Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Проект документа «О церковном браке»

11 августа 2015 г.
Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия, на портале Богослов.ru и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим. Проект документа подготовлен комиссией Межсоборного присутствия по вопросам церковного права по итогам изучения отзывов общецерковного дискуссии 2013 года, а затем был доработан редакционной комиссией Межсоборного присутствия, председателем которой является Патриарх. Комментарии к проекту документа собираются аппаратом Межсоборного присутствия до 1 октября сего года.

О церковном браке

 

Брак есть установленный Богом еще в раю союз мужчины и женщины (Быт. 2, 18-24; Мф. 19, 6). Церковный брак совершается и освящается таинством Брака. По слову апостола Павла, брак подобен союзу Христа и Церкви: «Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви. <…> Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа»(Еф. 5, 22-33).

Целью христианского брака является совместное достижение супругами нерушимого единства со Христом в Его Невечернем Царстве. Христианская жизнь супругов предполагает взращивание в любви полученного в таинстве Брака дара благодати, что проявляется в том числе в деторождении и совместном несении трудов по воспитанию детей.

 

I. Подготовка к венчанию и его совершение

Заключение брака предполагает открытое волеизъявление мужчины и женщины, в результате которого возникают права и обязанности по отношению друг к другу, а также к детям. «Брак есть союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божеском и человеческом праве» - гласит принцип римского права, вошедший и в славянские церковные правовые источники (Кормчая, гл. 49). В связи с этим церковное браковенчание в тех странах, где оно не имеет гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака. Такая практика имеет основание и в жизни древней Церкви. В эпоху гонений христиане не допускали компромиссов с государственной языческой религией и предпочитали мученическую смерть участию в языческой обрядности. Однако и в этот исторический период они вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства. «Они(то есть христиане) заключают брак, как и все», – говорит христианский писатель II века (Послание к Диогнету, V). При этом браки христиан, как и все прочие важные дела, совершались с благословения епископа: «Необходимо, как вы и поступаете, ничего не делать без епископа» (свт. Игнатий Богоносец. Послание к траллийцам, II).

В современной практике совершение венчания до государственной регистрации брака возможно в качестве исключения по благословению епархиального архиерея – к примеру, в случаях предстоящего участия в военных действиях, тяжкого заболевания или длительного расставания будущих супругов. В ситуациях, требующих безотлагательного решения о венчании до государственной регистрации, священник может самостоятельно принять таковое решение, с последующим докладом о том епархиальному архиерею.

Сожительство, не освященное Церковью и при этом также не получившее регистрацию в установленном государственным законом порядке, не признается Церковью в качестве брака[1].

Не признается возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам (например, при превышении допустимого церковными правилами количества браков одним из желающих венчаться или при состоянии таковых в недопустимых степенях родства).

Церковь благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому таинству. В современных церковных документах предписано: «По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении»[2].

Следует стремиться к тому, чтобы венчание православных христиан совершалось в том приходе, к которому они принадлежат.

Таинство Брака, также как и таинство Крещения, не может быть совершено над человеком, отрицающим основополагающие истины православной веры и христианской нравственности. К участию в этих таинствах не могут быть допущены люди, желающие принять их по суеверным причинам. В таком случае рекомендуется отложить совершение венчания до времени осознания человеком подлинного смысла таинства Брака.[3]

Церковь также не разрешает венчать следующих лиц:

1) состоящих в ином не прекратившемся гражданском или церковном браке;

2) на основании 54-го правила Трулльского Собора и церковного законодательства Русской Православной Церкви (указа Святейшего Правительствующего Синода от 19 января 1810 года) — находящихся между собой в кровном родстве по прямой линии во всех степенях[4], а по боковой линии до седьмой степени включительно; браки в пятой, шестой и седьмой степени бокового кровного родства могут быть совершены с благословения епархиального архиерея[5];

3) на основании того же правила и синодального установления — находящихся между собой в свойстве[6] от двух родов до четвертой степени включительно или свойстве от трех родов в первой степени[7];

4) состоящих в духовном родстве: восприемника и им воспринятую во Святом Крещении, восприемницу и ею воспринятого; восприемника и мать, а также восприемницу и отца воспринятого или воспринятой[8];

5) ранее состоявших в трех браках; учитываются браки как венчанные, так и не венчанные, но получившие государственную регистрацию, в которых желающий вступить в новый брак состоял после принятия им Святого Крещения;

6) состоящих в духовном сане (начиная с посвященных в иподиаконский чин) и монашестве;

7) не принадлежащих к христианству[9];

8) не достигших минимального возрастного ценза согласно действующему гражданскому законодательству;

9) достигших максимального возрастного ценза согласно правилам святого Василия Великого – 60 лет для женщин (правило 24) и 70 лет для мужчин (правило 88); из этого ограничения исключаются состоявшиеся семейные пары, прожившие совместную жизнь и по той или иной причине – к примеру в связи с обретением веры – решившие приступить к таинству Венчания лишь в преклонных годах;

10) признанных недееспособными в установленном законом порядке в связи с психическим расстройством.

Недопустимо совершение венчания при отсутствии свободного согласия обеих сторон.

В тех случаях, когда священник затрудняется определить наличие или отсутствия препятствий к совершению таинства Брака, священник должен либо самостоятельно обратиться к епархиальному архиерею, либо предложить желающим венчаться обратиться к епархиальной власти за разрешением возникшего недоумения и дозволением на совершение венчания.

Освящение брака, совершенное — по ошибке или злоумышленно — при наличии установленных церковным законодательством препятствий признается недействительным. Исключение составляют венчания, совершенные при наличии таких препятствий, которые могут быть проигнорированы по благословению архиерея (см. пункт 2 перечня выше), или при несоответствии одного из венчанных возрастному цензу, если ко времени обнаружения нарушения законный возраст был уже достигнут или если в таком браке уже родился ребенок. При этом в случае признания брака недействительным по причине нарушения возрастного ценза венчание может быть совершено по достижении сторонами законного возраста.

Брак может быть признан недействительным по заявлению одного из супругов в случае неспособности другого супруга к брачному сожительству по естественным причинам, если таковая неспособность началась до совершения брака и не обусловливается преклонным возрастом. В соответствии с определением Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. обращение по этому поводу к епархиальной власти может быть принято к рассмотрению не ранее, чем через два года со времени совершения брака, причем «указанный срок не обязателен в случаях, когда неспособность супруга несомненна и обусловлена отсутствием или ненормальным анатомическим строением органов»[10].

В отношении православных христиан, супружество которых, заключенное ими ранее в законном порядке, не освящено церковным таинством Брака, приходским священникам следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового брака с блудом. Следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в таинстве Брака, а также то, что для православных христиан практика жизни в гражданском браке без венчания неприемлема.

При благословении супругов, много лет проживших вместе и не венчанных в Церкви, следует использовать «Чин венчания супругов, в летех мнозех сущих»[11].

 

II. Брак с инославными и иноверными

Различие религии жениха и невесты делает канонически невозможным освящение венчанием браков, заключенных между православными и нехристианами (IV ВС 14; Лаод. 10, 31; Карф. 30; VI ВС 72). Трулльский Собор (правило 72) под угрозой отлучения запрещает православным христианам вступать в брак не только с язычниками, но и с еретиками.

Это связано с попечением Церкви о христианском возрастании тех, кто вступает в брак: «Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16, 5; Флм. 1, 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7, 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения»[12].

В то же время к лицам, состоящим в браке с нехристианами, Церковь может проявлять пастырское снисхождение, заботясь о том, чтобы они сохраняли связь с православной общиной и могли воспитывать в Православии своих детей. Священник, рассматривая каждый отдельный случай, должен помнить слова апостола Павла: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор 7, 12-14).

Вопрос о возможности благословения браков православных христиан с инославными должен решаться в соответствии с ныне действующими определениями высшей церковной власти. Так, в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви указано: «Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей»[13].

 

III. Прекращение брака

Супружеский союз должен быть нерушимым по слову Спасителя: « Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6).

В то же время, основываясь на евангельском учении, Церковь признает возможность прекращения брака при жизни обоих супругов в случае прелюбодеяния одного из них (Мф. 5, 32; 19, 9). Возможен развод и в случаях, влияющих на брачный союз так же разрушительно, как и прелюбодеяние. Кроме того, Церковь сочла допустимым ряд поводов к бракорасторжению, которые могут быть уподоблены естественной смерти одного из супругов, прекращающей брак.

В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» иОснов социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся следующие поводы:

1) отпадение одного из супругов от Православия;

2) прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19, 9) и противоестественные пороки;

3) вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;

4) монашеский постриг одного из супругов, совершенный при условии взаимного согласия и выполнения всех нравственных обязательств по отношению к членам семьи; постриг, совершенный без соблюдения этих условий не может считаться действительным, а последствия его должны регулироваться Положением о монастырях и монашестве;

5) неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;

6) заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга;

7) безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;

8) злонамеренное оставление одного супруга другим;

9) совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;

10) посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого либо детей, установленное в судебном порядке;

11) неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством.

При наличии одного из перечисленных оснований у одного из супругов, второй может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о прекращении брака. При этом наличие решения светских органов власти о рассторжении брака не отменяет для церковной власти необходимости самостоятельного суждения и собственного решения по разуму Священного Писания, по церковным канонам и по долгу пастырского попечения.

Перед обращением к епархиальному архиерею намеревающимся развестись следует встретиться со своим приходским священником, который призван изучить ситуацию и, по возможности, увещевать супругов примириться. В случае безуспешности такового увещевания или невозможности его осуществления священник выдает им соответствующее заключение для представления его в епархиальное управление, либо направляет таковое заключение в епархиальное управление самостоятельно.

По исследовании вопроса епархиальный архиерей[14] выдаёт свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком. Виновной стороне такая возможность может быть предоставлена после принесения покаяния и исполнения епитимии, о чем виновному супругу также может быть выдано свидетельство в случае его обращения.

Фактическое рассмотрение дел и выдача упомянутых свидетельств может осуществлять по благословению епархиального архиерея комиссия, состоящая из пресвитеров и, по возможности, возглавляемая викарным архиереем, если таковой имеется в епархии. Дела рассматриваются комиссией коллегиально, а при необходимости – с выслушиванием сторон. Решение о бракорасторжении принимается в епархии по месту фактического проживания супругов. В случае проживания супругов в разных епархиях бракорасторжение может совершаться в той или в другой епархии.

ПРИЛОЖЕНИЕ

О кровном родстве и свойстве

В кровном родстве по боковой линии в степенях, при наличии которых брак запрещен без возможности исключения, состоят:

· во второй степени — братья и сестры, в том числе единокровные и единоутробные (здесь и далее);

· в третьей степени — дяди и тети с племянниками и племянницами;

· в четвертой степени —

- двоюродные братья и сестры между собой;

- двоюродные дедушки и бабушки с внучатыми племянницами и племянницами (то есть с внуками или внучками своих братьев или сестер).

 

В кровном родстве по боковой линии в степенях, при наличии которых брак может быть совершен по благословению архиерея, состоят (в этом и в следующих перечнях приводятся все возможные родственные связи каждой степени при том, что браки в некоторых случаях невозможны даже теоретически, учитывая разницу в поколениях):

· в пятой степени —

-  данное лицо с детьми своих двоюродных братьев или сестер;

-  данное лицо с правнуками и правнучками своих братьев или сестер;

·  в шестой степени —

-  троюродные братья и сестры между собой;

-  данное лицо с внуками и внучками своих двоюродных братьев или сестер;

-  данное лицо с праправнуками и праправнучками своих братьев или сестер;

·  в седьмой степени —

-  данное лицо с детьми своих троюродных братьев или сестер;

-  данное лицо с правнуками и правнучками своих двоюродных братьев или сестер;

-  данное лицо с прапраправнуками и прапраправнучками своих братьев или сестер.

 

В свойстве от двух родов (двухродном свойстве) при единобрачии обоих супругов состоят:

· в первой степени — супруг и родители другого супруга;

· во второй степени —

- супруг и бабушки, дедушки, братья и сестры другого супруга;

- родители мужа и родители жены между собой;

· в третьей степени —

- супруг и прадеды, прабабушки, дяди, тети, племянники, племянницы другого супруга;

- родители одного супруга и бабушки, дедушки, братья и сестры другого супруга;

· в четвертой степени —

- супруг и прапрадеды, прапрабабушки, двоюродные дедушки и бабушки, двоюродные братья и сестры, внучатые племянники и племянницы другого супруга;

- родители одного супруга и прадеды, прабабушки, дяди, тети, племянники, племянницы другого супруга.

 

В свойстве от двух родов (двухродном свойстве) при двубрачии одного или обоих супругов состоят:

· в первой степени — отчим и мачеха с пасынками и падчерицами;

· во второй степени —

-  данное лицо с пасынками и падчерицами сына или дочери;

- сводные братья и сестры;

· в третьей степени —

- данное лицо с пасынками и падчерицами внуков или внучек;

- данное лицо с детьми своих сводных братьев и сестер;

· в четвертой степени —

- данное лицо с пасынками и падчерицами правнуков или правнучек;

- данное лицо с внуками своих сводных братьев и сестер;

- дети сводных братьев и сестер между собой.

 

В свойстве от трех родов (трехродном свойстве) в первой степени состоят:

· отчим и жена его пасынка; мачеха и муж ее падчерицы;

· муж и свекровь его жены от другого её брака; жена и тесть её мужа от другого его брака.



[1] «Такие сожительства греховны, а их распространение в мире является противлением замыслу Божию о человеке, опасно для института брака и не может получить никакого признания со стороны Церкви» (Об участии верных в Евхаристии, V).

[2] См. документ « О религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви» . II, 2.

[3] Срав. документ « О религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви» . II, 1.

[4] В кровном родстве по прямой линии состоят родители и их дети, дедушки и бабушки с внуками.

[5] Пояснения относительно степеней кровного родства в боковой линии см. в приложении к настоящему документу.

[6] Отношения свойства возникают из брачного союза представителей двух родов: между супругом и родственниками другого супруга и между родственниками супругов.

[7] Пояснения относительно степеней свойства см. в приложении к настоящему документу.

[8] Укaзом Святейшего Синодa от 31 декaбря 1837 года было признано несуществующим родство между восприемником и восприемницей.

[9] См. также раздел III настоящего документа.

[10] Определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918гг. «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», п.10.

[11] Чин утвержден решением Священного Синода от 5 мая 2015 года (журнал № 29).

[12] Основы социальной концепции, Х.2.

[13] Основы социальной концепции, Х.2.

[14] «Осуществляя наблюдение за каноническим порядком и церковной дисциплиной, епархиальный архиерей … в соответствии с канонами решает вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов» ( Устав Русской Православной Церкви , глава XV, 19 (г)). 

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (203)

Написать комментарий
#
1.02.2016 в 19:01


О церковном браке



«Брак есть установленный Богом ещё в раю союз мужчины и
женщины (Быт. 2, 18-24; Мф. 19, 6). Церковный брак совершается и освящается
таинством Брака.» Таинство Венчания установлено не человеками, но Господом.
Двое стали как одна плоть и будут [два]
одна плоть
ибо взята плоть от плоти И
сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет
называться женою, ибо взята от мужа [своего]
( Быт. 2, 23). От сего Таинства
и венцы возлагаются на главы и сем возложением возвещается царское достоинство.
Человек поставлен царствовать над всем и этим свидетельствует, что находится
между Богом и Ангелами. Почему же и над Ангелами, по причине царствующего
положения и нарёк имена всей твари по своему царскому достоинству как хочет. «Затем,
чтобы увериться тебе в точности Адамова пророчества, — в том, что сказанное им
сбывается доселе и (будет сбываться) до самого конца (мира), послушай, что
следует ещё далее. «Она, — говорит, —
будет называться женою, ибо взята от
мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей;
и будут одна плоть
» (Быт. 2:23–24). Видишь, как (Адам) открыл нам всё, с
точностью объяснив своим пророческим духом каждое (обстоятельство). Она, — говорит, — будет называться женою, ибо взята от мужа»: здесь он намекает на
взятие ребра. Потом, раскрывая будущее, говорит: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене
своей; и будут одна плоть
». Откуда, скажи мне, пришло ему на ум сказать
это? Откуда узнал он будущее, и — то, что роль человеческий размножится? Откуда
известно ему стало, что будет совокупление между мужем и женой? Ведь оно
произошло после падения; а до того люди жили в раю, как ангелы, не разжигались
похотью, не распалялись и другими страстями, не обременялись нуждами телесными,
но, будучи созданы вполне нетленными и бессмертными, не нуждались даже в
прикрытии одеждою» (Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Беседа 15).
Что же дальше «…всегда следуя Писанию, надобно рассуждать так, что слова
(обольщения) принадлежали диаволу, который возбу́жден был к этому обману своей
завистью, а этим животным (змием) воспользовался, как удобным орудием к тому,
чтобы, прикрыв обман свой приманкою, обольстить сначала жену, как всегда более
способную к обольщению, а потом чрез неё и первосозданного.» «Итак, жена могла
тотчас узнать хитрость диавола, уклониться от беседы с ним, как говорящим
пустое, и не довести себя до такого унижения; но она не захотела (этого). Ей
следовало бы даже и не вступать в беседу с ним, а беседовать только с тем, для
кого она сотворена, кому равна была по достоинству и создана помощницею. Когда
же она, не знаю как увлёкшись, вступила уже в разговор с змием и чрез него, как
через орудие, приняла гибельные слова диавола, и тогда, поняв несообразность
слов его, и видя, что иное заповедал Создатель, а другое, противное словам
Творца, говорил диавол, тотчас должна была отвратить слух, бежать от беседы с
ним, и презреть дерзнувшего изощрять свой язык против данной им заповеди. Но по
крайней невнимательности она не только не уклонилась, но и вполне открыла ему
заповедь Божию, повергла бисер перед свиньёю, и исполнилось слово Христово: «Не бросайте жемчуга вашего перед свиньями,
чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас
»
(Мф. 7:6). Это и было теперь: (жена) повергла божественный бисер пред свиньёю,
пред этим злым зверем, или демоном, действовавшим чрез него, и он не только
попрал его и воспротивился сказанному (от Бога), но, обратившись, увлёк в
бездну преслушания не только жену, но вместе с нею и первозданного. Так опасно
открывать, без рассуждения, как пришлось, божественные тайны! Да слышат (это)
те, которые разглагольствуют со всеми без различия и без рассуждения.» Святитель
Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Беседа 16).



Что же делать тем на кого ещё не возложили венцы, а также тем кто
венчан. Куда идти, с кем советоваться. В молитве Оптинских старцев дано
завещание «Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей,
никого не смущая и не огорчая.» сии слова кому обращены — прежде главе семьи и
потом к жене как помощнице. Как исполнить заповеданное. Обращение
непосредственно к Богу — молитва слаба и вера немощна и опыта борьбы со
страстями нет. К старцу так сыскать ещё надо, а сыскал так попасть к нему надо.
Надо чтобы при каждом храме было бы организованно типа воскресных школ куда
могли бы приходить те кто собирается венчаться и те кто создал семью после
венчания. На эти собрания желательно приглашать опытных проживших совместно в
браке не менее 25 лет, а также если возможно священников дабы совместно можно
было бы разрешать возникшие недоразумения ибо,
где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
(Мф. 6:20)



Ныне «первенство принадлежит
государству, оно ставит штамп в паспорт, объявляет кого-то мужем и женой по
своим правилам.
» Прочим же я говорю, а не Господь:
если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен
оставлять её; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею,
не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая
освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если
же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких
случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не
спасёшь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасёшь ли жены? Только каждый поступай
так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал. Так я повелеваю по всем
церквам.(1 Кор. 7: 12-17)



Для венчаных же «Но если не могут воздержаться, пусть вступают в
брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться. А вступившим в брак не я повелеваю,
а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведётся, то должна оставаться
безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей» (1 Кор. 7: 9-11)



«По
причине невоцерко́вленности большинства»

если невоцерко́влен то и не крещён, а как таковой может приступить к Таинству
венчания. «…перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во
время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить
вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага,
раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить
смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного
учения о спасении»
. Не возможно новоначальным «разъяснить… православного
учения о спасении
» пример тому «Беседа преподобного Серафима с
Николаем Александровичем Мотовиловым (1809—1879) о цели христианской жизни».
Мотовилову было 12-ть лет, когда был задан вопрос о цели христианской жизни и
только в ноябре 1831 года в лесу, неподалёку от Саровской обители, и была
записана Мотовиловым. Как же нам нынешним понять, если, прочитав «Беседу» не
понимаем, как стяжать Духа Святого.
Ответить

#
17.11.2015 в 15:07


«Как сам собой разумеющийся» остаётся пункт о
запрете брака в случае «свойства». Не
встречал убедительного объяснения,
доказательства смысла такого запрета - при этом он продолжает декларироваться.
На моей памяти, к сожалению, был случай, когда отказали в Венчании двум парам,
где женихи (православные, реально церковные люди) были родными братьям, а
невесты родными сестрами.



Так же, как в
теме уже говорилось, в документе стоит сделать акцент на отсутствии запрета на
брак восприемника с восприемницей. Ведь до сих пор на сайтах некоторых храмов и даже
епархий провозглашается строгий запрет на такой брак (и, попутно, на выбор супружеской пары в качестве крёстных).



В чём
духовный вред от того, что 2 брата женятся на 2 сёстрах, или крёстный женится
на крёстной? Очевидного вреда нет. Очевидного
греха нет. Убедительных объяснений неочевидного вреда – тоже
нет. При этом создаются явные препятствия к благу, к созданию православных семей.



Запрет по
«свойству» обусловлен ссылками на канонический корпус (правило 54 Трулльского
Собора, например). Но правило, в отличие от догмата, должно иметь объяснение.
Особенно если применение данного правила способно сильно изменить жизнь
конкретного человека-христианина. Чтобы предотвратить некий туманный, неопределяемый вред, ставится препятствие благу вполне осязаемому и признанному, и кому-то из христиан оно ломает жизнь.



Думается, икономия
в этом случае должна быть основной стратегией, а не исключением.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
23.11.2015 в 03:51
Вообще Церковь не любой брак считает благом. Но только законный (с точки зрения Церкви). Как об этом говорит свят. Василий (правило 87): аще кто желает брака по закону, то ему отверста вся вселенная; аще же желание его управляется страстью, тем паче да воспретится ему брак, да научится сосуд свой содержати в святости, а не в страсти похоти (1 Сол. 4, 4-5).

Причем церковные законы нередко изходят из того, что брак считается недопустимым по законам гражданским или по общественному убеждению, и ставят Церковь выше этого, избегая, впрочем, злоупотреблений еретиков-аскетов.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
23.11.2015 в 03:45
Духовное родство между разнополыми восприемниками может опираться на 53-е правило того же Шестого вселенского собора. Правило запрещает брак восприемника с матерью его крестника, то есть вводит одну запрещенную степень по возходящей линии. Во всяком случае не допускаются браки между ставшими в таинстве сочадными. Таким образом два разнополых восприемника, полноценно участвовавших в таинстве, не могут сочетаться между собою браком. Ибо хотя между ними и не возникает прямого родства, но через крестника оказываются друг другу во второй степени, как брат с сестрой. Также не допускается брак между крестниками одного восприемника и между крестниками мужа и жены.

Также весьма уместно в связи с духовным родством и родством по свойству вспомнить родство по усыновлению и даже по блуду.
Ответить

#
25.11.2015 в 10:35

"Вообще Церковь не любой брак считает благом. Но только законный (с точки зрения Церкви). "

Игорь, так выйдет логически замкнутый круг - "закон не может препятствовать благу, потому что благом может быть только то, что законно". Но это может быть верным лишь при условии совершенства закона. А совершенных законов - то есть, в любой ситуации и в любое время выражающих волю Божию, благую и совершенную - на земле быть не может.

"Два разнополых восприемника, полноценно участвовавших в таинстве, не могут сочетаться между собою браком. Ибо хотя между ними и не возникает прямого родства, но через крестника оказываются друг другу во второй степени, как брат с сестрой. Также не допускается брак между крестниками одного восприемника и между крестниками мужа и жены."

Но это лишь логические рассуждения, основанные на безоговорочном принятии некоторой предпосылки - что, дескать, "родство по свойству и родство по крестнику препятствуют отношениям супружества". А я спрашиваю о реальном, осязаемом или объяснимом содержании. Вы действительно видите или ощущаете противоречие между отношениями мужа и жены - и отношениями восприемников или свойственников? А уж тем более - крестников мужа и жены?

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
26.11.2015 в 04:11
Не выйдет такого. Нынѣ отъ Сiона бо изыде законъ, языкоогнеобразная Духа благодать. То есть закон и благо - одно. Разумеется, каноны церковные - это не талмуд. Но если в общепринятом своде канонов содержится уже тысячу лет некое правило, мы не можем его обезценить, просто выразив свое непонимание.

Мы верой водимся, а не чувствами, и не знаниями. Рационально и доступно в вере очень мало что можно объяснить. Особенно современному человеку.

Так что безоговорочно принимаемая предпосылка здесь такая: если мы чего-то в Церкви не понимаем, значит мы не в праве что-либо с этим делать, пока не разберемся.

Но знаете, по моим личным ощущениям, скорее это следует считать не ограничением, а дозволением. Мне противна мысль о браке не только в четвертой степени родства, но и в десятой и намного более. Для того, чтобы стал возможным брак, требуется какая-то значительная степень отчужденности. Тем более в християнском обществе, где все духовные братья и сестры. Но Церковь все же установила пределы, за которыми брак разрешается безпрепятственно и без сомнений. Причем с присущей ей осторожностью произвела тщательные изследования всевозможных сочетаний, как раз чтобы не налагать бремена безсмысленные и неудобоносимые.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
22.11.2015 в 16:49
Правило 54 Трулльского собора имеет значение правила Вселенского собора и как таковое по смыслу своему отменяемо быть не может. Не может быть снижен требуемый в нем нравственный уровень. Тем менее отменить его смысл могла бы Поместная Церковь. Так что икономия здесь может касаться только сроков и видов запрещения.

Для того, чтобы больше этот вопрос не поднимать, достаточно и сказанного. Но если желательно иметь и объяснение, почему это правило было принято, то давайте посмотрим.

54 правило Шестого вселенского собора ссылается на Слово Божие: да не приступиши ко всякому ближнему плоти своея открыти срамоты его (Левит 18: 6). И толкует его разширительно, ссылаясь на свят. Василия Великого как по скромности не перечислившего все виды запрещенных браков. Но и сам великий святитель и вселенский учитель (правило 87) толкуя эти слова Писания говорит, что Бог умолчал о всевозможных видах гнусностей, указав только те, которые именно в то время и в том месте имели особое значение. Указывая же, что именно запрещено, ссылается на церковный обычай, имеющий силу закона, поскольку принят Церковью в согласии с правой верой, широко и в течение долгого времени.

Таким образом не соответствует действительности заявление, будто запрет 54-го правила Трулльского собора не имеет для себя достаточного объяснения. В самом этом правиле отцы позаботились дать таковое объяснение со ссылками на Слово Божие, святоотеческое предание, церковный и гражданский обычай.

От себя могу добавить, что злоупотребляя умолчаниями можно и многоженство узаконить и еще много чего, в то время как Церковь напротив умолчания эти использовала к утверждению более высокой нравственности.

Осязаемого вреда никакого не видно и в случае одного моего друга, бросившего жену ради любовницы (оставленной мужем-священником). Их обвенчали, у них дети (жена его была неплодной), они счастливы, ходят в храм, причащаются, и слушать не желают о том, что живут в прелюбодеянии и погибают, строя жизнь вопреки Слову Божию и Церковному Преданию.
Ответить

#
24.11.2015 в 15:28

"Правило 54 Трулльского собора имеет значение правила Вселенского собора и как таковое по смыслу своему отменяемо быть не может. Не может быть снижен требуемый в нем нравственный уровень."

С точки зрения церковного права - верно, правилом ВС нельзя просто пренебречь. Но с точки зрения нравственности - в чём же Вы видите "снижение нравственного уровня" при браках двух братьев и двух сестёр или браке восприемников одного младенца?

Оно ссылается на Слово Божие: да не приступиши ко всякому ближнему плоти своея открыти срамоты его (Левит 18: 6)."

Очевидно, что смысл строки из книги Левит - в запрете на кровосмешение и на всё, что может ему способствовать. Это причина, с которой спору нет. (При этом опять-таки, если понимать это правило формально, как говорится, "начётнически" - то можно додуматься до запрета и на лечение своих родных; ведь и осмотр бывает нужен, и уколы сами знаете куда делаются).

Запреты же на свойственные браки в разных поколениях также объяснимы тем, чтобы не возникло путаницы между положением старших и младших родственников. Чтобы старшие не потеряли полагающихся им по старшинству моральных (а также имущественных - эх, опять-таки мiрской резон...) прав. А младшие не приобрели бы их незаконно.

Но в тех вариантах браков, что я привёл в начале письма, нет ни кровосмешения, ни смешения поколений. Что же в этих браках может быть "несовместимого" с христианским пониманием брака и семьи?

"Осязаемого вреда никакого не видно и в случае одного моего друга, бросившего жену ради любовницы"

Как же - "не видно" ??? Уж куда виднее... Разрушение семьи.

"Их обвенчали, у них дети (жена его была неплодной), они счастливы, ходят в храм, причащаются, и слушать не желают о том, что живут в прелюбодеянии и погибают"

Игорь, 2 вопроса:

1) Почему они должны слушать Вас более, чем свою Церковь, которая их не отлучает от общения, сподобляет Св. Таин?

2) Что Вы реально, практически можете им предложить?


Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
26.11.2015 в 04:08
Снижение нравственного уровня выражается в пренебрежении к уже принятому Церковью нравственному уровню. Если есть сомнения о его правомерности, то следует провести изследование.

Вот я не медик. Поэтому кровосмешение как таковое вообще не понимаю. Все ведь от одной четы. И всегда возможно неведение. Путаница между старшими и младшими тоже непонятна. Тут все от личных взаимоотношений зависит. Имущество - это да. Но Церковь не о имуществе печется, но о мире между родственниками. А вот необходимость утверждения святости (чистоты) среди родственников и близких для верующих представляется очевидной. Мы же не просто так в Церкви всех родственными именами называем. Именно этой святости противоречат указанные Вами браки.

Неформальное понимание Левит 18: 6 опасно по-своему.

Все же не видно. Недаром некоторые тут уже осмелились высказаться, что если брак разпался, значит и не было никакого брака. Детей не было, друг со другом ужиться не могли. А теперь все могут вновь "попытать счастья". И так сколько угодно.

1) Вот именно, что слушать надо Церковь, Церковное Предание, Слово Божие, а не тех, кто явных неразкаянных грешников принимает в церковное общение.
2) Прекратить грех и покаяться. Ребенка якобы своего и его мать преподобный Макарий и будучи отшельником возпитывал. На жизнь в современном мире незаконнорожденность особо не влияет.
Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
16.11.2015 в 11:57

Мне на уровне благочиния не было вовремя (и вообще) официально сообщено о возможности дать отзыв на данный проект документа, поэтому прошу священноначалие и комиссию Межсоборного присутствия считать это моим официальным отзывом и учесть мой отзыв, несмотря на прошедший срок.


Цитата: "О церковном браке"


Само выделение "церковного" брака – некорректно.


Ведь, церковный документ обращён к Христианам, чадам Церкви. А для Христиан, чад Церкви, в принципе допустим только церковный брак, "только в Господе" (1 Кор. 7, 39). Нецерковный брак, т. е. такой, в котором не может быть совершено Таинство Венчания, для чад Церкви и не допустим.


Единственное канонически допустимое исключение возможности нецерковного брака для Христианина – это тот случай, когда брак заключен до обращения одной из неверующих сторон к вере, "если муж и жена соединились браком, когда ещё оба находились в неверии, но после та или другая сторона обратилась к вере. Ибо, если прежде только один муж был неверующим, или только одна жена, то верующей половине вовсе не позволялось вступать в брак с неверующей" (Блж. Феофилакт Болгарский; Толкование на Апостол). В таком случае, при обращении одного из супругов к вере, если второй при этом остаётся в неверии, брак и без Венчания не возбраняется.


Но, когда человек уже является Христианином, для него (неё) в принципе недопустимо вступление в такой брак, в котором невозможно церковное Венчание, т. е. с тем, кто не является православным Христианином (Христианкой), (1 Кор. 7, 39; Трул. 72; Карф. 30; Лаод. 10, 31), или при наличии иных канонических препятствий для брака. Т. е. брак, который не может быть освящён Венчанием, для Христианина (Христианки) в принципе недопустим.


Так что, для тех, кто уже является Христианином (а к ним и обращён церковный документ) само понятия нецерковного брака не может быть актуально. А потому в церковном документе следует вести речь просто о браке. Поскольку для Христиан недопустимость с этим человеком или для этого человека церковного брака означает недопустимость с этим человеком или для этого человека брака вообще.


Цитата: "«Брак есть союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божеском и человеческом праве» - гласит принцип римского права, вошедший и в славянские церковные правовые источники (Кормчая, гл. 49)".


Принципы римского права не имеют канонического значения, не являются источником церковного права и авторитетным источником для Церкви, но лишь послужили техническим материалом для некоторых формулировок. Не стоит на них и ссылаться. Достаточно Слова Божия и собственно церковных канонов.


"Кормчая" не является каноническим источником. Это лишь сборник разнородного материала. Так что, ссылаться на неё, т. е. именно на "Кормчую", не стоит. Такая ссылка не имеет канонической силы.


Ссылаться должно на собственно канонические положения. В первую очередь на вселенские нормы: Слово Божие и вселенские каноны. И только в том, что не противоречит вселенским нормам – на поместные нормы и св. отцов.


Цитата: "церковное браковенчание в тех странах, где оно не имеет гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака. Такая практика имеет основание и в жизни древней Церкви".


Следует заметить, что канонически Церковь не обязана подчиняться государственной норме регистрации браков, но лишь учитывает её. Т. е. канонически не обязана требовать от своих чад непременной государственной регистрации брака.


Но лишь постольку, поскольку в данной исторической ситуации государственные требования регистрации брака укладываются в церковные, то Церковь видит целесообразным в качестве проверки серьёзности намерений вступающих в брак требовать и государственной регистрации.


В принципе же, в иных исторических условиях, если, например, государство предъявляет к браку требования, не укладывающиеся в церковные требования, или противоречащие правде Божией и благочестию, Церковь вполне может пренебречь требованием государственной регистрации и позволить своим чадам довольствоваться церковным Венчанием.


Т. е. следует подчеркнуть, что в принципе для Христиан факт церковного Венчания – достаточное условие для законности брака перед Богом, независимо от того, признаётся ли церковное Венчание государственным актом регистрации брака или нет.


Хотя практически в данных исторических условиях в России требование Церковью гос. регистрации брака – оправданная мера. Обязательная для чад Церкви по требованию Церкви. Но, не обязательная для самой Церкви.


Цитата: "По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении".


Обязательная катехизация вступающих в брак – очень хорошее и необходимое требование.


Но, темой катехизации должен быть не только собственно брак, но в первую очередь основы Христианского вероучения.


Короче говоря, Венчание совершать можно только над воцерковлёнными людьми. Воцерковление (а не только подготовка к собственно браку) и должно быть целью катехизации перед Венчанием.


Цитата: "Церковь также не разрешает венчать следующих лиц:..."


Во-первых, следует подчеркнуть, что недопустимость Венчания означает недопустимость брака вообще. Т. к. для Христиан брак возможен «только в Господе» (1 Кор. 7, 39), т. е. только с православными Христианами, только внутри Церкви.


Кроме того, к списку неподлежащих Венчанию, а значит браку, необходимо добавить разведённых,- женщин – в любом случае, мужчин – в случае, если он является виновной в разводе стороной (такая каноническая асимметрия последствий развода для мужчины и женщины – это вселенская каноническая норма).


«Кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5, 32).


Согласно правилу 48-му свт. Василия Великого, «Оставленная мужем, по моему мнению, должна пребыти безбрачною. Ибо когда Господь рек, яко аще кто отпустит жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати: то назвав ее прелюбодейцею, тем самым воспретил ей сожитие с иным. Ибо как возможно, чтобы муж был повинен, как виновник прелюбодейства, а жена неповинна, быв от Господа наречена прелюбодейцею за совокупление с иным мужем». На основании 2-го правила Трульского Собора, это правило свт. Василия Великого в числе других имеет вселенское значение, наряду с определениями Вселенских Соборов.


Также, Апост., 48: «Если который мирянин, изгнав свою жену, поимет иную, или иным отринутую: да будет отлучен».


Итак, согласно Евангелию и вселенским канонам, для разведённой женщины новый брак недопустим в любом случае, независимо от её вины или невиновности в разводе.


А для разведённого мужчины новый брак допустим только в том случае, если он является невиновной в разводе стороной.


Это вселенские нормы. Поместная Церковь не вправе их игнорировать и нарушать.


Причём, чтобы избежать перед Богом лицемерия и двойного стандарта, относительно развода и возможности (невозможности) нового брака следует учитывать не только венчанный брак. Следует подчеркнуть, что брак, который является законным при отсутствии Венчания (заключенный в неверии обоих супругов, имеющий только государственную регистрацию), в случае развода, соответственно, также является каноническим препятствием для нового брака, как законный брак, независимо от факта отсутствия Венчания. Если брак (заключенный в неверии обоих, имеющий только гос. регистрацию) признается законным независимо от Венчания, то и развод в нем и новый брак после него недопустим, также независимо от Венчания.


Цитата: "к) признанных недееспособными в установленном законом порядке в связи с психическим расстройством".


Это жестокое и канонически неоправданное требование.


Цитата: "Брак может быть признан недействительным по заявлению одного из супругов в случае неспособности другого супруга к брачному сожительству по естественным причинам, если таковая неспособность началась до совершения брака и не обусловливается преклонным возрастом..."


Это не обосновано Словом Божиим и вселенскими канонами. Новый брак после такого развода будет прелюбодеянием.


Цитата: "В отношении православных христиан, супружество которых, заключенное ими ранее в законном порядке, не освящено церковным таинством Брака, приходским священникам следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового брака с блудом..."


Следует заметить, что невенчанный брак признается Церковью законным только в том случае, если он заключен до обращения одной из неверующих сторон к вере, «если муж и жена соединились браком, когда ещё оба находились в неверии, но после та или другая сторона обратилась к вере. Ибо, если прежде только один муж был неверующим, или только одна жена, то верующей половине вовсе не позволялось вступать в брак с неверующей» (Блж. Феофилакт Болгарский; Толкование на Апостол).


Тот, кто уже является Христианином (Христианкой), не может вступить в такой брак, в котором невозможно церковное Венчание, т. е. с тем, кто не является православным Христианином (Христианкой), (1 Кор. 7, 39; Трул. 72; Карф. 30; Лаод. 10, 31), или при наличии иных канонических препятствий для брака. Такой брак будет блудным сожительством и подлежит расторжению.


Цитата: "В то же время к лицам, состоящим в браке с нехристианами, Церковь может проявлять пастырское снисхождение..."


Это возможно только в том случае, если такой брак заключён до обращения православной стороны к вере. Поскольку, тому, кто уже является православным Христианином (Христианкой), брак с иноверцем, еретиком и неверующим запрещён Словом Божиим и вселенскими канонами (1 Кор. 7, 39; Трул. 72; Карф. 30; Лаод. 10, 31).


Цитата: "Вопрос о возможности благословения браков православных христиан с инославными должен решаться в соответствии с ныне действующими определениями высшей церковной власти. Так, в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви указано: «Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей»".


Эта норма ОСК РПЦ прямо противоречит вселенским каноническим нормам о недопустимости брака с еретиками. Т. е. Преданию Вселенской Церкви (4 Всел. 14; Трул. 72; Лаод. 10, 31).


"Понеже в некоторых епархиях позволено чтецам и певцам вступать в брак: то определил святый Собор, чтобы никому из них не было позволено брать себе в жену иноверную; чтобы родившие уже детей от таковаго брака, и прежде сего уже крестившие их у еретиков, приводили их к общению с Кафолическою Церковью: а некрестившие не могли крестить их у еретиков, ни совокуплять браком с еретиком, или иудеем, или язычником; разве в таком только случае, когда лицо, сочетавающееся с православным лицом, обещает прейти в православную веру. А кто преступит сие определение святаго Собора тот да подлежит епитимии по правилам" (4 Всел. 14).


«Недостоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретиком сочетаватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем либо: брак почитати не твердым, и незаконное сожитие расторгати. Ибо не подобает смешивати несмешаемое, ниже совокупляти с овцею волка, и с частью Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен. Но аще некоторые, будучи еще в неверии, и не быв причтены к стаду православных, сочеталися между собою законным браком; потом един из них, избрав благое, прибегнул ко свету истины, а другий остался во узах заблуждения, не желая воззрити на божественные лучи, и аще притом неверной жене угодно сожительствовати с мужем верным, или напротив мужу неверному с женою верною: то да не разлучаются, по божественному апостолу: святится бо муж неверен о жене, и святится жена неверна о мужи верне (1 Кор. 7:14)» (Трул. 72).


"Не должно церковным, без разбора, совокупляти детей своих брачным союзом с еретиками" (Лаод. 10).


"Не подобает со всяким еретиком заключати брачный союз, или отдавати таковым сынов или дщерей, но паче брати от них, аще обещаются христианами быти" (Лаод. 31).


Не надо забывать, что высшая церковная власть – это Вселенский Собор. Поместная Церковь не вправе противоречить канонам Вселенской Церкви.


Кроме того, следует обратить внимание ещё на такой момент. Совершение чинопоследование над еретиком означает нарушение вселенской канонической нормы о запрете религиозного общения с еретиками (Апост. 45, 65; Лаод. 33).


«Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что либо, яко служителям церкви: да будет извержен» (Апост., 45).


«Аще кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолитися: да будет и от чина священнаго извержен, и отлучен от общения церковнаго» (Апост. 65).


«Не подобает молитися с еретиком, или отщепенцем» (Лаод. 33).


«...Под молитвенным общением, или как говорится в правиле, συνευξάμενος μόνον ("который только будет молиться"), по словам Вальсамона в толковании этого правила, нужно разуметь не только воспрещение епископу и остальным клирикам молиться в церкви вместе с еретиками, так как за это они уже подлежат извержению по 46-му Ап. правилу, как и за допущение еретиков к совершению чего-либо в качестве клириков; но слова συνευξάμενος μόνον нужно разуметь в смысле "имеющего просто общение" (άπλώς κοινωνήσαι) и "снисходительно смотрящего на молитву еретика" (ήμερώτερον διατεθήναι επί τή εύχή τού αίρετικού)...» (епископ Никодим (Милош): толкование на 45 Апост. правило); «В толковании 45-го Ап. правила мы видели, что православным духовным лицам возбраняется всякое религиозное общение с еретиками (communicatio in sacris)...» (епископ Никодим (Милош): толкование на 65 Апост. правило).


Цитата: "...Возможен развод и в случаях, влияющих на брачный союз так же разрушительно, как и прелюбодеяние. Кроме того, Церковь сочла допустимым ряд поводов к бракорасторжению, которые могут быть уподоблены естественной смерти одного из супругов, прекращающей брак.

