной веры и готовности пожертвовать всем ради своего пасомого, то может получиться , как в притче о талантах.
Ответить

#
А. Рогозянский
25.09.2009 в 14:49
Есть два внешних похожих, но методологически разных образа действий:
а) иметь чувство реальности/трезвомыслие и из этого рассуждать о церковных проблемах;
либо
б) как можно больше рассуждать о церковных проблемах, в надежде иметь таким образом чувство реальности/трезвомыслие.
Наподобие, как в компьютерных системах разница состояний: "войти", а потом "выйти", или "выйти", а уже после этого "войти".

Во втором случае человек зачастую ничего больше не говорит, кроме как о церковных проблемах (забытых страницах/злодеяниях коммунистов/язвах российской действительности). Имеет ли это отношение к трезвомыслию?
Ответить

#
А. Рогозянский
25.09.2009 в 14:34
Трезвомыслие нам только снится
Ответить

#
25.09.2009 в 13:53
НИКИТЕ."Почему нельзя иметь просто спокойное и трезвое отношение к стране, в которой ты родился? Без любви и без ненависти, но с трезвомыслием? Почему, уважаемая Мария, нельзя помнить о том, что христианин - иностранец в любой стране, по слову анонимного послания к Диогнету, созданного на заре Церкви? "
Если речь о Ваших чувствах, то они - Ваши. Но если мы о слове написанном. то оно имеет всевозможные последствия. Например, представьте, что началась война, а Вам уже не выехать в другую страну. Объясните тогда, что лично Вас нельзя поливать напалмом, потому что Вы иностранец.
Ответить

#
25.09.2009 в 09:30
Уважаемому Никите на Вашу реплику от 24.09.2009. время 19:11."Почему нельзя иметь просто спокойное и трезвое отношение к стране, в которой ты родился? Без ЛЮБВИ (выделено мною - М.К.) и ненависти, но с трезвомыслием?" - "...Вем твоя дела, яко ни студен еси ни тепл..."(Апок.гл.3, стих 15).
Ответить

#
24.09.2009 в 21:47
Беседа со священником РПЦЗ(В) о Второй мiровой войне

http://ss-83.livejournal.com/14796.html
Ответить

#
24.09.2009 в 19:11
Уважаемая Мария!

Вместо упомянутых Вами качеств должно быть одно - чувство реальности и трезвомыслие. Почему сразу ненависть к России? Что это за политические лозунги - сталинизм или ненависть? Почему нельзя иметь просто спокойное и трезвое отношение к стране, в которой ты родился? Без любви и без ненависти, но с трезвомыслием? Почему, уважаемая Мария, нельзя помнить о том, что христианин - иностранец в любой стране, по слову анонимного послания к Диогнету, созданного на заре Церкви?
Ответить

#
24.09.2009 в 15:11
О ДУХОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАДАЧАХ РОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ
(Частные размышления по поводу поставленных мне диаконом Владимиром Василиком вопросов: Дальше что? Что нам делать сегодня? Из чего и как строить новую Россию? - Отвечаю лишь в отношении тех задач, что стоят сегодня, по моему разумению, перед нашей Церковью)


Восстановлению общероссийского государственно-мощного потенциала во всех сферах нашей жизни, разумеется, максимально должна способствовать жажда самого общества к кардинальным переменам в собственных его духовных первоосновах.

Но, по существу дела, на глубинном онтологическом уровне, ни в результате «перестройки», ни в итоге как событий 1991 года, так и всех последующих, сколько-нибудь кардинальных социально-политических, тем более — духовных, изменений в России не произошло! Необходимость их, равно как и требуемый положительный их характер, не были ни разъяснены народу, ни востребованы им самим в сколько-нибудь осмысленной полноте.
В государственном масштабе весь кровавый шабаш октябрьского переворота, как и вся, по сути, антинародная коммунистическая деятельность последующих семи десятилетий — не прокляты и фактически не осуждены, а некоторые элементы критики этого прошлого со стороны ряда представителей власти, произнесенные ими «сквозь зубы» и как бы с воровской оглядкой (знает кошка — чье мясо съела!), — конечно же, не в счет.
Значительная часть «красного» идеологического наследия и по сию пору занимает отнюдь не маргинальное место в общественно-политической жизни страны: «совковые», зачастую нарочито коммунистического характера именования улиц, станций, «предприятий», городов, повсеместные памятники преступникам-«революционерам» — каждодневно продолжают осквернять слух и взор подлинно русского человека. Всё еще во многом коммунистически-советской остается и шкала общественных ценностей; государственного уровня подлинное духовно-политическое просвещение нации отсутствует.
Вообще можно утверждать, что никакого цивилизованного, социально и политически ориентированного на благоденствие нации, а не самих олигархов, демократического по внешним своим формам, «капитализма» (даже и в зачатке!) — у нас нет и следа…
На всех ключевых местах во власти и в экономической сфере находится всё та же прежняя коммунистическая номенклатура или ее комсомолистские выкормышы; даже нынешние губернаторы — зачастую те же прежние «обкомовцы» или их «младшие товарищи», новейшей формации их же воспитанники и, так сказать, «духовные» наследники: неудивительно поэтому, что, несмотря на полученные ими новые, якобы «капиталистические», кормушки, их зрение, их слух, их речь, их мысли, их души остаются, как и прежде, в основном ориентированными (ибо давно так натренированными) на идейно-житейские матричные понятия и представления былого, духовно убогого советизма.
По сути, ценностная шкала октябрьского переворота, большевицкой государственности — и сегодня в значительной мере остается внутренней духовной (точнее — антидуховной!) основой сегодняшней общественной идеологии и государственной политики в России.
Ядовитые, тлетворные миазмы революции всё еще витают над страной, отравляют атмосферу её государственных кабинетов, исходят от гнусных памятников её растлителям и убийцам — на российских улицах и площадях. С этим же сатанинским духом всё никак полностью не расстанутся наши армия и флот (особенно — из-за духовной и политической косности выпестованного в основном еще при большевиках генералитета, где всё еще мало подлинно русских патриотов).
Даже из-под звуков современного гимна «Эрэфии» проступает вульгарный рык советского тоталитаризма — с его фальшивым «надуванием щек» и безвкусным, духовно лукавым псевдовеличием, к которому исподволь и приучали российский народ его партийные хозяева. Русский же человек, душевно, естественно, нуждавшийся в какой-либо государственной атрибутике, наивно покупался на все эти тупо-громогласные «Нас вырастил и озарил…», порой и вовсе забывая о миллионах тех трупов, которыми обильно удобрили русскую землю кровавые «растители» октябрьского переворота. В любом случае и сегодня — это, безусловно, не гимн христианской Православной России (несмотря даже на упоминание в его новом тексте Бога!), а гимн всё тех же затаившихся прежних тотальных её разорителей, в конце концов и приведших страну к состоянию пресловутого «колосса на глиняных ногах», рухнувшего у нас на глазах в пропасть, из которой нам — с так звучащими гимнами — никогда не выбраться!
Ментальность нынешней власти, как во многом и ментальность никем не просвещаемого, все более нищающего и все более озлобляющегося общества, практически все еще сохраняют в себе основополагающие черты коммунистического прошлого.
А ведь основой роста и укрепления любой национальной экономики и государственности в целом (это давно уже ясно из всей мировой политико-экономической практики!) является отнюдь не характер пресловутых «производительных сил», а самый тип национально-осмысленных и национально-традиционных государственно-строительных устремлений того или иного народа, тысячелетиями выковывавшийся (для России — общественно- и даже общинно-ориентированный и православно-созидательный) характер его воли к развитию и процветанию!
И потому со всей определенностью можно утверждать, что Россия пока так и не находит в себе решимости окончательно отказаться от страшного наследия большевизма, и по сию пору продолжающего подтачивать силы нации, — другими словами, позволительно утверждать, что дело октябрьского переворота, прежнее преступное «дело Ленина-Сталина» в ней все еще живет и продолжается: революция все еще поднимает Россию на дыбу!
Но если страна не желает печального завершения своего существования — с застарелой антидуховной болезнью революции пора кончать, ответив на нее осознанной «духовной контрреволюцией»…
Особенно об этом следует думать (в первую очередь — о духовном возрождении нации на основе мощнейшего импульса религиозного единения) в связи со все приближающимися к нам катастрофическими угрозами на уровне глобальных политических процессов, должных, увы, потрясти мир в самые ближайшие десятилетия.
Для скорейшего спасения страны от все еще продолжающейся затяжной болезни коммунистической революции нужны грандиознейшие политические, социальные и экономические положительные преобразования, достигаемые преимущественно не пулеметами, а христианским преобразованием самого духа нации.
Иначе говоря — переводя идею внутреннего духовного самоочищения России и положительного осмысления всей нашей жизни на язык конкретной политической прозы, скажем так: если мы действительно хотим спасти нашу страну от полного застоя и гибели, если мы хотим обеспечить достойную жизнь себе и своим детям, если мы стремимся к воссозданию и утверждению подлинно российских политики и экономики, действующих в интересах всей нации, то нам необходимо осуществить — в мирных ли условиях, в условиях ли вполне возможного грядущего обострения политической ситуации в стране (не дай Бог, впрочем, чтобы оно наступило!) — не очередную разрушительную и в итоге, мета-исторически, как всегда бессмысленную с христианской точки зрения революцию (вдобавок к так и не искорененной до конца — октябрьской), а фундаментально-творческую, в экономическом отношении народно-капиталистическую и глубоко социализированную, в отношении же духовном сугубо национально-религиозную — освободительно-патриотическую, антибольшевицкую "контрреволюцию духа"! Именно только на обломках должной наконец завершиться, но всё еще продолжающей пока мучить нашу страну, коммунистической революции и можно начать созидание совершенно новой России. И именно только единственно Церковь ныне и обладает особой общественной значимостью, особым духовным авторитетом в глазах народа, а потому Церковь и может, и даже обязана (!) возглавить этот кардинальный переворот в сознании нации.
И, подобно тому, как, например, в начале XIX века в Греции Церковь духовно возглавила освободительное движение эллинов от долгого турецкого ига, так и в России именно Церковь (если она не хочет постепенно превратиться в глазах российского общества в некую маргинальную клерикальную структуру официозного типа) может и должна принять — так же своим духовным авторитетом — самое активное участие в созидании русскими людьми своей подлинной Российской государственности.
Не уклоняясь от своего религиозного и национального долга, не прячась за спины своих православных соотечественников, Церковь должна возглавить и помочь осмыслить — через евангельское просвещение всей нации и ее всеобщее реальное воцерковление, врастание в жизнь Христову — сугубо духовную сторону процесса подобной, подлинно патриотической, нравственной русской «контрреволюции».
И это — отнюдь не политическая, а самая непосредственная религиозная миссия Церкви: приведение России вновь к некогда преданному ею — во всяком случае, по сути, большей частью российских граждан — Христу!
Сегодня уже всё явственней звучит прямой призыв к Церкви вступить наконец самым непосредственным образом в процесс восстановления православно ориентированной, а значит и национально, и социально оправданной, подлинной российской государственности.
Более того, повторю, — речь идет о том, чтобы именно Церкви этот процесс — в нравственной его составляющей — и возглавить.
Даже если у нее — а в ней и у нас — на это еще нет пока в необходимой мере (не будем здесь заблуждаться) ни сил, ни опыта, всё равно нужны всеобщая, всецерковная и всенародная решимость, духовно осмысленная воля к действию, нужен, наконец, общенациональный стыд, буквально жалящий православные сердца за наше недавнее советское богоборческое прошлое, но и не меньший — за сегодняшнее наше настоящее, а главное — необходимо чувство духовной ответственности за наш христианский Российский Дом: и тогда нам будут посланы свыше и силы, и разум, и научение, и долгожданный свет в конце нашего проклятого, вот уже почти векового большевицкого и постбольшевицкого «тоннеля».
Именно для всего этого Русская Православная Церковь и должна самым решительным образом повернуться к общегосударственной, общенациональной российской политике, но не «партийно», не политикански, а по мере сил — как духовно-просвещающая, евангельски-направляющая и нравственно-обязывающая хранительница и умножительница христианского духа в душе нации.
Лишь в этом случае — при религиозно-«политической» своей активнейшей «симфонии» с просветляемым ею обществом, с народом (об истинной же «симфонии» с властью говорить пока рано, и для этого нужно полностью не только сменить ее саму, но даже и самую ее форму!), — лишь только при укреплении живейшей связи с народом Церковь (рассматриваемая в данном общественном контексте как духовно-социальный институт) и сможет наиболее эффективно придать христианский глубинный смысл делу политиков и, соответственно, через них (как и через всех нас, ее духовных чад) — придать ускорение политическому процессу безотлагательной реанимации тихо (и пока — безмолвно!) умирающей у нас на глазах России!
Для выполнения же такого ее воскрешения совершенно необходимы новейшие церковно-социальные концепции общенационального, общегосударственного стратегического характера, кардинальное расширение горизонтов церковного в;дения окружающего трагического мира, совершенно новые координаты практического церковного (всё того же — неизменно христианского) «делания» на благо всего общества, наконец — и это, пожалуй, важнейшее —нужны по-новому чувствующие и по-новому (то есть тоже подлинно по-христиански) думающие архипастыри и пастыри, извечно призываемые к такой своей позиции непреходящими словами Христа: «се, творю всё новое» (Откр. 21, 5).
Церковь должна поставить перед собой и решить первостепеннейшую задачу — буквально пронизать христиански-ответственно мыслящими гражданами все важнейшие, все определяющие нашу жизнь структуры и подразделения общества, в том числе: и политические, и хозяйственно-экономические, и властные — дабы все они работали одновременно и на духовное, и на материальное благо всех граждан России.
Разумеется, Церковь может осуществить свое благое возрождающее воздействие на государство не «на прямую», что для нее в истинно екклезиологическом смысле, то есть собственно церковно-сущностном (как Церкви, пребывающей в «мире», но остающейся «не от мира сего»), немыслимо, — а через неустанное посредничество наиболее активных своих членов.
В свое время мудрый Ив. Ильин особо подчеркивал в одной из своих статей: «…тоталитарное тяготение совсем не должно иметь места в сердцах духовенства и в делах Церкви. Ибо цельность веры и религии, — эта высшая драгоценность духа, — должна распускаться как цветок в душе человека, а не навязываться ему в качестве авторитарных велений, сопровождаемых угрозами и страхом: религиозная цельность не может быть предписана и навязана, она может быть только свободно выношена человеком под влиянием свободно воспринятой Благодати…
Именно поэтому невынудимо и самое “оцерковление” жизни… Естественно, что Церкви есть до всего дело в жизни людей, но это “дело” не есть дело принудительной власти, все равно — открыто выступающей с угрозами и казнями или прикровенно организуемой интригами и закулисным нажимом. Церковь призвана молиться, совершать таинства, очищать души, беречь откровение и возжигать сердца. Но она отнюдь не призвана отнимать у людей свободу самостоятельного созерцания, выбора, решения и творчества.
Мало того, она призвана отпускть людей в мир для мирского и мирового труда, излучать живую религиозность в этот труд, осмысливать его перед лицом Божиим и, предоставляя людям свободу вдохновения, наполнять это вдохновение духом христианской Благодати… Церковь призвана излучать благодать в сердца верующих, а не участвовать в земных расчетах земной толкотни…
Именно в этом обнаруживается, что «оцерковление жизни» имеет более глубокий и таинственный смысл, чем это многие думают. “Оцерковление” не сводимо к “ритуализации”. Оно есть больше всего и прежде всего христианское одухотворение человеческого сердца, а потом уже — всё остальное. Церковь… есть зов, а не приказ. Она не призвана отвращать людей от мира, как в буддизме, но, напротив, отпускать их в мир, как носителей преподанного им Духа, для того, чтобы не мир “обмирщал” их, а чтобы они его одухотворяли.
И в этом главное» (Ильин И.А. Церковь и жизнь // Ильин И. А. Наши задачи… Т. 2. С. 63—64).
В «гражданском» же отношении, очищая сердца своей паствы от напластаваний явно антидуховной мирской грязи — и житейской, и мировоззренчески богоборческой, то есть в итоге своем зачастую неизбежно оказывающейся идеологизированно-«политической» (тех же дьявольских коммунистических «идей»!), Церковь должна являть миру подлинную, отнюдь не ограниченно «политизированную», а всечеловеческую «надполитическую» сердечную евангельскую Правду.
При этом православные верующие России, научаемые таким образом Церковью Духу Божию, должны самым определенным образом, с естественным христианским отвращением, отмежёвываться от богопротивного «зла мира» — в том числе и от любых общественных действий, и от любых общественно-политических движений безбожного толка.
Церковь и сегодня иногда делает попытки утвердить в своих членах именно такой твердо-принципиальный подход к нашим духовно-политическим реалиям, но столь ныне необходимая здесь церковная проповедь — как широкая волна христианского просвещения всех граждан России относительно именно духовных истоков падения страны в коммунистическую бездну — всё еще почти полностью отсутствует!
И не является ли самой прямой церковной виной то, что многие номинальные члены Русской Православной Церкви продолжают голосовать на выборах — вовсе «не ради Иисуса, а ради хлеба куса»! — за прожженных врагов христианской веры, за коммунистов?
Разумеется, православные граждане вполне могут занимать самые разные в общественном смысле позиции, но чего ни один из них не смеет делать, так это поддерживать партии и движения, явно враждебные по всей своей духовной сути Христу.
Тем более, неизменным остается и то, что православный не может быть коммунистом, и Церковь такового своим членом не признаёт.
И в этом смысле любые нынешние ( с «ленинской позиции» — абсолютно ревизионистские) попытки большевиков во главе с Зюгановым примазаться к Православию, заигрывание с ним представителей коммуно-советского антихристианского мировидения, пытающихся ради своих ложных общественно-политических целей приспособить Церковь, «Христа — к коммунизму», — представляют одну из духовных опасностей для Православной России.
К сожалению, наши высшие церковные круги обо всём этом упорно молчат!
Разве читал кто-нибудь из нас необходимо трезвые (в том числе и в политическом смысле!), духовно выверенные послания наших иерархов о тех сторонах российских общественных процессов, где политиканы (например, «евразийцы» и коммунисты оппортунистического толка — в духе того же Зюганова) спекулируют на имени Церкви?
Разве читал кто-нибудь в церковных документах, обращенных ко всему народу, например, о полузабытом ныне всеми патриаршем и соборном анафематствовании 1918 года коммунистической идеологии и ее приверженцев, никогда Церковью не отменявшемся и поныне ведь распространяющемся на того же Зюганова и его сотоварищей?
И потому не удивительно, что в период избирательных компаний, пытаясь в явно рекламных целях использовать «православный» бренд, сей посткоммунист не стесняется посещать и монастыри, в которых местное монастырское начальство — вместо того, чтобы закрыть ему туда дорогу (поскольку он появляется там не как частное лицо, исполненное покаяния и веры, а как именно «партайгеноссе» безбожников-ленинцев) — буквально духовно, по сути, проституируя (надеюсь, по недомыслию), поит его святой водичкой и позволяет ему запускать подобные «христиански»-большевицкие (прямо-таки сатанинские — поскольку исходят непосредственно от самого «отца лжи») сюжеты в телеэфир!
Нелепо предполагать, что сокрытие слова Правды Божией о духовных преступлениях большевизма может способствовать какому-либо умиротворению нашего общества, продолжающего во многом все еще болеть застарелыми болезнями коммуно-советизма.
Напротив, продолжающееся молчание (или, скажем, дипломатичное полуумолчание) Церкви о прежде всего именно антихристианских основах большевицкого строя СССР и всей сути коммунистической идеологии лишь способствует подспудному латентному сохранению у нас и даже порой рецидивам этой духовной чумы XX века.
Однако разве слышал кто-нибудь из нас под сводами, например, московского храма Христа Спасителя (один раз уже уничтожавшегося большевиками!) от кого-либо из высших наших архипастырей горящее слово (в духе того же протоиерея Иоанна Восторгова, известного антиреволюционного проповедника и новопрославленного мученика, убитого коммунистами) — с не политическим, а именно духовным обличением «верных ленинцев», пытающихся и сегодня соблазнять своей богоборческой мерзостью души немалого числа наивных и духовно еще неопытных русских людей?
И разве стыдит кто-нибудь из наших архипастырей и пастырекй в своих проповедях, разве лишает Св. Причастия — как за страшный, смертный грех против Самого Духа Святого — тех из наших соотечественников, кто, считая себя православными, то есть чадами Церкви, продолжают (пусть и из справедливых протестных соображений) предательски голосовать на выборах в различные властные стуктуры — как частные граждане — за врагов Божиих, коммунистов, этих палачей и наследников палачей той самой Русской Церкви Христовой, к которой такие граждане считают себя принадлежащими?
И при чем тут политика, когда это есть всего лишь заповеданная пастырям обязанность обличения врагов Божиих и долг предупреждения своей паствы о духовной опасности всяких связей с ними? Разве это политика, а не прямое лишь свидетельство веры и самая прямая обязанность Церкви — возглашать правду о тысячах и тысячах мучеников и исповедников, пострадавших от безбожников-коммунистов, и тем самым предупреждать от предательства их мученической крови, фактически и совершаемого теми из церковных чад, что бездумно и духовно безответственно дерзают порой поддерживать коммунистов на выборах?

Одновременно с решением задачи повсеместного расширения духовной проповеди о наших общественных болезнях, перед Церковью, безусловно, стоит и важнейшая задача делегирования наиболее способных, опытных и любящих свое Отечество представителей паствы во все сферы государственной жизни. Именно для того, чтобы наша политика стала мудрой и действенной — особенно перед повсеместными вызовами становящегося, по сути, всё более языческим мира, она и должна по необходимости стать христианской. Такая политика нужна и народу, и его Церкви — иначе нам скоро вовсе уже не понадобится никакая политика: проводить ее будет и не для кого, и некому… Нынешнюю же, пока еще существующую «политику» нелепо отдавать полностью в руки тех, кто равнодушен к самой душе России — к ее христианской вере. Если мы не напитаем ее церковным духом, то совсем другие напитают ее ядом мирского политиканства. Напитать же нашу общественно-политическую жизнь евангельским смыслом должны сами христиане-миряне – участвуя и в государственном управлении, и в деятельности партий, и в столь необходимом нам ныне едином христианском общественном движении, которое пора уже наконец и создать!
Думается, что завтрашние нелегкие дни России и настоятельнейшая — вследствие этого — необходимость полного духовного переворота в ней и требует от Церкви самого активного участия и главенствующей в духовном смысле роли именно в создании такого общенародного православного движения, которым необходимо охватить всю нацию (если ее еще интересует проблема собственного выживания). Только такая активная позиция Церкви и поможет со временем создать в России необходимые условия для целостной, религиозно и национально осмысленной, духовно и материально достойной народной жизни.