В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» и Основ социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся следующие поводы:..."


Отцы и братия!!! Сколько ещё будет продолжаться этот произвол нашей поместной Церкви?! Доколе Русская поместная Церковь будет противоречить Преданию Вселенской Церкви?!


Следует помнить простой и очевидный принцип: ни поместная Церковь вообще, ни Поместный или Архиерейский собор в частности, ни законы Византийских императоров или Российской империи, не имеют компетенции и не вправе противоречить Преданию Вселенской Церкви. Которое выражено в т. ч. в Свящ. Писании и в определениях Вселенских Соборов.


Так вот, правда в том, что Поместный собор 1917-18 гг., утвердив "кроме вины прелюбодеяния" ещё ряд поводов для расторжения брака, т. о. вступил в противоречие с Евангелием и Преданием Вселенской Церкви.


Соответственно, ОСК РПЦ, утверждая этот ряд поводов для расторжения брака "кроме вины прелюбодеяния", также противоречит Евангелию и Преданию Вселенской Церкви.


Соответственно, и данный обсуждаемый проект документа, опираясь на ОСК РПЦ и утверждая ряд поводов для расторжения брака "кроме вины прелюбодеяния", также противоречит Евангелию и Преданию Вселенской Церкви.


Отцы и братия!!! Ну сколько можно открыто попирать Евангелие и вселенские каноны?! Ну серьёзно, хорош уже!!!


Господь прямо сказал: «Кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5, 32). Т. е. очевидно, что Господь назвал только одну возможную причину для развода и однозначно запретил любой повод для развода кроме этой одной причины, «кроме вины прелюбодеяния».


А данный проект документа, следом за ОСК РПЦ и определением Поместного собора 1917-18 гг., прямо противоречит словам Господа, допуская и перечисляя «кроме вины прелюбодеяния» ещё целый ряд причин для развода. Т. о. разрешая то, что Господь запретил.


Получается, Господь утверждает, что «кроме вины прелюбодеяния» нет иных уважительных причин для развода.


А документами РПЦ утверждается, что «кроме вины прелюбодеяния» есть и другие причины. Т. е. прямо противоположное.


Налицо прямое противоречие Слову Божию!


Итак, следует признать, что определения Поместного собора 1917-18 гг. и документ «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», на которые ссылается данный проект документа, в данном вопросе противоречат Евангелию и Преданию Вселенской Церкви.


Вообще пора признать, что ОСК РПЦ в вопросе о браке и разводе явился излишним и вредным документом для Церкви, удобным для тех, которые ищут повода и основания для оправдания своего греха и нежелания поступить по Евангелию. Икономия не должна иметь заведомый и систематический характер. Т. е. не должна предварять грех и не должна превращаться в систему. Икономия заведомая и превращённая в систему неизбежно превращается в повод и основание для разрешения греха. Неужели непонятно, что эти поводы для развода помимо вины прелюбодеяния, перечисленные в ОСК РПЦ, люди рассматривают просто как разрешение на развод и новый брак вопреки Евангелию!


Пора признать, что в определениях Поместного собора 1917-18 гг. и в ОСК РПЦ в вопросе брака и развода РПЦ поступилась Евангелием и Преданием Вселенской Церкви. Пора признать и исправить эту ошибку!


В готовящемся документе следует признать этот факт отступления от Евангелия и Предания и очередным Поместным (Архиерейским) собором пересмотреть решения Поместного собора 1917-18 гг. и документ «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» и привести учение и практику Русской поместной Церкви по этому вопросу в соответствие с Евангелием и учением Вселенской Церкви.


Хватит уже "человеческих преданий"! Русской поместной Церкви на данный момент требуется не новое нагромождение человеческих предписаний по брачному праву, а наоборот, отказ от человеческих преданий (выраженных в частности в ОСК РПЦ, определениях Поместного собора 1917-18 гг., законах Византийских и Российских императоров) и возвращение к Евангелию и канонам Вселенской Церкви.


Цитата: "По исследовании вопроса епархиальный архиерей выдаёт свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком..."


Согласно Евангелию и канонам Вселенской Церкви новый брак после развода возможен только для мужчины в случае прелюбодеяния жены, т. е. при его невиновности в разводе. А для женщины запрещён в любом случае, даже при её невиновности в разводе. Иначе, согласно Евангелию и вселенским канонам, она является прелюбодейкой.


Такая каноническая асимметрия последствий развода для мужчины и женщины – это вселенская каноническая норма. Которую современное либеральное сознание даже в Церкви пытается нивелировать. Действительно, при равной нравственной недопустимости самого греха, канонические последствия греха прелюбодеяния для мужчины и женщины – неодинаковы. Таковы вселенские каноны. И поместная Церковь не вправе их игнорировать.


«Кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5, 32).


Согласно правилу 48-му свт. Василия Великого, «Оставленная мужем, по моему мнению, должна пребыти безбрачною. Ибо когда Господь рек, яко аще кто отпустит жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати: то назвав ее прелюбодейцею, тем самым воспретил ей сожитие с иным. Ибо как возможно, чтобы муж был повинен, как виновник прелюбодейства, а жена неповинна, быв от Господа наречена прелюбодейцею за совокупление с иным мужем». На основании 2-го правила Трульского Собора, это правило свт. Василия Великого в числе других имеет вселенское значение, наряду с определениями Вселенских Соборов.


Также, Апост., 48: «Если который мирянин, изгнав свою жену, поимет иную, или иным отринутую: да будет отлучен».


Церковь не должна идти на поводу у либерального сознания, пытающегося всё нивелировать и уравнять роли мужчины и женщины.


Цитата: "...Виновной стороне такая возможность может быть предоставлена после принесения покаяния и исполнения епитимии, о чем виновному супругу также может быть выдано свидетельство в случае его обращения..."


Для виновной в разводе стороны, а для женщины при живом первом муже в любом случае, новый брак после развода – недопустим.


Попытка разрешить новый брак после развода путем выполнения покаянной епитимии – неоправданна и недопустима. Ведь, грехом в таком случае является не только факт развода, но и факт нового брака после развода, что согласно Евангелию недопустимо и является прелюбодеянием.


Получается, предполагается покаяние без прекращения греха. Что покаянием не является. Получается в таком случае, от человека требуется покаяние в одном грехе (разводе) для того, чтобы дать ему благословение на новый грех (новый брак после развода). Это абсурд и лукавое лицемерие, закрытие глаз на Слово Божие.


Следует признать, что покаяние и епитимия в отношении возможности (невозможности) нового брака после развода ничего не меняет.


Документ ОСК РПЦ (Х. 3.) по этому вопросу также содержит неправду и противоречит Евангелию и Преданию Вселенской Церкви, т. е. нуждается в пересмотре.



Прошу также учесть мой отзыв на Проект документа «Упорядочение практики совершения браков (в частности, повторных)».

http://www.bogoslov.ru/text/3480970.html#comment3523538

Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
1.12.2015 в 13:59

Более подробно по поводу канонической асимметрии мужа и жены относительно последствий прелюбодеяния и развода, которая имеет основание в онтологической асимметрии их отношения в браке


При отрицании значения полового различия в плане принадлежности ко Христу и Церкви (Гал. 3, 28), в отношении собственно взаимоотношения полов Слово Божие не только не отрицает это различие, но прямо утверждает асимметрию взаимоотношения полов. "Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа" (1 Кор. 11, 8-9).


Со Словом Божиим коррелирует факт канонической асимметрии полов относительно брака и развода, утверждаемый вселенскими канонами. При равной нравственной недопустимости самого греха прелюбодеяния (1 Кор. 7, 4), канонические последствия измены жены и измены мужа - не одинаковы.


Прелюбодеяние мужа не даёт жене права на развод (Вас. Вел. 9; 21).


В случае прелюбодеяния жены, напротив, мужу предписывается развод (Вас. Вел. 9; 21; Шест. Всел. 87), хотя, не обязательно. Для священников обязательно (Неокесар. 8). Т. е. муж порицается, если продолжает жить с прелюбодейкой.


"Господне изречение, яко не позволительно разрешатися от брака, разве словесе прелюбодейна (Матф.5,32), по разуму онаго, равно приличествует и мужам и женам. Но не то в обычае. О женах находим много строгих изречений. Апостол глаголет: яко прилепляяйся сквернодеице, едино тело есть (1 Кор.6,16). И Иеремия: аще будет жена мужу иному, не возвратится к мужу своему, но осквернившися осквернится (Иерем.3,1). И паки: держай прелюбодеицу, безумен и нечестив (Притч.18,23). Женам же обычай повелевает удерживати мужей своих, хотя они прелюбодействуют и в блуде суть. Посему не знаю, может ли прямо прелюбодеицею нарещися живущая с мужем, оставленным своею женою: ибо здесь обвинение падает на оставившую мужа, по какой причине она отступила от брака. Ибо аще потому, яко биема была, и не стерпела ударов: то подобало паче претерпети, нежели разлучатися с сожителем; аще потому, яко не стерпела утраты имения, и сей предлог не достоин уважения. Аще же и потому, яко муж ея живет в блуде, наблюдения сего не имеем в церковном обычае, но и от невернаго мужа не повелено разлучатися жене, а пребывати с ним, по неизвестности, что последует. Что бо веси жено, аще мужа спасеши? (1 Кор.7,16)..." (Вас. Вел. 9).


"...Ибо речено: прелюбодеица сквернящися осквернится, и к мужу своему не возвратится (Иерем.3,1). Такожде: держащий прелюбодеицу безумен и нечестив (Прит.18,23). Но соблудивший не отлучается от сожительства с женою своею, и жена должна приняти мужа своего, обращающагося от блуда: но муж оскверненную жену изгоняет из своего дома. Причину сему дати не легко, но тако принято во обычай" (Вас. Вел. 21).


"Жена оставившая мужа, если пойдет за инаго, есть прелюбодеица, по священному и божественному Василию, который весьма прилично из пророчества Иеремии привел сие: Если жена будет мужу иному, не возвратится к мужу своему, но осквернением осквернена будет. И паки: держай прелюбодеицу, безумен и нечестив..." (Шест. Всел. 87).


В случае развода:


Жене новый брак воспрещён в любом случае, даже если развод не по её вине (Апост. 48; Вас. Вел. 9; 48).


"Если который мирянин, изгнав свою жену, поимет иную, или иным отринутую: да будет отлучен" (Апост. 48).

"Отринутую" – без оговорок, т. е. возможно и без вины.


"...Женам же обычай повелевает удерживати мужей своих, хотя они прелюбодействуют и в блуде суть. Посему не знаю, может ли прямо прелюбодеицею нарещися живущая с мужем, оставленным своею женою: ибо здесь обвинение падает на оставившую мужа, по какой причине она отступила от брака. Ибо аще потому, яко биема была, и не стерпела ударов: то подобало паче претерпети, нежели разлучатися с сожителем; аще потому, яко не стерпела утраты имения, и сей предлог не достоин уважения. Аще же и потому, яко муж ея живет в блуде, наблюдения сего не имеем в церковном обычае, но и от невернаго мужа не повелено разлучатися жене, а пребывати с ним, по неизвестности, что последует. Что бо веси жено, аще мужа спасеши? (1 Кор.7,16) Посему жена, оставившая своего мужа, есть прелюбодеица, аще прешла к другому мужу..." (Вас. Вел. 9).

Прелюбодеицей названа жена, оставившая своего мужа в т. ч. по причине его прелюбодеяния, и вступившая в брак с другим. Т. е. даже прелюбодеяние мужа не даёт жене права на развод и новый брак.


"Оставленная мужем, по моему мнению, должна пребыти безбрачною. Ибо когда Господь рек, яко аще кто отпустит жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати (Матф.5,32): то назвав ее прелюбодеицею, тем самым вопретил ей сожитие с иным. Ибо как возможно, чтобы муж был повинен, как виновник прелюбодейства, а жена неповинна, быв от Господа наречена прелюбодеицею за совокупление с иным мужем?" (Вас. Вел. 48).

Т. е. если муж повинен в прелюбодеянии оставленной жены, тем более она повинна в собственном прелюбодеянии, т. е. именно прелюбодействует, если вступит в брак с другим. Ибо как он был бы повинен в её прелюбодеянии, если бы её брак с иным не был фактом прелюбодеяния?


Мужу новый брак дозволяется только в том случае, если он является невиновной стороной (Вас. Вел. 9), но, не одобряется, это небезупречно, лучше остаться так.


Таковы вселенские каноны, т. е. обязательные для всей Вселенской Церкви. Как видим, вселенские каноны утверждают каноническую асимметрию мужа и жены относительно последствий прелюбодеяния.


Это имеет основание в Слове Божием. Толкованием которого в т. ч. и являются данные вселенские каноны.


Если внимательно читать слова Христа (Мф. 5, 32), единственной уважительной причиной для развода является не прелюбодеяние вообще, а именно прелюбодеяние жены.
Аналогичный вывод в отношении измены мужа – не следует из слов Христа. Это лишь экстраполяция по аналогии.
На волне современного либерального стереотипа о "равенстве полов" иной раз так и толкуют, с привлечением этой экстраполяции по аналогии.
Но, свт. Василий Великий в своих правилах (9; 21) и Вселенская Церковь, которая 2-м правилом Шестого Всел. Собора приняла эти правила как вселенские, толкует не так, не экстраполируя, а принимая только непосредственный смысл слов Христа, т. е. несимметрично по отношению к мужу и к жене, утверждая асимметрию их положения относительно последствий прелюбодеяния и развода.


Причину которой свт. Василий не указал. Которая, однако, понятна. Она коренится в онтологической асимметрии отношений мужа и жены в браке. "Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа" (1 Кор. 11, 8-9).


Поэтому жена не может отсечь от себя мужа, даже неверного, даже осквернённого прелюбодеянием, даже переставшего считать себя её главой и вести себя как её глава. Поскольку, даже при осквернении и неверности мужа она тем не менее по факту закона брака остаётся "его", "его женой", "его плотью", принадлежит ему. Поскольку не он создан для неё, а она для него. Как здоровая ветка не может отсечь от себя даже больное дерево. Или как здоровый член тела не может отсечь от себя даже больную главу (интеллект).


Дело в том, что, вопреки ложному стереотипу, будто развод вследствии прелюбодеяния есть "лишь констатация уже произошедшего прекращения брака", вследствии прелюбодеяния происходит не автоматический разрыв отношений, не автоматическое прекращение брака, а осквернение его, уродливая ситуация, когда трое и больше становятся одной плотью. Прекращение брака происходит не автоматически по факту прелюбодеяния, а происходит или не происходит по воле пострадавшей стороны как реакция на факт прелюбодеяния. Иначе, если бы факт прелюбодеяния автоматически означал прекращение брака, было бы недопустимо продолжение брака в случае прощения после прелюбодеяния.


В случае прелюбодеяния мужа эта недолжная ненормальная ситуация всё-же не нарушает структуру соединения между мужем и женой, поскольку "Не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа" (1 Кор. 11, 8-9), а она в данном случае остаётся "его", "его женой", "его плотью".

Так, привитие к дереву чуждой ветви всё-же не разрушает его единства с природной ветвью; принятие нового подчинённого не разрушает отношения начальника с прежним подчинённым; подчинение главе (интеллекту, управляющей инстанции) ещё одного тела (если бы это было физиологически возможно) в принципе не отрицает подчинённости ей природного тела (управляемой инстанции).
Поэтому, в случае прелюбодеяния мужа брак со стороны жены должен быть сохранён.


В случае же прелюбодеяния жены эта недолжная ненормальная ситуация извращает саму структуру соединения между мужем и женой. Это как ветвь, привитая одновременно к двум деревам; или подчинённый в одной сфере одновременно параллельно двум начальникам; или подчинение одного тела двум главам (интеллектам). Не просто недолжная, а совершенно абсурдная, извращённая, противоестественная ситуация, полное ниспровержение порядка вещей. Так и происходит при измене жены.

Т. е., прелюбодеяние жены гораздо более разрушительно для брака, чем прелюбодеяние мужа, настолько извращает структуру брака, что правильный выход в такой ситуации - не терапия, как в случае измены мужа, а хирургия, т. е. разрыв.
Поэтому, в случае прелюбодеяния жены мужу предписывается отсечь от себя жену, которая стала "ветвью другого дерева", "подчинённой другого начальника", телом другой главы.


Жена же, доколе жив муж, не вправе считать себя свободной от брака с ним. Даже при неверности с его стороны, она остаётся "его",- "его ветвью", "его телом", "его" женой. Так что, даже при прелюбодеянии мужа и при разводе по вине и инициативе мужа жена не вправе перестать считать себя его женой и вступить в новый брак. Т. к. даже при неверности мужа она не перестаёт быть "его", "для него", принадлежать ему.


Ремарка: Можно допустить, что могут быть причины, когда жена имеет основания чисто практически порвать отношения с мужем (временно убежать от мужа). Например, когда неверующий муж склоняет жену к отречению или к греху.
Но, это не означает и не должно расцениваться ею как разрыв брака. Т. е. не даёт ей права считать себя свободной от брака и вступить в новый брак.


Так что, каноническая асимметрия объясняется онтологической асимметрией брачных отношений, коррелирует с ней. Которую многие не видят, или, вернее сказать, не хотят признать из-за либеральных стереотипов. О которой говорит Слово Божие: "Не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа" (1 Кор. 11, 8-9).


Муж держит жену. Поэтому, если он держит и другую, это плохо, это нарушение порядка вещей, но это в принципе не отрицает принадлежности ему его жены, его жена при этом по-прежнему - "его". Т. е. их союз сохраняется (хотя и оскверняется).
Жена же "для мужа", принадлежит мужу, держится за мужа. Поэтому, если она при этом ухватилась и за другого, подчинилась и другому, то это уже в принципе отрицает её принадлежность своему мужу. Это уже не просто осквернение, но полное ниспровержение, отрицание структуры их отношения.


Поэтому, при равной нравственной недопустимости греха прелюбодеяния как для женщины, так и для мужчины, онтологические последствия прелюбодеяния жены гораздо более разрушительны, гораздо более нарушают должный порядок вещей. Не просто нарушают и оскверняют, но отрицают брачный союз.


Ветхозаветная ситуация подтверждает такое объяснение.
Многожёнство – это ненормально, это нарушение первоначального порядка вещей. Но в Ветхом Завете Богом оно в качестве икономии всё же допускалось.
Многомужество же никаким образом никогда не допускалось.
Что подтверждает несимметричность брачных отношений и тот факт, что увеличение половых связей со стороны жены гораздо более нарушает должный порядок вещей. Не просто нарушает, но разрушает его.


Вобщем, если отбросить современный ложный либеральный стереотип о "равенстве полов" (который зачастую проникает даже в церковное мышление и в толкования), то всё становится на свои места и складывается в единую стройную картину. Мы видим, что утверждаемое вселенскими канонами неравноправие (асимметрия) мужа и жены относительно измены и развода точно коррелирует со Словом Божиим и с фактом онтологической асимметрии их отношения в браке.

Ответить

#
7.12.2015 в 12:18


"отбросить современный ложный либеральный
стереотип
о "равенстве полов" (который зачастую проникает
даже в церковное мышление)"



Слово «либеральный» стало модным ругательством (наряду с «модернизмом», «неообновленчеством»
и т.д.). Содержание этого термина очень
размыто, потому для меня он нейтрален.



Мысль о равенстве полов в обсуждаемом нами
вопросе исходит из природных, естественных предпосылок. А именно:



1) борьба с означенным грехом одинаково
тяжела для человека того или другого пола - то есть, оставаться после развода одной на всю
жизнь для женщины не легче, чем для мужчины; а часто и тяжелее, особенно с
детьми.



2) нести наказание за грех – например, лишение Причастия в наше время – также одинаково
тяжко для человека независимо от его пола.



Поэтому, несмотря на признание «онтологической
асимметрии» в браке, требование различных дисциплинарных церковных правил для того
и другого пола вряд ли естественно.



В ветхозаветные времена, с их-то жёсткой
дисциплиной - разве было так, чтобы женившийся на другой оставался жив-здоров,
а женщину-«пущеницу», вышедшую замуж, побили бы камнями?

Ответить

#
3.12.2015 в 08:04


То что либералы в своё время
монополизировали и вульгаризировали исконно христианскую идею свободы (Ин. 8:31),
равенства (Кол. 3:11; Гал. 3:28) и братства (1Пет.2:17) наверное не совсем их
заслуга.



Да, соглашусь, мысль о тех или
иных брачных преференциях в пользу мужей околодискриминационного толка отдаёт неким
анахроничным оттенком ветхозаветности. Странно и неловко признавать, что статус
главы малой Церкви вместо бо́льшей ответственности за семью позволял бы априори
сильному полу безгранично и безнаказанно совершать адюльтеры только потому, что
"не муж для жены, а жена для мужа", словно с жёнами уже и не нужно обращаться
благоразумно, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам
благодатной жизни (1 Пет. 3:7).



Недопустима экстраполяция? Коль
скоро мы снизошли до оперирования схоластическими категориями, так давайте-ка
уж припомним, что Господь Бог наш
Иисус Христос проповедовал притчами, а подобный
способ проповеди с точки зрения науки логики являл собой применение индуктивного логического метода. Без выявления основной идеи посредством сведения частного к
общему христианство вместо того, чтобы вывести из Мф. 5:28 каноническую идею о
греховности похоти, пришло бы к какому-нибудь уценённому, безблагодатно-буквальному
пониманию Писания, по которому "формально-юридически" вожделенный
взор не мужчины на женщину, а женщины на мужчину растолковывался, скажем, как совсем не грех. Не по такой ли односторонней
логике и вину любодеяния надлежало бы
считать исключительным свойством одного лишь женского пола?



Поэтому, ввиду того, что в Мф.
5:32 Спаситель не сказал однозначно, от кого должна исходить вина любодеяния в
качестве единственного основания для развода, куда целесообразней подразумевать
под ней как вину любодеяния жены, так и вину любодеяния мужа. На принцип
равенства в вопросе развода и его последствий указывает и Мк. 10:11-12: "Он
сказал им: кто разведётся с женою своею и женится на другой, тот
прелюбодействует от неё; и если жена разведётся с мужем своим и выйдет за
другого, прелюбодействует". С данным принципом также соглашается и блаженный
Иероним Стридонский: "Так как может случиться, что кто-нибудь наносит
бесчестие невинной, и вторым брачным союзом сваливает виновность на первую
супругу, то и повелевается, чтобы таковой отпускал жену, но так, чтобы он при
жизни [этой] первой, второй жены уже не имел".



Если бы канонические правила св.
Василия Великого содержали дозволение разведённому по вине любодеяния жены мужу
на новый брак, они бы непременно входили в противоречие с вышестоящим
Евангельским Каноном - Лк. 16:18, поэтому
закономерно этого не
дозволяют. Кроме того, навряд ли стоит лишний раз воспроизводить слова из "Пастыря" Апостола Ермы,
приведённые ниже уважаемым отцом Романом.



Ответить

#
2.12.2015 в 07:51


Да, соглашусь, мысль о тех или
иных брачных преференциях в пользу мужей околодискриминационного толка отдаёт каким-то
архаичным оттенком ветхозаветности... Странно и неловко признавать, чтобы
статус главы малой Церкви вместо бо́льшей ответственности за семью позволял априори
сильному полу вить верёвки из благоверных - безгранично-безнаказанно адюльтерить
- только потому что "не муж для жены, а жена для мужа". Да и кроме
сего 1 Пет. 3:7 глаголет: "Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с
женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам
благодатной жизни".



Недопустима экстраполяция? Коль
скоро мы снизошли до оперирования схоластическими категориями, так давайте-ка
уж и припомним, что Господь Бог наш
Иисус Христос проповедовал притчами, а,
с точки зрения науки логики, сие было применение индуктивного логического
метода. Без выявления основной идеи посредством сведения частного к общему,
христианство вместо того, чтобы вывести из Мф. 5:28 идею греховности похоти,
пришло бы к какому-нибудь уценённому, безблагодатно-буквальному пониманию
Писания, по которому "формально-юридически" вожделенный взор не
мужчины на женщину, а женщины на мужчину
растолковывался вроде как бы уже
и не грех. Не по такой ли незатейливой
логике и вину любодеяния кто-то счёл
исключительным свойством одного лишь женского пола?



Поэтому, ввиду того, что в Мф.
5:32 Спаситель однозначно не сказал, от кого должна исходить вина любодеяния в
качестве единственного основания для развода, куда целесообразней подразумевать
под ней как вину любодеяния жены, так и вину любодеяния мужа. Кроме того, на
принцип равенства в вопросе развода и его последствий указывает и Мк. 10:11-12:
"Он сказал им: кто разведётся с женою своею и женится на другой, тот
прелюбодействует от неё; и если жена разведётся с мужем своим и выйдет за
другого, прелюбодействует".



Если бы канонические правила св.
Василия Великого вдруг невзначай содержали дозволение разведённому по вине
любодеяния жены мужу на новый брак, они бы непременно входили в противоречие с
вышестоящим Евангельским Каноном - Лк. 16:18, поэтому закономерно этого не дозволяют. Право, не знаю, стоит ли лишний
раз воспроизводить слова из "Пастыря"
Апостола Ермы, приведённые ниже уважаемым отцом Романом...



Ответить

#
2.12.2015 в 07:40


Да, соглашусь, мысль о тех или иных брачных преференциях в пользу мужей околодискриминационного толка отдаёт каким-то архаичным оттенком ветхозаветности... Странно и неловко признавать, чтобы статус главы малой Церкви вместо бо́льшей ответственности за семью позволял априори сильному полу вить верёвки из благоверных - безгранично-безнаказанно адюльтерить - только потому что "не муж для жены, а жена для мужа". Да и кроме сего 1 Пет. 3:7 глаголет: "Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни".


Недопустима экстраполяция? Коль скоро мы снизошли до оперирования схоластическими категориями, так давайте-ка уж и припомним, что Господь Бог наш Иисус Христос проповедовал притчами, а, с точки зрения науки логики, сие было применение индуктивного логического метода. Без выявления основной идеи посредством сведения частного к общему, христианство вместо того, чтобы вывести из Мф. 5:28 идею греховности похоти, пришло бы к какому-нибудь уценённому, безблагогатно-буквальному пониманию Писания, по которому "формально-юридически" вожделенный взор не мужчины на женщину, а женщины на мужчину растолковывался вроде как бы уже и не грех. Не по такой ли незатейливой логике и вину любодеяния кто-то счёл исключительным свойством одного лишь женского пола?


Поэтому, ввиду того, что в Мф. 5:32 Спаситель однозначно не сказал, от кого должна исходить вина любодеяния в качестве единственного основания для развода, куда целесообразней подразумевать под ней как вину любодеяния жены, так и вину любодеяния мужа. Кроме того, на принцип равенства в вопросе развода и его последствий указывает и Мк. 10:11-12: "Он сказал им: кто разведётся с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от неё; и если жена разведётся с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует".


Если бы канонические правила св. Василия Великого вдруг невзначай содержали дозволение разведённому по вине любодеяния жены мужу на новый брак, они бы непременно входили в противоречие с вышестоящим Евангельским Каноном - Лк. 16:18, поэтому закономерно этого не дозволяют. Право, не знаю, стоит ли лишний раз воспроизводить слова из "Пастыря" Апостола Ермы, приведённые ниже уважаемым отцом Романом...


Ответить

#
20.11.2015 в 03:45


...И ещё одно
маленькое добавление.



Если уж и
признавать вину любодеяния единственным основанием для расторжения брака
невиновной стороной безотносительно её пола (хотя, если подходить безблагодатно-схоластически,
буква Божественного Закона прямо не предусматривает препятствий для инициирования женщиной
развода, хотя и запрещает ей повторный брак), то данный принцип равенства полов должен
распространяться и на последствия развода. Полагаю, это вполне бы cмогло составить
почин в борьбе с двойными стандартами.

Ответить

#
19.11.2015 в 09:12

Уважаемый отец Алексей, спасибо за обширный, содержательный и ревностный комментарий!
Но есть и некоторые вопросы. Вы пишете: "Согласно Евангелию и канонам Вселенской Церкви новый брак после развода возможен только для мужчины в случае прелюбодеяния жены, т. е. при его невиновности в разводе. А для женщины запрещён в любом случае, даже при её невиновности в разводе". Меня вряд ли назовёшь поборником либерального сознания, но не получается ли здесь своего рода дискриминации по половому признаку, памятуя о том, что во Христе нет ни мужского пола, ни женского (Гал. 3:28)? Исходя из канонов статус невиновной стороны даёт ей право развестись (инициировать бракоразводный процесс - разъясняют это право положения обсуждаемого проекта), но разве кроме этого и дополнительные преференции в виде возможности повторного брака/венчания? Наверное, можно было бы согласиться с канонической правомерностью оных преференций для невиновной стороны мужского пола, если бы стих 9 главы девятнадцатой Евангелия от Матвея не преломлялся стихом 18 главы шестнадцатой Евангелия от Луки. Однако Лк. 16:18 гласит: "ВСЯКИЙ, разводящийся с женою своею и женящийся на другой, прелюбодействует".

Ввиду данного преломления, не считаете ли Вы целесообразным вину любодеяния рассматривать исключительно как возможность развода для невиновной стороны с дальнейшим и неукоснительным её пребыванием в состоянии непорочной безбрачной жизни, ибо Святое Евангелие вкупе с приведёнными Вами каноническими правилами запрещает повторный брак для ВСЯКИХ разведённых, безотносительно вины и половой принадлежности?

Если упомянутая Вами асимметрия (не дискриминация) основывается на библейском принципе главенства мужчины в малой Церкви (Еф. 5:23), то неужели это повод для предоставления ему бо́льших брачных прав, а не основание для возложения на него бо́льшей ответственности за семью?

Не кажется ли Вам, что брачные преференции для невиновной в разводе стороны мужского пола в виде возможности повторного брака, вопреки здравому смыслу, не в женщине, а в мужчине выказывают слабый пол - слабый подобно молодой вдовице, которой Апостол советует вступать в новый брак (1 Тим. 5:14)?


С уважением, Дмитрий.

Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
1.12.2015 в 16:27
Я вовсе не собираюсь отстаивать тот момент, что муж, разведшийся с женой по причине её прелюбодеяния (т. е. будучи невиновной стороной в разводе), может вступить в новый брак. На основании канонов мне это видится допустимым (может быть, я в этом выводе ошибаюсь):

"...муж оставленный, достоин снисхождения, и сожительствующая с ним не осуждается..." (Вас. Вел. 9).

"Аще муж оставлен женою, то подобает смотреть вину оставления: и аще явится она оставившею без причины, то он достоин снисхождения, а она епитимии. Снисхождение же окажется ему в том, да будет в общении с Церковью" (Вас. Вел. 35).

Впрочем, из 35-го правила не следует непременно, что он может снова вступить в брак. Толкования различаются:

Зонара: "...муж прощается, не так – чтобы пользоваться другою, но чтобы не быть отлученным от церкви..."

Аристин: "...муж, оставленный ею, достоин снисхождения и по этому не подвергается и епитимии, если возмет другую жену".

Славянская кормчая. Толкование: "...Муж же оставленный от нея, прощения достоин есть: и сего ради аще иную жену поймет, без запрещения есть".

В любом случае, это - лишь снисхождение, т. е. небезупречно. И лучше остаться так, без брака.

Для разведённой же жены Евангелием и вселенскими канонами новый брак воспрещён в любом случае, независимо от её вины или невиновности в разводе.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
19.11.2015 в 04:12
Все же из канонов (насколько я успел изучить) не видно, чтобы новый брак, допускаемый для мужчины, безвинно оставленного женою, или для женщины, чей муж пропал без вести, подлежал венчанию. То есть встает вопрос о венчании второбрачных (в каноническом смысле слова). Но это уже более глубокий вопрос. Действительно, для начала было бы хорошо хотя бы прекратить порочную практику разводов и венчаний евангельски и канонически недопустимых союзов.
Ответить

#
18.11.2015 в 14:56


Уважаемые о.
Алексей и Дмитрий.



И
предпосылки ясны (Евангелие ведь), и логика ясная… Но у Церкви любое действие должно быть не просто «за
что-то», а для чего-то. Т.е. должно показывать возможный путь улучшения,
исправления ситуации и подталкивать к этому пути.



Правило «не
венчать разведенных», исходящее из констатации греховности развода (кроме вины
прелюбодеяния), будет иметь смысл для тех, кто собирается развестись и создать
новую семью (или не собирается, но считает это для себя в принципе допустимым) –
смысл превентивный, предостерегающий.



Но для тех,
кто уже создал вторую семью, предостережения уже ни к чему, а никакого
назидающего смысла это правило иметь не будет. Оно не может привести к улучшению
ситуации – по сути, оно лишь будет декларировать, что благого выхода из
ситуации просто нет.



Логически - второбрачный
христианин (или христианка – я намеренно не трогаю «асимметрию», предлагаемую
о. Алексеем, речь не о ней), создавший вторую семью и живущий в ней, будет
поставлен перед двумя вариантами.



Вариант
первый. Продолжить жить во второй семье, при этом супруги квалифицируются как
прелюбодеи, не имеют церковного освящения семьи (Венчания) и, при дальнейшей
ригористической логике – не имеют Причащения. Т.е. люди, христиане, просто всю
жизнь не причащаются. Для Церкви – это желаемый вариант? Нет.



Вариант
второй. Супруги расходятся, дабы после покаяния в прелюбодействе получить возможность
Причащаться. То есть - происходит разрушение второй семьи. Если при этом есть
дети – они лишаются отцовского или материнского воспитания, остаются в неполной
семье. А что в компенсацию - «воссозидание» прежней семьи (т.е. все вернутся к
своим прежним супругам)? Мало того, что такой
возврат возможен крайне редко, но главное – он не излечит последствий
разрушения новой семьи. В итоге, такой, разрушительный вариант - желаемый для
Церкви? Нет.



По-человечески,
такое и представить противно. Это примерно как построить дом, поселить в нём
людей, а потом прийти и сказать – «знаете, я грешен, я неправедно построил этот
дом, поэтому я должен его сломать; простите,
но я должен, так что жить идите на улицу».



А третьего
варианта – не дано просто логически…



Впрочем, «интеллектуальное
решение» есть… Остаться жить во второй семье, чтобы не лишить ближних своей любви и помощи –
но при этом не иметь телесной близости с супругом (супругой). В итоге ты и не
прелюбодей, и не разрушитель. Вот только для живущих в одной квартире (а то и одной
комнате) двух разнополых людей, сущих в нестаром возрасте и регулярно прежде имевших супружескую близость, принудительный переход
на воздержание есть бремя неудобоносимое и в некоторой степени
противоестественное. И как штатный выход рассматриваться не может.



Повторю итог
– для данной категории людей (а она по факту есть, и не маленькая) безоговорочный
запрет Венчания и вытекающие из него прещения не будут иметь назидающего,
исправляющего смысла, т.е. не будут предлагать достойного исправляющего пути. А значит,
нужны оговорки.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
5.12.2015 в 02:52
Есть еще и такая оговорка:

Живущая с прелюбодеем есть прелюбодеица, во все время сожития. http://www.agioskanon.ru/otci/008.htm#39
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
3.12.2015 в 03:40
Сергей. Вы странным образом говорите в будущем времени о евангельских заповедях и церковных канонах тысячелетней давности. Разсматриваемый проект документа здесь ничего нового внести не может.

Необходимая оговорка в канонах присутствует: очевидно, что епитимия назначается тогда, когда человек оставил грех и пришел к Церкви за покаянием. А до тех пор Церковь может лишь призывать оставить грех и покаяться. Освятить грех не может. Лишить человека свободы воли не может. Церковь не запрещает совершать таинство, а свидетельствует о невозможности его. И, как учат святые отцы, оставляя нераскаянных грешников вне своей ограды, Церковь тем самым сохраняет для них возможность спасения, а введя их без оставления греха и покаяния в общение таинств, Церковь обрекла бы их на погибель.

Участие в чьей-то жизни - это общий вопрос. Если бы оно было, то у нас не было бы столько разводов и последующих прелюбодейных союзов.

Разрушение греха необходимо для того, чтобы вечная жизнь не была разрушена. А что последствия греха - болезнь, скорбь, смерть, это мы знаем. И лучше пусть малая скорбь здесь, чем вечный скрежет зубов там.

О любви в прелюбодейном союзе говорить не более уместно, чем в противоестественных связях. Вот представьте, решил такой грешник покаяться, а его соучастник говорит: ты меня бросаешь, значит не любишь, какой же ты после этого християнин, а я тебе верил, теперь не знаю, что с собою сделаю, а мы ведь еще и детей усыновили. Что тут предложить? Во грехе пожить еще немножко? Можно таких примеров придумать сколько угодно. Чем изключительно прелюбодеяние? Своей заурядностью? Так тем решительнее нужно бороться с болезнью, а не выдавать ее за здоровье.

Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
1.12.2015 в 17:19
Цитата: "...у Церкви любое действие должно быть не просто «за что-то», а для чего-то..."

Вы полагаете единственно оправданным основанием икономию. Но, это не так. Достаточным основанием для любого действия и решения является послушание Богу.

Цитата: "Правило «не венчать разведенных», исходящее из констатации греховности развода (кроме вины прелюбодеяния)..."

Недопустимость нового брака (и соотв-но венчания) после развода следует не только из греховности развода, но из греховности именно нового брака после развода. Который есть прелюбодеяние.

Цитата: "...для тех, кто уже создал вторую семью... оно лишь будет декларировать, что благого выхода из ситуации просто нет".

Благой выход из ситуации прелюбодеяния - это именно прекращение прелюбодеяния, т. е. антиканоничного брака вследствие развода. И никакого греха "разрушения семьи" в этом нет, но это именно и есть желаемый для Церкви вариант.

А продолжать венчать и причащать живущих в прелюбодеянии желательным для Церкви вариантом никак не является. Это "желательный вариант" только для самих прелюбодеев.

Вообще, Вы упускаете, что объективная реальность не зависит от субъективных констатаций. Объективный факт прелюбодеяния нового брака после развода, утверждаемый Словом Божиим и вселенскими канонами, не перестанет быть таковым от поместных документов.

Короче говоря, Сергей, Вы предлагаете нашей поместной Церкви продолжение порочной практики по инерции, мол, "раз уж наворотили, то и не рыпайтесь". Но, это неправильно, это диавольская логика. На самом деле, правильный выход всегда - признать и исправить ошибки и назвать вещи своими именами.
Ответить

#
7.12.2015 в 17:05

Сразу скажу, что превентивное, предостерегающее действие акривии в этом вопросе я полностью признаю. Для тех, кто ещё не развёлся, но подумывает об этом - запрет на благословение следующего брака будет серьезным предостережением.

"Вы полагаете единственно оправданным основанием икономию. "

Я полагаю оправданными такие требования, которые подразумевают со стороны человека возможность благого (и притом выполнимого) действия к исправлению.

Впрочем, Ваш ответ я увидел - Вы считаете таким благим выходом следующее:

"прекращение прелюбодеяния, т. е. антиканоничного брака вследствие развода. И никакого греха "разрушения семьи" в этом нет"

Предлагаемая Вами акривия предлагает не только, по сути, разлучить людей, желающих по жизни быть вместе - но и, если во втором браке есть дети, оставить их жить без присутствия отца или матери. Это принуждение людей, в т.ч. вовсе невиновных, к большим скорбям.

Если Вы не видите в этом греха, то наверняка видите реальность. Она в том, что абсолютным большинством второбрачных христиан такой выход вовсе не рассматривается как выполнимый, допустимый.

Невыполнимость для большинства - это первый недостаток, к которому приводит Ваша логика.

Можно, конечно, апеллировать к словам о малом стаде - но можно вспомнить и слова о бременах неудобоносимых. Ведь израильские учителя выдвигали требования к людям тоже не на пустом месте, а на основании знаемого ими Закона Божия. Однако ж, Христос видите как об этом сказал.

Второе слабое место "чисто логического" подхода выяснится, если попробовать довести его до конца. Вроде бы, цепочку сделать просто: брак с разведённой есть прелюбодеяние (слова Христа), а прелюбодеи Царствия Божия не наследуют (слова Апостола), а кроме Царствия Божия есть только ад. Видимый вывод - "все, кто проживет жизнь в таком браке, попадут в ад".

Вы - вот если честно - в это верите? Вряд ли. И свои рассуждения Вы до этого логического, начётнического вывода не доводите, сознавая, что суд Божий до конца нашей логикой не поверяется.

Спаситель, сказав о том, что такой брак является прелюбодеянием, не прибавил "горе вам, будете в геенне" или "престаньте от этого немедленно". А сказал лишь, что это бывает "по жестокосердию вашему".

Третий негладкий момент: Ваша логика ставит второбрачных в более тяжёлое положение, чем "классических" блудников и прелюбодеев, т.е. неженатых, живущих распутно или супругов-изменников. Блудники могут остепениться и жениться / выйти замуж, изменники - прекратить изменять... И далее, после епитимии, быть полноправными семейными членами Церкви. А вот вторично женившиеся или вышедшие замуж после развода и верно живущие - "за бортом".

Сравните, в Ветхом Завете - за супружескую измену побиение камнями; а жившие по "грамоте роспустной" вторым браком после развода, видимо были живы-здоровы. А второбрачных христиан Вы, по сути, осуждаете на большие трудности, чем изменников.

Я далеко ушёл от темы - обсуждения конкретного церковного документа. Попробую по теме. Я не предлагаю Церкви ни продолжить Венчание таких браков, ни прекратить его. Пусть Церковь сделает так, как её вразумит и наставит Господь. Я - пока просто радуюсь за оказавшихся в такой ситуации людей, которым Церковь приоткрыла эту дверку. Дала возможность быть своим членами, не принуждая пройти через большие земные скорби.

При этом я согласен с Вашим следующим утверждением:

"объективная реальность не зависит от субъективных констатаций. Объективный факт прелюбодеяния нового брака после развода не перестанет быть таковым от поместных документов."

Да. Но участь грешника не определяется механически или "кармически"этой объективной реальностью. Мы судимся не слепым законом природы, а Богом. В Его воле - насколько вменится или не вменится человеку тот или иной грех (говоря "юридически") или насколько окажет или не окажет грех губительное действие на душу согрешившего человека (говоря "органически").

И Церковь берёт на себя ответственность просить за женившихся или вышедших замуж после развода: "Господи, не вмени им греха сего". И веря в исполнение просимого, принимает этих людей.

Аналогии - о многоженстве или, тем более, о лжи (её отец - диавол) Вы наверняка скажете, что это объективно грех. И на самом деле, это недопустимо, погибельно для нас. Но эти грехи не свели в погибель некоторых ветхозаветных святых.

Из наших времён - в 1970-е (кажется) был краткий период, когда Русская Церковь разрешила прихожанам в ряде случаев причащаться в католических храмах. Сейчас мы скажем - так делать антиканонично, грешно. Да. И сейчас православному в голову не придёт приобщаться в костеле. Но я убеждён, что люди, которые в тот период по каким-то причинам воспользовались этим разрешением Церкви и приняли облатки - не подверглись Божьему осуждению за свой интеркоммунион.

Поскольку за "новым поместным документом, правилом" мы подразумеваем и молитву Церкви за объект этих правил.


Ответить

#
19.11.2015 в 03:24


Уважаемый Сергей.



Господь Бог наш Иисус Христос ради
спасения, одухотворения и преображения человечества установил высокую
нравственно-духовную планку отношений между мужчиной и женщиной. "Да
любите друг друга" (Ин. 13:34) - заповедовал Господь; "мужья, любите
своих жён" (Еф. 5:25 ) - вторит
Апостол. Брак - прежде всего священное понятие, знаменующие торжество любви в её
метафизическом понимании, и подходить к нему следует изначально с запредельной серьёзностью,
а не с секулярно-гуманистических позиций. Если кощунственно предположить, что
Церковь Христова сможет ослушаться своего Главы, то беспрецедентное за двухтысячелетнюю историю
христианства церковно-юридическое
закрепление повторного венчания разведённых означало бы самое что ни на есть узаконивание
прелюбодейной ереси, а, следовательно, обмирщение и понижение той самой нравственно-духовной
планки вплоть до невозможности спасения.

Ответить

#
23.11.2015 в 11:43


Дмитрий, добрый день!



Я совершенно согласен с Вашей характеристикой христианского
брака. Но правила, если они опираются на Евангелие, должны в итоге указывать путь. Путь
исправления, избежания греха.



А здесь - по факту есть категория людей, для которых предлагаемый
категоричный запрет не даёт пути. Он даёт дилемму типа «куда ни кинь, всюду грех».
Либо ты прелюбодей - либо ты разрушитель. Либо ты «живёшь в
непрекращающемся грехе» (и потому лишен Причастия) – либо ты разрушаешь семью и бросаешь людей, которые тебя любят и на тебя надеются. Т.е. совершаешь тяжкий грех против любви к
ближнему. Разве для Церкви удовлетворительна такая дилемма?



К тому же, церковный документ задуман как практическое руководство. А практическое руководство не может игнорировать серьёзных реальных проблем, которые стоят
перед тысячами реальных верующих людей.



(На практике никто ведь не станет бросать семью из-за того,
что вышел более строгий церковный документ. И слава Богу, что не станет. Эти семьи, скорее всего, просто пойдут к тем духовникам,
которые их будут причащать без требования обвенчаться - а чего требовать-то, если нельзя…)

Ответить

#
24.11.2015 в 07:13


Добрый день, Сергей.



Церковь по милости своей, на
основании канонических правил святого Василия Великого, позволяет второбрачным и третьебрачным при условии
покаяния пребывать в своём лоне, поэтому вряд ли стоит отчаиваться.

Ответить

#
18.11.2015 в 15:02

PS Простите, что текст получился ступеньками, неудобочитаемо. Как-то не так сформатировал.

Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
18.11.2015 в 13:45
Должен внести поправку к предисловию своего отзыва. Оказывается, на уровне благочиния мне таки было вовремя по электронной почте и по телефону официально сообщено о необходимости дать отзыв на данный проект документа. В почту я не посмотрел, а про звонок напроч забыл. Так что, это моя вина, что я вовремя не дал отзыв.
И всё-таки прошу священноначалие и комиссию Межсоборного присутствия учесть мой отзыв, несмотря на прошедший срок.
Ответить

#
25.10.2015 в 07:50


Издревле негативное отношение
Церкви к повторным бракам нашло своё выражение в соответствующей канонической
регламентации. 7-ое правило Неокесарийского Собора указывает на категорический отказ
Церкви принимать всякое участие в совершении повторных браков и возбраняет священникам
одобрять их. Постановления Стоглавого Собора (главы 21-23) прямо запрещают повторное
венчание.

Нынешние церковные правила, допускающие три брака, вроде как исходят из
принципа икономии: удерживающий от блуда брак, пускай он второй или даже
третий, лучше любодеяния, в которое разведённые могут пуститься после первого
брака. Справедлив ли подобный вывод? Ведь поскольку "что Бог сочетал, того
человек да не разлучает" (Мф. 19:6), кроме первого брака верующих супругов
иную приватную связь (адюльтер, повторный брак или впадение в блуд после
развода) кого-то из них следует рассматривать как прелюбодеяние по отношению к
тому, с кем сочетал Господь. Если
повторный брак разведённых Господь Бог наш Иисус Христос в Мф. 19:9, Мк.
10:11-12, Лк. 16:18 называет не иначе как прелюбодеянием, чем же тогда этот
грех меньше блудного (любодейного) сожительства разведённого с представителем
противоположного пола после первого брака?

Допущение Церковью второбрачия и
третьебрачия для разведённых, надо полагать,
уценяет саму священность брака. Это мiрские учреждения навроде загсов не ограничивают количество гражданско-брачных
регистраций, но стоит ли Церкви
Христовой венчать повторные браки разведённых, когда Сам Спаситель проповедовал
единобрачие? Или Царство Небесное уже не силою берётся, и войти в него можно и окольными
путями, а не только лишь вратами тесными?

Ответить

#
14.10.2015 в 22:20
Необходимо разделить «Таинство» — «последование» / «брак» — «венчание»: «Таинство брака» и «последование венчания». Чтобы было понятно, что Таинство — это не Венчание, а Брак; а Венчание — это последование, а не Таинство.

Таинство брака было создано вместе с созданием челевека: «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. <...> для человека не нашлось помощника, подобного ему. И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа [своего]. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть» (Быт. 2: 18, 21 – 24).

О том, каким образом наступает совершение этого Таинства, можно узнать из слов ап. Павла: «Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть» (1Кор. 6: 16). Таким образом, согласно со Священным Писанием Таинство брака не зависит ни от государственной регистрации или штампика в паспорте, ни от благословения епископа или священника, ни от последования Венчания, ни от обычаев людских, ни от чего бы то ни было ещё. Единственным условием для его совершения является совокупление. Да и когда ссылаются на то, что в древней Церкви на брак было необходимо благословение епископа, то представляется, мало того, что кощунственной, но ещё и (как сейчас принято говорить) «взрывающей мозг» ситуация, если бы ап. Павел предполагал, чтобы у него брали благословение на совокупление с блудницей.

Интересно отметить ещё одну деталь. (Может я конечно плохо искал, но я спрашивал и других, и мне помочь не смогли — если кто подскажет, буду признателен.) В Ветхом Завете отсутствует религиозный обряд бракосочетания. Чего-то аналогичного последованию Венчания. В остальных случаях аналоги присутсвуют (к елеепомазанию, правда, тоже не нашёл).

Таинство брака было благословлено самим Богом в раю: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю...» (Быт. 1: 27 – 28). Если Сам Бог благословил брак мужчины и женщины, нужно ли и ещё чьё-то благословение?

Таким образом в Таинство брака вступает любой человек независимо от религиозной принадлежности или проведения над ним соответсвующих обрядов или церимоний: религиозных, светских, церковных, мирских... Просто в силу того, что Таинство брака надрелигиозно, надкультурально, потому что «вшито» в саму человеческую природу. Это как Таинство зачатия: слияние сперматозоида с яйцеклеткой образует человека. Совокупление мужчины и женщины соединяет их в плоть едину.

Следовательно разделять Брак на гражданский, религиозный, светский, государственный, церковный, ещё какой-то — делить неделимое. Потому-то древние христиане и заключали «брак, как и все» (Послание к Диогнету, V).

Прошли века и цельное библейское восприятие брака древними христаинами стало замутняться другими воззрениями. До ХІ в. рабов не венчали и Церковь это не тревожило. Только вмешательством государства в дела Церкви, — в частности распоряжением имп. Алексия І Комнина (31-я новелла), — последование Венчания стало общеобязательным. Из некоторых источников (Канонические ответы митрополита Киевского Иоанна II) делается предположение, что на Руси простолюдины тоже не венчались и относились к Венчанию, как к «прихоти знати». Теперь же восприятие православных исказилось настолько, что Таинство брака и последование Венчания слились во едино: «Таинство Венчания» и «Таинство брака» употребляются как синонимы. «Последование» вышло из употребления и не используется вовсе.

Из вышеизложенного складывается определение:
Таиство брака — это свойственное человеческой природе таинственное соединение мужчины и женщины в едину плоть при совокуплении.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
3.10.2015 в 21:25

+Господи благослови+

Зачем в официальном документе нужна эта глупость:

"В современной практике совершение венчания до государственной регистрации брака возможно в качестве исключения по благословению епархиального архиерея – к примеру, в случаях предстоящего участия в военных действиях, тяжкого заболевания или длительного расставания будущих супругов. В ситуациях, требующих безотлагательного решения о венчании до государственной регистрации, священник может самостоятельно принять таковое решение, с последующим докладом о том епархиальному архиерею."

Какой смысл обременять сомнительными обещаниями кого-либо, ещё не вступившего в брак, если этот брак невозможен??? Зачем ломать и портить жизнь кому-то неопределёнными ожиданиями? Зачем венчать того, кто, по каким-либо причинам, пока не имеет права вступать в брак?

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
1.10.2015 в 01:22
Преподобный Феодор Студит о прелюбодейной ереси (благословении второго брака после развода) http://azbyka.ru/otechnik/Feodor_Studit/poslania/39
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
1.10.2015 в 11:50
Здесь более предметно http://azbyka.ru/otechnik/Feodor_Studit/poslania/22
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
29.09.2015 в 22:59
Надеюсь, что Межсоборное присутствие, ознакомившись со всеми комментариями к проекту документа О церковном браке, продлит его обсуждение на достаточный срок (до изчерпания всех неоднозначных вопросов) и примет меры к деятельной выработке всех необходимых положений на достойном уровне.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
29.09.2015 в 22:55

1. Необходимо возродить дореволюционные нормы. Например. Развод недопустим в случае прелюбодеяния обоих супругов. Бракоразводное дело не может быть начато, если узнав о прелюбодеянии невиновная сторона продолжила сожительство с виновной.

2. И еще большой вопрос, можно ли признавать развод непрактикующих верующих? Все задаются вопросом, можно ли таковых венчать. Но можно ли таковым признавать развод? Уместно ли вообще ставить вопрос об этом перед церковной властью или следует его отклонять. Ведь таковые люди не попытались ничего сделать для сохранения семьи, для достижения единства во Христе. С какой стати они могут вот так легко получить освобождение от этой обязанности? Если от виновной стороны не принимается требование развода, потому что она отторгла себя от тела Церкви, то и от «невиновной» по той же причине это требование можно не принимать.

3. Не просто советовать (в документе и этого нет) постоянно исповедоваться и причащаться, а указать, что без этого церковный брак не может быть заключен и без этого невозможна церковная семейная жизнь. А посему требовать прежде вступления в брак начала сознательной церковной жизни (участия в таинствах) от каждого из брачующихся. В конце концов как можно венчать иначе? Ведь если церковная жизнь начнется с венчания, то легко может оказаться, что одна сторона в ней преуспеет, а другая застрянет, и им обоим станет понятно, что в самом-то главном у них оказывается необходимого единства нет и жить вместе они не могут.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
27.09.2015 в 02:32
Основополагающее уточнение от Свято-Тихоновского университета.

Когда говорится, что Бог установил в раю союз мужчины и женщины, непонятно, о чем идет речь. Святые отцы говорят здесь именно о девстве как первозданном состоянии. О браке же в нашем понимании говорят именно как о привнесенном грехопадением.

Изчерпывающе (на мой взгляд) - Златоуст. Книга о девстве
Ответить

#
10.10.2015 в 22:30
И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.
УПО: І поблагословив їх Бог, і сказав Бог до них: Плодіться й розмножуйтеся, і наповнюйте землю, оволодійте нею, і пануйте над морськими рибами, і над птаством небесним, і над кожним плазуючим живим на землі!
KJV: And God blessed them, and God said unto them, Be fruitful, and multiply, and replenish the earth, and subdue it: and have dominion over the fish of the sea, and over the fowl of the air, and over every living thing that moveth upon the
Какая-то неувязочка получается...Со Златоустом не поспоришь, но с переводом ...Что в нашем понятийном аппарате слово "девство" то же оставляет много вопросов, а у греков это может быть озвучено по другому?..
Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть (Бытие 1-24)

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
11.11.2015 в 06:34

Лопухин А.П.

Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть

«Потому оставит человек отца своего и мать свою…» Слова эти следует приписывать самому Богу, освятившему таинство брачного союза и давшему его основоположение на будущее время. Заключенная в этих словах мысль, с одной стороны, удостоверяет богоучрежденность брака, с другой - провозглашает два основных его закона - единство и нерасторжимость, как толкует и само Священное Писание (Мф 19.4-5; Мал 2.14-15; 1Кор 6.16; Еф 5.31 и др.).

«и прилепится к Жене своей; и будут (два) одна плоть…» Слово «прилепится» по еврейски выражено глаголом дабак, означающим поглощаться, ассимилироваться, уподобляться (Втор 10.20; 3Цар 11.2), и, следовательно, указывает не столько на физическую связь между супругами, сколько на духовное объединение их интересов, настолько тесное, что они должны представлять собой уже не две особых, а как бы одну общую личность. Этот тесный духовно-нравственный союз супругов, как в Священном Писании, так и у отцов Церкви служит образом союза Христа с Церковью (Еф 5.30-31; Иоанн Златоуст, Августин и др.).

http://bible.optina.ru/old:gen:02:24

Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
28.09.2015 в 11:15
В чьем лице выступает ПБСТГУ (и он ли?), утверждая (и это ли?), что "брак в нашем понимании привнесен грехопадением"?
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
29.09.2015 в 22:51
О, простите. Я, конечно же, поспешил, сказав, что это Златоуст. Нет, Златоуст просто много об этом сказал и разъяснил недоуменные вопросы. А так ведь в Библии прямо и сказано:

Адáмъ же познá Е́ву женý свою́, и зачéнши роди́ (Бытие 4: 1).

Так что само Слово Божие свидетельствует, что брак в нашем понимании явился только лишь после грехопадения. А Златоуст подробно объясняет, отвечает на недоумения, приводит пример ветхозаветных праведников, хранивших девство и целомудрие.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
29.09.2015 в 10:18
Это утверждает святитель Иоанн Златоуст. Обосновывает он так: до грехопадения нынешнего брака не было и после воскресения не будет, и Христос хотя не заповедал девства всем равно, однако указал на его превосходство и к нему призвал, также и апостол Павел, по изъяснению Златоуста, говорит о браке так, что на деле призывает к девству.

А статья Свято-Тихоновского вот: http://www.pravmir.ru/o-tserkovnom-brake-nuzhdaetsya-v-dorabotke/ Кроме унизительного для християнской нравственности предложения венчать в субботы все остальное весьма достойно.
Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
29.09.2015 в 19:01
Даже из непрямого цитирования свт. Иоанна не следует, что он считал брак в нашем понимании "привнесенным грехопадением". У него сказано о предусмотрительном устроении человека в перспективе его грехопадения, не о том, что нечто было привнесено грехопадением. Обратите внимание на аргументацию отлучения от Церкви за гнушение браком. Считать его за "привнесенное грехопадением" - это принижение того, что Бог сотворил.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
30.09.2015 в 15:25
А почему же Вы избегаете прямого приведения слов великого святителя и вселенского учителя? Вот что говорит он:

Кто охуждает брак, тот сокращает славу и девства; а кто одобряет брак, тот еще более возвышает девство и делает его более дивным и светлым. Что является добром в сравнении лишь со злом, то не есть еще великое добро; а что лучше всякого общепризнанного добра, то есть добро по преимуществу; таким добром мы и представляем девство. Посему как те, которые охуждают брак, лишают через то похвал девство, так не порицающий брака восхваляет не столько брак, сколько девство. И из тел мы называем красивыми не те, которые лучше изуродованных, но те, которые лучше целых и не имеющих никакого повреждения. Брак - добро; и девство потому достойно удивления, что оно лучше добра. (Книга о девстве, 10)

Когда сотворен был весь этот мир и устроено все необходимое для нашего наслаждения и употребления, то Бог создал человека, для которого и сотворил мир. Первозданный жил в раю, а о браке и речи не было. Понадобился ему помощник, - и он явился; и при этом брак еще не представлялся необходимым. Его не было бы и доселе, и люди оставались бы без него, живя в раю, как на небе, и наслаждаясь беседой с Богом; плотская похоть, зачатие, болезни чадородия и всякая вообще тленность не имели бы доступа к их душе, но, подобно светлому ручью, текущему из чистого источника, люди пребывали бы в том жилище, украшаясь девством. На всей земле не было тогда людей, чего теперь боятся те попечители вселенной, которые тщательно заботятся о чужих делах, а не хотят помышлять о своих, которые опасаются, как бы не прекратился весь род человеческий, а нерадят каждый о собственной душе так, как бы о чужой, хотя о ней потребуется от них точный отчет даже в малейших предметах, между тем как, за уменьшение людей они не будут подлежать ни малейшей ответственности. Не было тогда ни городов, ни искусств, ни домов, о чем вы также не мало заботитесь; не было тогда ничего этого, однако ничто не возмущало и не извращало той жизни блаженной и гораздо лучшей, чем настоящая. Когда же (первозданные) преслушались Бога и сделались землею и пеплом, то вместе с той блаженной жизнью утратили и красоту девства; и оно, вместе с Богом, оставило их и удалилось. Пока они не были уловлены дьяволом и почитали своего Владыку, дотоле и девство продолжало украшать их более, нежели царей украшают диадема и золотые одежды; а когда они, сделавшись пленниками, сняли с себя это царское одеяние и сложили это небесное украшение, и приняли смертное тление, проклятие, скорбь и многотрудную жизнь, тогда вместе с этим произошел и брак - эта смертная и рабская одежда. "а женатый", говорит (апостол), "заботится о мирском" (1Кор. 7:33). Видишь ли, откуда получил свое начало брак и отчего он оказался необходимым? От преслушания, от проклятия, от смерти. Где смерть, там и брак; не будь первой, не было бы и последнего. Но девство не имеет такой связи (со смертью); оно всегда полезно, всегда прекрасно и блаженно, и прежде смерти, и после смерти, и прежде брака и после брака. (Книга о девстве, 14)

Бог соизволил так, как говорит (Писание), из-за нас и вследствие нашего непослушания. Иначе, почему брак не явился прежде обольщения? Почему в раю не было соития? Почему прежде проклятия не было болезней чадородия? Потому, что тогда это было излишним, а после стало необходимым, по причине нашей немощи, как это, так и все прочее: города, искусства, одежды и множество остальных нужд. Все это привлекла и привнесла смерть вместе с собою. Итак, что допущено по причине твоей немощи, того не предпочитай девству или, лучше сказать, и не равняй с ним; иначе, продолжая эту речь, ты скажешь, что и двух жен иметь лучше, нежели довольствоваться одною, так как и это дозволено в законе Моисеевом; а затем ты предпочтешь также богатство произвольной нищете, пресыщение воздержанию и мщение великодушному перенесению обид. (Книга о девстве, 15)

Ты же, скажет кто-нибудь, охуждаешь все это. - Нисколько не охуждаю, потому что это позволено Богом и в свое время было полезно; но я утверждаю, что это маловажно и составляет занятие более детей, нежели мужей. Посему и Христос, желая сделать нас совершенными, повелел отлагать это, как одежды детские и неспособные ни прикрыть человека взрослого, ни украсить "в меру полного возраста Христова" (Ефес. 4:13), а повелел облекаться в одежды более благообразные и совершенные, не противореча себе, но вполне последовательно. Хотя последнее повеление больше первого, но цель Законодателя одна и та же. Какая же это цель? Пресечь порочность нашей души и возвести ее к совершенной добродетели. (Книга о девстве, 16)

http://www.kistine1.narod.ru/ZLATOUST/Z01_1/Z01_1_14.htm

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
27.09.2015 в 02:07
О разводе очень важное уточнение сделали в Свято-Тихоновском университете. Мы не можем говорить, что архиерей разторгает брак или даже просто признает его разпавшимся, то есть выносит решение о разводе. Это прямое противоречие Евангелию:

éже ýбо Бóгъ сочетá, человѣ́къ да не разлучáетъ. (Матфей 19: 6)

Это лишний раз подтверждает несостоятельность указанных поводов к разводу и невозможность второго брака после развода.

Архиерей может лишь признать, что люди нагрешили, и определить наказание виновному (в случае болезни, например, виновным тогда может оказаться и тот, кто бросает болящаго). Но наказание виновному архиерей может назначить только тогда, когда виновный придет к нему с раскаянием. Разумеется, предварительно виновный должен оставить грех (прервать прелюбодейную связь, вернуться в семью).

Но тогда причем здесь вообще архиерей? Люди сами решают разводиться им или снова сойтись (причем право на такое решение Господь дал только в случае прелюбодеяния и только невиновной стороне). Архиерей же только определяет канонические последствия, прежде всего, кто из них может продолжать церковную жизнь (причащаться), а кто должен быть от нее отлучен и на какой срок.
Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
24.09.2015 в 01:40

Комментарии к главе



III. Прекращение брака











Продолжим
рассмотрение проекта «О церковном браке» (далее – Проект).



В рассматриваемом документе в первую очередь указывается на, собственно,
единственный, упоминаемый Спасителем повод к расторжению брака: прелюбодеяние.
Чтобы приводимые далее канонические поводы получили достаточный вес,
объясняется, что «возможен развод и в случаях, влияющих на брачный союз так
же разрушительно
(здесь и далее выделено нами. – И.П.), как и
прелюбодеяние», а поскольку брак еще прекращается со смертью одного из
супругов, там же говорится, что «кроме того, Церковь сочла допустимым ряд
поводов к бракорасторжению, которые могут быть уподоблены естественной
смерти
одного из супругов, прекращающей брак».



Далее следует перечисление поводов из «Основ социальной концепции РПЦ».
Прежде, чем высказаться по ним, спешу уточнить, что не собираюсь оспаривать
этот авторитетный документ, принятый Архиерейским собором 2000 г., но кто же нам
мешает, приняв его положения за основу рассматриваемого проекта, развить их в
соответствии с актуальными запросами, внеся необходимые дополнения и уточнения
?



Итак, п. 1: «отпадение одного из супругов от Православия».



По правде сказать, очень странно смотрится этот пункт, учитывая, что в
предыдущей части документа сказано о возможности брака с инославными.
Оправданность такой «пастырской икономии», допускающей общение в таинствах с
инославными (хотя бы только в рамках венчания) – тема, заслуживающая отдельной
дискуссии, поэтому не хотелось бы на нее отвлекаться, тем более, что в
комментариях к предыдущей части Проекта мы уже высказывали свои соображения по
этому вопросу. Однако, вне зависимости от них, если исходить из контекста
рассматриваемого документа, тут очевидно
противоречие как соборно утвержденной позиции РПЦ, так сказанному в предыдущей
части о допустимости освящения смешанных браков. Вероятно, имеет смысл заменить
слово «православие» на «христианство». Тогда, по меньшей мере, в контексте данного
документа, все встанет на свое место.



Кроме того, необходимо конкретизировать, что следует понимать под «отпадением»?
Как мы уже ранее обращали внимание, у нас не все просто и с критериями
принадлежности к Православию. Если строго подходить, то наше хваленное
статистическое большинство – сплошь, за малюсеньким исключением, отпавшее.
Ведь, согласно 80-му правилу VI Вселенского Собора, не участвовавшие без уважительной причины в течение
трех воскресных дней в богослужении, считаются отпавшими от Церкви и
принимаются через покаяние. А пока они не покаялись… Не будем забывать, что
прощение и разрешение в таинстве Покаяния – это воссоединение с Церковью, после
отпадения через грех.



По всей видимости, составители Проекта имели в виду опять же икономичное
истолкование отпадения, но тогда надо как-то обозначить демаркационную линию,
за которой начинается отпадение в область вечного некроза.



Можно продумать разные варианты. Например, оставить как повод отпадение от
Православия (это, в самом деле, повод, если отпавшая сторона была на момент
заключения брака православной), но добавить и отпадение от христианства
(прописав хотя бы минимально признаки отпадения), и такой повод, как, например,
увлечение оккультизмом и т.п. (тут можно основательно продумать перечень
всего, что несовместимо с христианством, но, тем не менее, в обыденной жизни
сплошь и рядом совмещается, и представляет духовную опасность, особенно для
детей). Ладно, если человек заявляет: «я больше не православный, а…» (вставить
по вкусу инославную конфессию), или «я не христианин больше, а…» (и тут все,
что пожелаете из тьмы кромешной, где плач и скрежет зубов). В этом случае
просто: отрекся устами во всеуслышание? Ура, он признался! Идем разводиться!
Но ведь отпадение может быть и недекларируемым…



Следующий пункт, на который необходимо обратить внимание – это п. 2:
«прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19; 9) и противоестественные
пороки
». Ну, с прелюбодеянием, как поводом, все ясно, не только потому, что
об этом ясно говорится Христом в Евангелии, но и потому что прелюбодеяние – это
действие, в данном контексте – это конкретный поступок,
совершенный в определенном месте и в определенное время (доказать не всегда
получается, но все же либо оно было, либо нет). А с пороками все намного
сложнее. Порок – это не поступок, а болезнь души, ее поврежденность,
причем не застывшая, не зарубцевавшаяся, а воспаленная, побуждающая к
усугублению этого разрушительного процесса. Человек может страдать порочной
страстью, но не позволять себе идти у нее на поводу (допустим, когда-то грешил,
страсть укоренилась, а теперь он держит себя в руках, и порок действует в нем,
но лишь на уровне помыслов). Это повод для развода? Не думаю. Но порок есть. И,
может быть, даже противоестественный. Так что для ясности тут надо внести
небольшую правку, заменив словосочетание «противоестественные пороки», на «подверженность
противоестественным порокам
», что подразумевает осуществление
порочных наклонностей
(неважно, на каком уровне, хотя бы на таком «безобидном», как
индивидуальный просмотр детской порнографии – это осуществление).



Вызывает недоумение формулировка повода к разводу в п. 4: «монашеский
постриг одного из супругов, совершенный при условии взаимного согласия и
выполнения всех нравственных обязательств по отношению к членам семьи
».
Мысль понятна. Непонятна последовательность. Это, что ж получается: постриг
совершается до развода?.. Ну, так же выходит, если о постриге говорится в
прошедшем времени.



Т.е. половина, взыскующая постнического жития, поселяется в монастыре,
живет там на послушании nn-ое количество лет, потом посвящение в рясофор, затем, спустя какое-то
неопределенное время («а годы летят, наши годы, как птицы летят…») – постриг в
мантию, после которого (бразильские сериалы отдыхают!),
оставшаяся в миру половина получает долгожданную смску: «Поздравь с постригом,
поцелуй за меня детей и внуков, и подавай на развод»? Так что ли? Ну не сочтите
за издевательство, но так ведь получается, если исходить из текста, в котором
даже не учитывается, что под монашеским постригом в строгом смысле понимается
«малая схима», а иноческий постриг (посвящение в рясофор) и как полноценный
постриг-то обычно не рассматривается, поскольку еще не произносятся монашеские
обеты.



К чему все эти замечания, скажете, если мы все равно понимаем, о чем речь?
А к тому, что формулировки любого нормативного документа должны быть
предельно ясны и не допускать двусмысленных толкований, чтобы сводить до
минимума возможность злоупотреблений
.



Если я правильно понял составителей, они хотели сказать, что:



поводом к разводу
является твердое намерение одного из супругов (
N) принять
монашеский постриг, при условии: 1) взаимного согласия и выполнения со стороны
N всех
нравственных, материальных, финансовых и юридических обязательств по отношению
к членам семьи; 2) благословения правящим архиереем этого намерения и
подтверждения настоятелем (наместником) монастыря, готовности принять на
послушание N
. Вот после
этого – развод, и только после него – на ПМЖ в монастырь (причем со стороны
монастыря ему не может быть никаких гарантий, что это будет именно ПМЖ, а не
всего лишь временная и неудачная с его стороны попытка изменить свой социальный
статус).



Следующий повод, который хотелось бы прокомментировать – п. 6: «заболевание
одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински
засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга
».
Всякое перечисление, по идее, предполагает какую-то логику. Единственный общий
признак у всего перечисленного – болезнь. И всё. Это все равно, что сказать: «У
Таси росли яблони, черника, васильки, лютики, крыжовник, репейник и мох» (при
том, что в не упомянутом, но как бы подразумеваемом саду еще много, чего росло
из деревьев, кустов, цветов, трав). Нет, я ничего не имею против, что выросло,
то выросло, но, чем вам не угодили другие венерические заболевания? Почему
такая привилегия сифилису, который давно уже лечится антибиотиками, а неизлечимый
ВПЧ, некоторые штаммы которого обладают повышенной онкогенностью,
проигнорировали? Чем не угодила старая, добрая гонорея, которая, конечно, тоже
лечится, но, тем не менее, никуда не исчезла? А множество других заболеваний
этой категории, а гепатиты В и С, передающиеся, преимущественно,
гематологически, но и половым путем тоже? Очень, кстати, нехорошие
заболевания, которые могут и к летальному исходу привести.



Многовато получается? Согласен. Тогда почему бы вместо неоправданно
скудного перечисления, не сказать просто «венерические заболевания», тем самым
охватив полностью весь объем инфекций, дающих повод предполагать супружескую
измену? Ведь если в этом пункте из венерических болезней упоминаются только
сифилис и СПИД, формально получается, что заболевание любой другой
венерической болезнью не является поводом для развода
.



Опять же, об адекватной терминологии. Не надо путать ВИЧ и СПИД. Последнее
– это уже финал, торжество смертельной болезни, а до этого не то, что годами, десятилетиями
человек может быть носителем ВИЧ. Упоминанием о заболевании СПИДом
как поводе к разводу, формально не позволяется развод на стадии
ВИЧ
. Поэтому надо говорить не о заболевании СПИДом, а об инфицировании
ВИЧ, как о поводе для развода
.



Что касается алкоголизма и наркомании, то далеко не всегда реально бывает
добиться медицинского подтверждения (кстати, неплохо бы в этом контексте
вспомнить и об игромании). Это зависит от доброй воли болящего. Кто имел дело с
этой социальной категорией, понимает, о чем я говорю. Для алкоголика и
наркомана признать себя таковым (со всеми вытекающими) – полпути к
выздоровлению. А если он этого не хочет? Или даже понимает, но из вредности не
делает того, что может облегчить жизнь второй половине – тогда что?



Думаю, тут можно положиться на свидетельство священника,
через которого, в любом случае, должно подаваться прошение о разводе.



Другой повод, требующий хотя бы самого общего пояснения – п. 8: «злонамеренное
оставление одного супруга другим
». Что значит «оставление»? Временное
расставание, пусть и длительное – это оставление? Каковы пределы самовольного
расставания, чтобы это можно было квалифицировать как «оставление»? И в чем
разница между «злонамеренным» и «добронамеренным» оставлением?



Поверьте, это не праздное любопытство. За почти четверть века пастырского
служения мне довелось насмотреться на разные трагичные ситуации. Я уж не говорю
о том, что, начиная с 90-х гг. прошлого века, в очень многих семьях сложилась
такая ситуация, что один супруг дома, а другой где-нибудь за границей деньги
зарабатывает.



Вроде бы, если человек едет зарабатывать на семью – это не злонамеренное
оставление, так? А если вторая половина, остающаяся дома, против? А если эта
половина знает себя и боится, что не выдержит разлуки, и тогда
пропади оно все пропадом, всех денег все равно не заработаешь, и просит не
уезжать, тогда что?
Благими намерениями вымощена дорога известно
куда. Вот такая ситуация – это «добро-» или все же «злонамеренное» оставление?



А когда жена просит своего мужа-моряка списаться на берег или хотя бы
устраиваться на сравнительно короткие рейсы, а он продолжает уходить на полгода
– это «зло-» или все же «добронамеренное» оставление (так и слышу голоса в
защиту: ведь он же не на Канары ездит отдыхать, он на семью зарабатывает)? А
то, что он как баран долдонит свое: «надо терпеть», когда жена чуть ли не
открытым текстом ему говорит, что еще немного и ее налево снесет, слезно умоляя
избавить ее от непосильного искушения – это нормально?!.. И вот произошло то, что
произошло. Кто виноват? Конечно, она. Фу-фу-фу! – падшая женщина!!! А он
белый и пушистый.



Его, конечно, жаль тоже. Что поделать, если мышление у него настолько
ригидное… Тоже ведь увечность своего рода. Но как не счесть того, что он
продолжал делать, вопреки просьбам жены – именно «злонамеренным оставлением»?

Если я неправ, пожалуйста, объясните, в чем. Но, в любом случае, мое недоумение
само по себе уже показывает, что это место в документе требует пояснения.



Другое условие развода – п. 10: «посягательство одного из
супругов на жизнь или здоровье другого либо детей, установленное в судебном
порядке
».



Начнем с конца. Выше уже говорилось о неадекватности нашим реалиям
требования медицинского свидетельства алкоголизма или наркомании, чтобы можно
было на этом основании развестись. Здесь аналогичная ситуация, но уже с
судебным решением. Такое впечатление складывается, что составители живут
каком-то оазисе «светлого будущего», где подобные злодеяния – вопиющее
исключение, вызывающее праведное негодование во всех окружающих и такое же
всеобщее устремление оказать горячую поддержку жертве.



Да жертва до суда может не дожить, если попытается
посадить домашнего садиста!
Причем необязательно он ее прибьет. Скорей всего сживут ее со свету
родственники и друзья супруга, которого она, злодейка такая, пытается посадить.
За что?!! Ну, повоспитывал немного. На то и отец! Ну погонялся с топором за
женой вокруг дома… Так ведь не убил же! Ну, дал подзатыльник сыну, чтобы не
упрямился, а как же с ним еще? Какое тут посягательство? А то, что у сына после
этого зрение стало падать, так это потому, что читает слишком много…



Посягательство на жизнь и здоровье – это юридическая категория,
предполагающая умышленное причинение смерти или тяжкого вреда здоровью. А
умысел очень трудно доказать. Да и нужно ли в данном вопросе? Ну,
допустим, не бывает у человека умысла убить или покалечить свою
жену/мужа/ребенка, но его/ее образ жизни таков, что угроза жизни и здоровью
домашних возникает сама собой. И что теперь? Ждать, пока он «нечаянно» не
покалечит или «случайно» не убьет? Ну, чтобы уж точно можно было в суде
зафиксировать «посягательство», да?..



А может, не стоит ставить решения архиерея (а именно ему, или комиссии при
нем решать такие вопросы) в зависимость от внешних факторов, далеко не всегда
способствующих установлению истины? Или нужно привести примеры из жизни, как
люди ополчаются на жертву, солидаризуясь в поддержку какого-нибудь негодяя,
только потому, что он – «свой», или просто потому, что инстинктивно
хотят быть на стороне сильного, а то, как бы самим не пострадать? И,
может, не будем недооценивать опасность элементарной распущенности, из-за
которой человек дает волю рукам (и не только), не контролируя ни силы удара, ни
его направления?



Есть в этом и другой аспект. Даже если опустить угрозу причинения тяжкого
вреда здоровью, мы все равно оказываемся перед вопросом, а как же душа? Вот мы
видим в посягательстве на жизнь и здоровье повод к разводу. Это справедливо.
Несправедливо другое. Подразумевая биологическую жизнь и физическое
здоровье, но, не упоминая при этом об угрозе духовному здоровью, мы как бы
опровергаем фундаментальное положение христианской антропологии о приоритете
духовного над душевным, а душевного над телесным. Получается, что опасность
пострадать физически – повод к разводу, а опасность остаться душевным калекой
(особенно это касается детей) и духовно погибнуть – это так, «абстракция»
(излюбленное слово невежественных и циничных людей для обозначения чего-то, по
их мнению, отвлеченного от реальной жизни)?



Каково матери, например, видеть, что муж спьяну (а может, и на трезвую
голову) куражится перед сыном, рассказывая о своих похождениях, внушая ему
безнравственные установки? А если он так себя ведет, что у детей формируется
порочная модель семейных отношений?



Представим достаточно банальную ситуацию. Муж демонстративно не ставит жену
ни во что, ее мнением интересуется исключительно лицемерно, чтобы создать
видимость свободного принятия решений, а на ее малейшее поползновение в сторону
реализации какого-то самоуважения реагирует манипуляциями, шантажом. Дети видят
все и усваивают эту порочную модель семейных отношений. Не то, чтобы она им
нравится, но это их модель, и по ней они теперь будут,
скорее всего, формировать свои отношения с противоположным полом: мальчики,
самоутверждаясь за счет своих избранниц, девочки – западая на таких же
моральных уродов, как их отец. Повторяю, не потому, что им это нравится, а
потому, что это их «родное».



Но не бьет. «Посягательства» тут не пришьешь. Угрозы жизни и физическому здоровью
– никакой. Тут не то, что суду нечего устанавливать, а даже многие люди не
поймут: не пьет, не бьет (жену пальцем не трогает, а если детей, то
умеренно), не изменяет! Молиться на такого надо, чего еще хочешь, дура?!!..



А если педофилия?.. Думаете, доказать внутрисемейную педофилию так просто?
Не забывайте про ближний круг: родственники, друзья – все они
заинтересованы, чтобы на них не легло пятно позора
. Сломать волю
пострадавшей и отбить охоту жаловаться (а если заявление уже подано, достаточно ее заставить путаться
в показаниях следователю и на суде, чтобы преступника оправдали) – это несложно.
Обычно она уже до этого изрядно психологически покалечена. Мать в этой ситуации
часто либо занимает позицию «блаженного неведения» или «убежденного неверия»,
либо реагирует как самка, увидевшая в своей дочери соперницу, которая «сама
во всем виновата», потому что «сучка не захочет – кобель не вскочит»
и
прочая народная мудрость. Но в том случае, если мать встанет на защиту дочери,
ей, с большой долей вероятности, придется столкнуться с порочной солидарностью
тех, кто, по совести, должен был бы ее не только поддержать, но и в ногах
валяться, испрашивая прощения за своего «урода в семье».



Какой тут суд?.. В этом случае никаких ни медицинских подтверждений у нее
не будет (если не было глубокой пенетрации, как это нередко случается в подобных
случаях, то и дефлорации не произошло), ни, тем более, судебных постановлений.
Зачастую, максимум, что мать пострадавшей может – это просто развестись в
гражданском суде и переехать в другой населенный пункт. И что теперь? С
церковной точки зрения она должна оставаться «мужней женой», только потому,
что ей формально нечего приложить к своему прошению о разводе?!



Кстати, о прошении. Бальзам на мои раны! Теперь с прошением о прекращении
церковного брака можно будет обращаться к архиерею, непосредственно после
гражданского развода, не дожидаясь вступления в новый брак. До сих пор развода
как такового не было. Архиерею направлялось прошение настоятеля с приложением
прошения лица, ранее венчавшегося, с кратким изложением
тогда-то-на-такой-то-женился-развелся-встретил-желаю-создать-православную-семью
и соответственно «прошу признать развод
с такой-то и благословить на венчание с такой-то». Прилагались еще
свидетельства о разводе, а если просители успели пожениться – то и о регистрации.



Неудобство состояло в том, что этот период с момента гражданского развода
до получения благословения на брак был каким-то… непонятным. Ну, сами
подумайте, каково, например, верующей женщине принимать ухаживания сколь угодно
симпатичного ей мужчины, если ее брак в церковном отношении не прекращен? Да и
мужчине как-то неудобно строить на кого-либо виды, оказывать соответствующие
знаки внимания, если он сознает себя пред Богом все еще мужем той, которая ему
давно рога наставила и уже обзавелась другой семьей. Нет, речь не о добрачных
отношениях, а просто допустимости естественных чувств и знаков внимания,
которых человек, находящийся в браке, не может себе позволить по отношению к
кому-либо другому. Помню, когда ко мне обращались с этими недоумениями, я
чувствовал себя крайне неудобно, потому что очень хорошо понимал смущение этих
людей. Конечно, как мог, объяснял, что «раз виновная сторона – та, вы можете с
чистой совестью устраивать свою личную жизнь», но все равно оставался какой-то
осадок, что я советую что-то непотребное.



Но теперь, слава Богу, в разработке находится этот документ, в котором,
наконец, предусмотрена разумная и человеколюбивая процедура. Причем не только формально
невиновная (и не факт, что совсем-таки невиновная) сторона может со дня
прекращения брака с чистой совестью устраивать свою личную жизнь, но и виновная сторона (и тоже не
факт, что грех целиком и полностью на ее совести) тоже получает шанс, сделав
оргвыводы и принеся покаяние, вновь попытать счастья: «По исследовании вопроса
епархиальный архиерей выдаёт свидетельство о признании данного церковного брака
распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим
браком. Виновной стороне такая возможность может быть предоставлена после
принесения покаяния и исполнения епитимии, о чем виновному супругу также может
быть выдано свидетельство в случае его обращения».



Мое мнение таково, что в решении вопросов о браках и разводах предоставить
пастырям и архипастырям возможность максимальной икономии в отношении
постоянных прихожан, если последние руководствуются в своих намерениях
религиозно-нравственными мотивами, и, наоборот, предельно ограничить
возможности венчания лиц, не собирающихся ни воцерковляться, ни созидать семью
как «малую церковь», особенно, если речь идет о второбрачии, для чего позволить
пастырям ходатайствовать о благословении на второй брак лишь для постоянных
прихожан, которые именно хотят создать христианскую семью, а не просто получить
санкцию на половую жизнь и прочее. Остальные пусть себе повторно женятся, но
зачем освящать союз, который не в Господе все равно, где до Господа никому нет
особого дела, где с Ним не считаются и не выстраивают отношения на основе Его
заповедей?



И еще, думаю, этому документу не хватает небольшого заключения, в котором
бы предусмотрительно давалось разъяснение тем из нас, кто у святых Отцов найдет
очень строгие суждения о разводах и высказывания о невозможности даже для
невиновной стороны вступления в новый брак при живом(-ой) супруге. А такие
недоумения будут. И на них можно ответить, не противореча ни Евангелию, ни
Отцам, но полностью в духе христианского человеколюбия.



Аргументацию строить можно на самой концепции церковного Брака – таинства
соединения «в плоть едину», таинства рождения «малой церкви».



Господь провозгласил нерасторжимость брака. Кому Он ее объявил? Своему
народу – Израилю. Кем был Израиль на тот момент? – Ветхозаветной Церковью. Кто
на сегодняшний день Новый Израиль? – Церковь Христова. Аналогично
тому, как в таинстве Крещения освящается и брак, в котором состоят крещаемые,
так же и в случае отпадения одного из супругов от Церкви, распадается и то, что
их связывало в Церкви – он вне Церкви, вне ее таинств, вне всего, что в ней
объединяет; вне евхаристического единства, значит, и вне брака, который
евхаристичен по своей природе. В этом случае брака в христианском понимании,
как «домашней церкви» уже нет. Он фактически распался, вне зависимости от того,
соблюдены ли формальности на светском и церковном уровнях.



Не скажу, что это единство невозможно восстановить, в случае покаяния
отпавшей стороны, но на тот момент, когда она в своем отпадении от Христа упорствует,
христианский брак является распавшимся.