Даже и нынешним «мирским» чиновникам-управленцам совершенно ясно (и от них не раз уже можно было об этом слышать), что в современных условиях сама Московская Патриархия должна стать, если она хочет иметь действительно серьезный государственно-общественный вес, не только и не столько административно-техническим церковным центром (пока, увы, со средневековой еще, по сути, технологией, а порой — и представлениями о самом поле христианской деятельности ), сколько мощнейшим, технически современно организованным и оборудованным, а главное, современно мыслящим духовным бастионом Российской Церкви, более того, всей России, то есть в идеале — фактически ее духовно-нравственным «Советом министров», или (если брать более старые и традиционные имперские формулировки), ее православным «Государственным Советом»!
И это, слава Богу, начинает явно, хотя и осторожно, и постепенно, сокрушать широко мыслящий — и церковно, и подлинно государственно — Святейший Патриарх Кирилл!
Разумеется, для этого необходимо подобрать соответствующие высокообразованные, творчески и в хорошем смысле по-современному мыслящие кадры; причем (даже и мне, простому диакону, это понятно!) высшей церковной властью в первую очередь должны быть отбираемы и пестуемы именно такого рода архипастыри — те, кто равно хорошо разбираются и в проблемах Церкви, и в проблемах окружающего мира, равно высоко образованны и церковно, и даже «мирски»… Ведь в нынешнее время для церковного руководителя весьма непросто реально обладать достаточным общественным весом — без образования не только церковного, но нередко также и мирского, светского, ибо обретение соответствующего необходимого авторитета «в миру» (а ведь этот «мир» архипастырь непосредственно и собирается, и обязан евангелизировать!), требует от него способности оперировать необходимым на сегодняшний день культурным опытом и интеллектуальной компетентностью во многих сферах современного бытия.
Любой высший церковный деятель, любой архипастырь, как и «просто» пастырь — приходской священник, поскольку каждый из них обращен не только к Церкви, но и к просвещаемому ею миру, тем более должен быть — учитывая достаточно отличающиеся специфики Церкви и «мира» — как бы вдвойне духовен, вдвойне умен, вдвойне образован, вдвойне культурен, вдвойне этичен, вдвойне добр, милостив и любвеобилен!
К сожалению, прямо скажем, и сегодня, как и прежде, состав епископата в большинстве своем не отличается ни необходимой достаточной ученостью (мало кто из архиереев получили, например, высшее нецерковное образование, а поэтому и имеют, как правило, весьма туманные представления о научном и культурном содержании как мировой, так и собственной же русской цивилизации).
А как, увы, мало среди наших архипастырей и просто смиренномудрых, повседневно добрых и сердечных христиан, какими были, как мы знаем, тот же святой Патриарх Тихон, святитель Иоанн (Макимович) или же первоиерарх Зарубежной Церкви, митрополит Лавр!
Вот как, например, вспоминала о последнем Милица Холодная, главный редактор журнала «Русское возрождение».
Приехав однажды «в монастырь, когда владыка Лавр был его настоятелем в сане епископа», она, «случайно забредя на кухню… увидела на стене расписание дежурств по посудомойке. Имя епископа Лавра значилось в списке. «Он был полновластным хозяином в монастыре, говорит Холодная. — Что он внес себя в список посудомоев — это о многом говорит. Это всегда очень его отличало от большинства людей, которые высокие посты занимают. К нему всегда можно было приехать с любым личным горем, не назначая предварительно приема. Ну, подождешь немного, но он обязательно с тобой поговорит так, что ты понимаешь — ты ему небезразличен. И так с любым человеком» (Золотов А. Учил дýши смирением. На кончину Митрополита Лавра // С. Церковный вестник. № 6 (379), март 2008. С. 4).
Современный архиерей сегодня особенно должен быть мудрым, образованным и преисполненным христианской любви — которой так мало в окружающем нас, по большей части вновь языческом мире. Но где преизобилует грех, там должна и преизобиловать благодать Христова — благодать мудрости, знания и доброты! Именно этого в первую очередь и ожидает от Церкви, от ее архипастырей и пастырей — страждущий от своего же собственного зла и духовной заброшенности мир. Именно только такими мир и может воспринять своих духовных учителей. Иначе он (тем более мир современный — становящийся всё более искушенным, циничным, прагматичным и недоверчивым) просто не пожелает их слушать и равнодушно пройдет мимо — навстречу собственной же гибели.
И не становится ли недостаточно полноценной сама спасительно-просветительная деятельность Церкви, если в каждодневной церковной жизни порой не находится места постоянному диалогу пастыря не только со своей уже «Богоспасаемою» паствой (это — естественно!), но и с «лежащим во зле» миром, — ради его спасения во Христе? Разве не призывал Он оставлять всё и идти искать даже одну потерявшуюся овцу — из ста, поучая на примере этой евангельской притчи тому, что «на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15, 7)? И разве не заповедовал Он ученикам Своим: «ЧтÒ говорю вам в темноте, говорите при свете; и чтÒ на ухо слышите, проповедуйте на кровлях» (Мф. 10, 26)?
И если российский «мир» так и не услышит горячей, в предельной полноте, христианской проповеди или пройдет мимо холодной, казенно-поверхностной и мало что говорящей человеческому — пусть даже еще и духовно малоопытному — сердцу, то тогда здесь и впрямь окажутся виноваты многие наши нынешние пастыри, зачастую ещё так далекие от этого «грешного мира»: ведь значительная часть их всё ещё не желает знать ни его сегодняшнего языка, ни его сегодняшней системы мышления, ни его культуры (чаще, увы, псевдокультуры!), ни его порой больших творческих, научных и художественных достижений или же, напротив, его же нынешних — нередко дичайших и нелепейших — «систем ценностей» и представлений, как и всех его страшных искушений, бед и скорбей … А без знания всего этого и точной его церковной оценки разве можно быть апостолом-миссионером?
Дальнейшее более активное вхождение Православия в духовно-политический процесс возрождения и укрепления российской, религиозно осмысленной, государственности (чем Церковь до коммунистического безвременья собственно всегда и старалась занималться) — насущнейшая задача нашего времени! И пусть не говорят — ни «снаружи», ни внутри Церкви — что это, мол, не сфера церковной деятельности, а сфера гражданской политики.
Те, кто «снаружи», говорят это из вполне понятного лукавства и жажды ничем не ограниченных (в том числе — и Самим Христом!) политиканства, власти и возможности безоглядного удовлетворения своих личных безответственных амбиций, а те, кто «внутри» — вследствие зачастую застарелой духовной лени, страха ответственности (увы — не столько перед Богом, сколько перед людьми), довольно примитивного прагматизма и давней привычки «не возникать», утвердившейся в период коммунистического владычества…
Но такая позиция никогда не способствовала укреплению церковного авторитета в глазах общества — тем более общества, до сих пор, не смотря ни на что, потенциально остающегося в основной массе своей, как свидетельствует статистика, прохристианским. Именно эта, вынужденная тогда, в годы большевицкого беспредела, позиция Церкви в известной степени и маргинализировала ее в сознании тогдашних «советских» граждан — к тому же постоянно склонявшихся безбожной вражеской пропагандой к бездумному атеизму и антицерковности.
Однако, если мы не хотим, чтобы угроза последующей медленной ползучей церковной маргинализации все еще продолжала довлеть над нами или даже усиливаться — уже в эпоху относительной свободы, то с продолжающейся робостью пастырей при попытках их участия в общественной жизни страны пора кончать.
Не на официозных «тусовках» (хотя и это, конечно же, тоже не без пользы) — ныне преимущественно необходимое место наших церковных предстоятелей.
Пора уже, пора Церкви, архипастырям и пастырям ее, подобно первым Апостолам, подобно нашим великим святым проповедникам — священникам Иоанну Кронштадскому и Иоанну Восторгову, митрополиту Антонию Храповицкому, выходить «на стогны мира» и «на кровли» его, на широкий простор разорившей себя России, духовно во многом падшей, погрязшей в почти вековом богоотступничестве, поистине требующей ныне чуть ли не «второго крещения». Пора выходить — без страха и боязни, не замыкаясь только в стенах храмов, под их золочеными куполами, но повсюду проповедуя Слово Божие и Правду Его! Пора начать все более активно следовать и примеру нынешнего нашего Патриарха, изо дня в день, как это мы видим уже сегодня, стремящегося идти с евангельским словом к самым широким кругам нашего народа.
И такой выход Церкви в «мир» вполне оправдан непосредственным смыслом и основной задачей православной евангельской веры: христианин в силу ее всеобъемлющей духовной устремленности, следуя заветам Самого Христа, не может (будем повторять это снова и снова) не стремиться к глобальной христианизации жизни — и личной, и общественной, в том числе государственной. Не может Церковь в идеале не желать полного воцерковления своего Отечества и самого государства (обратные же утверждения есть либо дань духу века сего и измена делу Христову, либо недостойная в этом случае «дипломатия» — с вовсе излишней здесь оглядкой на антицерковные либеральные и якобы «толерантные» СМИ).
Государственно осмысленный «активизм» Церкви — есть многовековая традиция нормальной российской жизни, и лишь в эпоху повсеместной секуляризации, обмирщения человеческого бытия, столь усилились голоса ненавистников дела Христова и христианского характера государственности вообще (и российской — в частности), требующие неучастия Церкви в общественно-политической жизни страны.
Особенно крикливыми, как мы знаем, они становятся, когда деятельность Церкви вынужденно оказывается связанной с самим сохранением государства. Но ведь это — самое прямое дело ее, поскольку гражданами этого государства непосредственно являются у нас и наши православные пастыри, и мы — их православная паства.
К сожалению, нередко и теперь можно — с самых разных сторон — слышать голоса, подпевающие подобным безбожным лукавцам-«демократам», как огня боящимся усиления государствосберегающей роли Церкви (причем порой голоса эти исходят даже и из церковной среды!)
И это, увы, вовсе не ново…
Еще в 1922 году известный церковный историк Русского Зарубежья Н. Тальберг, отвечая на подобные же укоры либеральной прессы относительно последовательного и самого близкого участия Церкви прежде в государственном строительстве, призывал: «…необходимо открыть глаза тем честным русским людям, которые, питаясь часто вредной газетной пищей… не всегда могут разобраться в обстановке и склонны делать неверные заключения.
“Церковь должна быть вне политики” — доказывают им доброжелатели, эти волки в овечьих шкурах. Под политикой же разумеют участие Церкви в обсуждении и разрешении государственных вопросов.
Если решиться разделить эту точку зрения, то придется отнестись с полным осуждением ко всей тысячелетней высокоисторической работе нашей Православной Церкви, которая неразрывно связала себя с монархической государственностью.
Святая Русь сложилась единой мудрой работой ее Великих Князей и Царей с Российскими митрополитами и патриархами» (Тальберг Н. Д. Перед судом правды. Кн. 2. М., 2004. С. 8).
К сожалению, сегодня даже и в самОй церковной среде нередки заявления совсем противоположного рода — причем заявления якобы высоко духовного порядка — призывающие к изоляции Церкви от участия в решении и общественных проблем, и даже своих собственных!
Как сетует, например, по этому поводу уже цитировавшийся выше протоиерей Всеволод Чаплин в своих «Записках священника»: «Одна знакомая сказала мне: “Ну что же вы всё занимаетесь какой-то политикой, информацией? Главное — строить храмы”. Да, строить их нужно. Но если не просвещать народ, если не ограждать Церковь от творцов смут и расколов — не получится ли так, что самые великолепные храмы окажутся в чужих руках при полном равнодушии общества? Не так ли было во времена обновленчества? Не так ли сейчас на Украине? Не пускает ли с молотка свои храмы в Америке Католическая Церковь, проигрывая прекрасно оркестрованные судебные дела? Вот почему нам так важно тратить максимум и сил, и средств на миссию, просвещение, катехизацию, поддержку Церкви — правовую, социальную, информационную» (Протоиерей Всеволод Чаплин. Лоскутки. Записки священника // Православная беседа. 2006 г. № 4. С. 4).
Именно упомянутая отцом Всеволодом отстраненная от окружающего нас мира позиция и способна загнать Церковь вновь в изолирующее ее напрочь гетто, с той лишь только разницей от прежнего — большевицкого, что оно будет украшено вполне «разрешенными» теперь «демократической» властью золочеными куполами!
Разумеется, Церковь может плечом к плечу трудиться над укреплением Отечества только с властью, выражающей подлинные интересы народа и пользующейся всенародным доверием, — властью, каковой мы пока у себя, честно признаемся в этом, увы, в необходимой полноте не имеем. …
Однако ныне защитником Церкви постепенно становится сам народ, ожидающий от Церкви не только полноты евангельской истины самой по себе, но и научения способам ее приложения к своим государственно-общественным формам бытия, к решению насущнейших задач его исправления. Народ наш есть, как и всегда, основное поле просветительной деятельности Церкви, ибо единственно для спасения его она и существует.
Но и на самый властный «верх» (ведь и там — всё те же души человеческие!) Русская Церковь обязана бесстрашно нести свое слово просвещения и увещания, а если нужно — то и строгого обличения и укора.
О необходимости ныне самого активного участия Церкви в общественных процессах — в первую очередь своей нравственной оценкой нашего современного политического состояния — говорят теперь уже и многие священники.
Так, московский протоиерей Владислав Свешников в одной из своих статей вполне резонно пишет об очевидной связи «нравственного и политического устройства общества. Более того, не просто нравственного, но и церковно ориентированного» (Протоиерей Владислав Свешников. Прикосновение веры. Проповеди, статьи, доклады. М., 2005. С. 660). И потому вполне естественно, что «…Вся история Церкви, начиная со святого Иоанна Предтечи, представляет огромное число примеров нравственных оценок церковными людьми политических поступков и реальностей, заинтересованности этими реальностями, а то и прямой вовлеченности в них. А потому многие иерархи, выдающиеся сыны Церкви, были бы — даже исходя из чисто богословских позиций — крайне удивлены, услышав расхожее ныне слово о том, что Церковь не занимается политикой. Если бы было так, то это означало, что есть некая область жизни, “вынутая” из христианского нравственного осмысления действительности (назовем и имена многих русских святых, причастных к политике: благоверные князья Александр Невский и Михаил Тверской, святитель Гермоген. Митрополит Филарет, великий богослов, был автором текста Манифеста 1861 г. об освобождении крестьян. святитель Игнатий Брянчанинов вёл журнальную политическую полемику с Герценом. Можно привести и иные многочисленные примеры связи Церкви и политики: анафематствование революционеров святителем Тихоном, декларацию митрополита Сергия и т. п.).
Можно ли сказать, что Церковь не занимается политикой, когда многие государственные мужи России (последний из них — Столыпин) исходили в своей деятельности из нравственного опыта Церкви? И поэтому, когда говорится, что Церковь не занимается политикой, это означает либо недопонимание (своеобразное церковное монофизитство), либо чистоплюйство (ведь политика, известно, “грязное дело”), либо лукавство, либо, наконец, имеется в виду узкий смысл слова: Церковь не поддерживает партии или что священнослужителям не следует заниматься политикой профессионально.
Но может ли, имеет ли право Церковь стоять в стороне от нравственных оценок политических событий? Например, хотя бы: может ли Церковь отмалчиваться, когда государством производится целенаправленная политика развала народной нравственности? Да и точно ли всегда, по необходимости и по определению, политика — “грязное дело”?» (Там же).
С достаточным основанием можно также утверждать, что не последней и весьма немаловажной причиной встречающихся заявлений о якобы полной «аполитичности» Церкви является еще одна — которой не назвал только что процитированный автор: это вполне удобная (и весьма застарелая) привычка к постоянным «фигурам умолчания», то есть к той общественной позиции, к которой нашу иерархию долгое время приучала сама российская жизнь (сначала в условиях «благомолчащего» дореволюционного Святейшего Синода, а затем в ежовых рукавицах большевицкого ОГПУ—КГБ), ибо и там, и там самым безопасным и, к тому же, житейски-комфортным (слаб человек!) как раз всегда и оставалось молчание.
Ибо, что, кроме нравственного отвращения могла бы выразить Церковь в отношении той же «советской действительности», если бы ее потребовалось оценить именно с церковно-нравственной точки зрения? — а чем это было чревато тогда для подобных критиков, понятно каждому.
К сожалению, эта застарелая российская болезнь, до сих пор остающаяся свойственной немалой части церковного «истэблишмента» («лучше не делай и не говори ничего — и ни в чем не окажешься виноват, ни с кем не поссоришься, и ни в чем не проиграешь»), и сегодня всё еще лечится с чрезвычайно большим трудом.
Впрочем, многие верующие вполне искренне считают, что нужно заниматься только личным спасением души, оставив окружающий мир лежать в его скверне, поскольку он в своем духовно мертвящем, глубинно эгоистичном и предельно дегуманизированном псевдогуманизме воспринимает Церковь как некое юродство или же некую фантазию «не от мира сего» — то есть как раз от самого себя.
Однако, думается, если бы преподобный Сергий Радонежский рассуждал подобным же образом, вряд ли бы он отправлялся, как известно, в удельные княжества «опечатывать» там своим авторитетом храмы — в наказание местным князькам за их удельные, то есть вполне общественные и даже политические антимосковские деяния, тем самым вполне однозначно вмешиваясь в них. Не участвовал ли при этом преподобный не только в «общественном движении», но даже и в самой прямой политике? И разве Сергий при этом не понимал, что в данном случае он отнюдь не «устраивает Царства Христова в реалиях земной жизни», поскольку оно возможно лишь на Небе, а только помогает своему народу устроить на земле — хотя бы относительно по небесным Христовым законам — нормальную православную жизнь в своем родном Отечестве? Разве духовно брезговал он трудами и такого, в известной мере «мирского», качества, для чего ему нужно было ведь покинуть свою, столь спасительную лично для него, монашескую «келью под елью»? И разве помешало это ему войти и Царство Небесное?
И не к такому ли «преподобию» великого Сергия — человеколюбивому и неравнодушному к скорбям своих ближних, своей Родины — вполне можно и даже необходимо стремиться и нам, когда мы вспоминаем слова Церкви: «с преподобными преподобен будешь»?
И здесь стоит привести слова всё того же профессора-протоиерея Владислава Свешникова (ныне – члена Межсоборного совещания), вполне укладывающиеся в систему жизненного опыта Русской Церкви и подлинной Российской государственности, по-христиански стремившихся ранее (пусть и в недостижимом полностью идеале) существовать в неразрывном единстве.
В рассуждениях этих нет и тени духовного самозамыкания и какой-либо капитуляции перед лицом «мира сего», как нет и убежденности в якобы полной бесперспективности его пробуждения к христианской жизни.
Слова его являются весьма ярким примером деятельного христианского осознания и живой проповеди безусловной необходимости самого непосредственного участия Церкви в устроении «по Христу» не только душ своих чад, но и земного их (нашего с вами!) Отечества. Оценивая задачи всякой власти вообще и характер власти в сегодняшней «РФ» — а отсюда и задачи, встающие перед русским человеком-христианином сегодня он говорит: «Собственно, функция власти… — предотвращать возможный хаос в общественной жизни. И тогда общество уважает власть. Пока оно не требует от людей религиозного сознания — поступать против совести и против религиозной правды, подчинение и уважение к власти необходимо. За этими пределами оно, наоборот, становится преступлением.
Но порою в жизни и истории общества наступают странные эпохи, когда власть принципиально не только не исполняет свои функции, но становится антивластью, а государство — антигосударством, потому что прямо поддерживает хаос и преступность. Власть не исполняет ту волю Божию, по которой она должна структурировать общество, и сама является разрушительницей порядка. И тогда главная задача верующего [не только как христианина, но и как гражданина. — д. Г. М.] состоит не в том, чтобы вести прямую физическую борьбу, а в том, чтобы, давая правильную оценку той власти, которая разрушает национальную и общественную жизнь, не вступать с ней в компромисс. Нельзя замыкаться в свою личную и церковную скорлупу, когда общество требует от нас участия.
Даст Бог, мы, русские верующие люди, когда-нибудь проснемся от нашего глубочайшего общественного сна, и жизнь народа и общества перестанет быть для нас чуждой, и тогда не отвратимся от того вождения, которое предлагается нам Господом» (Протоиерей Владислав Свешников. «… от Него получил ты меч» (Беседовал А. Боголюбов). Православная беседа. № 6, 2007. С. 27).
Безусловно, некоторые издержки духовного порядка вполне могут подстерегать Церковь на ее «политическом» пути, но они являются гораздо меньшим злом по сравнению с теми бедами, в бездну которых могут обрушиться в конце концов и государство, и народ, а в итоге и сама наша «вóинствующая» (в земной своей части) Русская Церковь, — притом, что часть этих бед окажется именно результатом слишком осторожного, самоохранительного нежелания ее повести за собой народ в годину его лихолетья, — лихолетья, находящегося вовсе не за горами, а уже в значительной мере сегодня являющегося и духовной, и политической реальностью нашего дня.
Ибо чем нынешнее положение фактического, судя по плодам, безвластия в России и все ее недавние и нынешние «семибанкирщины» отличаются по своей разрушительности для нашей государственности — от пресловутой «семибоярщины», окопавшейся некогда в Кремле в эпоху Смутного времени?
И кто должен сегодня — но вовсе не сегодняшними темпами — заниматься духовным просвещением и укреплением нации?
Где наши церковные теле- и радиоканалы, где наши газеты и журналы, которые можно было бы приобрести в любом газетном киоске на улице или в метро?
Говорят: нет денег…
Значит, нужно сократить расходы на представительские, хозяйственные и транспортные нужды, на зачастую вовсе необязательную позолоту храмовых куполов.
Значит, нужно принимать в первую очередь от потенциальных благотворителей не индивидуальные «точечные» финансовые вливания, а просить их совместными усилиями профинансировать общероссийский православный телеканал (да и самим кое-что накопить для этого вдобавок), просить помочь Думу (посмотрим — какие они на поверку окажутся «патриоты»).
Ведь нам сегодня нужна не столько храмовая позолота, сколько золото слова Божия? И разве, прежде всего, не христианской миссией, не постоянной и неизбывной миссионерской проповедью, требующей в наше время всех видов связи и общественной «пропаганды», должна быть денно и нощно озабочена Церковь?!
А всевозможнейшие наборы различных идеологических бессмыслиц, примитивных обманов и уродливых фантомов сознания, продолжающих всё еще царить во многих русских головах, в первую очередь и представляют собой одну из важнейших причин нашего всеобщего современного развала?!
Наибольший же при этом вред стране наносит остающаяся и поныне повсеместной вопиющая духовная безграмотность и слепота основной части управленческого аппарата страны.
Именно поэтому Церковь и должна взять на себя львиную долю государственного труда по восстановлению нормального религиозно-национального разума как нации в целом, так и духовно вменяемой части ее руководства (как нынешнего, так и потенциально просматриваемого). Труд же этот огромен, кропотлив, не прост по подходам, требуя и терпения, и знаний, и культуры, и общественно-политического такта, и искренней любви к падшему человеку, и вселенски-евангельского, а не узко-местечкового, понимания и ощущения самого Православия.
Особенно здесь важно пробудить государственно-религиозный инстинкт российского управленческого аппарата (чья зачастую принципиально-неверная деятельность во многом идет вразрез с национальными интересами Русской земли) и, притом, не только пробудить, но и добиться того, чтобы инстинкт этот вывел человека, с Божией и церковной помощью, на уровень уже осознанной им христианской его ответственности пред Богом и людьми.
Пока же сознание большинства современных представителей правящих структур в России, внутренне остающееся и до сих пор глубоко советизированным, не позволяет им ощутить себя подлинно русскими людьми (и потому, видимо, еще не скоро наша страна официально обретет свое подлинное великое историческое имя: «Россия», так и оставаясь опереточно звучащей «Эрэфией»).
Понять такое положение нетрудно: ведь значительная часть и нынешних наших госчиновников и политических деятелей представляет собой прежнее среднее звено всё той же бывшей партийной номенклатуры, давно утратившей как реальное понимание самой сущности России, так и кардинальное духовное отличие внутренней (на сложившемся за тысячелетие нашей истории «генетическом уровне») православно-государственной сути ее — от атеистической и поверхностно-тоталитарной (без глубинных духовных скреп) сущности СССР.
Но, безусловно, и среди нынешней гос-«элиты» остается изрядное число граждан, в самой-самой глубине души которых еще теплится (пусть чаще всего и на, так сказать, подсознательном уровне), но всё-таки не полностью угасшая в них жажда церковного православного начала — как «родовая память» о некогда христианском происхождении самой их души.
И пробудить многих — даже из нашего чиновничьего «крапивного семени» бывших советских и народившихся «новорусских» бюрократов — вполне сегодня возможно, но только если отнестись к ним по-человечески и даже по-братски: именно этим непосредственно и обязана — с терпеливым пониманием и христианской любовью — заниматься сама Церковь, поскольку за нее этого не сделает никто!
Пробудить же от долгого сна такие «казенные» души, долгое время ранее одурманивавшиеся и усыплявшиеся бездуховной советско-партийной действительностью, не только вполне возможно, но, главное, необходимо: во-первых, ради их же вечного спасения, ибо и они — пусть и соблазненные примитивным безбожием — но соотечественники, то есть ближние наши; во-вторых, просто потому, что других-то у нас в общероссийском чиновничьем племени пока не слишком много — России придется обходиться и ныне, и в дальнейшем теми, какие есть и кто не слишком запятнал себе за последнее время антироссийской системной коррупцией и, по существу, — антинародной деятельностью, всячески поддерживая олигархическую составляющую нынешнего нашего государственного устроения и бытия.
Увы, быть может, вообще основная сложность современной ситуации в области развития положительного государственного управления России заключается как раз именно в том, что отрезанные вот уже почти на протяжении столетия от исторических традиций и духовных корней прежней дореволюционной, собственно настоящей российской жизни, чуждые всей системе ее религиозно-культурных ценностей, почти не знающие ни подлинной русской истории, ни того, что такое для России ее же духовная сердцевина — Святая Русь, — многие подобные «начальники» вполне искренне продолжают считать себя (при упомянутом полном неведении государственных основ и самой сути тысячелетней истинной, дореволюционной России) русскими людьми! Однако, не зная подлинного духовного фундамента своего Отечества, они и строят ныне на развалинах недавнего СССР какое-то совершенно чуждое духу и смыслу подлинной России, немыслимо-уродливое здание…
Чаще всего, их представления о Русском государстве, как, впрочем, и множества остальных граждан «Эрэфии» — «дорогих россиян», ограничиваются лишь последними десятилетиями того фальшивого «советского» существования, в которое ввергли нас их «духовные отцы», представители большевицкой клики.
И, несомненно, психологически наследниками этой же клики продолжают еще оставаться многие современные госчиновники и политические деятели (пусть для удобства и отказавшиеся от своих партбилетов) — в том числе и так называемые «демократы», якобы вовсе чуждые большевизму...
Впрочем, — как ранее, так и сегодня, — все они (как и вообще многие бывшие «советские люди») зачастую даже не способны понять, что прежний СССР в значительной (то есть большевизированной) части своей вовсе и не стремился быть Россией, и, конечно же, в силу всего своего «коммунизанства», не имел никакого права быть ею, лишь пытаясь носить выгодную порой — как для внутреннего, так и для внешнего пользования — но в духовном и идеологическом смыслах кастрированную, фальшивую ее оболочку!
К сожалению, весь огромнейший отрицательный смысл такого, предельно объективного, понимания духовной сущности СССР, ясно сознававшийся и хранившийся долгое время преимущественно именно Церковью, и сегодня остается у нас (и не в том ли трагедия современной России?) пока почти не учтенным и почти не востребованным.
Им, этим смыслом, не жаждет проникнуться (тем более — основывать на нем всю свою жизнедеятельность) продолжающая свою постсоветскую спячку и основная часть народа; чужд он и ухватистым, по большей части по-советски же беспринципным и до сих пор так и не понимающим духовно-исторической цели самого существования России современным властным структурам — в лице самых различных и самого различного государственного уровня безответственных временщиков. Ведь всё теми же постсоветскими (а не российскими!) государственно-политическими принципами, антидуховными и антикультурными в самой своей сердцевине, они продолжают руководствоваться в собственной общественной деятельности даже теперь!
Однако от законов исторической, тем более, законов сверх-исторической, духовной жизни многовековой России — нам не уйти…
Сама окружающая реальность уже показала и может еще страшнее показать в будущем: пребывая и далее вне Христа, вне веры, вне Православия, не исполняя своего долга перед замыслом Божиим о Руси как хранительнице Вселенского Православия, Российское государство долго не устоит.
Если нация в самое ближайшее время не восстановит своего испытанного веками христианского потенциала, если укрепленная этой сверхнациональной идеей и столь необходимая нам твердая государственная власть не определит своих ближайших внутренних и внешне-политических задач и не приступит в самом скорейшем времени к их решению, то мы окажемся в дальнейшем абсолютно не способными ответить надлежащим образом на надвигающиеся на нас вызовы времени.
А ведь XXI век принесет нам, пожалуй, еще более тяжкие испытания, чем предыдущий: мы уже сегодня должны сознавать это и быть готовыми к тому, что в не слишком отдаленной перспективе (политической, экономической, этногенно-демографической) нас ожидает — почти со всех сторон — тяжелейший натиск объективно враждебных нам сил (вероятно, в первую очередь — с Юга и Востока).
Однако не только для решения всех этих, неумолимо нарождающихся вопросов глобального характера, но даже и для их своевременного осмысления у нашего нынешнего временного начальства нет ни голов, ни, тем более, творческого прогностического мышления и вообще — нелукавого желания решать подобного рода стратегические задачи политического жизнеобеспечения России (стоит хотя бы один раз посмотреть на пустые глаза большинства из них, чтобы понять это с печальной, но непререкаемой очевидностью)…
Сохраняются значительные угрозы стратегического характера и на западных, и на южных, и на юго-восточных наших границах; да и отдельные внутренние регионы страны также чреваты определенной нестабильностью и при неразумной (не контролирующей внутреннюю ситуацию в них) государственной политике центра могут в одночасье превратиться в территории «пятых колонн» (а в глазах НАТО — в потенциальные Косово). И что со всем этим сможет сделать тогда Россия, оставаясь в нынешнем своем, столь ослабленном и постоянно — то бездумно, то попросту предательски — еще более ослабляемом состоянии?
Если государственные структуры дремлют или разъедены экономической и мелко-политической коррупцией, или просто не способны в силу своей нетворческой, устаревшей идеологии к решению серьезных стратегических задач — видя их к тому же (зачастую из чисто личной выгоды) вовсе не так, как следует, и не там, где их следует видеть (а отвечать за это придется своими бедами всем «дорогим россиянам»), то именно Церковь, поскольку у нас нет иной, всенародного характера ответственной и объединенной общественной силы, и обязана, в меру своих сил, всячески содействовать как пробуждению власти от сна, так и ее трансформации в положительном для страны направлении.
Причем единственная задача, которая при это должна здесь решаться, — это общенационально санкционированная поддержка нашей Русской народной Церковью действительно пророссийски ориентированной системы власти, стремящейся к неподдельной ответственности, разумной силе и твердой воле, то есть ко всему тому, что поддерживает и чего ждет от власти преобладающее большинство наших граждан.
Иначе говоря, поскольку времени ныне для государство-сохраняющих (точнее даже — для пока еще лишь государство-восстанавливающих) процессов остается предельно мало, уже сегодня Церковь обязана гораздо решительнее выйти из относительно удобной и привычной своей социальной ниши, направив свои шаги по тем же спасительным для России путям, которыми, ничуть не чураясь «политики», шли святые Сергий Радонежский, митрополит Геронтий, архиепископ Ростовский Вассиан, Патриарх Гермоген, архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Дионисий, вдохновлявшие верой Христовой народ и призывавшие его к духовному и военному сопротивлению врагам России (и на Куликовом поле, и в «стоянии на Угре», и в Смутное время), способствовавшие, наконец, утверждению в стране действительно радевшей о народе и Русском государстве власти.
И подобная творческая, активная позиция Церкви, будет, безусловно, понята, одобрена и всячески поддержана русским народом.
Именно наше опаснейшее для России время требует — при справедливом стремлении верующей части ее населения к установлению разумного баланса государственных и церковных сил — все же гораздо более активного их взаимодействия. При этом и Церкви, и государству неизбежно придется все более и более привыкать друг к другу, если мы хотим добиться действительно положительных результатов на путях нашего дальнейшего государственного строительства, ибо — в силу уникальнейшей духовной ситуации, сложившейся у нас в связи с прежним владычеством воинствующе-безбожного режима и накопившейся за это время бездной человеческого греха — выход из такого положения абсолютно невозможен без всеукрепляющей религиозной основы!
Об этом же прямо пишет, например, и современный православный историк и публицист В. Семенко: «…внешняя роль христианского государства не может не быть неразрывно сопряжена с внутренней воспитательной и духовно-просветительской работой Церкви. Цель Церкви — абсолютна. Это — спасение. Цель христианского государства — относительна. Оно не может полностью одолеть зло, имеющее духовную природу, но может ограничить его, не дать ему захватить весь мир. Христианское государство — это и есть удерживающий, о котором говорит апостол (2 Фес. 2, 7)» (Семенко В. Время Церкви. М., 1998. С. 81. Постепенно склонить государство к такому видению основных своих функций — и есть самая насущнейшая задача Церкви и всего церковного народа сегодняшней России)..
Такого рода симбиоз государства и Церкви ныне почти не мыслим в окружающем нас преимущественно секуляризованном мире, но он вполне возможен в такой «странной» стране, как Россия: весь уникальный опыт нашего существования буквально вопиет о том, что «мы — не Европа» и никогда ею не будем!
Хотим мы того или не хотим — у нас совсем иные внутренние законы жизни: так всегда было, так и останется. И в таком утверждении нет никакой тенденции к «непросвещенному» изоляционизму — это просто неумолимый жизненный факт, подтвержденный всей нашей, более чем тысячелетней, историей.
При дальнейшем необходимом наведении моста между государством и Церковью каждый из них, естественно, должен будет чем-то поступиться ради всеобщего блага: первому придется в известной мере свою гражданскую деятельность «воцерковить», приблизив ее к идеалам, завещанным человечеству Самим Иисусом Христом (ведь единственно разумный смысл государства — это социальное воплощение Его заветов), второй — в определенной степени социализировать деятельность духовно-просветительскую, в пределе стремясь придать христианский смысл всем сторонам государственно-общественной жизни России, а это значит — оказываясь на всех важнейших рубежах национально-государственной политики.
Отрицать такой творческий союз могут только те, кто отрицают в конечном итоге и саму Церковь, и само государство (в смысле его властных структур) — как ответственное перед всеми нами, но и требующее гражданской ответственности от каждого из своих подданных, чего — как огня — всегда боятся предельно эгоистично настроенные «либералы» и «демократы» всех мастей: они, как известно, в принципе, так сказать, «по определению», неизменно враждебно относятся к институту любой крепкой государственности (само слово «подданный» звучит для них чуть ли не оскорблением).
Но отвергать необходимость нравственных евангельских императивов для деятельности государства — занятие бесперспективное, а главное — чрезвычайно опасное для будущего России.
Еще мудрый глава Синода на рубеже XIX—XX столетий К.П. Победоносцев резонно утверждал: «государство безверное есть не что иное, как утопия, невозможная к осуществлению, ибо безверие есть прямое отрицание государства. Религия, и именно христианство, есть духовная основа всякого права в государственном и гражданском быту и всякой истинной культуры. Вот почему мы видим, что политические партии, самые враждебные общественному порядку, партии, радикально отрицающие государство, провозглашают всегда впереди всего, что религия есть одно лишь личное, частное дело, один лишь личный и частный интерес» (Цит. по: Церковный свет и государственный разум: Опыт Церковно-политической хрестоматии. Сост. В.М. Скворцов. СПб., 1912. Вып. 1. С. 46).
И здесь особую остроту приобретает очередной принципиальнейший вопрос — одновременно и духовной жизни общества и политики (и государственной, и церковной): вопрос о так называемой «свободе совести».
Что представляет она собой с церковной, христианской (в конечном итоге — единственно верной и религиозно осмысленной) точки зрения?
Как совершенно справедливо утверждал еще столетие назад в рамках общественно-церковной дискуссии о понятии свободы протоиерей А. Иванов в статье «Свобода и совесть»: «Человеку дано от Бога право свободно выбирать добро или зло. Но это не значит, что самый факт выбора чего бы то ни было, безразлично — добра или зла, есть во всяком случае осуществление свободы… Свободный выбор не может падать ни на что другое, кроме добра. Разумный выбор — вот едва ли не главный признак истинной свободы… Испорченная воля, ослепленный разум, ослабленная совесть — это все равно, что потерянная свобода, нравственное рабство… Ясно, что свободу сохраняет только тот, кто выбирает добро и вечное спасение, а не тот, кто выбирает зло и вечную погибель… Свобода по существу своему есть именно эта нравственная необходимость делать только добро, исполнять волю Божию, делать только то, чего требует наша духовная природа, созданная по образу Божию» (Миссионерское обозрение. 1903. № 12. С. 180, 181, 182, 184).
Сторонники же либерального внецерковного понимания свободы вообще и «свободы совести» — в частности, не принимая высшей христианской правды о них, как и самóй императивной природы христианства, наполняют оба эти понятия духом религиозно-безразличной терпимости и безбожного в своем пределе секуляризма.
О таком понимании свободы в свое время высказывался — в той же долговременной дискуссии — В. Тернавцев, говоря, что нам теперь предлагают: новую ложь: «Вместо старой лжи — мертвящей опеки государства… разрыв с государством, полную свободу отпадения и совращения… Не эту свободу верить, во что хочешь, хоть в дьявола, принес на землю Спаситель, не она благословляется Церковью… Вера — это совсем не “изволение духа”… Вера — это дар Бога Живаго Своему погибающему творению. Все, “от фараона до скота”, пред Богом нищие и в позоре падения. В голом праве верить во что хочешь не заключается самого главного — искания Лица Божия и веры в Него. И замечательно: если человек ищет Бога, найдет и свободу, ибо только в Боге свобода. Если же человек ищет права верить — не верить, права как Бога, или, скорее, как кумира, — не найдет ни Бога, ни свободы. И это везде и во всей истории» (Там же. 1911, ноябрь. С. 521, 522). И тот же Тернавцев позднее заметил: «Думать, что Новый Завет допускает языческую свободу... это безумие» (Записки Петербургских религиозно-философских собраний (1902—1903 гг.). СПб., 1906. С. 203)..
Ответом на такую позицию Церкви, как мы знаем, впоследствии стало революционное отделение государства от нее, противоцерковное восстание безбожного, языческого по самой сути своей, духовно слепого своеволия — принимаемого «сынами погибели», сынами не Вечной Жизни, а лишь «века сего», за якобы истинную свободу!
К чему привела в конце концов такая «свобода» (свобода в итоге — без совести и от совести) — мы можем сегодня равно наблюдать и во всем, распадающемся на наших глазах, до предела секуляризованном мире, и в собственной нашей, полностью разоренной — и духовно, и материально — стране…
Учитывая и всегда принимая во внимание конституционную, внешне-гражданскую трактовку понятия «свободы совести» и не выходя за законное юридическое поле его правоприменения во внешней же своей жизни, Церковь, вместе с тем, никогда не согласится с применением такого нарочито мирского понимания свободы в жизни внутренней — и точно так же никогда не примет его своим христианским сердцем. К правому же, православному пониманию свободы «в Духе Святом» — как истинной свободе — она неизменно будет призывать в своей проповеди верных ей чад, стараясь по мере сил содействовать и постепенному воцерковлению самого государства.
Окончательное положительное решение этой проблемы, естественно, в настоящее время еще мало реально — в силу повсеместно наблюдаемого процесса вселенской апостасии и всё еще продолжающейся в целом расцерковленности самой России, но, однако, сама проблема необходимости духовно ответственной и творческой, подлинно христианской свободы (поскольку необходимость решения этой проблемы в будущем будет только назревать) отнюдь не снимается Церковью с повестки грядущего дня, столь чреватого развитием опаснейших в дальнейшем для Русского государства событий…
Ответить