Вдумаемся: прелюбодеяние по плоти – основание для развода, а прелюбодеяние
по духу – нет?!.. Опять внешнее ставим выше внутреннего, а то, что по плоти, ставим
выше того, что по духу? Измена супружеская – повод к разводу, а измена нас
ради воплотившемуся, распятому и воскресшему Христу
нет? Что-то
тут не то, согласитесь…



И тогда вновь и вновь встает перед нами вопрос: а каковы признаки отпадения
от Церкви? Только ли публичное отречение? А если человек делами
отрекается? Если он не то, что случайно сорвался, а систематически ведет себя
несовместимым с Евангелием образом, тем самым показывая, что заповеди ему не
указ? Т.е., повторяю, речь не о срывах, а о жизненной позиции,
декларируемой, если не словами, то поступками, отношением к своим ближним, о
позиции, свидетельствующей о непризнании основ веры и нравственности
христианской
.



Мне известны случаи, когда священники настойчиво советовали женам, не
разводиться с мужьями, даже узнавая об инцесте и педофилии.
Если благочестивые жены соглашались (послушание ведь выше поста и молитвы),
беда только усугублялась, но мне неизвестен пока ни один случай, чтобы такой «отец-советчик»
бросился в ноги пострадавшим и вымаливал прощение за свою безответственность. Зато
известен случай в одной из сибирских епархий, когда священник, убедивший мать
пострадавшей девочки («пострадавшей» – не то слово, потому что страдание продолжалось
годами) принять мужа педофила (якобы раскаявшегося). И даже зная о
возобновившихся посягательствах, он продолжал убеждать девочку быть послушной
отцу, который талантливо разыгрывал в храме образ благочестивого прихожанина.
Как вспоминает мать пострадавшей: «Отец N со мной общался сквозь зубы, а … (дочку) пытался наставить, чтобы она почитала отца и слушала его». И ни тени
сомнения, ни полслова сожаления, ни даже попытки попросить прощения за ошибку,
стоившую девочке новых страданий, пока мать не переехала с ней в другой город –
ничего даже по сей день. Видимо отец N считает себя честным служителем, стоящим
на страже семейных ценностей, и даже если ошибся, так с кем не бывает, да?..
Как там говорится: «у каждого врача есть свое маленькое кладбище»?



Тогда, может, стоит предусмотреть возможность такого головотяпского «соблюдения
канонов», и составить рассматриваемый документ с поправкой на
существование стереотипов, из-за которых некоторые священники, надеясь избежать
ответственности за применение головы по ее прямому назначению, дают советы, а
то и не советы, а целые благословения, которые приводят к страшным
последствиям?

Ответить

#
29.09.2015 в 00:14
Еще раз хочется поблагодарить о.Игоря за подробные и богословски осмысленные комментарии к рассматриваемому документу.
Но, все же, как мне видится, остается не рассмотренным или не получившим должного разъяснения, присутствующий в тексте термин - "бракорасторжение". Не понятно, что здесь имеется ввиду.
В подтверждении своих недоумений хочу привести статью о.Михаила Дронова - епархиального судьи Берлинской епархии, опубликованную в журнале "Альфа и Омега", № 3(47) за 2006 г.

БРАК И РАЗВОД
Размышления епархиального судьи

Церковный брак и церковный развод

Развод — пугающее слово, одно из самых психологически нагруженных слов, которые люди употребляют в своем языке. Оно страшит тяжестью и болью, когда семейная драма миновала “точку возврата”. Все прежние грезы бывших влюбленных окончательно раздавлены; государственные чиновники вмешались в то, что для двух людей некогда было самым дорогим, что они инстинктивно оберегали от любого взора, не способного им сорадоваться. Развод ставит законную юридическую точку в жизни бывших супругов, а часто и их детей. Документ о разводе хоть и бывает желанен, но не радует его обладателей, он всегда отзывается болью в душе, — тем более если слово развод соединено со словом: церковный… Это должно быть еще страшнее, чем просто развод. Однако именно такое словосочетание “за­кон­ный церковный развод” мы находим в “Основах социальной концепции Русской Православной Церкви”: “Церковь отнюдь не поощряет второбрачия. Тем не менее, после законного церковного развода, согласно каноническому праву, второй брак разрешается невиновной стороне” (X.3). Из определения этого концептуального документа мы можем сделать два основных вывода:

1. церковная практика допускает “законный церковный развод”;

2. церковный развод ставится в прямую связь с повторным браком.

Здесь возникает ряд вопросов. Если имеет место церковный развод супругов, то логично было бы разобраться, что представляет собой брак, который при этом Церковь аннулирует? Если это особый церковный брак, то чем он отличается от обычного? И что такое вообще брак, для которого пугающей выглядит перспектива даже “обычного” развода?

Правильнее всего будет обратиться за ответом все к той же “Социальной концепции Русской Православной Церкви”. Главная мысль, которую по отношению к церковному браку проводит “Социальная концепция”, это его некая комплементарность (дополнительность) по отношению к тому браку, который Бог установил для Адама и Евы в раю: «Христианство дополнило языческие и ветхозаветные представления о браке возвышенным образом союза Христа и Церкви <...> Для христиан брак стал не просто юридическим договором, средством продолжения рода и удовлетворения временных природных потребностей, но, по слову святителя Иоанна Златоуста, “таинством любви”, вечным единением супругов друг с другом во Христе» (X.2).

Таким образом, “Концепция” выделяет в браке “основной компонент”, неотъемлемый от социальной природы человека, и то дополнение к нему, которое сделало христианство, то есть повторяет общие положения христианской каноники о том, что понимание сути брака и даже его определения Церковь напрямую восприняла из языческого римского права (X.2[1]).

Что касается общечеловеческого ядра в браке, то здесь “Социальная концепция” настаивает на полном уважении к браку нецерковному. В частности, цитируется специальное определение Священного Синода от 29 декабря 1998 года: «Неко­торые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в “невенчанном браке”, отождествляя таковой брак с блудом» (X.2). “Социальная концепция” настаивает на недопустимости подобного отношения к нецерковному браку.

Подобный оборот дела вновь неизбежно заостряет вопрос о церковном благословении брака. Каков его статус? Во всяком случае, из “Концепции” однозначно следует, что таинство венчания никак не является заключением брака; оно дает благословение уже заключенному браку. Можно ли в таком случае вести речь о церковном разводе, как это делает “Концепция”? Не правильнее ли обозначить эту процедуру как некое прекращение благословения? Налицо логическое противоречие между сущностью церковного брака, как его представляет “Концеп­ция”, и характером его прекращения, как “Концепция” его обозначает.

Заключение брака

Следует отметить, что с понятием “брак” в церковной литературе вообще наблюдается терминологическая неопределенность. В догматической литературе под этим словом чаще всего понимается сам союз мужчины и женщины, то есть брак как состояние, социальное положение людей, состоящих в браке. В церковно-канонической литературе этим словом в основном обозначается акт вступления в брак, то есть бракосочетание. Проблематика, связанная с браком, здесь главным образом вращается вокруг вопросов о заключении брака и, соответственно, действительности его заключения.

Говорить о церковном разводе можно только в одном случае: если понятие церковного развода рассматривать внутри церковно-канонического употребления этого термина и если при этом церковный развод противопоставляется церковному браку как бракосочетанию, то есть как акту заключения брака Церковью. Если же в словесной оппозиции брак—развод под браком понимать само супружество, то это будет прямым нарушением логики, соотнесением несопоставимого.

Сегодня о церковном заключении брака говорить не приходится. Откуда же столь устойчивое понятие церковного развода, проникшее даже в “Социальную концепцию”?

Здесь многое может прояснить христианская история, на протяжении которой Церковь часто принимала на себя функции регистрации брака. Другое дело, что регистрация и даже заключение брака — это не более чем чисто внешняя случайная “нагрузка”, порученная Церкви государством или обществом. Здесь ничего не меняет даже тот факт, что все брачное каноническое право почти исключительно вращается вокруг бракосочетания. Во всяком случае, в тех исторических ситуациях, когда не Церковь, а другие инстанции регистрировали брак, Церковь тем не менее никогда не ставила под сомнение законность такого брака. Профессор Троицкий насчитывает, например, ни много ни мало шесть типов инстанций, заключающих брак, которые известны в дохристианскую и христианскую эпоху[2]. При этом вопрос о различии брака “по качеству”, в зависимости от того, какая инстанция его засвидетельствовала, никогда не вставал ни в византийской древности, ни в близкую к нам дореволюционную эпоху.

Хотя Церковь признала и переняла дохристианские обряды, связанные с бракосочетанием, в ней тем не менее с самого начала ощущалась потребность в церковном освящении брака. Уже в начале II века святитель Игнатий Богоносец в послании к Поликарпу (5,2) пишет о практике вступать в брак с согласия епископа, присутствие которого на бракосочетании было еще не обязательным. А к началу V века и на Востоке, и на Западе в общих чертах сложился особый церковный чин бракосочетания[3]. Когда в XIII–XIV веках сначала на Западе, а затем на Востоке было принято учение о семи Таинствах, брак вошел в их число. Важно, однако, что если православная догматика трактует Таинство брака как благословение супругов (совершителем таинства при этом является епископ или пресвитер), то католическая догматика в таинстве брака усматривает непосредственно акт заключения брака (при этом совершителями становятся сами брачующиеся, а священник — всего лишь “ассистирую­щим”)[4].

Таким образом, церковный брак в Православии всегда воспринимался как Таинство благословения супругов. Понятие развода, пришедшее из гражданской судебной практики, может быть противопоставлено браку как бракосочетанию, но никак не церковному браку как сообщению благодатной помощи для супружеской жизни. Появление термина “церковный развод” в “Социальной концепции Русской Православной Церкви” нельзя объяснить иначе, как только дореволюционной инерцией. В Российской империи регистрация браков была поручена государством Церкви в лице приходских священников, а произведение разводов было доверено более высокой церковной инстанции — епархиальным консисторским судам. Единственный законный брак и единственный законный развод были церковными. Хотя подобных регистрирующих и бракоразводных инстанций в Русской Церкви сегодня не существует, инерция мышления все еще остается.

Таинство развода?

Конечно, можно было бы “простить” термину церковный развод его несовершенство, отнестись к нему как к исторической идиоме и раз и навсегда объяснить, что здесь имеется в виду лишь церковное разрешение на повторный брак. Но уж слишком много берет на себя этот термин, перенесенный из поля юриспруденции в поле церковного учения о благодати! Рано или поздно неотвратимо встает вопрос: как Церковь может разводить супругов, если вовсе не она соединила их брак? В особенности грозное звучание здесь приобретают слова Христа: итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф 19:6).

В конце концов, с точки зрения церковной практики можно было бы обосновать Таинство брака как церковное заключение брака помимо гражданского бракосочетания и параллельно с ним, поскольку церковное право отслеживает препятствия к браку, которых не знает гражданское законодательство. Но в чем смысл церковного дублирования гражданского развода? Если гражданский развод юридически прекращает брак, который и без того уже фактически распался, то что прекращает церковный развод? Пожалуй, было бы кощунственно думать, что церковный развод призван отъять от супругов некую благодать малой церкви, если брак уже не существует ни фактически, ни юридически! Благодать эта давно уже растеряна бывшими супругами в их неудачно сложившейся совместной жизни.

Тем не менее, если разведенные супруги живут церковной жизнью, то при вступлении во второй брак они ощущают потребность благословения Церкви; соответственно требуется дезавуирование первого благословения, полученного в таинстве венчания. Однако термин церковный развод не соответствует смыслу и функциональному назначению соответствующего акта епархиальной власти. Не случаен в этом отношении неологизм святителя Тихона, Патриарха Московского, который появляется в его указе в связи с прекращением бракоразводных дел в Епархиальных советах. Указ, изданный Патриархом и Священным Синодом 2 июня 1920 года, регулировал соответствующие стороны церковной жизни в связи с теми радикальными изменениями, которые внес в нее декрет советской власти “Об отделении церкви от государства и школы от церкви” 1918 года. “Суждение о возможности или невозможности снятия церковного бракоблагословения и разрешения на венчание разведенных” святитель Тихон как Патриарх передает непосредственной власти архиереев (ЖМП, 1931–1935)[5].

Итак, не церковный развод, а снятие церковного бракоблагословения! Всем понятно, почему в условиях полностью секулярной Советской России старый термин церковный развод потерял всякий смысл: и заключение брака, и его расторжение государство взяло на себя, поэтому святитель Тихон тут же переопределяет новую реалию. Термин снятие церковного бракоблагословения переносит разрыв супружеских отношений из юридического поля в поле церковной догматики. Важно также и то, что святитель Тихон связывает дезавуирование церковного благословения непосредственно с повторным венчанием. Действительно, единственный смысл снятия церковного благословения на брак заключается в перспективе повторного благословения на новый брак.

Сегодня церковный развод терминологически противостоит церковному браку как Таинству, хотя сам по себе не может дать ничего нового кроме формального разрешения на венчание нового брака. Не может он также отнять благодати Божией, которая некогда была дана супругам, но они ее не преумножили и даже не сохранили — собственно, отнимать уже нечего. Да и никому не придет в голову как-то ритуально оформлять расторжение церковного брака, поскольку это не еще одно Таинство, а только разрешение на совершение таинства браковенчания повторно.

Терминологическая проблема, которую в 1920 году по-своему решил святой Патриарх Тихон, для Русской Церкви оставалась неактуальной до принятия Устава Русской Православной Церкви в 2000 году. Седьмая глава Устава специально посвящена устройству Церковного суда, который разделяется на высшую (Архиерейский собор и Общецерковный суд) и низшую (епар­хиаль­ные суды) инстанции. Суд создан для разбора канонических нарушений и в реальности на епархиальном уровне занимается исключительно бракоразводными делами.

В частности, таковыми являются все 30 дел, рассмотренные Епархиальным судом Берлинской епархии за период с 2002 по 2005 год. Должен ли суд принимать решение о расторжении церковного брака или о снятии церковного благословения брака, некогда заключенного экс-супругами? Логика догматического учения Церкви здесь побуждает сделать выбор в пользу второй формулировки, несмотря на дореволюционную каноническую традицию.

С другой стороны, суд не может принять решения о признании недействительным Таинства брака, если оно совершено без канонических нарушений. Суд может лишь признать утратившим действенность церковное благословение, сообщенное в Таинстве венчания брака, который уже распался.

Собственно, для тех, кто просит о церковном разводе, он не может быть самоцелью. Цель — венчание нового брака. Этот факт должен стать логической основой решения суда. Тогда главный акцент будет сделан не на расторжении брака, которого Церковь не заключала, а на разрешении благословения нового брака, давать которое Церковь имеет полное право.

Кроме того, имеет смысл еще раз обратиться к общецерковному документу, который самим своим названием предполагает открытость для доработок, к “Основам социальной концепции Русской Православной Церкви”. Здесь глава X.3, посвященная разводу, вступает в терминологическое противоречие с главой X.2, посвященной браку. Если церковное благословение брака четко отделяется от брака как такового, то в отношении развода эта категориальная ясность отсутствует. Как понимать следующую формулировку “Концепции”: “если распад брака является свершившимся фактом — особенно при раздельном проживании супругов, — а восстановление семьи не признается возможным, по пастырскому снисхождению также допускается церковный развод” (X.3)? Церковный развод — это социальный факт? канонический акт церковного суда? восьмое Таинство? К сожалению, здесь “Концепция” оставляет недопустимую свободу толкований.

Брак: церковный, гражданский, нерегистрированный, далее везде?

В 80-летний период минимизированного существования Церкви при советской власти накопилось еще немало проблем церковной жизни, решение которых больше не терпит отлагательств. Среди них вопрос о том, что же считать браком. “Со­циальная концепция Русской Православной Церкви” постулирует уважение к гражданскому браку в тех формах, в которых он принят в обществе. Сегодня в цивилизованном постхристианском мире все большее распространение приобретает сожительство “фрэндов”, которое в определенных случаях приравнивается государством к браку.

Как Церкви относиться к такому нерегистрированному сожительству особенно молодых мужчины и женщины, — как к браку или как к блуду? Если в решении склониться все же в пользу брака, то где граница, при каких условиях отношения мужчины и женщины становятся браком? Что это, — совместное проживание, обоюдное решение, или что-то другое?

Для восточной традиции Православной Церкви не характерно поспешное вынесение вердиктов по всем вопросам, как это принято в Римской церкви. К догматическим и каноническим определениям Восточная церковь всегда подходила взвешенно, принимая их только тогда, когда их отсутствие явно вредит Церкви. Поэтому в отношении нерегистрированного супружества не приходится рассчитывать на скорое появление общецерковных инструкций.

Сегодня все подобные вопросы остаются на решение священников-духовников. Однако для принятия решения у них не хватает канонических оснований. Единственный выход — достаточно широкое обсуждение проблем современной жизни среди пастырей, которое выведет пастырей-духовников из замкнутости на древне-византийскую каноническую теорию, когда-то воспринятую в семинарии. Это предполагает как специальные церковно-пастырские средства массовой информации, так и живое общение на пастырских встречах и конференциях.


[1] См. также, напр., Протоиерей Владислав Цыпин. Брак // Православная энциклопедия. Т. VI. М., 2003. С. 146; Троицкий С., проф. Христианская философия брака. Paris. C. 175–185.

[2] 1. Общеобязательный гражданский брак; 2. Общеобязательный церковный брак; 3. Обязательное соединение того и другого; 4. Свободный выбор между тем и другим; 5. Обязательный выбор между тем и другим в зависимости от исповедания; 6. Гражданский брак по необходимости; см. Троицкий С., проф. Указ. соч. C. 172–173.

[3] Желтов М. С. Чин благословения брака в Церкви II–V веков // Православная энциклопедия. Т. VI. М., 2003. С. 168.

[4] Протоиерей Владислав Цыпин. Указ. соч. С. 148.

[5] Протоиерей Владислав Цыпин. Указ. соч. С. 166.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
30.09.2015 в 02:31
Приведенная статья вызывает недоумения:

1. Автор странным образом ссылается на что угодно, кроме Церковного Предания. А основы надо искать именно там, а не в "Основах ...", непонятно на чем основанных. И вот что получается.

2. Каким образом Церковь может хотя бы признавать брак разпавшимся? Это то же самое - "человек да не разлучает". А вдруг завтра вновь возсоединятся и утраченную благодать вернут и приумножат? Свободные ведь люди. Пока оба живы, никто ничего признать тут не может, не взяв тем самым на себя ответственность за разторжение брака. И это можно видеть в канонах: в некоторых случаях новый брак при живом супруге не осуждается и не наказывается, но и не благословляется. И среди прочего именно потому, что в таких случаях предусмотрена возможность возсоединения первоначального брака.

3. Тем более, если прямо говорится, что цель признания брака разпавшимся - именно заключение второго брака, то получается, что здесь прелюбодеи в своих целях используют Церковь. Потому что отпускать от себя жену (или мужа) с целью взять другую (другого) - это прелюбодеяние по определению Господню. Тем более, что такова цель обычно уже виновной в прелюбодеянии стороны, а не невиновной.

4. Тогда автор отмечает, что лучше говорить не о снятии благословения, а о преподании нового. И в чем отличие? Ведь новое прекращает действие старого или является свидетельством о его прекращении.

5. Откуда же у Церкви "полное право" давать благословение на новый брак после развода?

6. И вот мне страшно об этом сказать, потому что после этого начнется разврат полный. Но такие голоса уже и без меня раздаются. Мол, раз разводятся, то значит Бог их и не соединил. Иными словами предлагают изпользовать то самое признание брака недействительным, как будто его и не было. Например, потому что венчались молодые, нецерковные совсем, не понимали всей ответственности, решение принимали несвободно и нетрезво.

Если церковные документы будут основываться на частных мнениях непонятного произхождения, а не на Церковном Предании, то никаким созидательным целям они послужить не смогут, напротив еще усугубят царящую неразбериху.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 03:03
Отец Игорь.

Я особенно внимательно стал читать с того места, где Вы намерены были предложить объяснение допущению развода в некоторых случаях и особенно второго брака после развода, не противореча Евангелию и святым отцам. Действительно, кто я такой, какой у меня опыт, я знаю, что ничего не знаю. И, действительно, святые отцы подобные лазейки в Евангелии находили. Но предположенного от Вас я так и не увидел.

Прежде всего, развод - это одно. А второй брак после развода - это совсем другое. О разводе Господь ясно сказал:

  • по жестосéрдiю вá­шему написá вáмъ зáповѣдь сiю́:
  • отъ­ начáла же создáнiя, мýжа и женý сотвори́лъ я́ éсть Бóгъ:
  • сегó рáди остáвитъ человѣ́къ отцá сво­егó и мáтерь
  • и при­­лѣпи́т­ся къ женѣ́ сво­éй, и бýдета óба въ плóть еди́ну: тѣ́мже ужé нѣ́ста двá, но плóть еди́на:
  • éже ýбо Бóгъ сочетá, человѣ́къ да не разлучáетъ. (Марк 10: 5-9)
А о возможности второго брака после развода:

А́зъ же глагóлю вáмъ, я́ко вся́къ от­пущáяй женý свою́, рáзвѣ словесé любо­дѣ́йнаго, твор
и́тъ ю́ прелюбо­дѣ́й­ст­вовати: и и́же пущени́цу пóйметъ, прелюбо­дѣ́й­ст­вуетъ. (Матфей 5: 32)

  • и́же áще пýститъ женý свою́ и ожéнит­ся инóю, прелюбы́ твори́тъ на ню́:
  • и áще женá пýститъ мýжа {мýжа сво­егó} и пося́гнетъ за инóго, прелюбы́ твори́тъ. (Марк 10: 11-12)
Как при таком разкладе возможен развод по всякому поводу и второй брак после развода? Апостолы потому и ответили:

áще тáко éсть винá человѣ́ку съ женóю, лýчше éсть не жени́тися. (Матфей 19: 10)

И Господь их не опроверг, не смягчил своих требований, не сделал оговорки о возможных изключениях. Только уточнил, что девство и безбрачие не все способны понести, и призвал к этому могущих.

Апостол Павел развеял все сомнения:

  • Или́ не вѣ́сте, я́ко непрáведницы цáр­ст­вiя Бóжiя не наслѣ́дятъ? Не льсти́те себé: ни блудницы́, ни идолослужи́теле, ни прелюбо­дѣ́е ... цáр­ст­вiя Бóжiя не наслѣ́дятъ. (1 Коринфянам 6: 9-10)
Вы здесь ничего не сказали, что не противореча Евангелию оправдывало бы второй брак после развода.

Но если второй брак невозможен после развода, то и большинство поводов для развода отпадают. Не жить вместе в случае необходимости можно и без развода.

Более того. Не подлежит венчанию и второй брак по вдовству. Потому что за него назначается епитимия, отлучение от причастия. А это означает, как Вы сами заметили, что и таинство брака не может быть совершено. Составители же документа, обратите внимание, предлагают венчать после развода даже третий брак, притом виновной стороне. И тоже безо всяких объяснений.

То есть налицо не только противоречие Евангелию и всему Преданию, но и создание заниженного представления о нравственности самого християнства.

При этом для сохранения семьи в документе "О церковном браке" не предлагаются никакие меры. Речь только о условиях вступления в брак и развода. Вот такое поточное производство.

Где во всем этом християнское человеколюбие?! Или разсчитывается, что люди никогда не прочитают Евангелие и не возпримут на свой счет Слово Божие? В чем задача пастырства здесь: всех развести и повенчать или все же наставлять ко спасению?
Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
25.09.2015 в 12:19
Игорь, для венчания второго брака существует чин для второбрачных. Что же до брака после развода, в контексте обращения Христа к народу Божиему, об этом сказано выше.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
30.09.2015 в 00:23
Я не знаток истории, но где смог разыскать, там говорится, что церковное благословение второго брака (по вдовству, разумеется) началось с указа одного из византийских императоров (конец 9 века) о том, что отныне законным считается только брак, освященный Церковью. (Непонятно, что при этом было с браками еретиков и прочих нехристиян).

Если это, действительно, так, то мы входим в противоречие, одновременно допуская венчание второбрачных и признание невенчанных гражданских браков.

Вопрос требует изследования и приведения ясных оснований для каждого решения.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
29.09.2015 в 11:48
Отец Игорь.

1. Чин для второбрачных (как и само понятие второбрачия) относится к вдовствующим после первого брака. http://www.pravenc.ru/text/155584.html Если бы речь шла о разведенных, то в этом случае такой чин противоречил бы евангельскому Слову Божию. Однако изначально такого чина не было. Потому что было временное отлучение второбрачных (позорно именуемых двоеженцами) от причастия. То есть епископ даже не благословлял на второй брак, а уже вслед за решением брачующихся определял, допустим ли такой брак, и назначал епитимию. И лишь когда на деле епитимию эту перестали налагать, тогда стали и совершать особый чин. Но наличие особого чина само говорит и об особом отношении ко второбрачию по сравнению с единственным браком (помимо недопустимости второбрачия для священства). В частности это выразилось в спорах и сомнениях: совершать ли вообще этот чин и над всеми ли второбрачными, возлагать ли при этом венцы и как, давать ли в руки свечи.

Следует четко указать в документе на область применения чина о второбрачных.

2. О другом браке после развода я у Вас не нахожу никакой попытки согласования с Евангелием. В то время как в канонах действительно указываются некоторые изключительные возможности, основанные на умолчаниях Евангелия (без церковного чина разумеется, поскольку тогда он не совершался даже над второбрачным по вдовству). Но вопреки ясным словам Евангелия, однозначно толкуемым и святыми отцами, и канонами, никто не пытался узаконить прелюбодеяния (другой брак после развода).

Опять же следует ясно указать в документе, что могут быть случаи (оговоренные в канонах), когда второй брак (с обязательной государственной регистрацией) не по вдовству Церковью не наказывается и не разлучается, но и не благословляется.

3. У нас в 1918 году, по объяснению протоиерея Владислава Цыпина, было принято решение просто молча, не давая оценки и не входя в разбирательство, признавать архиерею гражданские акты советского государства, чтобы не оставить Церковь без архиереев. По замечанию того же протоиерея, ныне времена уже другие, и должен быть возстановлен канонический и евангельский порядок. http://predanie.ru/tsypin/cerkovnoe-pravo/#/audio/ (Расторжение брака)

Документ решает именно злободневные вопросы, и необходимо в нем указать, что ныне Церковь свободна не человекоугодничать, а следовать своему Преданию и призывать свою паству к святости.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
22.09.2015 в 04:15

И по духу документа и по комментариям к нему очевидно, что документ такой необходим. И даже не один. Но возникает недоумение: неужели за две тысячи лет християнство так мало внимания уделило своему взгляду на брак и семейную жизнь, что сегодня могла возникнуть необходимость изобретать здесь что-то новое. Неужели Евангелия недостаточно? А к тому же многочисленных святоотеческих объяснений и канонических установлений? Надеюсь, что в здравом и трезвом уме никто так не считает.

Что же тогда необходимо?

1. Необходимо разобраться с накопившейся неразберихой за годы невозможности призывать людей жить по Церковному Преданию. Для этого необходим отдельный документ о сущности церковного брака. В этом документе должно быть выражено и собрано все, что наработано за два тысячелетия. С указанием, какое значение и применение все это имеет.

2. Затем необходим отдельный документ, утверждающий меры, способствующие ответственному вступлению в брак. А то уже раздаются голоса, что лучше не женитися, а так пожить, чем потом разводиться.

3. И особый документ о жизни християнской семьи. По важности он первый. Вступая в брак (а в наше время и много лет уже прожив в браке), люди не знают, где прочитать о том, что это такое на самом деле (а не в популярном изложении и обывательском представлении). Если будет такой документ и он будет настойчиво предлагаться всем, кто стоит перед выбором жизненного пути, люди смогут ответственно продумать диалог Господа с учениками:

· Глагóлаша емý ученицы́ егó: áще тáко éсть винá человѣ́ку съ женóю, лýчше éсть не жени́тися.

· О́нъ же речé и́мъ: не вси́ вмѣщáютъ словесé сегó, но и́мже данó éсть. (Матфей 19: 10-11)

А потому данный проект документа о церковном браке предлагаю с разсмотрения снять (за исключением тех положений, которые не вызывают сомнений и противоречий, а потому могут быть приняты) и заняться разработкой указанных трех документов, подключив к ней богословские школы, духовников, архиереев, семьи с положительным опытом (и отрицательный опыт также учесть). Цель такой работы – не просто избавить духовников и архиереев от необходимости ломать голову над сложными случаями, а дать всем желающим необходимое пособие.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
22.09.2015 в 04:10
В целом документ производит впечатление, что составлен он вовсе не для того, чтобы утвердить начала християнского брака и помочь достичь его цели християнским супругам, а для того, чтобы хоть что-то сделать со всею тою путаницею, которая накопилась в судьбах людей за последнее время. Но тогда надо название изменить: не "О церковном браке", а "О соотношении церковного учения о браке и сложившегося в обществе положения" или тому подобное. Также, на мой взгляд, предлог "о" в начале подразумевает достаточно полное разкрытие сути предмета и изчерпывающее решение всех связанных вопросов. Но этого нет. Тогда лучше назвать: "Некоторые положения/примечания о ..." или тому подобное. Крайне странной выглядит попытка принять документ "о" совершенно неразработанном вопросе.

Посему необходимо заметить, что помимо положительного опыта невозможно разобраться с отрицательным. Семейные неурядицы нужно начинать разрешать при их появлении, а не когда дело доходит уже до развода. Иначе мы только думаем, как правильно развести. А не о том, как сохранить семью. Это приводит к ухудшению положения и накоплению ошибки. И вот в документе мы уже видим недвусмысленное указание на венчание третьего брака, причем даже виновной стороне. Но три брака для современного общества давно уже не предел.

Так что прежде всего необходимо разъяснить само учение Церкви о браке (в виде полноценного самостоятельного документа), а затем на его основе принять меры по оказанию помощи семьям. Приходской священник здесь зачастую не может ничего поделать. Потому что люди говорят так: ну, это он, такой жестокосердный, нас просто смущает, а Господь любящий нас не осудит, и епископ-то все равно нас разведет и с другими обвенчает. Пока эта лазейка открыта невозможно ожидать сознательного отношения к браку. Или наоборот приходской священник-либерал сам без епископа решает такие дела, считая себя полновластным над своими "чадами": кого хочет развел, кого хочет поженил. В таком положении необходимо наряду с прочими приходскими и епархиальными специалистами создавать службу работы с семьей. И успех ее работы должен оцениваться по количеству сохраненных браков, приведенных притом к каноническому порядку и полноценной церковной жизни. А не по тому, что все формально причащаются, несмотря на то, что "венчаны" в третий раз. Как я понимаю, подобные государственные службы есть, при всем свободном отношении к этим вопросам. Привлекаются ли к их работе священнослужители? Не знаю. Но крупных и заметных объявлений с телефонами ни в одном храме не видел.

Также требуется разъяснение пастве, что заботливое и осторожное выражение обезпокоенности одним християнином другому не является грехом, а является необходимым условием здоровой церковной жизни. Я с великим ужасом обнаружил, что не только малоцерковные миряне, но и священнослужители машут рукой (мол их личное дело, мы ничего не знаем) даже на своих достаточно близких друзей, когда те переживают кризис в личной и семейной жизни. Не то нам заповедано нашим Господом и святыми отцами.

Очень часто у нас подразумевают, что брачующиеся не первый год в Церкви и сами все знают, а потому священник не обременяет их внимание и предстоящих разъяснением всем известных общих мест, чтобы не омрачить торжественность события. Следует требовать не только оглашения перед венчанием, но и ясного и четкого донесения священником перед самым венчанием (где положено по Требнику, например) до брачующихся (и их родственников и друзей, возприемников-свидетелей), на что они решаются, что их ждет и как поступать в затруднительных случаях, куда обращаться. И только после получения осознанного согласия приступать к совершению таинства. В противном случае указывать на слова апостолов Христовых: аще тако есть вина человѣку съ женою, лучше есть не женитися. (http://www.bibleonline.ru/bible/csl/40/19/#h10)

Все сказанное касается именно тех людей, которые уже считаются воцерковленными, то есть осознанно стремятся жить по Евангелию.
Ответить

#
18.09.2015 в 21:28
Почитайте, пожалуйста, 87 правило 6-го Вселенского Собора и подумайте, зачем здесь говориться фраза :"Если убо усмотрено будет, яко оставила мужа без вины: то он достоин снисхождения, а она епитимии." Святые Отцы отменили правило Василия Великого.
Это не единичный случай принятия правила, а затем его пересмотр. Например, касательно епитимий интересно 102-е правило этого же Собора. Оно также в ряде случаев отменяет то, что приняли.

И это вполне нормально, что отменили церковный обычай, противоречащий закону Божьему.

В евангелии Марка 10:11-12 читаем о равноправной ответственности в этом вопросе:
кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует.

В толковании на это Евангелие читаем: "Так как апостол Марк писал свое Евангелие для христиан из язычников, а среди римских язычников бывали случаи, что и женщины разводились со своими мужьями, то он и удержал из речи Христа упоминание об этом случае, какого не упоминает евангелист Матфей".

Можете почитать Иоанна Златоуста на эту тему, если конечно он для Вас авторитет, чтобы разобраться. Привожу отрывок: "Знаем, что многие называют прелюбодеянием только то, когда кто развращает замужнюю женщину; но что касается до меня, то с общественной ли блудницей, или с рабою, или с какого-нибудь другою женщиною, не имеющею мужа, соединяется беззаконно и распутно человек, имеющий жену, это я называю прелюбодеянием. Вина прелюбодеяния зависит не только от тех, которым наносится позор, но и от тех, которые наносят его. Не говори мне теперь о внешних законах, которые жен прелюбодействующих влекут в судилище и подвергают наказаниям, а мужей, которые имеют жен и развратничают с служанками, оставляют без наказания; я прочитаю тебе закон Божий, Который равно укоряет и жену и мужа и называет это дело прелюбодеянием."
Ответить

#
18.09.2015 в 18:41
Добрый день!

На мой взгляд проблема церковного развода прежде всего связана с
венчанием невоцерковленных людей.

Потому что нельзя от крещенных язычников требовать со всей строгостью исполнения заповедей Христа. Воцерковленным людям помощь в исполнении заповедей подает сам Христос через
таинство Причастия. А откуда взять силы на это язычникам, людям, которые причастились 1 раз перед Венчанием, т.к. их "заставили"?
Которые возможно причастились даже без покаяния и вполне вероятно без желания менять свою жизнь?

Поэтому необходимо не только проводить беседу перед венчанием, но, ГЛАВНОЕ, венчать ТОЛЬКО воцерковленных людей.

Главным условием совершения венчания должно быть то, что супруги живут воцерковленной жизнью, а именно регулярно участвуют в Евхаристии, т.е. причащаются
не менее определенного периода времени (например, 3 лет). Соответственно их венчает священник, который их знает, в их приходе. Если они хотят венчаться в другом храме
(например, в городе у родителей), священник, который из знает выдает соответствующую справку о прохождении так называемого испытательного периода воцерковления.
При этом супруги, оформившие свои отношения в ЗАГСе, свободно допускаются ко Причастию, т.к. брак в ЗАГСе - не есть блуд, о чем свидетельствует то обстоятельство, что до 9
века венчания не было.

Также здесь можно разрешить венчание, если воцерковленным является только один супруг, а другой является язычником (крещенным/некрещенным). С супругами была проведена беседа
и сторона-язычник не против православия и воцерковления детей. Но все это при условии, что это первый брак и в ЗАГСе, и в церкви.
В случае, если это не первый брак, а причиной развода и распада предыдущего брака является воцерковленная сторона, которая настаивает сейчас на венчании, считаю, что
здесь уместно церковный брак запретить.
Знаю случай, когда воцерковленная женщина оправдывает свои отношения с женатым мужчиной (мужчина в браке государственном, но не венчанном), у которого есть дети, т.к.
она считает его брак блудом (так ей сказали монахи) и ждет, что он жениться на ней церковным браком...
Если же ни один из супругов не является воцерковленным - такое венчание должно быть запрещено, а если проводилось - то необходимо признать его недействительным.

Перед венчанием супруги должны в обязательном порядке заполнить анкету, которая позволила бы священнику выявить причины, препятствующие браку.
Такая практика уже имеет место на некоторых приходах.
В этой анкете необходимо указать, что венчание будет признано недействительным, если совершится при наличии установленных церковным законодательством препятствий.
Поэтому честность в заполнении анкеты превыше всего.

Следует отметить, что основной причиной развода все еще остается прелюбодеяние. Причиной же прелюбодеяния все еще остается отказ одного из супругов от соития без согласия другого
по причине ли церковного воздержания (поста) или по причине "не хочется".
Супруги не руководствуются в жизни словами Писания: "Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена";
"Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана".

Поэтому после венчания супругам, как мне кажется, должна выдаваться книга, составленная и утвержденная московской патриархией, в которой будут изложены наставления в вопросе супружеский отношений и уклонения от них, например, Иоанна Златоуста "О браке".
В книге обязательно нужно разъяснять супругам значения слов "по согласию".

У Иоанна Златоуста очень доступно объяснено и
1) касательно воздержания в посты:
«Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию» (ст.5). Что это значит? Жена не должна, говорит, воздерживаться против воли мужа, и муж (не должен воздерживаться) против воли жены. Почему? Потому, что от такого воздержания происходит великое зло; от этого часто
бывали прелюбодеяния, блудодеяния и домашнее расстройство. Ведь если иные, имея своих жен, предаются прелюбодеянию, то тем более (будут предаваться ему), когда лишены будут этого утешения. Хорошо сказал: не лишайте себя; то, что здесь назвал лишением, выше назвал долгом,
чтобы показать, как велика их взаимная зависимость: воздерживаться одному против воли другого значит лишать, а по воле – нет. Так, если ты возьмешь у меня что-нибудь с моего согласия, это не будет для меня лишением; лишает тот, кто берет против воли и насильно. Это делают многие жены, совершая большой грех против справедливости и тем подавая мужьям повод к распутству и все приводя в расстройство. Всему должно предпочитать единодушие;
оно всего важнее. Если хочешь, докажем это опытом. Пусть будет жена и муж и пусть жена воздерживается, тогда как муж этого не хочет. Что произойдет? Не станет ли он тогда предаваться прелюбодеянию, или, если не станет прелюбодействовать, не будет ли скорбеть, беспокоиться, разжигаться, ссориться и причинять жене множество неприятностей? Какая польза от поста и воздержания, когда нарушается любовь? Никакой. Сколько неизбежно произойдет отсюда огорчений, сколько хлопот, сколько раздоров! Если в доме муж и жена не согласны между собой, то их дом не лучше обуреваемого волнами корабля, на котором кормчий не согласен с рулевым."

«Та, которая воздерживается против воли мужа, не только лишается награды за воздержание, но и дает ответ за его прелюбодеяние, и ответ более строгий, чем он сам».

«Ты соблюдаешь воздержание и не хочешь спать с мужем твоим, и он не пользуется тобою? Тогда он уходит из дому и грешит, и, в конце концов, его грех имеет своей
причиной твое воздержание. Пусть же лучше он спит с тобою, чем с блудницей. Сожитие с тобою не запрещено, а сожитие с блудницей запрещено. Если с тобою он будет спать,
нет никакой вины; если же с блудницей, тогда ты погубила собственное тело. Итак, садится (апостол) почти на брачное ложе и взывает: "не уклоняйтесь друг от друга, разве
по согласию". Для того ты (жена) и имеешь мужа, для того ты (муж) и имеешь жену, чтобы соблюдать целомудрие… Ведь если ты воздерживаешься, а муж распаляется страстью, и
между тем прелюбодеяние запрещено апостолом, значит, он должен терпеть бурю и волнение. Но "не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию". И, конечно, где мир, там все
блага; где мир, там и целомудрие сияет; где согласие, там и воздержание увенчивается; а где война, там и целомудрие подрывается».

«Но если иная жена и по истинному воздержанию, ради жертвы Богу, уклоняется от своего мужа, — и тут она поступает неправильно; потому что единодушие в супружестве важнее
всего: коли нарушена будет любовь, начнется раздражение—брань со стороны мужа,—какая польза от воздержания и от самой молитвы? Можно достигнуть победы над пожеланиями мужа
в пользу души только просьбою, убеждением, а не с боем и с гневом. И так во всех отношениях виновна жена, если уклоняется от супружеского ложа."

2) и касательно "не хочется":
"О, сколько слабых мужей пали от этой неумной и незаконной уклончивости в ложе жен! — Жена- христианка! ни противоречий, ни упреков каких либо мужу не должна ты выражать
при супружеском совокуплении. Если бы ты и была недовольна мужем, не время тут высказывать недовольство. Ты должна по закону исполнить желание мужа, а не по особенной
какой либо от себя милости или уступчивости. Коли сделалась женой, то и должна выполнять обязанности жены. Дожидаться упрашиваний со стороны мужа или договариваться с
ним или спорить по случаю совокупления — это скорее свойственно наемной женщине, чем законной жене. Довольно для тебя одного слова или намека со стороны мужа на сей раз,
чтоб исполнить его желание и твою супружескую обязанность. И, покоряясь молчаливо желанию мужа, ты не должна выражать что-то неприятное или какое-то гнушение по поводу
супружеского совокупления."

Думаю эти слова одинаково адресованы как мужу, так и жене, тем которые отказываются по любым причинам выполнять супружеский долг.
Источник: http://www.verapravoslavnaya.ru/?Ioann_Zlatoust_o_brake

Темы беседы, которая будет проводиться перед венчанием, также необходимо составить и утвердить московской патриархией, чтобы священники не учили о разном.

Чтобы предписания выполнялись, необходимо ввести обязательное наказания для тех священников, которые их игнорируют.

Также я бы в лица, которых церковь не разрешает венчать добавила:
лиц, виновных в разводе и распаде предыдущего брака. Разрешение на венчание может быть получено только после принесения покаяния, исполнения епитимии и воцерковления, т.е. регулярного причащения не менее определенного периода времени (например, 5 лет).
В случае же, если один супруг воцерковлен, а второй является крещенным язычником и виновной стороной в прошлом разводе, а также не желает воцерковляться,
венчание необходимо запрещать. Т.к. из его нежелания меняться вытекает и отсутствие гарантии, что он не станет причиной распада нового брака.

Также, думаю в пункт 5) ранее состоявших в трех браках; учитываются браки как венчанные, так и не венчанные, но получившие государственную регистрацию,
в которых желающий вступить в новый брак состоял после принятия им Святого Крещения;
необходимо уточнить, что браки, признанные недействительными не считаются.

Было бы хорошо прояснить в документе, что
1) если у каждого супруга первый брак в ЗАГСе - таких венчать как первобрачных;
2) если у кого-то из супругов уже второй брак в ЗАГСе - таких венчать как второбрачных;
3) если у кого-то третий брак в ЗАГСе - таких венчать как троеженцев;
3) если у кого-то четвертый, пятый брак в ЗАГСе - таких не венчать;
Браки считать от таинства крещения. Сейчас это не очень понятно и я даже не уверенна, что правильно сформулировала.

Прошу рассмотреть возможность внесения в причины церковного развода следующее: не желание одного из супругов выполнять супружеские обязанности вообще, а также в частности
очень редкое их исполнение (2-3 раза в год), когда из-за этого вторая сторона страдает и мучается, а семейная жизнь как следствие полна скандалов и ссор. К такому супругу
могут быть, например, применены разъяснительные беседы, а если они не помогают - то разрешить развод. Т.к. один супруг принимает на себя "монашество в миру" без согласия
второго. Эта проблема также требует осветления в церковной литературе важности СОГЛАСИЯ между супругами.

В 6) заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга
можно добавить: любая медицински засвидетельствованная зависимость (например, есть еще игромания).

Свидетельство о возможности венчания виновной стороне выдавать только после принесения покаяния, исполнения епитимии и воцерковления, т.е. регулярного причащения не менее определенного периода времени (например, 5 лет).

Для тех супругов, которые хотят благословение на брак и которым запрещено венчание, можно предлагать замену венчания на молебен о здравии и благополучии Петру и Февронии.

Спаси Господи!
Ответить

#
23.09.2015 в 03:50
Вика, вы зрите в корень. Хороший, жизненный комментарий. К которому, я думаю, надо прислушаться. Вы сказали о том, о чем обычно помалкивают. И обличили тех, кто действительно виновен.
Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
16.09.2015 в 23:40

Комментарии к главе



II. Брак с инославными и иноверными











«Различие
религии жениха и невесты делает канонически невозможным освящение венчанием
браков, заключенных между православными и нехристианами (IV ВС 14; Лаод. 10,
31; Карф. 30; VI ВС 72)»
.



Полностью согласен,
что невозможно, однако, смущают меня ссылки на каноны, которые немножко не об
этом. Вернее, и об этом тоже, но не только. Во-первых, каноны запрещают не только «освящение
венчанием браков, заключенных между православными и нехристианами», но и сами
браки между ними, в принципе. Во-вторых, из канонов, на которые дается ссылка, только
14-е правило IV Вселенского Собора запрещает брак лишь с иноверцами, но остальные
– и с «еретиками». И если это правило распространяется на чтецов и певцов, а 30-е
правило Карфагенского Собора – на детей клириков, то 10-е и 31-е правила
Лаодикийского Собора, а также 72-е правило VI Вселенского Собора – на всех православных христиан.



Но кого эти правила понимают под «еретиками», на кого сегодня
распространяется это предписание, в трактовке авторитетных толкователей святых
канонов? Вальсамон в комментарии на 14-е правило IV Вселенского Собора пишет: «…Еретики
разделяются надвое – на приемлющих наше таинство и божественное пришествие на
землю, но погрешающих в некоторых частях учения, каковых, при обращении их к
нам, мы одним миром помазуем, и на совершенно не приемлющих сего, каковы суть
неверные, то есть иудеи и еллины, которых мы крестим» [http://agioskanon.ru/vsobor/004.htm#14].
Зонара в
комментарии на то же правило отделяет еретиков от иноверцев, «разумея под
именем еретиков тех, которые приемлют наше таинство, но в некоторых частях
учения погрешают и не согласны с православными». Причем он еще поясняет, что
дозволение правила вступать с неверными и еретиками в брак, если те обещают
принять Православие, не означает разрешения сочетаться браком лишь на основании
данного обещания, но, что «бракосочетание должно быть отложено, доколе давший
обещание не выполнит оного» [http://agioskanon.ru/vsobor/004.htm#14].



Итак, кто входит в объем понятия «еретики», если исходить из
вышеприведенных цитат; с кем недопустимо сочетаться браком православным
христианам, согласно мысли перечисленных церковных правил? Те, кого мы принимаем
через миропомазание и с кем у нас есть хотя бы некоторые расхождения в
догматике (не будем забывать, что сакраментология – составная ее часть)? Тогда,
при самом гибком подходе, нам придется признать, что каноны не допускают браков
не только с протестантами (коих мы принимаем через миропомазание), но и с
католиками, которых мы хотя и принимаем через покаяние (или через
миропомазание, если они не прошли конфирмацию) и даже в сущем сане, но с
которыми у нас все же есть расхождения в догматике относительно исхождения
Святого Духа.



В связи с этим у меня два вопроса:



1.
Как быть с гражданскими браками? Каноны говорят о
недопустимости брака с иноверными в принципе, а не только о венчании, т.е., не
разделяя гражданский брак и церковный. Какова позиция Церкви по поводу
гражданских браков с иноверцами? Если мы признаем гражданский брак, то признаем
ли, скажем, состоящей в браке православную жену мусульманина, иудея, буддиста и
пр.? Ведь Церковь признает гражданский брак. Я сейчас не о том, как муж
относится к ее вере. Иной иноверец с большим уважением относится к
религиозности своей православной жены, чем иной, так сказать, «православный». Я
о том, как оно с канонической точки зрения: если каноны не дозволяют таких
браков в принципе, признаем ли мы браки с иноверными? Вопрос непростой, потому
что, если мы, руководствуясь вышеупомянутыми канонами, их таковыми не признаем,
тогда уместен вопрос, какой смысл признавать браки православных с неверующими
или просто индифферентными людьми? Но мы же признаем. Значит, признаем и
гражданские браки с иноверными. Тогда вопрос: а как же быть с этими канонами?
Что-то изменилось с тех пор? Что? Если каноны в силе, то кем являются православные,
заключающие гражданский брак с иноверцами? На эти вопросы надо отвечать, чтобы
люди, которым небезразлично, кто они по отношению к Богу и Церкви, как-то в
курсе были, что есть что, кто есть кто, и где проходит предел приемлемого.



2.
Как быть с венчаниями конфессионально-смешанных
браков, если каноны, на которые дается ссылка (за исключением IV ВС 14), явно запрещают
бракосочетание с инославными, опять же, на разделяя бракосочетания на гражданское
и церковное? Впрочем, вопрос гражданского брака даже не особо волнует, а вот,
что интересно: церковный брак – таинство? В преамбуле, вроде как, определили,
что да. Но тогда у меня естественный вопрос, который как-то неудобно задавать,
но я все же спрошу: а у нас что, с инославными уже есть общение в таинствах?
Или таинство Брака совершается только над православной половиной, а вторая
половина просто рядом стоит и свидетельствует о своем непротивлении схождению
благодати Духа Святого на первую? Но в браке это невозможно, ибо речь о
сочетании в плоть едину обоих
… О каком таинстве брака может идти
речь, если всерьез принимать все, что касается евхаристической природы
церковного брака, а евхаристического общения в этой семье быть не может?



У меня нет ответа на этот вопрос, потому что в документе достаточно ясно
сказано: «Вопрос о возможности благословения браков православных христиан с
инославными должен решаться в соответствии с ныне действующими определениями
высшей церковной власти». И цитируется соответствующий фрагмент из соборно утвержденных Основ социальной
концепции РПЦ.



Вопрос закрыт? Честно говоря, хотелось бы открыть. Не для того, чтобы «держать
и не пущать», а чтобы найти приемлемую с канонической и догматической точки
зрения форму благословления браков с инославными
. Я позволю себе выразить
личное мнение, которое состоит в том, что венчание в нынешнем его виде
приемлемо только в случае, когда в церковный брак вступают православные
христиане, причем вступают сознательно, с целью создания христианской семьи
.



Однако это не значит, что на брак с инославными не может призываться
церковное благословение. Напротив, может, и должно, особенно, если инославная
половина исповедует Св. Троицу и Господа нашего Иисуса Христа как Спасителя и
Бога. Но это должен быть другой чин, другое священнодействие, которое не имеет
евхаристической основы. Это не должно быть таинством. Каноны не
говорят ничего о браках с раскольниками (и то, раскол расколу, толк толку –
рознь), но, коль в них сказано ясно о тех, с кем есть малейшие догматические расхождения,
надо признать либо эти расхождения утратившими прежнюю силу и спустившимися на
уровень частного богословского мнения, либо вышеупомянутые каноны – исторически-обусловленными,
а потому утратившими силу, или тогда уж давайте как-то приводить в порядок наше
экклезиологическое сознание и литургическую практику.



Отсюда, все-таки предложение добавить после цитаты из Основ социальной
концепции следующее
:



Поскольку христианская семья – «малая Церковь», а
сакраментального общения у православных с инославными нет, признать
целесообразным в ближайшее время разработать и принять чин благословления брака
для супружеских пар, где одна сторона – инославная.

Ответить

#
23.09.2015 в 00:00
Спаси Бог, отец Игорь, за Ваши подробные комментарии!
Очень хотелось бы ознакомиться и с комментариями к III Главе представленного Документа.
Спаси Бог!
Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
23.09.2015 в 21:34
Спасибо, Димитрий, за понимание! Надеюсь, что скоро вышлю и комментарии к III Главе.
Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
15.09.2015 в 03:24

Комментарии к главе



I. Подготовка к венчанию и его
совершение











«Заключение брака предполагает открытое
волеизъявление мужчины и женщины, в результате которого возникают права и
обязанности по отношению друг к другу, а также к детям».



1. «Открытое
волеизъявление мужчины и женщины»
. Что под этим следует понимать? Если речь идет о заключении гражданского
брака, при чем тут рассматриваемый документ? Только для того, чтобы
аргументировать прописанную последовательность ЗАГС – храм? Если имеется в виду заключение церковного
брака, то, опять же насколько открытое? В пределах священника и приходских
тружеников, непосредственно участвующих в священнодействии? Или же имеется в
виду возрождение и распространение традиции заранее в течение нескольких недель
за службами объявлять о намерении таких-то лиц вступить в брак? Цель этого
объявления проста: если кто знает о препятствиях к готовящемуся церковному бракосочетанию,
пусть сообщит. Вот это – открытое волеизъявление. Опять же, надо ли придавать
этой традиции статус общеобязательного правила? Сомневаюсь.



Кроме того, на данном этапе, когда общинная жизнь – все еще экзотика, не
столь важна степень открытости волеизъявления (если говорить о церковном
браке), сколь его свобода. И вот это, на самом деле, важная задача
для священника, которому предстоит венчать пару. Он должен удостовериться, что
брак совершается (уже зарегистрирован, или это еще предстоит после венчания – в
данном случае неважно) не по чьему-то принуждению и не под давлением обстоятельств,
но, что это именно свободное решение, не обусловленное никакими посторонними
мотивами. Выяснять это по Требнику непосредственно между обручением и венчанием
– поздновато и чревато коллизиями. Ну, «обещался» он «иной невесте» или она –
«иному мужу», и что теперь с ними делать, когда они уже стоят на белом
подножии, а вокруг ликующие родственники и друзья?.. Посылать их, разобраться с
обманутыми «половинками», и тогда возвращаться ко олтарю? Или переступить через
пастырскую совесть?



Окончательное утверждение даты и времени венчания может состояться не
прежде, чем священник, который предположительно будет совершать таинство,
побеседует порознь с женихом и невестой (мужем и женой, если брак на тот момент
был уже зарегистрирован), и удостоверится в свободе их волеизъявления.
Поэтому совершенно недопустима конвейерная система, принятая в многопричтовых
храмах, при которой священник в свою череду венчает незнамо кого, с подачи
оформляющей инстанции.



2. «…в результате
которого возникают права и обязанности по отношению друг к другу, а также к
детям»
. В результате чего
возникают? В результате волеизъявления? Позвольте не согласиться. Права и
обязанности возникают в результате заключения брака. Само по себе
волеизъявление не влечет за собой ни того, ни другого. Что касается прав, то
гражданские можно описать в общих чертах, ссылаясь на государственное
законодательство о семье, а вот права и обязанности, возникающие вследствие
совершения таинства Брака, следует прописать хотя бы в основных чертах.





Предлагаю этот
фрагмент переформулировать следующим образом
:



Гражданский брак признается
действительным при условии личного волеизъявления свободного
и полного взаимного согласия, сочетающихся дееспособных мужчины и женщины, не
ранее достижения ими 18-летнего возраста.



Вследствие
заключения брака возникают взаимные права и обязанности морального,
экономического и юридического плана, как между мужем и женой, так и между ними
и их детьми.



Заключение церковного
брака
влечет за собой для обеих сторон дополнительные
обязательства морального и религиозного плана
, которые логично вытекают из
понимания христианской семьи как союза священного и нерасторжимого (ибо «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19; 6)), «малой
церкви»,
таинством Брака зарождающейся в Церкви Христовой и умножающейся
в ней рождением (усыновлением), крещением и воспитанием в вере и благочестии
детей
.



Священнику,
посредством которого Бог совершает таинство, надлежит предварительно уведомлять
венчающихся
о сущности церковного брака и возникающих отсюда обязательствах. По
результатам беседы, у него должны быть веские основания считать, что желающие
венчаться всерьез намерены строить свою семью на фундаменте заповедей Божиих,
просвещаясь в вере и освящаясь в таинствах. В противном случае совершение
таинства Брака неуместно.











«Не признается
возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным
законодательством, но не соответствующих каноническим нормам (например, при
превышении допустимого церковными правилами количества браков одним из желающих
венчаться или при состоянии таковых в недопустимых степенях родства)»
.



Или следует
полностью удалить то, что в скобках, или тут необходимы уточнения, как о
количественном лимите браков, так и о степенях не только родства, но и свойства
(кстати, о близком свойстве вообще хорошо бы подумать, в каких случаях стоит
видеть в нем препятствие к церковному браку, а в каких нет).



Во-первых, обстоятельства могут быть таковы, что какой-то из зарегистрированных
браков следовало в свое время аннулировать, но люди не знали и оформили развод,
а спустя годы уже не переиграть. В результате, у человека не два брака в
прошлом, а формально три. Получается – всё, лимит исчерпан. Поэтому
следует уточнить, что архиерей, при наличии достаточных правовых
оснований, может рассмотреть прошение о признании какого-то брака
недействительным и удовлетворить его, даже если это невозможно осуществить
формально-юридически
.



Во-вторых, ниже говорится о том, что принимаются во внимание «браки как
венчанные, так и не венчанные, но получившие государственную регистрацию»,
которые заключены после принятия Крещения. Это очень важное
уточнение, которое необходимо всегда делать в аналогичных случаях. Однако, на
мой взгляд, этого мало.



В древности, когда Крещение принималось взрослыми людьми, годами
готовившимися в чине оглашенных к христианской жизни, момент совершения этого
таинства уместно было считать для новокрещеного поворотным пунктом всей жизни,
забывая все, что было до этого события, и полностью спрашивая с него за все,
что после. Наше же время характеризуется ситуацией, когда человек принимает
Крещение или в младенчестве, или в подростковом возрасте, но не получает
христианского воспитания. Спустя годы, он приходит к Богу осознанно, однако,
перед этим, за время «блуждания на стране далече» он успел совершить много
ошибок, нагрешить, и, быть может, тяжко. Но приходит он к Богу искренне, и, переосмыслив все
ценности, хочет начать новую жизнь, в том числе и семейную, но… за то время,
пока набирался «опыта – сына ошибок трудных», он умудрился раза три, а то и
больше побывать в браке.



И что теперь?! Будем венчать людей, не имеющих формальных канонических
препятствий, но равнодушных к вере, которые после венчания появятся в храме в
следующий раз, быть может, аж только на собственных похоронах, а людей, недавно
возродившихся в таинстве Покаяния, и теперь желающих на новом основании строить
семью, отвергнем? Только потому, что их угораздило родиться у нерелигиозных
родителей, креститься с безответственными восприемниками, сформироваться в духе
времени и жить по стихиям мира сего?!.. Мне одному кажется, что в этом есть
что-то фарисейское? Или не кажется? Тогда необходимо что-то предпринять на
уровне церковного законотворчества.



Например, признать за момент инициации таковых не Крещение, а, допустим,
первые исповедь и причащение, после обращения от греховной жизни.



Кроме того, необходимо составлять документ, учитывая подмену понятий,
которая продавливается на Западе в семейном праве, лоббистами ЛГБТ.





Предлагаю этот
фрагмент переформулировать следующим образом
:



Признание Церковью
гражданских браков не влечет с необходимостью автоматического признания с ее
стороны действительности любых союзов, рассматриваемых государственным
законодательством в качестве брачных. Речь, в первую очередь, об однополом
сожительстве, которому в некоторых государствах на законодательном уровне уже
придается статус брака. При любых изменениях государственного законодательства,
Церковь сохраняет за собой право и долг обличать подмену, не признавать в
качестве брака такие союзы и, соответственно, не освящать их.



Кроме того,
возможна ситуация, когда гражданский брак может быть признан браком, но не
может быть освящен, если он заключен с нарушением канонических норм (например,
если допустимое количество браков хотя бы одной из сторон исчерпано, а также,
если желающие венчаться состоят в недопустимо близком родстве или свойстве).
Однако тут необходимо сделать несколько уточнений.



Во-первых, в
случае, когда лимит допустимых браков (учитываются все гражданские) формально
исчерпан, архиерей, при наличии достаточных правовых оснований, может
рассмотреть прошение о признании какого-то брака недействительным и
удовлетворить его, со всеми вытекающими каноническими последствиями, даже если
это невозможно осуществить формально-юридически.



Во-вторых,
рассмотрение совершения таинства Крещения в качестве инициации, полагающей
некий канонический рубеж, по ту сторону которого остающееся не может являться
каноническим препятствием, должно быть расширено. В современных условиях
церковной действительности, когда все еще массовой проблемой является ситуация,
что ребенка крестят, но не воспитывают в вере, следует рассматривать в качестве
канонического рубежа не только момент принятия таинства Крещения, но и момент
«крещения слезами» в таинстве Покаяния.



В-третьих, решение
вопросов, связанных с близким свойством, должно быть полностью
предоставлено на усмотрение правящего архиерея, нисколько не стесняя его в
возможности икономичного подхода
.











«Церковь
благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому таинству
».



Стиль изложения
несколько вводит в заблуждение. Можно подумать, что речь о факте, тогда как на
самом деле имеется в виду желаемое. И, к сожалению, желаемое это пока весьма
далеко от действительного.





Предлагаю так:



Церковное
благословление уместно только в отношении брака тех лиц, которые осознанно
приступают к этому таинству.











«В
современных церковных документах предписано: „По причине
невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется
необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные
беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен
разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими
шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной,
объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и
православного учения о спасении“
.



Следует
стремиться к тому, чтобы венчание православных христиан совершалось в том
приходе, к которому они принадлежат.



Таинство
Брака, также как и таинство Крещения, не может быть совершено над человеком,
отрицающим основополагающие истины православной веры и христианской нравственности.
К участию в этих таинствах не могут быть допущены люди, желающие принять их по
суеверным причинам. В таком случае рекомендуется отложить совершение венчания
до времени осознания человеком подлинного смысла таинства Брака
».



Первое предложение
звучало обнадеживающе, настраивая прочесть хотя бы общее руководство к действию, как
отличать «сознательных» от «несознательных», чтобы допускать к венчанию
исключительно первых. Но вместо этого следует цитата о катехизических беседах
перед венчанием из документа «О религиозно-образовательном и катехизическом
служении в Русской Православной Церкви».



Этих бесед, по мнению составителей, достаточно для осознанного
участия жениха и невесты в таинстве Брака? Или отсутствие слова «только» перед
«тех лиц» означает, что, дескать, имейте в виду, повенчать-то мы вас повенчаем,
но получите ли вы при этом на самом деле благословение Церкви – это на вашей
совести, молодые люди? Так, что ли?.. Ну, если так, то в рассматриваемом
документе надо уточнить, что беседы надо проводить, но не проверять,
насколько молодые понимают «важность и ответственность предпринимаемого ими
шага», к чему их обязывает освящение их союза Богом, и прочее, указанное выше,
и не ставить совершение таинства Брака в зависимость от того, на
каких мировоззренческих основах они собираются строить свою семейную жизнь
.
Типа, наше дело маленькое – предупредить и освятить, а там – их проблемы. Так?
Неужели таков замысел составителей? Не думаю.



Ограничение одними только беседами, никак не влияющими на то, состоится
или не состоится венчание
– это даже не позавчерашний день.



Одних бесед, по нашим временам, давно уже мало. Необходимо, чтобы
священнослужитель или катехизатор-мирянин, которому благословлено проводить
подготовительные беседы, не только информировал жениха и невесту о «важности и
ответственности предпринимаемого ими шага», но и выяснял, насколько они
настроены, устраивать семейную жизнь по Христу, и уже на основании этого
заключения принималось бы решение, венчать их сразу, или повременить пока.



Что касается недопустимости совершения таинств над людьми, отрицающими «основополагающие
истины православной веры и христианской нравственности», то уместен вопрос: как
это выяснить, если большинство людей нынче не отрицают, а просто игнорируют эти
истины
? Им ничего не стоит, в процессе огласительной беседы, согласно кивать
головой, нисколечко не вникая в то, что говорится об этих основах, или
отрицательно мотнуть ею же в знак, что «не-е… не отрицаю». Да кто эти истины
сегодня вообще знает, чтобы хоть для себя понять, отрицает он их или нет?



Тут вопрос надо ставить конкретно, моделируя «условия, приближенные к
боевым». Например, так: «Сколько детей вы хотите иметь? Двоих? Точно, не
больше? Максимум троих? Представьте, что ваша жена родила примерно полгода
назад третьего и уже снова беременна. У младшего ребенка режутся зубки, по
ночам его мучают газы, вы уже давно и стабильно не высыпаетесь, на работе
руководству потихоньку надоедает, что Вы постоянно какой-то заторможенный, а
это чревато очень плохими последствиями. И троих-то с неработающей женой тяжело
тянуть, а тут как бы вообще работу не потерять! Ваши действия?»



А дальше – дискуссия по ситуации.



Что касается недопущения к таинству тех, кто руководствуется «суеверными
причинами», то я теряюсь в догадках. Хорошо бы составители их перечислили. Повторю
только то, что уже сказал в предыдущем материале: евхаристическая природа
таинства Брака должна быть максимально восстановлена. Если уж не включать
совершение венчания в структуру Литургии, то, как минимум, венчанию она должна
предшествовать, желательно в тот же день. Если человек «не готов» начинать
исповедоваться и причащаться, значит, он не готов и для христианского брака.
Ну, а раз так, то о каком совершении таинства Брака может идти речь? Профанация
одна.





Отсюда предложение изменить текст таким образом:



Обручению и
венчанию должны предшествовать подготовительные беседы, проводимые священником
(желательно тем, который будет венчать) или катехизатором-мирянином (крайне
желательно, имеющим положительный опыт христианской семейной жизни). В процессе
этих бесед:



1.
Готовящимся к таинству Брака должно быть на основании
Священного Писания и Предания изложено в общих чертах православное учение о
спасении, особо уделив внимание двуединой заповеди о триединой любви к Богу,
себе и ближнему, в свете которой «раскрыть христианское понимание любви между
мужчиной и женщиной» [4] и представление
о «домашней церкви», рождающейся в таинстве Брака, с вытекающими отсюда
обязательствами христианских супругов, как в отношении друг друга, так и в
отношении детей. Пониманию христианского брака должно быть придано
эсхатологическое измерение, поскольку «брак как Таинство предполагает особое
понимание самого человека как существа, обладающего не только физиологическими,
психологическими и общественными функциями, но и как гражданина Царства
Божьего, призванного соизмерять свою земную жизнь с вечными ценностями» [6; 4].



2.
Надлежит удостовериться в отсутствии посторонних
(корыстных или суеверных) мотивов у оглашаемых, и должно быть выяснено их личное
отношение к христианской вере и нравственности. В случае отсутствия, хотя бы со стороны одного из оглашаемых, намерения строить
семейную жизнь на христианских началах (в том числе, в сакраментальном аспекте),
церковное бракосочетание следует отложить.













«Церковь также
не разрешает венчать следующих лиц:





3) на
основании того же правила и синодального установления — находящихся между собой
в свойстве от двух родов до четвертой степени включительно или свойстве от трех
родов в первой степени
»





См. выше: вопросы
близкого свойства полностью передать на усмотрение правящего архиерея.





«4) состоящих
в духовном родстве: восприемника и им воспринятую во Святом Крещении,
восприемницу и ею воспринятого; восприемника и мать, а также восприемницу и
отца воспринятого или воспринятой[8]»



В сноске 8
сказано: «Укaзом Святейшего Синодa от 31 декaбря 1837 года было признано
несуществующим родство между восприемником и восприемницей». Это очень важное
примечание (неплохо бы, правда, отметить, что речь идет о духовном
родстве), однако, не думаю, что стоит ссылаться именно на этот указ, поскольку
он хоть и не первый, разрешающий брак между крестными (первый был от 19.01.1810
г.), но и не последний. Нравится нам или нет, но каноническую силу имеет
последний, который был издан 19.04.1873 г. и несколько ограничивает эту
свободу: «Восприемник и восприемница (крестные отец и мать одного и того же
младенца) могут вступать в брак только после разрешения епархиального архиерея».
Поскольку во всех упомянутых синодальных указах отмечено, что родства между восприемником
и восприемницей не возникает, нам видится необоснованным и нелогичным
ограничение, содержащееся в последнем из них.





Предлагаю
восстановить положение, предшествовавшее последнему указу и к рассматриваемому
пункту добавить следующее
:



Между восприемником и восприемницей (крестными родителями
одного и того же человека) не существует духовного родства, поэтому брак между
ними допустим. Настоящим Положением о церковном браке отменяется Указ Святейшего Синода
от 19.04.1873 г., предписывающий заключать браки между восприемниками только с
разрешения епархиального архиерея, и остается в силе предшествовавший Указ
Святейшего Синода от 31.12.1837 г., не содержащий этого ограничения.





«5) ранее
состоявших в трех браках; учитываются браки как венчанные, так и не венчанные,
но получившие государственную регистрацию, в которых желающий вступить в новый
брак состоял после принятия им Святого Крещения»



См. сказанное
ранее о целесообразности проводить канонический рубеж не только по дате
принятия Крещения, но и по дате совершения таинства Покаяния
, если
речь идет о человеке, крещенном в детстве, но не получившем должного
христианского воспитания, пребывавшем в заблуждении, но, в итоге, сознательно
обратившемся к Богу и вернувшемся в объятия Отча. Вспомним, что отец из притчи
о блудном сыне (Лк. 15; 11–32) велит принести ему «лучшую одежду» (в русском
переводе «новую», но это неточность) и перстень на руку, т.е. восстановление в
состоянии до отпадения.





«8) не
достигших минимального возрастного ценза согласно действующему гражданскому
законодательству»



Сразу
напрашивается вопрос: если уж обозначается такая привязка к действующему
законодательству, не окажется ли вскоре, что на венчание будут приводить
14-летних детей, поскольку в исключительных случаях в некоторых субъектах
Российской Федерации заключение брака возможно даже в этом возрасте (Республика
Адыгея, например, и ряд областей).



Поэтому лучше обозначить
в качестве низшего предела 18-летний возраст, не ставя его в
зависимость от государственного законодательства
.





«9) достигших
максимального возрастного ценза согласно правилам святого Василия Великого – 60
лет для женщин (правило 24) и 70 лет для мужчин (правило 88)…»



А тут и вовсе
хорошо бы проявить осторожность. Шестидесятилетняя женщина и семидесятилетний
мужчина сегодня, и тот же возраст в эпоху свт. Василия Великого – это «две
большие разницы». Даже в XIX в. мужчина в 50 лет – старик. Так что в наше время
к имеющемуся предельно-каноническому возрасту лет двадцать точно можно
накинуть. Думаю, этот пункт можно исключить.











«Брак может
быть признан недействительным по заявлению одного из супругов в случае
неспособности другого супруга к брачному сожительству по естественным причинам,
если таковая неспособность началась до совершения брака и не обусловливается
преклонным возрастом. В соответствии с определением Всероссийского Церковного
Собора 1917-1918 гг. обращение по этому поводу к епархиальной власти может быть
принято к рассмотрению не ранее, чем через два года со времени совершения
брака, причем «указанный срок не обязателен в случаях, когда неспособность
супруга несомненна и обусловлена отсутствием или ненормальным анатомическим
строением органов»



Очень странная
формулировка. Во-первых, почему обязательно по заявлению одного и именно
в случае неспособности другого? А если человек насчет себя сделал
открытие и сам на себя заявил, чтобы, по возможности, избавить вторую
половину от неприятной процедуры обоснования аннулирования брака? Такое
заявление что, не принимать к рассмотрению?



И потом, что это за «одного» и «другого», когда речь идет о «неспособности…
к брачному сожительству по естественным причинам»? Мы вообще, о ком говорим? О
муже и жене или терминология традиционной семьи – анахронизм, и мы работаем на
перспективу, заранее готовя почву для гомосексуальных браков?



Мы тут все – взрослые люди. Речь о мужской импотенции? Ну, так давайте
называть вещи своими именами. А то ведь, мало ли кто, что поймет под
«неспособностью другого супруга». Вдруг кому-то придет в голову, что речь не
только о мужской импотенции, но и о женской фригидности или хроническом вагинизме?
Это ведь тоже неспособность… Или вообще о неумении готовить! А что Вы хотите? В
системе ценностей иных мужчин умение женщины готовить – это ключевое условие «способности
к брачному сожительству» с ее стороны.



Кстати, сам термин «брачное сожительство» тоже слишком расплывчат. Может, в
позапрошлом веке или в начале прошлого такая терминология и была оправдана, но
не в наши дни, когда, как выражается один знакомый микробиолог, «с повышением
сексуальной культуры», половые дисфунции достаточно хорошо изучены, описаны и
классифицированы. Давайте, если уж составлять документы, предназначенные для
широкого применения, то делать это на современном русском литературном, а если
необходимо, то и научном языке! Инструкции всегда должны быть максимально ясны,
никаких двусмысленных толкованийэто всегда почва для
злоупотреблений
.



Далее говорится, что «в соответствии с определением Всероссийского
Церковного Собора 1917–1918 гг. обращение по этому поводу к епархиальной власти
может быть принято к рассмотрению не ранее, чем через два года со времени
совершения брака, причем указанный
срок не обязателен в случаях, когда неспособность супруга несомненна и
обусловлена отсутствием или ненормальным анатомическим строением органов“
». Как-то надо
бы разобраться, о чем мы тут говорим: о «неспособности по естественным
причинам», или об анатомических патологиях? Или это тоже следует считать
естественной причиной? Зачем все в одну кучу мешать? Проблема серьезная и
многогранная, и, чтобы соблюсти дух канонов и церковных постановлений адекватно
каждой конкретной ситуации
, подходы к ней должны быть достаточно разнообразны.



В частности, если говорить о двух годах
«испытательного срока», то следовало бы уточнить, что в этот период недугующий
обязан лечиться, если же врач сразу скажет, что медицина бессильна, тогда зачем
мучить людей и связывать их двухлетним сроком? А вот, если врач дает надежду, но муж отказывается
лечиться или уклоняется от добросовестного исполнения предписаний врача, тогда
его состояние следует приравнять к сказанному в соборном постановлении об
анатомических препятствиях, со всеми вытекающими последствиями.



Чтобы компетентно прописать эту проблему в рассматриваемом документе, много
печатной площади не требуется. Разве что чуть больше времени на его составление
может уйти, если привлечь к его составлению сексопатолога.





Предлагаю пока такую формулировку:



Церковный брак может быть признан недействительным и
аннулирован по заявлению одного из супругов в случае импотенции мужа, если последний
знал об этой проблеме до совершения брака, но умолчал о ней, и она не обусловлена
его преклонным возрастом. В соответствии с определением Всероссийского
Церковного Собора 1917-1918 гг. обращение по этому поводу к епархиальной власти
может быть принято к рассмотрению не ранее, чем через два года со времени
совершения брака, в случае, если недужный пытается добросовестно лечиться. Если
же врач исключает возможность изменений к лучшему или дает надежду, но сам
недужный отказывается лечиться или не выполняет предписаний врача должным
образом, то соблюдение двухлетнего срока необязательно, поскольку в этом случае
применимо расширительное толкование упомянутого соборного определения,
гласящего, что «указанный срок не обязателен в случаях, когда неспособность
супруга несомненна и обусловлена отсутствием или ненормальным анатомическим
строением органов».











О супругах,
живущих невенчанными в официальном гражданском браке, сказано, что их положение
не должно приравниваться к блудному сожительству, но «следует иметь особое
пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной
помощи, испрашиваемой в таинстве Брака, а также то, что для православных
христиан практика жизни в гражданском браке без венчания неприемлема»
.



Несомненно, о значимости освящения всех сторон жизни христианина, и наипаче
такой важной, как семейная жизнь, пастырь должен проповедовать неустанно. Когда
православные супруги довольствуются гражданской регистрацией, это вызывает
обоснованное недоумение. Однако есть несколько нюансов, из-за которых данная
формулировка оставляет желать лучшего.



Первое, на что следует обратить внимание: когда супруги принимают
Крещение, они освящаются в целом, в том числе освящается их супружество
. А.Л.
Катанский, излагая в своем знаменитом труде «Догматическое учение о семи
церковных таинствах» взгляды Тертуллиана, пишет: «Для супругов язычников, при
обращении их обоих, или которого-нибудь из них, в христианство, акт излияния
благодати, освящающей их брачный союз, совпадает с актом крещения; одного этого
акта достаточно, чтобы освятить человека всего и во всем; благодать освящает
все, что находит» [5; 318–319]. Т.е. в
случае, когда оба супруга некрещенные и хоть один из них приходит к вере и
крестится, вместе с этим освящается и их брачный союз, а стало быть, отпадает
необходимость в разъяснениях, «что для православных христиан практика жизни в
гражданском браке без венчания неприемлема». Конечно, иное дело, если на момент
вступления в брак, хотя бы один из них уже крещен. Тогда освящение брака
происходит не иначе, как через таинство венчания: «Для христианина недостаточно
одной благодати крещения для освящения брачного союза. Когда благодать Божия
изливалась на него в крещении, она не находила этого союза; она освятила то,
что нашла (существующий брак, хотя бы с язычником), а не освящала то, чего не
было и что могло быть в будущем, а потому нужно новое излияние благодати на
брачующихся, принадлежащих христианской Церкви» [5; 319].



Второе: если супруги, будучи оба верующими, воцерковленными людьми, будучи
уведомлены о важности освящения брака, сами все же не стремятся венчаться, то
не стоит особо настаивать и торопить их. Возможно, у них есть на то причины. Как
бы не получилось так, что они уступят авторитету священника и обвенчаются, а
потом их неспособность сохранить семью обернется грехом, отягощенным
освященностью разрушенного союза
. Так не должно быть, но так бывает.



Однако вот, что еще вижу необходимым выделить. Понятие «православный
христианин» одними толкуется крайне узко, включая в его объем лишь
«практикующих верующих», знакомых с основами вероучения и живущих по заповедям
Евангелия (во всяком случае, добросовестно старающихся), а другими оно
расширяется донельзя и включает всех, крещеных в Православии, вне зависимости
от мировоззрения и образа жизни.



Нередко случается так, что человек ничего не имеет против Православия, даже
идентифицирует себя с ним, но не собирается обременять свою совесть заповедями,
а ум – вероучительными истинами.



Такой типаж «православного» совсем не против будет венчаться… А оно надо?
Если, допустим, у него жена искренне верующая, а он такой вот «православный»,
то после венчания, как не было в основе семейной жизни веры Христовой и как не
было евхаристического единства, так и не будет, но если раньше это просто был
его личный выбор, теперь это уже отступничество и попрание святыни
новорожденной домашней церкви.



Как раньше не было совместных молитв и постов, так и не будет; как он
раньше в ответ на сообщение жены об очередной беременности (если уже в семье
достаточно, по его мнению, детей, или они просто не ко времени) гнал ее на
аборт, шантажируя уходом и пр., так и сейчас будет – ничего нового.



Впрочем, нет… Может получиться и новое. Необязательно, да, но может. Он же
теперь не какой-то там гражданский муж. Он жене – вместо Бога!
Да-да, я в курсе, что Апостол не призывает повиноваться мужу вместо
Бога, а как Господу (Еф. 5; 22), что предполагает повиновение
мужу, пока его требования не вступают в противоречие с волей Божией, с Его
заповедями. Только муж описываемого типа не в курсе этих тонкостей. Он во время
венчания пропустит мимо ушей слова «каждый из вас да любит свою жену, как
самого себя», зато с удовлетворением кивнет, услышав: «…а жена да боится своего
мужа» (Еф. 5; 33). И тогда для циничного манипулятора не составит
особого труда запутать среднестатистическую религиозную женщину.



Это еще что. Он ведь раньше не знал, что может требовать от жены интима,
спекулируя на ее вере. А теперь знает, что «жена не властна над своим телом, но
муж» (1 Кор. 7; 4), а стало быть, она обязана удовлетворять его потребности вне
зависимости от того, ласков он с ней или груб, заботится ли о том, чтобы ей с
ним хорошо было, или совершенно наплевательски относится к ее состоянию. Само
собой, что это снова его извращенное толкование Писания, но попробуй, докажи!..



Это не выдумки. Так бывает, потому что, если человек нравственно не
расположен меняться по образу Христову, но со словом Божиим знакомится,
получается то, о чем предостерегал Господь, говоря: «Не давайте святыни псам и
не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами
своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф. 7; 6).



Поэтому прежде, чем начать убеждать кого-либо, что «для православных
христиан практика жизни в гражданском браке без венчания неприемлема», надо
разобраться, что за человек перед тобой, расположен ли он принять, подаваемую в
таинстве благодать, жить по-христиански и созидать семью в обновлении Духа
Святого?



И еще очень важная проблема, на которую хотелось бы обратить внимание, в
контексте вышеупомянутого синодального определения «о недопустимости практики
лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового
брака с блудом». Насчет того, что гражданский брак – это не блуд – понятно. Что
недопустимо отказывать в причащении тем, кто пока не созрел для освящения гражданских
брачных уз, тоже ясно. А вот, как быть с теми, кто живет в «фактическом браке»
(нередко именно его ошибочно называют «гражданским»)?



Это лишь на первый взгляд, нет проблемы, ведь речь идет о блудном
сожительстве, казалось бы, чего тут непонятного, да? Пусть разберутся со
своими отношениями, и тогда приходят исповедоваться и причащаться
… Какие мы
все правильные, как для нас все просто, когда вопрос касается посторонних
людей!



По правде сказать, я не знаю, какой должна быть формулировка по этому
вопросу, и даже не уверен, что должна быть именно в этом документе (но такое
чувство, что все же, да, именно здесь), только вопрос этот – предельно
деликатный. Нисколько не ратуя за легитимизацию фактического брака и
приравнивания его к гражданскому, позволю себе высказать крамольную мысль, что
далеко не во всех случаях людей, находящихся в этих отношениях, следует
оставлять без причастия. Нередко бывает, что лишь одна из «половинок» не хочет
регистрировать брак, а другая страдает из-за того, что не удается ее убедить.
Страдает и надеется, что со временем всё получится, надо только потерпеть. И
терпит. Страдает, кается и терпит. Я сейчас не о тех случаях, когда всех все
устраивает, и они не видят смысла в «этом штампе в паспорте», свой союз считают
более полноценной семьей, чем иные официальные, а разговоры о традиционной
семье и богоустановленности брака, в лучшем случае, игнорируют. Это совсем
другое дело, тут – сознательный выбор иного пути, пренебрежение браком как
общественным институтом. И тут есть свои нюансы, но, по крайней мере, это –
позиция. Люди так живут, потому что так они хотят.



Совсем другое дело, когда человек так не хочет. И рад бы
изменить, но не может сразу. Грешит и кается, в надежде на исправление. Причем
ситуация осложняется тем, что это сожительство длится уже долго, годами, и дети
уже есть. Люди реально живут семейной жизнью, любят друг друга, растят детей…
только это все равно не брак, потому что одним из существенных признаков брака
является его акцептирование обществом, государством. Но объяснить это не то,
чтобы неверующему, но невоцерковленному человеку – «задача сложная».



И вот одна «половинка» такого благополучного блудного сожительства, после
многих лет «с Богом в душе», начинает всерьез тянуться к вере, интересоваться
ее основами, но процесс воцерковления упирается в ее двусмысленный статус. Так
она и рада бы теперь его изменить, но не все же от нее зависит! Давить на
«мужа», чтобы или женился, или проваливал? Провалит он или нет, еще неизвестно,
а отношения между ними точно будут испорчены и, что важно, любви к Богу и
уважения к Церкви ему это не прибавит. Пусть живут дальше, но не моги
причащаться? Вы уверены, что Богу это угодно? Она тянется к Нему, пытаясь
припасть в покаянии, а мы тут будем ее отпихивать, возмущаясь: «Что?!! Хочешь
прикоснуться к Нему, и тут же побежать в объятия своего сожителя?! Фу-фу-фу!!!»
Так, что ли?



Приведу пример из практики. Жила-была женщина. Не одна жила-была, а с
мужчиной. И вот, как-то раз что-то ее побудило зайти в один из центральных
храмов в богоспасаемом граде Таллинне. И не просто зайти, но пойти на исповедь,
чтобы причаститься. Уж и не знаю, с чего это вдруг. Батюшка ей уделил немало
времени, как я понял, несмотря на то, что служба и другие исповедники… но с
присущей ему округлой твердостью объяснил ей, что он ее не может допустить к
причастию, поскольку она прерывать интимных отношений со своим мужчиной не
собирается. Кабы она просто сорвалась, оторвалась, а наутро «больше не буду»,
разговор пошел бы иначе. Она, и в самом деле, не хочет лукавить, понимает, что
плохо, сожалеет, но… Она бы и рада, но…



Ей было обидно. Она не понимала, за что так? Почему другие собачатся, семьи
никакой, одно название, и ничего, все можно, а у них так все замечательно, и
вдруг здесь такое отношение к ней, словно она шлюха какая?! Обидно.



Она была неправа, конечно. Никто, и в первую очередь тот батюшка, никто к
ней не отнесся, как если бы она была гулящая. Но что ж поделать, обида всю
картину переворачивает.



Прошло пять лет. Как она зареклась после этого случая в церковь ни ногой
(заодно и в другие), так она и жила. И вот, сообщили ей страшный диагноз.
Соседка, узнав, что она заболела (даже не помню, знала ли эта соседка о
диагнозе), предложила ей пособороваться и причаститься. Та ей рассказала об
эпизоде пятилетней давности. И тогда соседка предложила ей обратиться ко мне и пригласить
на дом. Со мной связались, объяснили в двух словах ситуацию, я, естественно,
согласился, и вскоре уже был у ее постели. Мы побеседовали. Я, как мог,
объяснил ей позицию того батюшки, на которого она в общем-то зря обиделась,
поговорили о природе человека, о разных грехах. Она долго, внимательно и
серьезно исповедовалась. Потом – соборование и причащение.



Ее самочувствие существенно улучшилось. Я продолжал ездить к ней. Уж не
помню, с какой регулярностью. Доезжал сам до окраины города, а оттуда меня
забирал ее муж (изредка, когда он не мог, ее дочь) и вез к ним в поселок. От
раза к разу физическое состояние ее менялось то к лучшему, то к худшему, а вот
духовное стабильно шло в гору.



Она пыталась его уговорить жениться, объясняла, как умела. Тот ни в какую.
На мой взгляд, типичный случай гамофобии (боязнь брака, не путать с гомофобией).
Я уж ему тоже объяснял, что мог бы он ей хотя бы как умирающей уступить. Нет. Все
выражал недоумение, какой в этом штампе смысл, но чувствовалось, что дело не в
том, что он чего-то не понимает, а, скорее всего, проблема в какой-то
психотравме, вероятно, связанной с предыдущим браком. При этом относился он к своей
подруге так, что все женщины бы обзавидовались.