#
24.09.2009 в 13:11
НИКИТЕ. А действительно, почему во Франции принято считать республики, хотя в тех совершенно нечем гордиться. а Вы считаете совки и имеете в этом единомышленников? Да потому что православные очень терпеливы. Подите во Францию и что-0нибудь скажите о них неодобрительное. Вам все объяснят быстро-быстро.
Ответить

#
24.09.2009 в 11:41
НИКИТЕ. Будьте добры, скажите каковые пооложительные качества должны быть взамен "россиепоклонничества, требоисполнительства, геронтофилии, победобесия и тому подобных уродств и извращений? "
Ненависть к России, самочиние, младостарчество и пораженчество?
Ответить

#
24.09.2009 в 01:56
Ну и что с того что Сталин удержал, да еще и завоевал, ведь страна же все равно САМА развалилась спустя несколько десяток лет, и БЕЗ какого либо Гитлера.
Ответить

#
23.09.2009 в 23:49
О. Георгию Малкову.
Досточтимый о. Георгий! Спасибо за отзыв. Со многим согласен, многое требует уточнения, осмысления, доработки. Простите за неверную цитату, торопился. Смысл таков: "Там, где государство не идет против веры и нравственности, оно - за нас".
Мне нравится ваш пафос относительно того, что все лучшее в советском периоде Вы приписываете не советской оболочке, а русскому содержанию.
Именно так я и думаю, об этом - мои статьи.
И очень хорошо, что Вы опровергаете великую неправду о.Петра Мещеринова, который дерзает утверждать, что мы перестали быть русскими с 1917 г. , а являемся совками и постсковками.
Некоторые вещи, однако, требуют додумывания и уточнения. Во-первых, первую большую кровь пролили все-таки белые - юнкера в Кремле, когда из пулеметов расстреляли пленных красногвардейцев. Во-вторых, продумайте, почему же патриарх Тихон все же отказался и тайно и явно благословить Белое движение?

Теперь по поводу осуждения советского строя. То, что Вы выдвигаете - либо на частном уровне, либо очень косвенно. Прямого соборного осуждения нет. А с другой стороны - есть и противоположные высказывания. Не только нынешний, но и почивший Патриарх в той или иной форме общался с Зюгановым (которому, сразу скажу, я не симпатизирую. Почитайте мои статьи на Русской линии). Так что сложно это все. В "Декларации" вынужденные моменты очевидны, но поднимать эту тему, после того как ее закрыла сама РПЦЗ - нужно ли это? Разве Константинопольские патриархи писали в адрес турецких султанов лучшие тексты? И кто посмеет осудить их?
Вообще, нынешняя ситуация и назойливые призывы к ревизии, с моей точки зрения весьма неприятны и нехороши, поскольку ставят под сомнение преемство не только народной, но и церковной жизни. Не думаю, что вопросы: "Что вы делали до 1988 года" помогут нам преодолеть грехи и мерзости нынешней жизни - разврат, аборты, наркоманию, пьянство, торгашество и бесстыдство, цинизм, информационное зомбировнаие и т.д., львиная доля которых, увы, с советским строем связаны очень косвенно,
а скорее "модная болезнь, она недавно нам подарена", то ли с испанского, то ли с американского корабля. Мы, как Дон Кихоты боремся с давно ушедшим советским строем и только обижаем наших стариков - ветеранов и блокадников, а нынешнее жулье (и политическое, и финансовое) смотрит на нас и радуется.
Пора с этим кончать, если мы действительно хотим исцелиться и жить по-церковному, по-русски.
С уважением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
23.09.2009 в 22:04
Вот вам образчик воинствующего либерального высокомерия: обращение Александра Подрабинека к нашим ветеранам:
"Это вам только кажется, что отдых ваш заслуженный и почетный. Это вам только кажется, что вы пользуетесь всеобщим уважением. Вам внушили это давно, но ваше время кончилось. Ваша родина – не Россия. Ваша родина – Советский Союз. Вы – советские ветераны, и вашей страны, слава Богу, уже 18 лет как нет...
Cоветское прошлое – кровавое, лживое и позорное."
http://ej.ru/?a=note&id=9467
Ответить

#
23.09.2009 в 19:13
П. К. Доброцветову

Уважаемый Павел Кириллович!

Во Франции принято считать республики, у нас надо бы считать "совки". До 1991 г. был "Первый совок", с 1991 г. - "Второй совок". Да не будет же Церковь наша похожа в этом на государство!

Однако сейчас - неизмеримо лучше, чем было в советское время.
Ответить

#
23.09.2009 в 12:13
Спасибо, отец Александр, за прекрасную статью.
Читая комментарии к статье, все время вспоминаются слова апостола Павла: "Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного". В этих словах нет никакого призыва к национализму. Но показано, что да, можно быть ярым ревнителем Христа, и одновременно с этим быть хуже неверного.
И посмотрите, как хорошо Екатерина заметила:
"Чуткому и чистому русскому читателю, будь он хоть подросток, сразу становится слышно: это - голоса из дома, а это - чужаки..."
Ответить

#
23.09.2009 в 06:23
Ниспровергательное упрямство г-на Никиты не знает границ. Казалось бы, подставился, ляпнул в запале нечто несообразное, так можно аккуратно перевести разговор на другую тему, в которой более компетентен. Но нет. Тезис "о вреде полета Гагарина для верующих" продолжает упорно отстаиваться, как один из центральных.
"Построенная на крови промышленность", как аргумент, себя не оправдала (т.к. оказалось, что она строилась так во всем мире, и, прежде всего, в "цивилизованном"). Теперь на первый план выходят права и проблемы "малограмотных людей". При этом Никита становится прямо на точку зрения средневековой инквизиции (причем, не исторической, а именно окарикатуренной позитивистской пропагандой XIX-XX вв.): "Полет Гагарина соблазнил народ, и потому не надо нам никакого Гагарина!"
Простите, а об открытиях Коперника и Галилея "тысячи пропагандистов по всей Совдепии (и задолго до нее!) могли говорить и говорили: "Галилей на небо в трубу глядел и Бога не видел"? И сколько малограмотных людей потеряли от этих лживых слов веру! Каковы последствия!"
Вроде бы научно-технический прогресс, цивилизация для Никиты - это хорошо. Есть же "цивилизованный мир", который так оскорбился полетом Гагарина "без очереди", и который "с церковной точки зрения" следует защитить от русских выскочек. Но вот прогресс в России - это однозначное зло ("лучше бы его вовсе не было"), ведь его "могут использовать" в антирелигиозных целях, "соблазнить малых сих".
И тут же рядом наш полемист борется с "народными суевериями", с "дремучестью" тех самых малограмотных людей, которых он так рьяно защищает от Гагарина-искусителя. Причем, заметим, по-прежнему, только от него одного (если бы "тысячи пропагандистов" использовали в антирелигиознаых целях полеты американских астронавтов, это на самих астронавтов тень ни в коем случае не бросило бы, нет-нет!). И это в то время, когда Патриарх Кирилл посещает космические заводы, когда братия Антониево-Сийского монастыря регулярно служит молебны об успехе очередных ракетных запусков в Плесецке...
Бедная, бедная, бедная, бедная постсоветская либеральная интеллигенция... Просто сплошное "Горе от ума".
Ответить

#
23.09.2009 в 02:20
О наших духовных разномыслиях, или еще о «советском» и «русском»

Диакон Георгий Малков – диакону Владимиру Василику (на его комментарий от 19 сентября, время - 13.58):

Дорогой отец Владимир, считаю прямым своим долгом ответить вам – со всей благожелательностью – коснувшись ряда затронутых вами вопросов.

В своем очередном обращении вы напоминаете мне слова, якобы сказанные некогда Спасителем: «Кто не с вами, тот за вас». Однако подобных слов Он не говорил (здесь вы, уверен, чисто случайно ошиблись), а сказал: «Кто не против вас, тот за вас» (Мк 9, 40 и Лк 9, 50).. Слова эти, безусловно,свидетельствуют о чрезвычайной широте Божественного восприятия добрых начал в человеке. Однако в другой раз Им были произнесены и слова, гораздо более суровые в своей категоричности: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Мф 12, 30).
И далее вы напоминаете о вселенском апостасийном процессе – хотя, увы, и прискорбном, но вполне, однако, естественном, ибо Сам Спаситель посетовал на то, что, прийдя вновь в наш мир, не найдет уже и веры на земле. И, наконец, вы замечаете, что есть такая болезнь – «плевать на /святых / отцов» (древнейших), а затем и «плевать на отцов современных». Многие, действительно, причастны подобной антицерковной позиции… Вот об этом-то и следует нам всем скорбеть в первую очередь. Вы же, к сожалению, указываете – как на якобы еще более «тонкую болезнь» - на «разрушение современной России». Для меня же такого рода болезнь представляется лишь вторичной по отношению к болезни, указанной вами перед этим. Вот эту-то болезнь «духовной безотцовщины», думаю, нам и следует лечить прежде всего, и, лишь вылечив ее, мы вылечим и вторую!
Именно поэтому я и ставлю во главу угла не земной наш патриотизм, пусть и обязательный для нас – как граждан своего родного Отечества, но «патриотизм Небесный», на фундаменте которого, собственно, только и обретает свою христианскую истинность и духовную основательность наш патриотизм гражданский… В этом смысле «вторая болезнь» и представляется мне вторичной, а потому и, так сказать, отнюдь не более «тонкой».
И, если мы посмотрим с такой точки зрения на источник всех наших российских бед, то увидим, что именно коммуно-советизм (как идеология, в самом фундаменте своем изначально безбожная, антихристианская и по-бесовски «тонко-соблазнительная») и явился источником и основой всего существования нашей страны на протяжении вот почти уже целого столетия.
Отнюдь не отметая всего доброго, что имело место в нашей жизни «советского периода» (все-таки многое из христианской нравственности и наследия христианского мировидения тыячелетней православной Руси подспудно сохранялось и в нравственности человека «под Советами», которой не могли вытравить и коммунисты), я лишь призываю взглянуть трезво на саму «коммуно-советскую» оболочку этой жизни, оттого и бывшей во многом – в духовном смысле – глубоко фальшивой, а порой и явно преступной. Фальшивили и простые жители (при своем атеизме или же равнодушии к Богу и Его Церкви), фальшивили и представители власти, фальшивили (печально, но факт) и многие наши архипастыри. К прискорбию, остатки такой былой лжи (вольной или подневольной) продолжают и сегодня искажать, а то и отравлять нашу жизнь, – как в миру, так, увы, и в среде церковной.
Именно этим и объясняются многие нынешние аберрации сознания как атеистов, так и верующих (что мирян, что пастырей). Здесь, в частности, – и истоки вполне языческого «православного» сталинизма.
И, как вы понимаете, на основании всего мною сказанного, я никак не могу принимать трактовок действий церковной власти в советский период, подобных, например, вашей – когда вы утверждаете, что патриаршее воззвание 1918 года «было направлено против всех, кто занимался братоубийством», будучи, мол, «объективно направлено и против красных, и против белых».
«Белых», по сути, в тот начальный период советизма еще и не было, а зверстовать начали именно большевики, обманом сначала пообещав народу (на что многие тогда и купились) мир, тут же затем развязав гражданскую войну, замешанную на политической лжи и активнейшем богоборчестве (все же последним не были духовно движимы и явившиеся затем «белые»).
Отец Владимир, ну, положа руку на сердце, неужели вы будете отрицать, что Патриарх тогда обратился с увещанием к народу – не ради призыва ко всеобщему народному противостоянию именно большевикам? И не ради ли твердо выраженной своей патриаршей позиции анафематствования именно «красных»?
Как же еще можно интерпретировать ясные слова патриаршего послания, подтвержденного и всем Поместным Собором, когда Патриарх, надеясь еще тогда на поддержку русского народа, четко высказал свое непримиримое отношение к богоборцам, заявив: «... то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей — земной… Властью, данною Нам от Бога... анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной» (Послание Святейшего Патриарха Тихона от 19. 01 (01. 02) 1918 г. // Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сборник в двух частях. Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С. 83). При этом Патриарх обратился и ко всем православным верующим России с церковным запретом на какое-либо духовное общение с большевиками и с призывом к религиозному противостоянию им: «…Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение... Противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной» (Там же). И чем, как не разочарованием в ослабевшем и искаженном большевицкими посулами тогдашнем народе нашем и прямой личной затравленностью (равно и попытками как-то «откреститься» от ГПУ-шного напора на себя и получить какую-то его слабину в отношении Церкви) явились все эти заявления Патриарха Тихона типа «Советской власти я не враг» (1923 г.), хотя, конечно же, как верный сын Церкви, внутренне он не принимал и не мог духовно принять атеистической советской власти! И не внутренней ли неправды исполнена Декларация митрополита Сергия 1927 г., с ее «вашими-нашими радостями»? И столь уж искренней была его песнь «коммуно-советизму», которую он был вынужден продолжать петь до самой своей кончины, прибавляя к одной лжи – еще и другую за другой, делая заявления для прессы, что у нас райская жизнь и нет преследований за веру (откуда тогда явился весь этот сонм новомучеников?).
И хотя еще не слишком громко, но ведь уже достаточно ясно отрицательную оценку его позиции дала и наша нынешняя церковная власть. Так что незачем опираться на якобы глубокую внутренню правду и правоту подобных документов.
Разве не заявил еще в 1991 году Святейший Патриарх Алексий II: «Сегодня мы можем сказать, что неправда замешана в Декларации. Декларация ставила своей целью поставить Церковь в правильное отношение к советскому правительству. Но эти отношения — а в Декларации они ясно обрисовываются как подчинение Церкви интересам государственной политики — как раз не являются правильными с точки зрения Церкви» (На пути к единству. Официальное сообщение о совместной работе комиссий Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви. Совместные документы комиссий Московского Патриархата и РПЦЗ. Комментарий к документу «Об отношениях Церкви и государства» // «Церковный вестник» (газ.). М. № 13—14 (314—315). Июль 2005 г. С. 5).
Приводя эти слова Патриарха, новейший церковный документ затем комментирует их следующим образом: «…для безбожной власти православные христиане и после издания “Декларации” остались неблагонадежными и чуждыми… Она явилась и все еще является соблазном для многих чад Русской Православной Церкви» (Там же). И далее вновь цитируются слова Патриарха Алексия: «Трагедия митрополита Сергия заключается в том, что он пытался “под честное слово” договориться с преступниками, дорвавшимися до власти» (Там же).
И вот этот-то «соблазн» и «неправильно» выстраивавшиеся Патриархом Сергием отношения Церкви с большевицкой властью вы, отец Владимир предлагаете и поныне считать образцом церковной мудрости?
Впоследствии ведь и митрополит Смоленский Кирилл — ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси — на Архиерейском Соборе в октябре 2004 года совершенно однозначно подтвердил мнение Патриарха Алексия: «Свободный голос Церкви дает возможность взглянуть по-новому на “Декларацию”. При всем понимании того, что курс отношения к государству, который был избран в 1927 году, обосновывался побуждениями сохранить возможность легального существования Церкви, — этот курс Собором Русской Православной Церкви авторитетно был признан не соответствующим подлинной норме церковно-государственных отношений. Эпохе церковной несвободы пришел конец» (Там же).
Весьма трезвую оценку «сергианского» периода в жизни Церкви дают ныне и известные наши священники.
Так, не предельно ли разумно и подлинно «церковно» мнение московского профессора-протоиерея Владислава Свешникова, справедливо пишущего о том, что «Декларация» 1927 года в печальном своем итоге (простите мне, отец Владимир, большую цитату - уж весьма точно излагается в ней подлинно православная оценка этого документа) «привела к глубокому расколу в церковной жизни… “Декларация” не спасла согласившихся с направлением Местоблюстителя Сергия. Людоед не может остановиться в своем людоедстве. Скушав сначала всех противников митрополита Сергия, советская власть, никогда не насыщаемая, принялась и за наиболее живых и нравственно чистых его сторонников. К 1938 году из десятков тысяч храмов на территории России открытыми остались чуть больше ста, на свободе находились всего четверо архиереев… Таким образом, цели своей — выжить любым путем — сергианство не достигло; нельзя же, глядя на эти цифры, не понимать, что это никакое не выживание.
Но главное даже не в этом. Согласиться с духом “Декларации” могли преимущественно наиболее незрелые, духовно нестойкие. Они-то и определили ту “новую” церковную культуру, к которой стали приобщаться (в основном — во время войны) новые члены Церкви… Храмы наполнились женщинами, ищущими утешения и в массе своей безразличными к главному в христианском вероучении. Их более всего интересовали требы — молебны за живых, панихиды за усопших. И едва ли кто осмелится бросить в них за это камень. Но в церковной жизни сместились центры и ориентиры; во многих отношениях она стала другой по сравнению с той, что была до 1925 года. Социальный заказ исполнялся, и требоисполнительство надолго стало знамением Церкви, а место подлинного Священного Предания в сознании церковных людей заняли местные предания мелко-законнического характера.
Едва ли не самым тяжелым последствием новой церковной политики стало чрезвычайное искажение церковного сознания…
Ложь, обширная ложь вошла в жизнь церковного общества после легализации Церкви. Лукавство прежде всего заключалось в том, что научились говорить одно, а за этим стояли совершенно другие смыслы. Думаем “лояльность”, а пишем: “Мы всенародно выражаем благодарность советскому правительству за внимание к духовным нуждам православного населения”. И это в те самые дни, когда советское правительство толпами отправляло в свои убийственные лагеря лучших представителей православного населения, грабило церковное имущество, закрывало храмы, издевалось над христианством в послушной, как всегда, советской печати. И если в словах авторов первых посланий можно уловить боль и горечь, то впоследствии ложь уже перестала ощущаться как ложь… Всеохватывающая ложь пронизала всю советскую жизнь, включая и жизнь Церкви» (Протоиерей Владислав Свешников. Психология «неосергианства», ее истоки и последствия // Протоиерей Владислав Свешников. Прикосновение веры. Проповеди, статьи, доклады. М.. 2005. С. 633—635).
Таким образом, занятая тогда митрополитом Сергием позиция «лояльности», заранее полностью бесперспективная, ни физически, ни, тем более, духовно отнюдь не сберегавшая саму Церковь, обернулась для церковной жизни, как и следовало ожидать, сплошным кошмаром вынужденной лжи и постоянного лицемерия. И могла ли такая позиция (в предельных духовных глубинах своих безусловно достаточно непоследовательная и беспринципная, не доверяющая Богу и явно отдающая прагматично-житейским маккиавелизмом) привести к чему-либо иному — если лжи «во спасение» всё-таки не бывает?!
Самое же страшное, что при таком подходе к делу «спасения» самой Церкви неизменно «совершается утрата собственно христианства как нравственной религии» (Там же. С. 637). И потому, как со всем основанием заключает свою оценку «сергианства» и ее психологических истоков протоиерей Владислав, «Русская Православная Церковь выжила и выстояла… не благодаря, а вопреки изображенной здесь психологии. Мы, жившие в этой стране, опытно знаем, что Церковь устояла любовью» (Там же. С. 641).
Впрочем, хотя Архиерейский Собор 2004 года и признал курс митрополита Сергия на сближение с большевицкой властью не соответствующим церковным духовно-нравственным нормам, сама идейная, изначально лукавая, уповающая не на спасительный Промысл Божий, а на человеческие ухищрения, основа практических действий тогдашнего первоиерарха так и не была прямо осуждена Собором.
Однако косвенным отрицанием явно нецерковного подхода митрополита Сергия к «умиротворению» богоборческой власти большевиков явилось также и выраженное в «Основах социальной концепции РПЦ» (принятой на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года) утверждение о необходимом неповиновении Церкви всякой власти — при действиях последней, прямо враждебных Христу: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении… Христианин призывается к подвигу исповедничества ради правды Божией. Он должен открыто выступать законным образом против безусловного нарушения обществом или государством установлений и заповедей Божиих, а если такое законное выступление невозможно или неэффективно, занимать позицию гражданского неповиновения» — более того, сама Церковь должна при этом «обратиться к своим чадам с призывом к гражданскому неповиновению» («Сборник документов и материалов Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. Москва, 13—16 августа 2000 г.». Нижний Новгород, 2000. С. 184, 193). Это – нам на будущее…
А вы, отец Владимир, вместо того, чтобы именно так критически и с духовной позиции верности истине Христовой вполне заслуженно отрицательно воспринять «сергианскую» позицию, предлагаете ее считать чуть ли не «образцовой» (?) — как и некоторые деяния Поместных Соборов (начиная с 1945 г., равно и последующих), во многом зараженных тем же духом «непротивления злу», злу безбожного коммуно-советизма (непротивления, ставшего в ту пору уже достаточно привычным в церковной жизни и отнюдь не способствовавшим ее расцвету), – Соборов, о которых вы пишете, что «ни один из них не осудил советскую власть, советский тоталитаризм. Ни один архиерейский собор с 1992 г. не осудил советскую власть, хотя было прославлено более 2000 новомучеников».
И что же – этим следует нам удовлетворяться?
Откуда же взялись эти 2000 уже канонизированных страдальцев?
А сколько тысяч – еще и не канонизированных…
Не последовательней ли, справедливей и духовно назидательней явилось бы и духовное же одновременное обличение их мучителя – коммуно-советской власти, сначала убивавшей Церковь физически, а затем подрывавшей ее авторитет в глазах «советского» общества, воспитывавшегося тем же «советским духом» или в неприязни, или в равнодушии к ней, а значит – и ко Христу! Не честней ли перед памятью убиенных советской властью было бы вновь соборне подтвердить то анафематствование коммуно-советизма, что было некогда определено Собором 1918 года и святым Патриархом Тихоном?
Разумеется, при этом необходимо было бы выразить и все то уважение, которое мы естественно испытываем к добрым трудам и воинскому героизму наших сограждан, явивших и в столь тяжких в духовном смысле условиях советизма – несмотря ни на что – огромную меру сохранявшегося в народе душевного благородства и самопожертвования! Но при этом непременно следовало бы и подчеркнуть, что источником всего положительного в нашей жизни и под большевиками был не «советизм», а природная душа русского народа, не пожелавшего в своих глубочайших тайниках отказаться от всего того доброго, чему научила его тысячелетняя история христанской Русской земли. Недаром в свое время и Святейший Патриарх Алексий II заметил в одном из своих выступлений, что: «…именно та духовная, нравственная опора, которую дало людям многовековое православное воспитание, в значительной мере помогла им одолеть могущественного неприятеля в годы Великой Отечественной войны» (Доклад Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви // Сборник документов и материалов Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. Москва, 13—16 августа 2000 г. С. 6).
Именно подготовить к такому трезвому восприятию и духовному разделению «добра» и «зла» в нашей жизни за прошедший антихристианский «советский» век (без чего не произойдет и общенародного последовательно-осмысленного поворота ко Христу!) – вот превостепеннейшая сегодняшняя религиозно-общественная задача Церкви как просветительницы русского народа.
Если же этого и далее не будет совершаться достаточно активно, то мы так и будем продолжать постоянно сталкиваться со всевозможнейшими – якобы «церковными» – дикостями типа иконы Матронушки с бодро шагающим расстрельщиком Церкви Сталиным или же панегириков советизму, в глубине своей изначально отравленному идеологией богоборчества.
Да, многие всего этого, увы, не понимают и до сих пор – вот Церковь и должна объяснить всё это народу!
У нас же до сих пор можно наблюдать постоянное шараханье и в самой-то среде православных – от заслуженного отрицания антихристианского «советизма» до, напротив, все еще нередкого огульного восхваления богоборческого его – в целом – исторического бытия.
Да что уж тут говорить о «мире», когда и отдельные церковные структуры все еще продолжают вести порой диалог с анафематствованными последователями коммунистической идеологии и даже посылают поздравления большевицким главарям, до сих пор ведь сохраняющих свою «верность делу Ленина», говорившего, что «всякое заигрывание с боженькой есть труположество».
Именно так в июне сего года какие-то патриархийные «мудрецы» по сути «подставили» в глазах многих и верующих, и даже неверующих, – Патриарха Кирилла, не раз ранее выступавшего с правдивой оценкой деятельности коммунистов, до сих пор неизменно хранящих «ленинские заветы», – послав от имени Церкви, по-видимому, ради, так сказать «единения с широкими кругами общественности» поздравление с 65-летием находящегося под церковной анафемой г-на Зюганова – и даже заявив, что Церковь, мол, высоко оценивает его «деятельность» по «возрождению России».
Вполне позволительно предположить, что с любыми неидеологизированными партиями можно, пожалуй, – на трезвый христианский взгляд, – изредка осуществлять контакт и церковным структурам – но не с «верными» же «ленинцами» (или кто-то уже уверовал и в «церковность» г-на Зюганова, после того как он выставил на одной из их коммунистических демонстраций дьявольский лозунг, что, мол, «Христос был первым коммунистом на земле»?). Пора, пора уже определиться и патриархийным канцеляриям с приниципиально христианским отношением к современным адептам антицерковной коммунистической идеологии… Таково мое мнение – обычного русского диакона. Но ведь и не только мое…
Именно объяснение Церковью всех греховных заблуждений большей части нашего народа, порожденных коммуно-советским периодом, и стало бы в первую очередь (в приложении к безбожно заблудшей части нашего общества) церковной «бранью духовной», которая, – как повторяете вы, отец Владимир, слова св. Апостола Павла, – «не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего» (Еф 6, 12). Ведь именно эта тьма за последний российский век и находила свое воплощение преимущественно в антихристианских представителях коммуно-советизма (снизу и до самого властного верха), злобесно слепотствовавших в своем неприятии евангельской вести. И именно потому, что Церковь при этом говорила бы в первую очередь не о тех или иных политических событиях и земных противостояниях, а о последовательном отрицании «советской государственностью» Самого Христа и о ее ненависти к Церкви – что всегда и являлось подлинной внутренней духовной сущностью «советского», церковный амвон и не превратился бы в политическую трибуну, а остался бы местом проповеди евангельской Истины. Именно так, в частности, наша Церковь исполнила бы свой прямой долг просвещения русского народа, следуя призыву все того же св. Апостола Павла: «…паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленныве стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть слово Божие» (Еф 6, 16 – 17).
Вот тогда бы у нас оказались выброшенными на свалку истории многие нынешние псевдо-герои революционного Октября и их «идейные» бесноватые «героические» потомки, тогда бы нам незачем было бы и тратить столько времени на обсуждение того, герой или не герой генерал Власов, ибо, признавая его личную трагедию и по-христиански жалея его, мы бы ни на минуту не сомневались в неискренности его роли «освободителя» России (не по политическим мотивам, а поскольку он никогда не был верным сыном Церкви), и сколько бы русских имен истинных борцов с коммуно-советским сатанизмом воскресила бы из сегодняшнего забвения богопросвещенная наконец Россия.
Тогда бы не пришлось и столько обсуждать нам тему «коммуно-советизма», ибо все бы мы, прислушиваясь к правдивой речи Церкви, обличающей его внутреннее, смертельное для души, зло, воистину последовали бы призыву Христа, ответившего одному из желавших пойти за Ним: «следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов; а ты иди, благовествуй Царствие Божие» (Лк 9, 60).

…Некоторых других, затронутых вами, дорогой отец Владимир, вопросов нашей духовной истории я постараюсь еще коснуться в самое ближайшее время.
С искренними благопожеланиями, диакон Георгий Малков.
Ответить

#
А. Рогозянский
23.09.2009 в 00:09
На последнее Ваше, Никита, будет просто ответить в нескольких словах.
- Деторождение есть не только следствие, но и спасительная соломинка супружеской любви.
- Божию Матерь нельзя "перепочитать" или воздать Ей больше, чем Она того заслуживает. Тем более нам, с нашими привычками не почитать вообще ничего, кроме себя самого. Когда Вы или о. Петр пытаетесь отмерить Богородительнице степень должного, то это, простите, описывает лишь тяжести вашего положения. Какие бы ни были аргументы и на чью критику вы бы при этом не реагировали. Ведь Вы в данном случае думаете, про что угодно, только не о недостаточности своего приношения Божией Матери.
- Почему отрицающий россиепоклонничество, требоисполнительство и пр. также подпадает под опасность фарисейства? Потому что при всех знаниях, идеях и образованностях, множестве слов о Евангелии, вы не можете вспомнить простого: противоположностью фарисея в Евангельской притче был мытарь. А не правдоруб. И оправдан был мытарь, поскольку ничего не говорил, кроме: "Боже, милостив буди мне, грешнику".
Ответить

#
А. Рогозянский
22.09.2009 в 23:46
Есть разница, я с Вами согласен. Советская пропаганда была кондовой. Это был её плюс и минус. Минус, потому что действовала на малограмотных людей, веривших во встречу Гагарина с Богом. Плюс, потому что не действовала на высокограмотных.
У меня все же есть бездоказательное психологическое предположение, что несваримость и благородный гнев у Никиты из Москвы, как впрочем и оо. Мещеринова и Митрофанова, в большей степени касаются прямой пропаганды. В то время как вкрадчивое убеждение с поглаживанием по шерстке и мяуканием: "ты этого достоен", - принятое в цивилизованном мире, вызывает меньше опасений. Поэтому большинство ваших выводов, отцы-братья, - это проблема политики, вкуса и только. Они ничего не говорят о прямом выборе Христа, но о разной стилистике. Никто среди нас не вырывается к чистому исповеданию, сколько бы об этом не повторял. Для о. Петра положительны Гайдн и "европейское ощущение жизни", для о. Георгия - Солженицын и Шмеман. Ну а кому-то на христианское созерцание жизни хорошо ложится вода из родника, грибной сбор и пр. Или "Летят журавли" и "Мать солдата". Почему нет и чей "-изм" лучше? Про что спорить? Вы россиепоклонники! От европоклонника слышу!
Вполне вероятно, что бум дешевых кредитов в последние годы статистически привел к большему антирелигиозному всплеску, нежели полеты Гагарина, Титова и Терешковой, вместе взятые, в свое время. И люди, Вы совершенно напрасно, Никита, об этом не думаете, берут очевидный урок из иномарок, бананов и прочих артефактов. Мне не раз заявляли: "Экономика, как и компьютер, работает на чистой математике, и никакого Бога ей для работы не требуется". Чем же одно убеждение отличается от другого, насчет отсутствия Бога на околоземной орбите? Вон даже Кураев и тот говорит, что когда в метро едет, то перестает быть христианином, а становится пассажир. А Вы говорите, бессмертная душа и никаких артефактов! Поэтому мотайте на ус. Мы все "пассажиры". Своего времени, своей культуры. Хотя бы некоторые и начинали в процессе езды буянить, мол, я не отсюда, мне сойти, я вообще никуда не собираюсь ехать, прочь этот материализм, мне ничего этого не требуется, мне нужен чистый Христос и т. д. Христос предстает для нас оправленным в историю и психологию, для каждого в свои. Поскольку на большее нашей духовности, к сожалению, не хватает. Чего-то мы касаемся, конечно, в молитве и таинствах. Но, как апостол пишет, гадательно, как бы сквозь затемненное стекло.
Хочу закончить, сказав, что в принципе мне близок Ваш пафос незамутненной веры и того, что многих вещей "лучше чтоб совсем не было".
Ответить

#
22.09.2009 в 23:25
ПО ПОВОДУ НИКИТЫ ДМИТРИЕВА:
"С точки зрения церковной полет господина Гагарина может оцениваться либо НИКАК, либо отрицательно - как факт холодной войны с цивилизованным миром".
Опять эта набившая оскомину ДРЕМУЧАЯ русофобия и россиефобия: "эта страна" и остальной - "цивилизованный мир". Неправда ли как две капли воды похоже на риторику г-жи Е. Боннер и иже с ней? Наверное для г-на Никиты Дмитриева нынешний "мир", наступивший в России по сравнению с СССР является наконец-то "цивилизованным".
Ответить

#
22.09.2009 в 22:48
Андрею Кологриву. "традиция русского либерализма, вдохновлявшая и реформы Александра Второго и русскую религиозную философию, представляет собой единственно успешный опыт претворения в общественную жизнь христианских идеалов"
Александра Второго оставим в окое, ибо сердце царево в руце Божией, а вот бееславный конец интеллигенции, пожранной ее детишками и претворившимися в жизнь кровавыми кошмарами с 1905 по 1937 гг. - стоит отметить как весьма продуктивные.
Ответить

#
22.09.2009 в 22:39
Для Вас, г-н Рогозянский, домашний устав, деторождение, исполнение треб, судя по Вашим же словам, важнее любви и Христа.

Любовь супругов выражается в деторождении, но не только. Как доказал проф. Троицкий, смысл брака по мысли Отцов заключается во взаимообщении и любви, а не деторождении как таковом. Деторождение есть следствие супружеского взаимообщения и любви, но никак не цель - на практике это ничего не меняет. К тому же, нельзя забывать о понятии "естественной контрацепции" (воздержания от сексуальных отношений в определенные дни женского менструального цикла), которая не запрещена ни в Западной, ни в нашей Восточной Церкви.

То, что почитание Пресв. Богородицы действительно зачастую принимает неприемлемые формы, так это совершенная правда - именно эти перегибы дают серьезные основания антирелигиозникам обвинять нас в "культе матери-богини" под видом почитания Девы Марии.

Вы в одном предложении упомянули неверующего г-на Гагарина и Пресвятую Деву. Это вызывающе некорректно с Вашей стороны. И если для Вас Её почитание и отношение к советскому прошлому России находятся в одной плоскости, это весьма прискорбно.

А собственно, почему Вы фарисейством называете отрицание россиепоклонничества, требоисполнительства, геронтофилии, победобесия и тому подобных уродств и извращений?
Ответить

#
22.09.2009 в 21:26
Не могу не привести позицию Ивана Солоневича, который вправе был сказать: "В качестве недавнего подсоветского человека я обладаю некоторым запасом, так сказать, подсоветского патриотизма. Не советского, а именно подсоветского. И чувствую за собой некий моральный долг отстаивать перед лицом эмиграции доброе имя подсоветских людей, зажатых в такие тиски, о которых эмиграция может иметь только весьма отдаленное представление. В эти же тиски был зажат и я - пока не удрал. Удрать было не так просто. Некоторым деятелям эмиграции не очень просто упрекать Солоневичей в том, что они-де служили советской власти: попробовали бы не служить. Из Парижа и Парагвая очень легко кидать всякого рода упреки людям, которые, то "применяясь к местности", то не применяясь, ведут ежечасную борьбу за жизнь свою, своих близких и своей страны... Русского подсоветского человека иностранная, а отчасти и эмигрантская, печать изображает таким олухом, рабом, подхалимом, что я все это ощущаю как личное оскорбление."
Ответить

#
22.09.2009 в 19:40
Рогозянскому

Иномарка и банан как таковые имеют непростое происхождение, это правда. Но в отличие от полета в Космос Гагарина, существование банана и употребление этого банана мною в пищу, так же как и моя гипотетическая езда на автомашине иностранного производства, не может являться фактом антирелигиозной пропаганды. Я не могу сказать: "Я съел банан и Бога там не нашел" или "В бензобаке моей иномарки я Бога не нашел". А Гагарин и тысячи пропагандистов по всей Совдепии могли говорить и говорили: "Гагарин на орбите был, и Бога не видел". И сколько малограмотных людей потеряли от этих лживых слов веру! Каковы последствия! Ощущаете разницу?

Не надо смешивать церковные, христианские критерии правильности и "хорошести" с нецерковными - государственными, национальными, личными и др.
Ответить

#
А. Рогозянский
22.09.2009 в 15:45
Беда в том, что "сие надлежало делать и того не оставлять" - это чересчур сложно. Решит какой-нибудь умник например доказать, например, что в семье главное - любовь. Так домашний устав, деторождение и т. д. немедленно у него станут не то, чтобы посторонними, а прямо противоречащими христианской морали. Многодетная православная семья, по о. Георгию, напомню, есть замаскированное мусульманство.
Или решит другой умник считать главным Христа. И понеслось... Тут уж и Божия Матерь мешает, прости Господи, с Ее славным Успением. Какое там патриотизм и Гагарин.
Особенно хороша борьба с фарисейством. Молитва современного "продвинутого" мытаря строится так: "Благодарю Тебя, Господи, что я не таков, как сии... фарисеи, геронтофилы, россиепоклонники, победобесы, миссиофобы, требоисполнители, с крестом, в камилавке (далее по желанию)". Как понимаете, всё чисто Евангельски.
Ответить

#
Екатерина Домбровская, Россия, Москва
22.09.2009 в 11:50
Обсуждение очень хорошей статьи отца Александра Шумского, комментариев и реплик о. Владимира Василика, вновь являет во многих очевидных примерах нечто не христианское по своему духу. Мысли, образы, понятия, которыми оперирует автор, вырываются из контекста, формализуются, намеренно или по недостатку способности слышать (чаще явно намеренно – страсть ненависти закладывает уши) игнорируется "внутреннее слово", духовно-нравственная позиция автора, ее глубина, искренность, и далее на чисто рассудочном уровне препарируются высказывания и определения автора. Здесь глубинная позиция - выстраданный и давно преодолевший иллюзии патриотизм, взгляд СЫНОВСТВА, а не ХАМСТВА, - тогда как там – у оппонентов - это типичная позиция совне – взгляд на русскую историю «через стенки аквариума» - все диссидентствуют, все со своими инородными уставами навязываются судить и рядить в нашем "монастыре" по своей диссидентской морали. Хотя есть среди них и действительно сыновья даже по крови - потомки известного Хама, животно резвящиеся над наготой отца. Чуткому и чистому русскому читателю, будь он хоть подросток, сразу становится слышно: это голоса из дома, а это - чужаки, к которым у нас в России, увы и увы, всегда были несколько подобострастное и zierlichmanierlich отношение, играя в которое (а они-то с нами никогда ни в какие «манирлихи» не играли!) мы аккуратно доводили дело до материализации данных чужаков - уже со своим подлинным лицом - в виде какой-нибудь иностранной вооруженной силы, лезущей на русские поля и недра. Помоги Бог отцу Александру, отцу Владимиру (Василику) в их блестящем и достойном противостоянии и сыновней защите духовных рубежей Отечества.
Ответить

#
22.09.2009 в 10:54
Диакону Владимиру Василику. Золотые слова. Многие мудрые пастыри, в том числе пострадавшие от сталинских репрессий, полностью разделяют Вашу позицию.

"Никакого "власовского" или "русофобского", или "антисоветского" раскола не будет.
"Все решит молящееся, молчащее в нынешней дискуссии православное большинство, русские православные христиане, а не тайные "американскоподданные", которых оскорбляет сама идея "холодной войны". Все решит мудрое священноначалие, которое не будет расшатывать ни Церковь, ни государство ревизиями и экспериментами.
Церковь не спит,как думают некоторые, а сосредотачивается"
Ответить

#
22.09.2009 в 09:33
На реплику Никиты от 21 сентября
"...С точки зрения церковной полет господина Гагарина может оцениваться либо НИКАК, либо отрицательно - как факт холодной войны с цивилизованным миром, как результат основанного на крови строительства тяжелой промышленности. Помимо прочего, полет Гагарина вызвал новый виток антихристианской пропаганды в СССР, так что лучше бы его (полета) вовсе не было".
Трудноуважаемый Никита. Эта Ваша "глубокая мысль" доказывает, что о. Александр, действительно, не совсем прав. Высокомерие не только "убивает понимание". У Вас оно просто выносит мозг!
Если бы я был человеком неверующим (любой расы или национальности!), я бы только пальцем у виска покрутил по поводу такой "церковной точки зрения". Ну может, задал бы еще вопрос: а вот полеты американских астронавтов Шепарда и Гленна тоже должны оцениваться "никак или отрицательно"? Или это только Гагарину и русским такая честь?
Но как верующий не могу пройти мимо.
Полностью мой Вам ответ http://zamglavred.livejournal.com/93535.html
Ответить

#
22.09.2009 в 07:20
Господа, с какой стати национализм (равно как и итальянский фашизм, а также вся идеалогия европейской консервативной революции в целом) является гибельной установкой? Кому эта здоровая традиционалисткая идеология предвозвещала гибель? Разве что царству антихриста в виде СССР и мiровой еврейской закулисе.

Конечно, господа Мещеряков и Митрофанов правы, национализм бывает от Бога и от лукавого. Сталинский патриотизм, основанный на культе т.н ."советской родины-матери" и "великой победы" сатанинской пентограммы над христианским Крестом - воистину диавольский культ. Ныне "православный" сталинизм - это грех добровольный, а потому ещё более страшный, чем вынужденное и позорное раболепство церковных иерархов позднесталинской эпохи(патр.Сергия, патр.Алексия, патр.Пимена), воспевающих "благодеяния" антихриста тов.Джугашвили.

Русский православный национализм, явленный в праворадикальных русских православных эммигрантских движениях - от Бога, поскольку своей основой он имел церковную традицию. Подробнее

http://war-is-life.livejournal.com/2953.html#cutid1
Ответить

#
А. Рогозянский
22.09.2009 в 02:08
Сдаю ферзя. Может, 150 лет, а может 100 или 200. В общем, как хотите, на Ваш вкус.
Если Гагарин - "факт холодной войны с цивилизованным миром, как результат основанного на крови строительства тяжелой промышленности", то тогда и бананы в вашем ближайшем магазине попрошу считать "фактом ограбления цивилизованным миром всего остального мира". А иномарку, на которой возможно Вы ездите, "результатом основанного на крови строительства транснациональных монополий". Т. с. для равномерности антиматериализма.

Неоплатоников и остальное со спокойной душой оставляю Вам. Вы ведь, поди, махаяну в санскрите читали.
Ответить

#
22.09.2009 в 00:39
К сожалению, призыв о. Александра к взвешенной полемике не был услышан. Как только речь заходит о Советах и Сталине, мы просто перестаем мыслить. Лично я также не соглашусь с завышенной оценкой о. Александра советского периода, но он и предлагает обсуждать, размышлять, разговаривать, а не повторять одни и те же фразы о богоборческом советском режиме, о чем никто и не спорит. В статье много очень важных и правильных мыслей, но у нас, если произносится слово "Сталин", мыслительные способности наши отключаются. С этим попытался бороться о. Александр и этого - не по своей вине - здесь преодолеть так и не смог. Обсуждение прошло как по писанному о. Александром.
Ответить

#
21.09.2009 в 22:14
Господину Рогозянскому

Уважаемый господин Рогозянский, с Рождеством Пресвятой Девы Марии!

Вы, как кажется (я, быть может, ошибаюсь), латинского и греческого языков не знаете, и если и читали св. Юстина Философа и св. Григория Богослова, так только в переводах на русский. Ну да ладно.

Теперь по существу. Вы пишете: "В течение, по крайней мере, последних 150 лет христианство с упорством доказывало, что всё хорошее из обихода человеческой мысли, культуры, науки, общественного строительства восходит ко Христу и принадлежит Христу". Откуда скажите на милость взялась цифра 150 лет? Почему не 200 и не 100?

Рассуждая на уровне катехизиса, вспомним, что Бог есть Благо, следовательно, не 150 лет, а начиная от Авраама все хорошее и добродетельное в мире (во всяком случае, Ветхого и Нового Заветов, а так же на взлетах античной философии, напр. Ксенофан и Аристотель) всегда было отнесенным к Господу Богу.

Однако встает следующий вопрос: ЧТО можно считать в человеческой мысли и деятельности ХОРОШИМ, и с чьей точки зрения?

С точки зрения церковной полет господина Гагарина может оцениваться либо НИКАК, либо отрицательно - как факт холодной войны с цивилизованным миром, как результат основанного на крови строительства тяжелой промышленности. Помимо прочего, полет Гагарина вызвал новый виток антихристианской пропаганды в СССР, так что лучше бы его (полета) вовсе не было.

Господь наш, господин Рогозянский, имеет настолько прямое отношение к Гагарину, что Он даже умер за него, как, впрочем, и за всех нас. Другое дело, что Гагарин плодами Спасения пользоваться желания не имел.

"Желание найти Бога внутри истории, кстати, вполне отвечает представлениям Церкви первых веков" - искать тут, уважаемый господин Рогозянский, просто нечего. Господь Бог, к неудовольствию огромного числа людей, не только "просто" "вошел внутрь истории", но и стал Человеком. Что было дальше Вы, в общих чертах, знаете.


"От Иустина мученика и Климента Александрийского к отцам-каппадокийцам проходит идея о "христианском прежде Христа" в составе античной культуры".

Смею заметить, что идея эта идея эта идет от ап. Павла. Собственно, "апостол необрезанных" только и занимался поиском "христианского прежде Христа", в Вашей терминологии, в эллинистически-римской культуре. Вспомните его речь в Афинах. Вы, видимо, спутали с этим стоическую по происхождению концепцию semina Verbi - семян Слова, семенных логосов, воспринятую св. мч. Иустином. Надо сказать, не сильно воспринятую патристикой.

Причем тут полемика двух догматических неоплатоников - св. Григория Богослова и имп. Юлинана, непонятно.

"Православие при этом отличалось и отличается наиболее "материальным" пониманием Евангельской вести: Преображение, Фаворский свет, иконы, освящение воды и предметов ("платки и обвязания с апостольского тела"), благословение Империи и т. д."

Это уже, извините, форменноя язычество. Православие НЕ отличается каким-либо особенно "материальным" пониманием Евангелия. Да будет Вам известно, что праздник Преображения общехристианский, что освящение воды, икон, "предметов" - так же традиция, характерная и для Востока и для Запада, причем достаточно второстепенная. Союз с государством вообще очень сложная, болезненная и трагическая тема для обсуждения в рамках комментариев к статье.

Если же Вы вспомнили про св. Григория Паламу, исихазм и т. д. - поверьте, это не есть нечто центральное в учении Церкви.


"Кроме того, в христианстве всегда присутствовал иной вектор - анахоретский. Некоторые люди не удовольствовались созерцанием Христа, преломленного в истории, а желали проникнуть в Христа, как Он есть". - Что это за "Христос, преломленный в истории"? Какая-то ересь. Христос как Он есть пребывает с нами, и мы причащаемся Его Телу и Крови в Таинстве Евхаристии. Анахоретство же традиция изначально нехристианская и в Церковь проникшая не очень рано.

Откуда Вы вообще взяли ВСЁ это? Что за противопоставление религиозного материализма и отшельничества? Это скорее к традиции махаяны или индуизма, но не к Евангелию.


Такое чувство, что Вы пишете не о Христианстве, а о какой-то непонятной дуалистической и вместе с тем материалистической религии...

Если бы о. Петр терпел смешение Христа с чем-либо, он вообще, как и любой другой человек на Земле, не был бы христианином. Один раз кое с чем Богочеловека Иисуса уже смешивали. С грязью.

А вообще, кажется, пора Вам, Андрей Брониславович, перечитать Катехизис св. Филарета. И не выходить в рассуждениях за его рамки вплоть до появления нового Катехизиса. Надеюсь, он скоро появится.



P. S. Гагарин не артефакт. Вообще ЛЮБОЙ человек не артефакт, а личность с бессмертной душой.
Ответить

#
21.09.2009 в 21:01
Священнику Даниилу Сысоеву.
//До 1988 года разрешили выпустить ее только одним раз ничтожным тиражом//

Это - ложь, честный отче.

Прежде чем что-либо утверждать - надо обладать хоть каким-то элементарными познаниями, коих Вам явно не хватает.

В СССР Издательским отделом Московского Патриархата Библия и Новый Завет издавались неоднократно.
Библия в 1956, 1968, 1976, 1979, 1983, 1988 гг.
Новый Завет в 1956, 1976, 1979, 1988 гг.
Кроме этого Священное Евангелие на церковнославянском языке в 1984 году.

Также обстоит и с прочими Вашими русофобскими "познаниями" из жизни Русской Церкви во времена СССР, в которой Вы не жили, а потому не вправе судить компетентно.
Ответить

#
А. Рогозянский
21.09.2009 в 18:42
Немного об отношении Гагарина ко Христу
и Христа к Гагарину.

Как присутствующим покажется следующее объяснение? Бегло и тезисно. В течение, по крайней мере, последних 150 лет христианство с упорством доказывало, что всё хорошее из обихода человеческой мысли, культуры, науки, общественного строительства восходит ко Христу и принадлежит Христу. Желание найти Бога внутри истории, кстати, вполне отвечает представлениям Церкви первых веков. От Иустина мученика и Климента Александрийского к отцам-каппадокийцам проходит идея о "христианском прежде Христа" в составе античной культуры. Особо отметим полемику свт. Григория Богослова с Юлианом.
Православие при этом отличалось и отличается наиболее "материальным" пониманием Евангельской вести: Преображение, Фаворский свет, иконы, освящение воды и предметов ("платки и обвязания с апостольского тела"), благословение Империи и т. д. В таком мироощущении, безусловно церковном, Гагарин как артефакт, несомненно, имеет отношение ко Христу, а Христос имеет прямое отношение к Гагарину. Про улыбку Юрия Алексеевича и говорить нечего.
Кроме того, в христианстве всегда присутствовал иной вектор - анахоретский. Некоторые люди не удовольствовались созерцанием Христа, преломленного в истории, а желали проникнуть в Христа, как Он есть. У о. Петра мы встречаем распространенное в данный-конкретный период, причудливое сочетание одних и вторых мотивов. Нет анахоретского отречения от мира, отношение же к эмпирии избирательно.
О. Петр не терпит смешения Христа с мирским, человеческим. Но наипаче со всем специфически-отечественным: культурой, историей, ментальностью, государственностью. Даже не только советскими.
Такая вот загадка. )
Ответить

#
21.09.2009 в 16:45
Думаю, что священник Александр Шумский не прочёл Солженицына. А если прочёл, то слишком поверхностно. О Ленине в 10-томном "Красном Колесе", столько, что говорить о излишнем внимании писателя к Сталину не приходится. Вслед за многими, повторяет Шумский и затёртый упрек Солженицыну в преувеличении количества погибших в ГУЛаге. Дескать, статистика не набирает и 10 млн. Только статистика эта основывается на данных НКВД. А заметать следы в этом ведомстве всегда умели. Если верить официальным данным ГБ, то и дела Солженицына не было - всё сожжено. От имени Курганова, Шумский просто отмахивается - мол, "некий". Жизнь и труды русского социолога Ивана Алексеевича Кошкина (Курганов - псевдоним), прошедшего ГУЛаг, сегодня доступны и заслуживают внимательного изучения. Во всяком случае, не меньшего чем агитпроп "выдающегося советского историка Н.Н.Яковлева". Интересно узнать, где же это священник Шумский услышал как Солженицын "хмыкнул что-то неопределённое" о Шолохове? В предисловии к "Стремени Тихого Дона" всё изложено предельно ясно. И в "Зёрнышке..."
"Что-то неопределённое хмыкнул" о Солженицыне сам священник Шумский. И уж совсем ни в какие ворота не лезет заявление священника Александра об "опасности" критики Солженицына. На писателя и по сегодня изливаются потоки ругани и ненависти. И опасностей никаких для ненавистников Солженицына нет. Публикация отца Шумского достойна киевской газеты "Бульвар Гордона", но никак не богословского портала.
Ответить

#
21.09.2009 в 16:24
Стоит заметить, уважаемый о. Максим, что Лефевр, не различая язычников (буддистов, например) от христиан (протестантов), а это само по себе отвратительно, подразумевает что и мы, члены Восточной Православной Церкви, не являемся членами Каф(т)олической Церкви.

А вообще, о. Максим, Христианство не равно консерватизму. Во всяком случае, к Православию отцы Ватиканского Собора были настроены намного благожелательнее, чем цитируемый Вами раскольник Лефевр, эдакий протопоп Аввакум французской чеканки.
Ответить

#
21.09.2009 в 15:44
Спасибо, отче! Я простой мирянин и не буду проводить анализ статьи. Для меня важнее, что содержание статьи созвучно с моей оценкой не истории, а того во что это все воплотилось в настоящем. Как говорится " не по словам, а по делам...". Постоянно оперируют цифрами потерь при прошлых режимах, но никто не считает людские, нравственные потери нового времени. Народ вымирает не в лагерях, войнах и пр., а от безразличия властьпридержаших под болтовню о победе демократии. Не знаю. что бездуховней...Мои родители пострадали от репрессий, и я тоже "повелся" на "перестройки "Чем больше живу при такой "демократии"тем более понимаю, что это власть народа - демоса, а мы народ - охлос не в счет!
Ответить

#
Игумен Петр (Мещеринов)
21.09.2009 в 11:28
***Заграничная зараза – Платон*** ((c) диакон Владимир Василик)

Да. Это сильно. Умолкаю, посыпая голову пеплом из кадила (заграничным, греческим)...
Ответить

#
21.09.2009 в 06:57
и простите за офф-топ ниже. А может быть. не совсем офф-топ.
УМЕР "ВЕЧНО ЖИВОЙ"

"Так день за днем, месяц за месяцем наступил и 53-й год. "Прихожу с работы домой, -вспоминал о. Павел, - дедушка мне и говорит:

- Сынок, Сталин умер!

- Деда, молчи. Он вечно живой. И тебя, и меня посадят.

Завтра утром мне снова на работу, а по радио передают, предупреждают, что когда похороны Сталина будут, "гудки как загудят все! Работу прекратить - стойте и замрите там, где вас гудок застал, на минуту-две..." А со мною в ссылке был Иван из Ветлуги, фамилия его Лебедев. Ой, какой хороший мужик, на все руки мастер! Ну все, что в руки ни возьмет - все этими руками сделает. Мы с Иваном на верблюдах тогда работали. У него верблюд, у меня верблюд. И вот на этих верблюдах-то мы с ним по степи едем. Вдруг гудки загудели! Верблюда остановить надо, а Иван его шибче лупит, ругает. И бежит верблюд по степи, и не знает, что Сталин умер!"