Внимательней мужчины я не встречал. Сколько он ухаживал за ней, как боролся
за ее жизнь, сколько денег было просто на ветер выброшено, когда ему уже ясно
было, что никто и ничто ей не поможет, но, чтобы поддерживать в ней надежду, хоть
как-то утешать, продолжал возить по клиникам то в одну страну, то в другую… Он
до последних дней согревал ее своим телом, пока она медленно угасала.



На кладбище я его не сразу узнал. Даже не получается толком описать… Он был
какой-то стертый. Было видно, что всё. Вместе с ней
утрачен смысл жизни.



Он вроде бы пытался после этого заняться делами. Надо было восстанавливать
их после того, как чуть не разорился на лечении. Я где-то надеялся, что работа
поможет ему отвлечься. Спустя около года с небольшим (или двух?..), меня
разыскала дочь покойной и сообщила о его самоубийстве.



Я предполагаю, что проблемы с психикой у него были еще при жизни той
женщины, отсюда и гамофобия, а самоубийство – результат развития расстройства.
Но, не будучи психиатром, я могу только предполагать.



Вот вам, пожалуйста, ситуация: она, в покаянии припадающая ко Христу, и он
– из-за «сдвига по фазе», неспособный преодолеть свою idee fixe. Если судить по
плодам, ее следовало допускать к причастию еще тогда, за пять лет до болезни.
Кто знает, может, удалось бы ей за это время помочь своему сожителю преодолеть
внутренний барьер. Впрочем, да, у истории нет сослагательного наклонения.



Я не к тому, чтобы допускать к Чаше вне зависимости от духовного состояния
и образа жизни. Никак! Речь всего лишь о том, чтобы не увлекаться раболепием
букве, но смотреть на человека. И если есть основания считать, что в нем живет
покаяние, пусть и не совершенное, а все же, как говорится, «Тебе единому
согрешаем, но и Тебе единому служим»… то не стоит становиться между ним и
Христом.



Впрочем, если судить по тому, что сказано в уже одобренном Архиерейским
Совещанием РПЦ документе «Об участии верных в Евхаристии», вышеизложенные мысли
вовсе не крамольные. Там сказано: «Отдельному рассмотрению подлежат те случаи,
когда лица проживают совместно длительное время, нередко имеют общих детей, но
не состоят в церковном или зарегистрированном государством браке, причем одна
из сторон такого сожительства не желает ни регистрировать отношения, ни
венчаться. Такие сожительства греховны, а их распространение в мире является
противлением замыслу Божию о человеке, опасно для института брака и не может
получить никакого признания со стороны Церкви. При этом духовник, зная
обстоятельства жизни конкретного человека, по снисхождению к немощи
человеческой в исключительных случаях может допустить до причастия ту сторону,
которая осознает греховность такого сожительства и стремится заключить законный
брак. Не допускается до причастия тот сожитель, по вине которого не заключается
брак» [3].





Предлагаю модифицировать рассматриваемую
формулировку следующим образом:



Следует иметь особое пастырское попечение о таких людях,
разъясняя им важность освящения их союза в таинстве Брака, сущность которого
состоит в том, что «„естественное“ супружество оно
вводит в „великую
тайну Христа и Церкви“, наделяет
супружество новым смыслом. И преображает оно не только супружество как таковое,
но и всю человеческую любовь» [7; 237]. Надлежит также принять во внимание,
что, согласно пониманию Древней Церкви, когда супруги принимают Крещение после
заключения гражданского брака, то в таинстве Крещения освящается и брачный
союз.













«При благословении
супругов, много лет проживших вместе и не венчанных в Церкви, следует
использовать «Чин венчания супругов, в летех мнозех сущих»



А «много» – это
сколько? Четверть века уже священнодействую, а все никак в толк взять не могу. Для
кого и 50 лет не много, а другим год за три надо считать за вредность. Все же
надо конкретно обозначить некий временной ценз, сверх которого – уже «много».
Опять же, из названия чина следует, что речь идет не о многолетнем браке, а о
супругах, чьи года – их богатство. И все же вопрос: «много» – это, начиная с
какой цифры?







Библиография:



1.
Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового
Завета. – М.: Изд. Московской Патриархии, 1988.



2.
Novum Testamentum graece et latine. Б/м, б/г.



3.
Об участии верных в Евхаристии // БОГОСЛОВ.RU: научный богословский портал [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bogoslov.ru/text/4418201.html
, свободный.



4.
О религиозно-образовательном и катехизическом
служении в Русской Православной Церкви // Русская Православная Церковь: Официальный сайт
Московского Патриархата [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/1909451.html
, свободный.



5.
Катанский А.Л. Догматическое учение о семи церковных таинствах в
творениях древнейших отцов и писателей церкви до Оригена включительно. – М.:
Паломник, 2003.



6.
Мейендорф И., прот. Православие в современном мире. М.: Путь, 1997.



7.
Шмеман А., прот. Вера и Церковь. Сборник / Сост., вступ. ст. А.
Яковлева. – М.: Книжный Клуб Книговек, 2012.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
22.09.2015 в 03:25
3. О возрастном верхнем ограничении. Разве здесь причина только в том, что плотские желания увяли вместе с плотью? Крайне странно, если християнин, дожив до 70-летнего возраста хочет вступить в брак. Когда уже готовился ему венец девства, вот так все бросить. Какое может быть этому благословение? Какая в этом необходимость? И какое этому может быть оправдание для хотящих следовать за Христом? Если же речь о втором браке (по вдовству, конечно, а не после развода), то вдвойне непонятно. Святые отцы считали необходимым и молодых вдов призывать к безбрачию.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
17.09.2015 в 16:38


Отец Игорь!





  1. Если
    в Предании (я так кратко называю каноны и святых отцов, согласных с
    Писанием) только Крещение и монашество разсматриваются как начало новой
    жизни с чистого листа, то как возможно «инициацией» считать первые
    сознательные исповедь и причастие? Для этого надо признать Крещение
    недействительным в силу несознательности его приятия. Учитывая до сих пор
    разпространенную практику обливания, с точки зрения канонов церковных
    здесь все просто. Человека признать некрещеным и крестить как подобает. А
    священника, его «крестившего» извергнуть из сана, если еще жив. Кроме того
    «сознательных» подходов к изповеди и причастию также может быть несколько,
    и после каждого человек может на долгие годы уходить на страну далече.
  2. Что
    касается свойства и духовного родства, то как можно здесь просто так
    смягчить требования, некогда обозначенные Преданием и даже просто
    практикой? (Патриарх константинопольский Григорий называл это
    «безстыдным», «нечестивым», а сторонников этого «безбожными» и «врагами
    Церкви»). Потому что само наличие таких требований возпринимается как
    свидетельство о некогда достигнутом осознании доступной здесь определенной
    высоты християнской жизни. Таким образом смягчение этих требований будет
    означать снижение уровня нравственности християнства. И если мы будем
    постоянно подчеркивать, что идеал християнства – девство, то ничего
    неудобоносимого тут не покажется. Если же необходимо что-то тут изменить,
    то необходимо указать достаточные основания: почему возникает препятствие
    к браку или почему не возникает и почему стало возможным этот вопрос
    пересмотреть.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
16.09.2015 в 05:37
Отец Игорь!

  1. Если в Предании (я так кратко называю каноны и святых отцов, согласных с Писанием) только Крещение и монашество разсматриваются как начало новой жизни с чистого листа, то как возможно «инициацией» считать первые сознательные исповедь и причастие? Для этого надо признать Крещение недействительным в силу несознательности его приятия. Учитывая до сих пор разпространенную практику обливания, с точки зрения канонов церковных здесь все просто. Человека признать некрещеным и крестить как подобает. А священника, его «крестившего» извергнуть из сана, если еще жив. Кроме того «сознательных» подходов к изповеди и причастию также может быть несколько, и после каждого человек может на долгие годы уходить на страну далече.
  2. Что касается свойства и духовного родства, то как здесь можно просто так смягчить требования, некогда обозначенные Преданием и даже просто практикой? (Патриарх константинопольский Григорий называл это «безстыдным», «нечестивым», а сторонников этого «безбожными» и «врагами Церкви»). Потому что само наличие таких требований воспринимается как свидетельство о некогда достигнутом осознании доступной здесь определенной высоты християнской жизни. Таким образом смягчение этих требований будет означать снижение уровня нравственности християнства. И если мы будем постоянно подчеркивать, что идеал християнства – девство, то ничего неудобоносимого тут не покажется. Если же необходимо что-то тут изменить, то необходимо указать достаточные основания: почему возникает препятствие к браку или почему не возникает и почему стало возможным этот вопрос пересмотреть.
Ответить

#
13.09.2015 в 14:36
  • Подробное ознакомление с проектом документа «О церковном браке» вызвало у меня ряд вопросов и даже смущение, которым хочу поделиться. В разделе 1 написано: В отношении православных христиан, супружество которых, заключенное ими ранее в законном порядке, не освящено церковным таинством Брака, приходским священникам следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 г. о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового брака с блудом». Хотя в определении Священного Синода от 28 декабря 1998 г. напротив говорится, в п.2: «Напомнить всем пастырям Русской Православной Церкви, несущим духовническое служение, о необходимости в духовнической практике строго следовать букве и духу Священного Писания и Священного Предания Православной Церкви, заветам святых отцов и каноническим установлениям...» А в справке к этому определению вскользь упоминается: «Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в невенчанном браке, отождествляя таковой брак с блудом».

    Так чем же руководствоваться священникам и мирянам: этой «справкой» или определение Священного Синода от 28 декабря 1998 г. (см. п.2)?! Как же тогда понять следующие слова проекта «о церковном браке»: «следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в таинстве Брака, а также то, что для православных христиан практика жизни в гражданском браке без венчания неприемлема».

    Возникает большой вопрос: если для православных христиан жизнь в браке без венчания неприемлема, то почему же допускать их к Святой Чаше приемлемо и даже обязательно?! Какой же тогда стимул у живущих в гражданском браке венчаться, если они и так имеют возможность причащаться? В чем же тогда «особое пастырское попечение о таких людях», если они имеют возможность приступать ко Причащению без венчания?

    В разделе 2 написано, что «Трульский собор» 72 правилом запрещает православным вступать в брак с язычниками и еретиками под угрозой отлучения. А в разделе 3 «прекращение брака» читаем: «отпадение одного из супругов от Православия может быть поводом для расторжения брака». Получается, что я могу выйти замуж за католика или баптиста, и это не является препятствием для благословения брака Церковью, а если муж, будучи православным, отпадет в баптизм, я имею все основания расторгнуть брак?! Где же логика? Почему же отпадение от Православной Церкви до брака — не является препятствием к браку, а отпадение от Православной Церкви в браке — веская причина развода? И если правило Вселенского Собора запрещает брак с еретиками, то почему данный проект разрешает??

    Хотелось бы, чтобы составители данных церковных документов были повнимательнее, глубже вникали в постановление Священных Канонов Св. Церкви, и не давали косвенного повода для новых вопросов и недоумений.



    С уважением, Евгения.


Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
11.09.2015 в 17:55
Многое уже обсуждалось, поэтому хотел добавить только следующее:

1.
"Следует стремиться к тому, чтобы венчание православных христиан совершалось в том приходе, к которому они принадлежат."

/При таком отношении, не рассмотрен вопрос о венчании прихожан монастырских храмов.
-----
2.
"Освящение брака, совершенное — по ошибке или злоумышленно — при наличии установленных церковным законодательством препятствий признается недействительным. Исключение составляют венчания, совершенные при наличии таких препятствий, которые могут быть проигнорированы по благословению архиерея (см. пункт 2 перечня выше), или при несоответствии одного из венчанных возрастному цензу, если ко времени обнаружения нарушения законный возраст был уже достигнут или если в таком браке уже родился ребенок."

*/"Освящение" признается "недействительным"? Как-то коряво звучит. Надо, все таки, более строго подходить в этом документе к терминам.

**/Грех не может быть положен в основание чего-то доброго. Как у Василия Великого в Правилах: "Блуд не есть брак и даже не начало брака. Посему совокупившихся посредством блуда лучше разлучать, если возможно." Поэтому, наличие беремености или ребенка не является оправданием для совершения безоговорочного венчания над малолетними. Исключение может составлять случай, если разговор идет о людях за пределами возрастных ограничений по старости.
-----
3.
"В то же время к лицам, состоящим в браке с нехристианами, Церковь может проявлять пастырское снисхождение, заботясь о том, чтобы они сохраняли связь с православной общиной и могли воспитывать в Православии своих детей."

/Необходимо разработать практику молитвенной поддержки супругов, живущих в браке с иноверным. Было бы замечательным создать для этого специальное чинопоследование.
-----
4.
В настоящее время Русская Православная Церковь ... считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся следующие поводы:
6) заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга;


*/А другие зависимости? Игромания и пр.?

**/А другие ЗППП? - и конечно же, как отметил "Сергей, Мытищи": "Если супруг отказывается от лечения или лечение неэффективно"...

7) безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;

/Непонятно, почему определены эти сроки: 3 и 2 года? Обычно разговор ведется о хотя бы 5 годах отсутствия.

10) посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого либо детей, установленное в судебном порядке;

*/ Раз разговор пошел о детях, то хотелось добавить: При смешанных семьях, категорическое неприятие одним из супругов детей другого.

**/ "установленное в судебном порядке" - Это как? После вынесения приговора? Или достаточно заявления в полицию? Или свидетельство врача?

///Непонятно, почему убраны "Снохачество", "Сводничество", "Извлечение выгод из непотребств супруга", "Осуждение к наказанию"?
"Снохачество" и "Сводничество", кратко говоря, имеют своей целью покрыть бесплодие супруга "дедовскими методами": половым актом свекра и снохи или во втором случае невестки с посторонним человеком. И все это весьма похоже на некоторые современные репродуктивные методы (например: использование яйцеклеток матери или сестер невестки, или же использование донорской спермы).
-----
5.
"При наличии одного из перечисленных оснований у одного из супругов, второй может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о прекращении брака."

/"Прекращение брака"? Что под этим необходимо понимать? А если признали, а потом они снова сошлись? а если уже успели с другими сойтись и опять разбежаться?
Ответить

#
протоиерей Игорь Прекуп, Эстония, Таллинн
11.09.2015 в 05:31

На мой взгляд,
преамбула должна быть намного более продуманной и объемной, потому что никакой
«сестры таланта» не хватит на то, чтобы в два абзаца заключить всю
предварительную основную информацию о сущности этого явления и раскрыть понятие
церковного брака.



Во-первых, необходимо корректней подбирать термины. Союз брачный как форма
отношений со всеми вытекающими обязательствами в раю впервые не
устанавливается
, а создается. «Установление» как и «учреждение» –
это юридические термины, доставшиеся на в наследство от старой доброй
схоластики, которые применительно к состоянию наших прародителей в раю, лишь
вносят понятийную путаницу. Брак, в силу своей богосозданности – это
некая объективно существующая реальность, обладающая определенными
существенными свойствами. Установление – нечто вторичное. Мы не можем сказать,
что наши прародители в раю обрели друг друга, и Бог, пойдя навстречу их желанию,
впервые установил брачный союз. Напротив, Бог создает людей
брачными
. Человеку изначально «нехорошо быть одному» (Быт. 2; 18). (Кстати,
«не хорошо» звучит первый раз за весь Шестоднев.) И жена не творится
параллельно, одновременно с мужем, а именно создается из
него
, чтобы подчеркнуть единство человеческой природы
и равночестие женщины.



«Ведь кто еще не объединился (узами брака), тот не составляет и целого, а
половину, – говорит свт. Иоанн Златоуст. – Видишь ли тайну брака? Из одного Он
сделал двоих, а потом из двоих сделал и до сих пор делает одного, так что и
теперь человек рождается от одного, — потому что жена и муж — не два человека,
а один человек» [5].



Свт. Иоанн Златоуст обращает внимание на слово «сотворил», которое звучит в
тексте, хотя вроде бы нет речи о возникновении чего-то принципиально нового.
Вот, как он разъясняет смысл этого словоупотребления: «Как вначале, при
создании человека, Бог говорил: сотворим человека по образу нашему и по
подобию
, так и теперь, намереваясь создать жену, употребляет то же слово, и
говорит: сотворим… Чтобы Адам знал, что созидаемое существо будет равно
ему по достоинству, для этого Бог, как об нем самом сказал: сотворим,
так и теперь говорит: сотворим ему помощника по нему» [4; 114].



«Помощница» звучит на первый взгляд как бы унизительно для современного
человека. Но это лишь вследствие ложных стереотипов. Ничего унижающего
человеческое достоинство в этом слове нет. Помощница – не рабыня и не служанка.
Она – равночестная сотрудница.



Видя перед собой жену, Адам признает ее обладающей той же природой, что и
он. Всем животным он нарекал имена по роду их, но женщину именует соответственно
признаваемому с ней единству
. Он и себе дает имя. Теперь, по сотворении
женщины, он – איש
<иш>, а взятую и созданную из него именует אשה <иша>,
просто добавляя родовое окончание «-а»: он – «муж», а она – «мужа». Таким
образом, в самом древнееврейском слове אשה <иша>
содержится указание и на человеческое достоинство женщины, и на ее
происхождение от мужа.



Отсюда видно, что брак – это изначальная форма нормального существования
человека; брачный союз, как завершение сотворения мира, не
«устанавливается», а создается Богом изведением жены из мужа и
признанием ее последним своей «костью от костей» и «плотью от плоти» (Быт. 2;
23), поэтому слова «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мк. 10; 9),
приобретают не столько правовое, сколько онтологическое значение.



Во-вторых, надо отдавать себе отчет, что брак наших прародителей – это норма,
обусловленная состоянием человеческого естества до грехопадения
.
Человеческая природа в раю представляла собой иерархическое единство духа, души
и тела, гармония которого невместима нашим падшим воображением. Но грехом
человек умер духовно, его природа дезинтегрировалась, вверглась в хаос.



Утрата облекавшей их тела славы была лишь внешним свидетельством утраты
Духа Божия, свидетельством разрушения внутреннего единства человеческого
естества и зарождения в природе человека «иного закона» (Рим. 7; 22 – 25). Не
так было до грехопадения. Тогда прародители не стыдились друг друга не потому,
что слава, окутывавшая их тела, была какой-нибудь плотной, непроницаемой. Они
не стыдились наготы, потому что «в своих членах они не ощущали никакого закона,
противного закону их ума <...> в их теле не было ни одного движения,
которого им следовало бы стыдиться; они не считали нужным покрываться, потому
что не чувствовали ничего, что надобно было обуздывать» [3; 586–587].



Еще мгновенье назад пребывавшие в гармонии, прародители с ужасом ощущают в
себе хаос, происшедший от нарушения иерархичности их природы: все естественные
стремления подвергаются своего рода мутации под воздействием влившейся в них
чуждой силы – греха. Стремления и потребности «мутируют» в похоти, в страсти.
Люди больше не находят в себе прежней цельности, упорядоченности, уже не видят
в себе космоса, но ощущают хаос, ибо Дух Святой покинул их и все строение
человеческого естества как бы рухнуло и разбилось на куски. Диавол явился
«разделителем» человека – грех расколол человека, разбил, разделил все многообразие
его существа, до того находившееся в идеальной гармонии, на множество разных
уровней, желаний, интересов, страстей. Если раньше телесное начало подчинялось
душевному, а последнее – духовному, духовное же было наполнено благодатью Духа
Святого, то после грехопадения эти начала разделяются и взаимообособляются,
начинают бороться каждое за себя, за свое «место под солнцем». Люди с
отвращением обнаруживают в себе противоестественное стремление рассматривать
все и всех как средства для своей выгоды или удовольствия. И особенно гадко им
сознавать, что и друг на друга они смотрят уже не как на богоподобную личность,
но как на средство утоления похоти; человек воспринимает человека не как
самоценность, а как средство для удовлетворения своих эгоистических притязаний.
И они стыдятся как этого нового извращенного видения (ибо память о должном еще
сохраняется), так и того, что внешне напоминает об их падении, об их
развращенности – вида своего тела, лишенного прежнего благодатного сияния, и в
первую очередь вида половых органов – символов наиболее мощной
психо-физиологической страсти, отныне претендующей на статус «основного
инстинкта».



«С этого момента, – пишет В. Лосский, – человек находится во власти
лукавого. Оторвавшись от Бога, его природа становится неестественной,
противоестественной. Внезапно опрокинутый ум человека вместо того, чтобы
отражать вечность, отображает в себе бесформенную материю: первозданная
иерархия в человеке, ранее открытом для благодати и изливавшем ее в мир, –
перевернута. Дух должен был жить Богом, душа – духом, тело – душой. Но дух
начинает паразитировать на душе, питаясь ценностями не Божественными, подобными
той автономной доброте и красоте, которые змий открыл женщине, когда привлек ее
внимание к древу. Душа, в свою очередь, становится паразитом тела – поднимаются
страсти. И, наконец, тело становится паразитом земной вселенной, убивает, чтобы
питаться, и так обретает смерть» [9; 253].



Последствия грехопадения, охватившие и человеческое естество, и всю
окружающую природу («вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим. 8;
22)), закономерно отразились и на состоянии брачных отношений. «…И к мужу
твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою»
(Быт. 3;
16). Это очень важный момент
в плане бытующих ныне порой диаметрально противоположных представлений о
взаимоотношениях в семье – от крайнего деспотизма до отрицания какого-либо
иерархического начала. Свт. Иоанн Златоуст преподносит нам смысл этих слов
таким образом: «Как бы оправдываясь перед женою, человеколюбивый Бог говорит:
вначале Я создал тебя равночестною (мужу) и хотел, чтобы ты, будучи одного (с
ним) достоинства, во всем имела общение с ним, и как мужу, так и тебе вверил
власть над всеми тварями; но поелику ты не воспользовалась равночестием, как
должно, за это подчиняю тебя мужу… <...> …Так как ты не умела
начальствовать, то научись быть хорошею подчиненною. <...> Лучше тебе
быть под его начальством и состоять под его управлением, чем без этого носиться
по стремнинам» [4; 150].



Блж. Августин акцентирует внимание на том, что хотя мужчине изначально
надлежало быть главой женщины, всякое господство в различных сферах и
исторически складывавшихся формах – следствие грехопадения: «Ибо жена, надобно
думать, и до греха была сотворена не иначе, как так, что муж господствовал над
нею. Но настоящая зависимость по справедливости может быть понимаема как
зависимость прообразовательная, которая представляется скорее делом известного
состояния, нежели любви, так что и само рабство, вследствие которого люди потом
начали быть рабами людей, возникло от наказания за грех. Апостол сказал: „Любовью служите друг другу“ (Гал. 5; 13); он ни в коем случае не
сказал бы: „Господствуйте
друг над другом“. Таким
образом люди могут служить друг другу любовью, но жене апостол не дозволяет „властвовать над мужем“ (1 Тим. 2; 12). Это властвование, по
приговору Божию, предоставляется мужу, и муж удостоился получить господство над
женой, от несохранения им которого будет больше развращаться природа и
увеличиваться вина» [3; 619].



Формы брачного союза на протяжении человеческой истории варьировались,
порой отходя весьма далеко от своего изначального райского эталона, однако, при
всевозможных искажениях, сохранялось несколько существенных признаков, без
которых брак не является браком: антропологичность (на протяжение всей
истории цивилизации брак – это союз человека с человеком, а не с животным,
например, или иным существом (мифологию в расчет не берем)), гетеросексуальность
(брак – это союз мужчины и женщины; даже при полигамии в браке состоят мужчина
и каждая в отдельности женщина; гарем – это не союз жен какого-нибудь Абдуллы,
друг дружке обитательницы гарема – никто в семейно-правовом отношении) и социальность
(брачный союз двух свободных личностей заключается через ритуальное акцептирование
обществом
в лице местной власти – хоть вождем племени, хоть жрецом, хоть
клерком в ЗАГСе, хоть капитаном корабля, и в норме предполагает рождение и
воспитание детей – будущих членов общества).



Брачный союз – это созданное Богом в процессе сотворения человека изначально всецелое
духовно-душевно-телесное единство мужчины и женщины в плодоносящей любви
(«сотворил Бог человека по образу Своему,
по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1; 27)), как
онтологично присущая ему
по природе социальная форма бытия, которая в русле
последствий грехопадения прародителей претерпела в разных цивилизациях на
протяжении мировой истории различные деформации, но сохранила существенные
признаки: антропологичность, гетеросексуальность и социальность
. Отсутствие хотя бы одного из этих
признаков не позволяет считать союз – браком. Именно поэтому недопустимо
признавать в качестве брака союзы между однополыми парами.



Следует отметить, что при всем том, что на практике в патриархальном
обществе не придавалось решающего значения взаимной любви жениха и невесты, это
чувство всегда рассматривалось как желаемое и естественное между ними, что,
опять же, возводило представление о браке к изначальной норме и
свидетельствовало, по меньшей мере, о смутном припоминании идеи
брака, если выражаться в категориях философии Платона. «Брак – остаток рая на
земле, – пишет В. Абраменкова, – тот оазис, который не был уничтожен великими
мировыми катастрофами, потому что разделение и рознь прекращается в браке,
когда двое становятся „едина
плоть“, единая личность,
душевно-духовно-телесное единство» [7]. Добавим, что оазис изрядно поврежденный, в лучшем случае дающий лишь
отдаленное представление о своем первообразе.



Это, что касается родового понятия брака как такового, по отношению к которому
церковный брак – понятие видовое, т.е. обладающее всеми его существенными
признаками, плюс свои видовые. Во избежание путаницы, определимся, что,
согласно формальной логике, понятие есть форма мысли, отображающая предметы
и явления в их наиболее общих и существенных признаках
. Это высшая форма
мысли
, которая достигается путем выделения существенных признаков и
обозначения их словами. И если понятие – мысль, в которой отражаются
предметы в их существенных признаках
, то имя – языковое выражение этой
мысли
.



В обсуждении рассматриваемого документа наблюдается много путаницы из-за
того, что понятие церковного брака в самом документе четко не сформулировано:
то ли это таинство, то ли чинопоследование Венчания, то ли церковное
благословение… А если мы говорим о Венчании – это мы говорим о таинстве или о
чинопоследовании? А если о благословении брака, то – о призывании благодати
Божией на новобрачных, аналогичного молебному пению на начало доброго дела, или
о совершении таинства все-таки? Лично у меня при прочтении документа и, тем
более, комментариев к нему, сложилось впечатление, что полной ясности в этом
вопросе нет у очень многих.



Так давайте подправим.



Для начала определимся вот, с чем: священнодействие церковного брака – это
чинопоследование совершения таинства Брака или обряд призывания благословения
Божиего на жениха и невесту (если до регистрации) или на мужа и жену (если
после), с молитвенным пожеланием взаимоуважения в духе
патриархально-иерархического сознания и благословением на сдержанное размножение
(не сказано: «размножися якоже Лия», но – «якоже Рахиль», у которой всего-то
два сына было, да и то при родах последнего она скончалась)?



О том, что церковный брак – таинство, знают все, кто хоть сколько-нибудь
интересовался церковной жизнью. Но, что такое таинство? Когда некто говорит,
что венчание после регистрации – абсурд, поскольку прежде вступления в брак
надо получить благословение на него и только в случае получения регистрировать
брак, под благословением, однако, понимая Венчание, такой человек тем самым
проявляет какие-то серьезные прорехи в своем литургическом сознании. Одно дело предварительное
благословение духовника, родителей, хоть иконами, хоть крестом, хоть имясловным
перстосложением, хоть окроплением святой водой, и совсем другое – благословение
Божие, призываемое в чинопоследовании таинства Брака. Первое,
конечно же, должно предварять вступление в брак, вне зависимости от того,
регистрация ли будет первой, или венчание, а второе – это совсем другое
благословение, и уже непринципиально до регистрации брака оно совершается или
после, будучи зависимо от многих условий второстепенного порядка, из которых не
стоит делать проблему.



Опять же, сводить таинство Брака к благословению (в распространенном
понимании, как к разрешению, одобрению, санкции, лицензии) на супружескую жизнь
во всех ее аспектах – это не понимать сущности таинства как такового и таинства
Брака в частности.



Итак, что такое церковное таинство? Общеизвестно определение, данное в
Катихизисе свт. Филарета Московского: «Таинство есть священное действие, чрез
которое тайным образом действует на человека благодать, или, что то же,
спасительная сила Божия» [6; 70]. Но благодать действует на человека в любом
священнодействии, а то и без него. В храм заходишь и чувствуешь ее даже и вне
службы. Тайным образом? А как же еще? Явным образом действует лишь
материальное, духовное – сокровенным. Вот последствия того, что тайным образом
в нас производит благодать Божия, уже, бывает, явным образом действуют, когда,
например, был человек мрачным и озлобленным, и вот, у него уже не лицо даже, а
лик светлый, ясный, а на скорби он реагирует мирно. Понятно, что не сразу, не
вдруг, что потребовался труд, но более тут потрудилась благодать, как сказал о
себе апостол Павел: «…благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во
мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать
Божия, которая со мною» (1 Кор. 15; 9–10). Всякое священнодействие
благодатно, всякое действие благодати таинственно, однако, не всякое
священнодействие – таинство
.



Так, что же есть таинство? Ответить на этот вопрос, не отмахиваясь однажды
вызубренными формулировками, далеко не так просто. Проф. М.С. Иванов (МПДА) в
своем докладе на V Международной богословской конференции Русской Православной
Церкви «Православное учение о церковных таинствах» (Москва, 13–16 ноября 2007
г.) совершенно справедливо констатировал, что «в Православии до сих пор до
конца не разработано подлинное учение о таинствах» [8].



Данью своему времени является и катехизическая формулировка таинства Брака:
«Брак есть Таинство, в котором, при свободном пред священником и Церковью
обещании женихом и невестою взаимной их супружеской верности, благословляется
их супружеский союз, во образ духовного союза Христа с Церковию, и
испрашивается им благодать чистого единодушия, к благословенному рождению и
христианскому воспитанию детей» [6; 83]. Как мы видим, в этой формулировке
говорится о благословении союза «во образ» единения Христа и Церкви, но ни
слова о браке как о таинственном рождении внутри Церкви нового евхаристического
единства – «малой церкви». И в этом проявляется характерная ущербность
схоластической ментальности, основательно и надолго пропитавшей православное
богословие. Венчание в наши дни, вернее, распространенное отношение к нему, начиная с
подготовки, продолжая его совершением и дальнейшей супружеской жизнью, наглядно
демонстрирует проблему расцерковления таинств, их профанации.



Чрезвычайно важно понять, что «таинствам, – как отмечает проф. М.С. Иванов,
– изначально было придано экклезиологическое измерение. Оно служило своего рода
базисом, на котором строилось все учение о таинствах и из которого открывались
сущность и содержание этого учения» [8].



Прот. Александр Шмеман сформулировал понятие таинства следующим образом:
«Таинство (μυστήριον) – богослужение, во время которого Дух Святой
совершает определенную перемену или преобразование, имеющее
значение для всей Церкви и признаваемое и принятое всей Церковью» [12; 270].



Или
несколько иначе: «Таинства –
это действия Церкви, которыми она преображает нашу жизнь» [12; 322].



Что же касается самого венчания, то в нем «брак приобретает новый смысл,
новое измерение, – пишет о. Александр. – Это новое измерение есть Христос.
Христос становится центром этого единения. В Нем брак приобретает вечное
значение, становится путем к христианскому достижению Царства Божьего» [12;
332–333].



Можно провести аналогию: крещение – рождение свыше (Ин. 3; 3–9)
человека, после его рождения в биологическую жизнь, а в таинстве брака рождается
свыше
семья, которая до того уже могла существовать на уровне «ячейки
общества». И в том, и в другом случае –
изменение качественное.



«Брак, – пишет прот. Александр, – это, прежде всего, таинство Божественной
любви как всеобъемлющей тайны бытия, и именно поэтому оно касается всей Церкви,
а через нее и всего мироздания. <…> Сущность таинства этого в том, что „естественное“ супружество оно вводит в „великую тайну Христа и Церкви“, наделяет супружество новым смыслом. И
преображает оно не только супружество как таковое, но и всю человеческую
любовь» [12; 233–237].



У прот. Геннадия Нефедова в книге «Таинства и обряды Православной Церкви»
сказано так: «В Таинстве Брака будущим супругам подается благодать, освящающая
их семейный союз и продолжение рода. В Таинстве совместная жизнь двух людей
благословением и молитвами Святой Церкви объединяется в единый
супружеский союз, чтобы двое стали
одной плотью“ (Быт. 2; 24) и имели „одно сердце и одну душу“ (Деян. 4; 32) с Церковью (здесь и далее выделено нами. – И.П.).
В этом Таинстве для новобрачных открывается тайна присутствия между ними
Христа
так же реально, как Он присутствовал на браке в Кане Галилейской
(Ин. 2; 1—11). Это Он Сам „славою
и честию венчает их“
(тайносовершительные слова Таинства). „Тайна сия велика есть“
(Еф. 5; 32), ибо она освящает, одухотворяет брачный союз двух лиц, чтобы их
жизнь была образом «домашней церкви»
(Кол. 4; 15) по принципу и
содержанию жизни
» [11; 16]. Т.е. их союз «благословляется» не только между ними
сам по себе, но «объединяется… с Церковью»; им дается благодать быть малой
церковью «по принципу и содержанию жизни».



(Вот, не пойму: есть же готовая формулировка, доступная для понимания
любому простецу, и в то же время лаконичная, точная, емкая, удовлетворяющая в данном формате самому взыскательному в отношении
богословских определений интеллекту. Чего бы ее не взять и не использовать в
тексте рассматриваемого документа?
..)



Еще один важный аспект – евхаристический. «Ибо как сама Церковь
исполняет себя в евхаристическом восхождении „на
небо“, к трапезе Христовой, так и
таинство брака совершается тем же восхождением, тем же возношением этого брака
в духовную реальность царства Божьего» [12; 237].



Как и таинства Крещения и Священства, таинство Брака издревле и почти до
конца Раннего Средневековья совершалось в процессе Литургии. Более того, совместное
причащение брачующихся и было важнейшим моментом совершения таинства
,
соответственно вышеизложенному смыслу церковного брака.



«Нормальная форма заключения брака для древних христиан, – объясняет прот.
Иоанн Мейендорф, – была двойной: формальный гражданский брак выражал законность
перед обществом, а согласие Церкви, совместное участие брачующихся в воскресной
Евхаристии были, собственно, тем Таинством, благодаря которому „законный“ брак преображался в вечный союз любви „во Христе“» [10; 12]. Выделение чина венчания из Литургии
произошло после того, как в конце IX века 89-й новеллой императора Льва VI Церкви было вменено в обязанность регистрировать бракосочетания. Это была
не привилегия, а бремя, которое неизбежно принуждало ее к ряду компромиссов.
Если раньше церковное благословение второго брака могло состояться только после
двухлетней епитимии (отлучения от причастия), а третьего – после пятилетней, то
теперь совершать таинство приходилось сразу, заодно с удостоверением
действительности бракосочетания, поскольку к этому обязывало положение
регистрирующего органа. Для того, чтобы хоть сколько-нибудь соблюсти
установленное правило о временном отлучении от причастия, венчание вывели из
состава Литургии (для начала в этой форме оно совершалось только для тех, кто
был под епитимией), а евхаристическую Чашу заменили «чашей единства», которую
нынче испивают по очереди в три глотка жених и невеста. Этот компромисс тоже
весьма сомнителен, поскольку отлучение, по идее, распространяется на все
таинства, значит, венчать в любом случае не следовало… Видимо, уже в то время
Церковь испытывала дефицит ясного сакраментологического мышления.



«Ни одно таинство так не дескарализовалось, как именно таинство брака,
благодаря выпадению его из Евхаристии, – сетует прот. Александр Шмеман. –
Причастие перестало восприниматься как последняя печать супружества во Христе» [12;
239].



Мы уже привыкли, что крестины в массовом сознании никак не связаны с
церковной жизнью, с общественным богослужением, с Причащением. Многие понятия
не имеют о Миропомазании, как особом таинстве, хотя и совершающемся
непосредственно как бы в продолжение Крещения. Всего лишь одна из многих
манипуляций священника, не более. Но о том, что Крещением человеку открывается
доступ к полноценному участию в церковной жизни, люди все же знают. Стало быть,
какая-никакая связь с богослужебной жизнью, хотя бы на уровне потенциальных
возможностей, все же осознается. А вот о том, что Венчание предполагает участие
в церковной жизни, очень многие до сих пор воспринимают с широко распахнутыми
глазами и плотно затворенными сердцами. О евхаристическом прошлом этих таинств
напоминают лишь слова литургийного возгласа: «Благословенно Царство…», которыми
начинаются их чинопоследования, да и то, кому напоминают?.. Лишь тем,
кто хоть какое-то представление имеет о характерных особенностях богослужения.



«Внутренне необходимая связь брака и Евхаристии, – пишет прот. Иоанн
Мейендорф, – является, по нашему мнению, тем „ключом“, без которого невозможно понять ни новозаветные тексты о браке, ни
тысячелетнюю практику Православной Церкви как в отношении самого брака, так и в
отношении браков, заключенных вне Церкви – в язычестве, в римском государстве,
в других христианских исповеданиях» [10; 5].



Уместен вопрос: не пора ли положить начало ресакрализации церковного
Брака столь же авторитетно, в таком же масштабе и с той же настойчивой
последовательностью, как это недавно было сделано в отношении таинства
Крещения?



Конечно, «брак, как и все остальное, принадлежит падшему миру… Брак тоже
поврежден грехом. Следовательно, как человек, его тело, вся материя и все в
мире было отравлено и изменено, отошло от своего первоначального смысла, так
все должно быть искуплено и преображено» [12; 332]. За тысячи лет истории поврежденность
человечества грехом вызвала в институте брака великое разнообразие отклонений
от его райского состояния. Брак приспосабливался к нравам настолько, что,
формировавшиеся под их влиянием, обычаи семейной жизни подменяли собой
изначальный замысел Божий. Даже Синайское законодательство содержит множество
уступок падшей человеческой природе («по жестокосердию») в качестве
педагогического компромисса, ради подготовки богоизбранного народа к новому этапу
человеческой истории, к Завету вечному.



«Педагогического» в том смысле, что Закон – «детоводитель ко Христу» (Гал.
3; 24). «Детоводитель» – калька со слова
παιδαγωγς <педагогос>. В глубокой древности педагог – это раб,
сопровождающий ребенка в школу, помогающий готовить уроки, а если надо, то и
наказывающий (традиционно – сандалией по ягодицам), но все же он является
рабом, хотя его порой уважают больше, чем учителя, однако, его подопечный
когда-нибудь вырастет и сам станет хозяином, а раб так и останется рабом.



Христос пришел объявить Израилю, что «детство кончилось», он уже вырос и
больше не под детоводителем. Теперь с него другой спрос. Сын Божий призывает
тех, кто хочет жить «по-взрослому», стать чадами Отца Небесного, вступив
с Ним в новый Завет. Призывает, предупреждая, что положение обязывает. Исполняя
(раскрывая в полноте смысла и силы) Закон, восстанавливая Свое поврежденное творение
и призывая человека к богоусыновлению и обожению, Господь открывает, какими
надлежит быть чадам Того, Кто «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и
добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5; 45). А поскольку
человек сотворен брачным, Господь и брак восстанавливает в его первозданном
состоянии: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами
вашими, а сначала не было так» (Мф. 19; 8). Отныне брачные обязательства
возносятся на такую высоту, что ученики Христовы восклицают: «Если такова
обязанность человека к жене, то лучше не жениться» (Мф. 19; 10). А какова эта
«обязанность» еще может быть в контексте призыва становиться «сынами Отца
Небесного»? Извольте соответствовать!



А соответствовать, оказывается, не очень-то и хочется. Никто не против быть
спасенным от адских мук, и против благодати мы ничего не имеем, да и от
усыновления Богу не отрекаемся (понимая это как своеобразную привилегию), но
так, чтобы это ни к чему особенному не обязывало. Пусть у нас будут
сверхъестественные возможности, мы не против, только бы не было ситуаций,
требующих от нас усилий по их осуществлению.



И в браке, в частности (если мыслить «по-людски», т.е. в духе «мира
сего», иначе говоря, в угоду «князю мира сего»
), пусть все будет «как у людей», пусть Венчание
рассматривается как торжественный, красивый традиционный шаманский обряд, в
котором жених и невеста получают положительную божественную энергию от
Чего-то-Что-Где-то-Там-Есть (называйте хоть Богом, хоть Аллахом, хоть
Вселенским Разумом – какая, в конце концов, разница, правда?), чтобы у них было
счастье и богатство, здоровье и долголетие, послушные дети (в том количестве,
как запланируют) и пр. А как же? Храм – это же разновидность ритуального бюро.
С той лишь разницей, что здешними ритуалами под религиозным брендом
обеспечивается защита от сглаза и порчи, от приворотов-отворотов, а также колд…
(ой, простите!) программируется успешность и благополучие. При чем тут какие-то
дополнительные обязательства, по сравнению с теми парами, кто свое
бракосочетание ритуально оформляет без привлечения служителей культа? Разница
ведь только в ритуале, n’est pas?..



Проблема в том, что мы и спастись хотим, и чтобы при
этом можно было жить «по жестокосердию».



Но, что делать, если мы такие, какие есть – жестокосердные?
Что делать, если реальность церковной жизни такова, что или отлучай от Церкви
всех, кто не желает любить врагов, благословлять проклинающих, благотворить
ненавидящим и молиться за обижающих и гонящих
(Мф. 5; 44), или находи такие
компромиссные (по-нашему, по-бразильски, «икономичные») решения, чтобы хоть
хуже не было, в надежде на вразумление заблудших?..



А раз возможен только второй вариант, приходится думать
о реалистичном пастырском руководстве, при котором и нормы евангельские
оставались бы незамутненными, и применение буквы Писания соответствовало бы его
духу. Например, христианский брак нерасторжим, но до какого момента брак
остается христианским и не расторгается ли он нераскаянным грехом настолько,
что остается только признать факт его прекращения? Это лишь один из многих
вопросов, которые жизнь ставит перед нами, и на которые надо отвечать словом и
делом по совести, просвещенной Евангелием, опираясь на Священное Предание и
церковные постановления, ради чего последние и создаются.



Исходя из всего вышеизложенного, преамбула, содержащая
понятие брачного союза как такового и понятие церковного брака,
может быть сформулирована следующим образом:





Брачный союз – это
созданное Богом в процессе сотворения человека изначально всецелое духовно-душевно-телесное иерархичное единство
мужчины и женщины в плодоносящей любви («сотворил Бог
человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил
их» (Быт. 1; 27)), как онтологично присущая человеку социальная форма бытия, которая в русле последствий
грехопадения прародителей претерпела в разных цивилизациях на протяжении
мировой истории различные деформации, но сохранила существенные признаки: антропологичность,
гетеросексуальность и социальность.



Брачный союз, освященный в таинстве Брака, тем самым возведенный к своему
райскому первообразу, благословленный Богом и свыше устроенный Им, является церковным
браком
.



В таинстве Брака, при свободном волеизъявлении, «два члена Церкви
становятся одним телом, новой „единицей“ в Теле Христовом, получают благословение умножаться и возрастать в
совершенном единении любви» [12; 271]. «В Таинстве совместная жизнь двух
людей благословением и молитвами Святой Церкви объединяется в единый
супружеский союз, чтобы двое стали
одной плотью (Быт. 2; 24) и имели одно сердце и одну душу (Деян. 4; 32) с Церковью. В этом Таинстве для новобрачных открывается тайна
присутствия между ними Христа
так же реально, как Он присутствовал на браке
в Кане Галилейской (Ин. 2; 1—11). Это Он Сам „славою и честию венчает их“ (тайносовершительные слова Таинства). „Тайна сия велика есть“ (Еф. 5; 32), ибо она освящает, одухотворяет брачный
союз двух лиц, чтобы их жизнь была образом
домашней церкви (Кол. 4; 15) по принципу и содержанию жизни»
[11; 16], вознося брак «в тайну Христа и Церкви», являя «жизнь, как призвание
следовать Христу в полноте Его Любви» [12; 241].



Следует принять во внимание, что таинство Брака издревле и почти до конца
Раннего Средневековья совершалось в процессе Литургии. Более того, совместное
причащение брачующихся и было важнейшим моментом совершения таинства
,
соответственно вышеизложенному смыслу церковного брака. Прот. Иоанн Мейендорф
совершенно справедливо констатирует, что «внутренне необходимая связь брака и
Евхаристии является… тем „ключом“, без которого невозможно понять ни
новозаветные тексты о браке, ни тысячелетнюю практику Православной Церкви как в
отношении самого брака, так и в отношении браков, заключенных вне Церкви – в
язычестве, в римском государстве, в других христианских исповеданиях» [10; 5].



Из этого следует, что связь Венчания с Евхаристией надо укреплять
настолько, насколько это возможно в современных реалиях, совершая таинство
Брака если не в процессе Литургии, то непосредственно после нее. Разумеется,
речь не только о богослужебной последовательности, но в первую очередь о
полноценном участии брачующихся в Евхаристии, об их предварительной исповеди и
совместном причащении непосредственно перед Венчанием.



С другой стороны, во внимание, кроме идеалов церковного брака, следует
принимать во внимание, что в брак вступают люди зачастую немощные, а то иной
раз и не вполне отдающие себе отчет в серьезности предпринимаемого ими шага, а
потому допускающие опрометчивые поступки, из-за которых, если подходить к
ситуации по строгой букве канонов, они теряют право на вступление в церковный
брак и утрачивают возможность создания христианской семьи. Со временем они
могут измениться, приобрести верные представления о ценностях, стать глубоко
верующими людьми. В отношении таковых недопустим формалистический подход и
необходима широкая икономия, позволяющая духовнику руководствоваться пастырской
совестью, чтобы возможность создания христианской семьи не претыкалась о грехи
и заблуждения человека, совершенные им до сознательного прихода к вере. Т.е.
следует рассматривать в качестве канонического рубежа не только момент принятия
таинства Крещения, но и момент «крещения слезами» в таинстве Покаяния, если
человек, например, был крещен в детстве, но не получил должного религиозного
воспитания, вел греховную жизнь, а потом, спустя годы, покаялся и утвердился в
вере и благочестии.





Библиография:



1.
Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового
Завета. – М.: Изд. Московской Патриархии, 1988.



2.
Novum Testamentum graece et latine. Б/м, б/г.



3.
Блж. Августин. О книге Бытия // Блж. Августин. Творения. Теологические трактаты. Т.
2. – СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998.



4.
Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Т. 1.
– М.: Изд. отдел Московского Патриархата, 1993.



5.
Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Послание к
колоссянам // Азбука веры [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/tolk_69/12,
свободный.



6.
Свт. Филарет (Дроздов). Пространный христианский
катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви. – М.: ИС РПЦ, 2006.



7.
Абраменкова В.В. Половая дифференциация и
сексуализация детства: горький вкус запретного плода // СЛОВО: Образовательный портал. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/pre_school_education/36713.php?ELEMENT_ID=36713&PAGEN_1=4
, свободный.



8.
Иванов М.С. Понятие «таинство» в православном
богословии // Православное образование [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pravoslavie.ee/docs/Ivanov_1.pdf
, свободный.



9.
Лосский В. Догматическое богословие // Лосский В.
Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – М.,
1991.



10.
Мейендорф И., прот. Православие в современном
мире. М.: Путь, 1997.



11.
Нефедов Г., прот. Таинства и обряды Православной
Церкви. – М.: Русский Хронограф, Паломник, 1995.



12.
Шмеман А., прот. Вера и Церковь. Сборник / Сост.,
вступ. ст. А. Яковлева. – М.: Книжный Клуб Книговек, 2012.

Ответить

#
пресвитер Александр Шрамко, Беларусь, Минск
10.09.2015 в 00:30
А я и говорю об исключении. Вы сами подтвердили, что такое в принципе возможно. И что в таком случае делать? Потребовать развода? Или "пусть будет, раз так получилось, но венчать не будем"?
Ответить

#
протоиерей Андрей Ефанов
9.09.2015 в 21:24
Предложения по проекту документа "о церковном браке" от Родниковского благочиния Кинешемской епархии
http://chudo-iva.livejournal.com/922463.html
Ответить

#
9.09.2015 в 12:15
Цитата: "Очевидно, общей единой позиции среди православных по этому вопросу нет, а практика заключения брака с инославными тоже не нова. Будем исходить из существующей уже давно практики, нежели от буквы канонов прошлого. В светской юриспруденции мы не живем по "Русской правде" Ярослава Мудрого - с тех пор прошло целое тысячелетие. Церковное право, по аналогии, тоже нельзя абсолютизировать - оно относительно само по себе. "Суббота для человека, а не человек для субботы". Абсолютизируя каноны прошлого, мы рискуем уподобиться тем же самым ветхозаветным книжникам, которых многократно обличал Христос." (Священник Филипп Парфёнов)
Благословите батюшка !
А игнорируя каноны рискуем умертвить Закон Божий и правила , и уставы Церкви , превратив жизнь во Христе в фарс . Вместо того , чтобы жить православными будем играть в православных как фарисеи .
Ответить

#
Максим Чернышев, Россия, Москва
5.09.2015 в 14:17

Да, соглашусь, раздел II. Брак с инославными и иноверными
представляется очень обтекаемым и иносказательным. Хотя и предписывается
уважительное отношение к людям, которые состоят в браке, имеющем
государственную регистрацию.

Ответить

#
4.09.2015 в 11:21


По предложенному документу «О церковном браке» можно
сделать следующие замечания:



- во втором предложении содержится тавтология:
«брак совершается и освящается таинством брака». Лучше – таинством венчания
брака;



- неудачно определена цель брака – «совместное
достижение супругами нерушимого единства со Христом в Его Невечернем Царстве». Совместное достижение единства со Христом в
Его Царстве является целью существования Церкви. Брак же –это частный церковный институт, и цели его,
соответственно, более частные. Это:



а) помощь
в сохранении целомудрия - ибо пишет апостол Павел: «Я же говорю безбрачным и вдовам:
хорошо им, если пребудут как и я. Но если они не могут воздерживаться, пусть
женятся; ибо лучше жениться, чем разжигаться
» (1Кор.7,8-9).



б) рождение
детей, ибо только в браке можно исполнять заповедь Божию «плодитесь и
размножайтесь и наполняйте землю» (Быт.1,28).



В подтверждение
этого можно привести высказывания свв. отцов. Так, св. Иоанн Златоуст говорит:
«Две цели, для которых установлен брак: чтобы мы жили целомудренно и чтобы
делались отцами; но главная из этих двух целей - целомудрие». – Проповедь на
слова: блудодеяния ради кийждо свою жену да имать. Творения св. Иоанна
Златоуста. Т.3. Ч1. М.2004. Стр.209.



- к сожалению, в проекте ни слова не сказано о
том, что Св. Писание и предание Церкви не признаёт второй брак
при живом (-ой) первом (-ой) супруге. В таком браке никак не
может быть «невиновной» стороны (как сказано в проекте) и такой «брак»
называется прелюбодеянием.



Так, Господь сказал: «кто женится на отпущенной, прелюбодействует.»
(Мф.5,32). Ср. Мк.10,11-12; Лк. 16,18. «А женатым повелеваю не я, но
Господь: жене с мужем не разлучаться, - если же разлучится, пусть остается
безбрачной или примирится с мужем
, - а мужу жены не отпускать.»
(1Кор.7,10-11). Ср. слова ангела Ерму:



«Что же делать, – сказал я, – если
жена будет оставаться в своем пороке?” И он сказал: “Пусть муж отпустит ее, а
сам останется один
. Если же, отпустивши свою жену, возьмет другую, то и сам
прелюбодействует”. “Что же, господин, – говорю, – если жена отпущенная покается
и пожелает возвратиться к мужу своему, то не должна ли быть принята мужем ее?”
И он сказал мне: “Даже если не примет ее муж, он грешит и допускает себе грех
великий; должно принимать грешницу, которая раскаивается, но не много раз. Ибо
для рабов Божиих покаяние одно. Поэтому ради раскаяния не должен муж,
отпустив жену свою, брать себе другую.
Такой образ действия одинаково
относится как к мужу, так и к жене.» - «Пастырь» Ерма. Заповедь IV. О целомудрии и разводе.



Это значит, что в случае распада брака по
вине прелюбодеяния, невиновная сторона не имеет права вступать во второй брак,
пока жива виновная сторона, т.к.
сохраняется возможность её покаяния и воссоединения брака.




Второй брак Слово Божие допускает только в случае смерти первого
супруга: «Жена связана,
доколе жив муж её. Если же умрёт муж, она свободна выйти замуж, за кого
хочет, только в Господе.» (1 Кор.7,39).




Поэтому при вступлении во второй брак, если таковой будет дозволен
архиереем, при живом первом супруге необходимо
назначать соответствующие покаянные епитимии как виновной, так и «невиновной»
стороне.

Ответить

#
17.11.2015 в 16:03

"Неудачно определена цель брака – «совместное достижение супругами нерушимого единства со Христом в Его Невечернем Царстве». Совместное достижение единства со Христом в Его Царстве является целью существования Церкви. Брак же –это частный церковный институт, и цели его, соответственно, более частные. Это: а) помощь в сохранении целомудрия; б) рождение детей."


Не соглашусь с Вами в этом, о. Роман. Думаю, это как раз достоинство документа – что он указывает высшую цель христианской семьи как «малой Церкви»: помогать друг другу (и детям, если они есть) идти к Царству Небесному.

Сведение же брака исключительно к частным целям (чадородие, избежание блуда, возможность особого проявления любви к ближним и т.д.) было бы принижением такого глобального, великого установления. У свв. отцов описываются эти частные цели, как наиболее осязаемые и понятные, но это не исключает признания ими цели высшей и совершенной.

Кроме того – выходило бы, что если человек не особо-то борим блудной страстью (ну, темперамент спокойный), и не имеет горячего желания растить детей (откуда, иной раз, мужику его иметь, пока не получил опыта общения с собственными детьми…) – то и брак-то ему не нужен…

И, наконец – при сведении христианского брака к этим частным целям мы не увидим отличия и уникальности именно христианского брака. Ведь чадородие, целомудрие, верность являются ценностями во многих религиях и мировоззрениях. А вот «малая Церковь», как и Церковь вообще – только у Христа.

Ответить

#
9.09.2015 в 00:25
Такие вещи понимаются только на практике. Думаю, этот документ нельзя комментировать тем, кто не прошел через развод. Раньше я тоже была глупа, а теперь Господь научил.
Также, в принципе у мужчин другая ситуация, чем у женщин.
Женщинам и так сложно с точки вступления в брак сейчас, так давайте их убьем окончательно по-вашему.
По-вашему я должна ждать, что бывший муж оставит свою вторую жену, с которой он вместе 15 лет и двоих детей. А я считаю, что брак у него с ней, а не со мной, несмотря на венчание. И я совершенно не хочу разрушать их семью и делать несчастными детей, тем более.
Таинство может как реализоваться, так и не реализоваться. Брак это не церковный обряд, а сама жизнь семейной пары, когда двое людей соединяются особыми отношениями особенной близости и любви и т.д. и т.п. Что можно увидеть по пожилым супругам наглядно.
И да, невиновные стороны, без кавычек, существуют. А благодаря таким как вы у них нет второго шанса с православными мужчинами. Это надо на себе попробовать, знаете ли, когда сначала один мужчина бросает, а потом за это практически все другие мужчины записывают в блудницы. Особенно чудно это в двадцать с небольшим лет, видеть как мужчины сначала знакомятся, а потом узнав про развод в ужасе бегут, особенно "семинаристы". Я не думаю, что такое отношение к женщинам заповедал Господь.
Ответить

#
10.09.2015 в 16:01
Вы спорите с Богом? И считаете себя верующей?

"А благодаря таким как вы"
Не я это выдумал, это заповедь Божия. И каноны Церкви - см.115 правило Карфагенского Собора

"у них нет второго шанса"
почему же, после выполнения покаянной епитимии, могут вступать в брак. Но Вы хотите и заповедь Бога нарушить и считать себя при этом невинной, чтобы совесть не мучила? Анна, поймите простую вещь: мы не имеем права считать себя христианами, если считаем некоторые заповеди Христа для себя необязательными.
Ответить

#
13.09.2015 в 21:20
Не могут вступить в брак после епитимьи. Потому что таких православных женщин никто замуж не возьмет. Потому что начитаются таких как у вас высказываний и не хотят вступать в брак с разведенными. Я о действительно верующих мужчинах, к которым тянется душа действительно верующей женщины, если вы понимаете о чем я. Которые хотят угодить Богу и не грешить, для которых Церковь и таинства это жизнь. Формально крещеных, наверное, можно найти для брака, или тех, кто сам ушел от жены и вольно смотрит на брак.
Вообще не хочу с вами спорить. Не понимаете, и ладно. Может кто другой поймет.

Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
6.10.2015 в 00:02

+Господи благослови+

Сочувствую Вашему несчастью. У меня есть родственницы в такой же ситуации. Могу ошибаться, но по-моему, почти все нынешние православные, порою сознательно, наивно считают брак каким-то особым, высшим, счастьем земным и небесным, а на девственников смотрят как на больных людей. А нести крест скорбей должны, как бы, другие люди, святые. И о скорой смерти думать не хотим, только земные расстройства.

И ещё, неужели Вы уверены, что с отчимом Вашим детям будет счастье? Попробуйте спросить их. Знаю много случаев, когда Господь помогал матерям-одиночкам растить и воспитывать замечательных детей, и когда в благополучных, казалось бы, семьях вырастали преступники, наркоманы и самоубийцы.

Ответить

#
8.10.2015 в 12:54
Василий, простите пожалуйста, но вы сам с собой разговариваете.
Я нигде не писала, что у меня дети. А также мне не нравится ваш переход на мою личность и проведение воспитательной работы. Мы здесь высказываемся по документу, а не решаем, как лично мне жить. Более того, моя жизнь уже прошла, и эти вопросы более не актуальны.

У вас непоследовательность в логике. В одном месте вы пишете "в реальности, полно аферистов, которые с разными понравившимся доверчивыми девушками готовы хоть каждый день венчаться, чтобы затащить их в постель. Штамп в паспорте и полицейское разбирательство здесь - наиболее эффективные средства против блуда, прикрывающегося церковным таинством."
Так вот, да будет известно вам, что некоторым мужчинам "чтобы затащить в постель" несложно и в ЗАГС зарегистрироваться и, даже, как это ни страшно, им несложно еще и перед венчанием исповедоваться и причаститься. А потом они не моргнув глазом разводятся "потому что поняли, что на самом деле не любили" и по т.п. поводам.
Развестись, даже при несогласии жены на развод, очень легко, в том числе если развод через суд - без присутствия жены разведут всего через несколько месяцев. ЗАГС может защитить разве что от двоеженства, более ни от чего.

Если вы защищаете женщин от аферистов, будьте последовательны. Брак сейчас не защищает от аферистов, поскольку он очень легко расторгается, никто ни в ЗАГС ни в суде не будет отговаривать от развода, просто примут заявление и сразу разведут, если нет детей и совместно приобретенного имущества.

Я считаю, что в документе должно быть про то, что явно невиновная в разводе сторона (что пусть устанавливается собеседованием с епархиальным духовником или комиссией из уполномоченных батюшек) имеет полное право на заключение второго брака, и что такая сторона не должна порицаться за это, и это не должно считаться прелюбодеянием, и что человек, вступающий в брак с невинно разведенным/разведенной не является прелюбодеем. Для смутных случаев, где непонятно кто в семейном конфликте был виноват, может быть пусть будут епитимии и т.п., про это у меня нет опыта и не знаю.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
11.11.2015 в 07:19
Я считаю, что в документе должно быть про то, что явно невиновная в разводе сторона (что пусть устанавливается собеседованием с епархиальным духовником или комиссией из уполномоченных батюшек) имеет полное право на заключение второго брака, и что такая сторона не должна порицаться за это, и это не должно считаться прелюбодеянием, и что человек, вступающий в брак с невинно разведенным/разведенной не является прелюбодеем.

Это так прямо и прописано в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. Не только для невиновной, но даже для виновной стороны. В данном проекте документа это тоже так прямо и прописано. Здесь для виновной стороны даже третий брак указывается венчать (тогда как по канонам третий брак - наказуемое деяние и венчанию не подлежит). Но все это прямо противоречит Священному Преданию, то есть воле Духа Святаго Истиннаго, выраженной в Евангелии, Апостоле, церковных канонах и святоотеческих творениях. Так что отказывающиеся жениться на разведенной делают это не по каким-то предразсудкам, а им, как говорится, религия не позволяет, они просто боятся поступиться своею совестью и обречь себя и свою избранницу на жизнь во грехе и вечную муку. Собственно, по изъяснению святых отцов, Христос для того и заклеймил второй брак после развода как прелюбодеяние, чтобы страхом наказания и безвыходностью положения утвердить единственность и неразторжимость брака. А там уж каждый сам свободно выбирает, повиноваться Божией воле или противиться ей. За документами нам не спрятаться.

Ответить

#
24.11.2015 в 12:21

"Отказывающиеся жениться на разведенной делают это не по каким-то предразсудкам, а им, как говорится, религия не позволяет, они просто боятся поступиться своею совестью и обречь себя и свою избранницу на жизнь во грехе и вечную муку"

Игорь, то есть, они рассуждают так: "Маша, ты христианка, и я христианин, и друг друга мы любим, и могли бы создать христианскую семью, и Церковь готова нас обвенчать - но я на тебе не женюсь, поскольку боюсь греха"?

На мой взгляд, это есть ревность не по разуму. Точнее, ревность по своему собственному разуму, собственному разумению Писаний и Предания.

Каждому времени Господь даёт свои испытания и свои "поблажки" - и разумно будет не отмахиваться от них, а с благодарностью Богу использовать их во благо. Многоженство не соответствует идеалу единобрачия - но в определенный период Господь попустил людям такое. Здесь вопрос известный, о том, насколько разнятся Ветхий Завет и высота Евангелия - но дело в другом. Дело в том, что ветхозаветные праведники использовали это во благо. Приняв Лию многочадную и Рахиль многотрудную.

В наше время устами Русской Церкви Господь дал её чадам другую возможность - возможность создавать христианские церковные семьи, несмотря на прежние греховные разрушительные ошибки. И людям, стоящим перед таким решением, разумнее не высокомудрствовать, а благодарно пользоваться этой возможностью, покуда Церковь её даёт.

Всё вышесказанное, разумеется, лишь мое мнение и ни в коем случае не принуждение ого-либо. Каждый решает собственной совестью с учетом совета духовника.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
1.12.2015 в 04:27
"Церковь готова нас обвенчать" Никакая не Церковь, с точки зрения Предания Церкви это невозможно. Тут не получится выдумать другое какое-то разумение тому, что ясно прописано на протяжении тысячелетий.

Вы вносите путаницу. Не все является благом, что Господь использует во благо. Разсказав о Лии и Рахили, пророк Божий провозгласил запрет на подобные браки (Левит 18:18). Указал и причину - соперничество и неприличие. Также необходимо при упоминании о особенностях браков праотцов вспомнить среди прочего их воздержание и целомудрие, как об этом говорят святые отцы Церкви. А также пророческое значение этих союзов. Уместно вспомнить с чего именно Бытописатель начинает повествование о потопе, как об этом говорят святые отцы Церкви. Все это, напомню, подтверждает слова свят. Василия Великого (правило 87): аще кто желает брака по закону, то ему отверста вся вселенная; аще же желание его управляется страстью, тем паче да воспретится ему брак, да научится сосуд свой содержати в святости, а не в страсти похоти (1 Сол. 4, 4-5).

Вот именно, что у нас Новый завет. И если нравственный уровень последователей Христа оказывается ниже Его Евангелия, то мы уже не Его последователи и должны каяться, а не выдумывать, будто спустя две тысячи лет Господь вдохновил синод поместной церкви смягчить требования Его заповедей и дал ему власть греховный союз освящать и делать законным браком во Христе.

Людям, стоящим перед любым решением, разумнее предпочитать вечное спасение сиюминутной выгоде. При таком отношении порою даже прямо благословленное Богом приходится отвергать, чтобы не лишиться Его Самого.
Ответить

#
2.12.2015 в 09:57

==== "Церковь готова нас обвенчать" Никакая не Церковь ===

Игорь, но это прямой путь к расколу. Их венчает именно Церковь - поместная, Русская Православная. А Вы говорите: "Никакая не Церковь". Что отсюда логически следует?

=== Тут не получится выдумать другое какое-то разумение тому, что ясно прописано на протяжении тысячелетий. ===

Я не предлагаю выдумывать. Я предлагаю пользоваться.

Для тех, кто оказался в трудной ситуации (в том числе и по своей вине) - принимать то, что по немощи нашей (или "по жестосердию нашему") нам дают. Сознавая, что это не безупречно. При этом благодарить Бога и стараться использовать во благо.

=== если нравственный уровень последователей Христа оказывается ниже Его Евангелия, то мы уже не Его последователи и должны каяться ===

Он всегда ниже. И нам всегда стоит каяться. Иное сознание было б прелестью.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
3.12.2015 в 03:17
К расколу? Нет. Во-первых, уже сто лет почти прошло с 1918 года. Во-вторых, с 2000 года тоже уже 15 лет прошло. В-третьих, Духу Святому изволися после веков ересей и расколов утвердить 14-е и 15-е правила Двукратного собора. Во-четвертых, среди новомучеников прославлены непоминающие и коливады прославлены как святые. Это жизнь. В-пятых, не думаю, чтобы все это было каким-то корыстным и злонамеренным расчетом, скорее имеет место неведение, ну или невежество.

Но кроме того, ныне священноначалие как раз предоставило нам в свете Церковного Предания разсмотреть все те сомнительные положения, которые накопились и вновь предлагаются по данному вопросу. Так что перед нами широко открытая дверь.

Вот именно это и следовало логически из накопившихся противоречий. Жить церковной жизнью помимо непреложных Евангельских заповедей Божиих невозможно.

Наконец, каноническое значение Вселенских соборов и Евангелия всяко выше любого текущего документа. А потому за каждое венчание отвечает не вся Поместная Церковь, и даже не Архиерейский собор, и даже не епархиальный архиерей, а только непосредственные совершители и участники. Как об этом и говорил преподобный Феодор Студит в ответ на недоумение епископов, когда святой отец объявил, что не признает венчание императора-прелюбодея, устроенное святителем Тарасием.

Не архиереи призывают людей прелюбодействовать, а сами люди легко извиняют себя в этом грехе. Но до таковых крайне трудно достучаться, а вот выразив поддержку нашим отцам в неукоснительном следовании Церковному Преданию и Слову Божию, можно и церковные болезни уврачевать и на все общество повлиять.
---------
Пользоваться можно умолчаниями Евангелия. Как это делают святые отцы и каноны. Не сказано, что безвинно оставленному женой нельзя взять другую, за второй брак его не осуждают (и только, о венчании речь не идет). Это небезупречно, но может быть иногда использовано во благо. А как можно употребить себе на пользу то, что Евангелию прямо противоречит?!
----------
Речь о том, что сверх прямо всем заповеданного в Церкви есть другие высоты. Например, девство прямо не заповедано, также и прочие вышеестественные подвиги. Церковь без девственников, конечно, не столь славна, но все же свята и непорочна. А вот прелюбодейство отсекает человека от Тела Христова.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
9.10.2015 в 22:38

+Господи благослови+

Простите, что я невольно Вас обидел. Хотя Вы должны отдавать себе отчёт, что коль хоть раз Вы выступили в интернете, обязательно ждите перемывания всех своих косточек.

Если жених с невестой пришли венчаться в храм, то грамотный и ответственный священник сначала обязан заглянуть в их паспорта, и если хотя бы у одного из супругов стоит хотя бы один штамп о прежнем браке с другим человеком, и о разводе, то батюшка должен выяснять причины и отказать во втором браке, или, в крайнем случае, отправить за разрешением к правящему архиерею. Поэтому я и написал, что штамп в паспорте - "наиболее эффективное средство против блуда, прикрывающегося церковным Таинством."

Долгое время в Русской Православной Церкви не было церковного суда, особенно при разборках семейных дрязг. Теперь вроде бы что-то организовали, причём на всех уровнях: патриархии, всех митрополий, епархий, и даже благочиний. Хотя Евангелие не одобрительно к таким делам относится:

"Некто из народа сказал Ему: Учитель! скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство. Он же сказал человеку тому: кто поставил Меня судить или делить вас?" (Лук. 12, 13-14).

"Не судите, да не судимы будете" (Матф. 7, 1).

Во-вторых, второй и даже третий брак в церкви допускаются, хотя и считаются снисхождением к немощи человеческой и исключением из правил. При желании, можно защитить, оправдать, и даже поставить в пример любое беззаконие и любых негодяев (Гитлера, Сталина, Ивана Грозного и проч.), и, наоборот, при желании можно докопаться до любого, самого безобидного, столба. Поэтому любой суд - субъективное - сугубо личное решение со множеством судебных ошибок.

В-третьих, попытка радикально улучшить земную жизнь православных христиан недуховными (юридическими) средствами всегда приводит в пагубным последствиям. Во времена обновленчества священники и епископы сами себе разрешали жениться по многу раз (почему мусульманам аллах разрешает иметь гарем, а батюшкам - нет??: прямо несправедливость какая-то...)

А вообще, для предотвращения ошибок в легкомысленном и похотливом выборе своего единственного супруга, в древности христианский брак обязательно предварительно должен быть одобрен живыми родителями молодожёнов (или их попечителями - начальниками) и духовниками, у которых они с детства до свадьбы регулярно исповедывались и причащались.

Ответить

#
3.09.2015 в 22:23

Получается, что первенство принадлежит государству, оно ставит штамп в паспорт, объявляет кого-то мужем и женой по своим правилам. После этого Церковь рассматривает, соответствует это ее канонам или нет. Если это не брак, то сожительство, третьего не дано. И что все с этим делать будут? Сами себя в угол загнали. Браком назвать не могут, сожительством не хотят, если есть "официальное заключение" государственного органа. Ни запретить ни наказать, ни исправить - ничего не могут. И что в результате этот документ защищает, чью мораль и нравственность? Кого и от чего ограждает? Лучше честно признать, что современные христиане не в состоянии держать планку и называть браком все, на что государство свою печать поставило. По нынешним временам, говорят, это подвиг до ЗАГСа добежать хоть единожды, когда уже такими "мелочами" как регистрация брака не утруждаются (такое мнение озвучивают и навязывают, хотя в моем окружении подавляющее большинство и женщин и мужчин состоят в зарегистрированных браках).


Ответить

#
15.09.2015 в 10:21
"Ни запретить ни наказать, ни исправить - ничего не могут".

Православный христианин, прежде, чем заключать брак (даже в ЗАГСе) сто раз посоветуется у духовника. И его брак, хотя и будет зарегистрирован государством, но будет по-настоящему освящен Церковью, потому что и до венчания и до росписи он все делал по совету.

Те же нормы, что мы видим в документе, скорее, указывают на то как работать с людьми нецерковными, желающими воцерковляться. Ведь сначала сделать, а потом спросить благословения - это свойственно, скорее людям далеким от Церкви.
Ответить

#
16.09.2015 в 21:32

Не склонна с Вами спорить. Хотелось бы только отметить, Вами рассматриваются идеальные случаи, а в жизни уже столько перепутали и переплели, что никаким документом не отрегулировать.

Нормы всем хорошо известны. Известно также, что получается, когда нормы расширяют путем толкования и плодят "поднормы". К тому же, чем больше норм, тем больше изощряются в способах их обхождения.

Также хорошо известно, что случается, когда "нормы" ставятся выше живого человека, пусть грешного и запутавшегося.

Еще мне не нравится, что в ряде случаев при "выработке норм" полагаются на официальное заключение уполномоченных государством (не Церковью опять же) лиц или медицинские справки и пр. Все это создает элемент перекладывания ответственности на далекие от Церкви и человека структуры.

Поэтому полагаю, что все отклонения от нормы, а во многом о них речь в проекте, следовало бы рассматривать индивидуально и не предавать огласке. Вопрос-то сводится к тому, что в данном конкретном случае с учетом всех обстоятельств и личности человека прощается ему или нет "отклонение от нормы". На пользу конкретному человеку прощение от людей или во вред, как и наказание.

Попытка объять необъятное путем систематизации и обобщения отклонений, без чего такая форма "предписания" (руководства к действию), как документ, не отвечает своему назначению, приведет, по-моему, к фиаско. Неизбежно возникнет необходимость последующего "редактирования и разъяснения". А подобное уже случалось, например, талмуд.

Ответить

#
пресвитер Александр Шрамко, Беларусь, Минск
2.09.2015 в 19:44
Да, это важное уточнение. Присоединяюсь.
Ответить

#
Максим Чернышев, Россия, Москва
2.09.2015 в 12:55

Наверное это возможно придумать чин благословления брачного сожительства члена Православной Церкви с практически любым не членом этой Церкви. К каковым относятся все нехристи и даже протестанты. Как существуют чины благословления и освящения вещей неодушевленных.
Однако Таинством Церкви все это не будет по определению. Поскольку Таинство Церкви не может быть совершено над не членом этой Церкви.
Хотя вот, почитайте у протоиерея Валентина Васечко http://lib.pravmir.ru/library/readbook/2272 (кстати, на днях посчастливилось ассистировать ему на службе) :)
Традиционное понимание природы таинств и их действия, сложившееся еще в средневековом католическом богословии изменяет соотношение объективного и субъективного начала в таинствах. Первое состоит в их правильном совершении законно поставленным священнослужителем, второе — во внутренней готовности к ним человека. Объективная сторона, таким образом, служит условием для действительности таинств, субъективная — для их благодатной действенности. Действительность таинств, таким образом, не зависит от личного достоинства того, кто совершает и воспринимает его, но его действенность прямо связана со степенью веры и нравственного состояния человека, приступающего к таинству. Отношение человека может даже изменить само действие таинства, которое обращается во осуждение для недостойно приступающего к нему. Но постановление Тридентского Собора гласит, что "благодать получается не по вере или заслугам лица действующего (совершающего таинство) или воспринимающего, но по существу самого таинства." Таким образом, в веросознании католичества действительность таинства совпадает с его действенностью. Для действия благодати Божией, преподаваемой в таинствах, достаточно непротивления ей со стороны того, кто приемлет таинство и доброго намерения того, кто его совершает. По словам определения этого Собора "opus operatum," что означает "в силу сделанного," это учение и получило свое название.
В его основе лежит полумагическое представление об отчужденном действии благодати, которое красной нитью проходит через все вероучение Католической Церкви. Православному воззрению на таинство, как на богочеловеческое деяние, в котором божественная благодать соединяется с духовным усилием человека, учение об opus operatum противополагает образ всепроникающей силы Божией, которая приводится в действие священником через совершение установленного обряда.

Ответить

#
31.08.2015 в 17:31
1. Если канонами запрещены браки православных с нехрестианами и еретиками, то провозглашение допустимости таких браков даже «из соображений пастырской икономии» будет шагом к узаконению запрещенной канонами практики;

2. Если благословлять такие браки нужно для того, чтобы успокоить совесть православной стороны, не желающей жить в блуде, то благословение это представляется излишней мера, ведь, в случае, если такое сожительство совершается в зарегистрированном браке, оно не считается блудом;

3. В качестве первой причины в перечне допустимых поводов для расторжения брака указывается «отпадение одного из супругов от Православия». Если Церковь благословляет брак с заведомо неправославным человеком подразумевается ли, что такой брак в самом начале будет иметь уважительную причину для расторжения (тогда в чем его отличие от блуда?) или, что по этой причине расторжение брака будет невозможным;

4. Из документа не понятно что подразумевается под «возможностью благословения браков православных христиан с инославными»: подразумевается ли под этим устное благословение или совершение над парой таинства венчания;

5. Из последнего абзаца гл. I видно, что фраза «благословение супругов» означает совершение таинства венчания, но не будет ли профанацией таинства, совершение венчания над парой, один из супругов которой не является православным христианином, с которым по канонам даже молиться нельзя;

6. Если предполагается, что Церковь не может остаться безучастной когда ее чадо желает связать свою жизнь с человеком, чуждым Церкви, но пастырские увещания остаются безрезультатными и желание заключить брак непреодолимо, то, может быть имеет смысл создать особый чин благословения подобного рода пар, по смыслу близкий к молебну о обращении заблудших. Примером подобного подхода мог бы стать принятый несколько лет назад «Чин о самовольно живот свой скончавших».
Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
11.09.2015 в 18:11
п.3. «отпадение одного из супругов от Православия»
Если исходить из дореволюционной практики, то в данном случае Синод расторгал брак, когда отпавший употреблял насилие для совращения оставшихся верными Православию другого супруга или детей. Кстати, можно это пояснение добавить в текст документа.
Рассматривая Ваше замечание, мы можем допустить брак с "хладным" неправославным, а затем при определенном развитии ситуации, и развод с ним, когда он "загорится" не по разуму верою своих неправославных учителей.
Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
9.09.2015 в 12:53
п.6
Чин молитвенной поддержки православных христиан, заключающих гражданский брак с иноверными необходим. В чем целиком Вас поддерживаю.
Практические трудности возникают при рассмотрении следующих случаев:
- отказ неверного супруга присутствовать при этом;
- отказ неверного от благословения пары крестом или св. водою (некоторые не против этого);
- настаивание неверного на совершении последования брака по правилам его религии.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
3.10.2015 в 21:14

+Господи благослови+

Может закрыть глаза и уши инославному во время венчания? Зачем этот театр? Можно же просто признать брак с инославным без особого церковного благословения. Или вообще всех неправославных скопом обвинить в блуде?

С 9-го века гражданские власти Византии поручили Церкви выполнять функции ЗАГСов, в том числе регистрировать браки неправославных подданных. А дальше - больше: члены царских семей и придворные вельможи, с дипломатическими целями, стали вступать в браки со всякими инославными и иноверными. И, к сожалению, церковь угодливо (или вынуждено)сочиняла для таких случаев чины венчания с иноверными и проч. Теперь можно и нужно решительно отказаться от тех гнусных "чинов".

Ответить

#
30.08.2015 в 00:18
А никто не обратил внимание на явное нарушение, т.е. попытку узаконить запрещенный брак между троюродными братом и сестрой с благословения архиерея?

Смотрим ПРИЛОЖЕНИЕ проекта "О кровном родстве и свойстве"

Или Алфавитная Синтагма стала пережитком прошлого? А она четко гласит: "не позволительно мне брать в супружество дочь моего брата или моей сестры, - ни внуку их, состоящую (по отношению ко мне) в 4-й степени, - ни дочь дяди, т.е. двоюродную сестру; ни сыну моему не позволительно вступать в брак с внукою их (т.е. моего дяди или тетки), - ибо они называются троюродными".

Также там четко прописано и о браках с инославными :4-е пр. IV Собора совершенно запрещает православным клирикам совокупляться (браком) с еретическими женами, а детей от вступивших уже в такое сожительство повелевает приводить к кафолической Церкви, и, если окажется, что они крещены от еретиков, крещение которых здравомыслящими отвергнуто, снова крестить, а если нет, - помазывать одним божественным миром; а если еще не знаменованы печатью крещения, в таком случае (повелевает правило) не креститься от еретиков, ни совокупляться им браком с еретиками, ни с иудеями, ни с эллинами [под еретиками разумеет (правило) тех, кои приемлют наше таинство, но в некоторых частях учения погрешают, почему и отличаются от православных, а под иудеями разумеет христоубийц, и под эллинами - совершенно неверующих и страждущих недугом идолослужения]. А если еретик или неверный, может быть, обещается присоединиться к православной вере, то договор может состояться, говорит (правило), но бракосочетание должно быть отложено до тех пор, пока обещание не будет подтверждено самым делом. И от латинян требуется, чтобы они исполняли сие, когда они намерены брать православных жен [См. II Вс. Собр. пр. 7; VI Вс. 72.]. А непокоряющиеся сим постановлениям подлежат епитимиям по правилам, ибо, вместе с расторжением брака, преступающие подвергаются и епитимии.

10-е пр. собора Лаодикийского говорит: "Не должно церковным без разбора совокупляти детей своих брачным союзом с еретиками".

А 72-е пр. VI собора определяет буквально так: "Не достоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретиком сочетаватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем-либо, брак почитати нетвердым и незаконное сожитие расторгати. Ибо не подобает смешивати несмешиваемое, ниже совокупляти с овцею волка, и с частию Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит, да будет отлучен". Ибо, если, по гражданскому закону, брак определяется, как общение и соучастие в божественном и человеческом праве, то как могут сойтись между собою те, которые различаются душевным расположением относительно большего, которые противоположно думают о вере? Посему (правило) повелевает по расторжении беззаконного брака и отлучать от общения тех, кои преступают его.

Но сие (говорится) о сочетавающихся браком теперь, когда одна половина придерживается еретических догматов, а другая почитает православную веру. А если обе половины, говорит, изначала, когда вступали в брак, были чужды части православных, а потом одна познала истину, а другая блуждала еще во тьме нечестия, то из-за этого сожительство не должно быть расторгнуто, как определяет великий Павел в первом послании к Коринфянам. Ибо говорит: если верная благоволит жити с неверным, или наоборот, верный с неверною, не должно расторгать брака: святится бо муж неверен о жене (1Кор.7:14), и наоборот. Впрочем, смотри, что и божественный Апостол, допуская снисхождение, говорит: "аще благоволит" верная половина сожительствовать с неверною, посему, если не благоволит, брак, без сомнения, должен быть расторгнут.

Я убежден, что сие было изначала, при введении христианства; что же касается настоящего времени, то как можно крещеному иудею или агарянину сожительствовать с той, которая еще не крещена, или крещеной - с неверующим? Как и было при патриархе Феодоте: ибо царский трубач, приняв крещение, по патриаршей грамоте развелся с женою, которая не послушалась мужа, неоднократно убеждавшего ее избрать благочестие.

А Лаодикийского 31-е говорит: не подобает со всяким еретиком заключати брачный союз, или отдавати таковым сынов или дщерей, из опасения, чтобы не научилась лжеучению их, "но паче брати от них, аще обещаются христианами быти". А выражение: "не подобает со всяким еретиком" употреблено вместо: "ни с каким". Ибо это особенность Писания, как, напр.: "не убойся, егда разбогатеет человек, яко внегда умрети ему, не возмет вся" (Пс.48:17,18), ибо не возможно взять и чего-нибудь. И в другом месте: "еда не всуе создал еси вся сыны человеческая" (Пс.88:48), ибо всуе созданных и нет: ибо нечестиво думать это.

Ответить

#
5.09.2015 в 21:56
Дорогой Максим,

а разве для вас секрет, что у нас инославие не приравнивается к классическим ересям прошлого, в частности, эпохи Соборов? Инославие - не ересь. В официальном документе "Основные принципы отношения РПЦ к инославию", принятом на соборе 2000 г., о ересях упоминается лишь вскользь без конкретизации просто потому, что католики и большинство протестантских деноминаций не подпадают под ереси прошлого, времен Лаодикийского и прочих соборов, на которых вы ссылаетесь. Хотя, конечно, некоторым "чрез меру у нас православным" хотелось бы видеть их еретиками, это тоже не секрет.

Однако в документе говорится следующим образом:

1.16. Церковное положение отделившихся не поддается однозначному определению. В разделенном христианском мире есть некоторые признаки, его объединяющие: это Слово Божие, вера во Христа как Бога и Спасителя пришедшего во плоти (1 Ин. 1, 1–2; 4, 2, 9), и искреннее благочестие.

1.17. Существование различных чиноприемов (через Крещение, через Миропомазание, через Покаяние) показывает, что Православная Церковь подходит к инославным конфессиям дифференцированно. Критерием является степень сохранности веры и строя Церкви и норм духовной христианской жизни. Но, устанавливая различные чиноприемы, Православная Церковь не выносит суда о мере сохранности или поврежденности благодатной жизни в инославии, считая это тайной Промысла и суда Божия.


Очевидно, общей единой позиции среди православных по этому вопросу нет, а практика заключения брака с инославными тоже не нова. Будем исходить из существующей уже давно практики, нежели от буквы канонов прошлого. В светской юриспруденции мы не живем по "Русской правде" Ярослава Мудрого - с тех пор прошло целое тысячелетие. Церковное право, по аналогии, тоже нельзя абсолютизировать - оно относительно само по себе. "Суббота для человека, а не человек для субботы". Абсолютизируя каноны прошлого, мы рискуем уподобиться тем же самым ветхозаветным книжникам, которых многократно обличал Христос.
Ответить

#
2.10.2015 в 14:58

...а разве для вас секрет, что у нас инославие не приравнивается к классическим ересям прошлого, в частности, эпохи Соборов? Инославие - не ересь. В официальном документе "Основные принципы отношения РПЦ к инославию", принятом на соборе 2000 г., о ересях упоминается лишь вскользь без конкретизации просто потому, что католики и большинство протестантских деноминаций не подпадают под ереси прошлого, времен Лаодикийского и прочих соборов, на которых вы ссылаетесь...

Простите, что вмешиваюсь, просто хотелось бы заметить: инославие не приравнивается к ереси только потому, что не было Соборного решения соответствующего канонического органа, каким, например, является Вселенский Собор, решения которого могли бы определить канонический статус инославных конфессий, появившихся после 7 ВС (с внятной оценкой, например экклесиологического учения), и были бы обязательны для Всей Единой Святой Соборной Апостольской Церкви. Официальный документ "Основные принципы.." такой силы, как Вы понимаете, не имеет и поэтому утверждение, что "инославие - не ересь" вопиет, по меньшей мере, к соборной верификации.