Так проводили Сталина в последний путь рясофорный Павел Груздев из затопленной Мологи и мастер на все руки из старинного городка Ветлуга Иван Лебедев. "А уж после похорон Сталина молчим - никого не видали, ничего не слыхали".

И вот снова ночь, примерно час ночи. Стучатся в калитку:

- Груздев здесь?

Что ж, ночные посетители - дело привычное. У отца Павла мешок с сухарями всегда наготове. Выходит:

- Собирайся, дружок! Поедешь с нами!

"Дедушко ревит, бабушка ревит... - Сынок! Они за столько лет уже привыкли ко мне, - рассказывал о. Павел. - Ну, думаю, дождался! На Соловки повезут! Все мне на Соловки хотелось.. Нет! Не на Соловки. Сухари взял, четки взял - словом, все взял. Господи! Поехали. Гляжу, нет, не к вокзалу везут, а в комендатуру. Захожу. Здороваться нам не ведено, здороваются только с настоящими людьми, а мы - арестанты, "фашистская морда". А что поделаешь? Ладно. Зашел, руки вот так, за спиной, как положено - за одиннадцать годов-то пообвык, опыта набрался. Перед ними стоишь, не то чтобы говорить - дышать, мигать глазами и то боишься.

- Товарищ Груздев!

Ну, думаю, конец света. Все "фашистская морда", а тут товарищ.

- Садитесь, свободно, - меня, значит, приглашают.

- Хорошо, спасибо, но я постою, гражданин начальник.

- Нет, присаживайтесь!

- У меня штаны грязные, испачкаю.

- Садитесь!

Все-таки сел я, как сказали.

- Товарищ Груздев, за что отбываете срок наказания?

- Так ведь фашист, наверное? - отвечаю.

- Нет, вы не увиливайте, серьезно говорите.

- Сроду не знаю. Вот у вас документы лежат на меня, вам виднее.

- Так по ошибке, - говорит он.

Слава Тебе Господи! Теперь на Соловки свезут, наверное, когда по ошибке-то... Уж очень мне на Соловки хотелось, святым местам поклониться. Но дальше слушаю.

- Товарищ Груздев, вот вам справка, вы пострадали невинно. Культ личности. Завтра со справкой идите в милицию. На основании этой бумаги вам выдадут паспорт. А мы вас тайно предупреждаем... Если кто назовет вас фашистом или еще каким-либо подобным образом - вы нам, товарищ Груздев, доложите! Мы того гражданина за это привлечем. Вот вам наш адрес.

Ой, ой, ой! - замахал руками. - Не буду, не буду, гражданин начальник, упаси Господь, не буду. Не умею я, родной...

...Господи! А как стал говорить-то, лампочка надо мной белая-белая, потом зеленая, голубая, в конце концов стала розовой... Очнулся спустя некоторое время, на носу вата. Чувствую, за руку меня держат и кто-то говорит: "В себя пришел!"

Что-то они делали мне, укол какой, еще что... Слава Богу, поднялся, извиняться стал. "Ой да извините, ой да простите". Только, думаю, отпустите. Ведь арестант, неловко мне...

- Ладно, ладно, - успокоил начальник. - А теперь идите!


* А одиннадцать годков?
* Нету, товарищ Груздев, нету!"

* Архим. Павел Груздев . САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ
Ответить

#
21.09.2009 в 04:56
О. Максиму Козлову и о.Даниилу Сысоеву.

Целиком согласен, что коммунизм не спасителен, что атеизм ведет в погибель. Но не будем предвосхищать Суда Божия относительно миллионов наших крещеных соотечественников. Богу ведомо, с чем, как, в каких страданиях и с каким чувством они отошли в мир иной. С другой стороны, вспомним слова митр. Вениамина Федченкова:
«Если бы не 1917 г., было бы еще хуже». Вполне реален был сценарий России как «Новой Америки», оккультной империи. Возмущаясь (и справедливо) советским строем, мы иногда не видим Промысла Божия о России и невольно Богу за советский период «почтительнейше билет возвращаем». Как Иван Карамазов. Нет ли здесь опасности, что, как и в начале девяностых, что мы дадим зеленый свет новым Смердяковым к убийству и грабежу России? И другое, если через советский патриотизм нельзя спастись, то через советское предательство и измену – и подавно. Даже в Дантовом аду были свои круги, девятый, ледяной – для предателей. За счет антикоммунизма нельзя оправдывать аморализм и предательство, и возвеличивать Власова и иже с ним. Все-таки необходимо сохранять известную нравственную шкалу даже и для коммунистического мира.
С глубоким почтением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
21.09.2009 в 01:16
Ниже приведен комментарий к статье "Высокомерие убивает понимание", данный проф. МДАиС, прот. Максимом Козловым:

"И ведь все уже проходили, только историей мало интересуемся. "Теология освобождения", а отчасти и Vaticanum 11 давали попытки апологии историософии прогресса, когда не благо Церкви, а иные критерии, прежде всего, социальной справедливости ставились во главу угла.
Позволю себе напомнить слова Марселя Лефевра:
«Церковь — единственное общество, основанное Христом для нашего спасения. Церковь не просто полезна, она необходима для нашего спасения. Без Церкви мы не можем спастись. Так что же скажут, ни один протестант, ни один мусульманин, ни один буддист, ни один анимист не спасется? Я этого не сказал. Но говорю и утверждаю, что никто, даже из мусульман, даже из протестантов, даже из анимистов не может спастись, кроме как благодатью Церкви, благодатью Христа Господа нашего Иисуса Христа. Нельзя спастись через ислам, через буддизм, через протестантизм. Через заблуждения не спасаются. На небесах нет ни буддийской, ни протестантской Церкви, на небесах только одна Церковь Христова. Может быть, и можно спастись в этих религиях, но не через них».
И уж тем более нельзя спастись через сталинизм или советский патриотизм.
Ответить

#
20.09.2009 в 23:56
А я вот в домашней молитве молюсь и за Сталина, и за Николая II, и за всех невинно пострадавших в годы "великого прорыва из бездны" и за тех, кто вытаскивал нас из этой бездны, и за всех павших во время Великой Отечественной...
Ответить

#
20.09.2009 в 21:51
Огромное спасибо, замечательная и верная статья. Все четко и ясно. Ставим ее на наш сайт. С уважением, б.М. (bratstvo.kiev.ua)
Ответить

#
20.09.2009 в 18:44
То, что либералы в РПЦ нападают на патриота и контреволюционера Сталина, вырвавшего власть у большевиков (а без репрессий это сделать было невозможно), и помалкивают про гораздо более многочисленные жертвы репрессий Троцкого и Ленина, засланных в Россию Западом, ясно показывают откуда идеология этих либералов. Так что они лукавят, когда утверждают, что они вне политики.
Ответить

#
20.09.2009 в 16:40
Господи благослови!

О. Александр начинает свою статью словами:
==Но в этой статье я хотел бы поразмышлять прежде всего о либеральном крыле нашей интеллигенции,==
Но хуже всего ложь, которая совершает подмену в самом начале рассуждения, в его основах. Потом для вида может быть некое правдоподобное рассуждение, но уже не на тех основах...
Извините, взял и так сразу назвал некотрых людей либералами и ещё "земляным червяком". Отец Александр, если уж Вы не можете привести доказательство, то приведите хотя бы доводы в правоту своего утверждениия, что утверждения Ваших оппонентов являются либеральными.
Каждое определение имеет имеет признаки.
Имеет эти признаки и слово либерализм. Оно означает следующее:
* это доминирующий тип политической культуры с присущим ему стремлением к обеспечению индивидуальной свободы в рамках закона.
* это теория и практика максимального ограничения вмешательства государства в сферу экономики и социальных отношений и личности.
Т.е. о.Александр, если хотел бы по рассуждать о либеральном крыле, он должен бы расскрыть эти признаки. А потом уже назвать кого-либо либералами.

Ну не хорошо это, от. Александр. Повесили ярлычёк и в кусты. Не по-христиански это. Попробуйте в самом начале Ваших утверждений не подменять понятия. Результат всегда одинаков. Это путь не к Христу!
Ответить

#
20.09.2009 в 16:35
Дорогие батюшки, дьякона, братья и сёстры!
Где дух любви,снисхождения,терпимости и взаимного уважения?Где этика общения:что за обращение к иерею - о.Шумский, Митрофанов и т.д? Давайте памятовать , что за каждое слово мы дадим ответ на суде Божием.А проблему церковного либерализма уже давно решили два украинца , которые работают у моего брата на строительстве дома: они - верующие люди и на вопрос в какую Церковь они у себя на Украине ходят ответили, что и в Московскую и в денисенковскую.И из нашей полемики по этому вопросу они навряд ли для себя что полезного вынесут, если её прочитают - им свои семьи многодетные кормить надо.
Михаил.
Ответить

#
20.09.2009 в 16:00
И ведь все уже проходили, только историей мало интересуемся. "Теология освобождения", а отчасти и Vaticanum 11 давали попытки апологии историософии прогресса, когда не благо Церкви, а иные критерии, прежде всего, социальной справедливости ставились во главу угла.
Позволю себе напомнить слова Марселя Лефевра:
«Церковь — единственное общество, основанное Христом для нашего спасения. Церковь не просто полезна, она необходима для нашего спасения. Без Церкви мы не можем спастись. Так что же скажут, ни один протестант, ни один мусульманин, ни один буддист, ни один анимист не спасется? Я этого не сказал. Но говорю и утверждаю, что никто, даже из мусульман, даже из протестантов, даже из анимистов не может спастись, кроме как благодатью Церкви, благодатью Христа Господа нашего Иисуса Христа. Нельзя спастись через ислам, через буддизм, через протестантизм. Через заблуждения не спасаются. На небесах нет ни буддийской, ни протестантской Церкви, на небесах только одна Церковь Христова. Может быть, и можно спастись в этих религиях, но не через них».
И уж тем более нельзя спастись через сталинизм или советский патриотизм.
Ответить

#
20.09.2009 в 15:43
Диакон Владимир Василик. Доц. СПбГУ, доц. СПбДА.



Уважаемые читатели! Поздравляю Вас с праздником Рождества Пресвятой Богородицы и годовщиной Куликовской битвы. Предлагаю участникам дискуссии некоторый мораторий – на эмоциональные и нецензурные высказывания, на эмоциональные суждения, типа – ужасная статья, на приговоры прежде Страшного Суда – «миллионы горят в огне». Bogoslov.ru все-таки богословский, академический портал, поэтому давайте работать в академическом богословском ключе. Тема поднята действительно важная – вопрос о нашей этнической идентичности и о духовном смысле советского периода, о путях Промысла Божия в нашей стране. Не будем же глушить ее нашими страстями.

В качестве почина предлагаю свою небольшую статью

PRO DOMO SUO ИЛИ ОТВЕТ ИГУМЕНУ ПЕТРУ МЕЩЕРИНОВУ
(К СПОРАМ О РУССКОМ И СОВЕТСКОМ).


В августовском номере журнала «Фома», в своей статье «Наш путь» уважаемый игумен Петр Мещеринов утверждает следующее:
«Выдающийся современный историк протоиерей Георгий Митрофанов постоянно обращает внимание на то, что история России пролшого столетия привела к появлению на свет не просто постсоветского, но даже и «построссийского человека с вывернутой наизнанку нравственностью, с полностью выкорчеванными традициями 900-летней национальной жизни. Место этих уничтоженных традиций заняло «советское» содержание «советское» содержание: разрыв между словами и делами, безответственность, идеологичность, стадность, полнейшее неуважение к личности, антисолидарность и прочее».
Все эти определения более напоминают агитационную листовку, чем вдумчивый пастырский и психологический анализ, здесь о. Петр Мещеринов работает явно не на уровне своих действительно серьезных возможностей. Но не будем возмущаться, давайте подумаем. Если все это так, то откуда взялись достижения советского периода, и немалые?
Стройки тридцатых годов легко списать на «рабовладение», на страх и т.д. Хотя и тогда все было не так просто: заключенные в самые темные времена ГУЛАГА, по самым завышенным подсчетам в реальности не составляли и 8% от работающего и работоспособного населения. Представлять сталинский СССР как Египет фараонов или Третью династию Ура – нелепо. И далеко не все на стройках социализма работали из «страха иудейска», или за пайку, многие – и с верой в светлое будущее. Эту диалектику страха и веры, насилия и подвига еще предстоит спокойно осознать, без коммунистического энтузиазма и диссидентского нигилизма. Но возьмем ситуации, где есть момент истины и свободы. Если это так, почему мы победили в Великой Отечественной, при том, что немцы, при их патологической жестокости и сатанинской гордыне, действительно демонстрировали чудеса отваги, работоспособности, ответственности и дисциплины? Ссылка на заградотряды не поможет: обезумевшая толпа, да еще с оружием в руках сметет любые заградотряды. Война требует ежеминутного преодоления инстинкта самосохранения. Почему же русские люди в большей своей части его преодолевали и шли на немецкие дзоты и на таран немецких самолетов, либо трудились даже не до седьмого, а до кровавого пота, почему в блокаду зачастую делились последней пайкой хлеба? У меня так умер мамин дядя, Евгений Васильевич Баканов, большой начальник в ЭПРОН е (организация по подъему кораблей): свою пайку он отдавал соседскому мальчишке и спас его, сам умер от голода.
Как мы тогда будем рассматривать освоение целины, строительство БАМ а, тех же газопроводов, с которых мы все сейчас кормимся? Ведь многие ехали отнюдь не за деньгами: романтика труда действительно была, равно и почитание трудового подвига.
Забудем ли мы подвиг тех, кто шестьдесят лет тому назад, в 1949 году создал советскую атомную бомбу и тем избавил и Россию, и нашу планету от ужаса ядерного пожара, и обеспечил нашей стране мир до сего дня? Как нам тогда осознать хотя бы подвиги наших военных в «Холодной войне» - например тех же подводников в 1962 году, зажатых американским флотом в Саргассовом море во время Карибского кризиса, когда они не всплывали, хотя и задыхались, не сдавались американцам и в то же время проявили выдержку, в тяжелейших условиях не отвечали на провокации, не дали разразиться ядерной войне.
Почему сейчас, в состоянии полной свободы, мы не можем сделать и десятой части того, что делали наши отцы и деды? Почему, как правило, наиболее работоспособными и ответственными являются люди старшего поколения, воспитанные при советском строе, а не в демократической России? До недавнего времени, на военных заводах и в КБ после т.н. конверсии работали почти сплошь те, кому за шестьдесят. Действительно, «в бой идут одни старики».
И другая сторона медали – разве описанные выше свойства так уж ли были чужды русскому человеку исторической России? Не хочется злые лермонтовские строки
«Прощай немытая Россия,
Страна рабов, страна господ…»
Не будем брать и обличителей, типа Белинского и Некрасова, хотя есть над чем задуматься и среди них, например: «Вот приедет барин, барин нас рассудит».
Возьмем наиболее мыслящих и патриотичных писателей в великой русской литературе, государственников.

1. Безответственнность
Приведем слова защитника Троице-Сергиевой Лавры Авраамия Палицына. Он говорил о «безумном молчании всея земли» пред Борисом Годуновым. Вспомним и пушкинское:
«А как нам знать, то ведают бояре,
Не нам чета..»
(А.С.Пушкин. Борис Годунов).
И вот к чему это привело зимой-весной 1917 г.
«Пива светлого наварено
На столе дымится гусь
Поминать царя да барина
Станет праздничная Русь
И под эти речи шумные
От гульбы и от вина
Порешили люди умные
Наше дело сторона».
(А.А.Ахматова. 1917 г.).

2. Стадность.
«Все плачут, ну, заплачем брат и мы.
- Я силюсь брат, да не могу.
- Я тоже. Нет ли луку?
(А.С.Пушкин. Борис Годунов)
Сицкий.
К царю идите, как баранье стадо.
Мне делать нечего меж вас…
(А.К.Толстой. Смерть Иоанна Грозного)

3.Антисолидарность.
Татищев.
Согласья вовсе не было меж нас.
Сицкий.
Завидное теперь меж нас согласье!
Захарьин.
…Вот самовластья кара.
Вот распаденья нашего исход
(А.К.Толстой. Смерть Иоанна Грозного)

4. Презрение к личности.
«Кому нужда, тем спесь – лежи они в пыли,
А тем, кто выше – лесть, как кружево плели.
Прямой был век покорности и страха,
Все под личиною усердия к Царю.
(А.С. Грибоедов. Горе от ума)
«У приказных ворот собирался народ
Густо.
Говорит в простоте, что в его животе
Пусто.
Дурачье, - сказал дьяк, - из вас должен быть всяк
В теле.
Вот мы в думе вчера, да с трудом осетра
Съели».
(А.К. Толстой. У приказных ворот..)_

5. Идеологичность и демагогия.
«Мой идеал народная свобода,
Мне цель народ, и я – слуга народа…
Нет господа, России предстоит
Прошедшее, соединив с грядущим,
Приобрести, сказать посмею вид,
Который называется присущим
Всем временам, и став на свой гранит
Имущим, так сказать, и неимущим
Открыть родник взаимного труда…
Надеюсь, вам понятно, господа?
(А.К. Толстой. Сон Попова).

6.Разрыв между словами и делами.
«Что слишком часто разговоры
Принять мы рады за дела,
Что важным людям важны вздоры,
И что посредственность одна
Нам по плечу и не страшна?
(А.С.Пушкин. Евгений Онегин).
Целью автора отнюдь не является охуждение девятисотлетнего периода русской истории – периода великого и славного. Но пора признать, что и в истории России ХХ в. были и свои страшные грехи, и своя правда и слава – как в русской истории в целом. Как легко ветхую природу падшего Адама и недостатки исторического народного характера огулом и чохом свалить на homo soveticus и post soveticus, как на козла отпущения! Но что в этом проку? Не наступим ли мы вновь и вновь на те же грабли, даже если искореним советское наследье до основанья, снесем все советские памятники (в т.ч. героям Войны, которые, оказывается, вовсе и не герои), переименуем все улицы, перестроим все здания советского периода до неузнаваемости и сожжем всю советскую литературу? Мы все равно останемся с тем же ветхим Адамом в русском обличье, только еще более немощным и озлобленным.
Легко в советское записать все отрицательное и мерзкое, а в русское все положительное. Именно так и сделал один из участников дискуссии по поводу
книги о.Георгия Митрофанова «Трагедия России», ведущейся на сайте bogoslov.ru, некий Андрей из Софии: «Конечно же, "русское" и "советское" - это совершенно не одно и то же. Пушкин, преп. Сергий и все лучшее в нашей истории относится к русскому и не имеет никакого отношения к советскому. Если отождествлять русское и советское, это значит, что Россия не существовала тысячу лет до коммунизма и не существует сейчас, после его падения». Это как раз тот «триумфализм», против которого протестует о.Георгий и его сторонники. Если это так, то к советскому ли отнести Святополка Окаянного, Олега Гориславича, «мечом ковавшего крамолу», бродника Плоскиню, предавшего русских князей на Калке, Малюту Скуратова, Лжедимитрия и его клевретов - Мосальского и Шеферединова – гнусных убийц Федора Борисовича Годунова, и князя Шаховского, «первого крови заводчика», Лжедимитрия II, семибоярщину, Стеньку Разина, Емельку Пугачева, Салтычиху, Радищева, убийц Павла I, декабристов и народовольцев, и т.д.? Страшная правда о русской революции состоит в том, что ее подготавливали и делали русские люди, точнее русская «шляхта»: Софья Перовская была губернаторской дочкой, декабристы – родовитейшими русскими дворянами и т.д. И вопрос – почему? Что заставляло русских людей из лучших русских семей преодолевать инстинкт самосохранения, внушаемую с детства религиозность, представления о чести и присяге и увлекаться заграничными идеологическими химерами? Почему сдержек Православной Церкви и Самодержавия оказалось недостаточно против импортной заразы? И только ли заграничная инфекция была тому виной, или, может быть и домашние пороки? Если мы не найдем ответа на этот вопрос, мы рискуем все начать заново.
Все мы помним о разорении церквей, убийствах священнослужителей в Гражданскую войну и время Большого Террора. Но страшная правда состоит в том, что, увы, и православные князья и цари поднимали руку на служителей Церкви. Уже брат Владимира Мономаха, Ростислав Всеволодович утопил преп. Григория Печерского за пророчество и обличение перед битвой с половцами. Царь Иван Грозный казнил игумена Корнилия Псково-Печерского и либо тайно убил святителя Филиппа, либо способствовал его скорой кончине, а в Новгороде приказал забить палицами новгородских игуменов. А в Смутное время и свои воры, и малороссийские казаки, православные по крещению и воспитанию, разоряли церкви, оскверняли мощи святых и иконы, убивали и позорили священников и монашествующих. Память об этом оказалась настолько тяжкой, что Московский собор 1620 г. постановил перекрещивать «черкас» не в последнюю очередь из-за тех кощунств и убийств, которые позволяли себе лисовчики и сапежинцы по отношению к Церкви. Позднее, в истории Пугачевского бунта Пушкин напишет: «Пугачев вошел в алтарь, уселся на престол и сказал: «Давно я не сидел на престоле»… Церковь Георгиевская была даже осквернена калом, лошадиным и человеческим».
Я вовсе не хочу сказать, что коммунизм был чисто русским явлением. Заграничная зараза – Платон, Кампанелла, Сен-Симон, Фурье, Маркс, Энгельс – налицо. Налицо и системность в гонениях на Церковь и борьбе с самой верой в Бога. Но возрос-то коммунизм – на русской почве. И это надо понять и продумать – sine ira et cura (без гнева и пристрастья).
А насчет не-тождественности русского и советского... Если это так, то кем мы были 70 лет и как мы вновь станем русскими? Почти весь ХХ век уходит в провал, и в провале оказываемся мы с вами, если историческая Россия погибла в 1917 г. Мы тогда – «совки», или «пост-совки». Получается, что утверждается коммунистическая ложь о «советском народе, как новой исторической общности». С научной точки зрения, это – стихийный конструктивизм, подразумевающий смену этноса всякий раз при смене государственности. Если это так, то, например, нынешние болгары не имеют ничего общего с болгарами эпохи царя Симеона или св. Евфимия Тырновского (кстати, такую точку зрения исповедует Д.И. Полывянный) и даже с болгарами эпохи Апрельского восстания или Первой мировой войны. Но так всем (не только нам или болгарам) придется остаться у разбитого корыта.
Для понимания вопроса об этносе и этничности стоит вслушаться в соборный голос Церкви. Современные представления Русской Православной Церкви о соотнесении религии с этничностью изложены в «Основах социальной концепции РПЦ», принятой на Архиерейском Соборе 2000 г. В ней сказано следующее: «Народ израильский стал народом Божиим, призвание которого - хранить веру в единого истинного Бога и свидетельствовать об этой вере перед лицом других народов, дабы через него явился миру Спаситель всех людей - Богочеловек Иисус Христос. Единство народа Божия обеспечивалось, помимо принадлежности всех его представителей к одной религии, также племенной и языковой общностью, укорененностью в определенной земле – отечестве... Будучи по природе вселенской, Церковь одновременно является единым организмом, телом (1 Кор. 12. 12). Она - община чад Божиих, "род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел: некогда не народ, а ныне народ Божий" (1 Пет. 2. 9-10). Единство этого нового народа обеспечивается не национальной, культурной или языковой общностью, но верой во Христа и Крещением. Новый народ Божий "не имеет здесь постоянного града, но ищет будущего"… Вселенский характер Церкви, однако, не означает того, чтобы христиане не имели права на национальную самобытность, национальное самовыражение. Напротив, Церковь соединяет в себе вселенское начало с национальным. Так, Православная Церковь, будучи вселенской, состоит из множества Автокефальных Поместных Церквей. Православные христиане, сознавая себя гражданами небесного отечества, не должны забывать и о своей земной родине Христианский патриотизм одновременно проявляется по отношению к нации как этнической общности и как общности граждан государства. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание. Когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры - православный народ» .
Судя по этой формулировке, ее авторы являются примордиалистами (то есть сторонниками органической теории происхождения нации) и считают народ духовной и общественной реальностью, которая связана с Промыслом Божиим о человеке и не противоречит богочеловеческому организму Церкви, но может органично инкорпорироваться в него. Поэтому, стихийный конструктивизм о.Георгия Митрофанова и о.Петра Мещеринова находится явно не в русле общецерковного учения.
Выход из современных дискуссий о соотношении русского и советского, на мой взгляд, может быть только один – принять за основу примордиалистскую (т.е. органическую) концепцию жизни русского народа, ее непрерывности и стяжать видение Промысла Божия о России. И главное - самим не увлекаться политикой и идеологией, а врачевать русского человека и его грехи средствами духовными. «Сей род изгоняется токмо молитвою и постом» (Мф. 17, 21). Как-то Бакунин заметил: «Немецкий офицер зверски работает над собой». Если мы не прекратим споров в сугубо идеологическом деструктивном дискурсе и не начнем «зверски» работать над собой, дисциплинируя себя, объединяясь вокруг Церкви, поддерживая Российскую Государственность и, самое главное – молитвами, постом, участием в таинствах и подлинным внутренним, (а не показным газетным) покаянием преображая своего личного ветхого Адама, то, боюсь, ничего доброго у нас не выйдет.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
5.01.2013 в 22:21
В виде сущем эта же статья издана тут: http://ruskline.ru/analitika/2010/04/12/pro_domo_suo_ili_otvet_igumenu_petru_mewerinovu/
Замечу ее автору, что domus -- ж. р., та что надо писать pro domo sua. Типичная ошибка совкового полуграмотного инета. Подобная ошибка не где-нибудь, но в самом заглавии сразу свидетельствует об уровне ее автора.
Ответить

#
20.09.2009 в 15:12
"Возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим." (Евагелие от Матфея гл 11 ст.29)
Ответить

#
20.09.2009 в 14:14
За подобную статью автора её следовало бы привлечь к ответу. Интеллектуально-теоретическому. В статье, которая представляет собою шедевр современной совпатриотической публицистики, высказаны обвинения, претендующие на вескость и не обосновываемые никакими аргументами. Позиции игумена Петра (Мещеринова) и протоиерея Георгия Митрофанова по существу не разбираются. На этих батюшек наклеен разве что ярлык либералов, диссидентов, высокомерных и нетерпимых людей. Спора – нет. Есть идеологическая обработка оппонентов.

Покойному Солженицыну досталась новая порция клевет. Амбициозный автор статьи, по всей видимости, в силах опровергнуть ВСЕ «главные выводы и оценки» этого писателя. В самой статье, правда, и намёка не сделано на последовательное опровержение хотя бы одного солженицынского тезиса. Вновь нет спора. Есть непозволительные уловки вроде «аргумента к человеку»: «дядя Саня» – «литературный власовец»; «диссидентствующего юнца Шумского» он отравил «ядом» своих книг.

Поэтому хотелось бы, чтобы повзрослевший автор статьи доказал хотя бы три приведённых им тезиса:

1. Тождество солженицынской историософии диссидентской. (Диссиденты были очень разные – отец Шумский не уточнил, кого из них он имеет в виду.)

2. Солженицын считает главным ответственным за советские преступления именно Сталина, а не Ленина с Троцким.

3. При победе Гитлера Солженицын обязательно ликовал бы.

Насчёт статистики. Во-первых, на каком основании отцом Александром целиком отметаются данные проф. И. А. Курганова. Во-вторых, пусть автор статьи приведёт «свою» компетентную статистику, согласно которой число жертв сталинского времени составляет «всего» семь миллионов.
Возражение, что это – не предмет публицистической статьи, не принимается. Либо не стоит писать такую низкопробную публицистику, либо нужно составить строго опровергающую тезисы оппонентов (Солженицына, диссидентов, игумена Петра (Мещеринова) и др.) статью с цитатами и ссылками (причём не на одного-единственного «выдающегося советского историка» и не на апокриф про показанный Солженицыну «настоящий» «Тихий Дон»).
Ответить

#
20.09.2009 в 13:34
Священнику Даниилу Сысоеву

Дорогой о. Даниил!
Вы совершенно правы в том, что написали о советском режиме. Однако давайте оставим нашему Спасителю решить, кого Он постыдится в день Последнего Суда - все это мы увидим воочию немного позже).

Кажется, и участь миллионов советских людей, умерших вне общения с Церковью, следует оставить милосердию и правосудию Божию. Достаточно напомнить, что вне Церкви Божией нет спасения.


Вы написали: "Да, бывшим жителям СССР крайне необходимо покаяние. Но не покаяние перед Западом. У тех самих грехов порядочно, а перед Богом, против Которого большинство жителей СССР воевали весь 20 век".

Это верно, однако стоит отметить следующее. Покаяние это - обновление личности, умоперемена, а не юродское биение себя в грудь и кликушество о том, что лично к нам отношения не имеет (например, убийство царской семьи). В этом смысле освобождение от коммунистической мифологии является частью общего исправления собственной жизни, так же как, например, прекращение употребления матерной лексики.

К сожалению, и в Ваши утверждения прокралась "политика": Вы упомянули о нецелесообразности "покаяния перед Западом". Но что же это такое? Запад - это понятие растяжимое. Покаяние же - всецело церковный акт, который не может совершиться по отношению к географическому региону, государству и любому другому сообществу, не являющемуся Церковью.

А вот что нужно - это свой Нюрнбергский процесс над деятельностью коммунистов в 1917-1991 гг. И было бы неплохо, чтобы в нем принимали участие и европейцы... Так же было бы неплохо присоединиться к "Западу" в юридическом уравнивании коммунизма и нацизма.

И наверное, нам всем стоит отдать долг памяти почившему Папе Иоанну Павлу II за то, что он сделал для крушения безбожной власти на наших просторах(оставим за рамками униатскую проблему, в которой Папа Римский играл, как ни странно, далеко не главную роль). Не "еретику Войтыле", о. Даниил, но Предстоятелю Римской Церкви-Сестры, который был олицетворением христианского Запада (именно христианского, а не секулярного), и который, к стыду нашему, потрудился над развалом безбожного режима поболее всех наших архиереев вместе взятых.
Ответить

#
20.09.2009 в 12:41
История Россия как и история древнего Израиля наиболее наглядно демонстрирует нам роль в их истории истории Церкви. В целом же в православном понимании
"Церковь не есть один из исторических факторов, но исторический фактор по преимуществу – средоточие мира и его истории, центр, вокруг которого и соотносительно которому развертывается история мира; только исходя из этого центра можно понять и осмыслить исторический процесс." (В. Лосский "Соблазны церковного сознания", в кн.: "Боговидение", Минск, с. 238). Именно поэтому история России так привязана к истории Русской Церкви, что рассматривать эти истории раздельно невозможно.
Обратимся к современной истории России. Ее началом явился февраль 1917 года. А именно поддержка и одобрение Февральской революции 1917 года Синодом РПЦ, послание которого по поводу событий февраля 1917 г. начиналось словами: "Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ея новом пути…", привела к самой ужасной катастрофе в истории России, к серии ужасных бедствий русского народа.
Конечно, заявление Синода появилось не вдруг, а готовилось в предыдущие годы. Но именно это заявление подвело итог этим предыдущим годам и открыла бездну гнева.
И именно сегодня нам надо осознать источник своих бед. И именно видеть Февраль, а не Октябрь, который был лишь следствием, а не причиной. Либералы, власть придержащие нам навязывают в качестве источника бед Октябрь, а не Февраль, Сталина, а не Ленина и Троцкого.
И если мы будем продолжать идти в своей истории в слепую, то нашу историю, начиная с убийства Пушкина, трех царей и кончая кровавыми войнами будут продолжать планировать на Западе.
Конечно, нельзя скатываться к языческому национализму. Да, он есть, но вне РПЦ, есть среди "неверующих православных".
Но главная опасность среди либералов, которые в РПЦ, которые ждут смены поколения в епископате в свою пользу.
Так, давайте же раскроем глаза на свою историю, на самих себя. Ведь мы сами виноваты в том, что есть либералы в РПЦ, что есть "неверующие правосланые" в народе.
Ответить

#
20.09.2009 в 10:09
Диакону Александру (Москва)

Переписав мой комментарий с обратным знаком Вы очень убедительно доказалили правоту моего и особенно убедительно подтвердили и само мое доказательство.
Ответить

#
20.09.2009 в 07:55
О. Петру Мещеринову и Юрию Белановскому.
Никакого "власовского" или "русофобского", или "антисоветского" раскола не будет. Все решит молящееся, молчащее в нынешней дискуссии православное большинство, русские православные христиане, а не тайные "американскоподданные", которых оскорбляет сама идея "холодной войны".
Все решит мудрое священноначалие, которое не будет расшатывать ни Церковь, ни государство ревизиями и экспериментами.
Церковь не спит,как думают некоторые, а сосредотачивается
В столице шум, гремят витии,
Кипит словесная война,
А здесь, во глубине России,
Все та же, та же тишина.
Вот эта тишина мира Христова, далекая от виртуальных баталий и решит все.
Ответить

#
20.09.2009 в 07:15
Уважаемые читатели. Чтобы положить конец всяким разговорам о мифологической ереси "россиепоклонничества", привожу ряд положений Социальной Доктрины Русской Православной Церкви, с которыми всецело солидаризируюсь.
Диакон Владимир ВАсилик.
Современные представления Русской Православной Церкви о соотнесении религии с этничностью изложены в «Основах социальной концепции РПЦ», принятой на Архиерейском Соборе 2000 г. В ней сказано следующее: «Народ израильский стал народом Божиим, призвание которого - хранить веру в единого истинного Бога и свидетельствовать об этой вере перед лицом других народов, дабы через него явился миру Спаситель всех людей - Богочеловек Иисус Христос. Единство народа Божия обеспечивалось, помимо принадлежности всех его представителей к одной религии, также племенной и языковой общностью, укорененностью в определенной земле – отечестве... Будучи по природе вселенской, Церковь одновременно является единым организмом, телом (1 Кор. 12. 12). Она - община чад Божиих, "род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел: некогда не народ, а ныне народ Божий" (1 Пет. 2. 9-10). Единство этого нового народа обеспечивается не национальной, культурной или языковой общностью, но верой во Христа и Крещением. Новый народ Божий "не имеет здесь постоянного града, но ищет будущего"… Вселенский характер Церкви, однако, не означает того, чтобы христиане не имели права на национальную самобытность, национальное самовыражение. Напротив, Церковь соединяет в себе вселенское начало с национальным. Так, Православная Церковь, будучи вселенской, состоит из множества Автокефальных Поместных Церквей. Православные христиане, сознавая себя гражданами небесного отечества, не должны забывать и о своей земной родине Христианский патриотизм одновременно проявляется по отношению к нации как этнической общности и как общности граждан государства. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание. Когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры - православный народ»
Ответить

#
20.09.2009 в 06:57
Уважаемые участники форума. Для прояснения темы предлагаю материал А.Рогозянского.

А. Рогозянский.
Об антикоммунизме
Начинаю с того, что коротко отрекомендуюсь: «Здравствуйте, я против Сталина». В этой жизни можно быть только «за» или «против» Сталина. Без Сталина нельзя никак. Так что, я «против»: не люблю Сталина, не считаю его успехи перевешивающими злодеяния и, напротив, считаю его мучителем и виновником гибели сотен тысяч православных христиан. Попрошу запомнить и по возможности вопроса об отношении не задавать – таковое в ближайшие дни и месяцы не изменится.

Теперь обо всем остальном, поскольку, слава Богу, проблемы и беды у нас одним Сталиным не оканчиваются, а есть еще свиной грипп, кризис, Зурабов, покушение в Ингушетии, волнения в Иране, либералы в правительстве. И – антикоммунизм. Который, хоть и получил порядочную индульгенцию от коммунистов, сделавших очень много плохого, сам должен оставаться не абы каким, а хорошим антикоммунизмом, дабы невзначай не стать прибежищем негодяю. Надеюсь, я еще ничего предосудительного не сказал, одновременно с приложением слова «негодяй» к антикоммунистам? Но ведь негодяи встречаются не только среди сталинистов. До сих пор остаются нравственные проблемы и в некоторых других областях. Это понятно. Которые, проблемы, говорю сразу, меркнут перед злодеяниями сталинского режима. Но все равно, даже если ненароком стащить несколько сосисок с прилавка, это остается нравственной проблемой и подлежит Суду Божию. Который, в свою очередь, напрасно думать, что будет увлечен одними тоталитарными тиранами, и оставит всех прочих за недостатком времени. Времени хватит в т. ч. и на сосиски, не говоря уже об ошибках и отклонениях в такой идейной вещи, как антикоммунистические убеждения.

Таким образом, антикоммунизм. Я – антикоммунист. Тоже на всякий случай. Жена и дети об этом, правда, не слишком догадываются, поскольку не являются коммунистами, а антикоммунистические лозунги я просто так решил вслух не скандировать, ради семейного спокойствия. Однако они едины со мной в большинстве вопросов и, исходя из этого, тоже, наверно, должны признаваться антикоммунистами. Следовательно, как уже стало понятно, антикоммунизм является весьма важною вещью, про которую, однако, нельзя так просто и однозначно сказать: «Быть антикоммунистом – хорошо». Это более правильно, нежели быть коммунистом. В общем: «хорошо быть хорошим антикоммунистом и плохо быть плохим!» Выражу такую глубокомысленную вещь. Возможно, лучше даже не быть антикоммунистом, нежели быть плохим антикоммунистом. По последнему поводу, впрочем, нельзя сказать наверняка, во всяком случае, я сомневаюсь.

Много о человеке по одному антикоммунизму не скажешь. Антикоммунизм – это только отрицание коммунизма, а кроме такого отрицания в жизни еще всего – ого-го! Может быть и так: ты хорошо и правильно отрицаешь коммунизм, но при этом плохо делаешь разные другие вещи. И вот кто ты тогда? А тогда ты, увы, снова плохой антикоммунист. Притом и весь смысл антикоммунизма зависит, каким образом ты воплощаешь свое отрицание. Из-за антикоммунизма, как и из-за расовых или иных побуждений, можно пойти и наломать дров. Убить или солгать. Антикоммунисту это, на всякий случай заметим, также не позволяется (10 заповедей для антикоммуниста выглядят примерно так же, как и для остальных). На почве антикоммунизма человек может предать, и тогда антикоммунизм также становится оправданием зла и греха. В глазах некоторых же до сих пор антикоммунизм свят или что-нибудь около этого, являясь нерасчленимым понятием и безусловной положительной ценностью. «Если человек делал что-то, исходя из своего неприятия коммунизма, он в большей степени может быть оправдан, нежели в остальных случаях».

Такая гиперболизация антикоммунизмом себя делает из антикоммунистов иногда странных и невозможных людей. С ними не удается иметь дела, поскольку они заранее оправданы во всем более, нежели обычно. Кроме того, антикоммунизм обладает свойством сушить мозги. Именно антикоммунизм сделал о. Георгия Митрофанова, хорошего человека и ученого, тем, что он есть сейчас – прямолинейным фанатиком, воспевающим власовцев, потерявшим всякое представление о мере и допустимом на своем месте. «Ведь Власов пошел против коммунистов, а против коммунистов – хоть с кем!» Так под влиянием антикоммунизма человек начинает действовать «по программе» – выметания отовсюду коммунизма. Естественно, что после этого коммунизм встречается ему везде и более важных вопросов, чем борьба с коммунизмом, попросту не существует. С точки зрения пользы мозгов, это не самое лучшее упражнение.

Потому важно напомнить, что антикоммунизм далеко не во всем был хорош и нравственен. Что, например, антикоммунизм генерала Власова – плох. Антикоммунизм Гарри Трумана – очень плох. Антикоммунизм Джозефа МакКарти – крайне плох. Антикоммунизм Радио Свобода и В. Новодворской никуда не годится. В истории антикоммунизм принес немногим меньше зла, чем коммунизм. Достаточно вспомнить корейскую и вьетнамскую войны с колоссальным количеством жертв, которые целиком руководствовались антикоммунистическими побуждениями. С говорящим лозунгом: "хороший красный – мертвый красный". Замечательная иллюстрация плохого, очень плохого антикоммунизма

В наших условиях, когда коммунизм сохранился, быть может, в дебрях Латинской Америки, да и то вряд ли, мы представляем собой скорее не антикоммунистов, а некоммунистов. Встречаются и такие. Т. е, мы думаем иначе, чем коммунисты, а не против коммунистов, и держимся своего. Ставить целью борьбу с коммунизмом, во всяком случае, в конкретных условиях значило бы чрезмерно себя волновать и находить ложные целостность и смысл жизни в том, что к ним не имеет прямого отношения. Тем более нужно быть дураком, чтобы в нашем положении вскипать ненавистью к старикам из КПРФ, которые дважды в год по старой памяти выходят на улицу с красными бантами и поют свои песни. И в то же время спокойно принимать, что угодно из происходящего, лишь бы это были не коммунисты.

Если плохую политику ведут либералы, а не коммунисты, то это все равно плохо – говорю антикоммунистам во избежание пробела в сознании. Либералы у нас ведут плохую политику и сами, судя по многому, являются изрядно тоталитарными личностями. Это сигнал к тому, что старики из КПРФ и историческая роль Сталина могут, вообще, быть не единственными темами, волнующими антикоммунистов. Вполне можно отвлекаться на смежные темы, которые «программой» не предусмотрены.

Если рассудить прямо, никто по прошествии 20 лет в нашем обществе уж не желает по-большевистски жесткой руки и аскетической жертвы во благо государственного строительства. Причина проста: люди могут ностальгировать, но им сложно подчинить себя дисциплине! Откуда взяться коммунистической тирании в среде любителей турецких курортов и необеспеченных кредитов? Скорее уж, что-нибудь оруэлловское, с Большим Братом, следящим за равномерностью и неуклонностью потребления. В построении либерально-тоталитарных отношений мы, справедливости ради, продвинулись далеко вперед. И таким образом еще более отошли от имперского, эпохи начальной индустриализации и технологического прогресса, коллективистского полюса. Те, кто согласно социологическим опросам (а какие это опросы, еще нужно смотреть), предпочитают Ленина со Сталиным, всего только не научены чему-либо еще. Они наверняка вспомнили бы другие имена великих людей, будь они осведомлены в этом и покажи им телевидение что-нибудь, взамен бесконечного глупейшего сериала «Сталин live».

Мнимая приверженность их советскому прошлому – это только самооценка и то отчасти. Социологи знают, что означает самооценка и каковы ее отличия от реального поведения и принятия решений. Предложите кому-нибудь поработать сверхурочно, с перечислением заработанных средств… в Фонд Мира или в Фонд Развития малых народностей Крайнего Севера – и вы сумеете узнать достоверное – подчеркиваю: достоверное! – число приверженцев коммунизма и социализма в стране.

По той же поверхностной схеме у нас недавно в опросах искали противоположность сталинизма – русский фашизм. Представьте, нашли! Возможно, это даже одни и те же люди: русские фашисты и сталинисты. Возможно, им даже одновременно присущ культ японского императора. Всё, кроме родильной горячки.

На самом деле, говорю для антикоммунистов, советский человек умер, его давно нет. Не существует как видимая жизненная стратегия и образ, но лишь спонтанные мысли с обрывками воспоминаний. Говорить о коммунизме как заметной социологической категории уже не приходится. Советскую ностальгию, в крайнем случае, готовы эксплуатировать ретивые менеджеры от бизнеса и рекламисты, всучивая очередной продукт в ретро-упаковке. Напичканный добавками и заменителями, не меньше любого другого.

Остаточный советизм стал de facto компонентой общей стратегии либерального потребительского общества. И он же по дорогой цене торгуется массам под видом политической угрозы, на которую якобы необходимо отвечать:

а) новыми,
б) постоянными,
в) которыми по счету уже
либеральными жертвами.

В таких случаях, помнится, Шерлок Холмс (наш, отечественный) любил восклицать: «Э-ле-ментарно, Ватсон!» Ну, подумайте, подумайте, пошевелите мозгами! Коммунистов нет или почти нет, либералы есть и еще как есть. Живее всех живых! Делают политику! Одна тоталитарная идеология ищет и приводит в свое оправдание – другую! Или хотя бы изобретает видимость своей противоположности, иначе сама бы была бельмом на глазу. Так откуда угроза? Что должен при этом делать антикоммунизм? Бросаться на совисторию и на бабушек, поющих военные песни?

И так мы в прошедшие годы боялись захода с тыла и хронически прогорали на совсем противоположном направлении. Которое никто не охранял. Антикоммунизм у нас прекрасно подошел на роль заплатки в политическом сознании, фигового листка, прикрывающего срамоты т.н. «демократии».

- Мы твердили об опасности возвращения в СССР и молча смотрели на расчленение своей страны. Чтобы уж точно, наверняка никуда не вернуться.

- Мы говорили о сталинских репрессиях, и чтобы таковых не произошло, заводы, инфраструктуру и недра было застенчиво предложено передать Дерипаске, Чубайсу и Абрамовичу. Не иначе, почетные великомученики.

- Мы рассуждали о репрессиях и привыкали к чудовищному либеральному диктату на ТВ.

- Мы вновь возвращаемся к вопросу о репрессиях, и у меня, как и у других, резонно возникает вопрос:

«ГРАЖДАНЕ, К ЧЕМУ ЭТО?»

Что еще намереваемся сдать, и за чем теперь цена встала?

Забавно смотреть, как сейчас некоторые антикоммунисты в Церкви обрадовались, встрепенулись и бросились сосчитывать «своих» и «чужих». Наконец что-то родное и понятное слышно! Отношение к Сталину якобы лучше всего остального, лучше даже самого Символа веры показывает, кто есть кто. Друзья, говорю серьезно, для начала покажите, что разговор в самом деле идет об истории. Что это НЕ о дальнейшей карьере Гонтмахера с Кудриным. НЕ о том разном, о чем наши приятели из Вашингтона с Брюсселем давно беспокоятся и просят. И тогда мы, даст Бог, придет время, мы сможем поговорить об истории. Если в теме репрессий есть вообще, о чем спорить. Слишком свежи воспоминания 90-х, когда рассказами о репрессиях нас всякий раз потчевали накануне выборов, а «угроза коммунистической реставрации» в практическом переложении означала свободу резвиться, как хочется, для козыревогайдаров. Так и сейчас, новый виток выяснения исторической правды, боюсь, может совпасть в аккурат с новым разменом России. И стало быть, рассуждая о репрессиях, хочется быть элементарно уверенным в том, что мы не ведем дело к Ходорковскому-президенту и к колоннам педерастов, марширующим у нас под окнами.

Сталин ли собирает эти новые колонны, взамен колонн 1 мая? Вездесущие ли агенты КГБ наводняют «Дом-2» подслушивающими и видеозаписывающими устройствами? Нет, все эти приметы тоталитаризма и принуждения, как и срисованные одна с другой ходячие копии Ксюши Собчак, возникли в рамках уже абсолютно иной генеалогии, безо всякого Сталина. Тогда почему, скажите, в наших мыслях такое место занимают сталинские репрессии, а не другие вещи, обступающие нас въяве? Когда мы говорим, что не след православным повторять без разбору либеральные штампы, то вот он, пожалуй, – первый и главный штамп: о Сталине, который сидит невытравленным в подкорке у глупого населения и без специальных мероприятий, того и гляди, выскочит, покручивая усы, грозно зыркая, с кавказским кинжалом наголо. На этом месте – воспоминаний о Сталине – наша политология, обычно прямолинейная и приземленная, становится до удивления задумчива и даже мистична. Вы слышите: нераскаянное злодеяние может повториться! Не спится по ночам гражданам на украденном…

Так давайте сделаем, чтобы, по крайней мере, тема подвига новомучеников в нашем употреблении не становилась разменной. Ведь когда журнал «Эксперт» задается вопросом о репрессиях, честное слово, не стоит сломя голову бежать-торопиться. Не вполне ясно, что это: в истории ли дело или в пропаганде? Проблематично исповедоваться перед изданием, которым руководит один из идеологов либерализма. Как в свою очередь сложно принять по назначению разговоры о принципах «сверхчестного» иг. Петра (Мещеринова). Когда из-за спины высовываются физиономии Сванидзе, Шендеровича и Латыниной – соавторов по «Ежедневному журналу». Ибо есть опасение, что это части одной неоконченной интермедии для чувствительных душ, которые не способны по-диссидентски эффектно, сквозь зубы цедить: «ЭТА страна». Но зато: «Россия – антихристианская страна», – вполне соответственно своему высокому духовному принципу.

Итак, братья, прошу вас окинуть еще раз взором всё вместе, не одну узкую полоску 30-х. Больше же всего побеспокоиться о своем настоящем, а не о прошлом. Антикоммунизм есть кость, брошенная нам на драку. Тогда как на кону другое, и иные вещи взывают к нашей принципиальной позиции.
Ответить

#
20.09.2009 в 03:27
Духовная борьба с Христом началась с фарисеев и предательства иуды. Сеичас лик иуды выполняют те игумены или священники, которые называют людей д...м, а не хотят в каждом человеке признавать лик Божий. Такое пренебрежение к людям других националностей характерно толко для одной религии, в которой, гои приравниваются де...му. Очевидно, что эту идеологию они - эти фарисеи 21 века сознательно вносят в духовный православный мир для очернения православия и для дискуссий, чтобы легче было подменить понятия и по возможности вызвать раскол в церкви. Сатанинская антихристинаская направленность таких игуменов и священников очевидна. Очень жаль, что архийереи оставляют таких псевдохристианских пастырей и дальше служить в храмах, несмотря на явное пренебрежение ими основными христианскими понятиями и ценностями. К сожалению у нас очень быстро рукополагают не церковных людей, но после их явного отступления от веры не лишают сана. В этом я вижу самую большую опасность для современной православной церкви. Люди не православные по Вере и Духу, начинают изнутри попирать и глумится на чувствами верующих и тем не менее остаются после своих высказываний священниками и игуменами. Неужели епископату совершенно все равно, что проповедуют свежеиспеченные игумены и священники, и они не могут отличить иуд от верных апостолов? Призываю Епископов более часто принимать меры воспитателного характера к зарвавшимся священникам и игуменам. Нельзя оставатся безучастным к распинанию Христа в наше время словами и руками таких как Игумен Пётр Мещеринов, протоиерей Георгий Митрофанов и иже с ними.
Ответить

#
19.09.2009 в 23:23
О. Петру Мещеринову
Да, вдогонку. Что касается духовно-нравственной конституции… Моя мысль нисколько не противоречит Вашему утверждению, что духовная власть основывается на Христе Иисусе. Он и есть наш Духовный Закон, по слову «Пастыря» Ерма, проповеданный по пределам вселенной. Вы понимаете сами, что до конца Он не описуем. И предел совершенства – отсутствие предела. Поэтому Ваши попытки манипулировать каноническим правом несостоятельны. Кстати, как Вы понимаете, по латыни «конституция» и означает «установление» или «закон».
Ответить

#
19.09.2009 в 23:15
О. Георгию Малкову.
Дорогой о. Георгий. Вот абзац из ответа о.Петра Мещеринова:
Ваши рассуждения (на РЛ, скажем), дорогой о. Владимир – к чему относятся? К миру сему. Вы сочувственно приводите слова Шмелёва, что "Россию надо золотыми буквами вписывать в Евангелие" – что это, если не кощунство и кумирослужение? И такую церковь, не Христову, а «россиепоклонническую», Вы хотите проповедывать?
У Шмелева (да и у меня) было по другому: "О нашей России в Евангелии золотыми буквами писать надо"
Что Вы, русский патриот, государственник, консерватор, сторонник Российской империи на эту фразу о.Петра скажете?
С глубоким почтением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
19.09.2009 в 23:02
Ужасная статья. Самое страшно тут то, что ради могущества Царства земного священник забывает о том, Кому он поклялся служить.
Я как христианин, призванный в небеса так могу оценить результат советского наследия:
1. В результате деятельности коммунистов миллионы людей сейчас горят в огне. Они не верили во Христа, без Которого нельзя спастись. А даже те, кто тайно верили, устами отвергали Его. И Христос постыдится их в День Суда. Они хулили Бога. В сравнении со временами СССР сейчас время крайнего благочестия. До прекрасного дня гибели СССР каждый день имя Господа хулилось миллионами голосов как лично, так и через прессу.
2.Именно советская система образования, которую почему-то так хвалят, погубила и губит до сих пор большинство граждан нашей страны. Мы анализировали причину того, что почти все мужское население нашей страны старше 30-40 лет практически неверующие. Причина именно в том, что их разум был развращен всей советской системой воспитания и образования. Все советские фильмы (особенно "высоконравственные"), все советские книги, вся система образования были направленны именно на создание безбожного человека с безбожной же системой нравственности. Те люди, которые серьезно восприняли дьявольский обман коммунистической морали, оказались не способными к покаянию. В результате все "праведные люди" СССР, все эти фальшивые герои после смерти оказались в аду. К этому подтолкнула их советская школа и советская "моральная" пропаганда.
3. СССР запятнал большинство своих граждан грехом идолопоклонства. Миллионы советских граждан нарушили 2 заповедь и поклонялись и служили твари вместо Творца. Это и труп Ленина, и вечный огонь, приготовленный известно кому и культ очередного вождя и т.п. Как сказал апостол Павел, из этого неизбежно должен вырасти разврат (Рим.1), и он вырос. Так что именно советская власть несет прямую ответственность за разврат 1990-2000 гг. Именно она посеяла эти плоды.
4. СССР разрушил христианский брак, так что подавляющее большинство наших современников родились вне законного Богом освященного союза.
5. СССР яростно стремился лишить людей святого Причастия, без которого никто не может иметь жизни. Миссионерам приходится встречаться с сотнями тысяч людей, никогда не имевших возможности войти в храм и получить Чашу жизни. Это преступление СССР страшнее всего. Любая беда с государством лучше, чем лишение человека спасения.
6. СССР с ненавистью относился к священному Писанию Библия сжигалась советскими гражданами. До 1988 года разрешили выпустить ее только одним раз ничтожным тиражом. А за попытки ввести Слово Божия из стран свободного мира сажали в тюрьмы и бросали в психушки. В результате люди получили страшный голод слова Божия, а потому и быстро купились на призывы ложных учителей.
7. СССР запятнал невинной кровью почти всех своих граждан. Это и массовое обязательное одобрение убийства "врагов народа". Это и хула на новомучеников. Это и создание героев из массовых убийц. Достаточно вспомнить современные попытки оправдания ветеранов НКВД. И, самое страшное, это легализация абортов. В результате деятельности коммунистов до 90% жителей СССР щедро умыли себя невинной кровью собственных детей. И советская медицина часто даже толкала к этому.
И как после этого священник смеет оправдывать этот дьявольский режим? Да, Сталин, как и Ленин и Троцкий - исчадия ада. Это действительно так. Да, бывшим жителям СССР крайне необходимо покаяние. Но не покаяние перед Западом. У тех самих грехов порядочно, а перед Богом, против Которого большинство жителей СССР воевали весь 20 век.
Ответить

#
19.09.2009 в 22:38
Автору статьи и о.Владимиру Василику хочу сказать: сеете ветер личных раздоров и поименных обличений, а пожнете бурю расколов. Никакой научной полемикой тут и не пахнет.

Уверен, что предложенная публикация, как и комментарии дьякона Владимира Василика направлены на углубление все нарастающего раскола в РПЦ. Я говорю о том, что для многих людей «правильное» отношение к вопросам советского прошлого дороже Христа и Евангелия. Автор статьи и о.Владимир подогревают и без того накаленные настроения, не внося в суть вопроса никаких (!) новых аргументов или идей, зато изливая свои личные обиды и эмоции на двух «козлов отпущения» лично, клеймя их ярлыками. Вся дискуссия о советских временах идет уже по 5 кругу. Это очевидно всем. Кстати вообще не ясно зачем Богослов-ру публикует приведенную выше статью - столь низкий с точки зрения науки текст? Это подрывает авторитет издания, превращая его в желтую прессу.

Вместо разговора по существу и корректного научного подхода к полемике, мы видим в представленной статье заидеологизированную, обиженную позицию и нежелание понять и услышать оппонентов. Что достаточно странно. Вроде как взрослые люди тут собрались, да еще с претензией на ученость, а контролировать свои эмоции и амбиции некоторые не в состоянии.

В конце концов, любой здравомыслящий христианин должен признать, что ни Власов, в частности, ни отношение к советскому прошлому, в общем, не имеет того веса и статуса, чтобы стать яблоком раздора в Церкви. Христианство, очевидно, вне «власовых» и «Советских союзов». Мир в Церкви - это то сокровище, которое должно перевешивать любые личные обиды «правильномыслящих» на «неправильномыслящих». Ни у автора этой статьи, ни у о.Владимира этого не видно. А жаль. Хотелось бы, чтобы тема церковного мира хоть у редакции портала Богослов-ру присутствовала.
Ответить

#
19.09.2009 в 21:44
Досточтимые отцы, братья и сестры! Вот заявление о. Петра Мещеринова:
«Если в церковной жизни чего-то не видно (святости, например, Христова человеколюбия, подлинной духовно-нравственной оценки происходящего, и проч.), то значит это не то, что какая-то группа людей «не способна» это увидеть в силу своей либеральности, гнусности, нежелания учиться, желания «притащить свой хлам» и т.п., а просто потому, что декларируемого предмета зрения не существует в реальности. Именно так не существует в реальности и не выявляется на практике подлинная православная экклезиология в нашей жизни, она подменена «россиепоклонничеством» и ещё невесть чем».
Яснее не скажешь. Это – богословие смерти Церкви. Значит, все ваше служение и труды, дорогие батюшки, ваши молитвы и жертвы, дорогие прихожане – втуне, ничего этого нет. Подлинной православной экклесиологии и жизни во Христе нет ни у кого, кроме как у о.Петра Мещеринова и иже с ним, ни у Патриарха, ни у епископов, ни у монашествующих, ни у священства, ни у мирян. И вы все – еретики и «россиепоклонники» и кроме как через очищение в горниле покаяния пред генералом Власовым и белыми вождями вам спастись нельзя. На колени
Ответить

#
19.09.2009 в 20:31
Уважаемый о.Петр.
Вы написали: «Вы сочувственно приводите слова Шмелёва, что "Россию надо золотыми буквами вписывать в Евангелие" – что это, если не кощунство и кумирослужение?»
Чем более я читаю Вас, тем более мне становится страшно. Иван Шмелев говорил про подвиг новомучеников и исповедников Российских, которые уподобились древним мученикам. Если Вы считаете это кощунством и кумирослужением, Бог Вам судия. Как Вы после этого считаете себя священнослужителем Русской Православной Церкви, я не знаю.
Ответить

#
Игумен Петр (Мещеринов)
19.09.2009 в 20:27
Диакону Владимиру Василику.

***Мы забываем о холодной войне, которая велась и ведется против России***,
и тут же -
***И грустно, когда амвон превращается в трибуну, когда священники вносят в церковь чуждый огнь политического раздора и раскалывают паству, да еще ради совершенно мифологических конструкций...***
Мифологическая конструкция нынешней холодной войны против России (вспоминается анекдот про "неуловимого Джо") не вносит ли в церковь огонь политического раздора? Ещё раз убеждаюсь в том, что Вы рассуждаете с позиции не экклезиологической, а, простите меня великодушно, полититиканской в духе советской агитки.