Ответить

#
3.10.2015 в 12:26
Дорогой Андрей,
правильно, этого соборного решения не было, и думаю, что не случайно. Поскольку в самом православном мире нет единства по этому вопросу, о чем свидетельствуют хотя бы различные практики приема в православные ц. из католицизма и протестантизма. Если исходить из радикального взгляда на то, что католицизм - не церковь, то надо оттуда принимать через крещение, как принимают язычников, иудеев, мусульман и др. Если же исходить из того, что они тоже христиане и сохранили черты и признаки единой Церкви, то крещение и другие совершаемые таинства в КЦ надо признавать. Вот грядет всеправославный собор, но уверен, что вряд ли там будет подниматься этот вопрос.В конце концов, границы Церкви как мистического Тела Христа проходят через сердце каждого человека, и нет четких и очевидных критериев принадлежности к этому Телу. А земные, юрисдикционные, культурно-исторические и прочие границы весьма относительны.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
11.11.2015 в 08:07
Это новое какое-то изобретение. У святых отцов и в канонах здесь все просто. Таинств у еретиков и раскольников нет, поскольку они оторваны от тела Христова. Но если они каются и хотят возсоединиться, и при этом порядок церковный у них не поврежден до неприемлемого состояния, то Церковь может (но никто не обязывает) принять обращающихся, признав их крещеными и даже посвященными в сан. Не потому, будто их таинства имели какую-то силу сами по себе, а из снизхождения, чтобы не чинить препятствий на пути ко спасению. Ибо внешний порядок соблюден, остается наполнить его благодатью Божией.

Блаженный Августин, правда, говорил, что таинства у них есть, но поскольку нет правой веры и единства с Церковью (любви), то таинства эти, принимаемые недостойными в суд и осуждение, только усугубляют их погибель. Вот это радикальный взгляд.

В вопросе о церковном благословении смешанных браков все еще проще. Невозможно преподать благодать тому, кто сам себя от нее удаляет. Особенно если мы вспомним о евхаристической природе церковного брака. А именно евхаристическое единство здесь невозможно.
Ответить

#
12.11.2015 в 15:35
Дорогой Игорь!

Ваша аргументация типичная, но её давно уже опроверг протоиерей Николай Афанасьев в своем труде "Границы Церкви. Прием в Церковь из схизматических и еретических сообществ".

Где он, в частности, отмечает:
"Школьное богословие старалось примирить два взаимно исключающих тезиса:
1) Всякое крещение еретиков и схизматиков объявляется недействительным;
2) Крещение некоторых еретиков и схизматиков признается действительным.
Школьному богословию не удалось найти синтез этих двух тезисов, так как найти его невозможно".

И далее он раскрывает этот парадокс:

"...Нельзя признавать благодатно действительными те таинства, которые сами по себе лишены благодати, если даже это делается «для назидания многих»… Церковная власть может в порядке церковной икономии смягчить свои правила, как, например, прием кающихся в церковное общение, но церковная власть не может не благодатное сделать благодатным. Это тоже самое, если бы церковная власть для назидания многих объявила еретическое учение православным. Мог ли Афанасий Великий, считая арианское учение ересью, объявить «да будет оно приемлемо» ради назидания многих? Вероятно, в порядке церковной икономии полезнее было бы не осуждать Ария, Нестория и Евтихия и не создавать огромные движения, которые подрывали Церковь и Империю… В правовом порядке некоторые действия, признаваемые незаконными, можно объявить допустимыми, но этого нельзя сделать в области благодатной жизни. Государственная законодательная власть может незаконное сделать законным, но церковная законодательная власть не может неблагодатное сделать благодатным».

Каков же выход из этой апории? О Николай предлагает аргумент "от совести":

«Ранее всякого догматического ответа на этот вопрос надо заметить, что христианская совесть современного человека не мирится с тем, чтобы отрицать в инославных исповеданиях их церковную природу, или, что явилось бы выражением последней крайности, не считать инославных за христиан. Конечно, свидетельство нашей совести не имеет догматической принудительности. Тем не менее вправе ли мы отбросить его как негодный аргумент!? Не есть ли свидетельство нашей совести, по крайней мере отчасти, свидетельство и самой Церкви, поскольку мы сами в Церкви? «От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога» (1 Кор. 1: 30).

Статью эту можете найти в недавно изданном ПСТГУ сборнике Церковь Божия во Христе" (сс. 315-348)

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
15.11.2015 в 04:35
Не просто типичная, а классическая и даже каноническая аргументация. Это же Василий Великий и вся Кормчая, включая Карфагенский собор.

Все очень просто: либо у еретиков таинств нет, но Церковь вольна освятить совершенное по узаконенному ею порядку, либо всех надо крестить, как язычников и иудеев. Прот. Н. Афанасьев в указанной статье признает, что последнее изначально. Но в соображениях икономии возобладало первое и вошло в Предание как церковное законодательство. Смягчать далее не получается: если вне Церкви есть таинства, то только в суд и осуждение тем, кто отделяет себя от Тела Христова. Но и это осталось в области частных мнений. Мысль же о том, чтобы без разбору принимать всех как они есть, оказалась за пределами Церковного Предания.

Поэтому возникает некоторое недоумение, к чему тут упоминать подобные статьи. Тем более, что тот экуменический запал давно уже прошел, и соображения прот. Н. Афанасьева на эту тему уже не актуальны.

Ладно. Опроверг, говорите? Давайте посмотрим, раз уж Вы исповедуете экуменическую религию.

1. Причем тут школьное богословие? Прошло время господства дурной схоластики, для которой Предание имело значение второстепенных неписанных обычаев в противоположность Писанию. Возможно, автор в стороне от этого вопроса остался, будучи занят другим. Для целей экуменического движения обращаться к Церковному Преданию очень неудобно.

2. И потому изначально у прот. Афанасьева неверная постановка вопроса. Действительность и действенность – это из устаревшего раздела школьной догматики, вдохновленного западными ересями. А в Церкви Христовой речь идет о законности (соответствии Преданию) таинства и его благодатности (спасительности).

Крещение, совершенное в отрыве от Церкви, при принятии кающихся может быть принято ею как законное, если соблюден церковный порядок (апостольское преемство, чин, канонические вопросы), но благодатным оно не является в виду оторванности от Церкви (впрочем по той же причине и в категориях действительности и действенности нет смысла говорить всерьез о таинствах вне единства церковного). Даже поврежденность вероучения тут не разсматривается. Например, ариане принимались без крещения. То есть возможность этого именно в сохранении законного порядка и чина.

Таким образом действительным крещение оторванных от Церкви людей не может быть, и никто его таковым не признает (ну, кроме старинного школьного богословия, которое на то и было заточено изначально, экуменистов и обновленцев). То есть на поверку никакого парадокса не оказывается. Автор предпочел это не замечать. Ведь он считал, что у нас с католиками одна евхаристия и одно священство.

3. «Ради назидания многих» – это слова святителя Василия Великого, входящие в Книгу правил. Автор отчаянный человек, если дерзает вот так по-детски с этим спорить.

Не осуждать Ария, Нестория – любопытное предложение. Современные обновленцы наши поддерживают. Некоторым почему-то всегда хочется какою-то иноходью идти.

Диковатое разсуждение о возможностях церковной власти. Что здесь вообще подразумевается? Дух Святой не может соделать неблагодатное благодатным? Архиерей не может призвать Дух Святый? Ниже говорится о законодательной власти. Каноны имеются в виду? Так в них просто описан и объяснен факт Церковного Предания. Или автор предполагал, что крещение, совершенное вне единства с Церковью, признается действительным и действенным по голому слову архиерея, без совершения таинства? Это не так, об этом он говорит в начале статьи. Присоединяющийся к Церкви принимается через таинство (крещение, миропомазание, покаяние) и вступает в евхаристическое общение с нею.

В книге Деяний апостольских видим, что крещение водою и Духом разделено, и то одно предшествует, то другое.

Но далее автор замечательных вещей касается. Сравнивает то, что в школьном богословии считается несравнимым – форму и содержание. Однако в Церкви такого искусственного разделения нет, поэтому примем это сравнение. Что же получается? Действительно, Церковь не может взять несторианскую литургию апостола Иякова и объявить своей, не может взять римскую мессу и объявить своей, не может взять мирскую музыку и объявить церковным пением, не может взять лампочку и объявить лампадой с елеем. А вот свое крещение, чин и порядок которого утвержден Духом Святым Истинным, совершенное по этому порядку вне общения с нею, Церковь вполне может признать. Если Церковь признавала таинства еретиков до их соборного осуждения (причем именно поименного, потому что и после осуждения, например, арианства оно еще долго в Церкви имело место), то что мешает ей сделать это и после при их покаянии. Хотя, повторюсь, ничто и не обязывает.

4. Последнее и вовсе лирика и эмоции. Странная какая-то християнская совесть у современного человека. Сама себя объявляет свидетельством самой Церкви. При этом оспаривает прямое свидетельство ее и ее святых, свидетельство Духа Святаго Истиннаго – Священное Предание. А ради чего?

5. Действительно, ради чего? Почему недостаточно просто прочитать каноны и принять, что, да, вне единства с Церковью християн нет, но в некоторых случаях приходящих к ней Церковь принимает, не совершая над ними вновь чин таинства? С точки зрения християнской совести такого проявления любви вполне достаточно. Но нет, почему-то обязательно надо разширить Церковь за ее пределы, включить в нее тех, кто об этом ее не просит. В то время как в каноническом праве вполне по-церковному и в святоотеческом духе вопрос целомудренно ставится лишь применительно к пользе Церкви: как принимать приходящих. А вопрос о действительности и действенности таинств в сообществах, пребывающих вне Церкви, автор взял из школьного богословия, где он появился именно от тех самых западных еретиков и схизматиков, и, как сам автор замечает, так и не удалось школьному богословию этот вопрос решить положительно, согласовав его с православием.

В итоге никакого опровержения нет. Никакой аргументации нет. Есть одни эмоции, основанные на стремлении выдать желаемое за действительное.

Так лучше читать каноны церковные и святых отцов, не тратя время и силы на сомнительные статьи.

Ответить

#
17.11.2015 в 21:54
Дорогой Игорь!

Вы написали фактически не комментарий, а целую статью, на которую следовало бы ответить отдельной же статьей. За неимением возможности это делать сейчас я ограничусь лишь несколькими замечаниями, симметрично, по вашим пунктам.

1. "Дурная схоластика", по вашему выражению, началась едва ли не тогда же, когда христианская Весть стала распространяться среди интеллектуалов Греции (Византии) и Рима. Когда был привлечен философский аппарат Аристотеля или неоплатоников. Когда слову "единосущный", небиблейскому по происхождению, не случайно сопротивлялись многие во время первого Собора и после него, поскольку они как раз апеллировали к Преданию, как и вы здесь апеллируете, но понимали его весьма иначе, чем вы. Они утверждали: отцы до нас не употребляли это слово, и мы против; как до нас веровали, так и мы будем. Пусть слово "единосущный" и было оправдано, и обосновано, но в дальнейшем слишком велик риск оказался запутаться в терминологии и спорить об отвлеченных словах при их зачастую разном понимании (слов "природа", "сущность", "ипостась" и т.д.). Дальнейшее развитие богословия лишь закрепило эту тенденцию, и на Западе, и на Востоке, в результате чего и появилось то самое "школьное богословие".
2. Законность (соответствие Преданию) и благодатность, таким образом, весьма расплывчатые понятия, которыми можно манипулировать. Ибо что понимать по Преданием и каковы его рамки? Насколько они безграничны и кто их определяет? Совершенно не очевидный вопрос. Вы уверены, что апостол Павел, написав "стойте и держите Предание, чему вы научены были" (2-е Фес.), имел в виду то Предание, которое сложилось, к примеру, в позднем Средневековье? "Блажен, кто верует, тепло ему на свете"...
3. "Церковь не может взять несторианскую литургию апостола Иякова и объявить своей, не может взять римскую мессу и объявить своей, не может взять мирскую музыку и объявить церковным пением, не может взять лампочку и объявить лампадой с елеем."
Так именно это и происходит, когда крещение во внецерковном сообществе де-факто признается, получается именно так! Ибо как обряд, совершенный вне церковного поля, может постфактум признаваться истинным, без его воспроизведения уже в лоне Церкви? Ну давайте лучше тогда вообще какие-либо таинства отменим за их ненадобностью! Почему бы Духу Святому не сойти просто и напрямую, когда человек из другого вероисповедания приходить в православие!
4, 5. Вам не приходит в голову, что свидетельство совести может быть именно что вдохновлено Духом Святым? Отцы прошлого жили в свою эпоху, а мы живем совсем в других условиях, это очевидно. Вы рассуждаете скорее как законник, книжник - так примерно раввины времен Христа могли ссылаться на своих отцов и старцев. Свое "предание старцев", свои каноны у них были к тому времени вполне разработаны. Иисус известно как относился к этому преданию... И вообще Его проповедь была вполне себе экуменична. Вдумайтесь: Он неоднократно ставил в пример злейших еретиков того времени - самарян! После чего говорил: "Иди и ты поступай так же" (Лк. 10, 37) или "Вера твоя спасла тебя" (Лк. 17, 19). Не говоря уже о том, что "кто не против вас, тот за вас" (Лк. 9, 50). А апостол Павел какой экуменист был! Шутка ли - покусился на "святая святых" иудеев, их главный "догмат", запечатенный в Торе, - обрезание! И полемика насчет того, как принимать язычников в новообразованную Церковь, была в то время совсем не шуточной, а куда более болезненной, чем нынешние споры об экуменизме и границах Церкви. Тем не менее, победила именно что экуменическая позиция!
Так что не всё так просто, как вам думается.
Вряд ли больше буду здесь писать на эту тему, если только не составлю отдельную развернутую статью.
Ответить

#
20.11.2015 в 21:07

Отче, по-Вашему, если вкратце, получается: начиная с IV века, богословие было "отравлено" греческой философией, поэтому все Предание в принципе сомнительно, остается руководствоваться только Писанием и свидетельством совести. То же (с вариациями: было еще и развращено имперской властью и т.п.) и у о. Николая Афанасьева ("Церковь Духа Святаго").

По поводу свидетельства совести все хорошо, конечно, только что делать, если у меня другое свидетельство совести, отличное от Вашего? не может же быть и то, и другое от Св. Духа - Дух же не противоречит Сам Себе? И как тогда понять, что от Духа, а что - нет?

Потом, получается, с IV по XIX вв. Св. Дух не уберег Св. Отцов от заблуждений, и лишь сейчас наставил нас с Вами на путь Истины?



Ответить

#
21.11.2015 в 22:18
Дорогой Дмитрий!
Ну зачем так уж карикатуризировать мою мысль?..
Мой основной посыл в следующем. Христос принес в наш мир совсем не "сумму теологии". Он показал, как правильно жить, как любить, прощать! Разве этого мало!? Всё остальное - дело разномыслий, разных подходов, школ, как в любой отрасли знания, как в любой науке. Если святые отцы поступали по любви Христовой, в главном они не заблуждались, а в разных других вещах могли друг другу и противоречить. Это же касается и нас, здесь и сейчас живущих. Совесть каждого из нас, да, по-своему может быть относительной, поскольку зависит от характера, воспитания, личного церковного опыта и общения с разными людьми. Всегда были и есть люди, по своему складу охранители, консерваторы, как всегда были люди критически мыслящие, или желающие творческого подхода, переосмысления старых и привычных истин. Это нормально и неизбежно! И те, и другие бывают по-своему нужны.
Оставим специфические богословские споры специалистам или любителям, интересующимся этими областями. Но само по себе правильное богословие не обязательно приближает к Богу или удаляет от Него. Как не приближает к Нему, допустим, знание математики. Разумеется, богословские знания не помешают никому, как и математические, но надо просто сознавать, что за ними - всё равно тайна, не поддающаяся конечной рационализации. Эллинизация богословия была одним из долгих этапов развития христианской мысли и её распространения. Но её не стоит абсолютизировать. Возможно, что этот этап подходит к концу, как возможны другие языки и другие подходы для донесения тех же основных истин веры! В ХХ в. такой стала уже отчасти экзистенциальная философия. В будущем может стать что-то ещё и так далее, пока этот мир существует.

Ответить

#
24.11.2015 в 14:12

Отче, по-моему, я не карикатуризировал Вашу мысль, а лишь изложил ее в более краткой и понятной мне форме. Если мое изложение в чем-то неверно, буду признателен за исправление.

+Он показал, как правильно жить, как любить, прощать! Разве этого мало!? +

Мало. Учителя всех религий учили этому. Разве этого достаточно для спасения? Тогда все религии ведут ко спасению, получается даже не экуменизм, а синкретизм какой-то.

+Но само по себе правильное богословие не обязательно приближает к Богу или удаляет от Него.+

Правильное не обязательно приближает, а вот неправильное обязательно удаляет. Зачем иначе страдал свт. Афанасий Великий, другие исповедники и мученики? Прп. Максим пострадал за то лишь, что отверг Типос, который "всего лишь" запрещал богословские споры о волях.

Не получится согласия путем простого сведения богословия к "разным школам". Вы не согласите прп. Максима с монофелитами, свт. Григория Паламу с Варлаамом, свт. Афанасия с Арием; скорее, при таком подходе придется отказаться от первых. Не мир, но меч.

Ответить

#
25.11.2015 в 10:47

"Правильное не обязательно приближает, а вот неправильное обязательно удаляет."

Да. Известный рассказ из Патерика, когда преп. Агафон в ответ на провокационные обвинения согласился с тем, что он и пустослов, и гордец, и блудник - а вот в ответ на обвинение в ереси твердо сказал: "Нет. Признание других обвинений полезно, т.к. смиряет. А признать себя еретиком - признать себя отлученным от Бога".

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
19.11.2015 в 05:03
О, нет, это комментарий. Краткий для меня. К сожалению, краткость - не мой талант. Так что не утруждайтесь отвечать мне. Если хотите предложить иную логику, нежели в Предании, то выводите ее из него же. Вот, кратко, в чем был изначально смысл моего к Вам обращения.

А о том, что Вы ныне подметили, поясню:

1. Речь была именно о дурной схоластике, принижающей значение Священного Предания, а не о школьном богословии как таковом.
2. Все четко и ясно. Под Преданием следует понимать то, что согласно с верой Церкви, принято ею широко и давно. В данном случае речь предметно о канонах святоотеческих и поместных, утвержденных канонами вселенскими.
3. Не обряд, а церковный богодухновенный порядок в целом. Выделения обряда в канонах не видно.

Как? Бог весть. Но только не так, что таинства действительны вне общения с Церковью. Этого из канонов вывести не получается.

Как я это понимаю? Водное крещение, совершенное во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, с обещанием Богу доброй совести, повторять необязательно. Обязательно подать дар Духа Святаго. А это возможно только в Церкви.
4. Свидетельство совести не может быть от Духа Святаго, если противоречит Его же определениям, выраженным в канонах вселенских, поместных и святоотеческих. Предания иудейские тут отличались именно тем, что противоречили заповедям Божиим.
5. Христос также прямо говорил самарянам: не знаете, чему кланяетесь, и спасение от иудеев. И веля подражать им в добрых делах, призывал учение здравое принимать от фарисеев и книжников, делам которых подражать возпрещал.

Обвинения апостола Павла в экуменизме вообще не понял. Предмет его проповеди - исполнение Закона и пророков. Когда наши чаяния сбудутся, мы тоже уже не будем думать о крещении или браке.
Ответить

#
16.11.2015 в 10:51

В наше время только законченный и безнадежный пост-модерн может претендовать на то, что его подход "классический"!

Вот здесь "А в Церкви Христовой речь идет о законности (соответствии Преданию) таинства и его благодатности (спасительности). " - вы уже вашу новую авторскую экклезиологию создаете, не имеющую ничего общего со святоотеческой.

Подход не классический, а именно что типичный в наши дни, когда все устали от сложности постановки проблем, которые оставили нам авторы 19-20 веков, которых очень хочется кстати объявить невежами, недопонимающими, недообразованными и т.п. - по нашим сегодняшним меркам с нашими техническими возможностями. да еще и соблазненными экуменистами.

Получается в итоге, за их вычетом, к сожалению никак не классика, а музейно-ролевая игра.

Ваши представления о церковной законности и о канонической стороне таинств как прочитываются в ваших комментариях - это ваше творчество. Каждый конечно имеет право на свое творчество, но любая гипотеза и интерпретация должна проходить апробацию, а не становиться точкой опоры в решении серьезных практических вопросов.

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
19.11.2015 в 05:31
Это громко сказано. На самом деле, только лишь призываю не дерзать противоречить Церковному Преданию вслед за позднейшими авторами, в угоду своим сомнительным идеям объявляющими святых отцов недопонимающими, а вникать в Предание и на него опираться.

Упрощать не следует, следует сохранять целомудрие и не усложнять, ставя лишние вопросы.

Законность и благодатность (спасительность) - это из блаж. Августина взято, именно чтобы ничего не выдумывать. Только он под законностью разумеет действительность. Я тут ни на чем не настаиваю, потому что это попытка объяснить необъяснимое. Упомянуть об этом пришлось в виду экзотических воззрений собеседника. Мне же лично ближе краткость Дмитрия. Но она делает возможным двусмысленное изтолкование.

Не игра точно. А от музейности мы все избавимся по мере выведения Предания из музеев в нашу жизнь.
Ответить

#
13.11.2015 в 22:22

Отец Филипп,

Добавлю начало к Вашей цитате из о. Николая Афанасьева:

"Василий Великий как будто не замечал, что [выделено мной - Д.] нельзя признавать благодатно действительными..."

В своем тексте (не только в этом месте) о. Николай относится к свт. Василию крайне снисходительно и свысока. Между тем, свт. Василий - величайший святой, а его первое правило (которое о. Николай здесь обсуждает) освящено к тому же авторитетом Вселенского собора, включившего его в список церковных правил. Так же свысока о. Николай относится к 95 правилу Трулльского собора. Аргументация путем "опровержения" правил свт. Василия и Вселенского собора ничего на самом деле не опровергает.

В указанных правилах используется именно та логика, которую отвергает о. Николай: некоторые сообщества находятся вне канонических границ Церкви, но "не совсем чужды Церкви". Эта же логика используется и в "Основных принципах отношения РПЦ к инославию". Церковные правила относятся к тому, как происходит прием в Церковь инославных; при этом нет сомнений в том, что они именно принимаются в Церковь. Если бы они уже находились "в границах Церкви" (согласно экуменическому учению), то зачем их было бы принимать? (впрочем, по логике экуменизма, этого делать и не нужно!)

Указанные правила чиноприема ничего не говорят о действии благодати и т.п. Делать из канонов (правил о чиноприеме) догматический вывод о действительности таинств у инославных, как это делают экуменисты, является грубой ошибкой.

Ответить

#
17.09.2015 в 21:21

— Что можно сказать человеку, который приходит в Православную Церковь и спрашивает: а почему я должен причащаться только у вас, когда есть столько других христианских церквей?

Нет никакой другой Церкви. Всё остальное — это ереси и схизмы

— Мы должны объяснить этому человеку то, что мы каждый день произносим в Символе веры: что мы верим «во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Нет другой Церкви. Нет никакой ни второй, ни другой Церкви. Всё остальное — это ереси и схизмы. Такой человек прав в том, что задается этим вопросом, потому что Церковью называют себя и другие христианские церкви, это совершенно логично. Вот почему святые отцы в конце Символа веры, после исповедания Отца и Сына и Святаго Духа, поставили это провозглашение Церкви. Что вот эта Церковь едина, свята, что она Соборная и Апостольская. Нет никакой другой Церкви.

"Всё остальное — это ереси и схизмы.!!!!!!"

http://www.pravoslavie.ru/put/82166.htm

Отец Филипп, нельзя своё мнение выражать как общецерковное.

Ответить

#
18.09.2015 в 20:03
Дорогой о. Владимир,
а я и не выражал свое мнение как общецерковное. Я просто сослался на общецерковный документ, в котором сказано: Православная Церковь не выносит суда о мере сохранности или поврежденности благодатной жизни в инославии, считая это тайной Промысла и суда Божия.

Что касается единства Церкви, то это тоже не готовая данность даже среди православных, а скорее заданность, предмет веры в большей степени, чем очевидности. Иной раз очевидно единство по существу с каким-нибудь католиком или протестантом по многим вопросам, нежели с кем-то из категорически настроенных православных фундаменталистов, "царебожников", кликушествующих о конце света и т.д.
Ответить

#
протоиерей Михаил Морочев, Россия, Владимир
1.10.2015 в 19:13
Дорогой отец Филипп,
всё по порядку:

- "Православная Церковь не выносит суда о мере сохранности или поврежденности благодатной жизни в инославии" Ключевое слово "МЕРА" Благая Весть Сама по себе уже несёт в себе благодать Слова Божьего, а значит какая-то мера благодати присутствует во всех народах, как благодать призывающая ко спасению. Это тоже МЕРА Благодати, иначе не обращались бы язычники при проповеди апостолов споспешествуемые Божественною Благодатью.

- по поводу Единства Церкви я отсылаю вас к апостолу Павлу, к его учению о Церкви и толкованиям святых отцов. Вы человек разумный о образованный, всё поймёте - там всё однозначно и без компромисов. Просто надо решить кто в праве себя называть истинной Церковью - от этого зависит наше спасение. Если я православный священник - то истинная Церковь только Православная. В обратном случае я бы принял Католичество или Протестантизм или ещё что-либо. Сомневоться во всём - лицемерие, считать теорию ветвей истинною - шизофрения ...

- то, что "Иной раз очевидно единство по существу с каким-нибудь католиком или протестантом по многим вопросам, нежели с кем-то из категорически настроенных православных фундаменталистов, "царебожников", кликушествующих о конце света и т.д." - не выдерживает критики тривиальными логическими законами. Ну во первых о Конце говорят не только те, которых вы назвали кликушами, о конце говорит Евангелие, Сам Христос и апостолы. А по многим вопросам может быть единство и с атеистами и даже с сатанистами - они тоже признают бытие сатаны. Вообще по Иоанну Златоусту надо искать единство в Истине, а не в грехе. Он же говорил, что самое большое развращение и нечестие - это ересь. "С преподобным преподобен будеши, а с нечестивым развратишися" Согласно этому стиху из Псалтири - у вас очень опасная тенденция к развращению души при общении с еретиками. Спасаться надо. Помоги вам Господь!
Ответить

#
3.10.2015 в 12:39
Если я православный священник - то истинная Церковь только Православная. В обратном случае я бы принял Католичество или Протестантизм или ещё что-либо. Сомневоться во всём - лицемерие, считать теорию ветвей истинною - шизофрения ...


Странная логика, дорогой о. Михаил, и притом беспочвенная. Истина вообще-то во Христе. "Я есмь путь, истина и жизнь...", "Всякий, кто от истины, слушает гласа Моего" и т.д., как сказано в Евангелии. Истина в Духе Святом также, и этот Дух "дышит, где хочет". Но не в церковных организациях, которые могут лишь в определенной степени быть причастны к этой вечной истине и раскрывать её в истории, но иногда и изменять ей. Примеров, когда ошибались и иерархи, и целые соборы, предостаточно. Библейский пример - Израиль как богоизбранный народ, прообраз Церкви. Но сколько раз тот же Израиль был обличаем за отступничество? С другой стороны, если я признаю какие-то недостатки в своей родной РПЦ, это еще отнюдь не повод уходить из неё не то что в католицизм или протестантизм, но даже в другие поместные православные церкви. Об этом говорит и житейский опыт, и здравый смысл. Если хотите моё личное мнение, то непогрешимых и идеальных церквей не было и нет вообще. А Иисус Христос в Евангелии показал нам истину не в "сумме теологии", не в том, как рассуждать и мыслить о Боге, а прежде всего в том, как жить и действовать в этом мире, руководствуясь любовью. Всё остальное - дело книжников, богословов-профессионалов, пусть спорят между собой сколько угодно. Вот и спасайтесь, отче! Бог в помощь!
Ответить

#
протоиерей Михаил Морочев, Россия, Владимир
5.10.2015 в 19:29
Ну что мне сказать...?
Стоит Вас поблагодарить за молитву о моём спасении. Дискуссия с отрицающим основы бессмысленна. Для меня всё -же есть Святая Церковь, Она же Единая, Соборная и поольская. Для вас:"Если хотите моё личное мнение, то непогрешимых и идеальных церквей не было и нет вообще. "
Надо было бы с этого начать, не тратили бы время.
Ответить

#
7.09.2015 в 22:12
Про латинян сказано четко. "А если еретик или неверный, может быть, обещается присоединиться к православной вере, то договор может состояться, говорит (правило), но бракосочетание должно быть отложено до тех пор, пока обещание не будет подтверждено самым делом. И от латинян требуется, чтобы они исполняли сие, когда они намерены брать православных жен". Алфавитная Синтагма писалась в 1385 году, т.е после отпадения латинян.

"Основные принципы отношения РПЦ к инославию" - документ, имеющий серьезные вероучительные погрешности. Читаем здесь: http://apologet.spb.ru/ru/644.html

Ну и светская юриспруденция и порочная практика к Церкви Христовой отношения не имеют, так как Церковь Свята и Непорочна, а грехи отлучают от Церкви. Всё, что входит вразрез с канонами является несомненным грехом, да, люди постоянно грешили, грешат и будут грешить, но узаконивать грех, т.е. менять каноны церковные - это уже хула на Духа Святого, непослушание Церкви, апостасия!
Ответить

#
29.08.2015 в 17:28
Уже несколько комментаторов, среди которых и священник, назвали венчание таинством. Неужели в ІХ в. в Православной Церкви было придумано Таинство, которого прежде не существовало.
Вот поэтому в документе и надо чётко прописать, что венчание является последованием, а Таинством — брак. Это сразу многое поставит на свои места и разрешит многие недоуменные сейчас вопросы.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
7.09.2015 в 01:04
Вот это прекрасно. Действительно, следует вновь вспомнить о том, что семья - это домашняя церковь. А Церковь без таинств невозможна. А потому не могут быть венчаны ни те, кто сами себя от причастия (и изповеди соответственно) отлучают, ни те, кто по канонам подлежат отлучению (двобрачные, например).
Ответить

#
Кирилл Алексин, чтец, Россия, Москва (Moscow)
30.08.2015 в 21:06
Например, что именно поставит?

Вопрос-то серьезный вообще...
Ответить

#
27.08.2015 в 10:54
Если человек жил в государственном регистрированном, но невенчанном, браке, то он в повторном случае двоеженец? То есть его надо венчать по последованию о второбрачных? А если человек жил даже не в гражданском нерегистрированном браке, а блудил налево и направо, то как его воспринимать? Считать ли его многоженцем? Каким последованием венчать? И венчать ли вообще?
Ответить

#
31.08.2015 в 22:06
Вот присоединяюсь. Я в молодости повенчалась по заповеди, муж оставил, и теперь второбрачная. А если бы "просто так пожила" гражданским браком, не было бы этого клейма разведенки, считалась бы первобрачной. Где справедливость, почему желание не блудить, а повенчаться, или зарегистрироваться более строго карается, чем гражданский брак?
То есть нет, я не призываю карать, т.к. если блудивший человек покаялся, почему бы не создать ему семью. Я не понимаю, почему попытка создать честный брак, пусть и неудачная, карается, особенно для невиновной в разводе стороны. В итоге действительно придешь к тому, чтобы жить пробным браком, а потом регистрироваться, а то риск клейма разведенного человека очень велик.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
27.09.2015 в 03:00
Анна! Пробный брак без заключения брака невозможен. Если же люди решаются заключить брак, то подразумевается, что они берут на себя полную ответственность за все возможные последствия. Брак же по Слову Божию может быть только один единственный и на веки. А потому после развода есть две возможности: либо возстановить семью, либо пребывать в безбрачии и целомудрии.

Второбрачие - это вступление в новый брак после смерти супруга. Чем именно (а не разводом и не смертью даже) разторгается первый брак с умершим. При этом назначается определенная епитимия (отлучение от причастия). Возможность второго брака после развода в Евангелии не предусмотрена.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
3.10.2015 в 19:27

+Господи благослови+

В древней Руси епитимия за блуд была - 20 лет отлучения от Причастия (сравните, за убийство - всего-то 5 лет)...

Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
26.08.2015 в 21:37
0. Не разъяснены понятия. Современному человеку очень трудно поверить, что в нашей любвеобильной вере прелюбодеяние считается прелюбодеянием даже в том случае, если законная супруга безплодна, а любовница весьма плодовита. Или суженый бросает женщину одну с шестью детьми ради "той самой единственной", которая его ждала всю свою жизнь. Необходимо прежде всего вновь обозначить, что евангельским идеалом, к которому должен стремиться каждый християнин, является девство и безбрачие. Християнские супруги зачастую просто не знают, к чему они должны стремиться. Особенно, если детей мало или нет совсем. И тогда брак нередко становится для них прямо препятствием для духовной жизни.

1. "Не признается возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам"

Вот это прекрасно. Наконец-то. Различается брак юридический и брак благодатный. Но необходимо также канонические нормы указать. Потому что за время господства Основ социальной концепции (это предыдущий документ по данному вопросу) о канонах-то мы и позабыли. И вот далее читаем:

2. "Различие религии жениха и невесты делает канонически невозможным освящение венчанием браков, заключенных между православными и нехристианами (IV ВС 14; Лаод. 10, 31; Карф. 30; VI ВС 72). Трулльский Собор (правило 72) под угрозой отлучения запрещает православным христианам вступать в брак не только с язычниками, но и с еретиками".

Наконец-то. Закончится теперь эта "икономия", приводящая к тому, что неокрепшие в вере люди заключают браки с католиками, а потом и вовсе оставляют веру Христову и переходят к папе. Но не тут-то было:

"Вопрос о возможности благословения браков православных христиан с инославными должен решаться в соответствии с ныне действующими определениями высшей церковной власти. Так, в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви указано".

3. Порочный круг замкнулся. Пошли ссылки на самих себя. А каноны что, ныне уже не действуют? А писания апостола Павла уже не действуют? И так по каждому разделу. Евангелие и каноны приводятся как будто только для исторической справки. В итоге все высказывания апостола Павла о девах и вдовах давно уже в народе перетолкованы как якобы говорящие о разведенных.

4. Весьма обнадеживает однако, что наконец-то предполагается собственно церковное бракоразводное разбирательство. Правда, ведет его один единственный священник. Достаточно ли он опытен? Да и в предполагаемой коллегии пресвитеров такового может не оказаться. И на основе чего они должны дело разбирать? И главное, все равно невозможностью сохранить семью признается нежелание супругов нести подъятый крест.

5. В данном документе сохраняется значение Основ социальной концепции, где разводы предоставляются без вопросов и второй брак "благословляется" всем, и виновным, и невиновным.

6. Но вот такого поворота даже Основы не знали: "По исследовании вопроса епархиальный архиерей выдаёт свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком. Виновной стороне такая возможность может быть предоставлена"

Венчание третьего брака? Да еще и виновной стороне? Наверняка, конечно, Ивана Грозного все семь раз венчали без вопросов. Надо срочно спасать наших архиереев, если их под такое давление кто-то поставил. Даже в советское время на такое не решались.

7. "после принесения покаяния и исполнения епитимии, о чем виновному супругу также может быть выдано свидетельство в случае его обращения".

Вот справка о выполнении епитимии - это хорошо. А может быть нет? Индульгенцию напоминает. О покаянии-то справка каким образом засвидетельствует? Если виновный с нею пойдет в третий раз венчаться.

8. Если я знаю, и все знают, что некие постоянные члены прихода состоят в законном и венчанном пятом браке, куда нам обратиться, чтобы помочь им лишиться такого счастья и получить все же возможность унаследовать невечернее Царствие, а также чтобы были приняты меры в отношении не в меру человеколюбивого пастыря/архипастыря?

9. Кому вообще предназначается документ? В нем произвол архиерея ограничивается только государством. И даже хоть сколько-нибудь приличная попытка собрать собственно Церковное законодательство не произведена, даже ссылок никаких нет. Так только большая путаница будет.

10. Но нужно ли и церковное законодательство здесь собирать нарочито? Основное наше отличие от католиков в том, что мы себе задачу не упрощаем, разбивая Евангелие по главам, главкам, подглавкам, подподглавкам, в которых потом должны разбираться нарочно обученные архивариусы. Достаточно просто указать пределы: где непреложное Божье установление (и тут как раз нужно богословское объяснение), а где благочестивый обычай, допускающий свободу (опять же указать в чем именно эта свобода может выражаться). А дальше канонический сборник нужен для того, чтобы в той области, где архиерей волен, он имел под рукой накопленный опыт Церкви, а люди знали, что их ждет и не разсчитывали, что все будет как в голливудских фильмах.

11. Итого. Жизненно важно (свидетельствую на опыте многих священников и мирян) сейчас возстановить в вопросах семьи и брака значение учения Священного Церковного Предания, основанного на Евангелии и Апостоле. В противном случае, документом этим священноначалие внесет еще раз (после решений советского времени и Основ социальной концепции) свою лепту в узаконивание в Церкви нехристиянского образа жизни.

Спаси Христос!
Ответить

#
26.08.2015 в 19:10
Мир лежит во зле... Что поделешь, если так, все запутанно. Господь, нас грешных терпит... Итог всего знают все. Так зачем что-то высасывать из пальца. придумывать велосипед... Пустая трата времени и в ступе толочь воду нет смысла. Что делать? Как всегда молиться. и сеять в добрую благодатную почву (детей. молодёжь) то самое доброе. светлое... Любовь Божью.
Ответить

#
pater Petros, Portugal, Cascais
26.08.2015 в 17:34

В целом, документ
не плох, но есть пару замечаний:



- Понятно, что
деторождение не является главной целью брака и семьи, но это все-таки важный
элемент и он должен быть более ясно приписан. Например, те, которые с самого
начала хотят только одного ребенка или вообще не хотят, не могут быть венчаны. Докажите
обратное! Или для этого нужна другая служба?



- Проблема
развода и повторного брака не совсем ясна, особенно для виновной стороны. И как
вообще можно благословить брак мужчины, который оставил свою жену и женится на
любовнице?



- Главный минус
документа, по-моему, в том, что почти безусловно признается возможность
венчания православного с инославным. Я бы предлагал в этом случае только
обручение
, и вот почему:



1. У католиков и
протестантов благословение брака сводится к пару молитв и обмен кольцами. Все равно
венчание для них странная и ненужная вещь.



2. В 9-ом веке,
при патриархе Фотии, обручение было одним из способов заключения браков, равный
венчанию. Но схоластика называет «таинтвом» только венчание. И так, обручая
православного с инославным, мы избегаем обвинений в «сакраментальном экуменизме»,
но и не оставляем молодоженных без благословения.



3. Совершая
только Обручение мы даем понять (обеим), что полное благословение (через
венчание) дается только православным. И так оставляем место для того чтобы
человек желал большего и заинтересовался православием, а так, если все дается
сразу и безусловно, он считает себя во всем равным православному.

Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
9.09.2015 в 11:49
Замечательна Ваша поправка по детям. Согласен, что необходимо особо указать на этот момент при разговоре о подготовительной беседе. А в документе указать, что "желающие не иметь детей или искусственно "ограничивать" их количество не должны допускаться до Таинства"
Ответить

#
17.11.2015 в 16:46

Дорогие отцы, вы серьёзно или в шутку?

Логика о. Петра, конечно, понятна - она исходит напрямую из текста чинопоследования, где у Бога испрашиваются сыны и дщери новой семье. Раз пришли венчаться - должны участвовать во всех возглашаемых молитвах. А просить сынов и дщерей, при этом не желая их - лицемерие пред Богом.

Так-то оно так... Только тогда, например, прав. о. Иоанна Кронштадтского тоже пришлось бы обвинить - венчаясь, в душе желал постнического воздержания от телесной близости (и, стало быть, чадородия не предусматривал).

Кроме того, выяснение важных вопросов предусмотрено самим чином Венчания - "имаши ли произволение благое и непринужденное", "не обещался ли еси иной"... Вопроса же "хощеши ли многочадия" - не предусмотрено.

А уж предположению, будто чин Венчания запрещает ограничивать число зачинаемых детей - подтверждения не видно вовсе.

Добавлю, что, по-моему, готовящиеся к вступлению в брак вполне могут и не хотеть деторождения - не в смысле «отрицать» его, а просто быть индифферентными. Или даже побаиваться. Они «молоды, глупы, и не жили ещё», и не знают, что такое дети. Вполне допустимо не хотеть того, чего не знаешь. Пройдёт время - захотят. Мне кажется, касаясь чадородия, акцент в предварительной беседе надо сделать на другом: чтоб молодые отдавали себе отчёт, что они никогда не «избавятся» от уже зачатого ребёнка с помощью аборта, и никогда не примут абортивных противозачаточных средств. Что ребёнок, когда он уже есть, уже появился в утробе, не может быть "нежеланным".

Они, конечно, и так это должны понимать, раз они христиане – но перед благословением брака можно ярко и ощутимо это напомнить.

С уважением, Сергей.


Ответить

#
18.08.2015 в 21:39
"Когда грабёж становится образом жизни для группы людей живущих вместе в обществе , они со временем создают для себя правовую систему легализующую грабеж и моральный кодекс его восхваляющий " (Фредерик Бастиа) .
Вот в этой фразе вся суть игр человеческих во власть , в известность, в деньги , в "государство", а в Библии Закон Бога который этим самым играм все время мешает . В Библии правда Божья , нелицеприятная , а в "государстве " что? Закон, который как говорил еще Салтыков Щедрин , когда надо из шкафа вытаскивают , а когда он не нужен ставят в шкаф пылиться . Почему Церковь источник культуры , воспитатель нравственности , светильник разума , должна не учить "государство", а быть у "государства" "подсобным хозяйством" и это не высокое положение прописывать в своих же документах . Документ должен адресоваться к своей пастве , к своим верным. а не пытаться охватить "захожан" , ради "моды" венчающихся , не понимающих величины ответственности.
“Говорит ли кто, говори как слова Божии” (1 Петр. 4:11). Одобрит ли Бог , что Его благословение брака , Церковь , беспокоясь чтоб её "захожане" не обманули , (второй брак, брак не с тем , и т.д. и т.п.) , ставит на второе место ? Для верующего человека просто не мыслимо придти к алтарю и врать Богу , а если кто соврал перед лицом Божьим , пусть пеняют на себя .
Ответить

#
18.08.2015 в 13:45
Если кратко то... Исходя из документа, государственная регистрация признается браком но тут же указывается что брак это установленный Богом союз. По тексту понятно почему так происходит но на мой взгляд это очень сложный путь, который вылился в целый документ с кучей пунктов, двояко понимаемых и по-разному трактуемых. Думается что в реалиях современного мира, нужно разделить понятия брака и Божьего благословения. Тем более что само венчание появилось лишь в 9 веке и то после того как император переложил регистрацию на плечи церкви. Отсюда государственная регистрация пусть остается обязательной для каждого, а венчание логичнее сделать дополнением. Конечно важным дополнением но не для каждого кто крестился, а лишь для действительно вооцерковленных людей, которые регулярно исповедуются и причащаются т.е. реально живущих церковной жизнью. Таким образом можно смело исключить часть пунктов т.к. таких ситуаций априори не произойдет (к примеру проблемы с инославными и т.д).
Ответить

#
22.08.2015 в 23:43
Да, именно движение в этом направлении снимет многие вопросы. В частности, это позволит совместить икономию и акривию. К благословлению брака (венчанию) можно подходить построже, при этом к браку - в большем соответствии с текущей практикой. Уже поженившиеся люди в "духовном родстве" или