Михаилу.

Я бы не ставил пассивный по сути подвиг Бориса и Глеба с активной позицией Власова, как бы её не оценивать. Что касается предательства, то, скажем, св. ап. Павел с точки зрения синагоги, своего социума и лиц начальствующих, от коих он имел полномочия борьбы с христианством, являлся самым что ни на есть лютым предателем. Одно лишь предательство безусловно - предательство Христа. Всё остальное должно рассматриваться с этой точки зрения, что и делает прот. Георгий Митрофанов.
Ответить

#
19.09.2009 в 19:44
Может с некоторыми отдельными высказываниями автора и можно согласиться, но не видеть опасность уклонения сегодня восточного христианства в сторону полуязыческого патриотизма со страхом перед "зловещим" Западом (будто бы там не люди живут, а черт знает кто), может только духовно слепой человек или человек, сознательно стремящийся к этому.
Поэтому данная статья в любом случае крайне отрицательный факт. Она больше напоминает провокацию, поскольку по существу проблемы не сказано ни слова.
И то, что в комментариях разнобой во мнениях - только доказывает это.
Такое впечатление, что автору просто надо было что-то сказать по теме, а как сказать и главное - зачем, не понятно. Как будто и так не известно, что Сталин - это плохо, Гитлер - тоже плохо, а Евангелие - хорошо, что Родину защищать надо и т.п. Различные подходы и трактовки к восприятию этих очевидных вещей не должны бы непременно расцениваться как "заблуждения" (автор статьи) и тем более как повод к расколу (В. Василик). Почему в конце концов людям не иметь различных мнений, если речь идет об отношении к вещам земным, с вроде бы все участники обсуждения согласны? А иначе статью самого же автора можно вполне подытожить его собственными словами: "О. Александр не хочет разбираться в сложных вещах, не желает понимать историю и навязывает нам свою высокомерную либеральную (=консервативную) схему, не имеющую к реальной жизни никакого отношения. Он рассуждает примерно так: не хотите принимать нашу схему, тем хуже для вас. Но ведь точно также рассуждали и большевики во главе с Лениным и Троцким. И что из этого вышло?! В класс пришел строгий учитель и заставил плохих учеников поработать над ошибками". Смехотворно выглядят рассуждения о. Александра о том, что Гитлер хуже Сталина. "У них было то-то, а у нас не было..." Честное слово, как дети в песочнице. При Сталине был бесчеловечный режим - неужели этого мало?

Кстати, о. Александр, посмотрите на "достопамятную" запись некоего Владимира из Санкт-Петербурга (ответ на вполне разумные замечания Никиты): посмотрите какая ненависть и тупость. Того ли Вы хотели своей статьей? Вот ее прямой результат. А посмотрите на коммент Елены. Она пишет, что на личности видишь ли переходят люди с "устроением Мещеринова" (вот клеймо-то!) и сама тут же призывает критиковать таких адресно, поименно... Короче, насладитесь еще разок плодами своей статьи.

В целом же хочу сказать, что комментарий диакона Георгия Малкова отличается гораздо большей глубиной и мудростью, чем вся эта статья о. Александра.
Ответить

#
19.09.2009 в 19:16
Не так давно записной интеллигент Лев Аннинский дал своё определение русской интеллигенции, указав в качестве её родового признака то, что её религией является безбожие. И вот это безбожие воинственно выступало против Достоевского, воинствует против святого Царя Николая Александровича, стыдливо молчит, когда предлагают поговорить о злодеяниях Ленина, Свердлова и Троцкого (последнего чуть не реабилитировали). И становится понятно, почему, несмотря на два десятилетия "гласности", книги русских патриотов - Н.Е. Маркова, В.Ф. Иванова,Л.А. Тихомирова и других увидели свет только в 2008-2009 годах. Слишком много там расставлено точек над "i". Неудобных для записной интеллигенции.
Ведь это с их подачи, в первую очередь, Солженицина, 90-летие февральской "революции" отмечалось как праздник, а не как трагедия русского народа.
Все они, по большому счёту, февралисты. Клятвопреступники и царененавистники.
Ответить

#
19.09.2009 в 19:02
О. Петру.

Отче, по Вашим словам, Вы оцениваете «те или иные события с нравственной точки зрения Евангелия и Церкви». Но ведь именно признание Власова героем и мучеником переворачивает отношение к Евангельским заповедям. Как нужно относиться, например, к подвигу свв. благоверных князей Бориса и Глеба в этом контексте? Выходит, нужно признать, что святые должны были обратиться за помощью, скажем, к половцам, и ополчиться на «окаянного», вместо того, чтобы пожертвовать жизнью, но не поднять руки на брата?

О. Александру.

На мой взгляд, выдающийся, совершенно православный писатель – эмигрант И. Шмелев «высокомерно называл советских людей «сухостоем» только на основании той информации, которую имел. Вспомните недалекое время: всего – то тридцать лет тому назад мы конспектировали съезды партии и работы классиков марксизма – ленинизма. «Железный занавес» сыграл злую шутку и нами, и с нашими братьями за рубежом. Мы считали их предателями и отщепенцами, они считали нас защитниками кровавой диктатуры. Кто прав? Никто. Что мог написать Шмелев о новой России, о которой за рубеж просачивались крупицы, и то в изложении зарубежных опять – таки журналистов?
Ответить

#
19.09.2009 в 17:38
Уважаемому порталу не подобает публиковать такую гадость. Предоставьте это РУСК.ВРУ
Ответить

#
19.09.2009 в 17:22
В каждом из рассматриваемых слов о.Петра я нашел вполне ортодоксальное понимание, но миссионерский компонент. Кто постоянно общается с обществом, именно так и говорит, пишет. Не понятны спор, критика...
Ответить

#
19.09.2009 в 16:39
да. очевидно, что автору советская власть не чужая.
что же, замученные Сталиным христиане определенно встретят его на Суде.
Ответить

#
19.09.2009 в 14:56
Наконец-то появился здравый, выверенный взгляд. Статья о.Александра (и, кстати, А.Светозарского, они очень хорошо читаются вместе, дополняя друг дргуга) это тот проход между Сциллой экстремизма и Харибдой либерализма, который очень нужен сейчас. Есть, оказывается, срединный путь. Можно объективно смотреть на действительность. Этот путь сложен. Он требует большого напряжения и интеллектульного и, прежде всего, духовного. Пройти этим путём может только истинно верующий и церковный (живущий в Церкви и жизнью Церкви) человек. Спасибо, о.Александр. Жалко, что о.игумен так не серьёзноотреагировал на статью. Вывел себя в другую плоскость. Высокомерие или просто испугался того, что получил серёзный, аргументированный ответ? Посмотрим что ответит о.Георгий.
Ответить

#
19.09.2009 в 14:24

Дорогой о. Георгий. Чем больше я вчитываюсь в Ваш текст, тем более недоумеваю и скорблю. Вы говорите: «В вечности большую часть совершавших в простоте сердечной подобные подвиги - как нехристей - ждет вечное поражение. Что толку от их патриотизма и "верности долгу"? И какой толк - с подлинно последовательной христианской позиции - от такого безбожного патриотизма? Ведь Христу нужен не их патриотизм, а их верность Ему, а ее-то подобные "патриоты" и не имели, и не имеют... Ведь и "достижения", но не во Христе совершаемый, ведут, может быть, к гражданской мирской славе и к благодарности со стороны мира, но в итоге-то - один позор в очах Божиих и "тьма внешняя"! Вы забывате слова ап. Павла о законе совести, написанном в сердцах язычников, по которому их будет судить Бог: «Ибо нет лицеприятия у Бога. 12 Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся, 13 (потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: 15 они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую (Рим. 2, 11-15).
Откуда Вы знаете, кто спасется, кто нет и предвосхищаете Суд Божий до Страшного Суда?
И подумайте, не по нашей ли вине большая часть жителей России оязычилась в начале ХХ в. и пребывает в язычестве до сих пор. Когда один миссионер заговорил с красноармейцем о Евангелии, тот ему ответил: «А ты думаешь, мы это знали? Нас к крышке только водили прикладываться». Вы говорите о простоте сердечной. Напомню Вам слова Евангелия: «Раб не знающий и не делающий будет бит мало, а раб знающий и не делающий будет бит много». Но даже если мы дерзнем судить, то разве можно аннигилировать подвиг этих простецов и тем более сравнивать с предательством генерала Власова, как это делает о. Георгий (кстати, Власов-то ведал, что творил, хотя бы как бывший семинарист)? Подобный нигилизм по отношению к добродетелям язычников может вообще привести к всецелому нигилизму, к неразличению добра и зла, к манихейской ненависти нехристианскому миру, в котором все – зло. Но разве этому учили отцы? Не любовался ли Василий Великий добродетелями языческих героев в поучениях к юношеству? Разве не восхищался «христианами до Христа» св. Юстин Философ? Н
«И последователи стоических учений за то, что они были прекрасны в своей нравственной системе, также как и поэты в некоторых отношениях, по причине семени Слова, насажденного во всем роде человеческом, — были, мы знаем, ненавидимы и убиваемы: таков, известно, был Гераклит, как я прежде сказал, и из современных нам Мусоний и другие» (Вторая апология). Тогда почему мы не можем любоваться красотой нравственного подвига тех, кто спас всех нас, в т.ч. и Вас, уважаемый о.Георгий от нацистской чумы и конечной погибели?

С уважением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
19.09.2009 в 14:16
Вот цитата из иг. Петра Мещеринова в контексте:

"Миссия – это всегда некое «начало с нуля»: мы говорим людям о смерти и бессмертии, о счастье и скорби, о том, что счастье и бессмертие – это Иисус Христос. Говорим и о Его Церкви; но неизбежно в миссионерском разговоре Церковь отходит на второй план и получает значение некоего «инструментария», но никак не самостоятельной духовной ценности. Это тем неизбежнее, что, если говорить людям правду, а не расписывать им замечательные эмпиреи, кои не будут иметь к их жизни никакого отношения, Церковь как Тело Христово они не увидят и не найдут сразу; чтобы почувствовать Церковь как Тело Христово, им придётся сначала углубиться в себя, понять, что они и есть в первую очередь члены Тела Христова; это сопряжено со скорбями реальной церковной жизни, о которых мы уже много говорили. Миссия, говоря проще – это проповедь Христа, а не Церкви. В деле миссии никак нельзя ставить на первое место традицию. Нормальным путём человек приходит в традицию сам, но уже вторичным образом. (Я оставляю за скобками определение того, что такое «традиция»; надеюсь, что в контексте данного рассуждения понятно, о чём речь.) Проиллюстрирую изложенное следующей аналогией:

Миссия – это: по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35).

Традиция: по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете поститься по средам и пятницам.

(Наученный горьким опытом, считаю необходимым сразу оговориться, что я не выступаю против поста по средам и пятницам.)"

И что здесь не так? Это не соответствует реальности? Для чего предъявлять претензии к выхваченной из контекста фразе?
Ответить

#
19.09.2009 в 13:58
О. Георгию Малкову.
Уважаемый о.Георгий!
Подробный ответ последует позднее. А сейчас пока напомню слова Спасителя: "Кто не с вами,тот за вас".
Да, вы справедливо отметили грехи и пороки советского строя. И страшный вопрос... Дальше что?
Что нам делать? Из чего и как строить новую Россию?
Разве все прочие страны в ХХ в. явились исключением? Мы одни были всех виноватей? Да, в других странах путь к чаше был открыт. Многие ли им воспользовались? Явили ли западные, неподсоветские страны ( в т.ч. и православные) христианский образ жизни?
Что произошло в западных странах после революции 1968 г. Сейчас христианнейшая Греция теряет от абортов ежегодно 400000 человек, и началось это
не вчера. Расскажу лишь об одной встрече в 1998 г., когда я был на Афоне как переводчик о. Панкратия (ныне епископа). Он спросил игумена Дохиарской обители о.Григория: "А занимаются ли у вас Иисусовой молитвой?" И услышал в ответ:
И услышал в ответ страшные слова.
Проблема современного Афонского монашества состоит
в том, что многие монахи - молоды, и они приходят из мира, который уже совершенно другой, чем тот, что был до 1960 года. Капитализм, материализм, гедонизм в нашей стране сделал то же, что коммунизм - в вашей, он разрушил духовное наследие нашего народа. Мои родители были
неграмотными, но я знал все, что относится к жизни Церкви. Мои детские годы прошли с моей тетушкой, монахиней, которая совершала 300 поклонов утром, 300 поклонов вечером. Поэтому у меня не было проблем в монастыре: что я делал дома, тем же занимался и в обители. Теперь не
то: у современной молодежи почти нет связи с Церковью, она порвана.
Когда современные молодые люди приходят в монастырь, они ничего не умеют, их приходится учить всему - стоять в церкви, креститься, сидеть
за трапезой (ведь дома они привыкли класть ноги на стол), даже - нормально пользоваться туалетами. Люди приходят в монастырь с чувством
дерзости, неуважения к старшим, с совершенным отсутствием смирения, . Ему еще нет 18
лет, а он уже сотворил все мыслимые и немыслимые грехи. И с такими людьми вы собираетесь говорить об умной молитве, с ними - заниматься
ею?! Нет, и еще раз нет!
К чему я это? К тому, что писал в одном из писем еще в 1987 г. "А беда повсюду идет, ни в какой Америке от нее не спрячешься".
Человекоубийство и душеубийство шло и идет везде.
Мы были так зачарованы преступлениями коммунистов, что забываем и о преступлениях нацистов, и глобалистов, забываем про две дороги к одному обрыву. Даже Солженицын сказал про советский и демократический миры: "Эти два мира - атеистические и не столь чужды друг другу".
Мир и прежде всего христианский тяжело болен апостасийной болезнью.
У нас она проходила в достаточно ярких и сильных формах, но, как оказалось, не смертельных. И надо думать о том, как ее лечить, а не резать по тому живому, что еще осталось. Есть такая протестантская болезнь - ссылаться на апостольские времена и плевать на отцов. Есть более тонкая православная болезнь - ссылаться на отцов древних и плевать на отцов современных. Есть еще более тонкая болезнь - под видом восстановления старой России разрушать Россию современную. Один из примеров: знаю я одного батюшку,который отказывается поминать св. патриарха Кирилла как Патриарха Московского, предлагая его поминать лишь как митрополита Московского на основании того, что отречение 1917 г. - незаконно и надо служить по старому служебнику. Что-то подобное я вижу у о.Георгия и его сторонников - ради светлого образа старой России чернить и истреблять все то, что было после. В исторических и политических дискуссиях мы никогда не найдем консенсуса. Поэтому давайте искать его на почве церковной законности.
Да, было воззвание 1918 г.,но оно было направлено против всех, кто занимался братоубийством, так что оно объективно направлено и против красных, и против белых. Были заявления патр. Тихона в 1923 г. "Советской власти я не враг". Была декларация митрополита Сергия в 1927 г. "Ваши радости -наши радости". Тогда почему о.Георгий Вы осуждаете тех церковных людей, кто лишь следует линии декларации митр. Сергия. Были поместные соборы 1945, 1971 г.,заявившие о своей лояльности Советской власти. Были соборы 1988, 1990, 2009 г. и ни один из них не осудил советскую власть, советский тоталитаризм. Ни один архиерейский собор с 1992 г. не осудил советскую власть, хотя было прославлено более 2000 новомучеников.
Тогда почему сейчас клеймят как "антицерковный элемент" людей, осмеливающихся видеть нечто положительное в советском периоде, как например видел положительный смысл в языческой и кровавой (более того, идолопоклоннической) Римской империи св. Апостол Павел, Юстин Философ, Афинагор, Тертуллиан и т.д. А ведь в ней христианство вообще было "запретной религией"! И при советах нас не заставляли приносить жертвы! Но раннехристианские святые и мученики духовно победили Империю не поджогами, не антиправительственной агитацией, не переходами на сторону персов или германцев, а чем-то иным.
Нам бы это стяжать. И нынешняя полемика - печальное зрелище. Мы забываем о холодной войне, которая велась и ведется против России, и забываем о брани духовной, которая "не против крови и плоти, но против миродержцев тьмы века сего". Грустно. И грустно, когда амвон превращается в трибуну, когда священники вносят в церковь чуждый огнь политического раздора и раскалывают паству, да еще ради совершенно мифологических конструкций и таких одиозных личностей, как генерал Власов.
С уважением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
Игумен Петр (Мещеринов)
19.09.2009 в 13:53
Диакону Владимиру Василику.

Охотно отвечу.

«Миссия, говоря проще — это проповедь Христа, а не Церкви» – это слова мои. Дезавуировать я их не собираюсь. Под Церковью в данной фразе я имею в виду земную церковную институцию. И практика совершенно подтверждает мою правоту. Миссия – это призыв: придите ко Христу, и (как следствие) станете частью Его Тела – то есть Церкви. Но никак не наоборот. Сегодня проповедывать нашу церковную жизнь как данность – значит ставить препоны подлинной миссии. Сегодняшние люди смотрят со стороны на нашу церковную жизнь и видят: вот тут священнослужители, преемники тех, кого Христос послал, про Власова спорят, улыбкой Гагарина восторгаются, царя-батюшку ждут, советское время оправдывают, Америку клянут, ярлыки друг на друга навешивают, а при этом как-то очень успешно встроились в нынешнюю государственно-монетократическую структуру… и проч. Вы уверены, что когда Христос сказал про «отвергающихся вас», Он под «вас» имел в виду вот всё это? При чём тут вообще Христос и Его подлинная церковность, которая исторгает человека из стихий мира сего? Наша «церковность» как раз погружает человека в эти безумные и смертоносные стихии. Вот все Ваши рассуждения (на РЛ, скажем), дорогой о. Владимир – к чему относятся? К миру сему. Вы сочувственно приводите слова Шмелёва, что "Россию надо золотыми буквами вписывать в Евангелие" – что это, если не кощунство и кумирослужение? И такую церковь, не Христову, а «россиепоклонническую», Вы хотите проповедывать?

Далее. Про Успенский пост. Вы ведь преподаёте в Спб-ской Духовной Академии. Вам неизвестны эти вещи? Вы не знаете, что Церковь тысячу лет прекрасно существовала без Успенского поста? Тем более Вы ведь, кажется, церковный историк. Вот и оцените мои слова с церковно-исторической точки зрения.

Заодно про прочие претензии о. Александра Шумского ко мне. О предопределении я ничего не говорил, тем более в протестантском смысле. Употребление этой претензии ко мне наводит меня на греховную мысль, что досточтимый о. Александр не очень « в теме». Я говорил о практической духовной жизни нашего времени – что человек может воспринять на себя всю православную внешность и обрядовость, а сам остаться полным д…..м, что, увы, наблюдается повсеместно.

Говоря про интеллигенцию, я вовсе не собирался всесторонне рассматривать непростую тему о взаимоотношении её и Церкви, а на примере статьи Сергея Булгакова показал очевидную вещь – что если в церковной жизни чего-то не видно (святости, например, Христова человеколюбия, подлинной духовно-нравственной оценки происходящего, и проч.), то значит это не то, что какая-то группа людей «не способна» это увидеть в силу своей либеральности, гнусности, нежелания учиться, желания «притащить свой хлам» и т.п., а просто потому, что декларируемого предмета зрения не существует в реальности. Именно так не существует в реальности и не выявляется на практике подлинная православная экклезиология в нашей жизни, она подменена «россиепоклонничеством» и ещё невесть чем.

В качестве блестящего подтверждения этого тезиса могу привести Ваши же слова – «Духовная власть строится не на внешнем принуждении, но на неписанной духовной и нравственной конституции». Духовная власть строится на Иисусе Христе, а более институционально – на Священном Писании и вполне «писанных» церковных определениях, принятых вселенскою Церковью; а «неписанную духовную и нравственную конституцию» – православная экклезиология не знает. Неписанная конституция - это вообще нонсенс.
Ответить

#
19.09.2009 в 13:35
1.Статья написана в полемическом ключе и необоснованно предъявлять к ней мерку академичности, как это делает кто-то из оппонентов. Спасибо сайту за публикацию, так как предлагаемая академичность убьет все живое. Такая беда, что либералы от Церкви эту академичность и воспевают: в переводе на русский подобная академичность означает: ты молчи, а я тебя буду поучать.
2. Что не удивляет, так это реакция либералов - по содержанию ни слова, зато про ярлыки и забалтывание темы фонтанируют. Такая же реакция была на фильм о. Тихона Шевкунова - безграмотная, крикливая и бранчливая.
3. про Солженицына сказано в точку. вообще удивляюсь, как церковный человек может сочувствовать его идеям? Боюсь, что только его антикоммунизм и греет кому-то душу, оттого и великим кличут. А ведь с художественной точки зрения его произведения не дотягивают до образцов русской словесности, мягко говоря.
Ответить

#
19.09.2009 в 13:31
Очень правильная и своевременная статья. Сейчас поднимется вой о "переходе на личности", который всегда поднимают люди с устроением, подобным Мещеринову. Они могут называть других "де... (неразб. - прим. ред.) и при этом ласково улыбаться, но очень болезненно реагируют на критику.
А критиковать, таких как Мещеринов, надо именно адресно, по-именно, чтобы молодые люди, которых они, например, зазывают сейчас на свои массовые молодежные курсы при Даниловом монастыре и в Политехническом музее, знали этих "пастырей" и не приближались к ним.
Ответить

#
19.09.2009 в 12:09
Мещеринов\Митрофанов есть наглядный пример западных "двойных стандартов". Если они сами пишут на историко-политические темы - значит, "несут людям слово правды". Если об этом пишут другие церковные люди - значит, их надо немедленно обвинить в секулярном подходе и не-евангельском мировоззрении.

о. Петр может говорить что угодно и даже вступить в ЕР, в СПС, или даже в РОА, но при этом не стоит прикрывыаться именем Христа для пропаганды своих политических убеждений. Христос выше политики.
А еще поражает неприкрытая интеллектуальная гордыня. Знакомые светские академики в своих дискуссиях не позволяют себе такого менторского тона, как эти "смиренные пастыри".
Вразуми нас Господь!
Ответить

#
19.09.2009 в 12:08
НИКИТЕ
"Апостол Иоанн Богослов взывал: "Берегитесь идолов!" Так давайте же, уважаемые братья и сестры во Христе, оставим идолы "Святой Руси", Сталина, Империи и т. д., и будем возвещать миру не патриотизм, не "духовные традиции народа" (всю эту тошнотворную православнутую хохлому) и не религиозно санкционированный милитаризм, а Христа Распятого, иудеям соблазн, эллинам безумие.


Простите, но Ваш текст - не просто (неразб. - прим. ред.) и ХАМСТВО, в библейском смысле этого слово, но еще и хаос. "Все смешалось в доме Облонских". у Вас все в кучу: Сталин, Русь Святая, о.Тихон Шевкунов.
Мне за Вас страшно: это клиническая русофобия, в духе Печерина. "Как сладостно отчизну ненавидеть
И жадно ждать ее исчезновенья". Насчет арх. Фотия и Уварова, это - подлость, салонные сплетни и гаденькие стишки считать историческими доказательствами. Пожалуйста, реальные улики... с кем,где, когда. Иначе Вас наследники Уварова и почитатели арх.Фотия могут за клевету привлечь.
Кстати. именно носители салонной сплетни и убили Пушкина. Вы сплетней сейчас убиваете Россию, как салонной сплетней ее убивали Ваши духовные предки "голубые князья" в 1917 году. И последнее. Как Вы, пацифист, можете покрывать Власова и власовцев, палачей и карателей?
Ответить

#
19.09.2009 в 11:53
Может не со всеми высказываниями автора можно согласиться, но не видеть сегодня опасность отхода от восточного христианства в сторону западного может только или духовно слепой человек, или человека сознательно стремящийся к этому.
Поэтому данная статья в любом случае крайне положительный факт.
И то, что в комментариях разнобой в мнениях, - только доказывает реальность названной опасности.
Ответить

#
19.09.2009 в 10:20
Игумену Петру Мещеринову

Отец игумен, а вы и правда научились отделять овец от козлищ? Ваша ли это прерогатива?
Ответить

#
19.09.2009 в 09:59
О. Петру Мещеринову.
Уважаемый о. Петр! Вы либо невнимательно читали статью о.Александра, либо значимо не пожелали ее прочитать. Разговор о Гагарине в ней далеко не первостепенный, в основном о. Александр проявляет обоснованное беспокойство по поводу Ваших ревизионистских высказываний относительно церковного предания.. Вы утверждаете: «Я пытаюсь (опять же, по моему субъективному представлению) оценивать те или иные события с нравстсвенной точки зрения Евангелия и Церкви». Тогда как с точкой зрения Евангелия и Церкви оценить Ваши высказывания, приведенные в статье, например: «И уж совсем протестантской нелепостью наполнены слова игумена Петра: «Миссия, говоря проще — это проповедь Христа, а не Церкви». Как совместить Ваши слова, уважаемый о. игумен, со словами Христа: «Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня» (Лук. 10, 16). Как тогда оценить Ваши высказывания об Успенском посте и т.д.? Либо докажите, уважаемый о. Петр, что это не Ваши слова, либо дезавуируйте их и признайте, что Вы ошибались. Либо четко и ясно объясните, что Вы имели в виду, а заодно извинитесь, что невольно ввели народ в заблуждение и в грех осуждения. Иначе Вы не имеете морального права говорить от имени Евангелия и Церкви. Ведь неправильно понятые слова игумена, в силу высоты его сана приносят вред больший, чем слова мирянина или диакона, это не только профессиональный прокол его как учителя и писателя, но и повод ко греху и соблазну. Власть Вам врученная велика, но ее вручила Вам Церковь, народ Божий, который все чаще не понимает Вас. Духовная власть строится не на внешнем принуждении, но на неписанной духовной и нравственной конституции, на верности Писанию и Преданию, традиции. Напомню один эпизод: когда императрица Екатерина II захотела выйти замуж за графа Орлова, Никита Панин объяснил ей: «Императрица всероссийская может делать все, что захочет. Но русское дворянство никогда не признает госпожу Орлову русской императрицей»


С уважением
Диакон Владимир Василик.
Ответить

#
19.09.2009 в 06:40

Прискорбно, что все полемические высказывания подобного рода (о. Александра, петербуржца Казина, диакона Владимира Василика и ряда других) в конечном счете исходят из чисто мирских представлений о "зле" и "добре", - представлений, по моему мнению, в данном случае в самом духовном корне своем совершенно искаженных, ибо подобная критика совершается с полным забвением самого смысла подлинно христианской жизни.
Это особенно удивительно и прискорбно - когда исходит от служителей Божиих... И обличение либерализма совершается подобными критиками,увы, на том же самом "либеральном" уровне - когда происходит защита якобы "добра" от якобы "либеральной лжи" столь "свободным" образом, что защита эта напрочь оказывается лишена всякой памяти о подлинной свободе - "свободе евангельской"! Свобода же, истинная свобода - есть только там, где есть Дух Божий. Но какой же дух утверждал советскую государственность и ее достижения? Вряд ли какой-либо вменяемый пастырь Божий может отрицать, что это был дух века сего, дух зла? Зачем же нам такое "добро" - делаемое не во Христе? Чем же тут хвалиться и чему тут радоваться? Как говорил преп. Серафим Саровский, такое "добро" не есть
добро и Царствия Божия нам не дает. Но для чего же существуют священники? Заботиться о земном якобы "добре" - без Христа!? Или о введении своего народа в Царство Божие, которого одно только внешнее "добро" не дарит? Что толку от всех этих гагаринских "побед", если их совершали безбожники? Чем обернутся все эти "победы" для них самих? Не об этом ли прежде всего и должен скорбеть священник, а не застилать свой духовный взор одной только внешней видимостью временных их "достижений" - да еще и радоваться таковым! - когда в вечности бОльшую часть совершавших в простоте сердечной подобные подвиги - как нехристей - ждет вечное поражение? Что толку от их патриотизма и "верности долгу"? И какой толк - с подлинно последовательной христианской позиции - от такого безбожного патриотизма? Ведь Христу нужен не их патриотизм, а их верность Ему, а ее-то подобные "патриоты" и не имели, и не имеют... Ведь и "достижения", но не во Христе совершаемый, ведут, может быть, к гражданской мирской славе и к благодарности со стороны мира, но в итоге-то - один позор в очах Божиих и "тьма внешняя"! Неужели это во всей печальной своей сути не понятно священнику?
В связи с опубликованным выше текстом о. Александра приведу здесь фрагмент из моего ответа диакону Владимиру Василику на подобные же его определенные дифирамбы достижениям советской государственности (возможно, большинство интересующихся обсуждениями такого рода и на ту же тему не читали ранее сказанного мной по этому поводу, а потому и повтор здесь - не повредит).
И именно потому еще, что всё то, что я сказал отцу Владимиру, я с точно таким же правом могу адресовать и досточтимому о. Александру Шумскому.

Как и о. Александр, о. Владимир утверждает, что «советизм» сам по себе в общем не плох, ибо он якобы принес стране множество благ и великих свершений (несмотря, конечно же, на несколько там миллионов убиенных наших сограждан...)
На это я сказал ему (говорю это и вам, о. Александр): да, соглашусь, что естественная человечность, сохранявшаяся во многом и в гражданах СССР, позволяла нам жить, несмотря на многое скверное в нашем бытии, зачастую вполне по-человечески.
Однако, следуя словам преп. Серафима, нам всем, церковным людям, необходимо неизбежно признать, что «советское» - вообще не есть в конечном своем итоге «добро», ибо оно неизменно всегда созидалось на (явном или затаенном - неважно) безбожии - на или яростном отрицании Христа и его дела в мире, или же на полном к Нему и к Его делу нашего спасения равнодушии.
Но Господь недвусмысленно сказал: кто не со Мной – тот против Меня.
Что толку в том, что миллионы наших сограждан в СССР имели вроде бы и относительно сносные условия существования, если души их, однако, погибали, становясь затем, в вечной жизни, согражданами, по непререкаемому слову Господню, «геенны огненной»? Неужели именно это - причем в первую очередь! -не представляется определяющим для служителя Божия при оценке им нашей прошлой жизни на протяжении более чем семидесяти лет? Ведь сколько миллионов наших сограждан лишились спасения во Христе! Многие ли жители СССР причащались Тела и Крови Господних? И разве не сказал Сам Иисус: «если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни; ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в послений день» (Иоан. 6, 53-54)? Что делать нам с этими «вечными смертниками» - прямым результатом коммуно-советизма?
Какая же конечная посмертная участь уготована многим нашим героям – и войны, и труда, жившим и погибавшим, казалось бы, достойно, но обманутым воспитанным в них «советским духом» - антихристовым духом безбожия?
Разве не об этом трагическом итоге их земного «коммуно-советского» бытия прежде всего и должен печаловаться служитель Божий?
А я еще и должен говорить ему об этом?
Но я настаиваю, руководствуясь Евангелием, а не слепым чувством бездумного "патриотизма", на именно духовно ложной «сущности» советизма, который патриоты, подобные вам, явно пытаются защищать (так сказать, ради "укрепления" Отечества - но ведь на совершенно ложном, по сути внехристанском фундаменте) – вместо того, чтобы помочь нашему обществу отряхнуть с себя этот ядовитый прах, честно таковым его и объявив каждому русскому человеку – прямо с церковных амвонов, сколь бы болезненно он это по-началу и ни принял.
В этом, кстати, я и вижу одну из первостепеннейших сегодняшних задач нашей Церкви - ясно сказать народу, что без Бога и христианской спасительной веры нам всем из нынешнего провала не выбраться никогда! Именно, исенно в таком - духовном! - ключе и имеет смысл осуждение советского периода в жизни Русской земли.
А вы всё - о былых наших «достижениях»… Понятно, когда о них говорит искренне заблуждающийся (и столь же искренне скорбящий) в своем духовном раздвоении, воспитанный в прежней «советской» фальши небезызвестный А. Проханов. Но когда такой же позиции оказывается близок служитель Божий, то тут только руками и разведешь!
В отношении всего сказанного: для Церкви здесь непочатое поле духовной работы, требующей известного такта, но и столь же основательной, по-христиански принципиальной непримиримости.
Продолжающиееся же, увы, и поныне несколько сонное общественное (в том числе и, так сказать, «общественно-церковное») состояние (а то, что оно все еще во многом сохраняется – факт) объясняется в значительной степени тем - вообще нередким - псевдоидеалистическим искажением религиозного сознания, когда миссия Церкви воспринимается только лишь как миссия духовного, полностью «иноприродного» сообщества, фактически чуждого реальной исторической (в том числе и государственно-политической) жизни мира. Естественно, что прямо об этом подобные «идеалисты» чаще всего не говорят, но дело здесь в значительной мере обстоит именно так.
Однако почему тогда Сам Христос утверждал, что вера в Него и верность Ему в итоге неизбежно оборачивается «не миром, но мечом», ибо, как сказал Он, «не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10, 34)? Почему «меч» этот — как образ разделения человеческого бытия на «правое» и «левое», на добро и зло в нем, остается неизменно актуальным и для единой человеческой личности, и в семейно-родовых отношениях, и в отношениях между странами, между народами, даже между цивилизациями (и тут, в общем, можно назвать все формы человеческих общностей)?
Потому что это есть образ христианской истины!
Разумеется, здесь чаще всего и даже преимущественно подразумевается всерассекающий «меч духовный» — между божественным и дьявольским, между праведностью и грехом, между истиной и ложью, — меч, который порой рассекает и душу самого человека! Но — не только это! Ведь в значительной мере это евангельское выражение самой жизнью связывается и с мечом вполне реальным, не метафизическим, а «стальным», когда, например, пользуясь им, христианин справедливо защищает слабого и невинного, когда «кладет свою душу» за «други своя», за своих единоверцев, за единоплеменников, за свое Отечество, за свою национально существующую Церковь — как Тело Христово, в абсолютной Полноте и представляющее Собой каждую «поместную» Церковь.
Увы, при упомянутой и весьма часто еще встречающейся в малоцерковной среде духовно-исторической аберрации взгляда на смысл и содержание Полноты жизни Церкви в «мире, лежащем во зле», сама Церковь как бы загоняется в некое «духовное гетто», уводится из страдающей мирской жизни в такие заоблачные выси, что, по существу, лишается собственной необходимо-глобальной жизненной конкретики…
При таком восприятии и оценке церковности — как таковой — каждая поместная Церковь (неизменно также являющаяся частью Вселенского Православия) лишается всякого права осуществлять, наряду с мистериальной и нравственно-просветительной деятельностью, — деятельность подлинно общепастырскую: и религиозно-общественную, и в целом путеводную для своей страны и своего народа в его конкретном историческом существовании.
Но ведь Христос, спасая мир, не только читал ему проповеди, не только очищал души от проказы безнравственности и бездуховности, но и созидал вполне конкретную Церковь, и исцелял вполне конкретных больных и даже воскрешал мертвых (которых он мог бы предоставить погребать другим потенциальным мертвецам). Христос никогда не был только проповедником или всего лишь нравственным резонером-обличителем — так сказать «теоретиком духовности», констатирующим тот или иной факт человеческого падения, но активным и последовательным — вплоть до собственного Креста! — восстановителем человечества.
Спаситель был активен во всех сферах нашего бытия, тем самым завещая точно такую же позицию и Своей Церкви!
К сожалению, длительная насильственная вычлененность Церкви из общественной народной жизни, ее своего рода вынужденная духовная «катакомбность» во времена коммунистического режима — порой способствовали сложению у сторонних наблюдателей впечатлению о некоей особой ее «неотмирности». Отсюда, соответственно, рождались и продолжают, увы, рождаться совершенно ложные представления о значительной якобы суженности целей и задач Церкви, ограничиваемых только нравственной проповедью и богослужением. И это порой некоторыми выдвигается даже как "высокодуховное" требование к ней.
Я отнюдь не призываю к политическому диссидентству Церкви, но напомню вам слова старца-архимандрита о. Иоанна (Крестьянкина) о том, что, пойдя войной «на христианское государство, хранящее нравственный уклад народной жизни; на Христианскую Церковь, несущую слово Божественной истины; на христианскую душу... “предтечи антихриста” уничтожили Православную Россию. Они исказили, одурачили чуждыми сатанинскими идеями народ, насаждая их возможными неправдами, лестью, обманом, кровью, вытравливая правду Божию из сознания народного... Народ Божий — православные христиане... должны повести “брань” с богоборцами и лжеучителями, принадлежащими царству тьмы».
Естественно, что о. Иоанн призывает нас не к внешней политической диссиде, а к духовной битве – но с кем именно? С «богоборцами и лжеучителями», чьей злой волей и чьей сатанинской «идеологией» и было построено коммуно-советское государство, чьими «лжеучениями» и были отравлены и продолжают еще отравляться наши сограждане – так называемые «советские патриоты», «патриоты СССР».
Именно он и призывает поныне нас, служителей Божиих, к духовным трудам по разъяснению нации всей внутренней злобесной лживости этой идеологии, исподволь десятилетиями фальшиво игравшей на лучших, вполне ествественных для нас, человеческих чувствах стремления к добру, братству и человеколюбию, которые указанная идеология (вполне внутренне профашистская) и использовала для сохранения своего дьявольского строя, убеждая народ в своем якобы необыкновенном человеколюбии. Но дела адептов этого лукавого антихристианского мировоззрения говорят сами за себя - и совсем о другом…
Вы же, святые отцы - "сов.патриоты" - на таковые дела стремитесь закрывать глаза (для самоуспокоения ли своей гражданской и, увы, в данном случае во многом как раз и оказывающейся политизированной совести? или же из, в известной мере, нецерковно понимаемого «патриотизма»?) и, по сути, призываете оставаться всем нам по прежнему духовными слепцами.
Я же, напротив, по мере сил своих призываю мой народ (вслед за о. Иоанном, чьими советами я пользовался более двадцати лет и которым, собственно, и был благословлен на рукоположение) отряхнуть прах былого коммуно-советизма и приступить к возрождению – при духовном водительстве Церкви – великой (в первую очередь опять же в духовном смысле) подлинно имперской России.
А вы предлагаете народу все еще цепляться за обломки насквозь прогнившей советской государственности, выискивая в ней те или иные положительные качества и их частные проявления!
Но ведь здесь-то как раз (именно в духовной сфере), подчеркну это еще и еще, – и существует огромное поле проповеднической христианской (духовно просвещающей) деятельности для Русской Церкви, - деятельности, которая, слава Богу, и начинает постепенно все более и более последовательно шириться.
Пытаясь указывать на неизменную богоборческую сущность коммунистической псевдо-религии, Церковь лишь исполняет свой христианский — учительный и нравственный — долг. Как известно, она никогда напрямую не вмешивается в те или иные политические процессы, не имеет и не выражает какого-либо пристрастия к тем или иным политическим и социальным движениям, партиям и их доктринам — здесь Церковь всегда вне политики и всегда «не от мира сего».
Но коммунистическое учение и его проповедники есть явление отнюдь не политическое, а откровенно духовно-отрицательное, — явление страшное, бесовское, антихристианское! Не даром же в одном из своих выступлений Святейший Патриарх Алексий II именно так и наименовал в целом всю «коммуно-советскую жизнь», заявив во всеуслышание: «Помраченные люди строили “рай” для одних и ад для других. В результате были принесены десятки миллионов человеческих жертв» (Приветственное слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к участникам и гостям IX Всемирного Русского Народного Собора - 2005 г.).
И, вслед за своим Патриархом, Церковь не имеет права и не может здесь молчать; тут — область ее христианского противостояния силам ада, и тут — поле ее духовной битвы за человеческие души!
Так я говорил о. Владимиру, так я говорю и вам, о. Александр, и прислушивающимся к вам.
И однако это - все-таки "внешнее".
"Внутреннее" же - то единственное евангельское "измерение", которое вы и подобные вам защитники "победоносного шествия Советского государства" удивительным образом выбрасываете за скобки своего мировоззрения, а именно: вера, крещение, пребывание в Церкви, служение человека Господу в любых своих благих делах, постоянное оживотворение себя Таинством Евхаристии.
Но разве всё это было достоянием основной массы советских граждан? И не оказываются в итоге все их (в большинстве своем или атеистов, или же просто равнодушных к Богу) "достижения" - лишь достижением, обретением "огня негасимого" и "червя неусыпающего"? Вот действительный трагический итог советского периода в жизни нашей страны. Не об этом ли и должен проливать слезы пастырь, сокрушаясь о духовной гибели миллионов своих сограждан-атеистов - а не "патриотически" защищать этот "славный" период - когда они и уходили в вечную погибель? Что, в конце концов, толку в том, что многие честно трудились и честно защищали тот безбожный строй, - который они в духовной слепоте и считали своим родным строем, но который так страшно насмеялся над ними, - в результате лишив их Вечной Жизни? И не это ли в первую очередь и должен принимать во внимание пастырь Божий, подводя итоги коммуно-советской эпохи? Не это ли и есть истинный и единственно важный для всякого христианина "гамбургский счет", упоминаемый вами, досточтимый о. Александр?
И потому особенно страшно то, что таким нечувствием к евангельским заветам Христовым, которые только и являются для нас указаниями пути, ведущего в Жизнь Вечную, таким необъяснимым нежеланием принимать во внимание - при оценке нашего бытия (в том числе и государственно-общественного)- прямых и совершенно ясных указаний Спасителя, как нам этот путь следует проходить, наконец забвение памяти о необходимости в превую очередь Св. Причащения, - все это и оказывается положенным в основу пытающегося ныне утвердиться псевдопатриотизма постсоветского типа, защищаемого, к сожалению, ныне вами, о. Александр и всеми, иже с вами.
Живому Христу, как и живому христианскому чувству верности Ему, трудно пробиться сквозь коросту подобного, безусловно, увы, духовно затуманенного "патриотизма".
Я - не либерал, я - ультраконсерватор, ибо мой косерватизм имеет двухтысячелетнюю евангельскую основу. И если сохранять в душе именно такой консерватизм, то места любым панегирикам в честь "достижений" нашей Русской земли в период ее духовного помрачения и почти повального боготступничества никак не найдется... Вместо панегириков - скорбь о миллионах не просто убитых, но зачастую еще убитых и в духовном смысле, ибо ушедших в мир иной - не во Христе, где их, увы, "награда" - "смерть вторая".
Или для "сов.патриотов" слово Христово - пререкаемо?
Вот, на мой взгляд, о чем должен думать и скорбеть сегодня православный христианин в первую очередь - и лишь потом уже о чьем-то "высокомерии"...

Испрашивая ваших молитв, диакон Георгий Малков.
Ответить

#
19.09.2009 в 06:08
Мне показался высокомерным как раз тон статьи о. Александра. В ней не столько содержится полемика с его оппонентами, сколько проявляется желание автора заставить их замолчать. Каковы бы ни были личные взгляды о. Петра и о. Георгия, они никому насильно не навязываются. Напротив, их часто и жестко критикуют. (Кстати, и я далеко не во всем могу согласиться с ними.) Но не надоело семьдесят лет официальной идеологии? Теперь и в Церкви все обязаны мыслить так, как представляется правильным о. Александру? А как насчет разномыслия, чтобы выявились искуссные? Страх перед тем, «как бы чего не вышло», отказ от обсуждения насущных вопросов как раз и приводит к революциям, когда накопленные нерешенные проблемы оборачиваются взрывом. Кстати, может, уместно вспомнить, к какому кризису привели Церковь насильно навязанные ей официоз и конъюктура к началу XX столетия? Так ли малы вера о. Александра в православных людей и его уважение к ним, что он отказывает им в способности отличить истину от лжи или заблуждения?
Ответить

#
19.09.2009 в 01:37
Создается впечатление, что не всякий "несогласный" читатель читает внимательно и до конца. В статье сказано,цитирую:
"В этих крайностях проявляется хроническая болезнь русского интеллигентского сознания — неспособность к трезвенному, рассудительному пониманию. ... Давайте попробуем применить к нашей истории метод апофатического (отрицательного) богословия, предполагающего, что любая утвердительная схема не исчерпывает непостижимую реальность. Тогда мы наконец поймем, что Россия — не «родина слонов», но и не «прореха на человечестве», Сталин — не святой, но и не исчадье ада, русский человек — не «богоносец», но и не «вошь преисподняя». Тогда не сможет один протоиерей оправдывать предателя Власова, а другой — канонизировать Сталина, тогда не посмеет протоиерей Георгий Митрофанов оскорблять омерзительным словечком «победобесие» преклонение моего народа перед Великой Победой, а мне не придется в ответ определять позорную позицию петербургского протоиерея словом «диссидентсвобесие»."
Обвинения в адрес автора в неумении вести дискуссию, приводить аргументы, строить композицию и структуру произведения, пожалуй, можно принять как самокритику авторов таких обвинений, когда нет ответа по существу поставленной проблемы!
Автор статьи, напротив, последовательно четко определяет ситуацию, диагностирует "болезнь" и предупреждает о ее опасном развитии.
Только в отличии от ученого и врача, здесь нет холодного взгляда издалека, здесь - другое! Что именно? В статье все сказано!
Ответить

#
18.09.2009 в 23:15
Димитрию. Уважаемый Димитрий. Статья о. Александра - трезва и беспристрастна, никакого воспевания Джугашвили там нет (как нет и его фамилии). Это Вы передернули. А насчет возрождения России... На диссидентской основе не то что страны - свинарника не выстроишь. Хорошо они показали себя в начале девяностых, почти всех сменить пришлось. Давно пора поставить вопрос о диссидентском наследии и диссидентских болезнях, иначе Церковь уйдет в провал похлеще государственного. Спасибо о. Александру, правду сказал
Ответить

#
18.09.2009 в 22:54
Умеют же русские люди видеть сложность там, где все предельно просто!

Кандидат педагогоческих наук рассуждает как технолог Петухов:
"Зато, говорю, мы делаем ракеты
И перекрыли Енисей,
А также в области балета
Мы впереди, говорю, планеты всей,
Мы впереди планеты всей! "

Хотя, на мой взгляд иерей должен был бы в советском периоде разглядеть "научный атеизм " и " научный коммунизм ", Совет по делам религий и пленение Церкви. Тогда бы и понятно было , почему духовно более зоркие люди называют время сие " диавольским советским режимом ", а вождей - исчадиями ада...
Ответить

#
18.09.2009 в 22:41
Спасибо, отче, за столь открытую речь! Воистину, нынче смелость нужна не для того, чтобы в ополоумевшей толпе смердяковых вылить очередные помои на "Россию в форме СССР".

Под многими вашими высказываниями, отче, я бы подписался, а под этим сугубо: "...На протяжении многих лет мое сознание отравлялось солженицынским отрицанием. Вся моя молодость прошла под знаком книги «Архипелаг-ГУЛАГ». С цифрой 70 миллионов мы, диссидентствующие юнцы, носились как курица с яйцом, из которого потом вылупился страшный монстр, растоптавший всю советскую цивилизацию и оставивший Россию едва живой... Мне стоило большого труда и многих лет, чтобы исцелиться от солженицынского яда".

Спасибо!
Ответить

#
18.09.2009 в 22:09
Заголовок статиь можно с полным правом приложить и к её автору. Статья демонстрирует полное отсутствие желания понять точку зрения оппонента. Отдельные высказывания о. Георгия и о. Петра вырваны из контекста, и автор задаёт риторические вопросы, даже не подозревая, видимо, что ответы на его вопросы критикуемыми авторами уже даны. О. Пётр и о. Георгий вообще-то обычно приводят серьёзную аргументацию своих взглядов, однако она полностью прошла мимо автора. Рассуждения про патриотизм - вообше вроде "в огороде бузина, а в Киеве дядька". Понятие "иерархия ценностей" автором сознательно или нет, но игнорируется. В общем, статья производит впечатление неглубокой и поверхностной, какой-то совковой агитки в худшем её варианте. Такая вот, с позволения сказать, "аналитика", только и навешивающая ярлыки, вместо серьёзной дискуссии, вносит в церковную жизнь куда больше соблазна и разделения, чем спокойное и аргументированное обсуждение трудных вопросов, предпринимаемое "прорабатываемыми" автором священниками. Появление таких материалов на столь уважаемом сайте, как Богослов.ру, по меньшей мере удивительно.
Ответить

#
18.09.2009 в 22:02
Хорошая статья,аргументированная.У меня пятеро детей и я крайне осторожен в оценках советского периода истории,нужно вычленять доброе и отвергать злое.Я придумал для детей формулу:то что в советском периоде восходит к тысячелетней русской культуре,приемлемо и правильно,то что нет отрицается а то вырастут разочарованные либералы и оголтелые западники.
Ответить

#
Игумен Петр (Мещеринов)
18.09.2009 в 21:41
Благодарю о. Александра Шумского за братское предупреждение о духовной опасности, которая меня подстерегает. Со своей стороны могу отметить, что рассуждения моего досточтимого собрата, на мой взгляд, являются какими угодно, но только не церковными. Православная экклезиологичность подменена (по моему представлению) о. Александром политиканскими пристрастиями. Следовательно, наши рассуждения лежат в разных плоскостях: я пытаюсь (опять же, по моему субъективному представлению) оценивать те или иные события с нравстсвенной точки зрения Евангелия и Церкви, а о. Александр в данном тексте продемонстрировал оценку событий с точки зрения исключительно стихий мира сего - российской державности. Какое отношение Гагарин имеет к жизни во Христе? Какое отношение "правильная сталинская стратегия" имеет не только к евангельской, но вообще к какой бы то ни было нравственности? Исходя из такой разницы непересекающихся позиций, никак не могу серьёзно отнестись к критике в мой и о. Георгия адрес.
Ответить

#
Анна Гальперина
18.09.2009 в 21:20
Очень хорошая статья. Спасибо автору.
Ответить

#
18.09.2009 в 20:58
Действительно, консервативно-реакционная традиция в истории русской мысли маргинальна. Оставляя за рамками рассмотрения век XVIII, в XIX в. реакционный консерватизм представлен либо экзальтантами вроде архим. Фотия (Спасского) (о его обожательнице и духовной дочери графине Орловой-Чесменской Пушкин написал: Благочестивая жена / Душою Богу предана, / А грешною плотию / Архимандриту Фотию.), либо гомосексуалистом-графом Уваровым, автором идеологии официальной народности, ну и конечно еще одним графом - Аракчеевым. И это только первая половина столетия...

За XX в. (самый ужасный из всех, пережитых Европой, как сказал Исайя Берлин) идеология державно-реакционного консерватизма причудливым образом срослась с ленинизмом-сталинизмом застойного разлива (то есть без массовой бойни своих и чужих граждан). Сегодня подобное "православное государственничество" стало одной из (замечу, далеко не самой главной) составных частей идеологической машины правительства Путина. Наиболее яркий представитель - архимандрит Тихон (Шевкунов).

Отец Шумский в своей статье умудрился напасть не только на игумена Петра и протоиерея Митрофанова, но и на покойного Солженицына, признанного всем миром великого писателя. Причем за то, что последний якобы преувеличил число убитых Сталиным людей! Ах, какой подлец!

Видимо, для о. Шумского примером является не Добрый Пастырь, вышедший на поиски всего одной потерявшейся овцы из сотенного стада, а бывший унтер-офицер Жуков, который ничтоже сумняшеся погубил несколько сотен тысяч человек ради того, чтобы взять Берлин к 1 мая 45-го.

Профессор МДА М. М. Тареев совершенно справедливо писал, что патриотизм как minimum с трудом может ужиться с Новозаветным Благовестием. Он имел ввиду патриотизм языческий по своему происхождению - то есть приверженность мысленным идолам, именуемым Народ и Государство.

Между тем любовь, участие и уважение к ближнему - то есть к тому, с кем ты вступаешь в контакт (супруг или нищий в чужом городе, где ты оказался случайно) - вот христианская альтернатива патриотизму.

Апостол Иоанн Богослов взывал: "Берегитесь идолов!" Так давайте же, уважаемые братья и сестры во Христе, оставим идолы "Святой Руси", Сталина, Империи и т. д., и будем возвещать миру не патриотизм, не "духовные традиции народа" (всю эту тошнотворную православнутую хохлому) и не религиозно санкционированный милитаризм, а Христа Распятого, иудеям соблазн, эллинам безумие.

Если Христос вчера и сегодня и во веки Тот же, есть ли у нас право ставить рядом с Ним маленькие идолища (наподобие язычников Азии и Африки) Сталина, Жукова, "Великой России" и "Православного Воинства"?
Ответить

#
18.09.2009 в 20:45
Уважаемый Андрей, здравствуйте!
На мой взгляд Вы несколько сместили акценты в той позиции , которую пытался донести до читателя батюшка Александр: в этой статье - боль священника перед опасностью реформации внутри нашей святой Церкви, когда происходит подмена выстраданных в многовековых баталиях с разного рода раскольниками и еретиками аскетических традиций неразрывно и преемственно связанных с учением святых Отцов, для которых Евангельское Слово и Святое Предание было верным ориентиром в деле своего личного спасения, которе привело к прославлению в лике святых великих угодников Божиих. И в этот бесценный опыт, не имеющий аналогов ( да его и не будет) в других мировых религиозных движениях пытаются превнести своё мудрование,которое очень верно батюшка охарактеризовал, как высокомерие.Трудно, да и невозможно себе представить такой стиль выражения из уст прп.Серафима Саровского или прав. Иоанна Кронштадского.
С прискорбием должен констатировать, что в последнее время в православной церковной среде очень часто доводится слышать такие высказывания в духе игумена Петра. Пример: у меня свои взаимоотношения с Иисусом Христом, поэтому считаю себя вправе без исповеди подходить к Чаше.Думаю последователи Лютера могут быть довольны.
Андрей, если я Вас чем-то обидел, то прошу прощения.
Да и об А.И. Солженицыне.Прочитал его эпохальное произведение " В августе 1914". Странное впечатление и всё думаю: как мог православный человек так едко написать о Помазаннике Божием страстотерпце императоре Николае II? Прославление состоялось. Что деяния Церкви предполагают ещё и суд человеческий , растиражированный по воле писателя?
Михаил.
Ответить

#
18.09.2009 в 19:53
Статья крайне сумбурная, производит гнетущее впечатление своей стилистикой. "Высокомерие убивает понимание" - полностью согласен: высокомерие автора, проявляющееся в крайне эмоциональных, а сказать прямо - ругательных эпитетах, прилагаемых к оппонентам (собратьям-пастырям!), не позволяет понять основную мысль текста.

Панибратское "дядя Саня" в адрес покойного А. И. Солженицына достаточно ярко характеризует уровень полемической культуры автора.
Ответить

#
18.09.2009 в 16:28
исключительно пристрастная статья. пока священники будут воспевать джугашвили т совок Россия не возродится.
Ответить

#
18.09.2009 в 16:13
Неприятное впечатление производит этот материал. Вообще у нас в церковном мире низкая культура дискуссии, с принципиальных моментов все быстро скатывается на "личности", начинается поиск "врагов" и их шельмование.
См. «Партийная принадлежность» игумена Петра и протоиерея Георгия очевидна — это ярое диссидентство, выражающееся в неприятии церковной традиции, реальной России, реальной русской истории и реального русского народа. По своей психологии они весьма близки к таким персонажам современной российской действительности, как Новодворская, Гайдар, Чубайс и многие другие" (sic - !). Ну а слова автора о том, что, по его наблюдению, "все ярые антисоветчики непременно становятся ярыми церковными реформаторами" - вообще "песня".
Я лично не согласен со многими высказываниями игумена Петра (Мещеринова) и протоиерея Георгия Митрофанова, и во многом не разделяю их позицию, но категорически против навешивания всяких ярлыков.
В статье о. Александра Шумского много позитивных мыслей о российской истории и патриотизме, но личные выпады против оппонентов явно излишни. Формат и стиль публикации больше соответствуют манерам "Русской линии", разумеется, на Богослов.ру необходимо обсуждать проблемные вопросы, но делать это в академическом научном формате и без партийной публицистики, для этого есть много других площадок.
Ответить

#
18.09.2009 в 15:30
Публикация иерея Александра Шумского представляет собой типичный образец "советско-державнического" мифотворчества, основанного, увы, на постмодернистском равнодушии к живой, конкретной российской истории. Навешивая на упоминавшихся в тексте своих оппонентов ярлыки, думая заклеймить их наименованием " бледных либералов", иерей Александр Шумский упускает из виду тот факт, что традиция русского либерализма, вдохновлявшая и реформы Александра Второго и русскую религиозную философию, представляет собой единственно успешный опыт претворения в общественную жизнь христианских идеалов. И вне традиции русского либерализма может быть лишь либо бесплодный правый консерватизм в духе Тихомирова - по сути это консерватизм духовных кастратов, - либо левый радикализм во всем его чудовищном многообразии от народовольчества до большевизма в его сталинско-евразийском варианте. Статья иерея Александра Шумского - очень слабый памятник полемической мысли. Очень жаль, что высказанные автором духовно бесплодные идеи наряжаются при этом в ризы "церковности".
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс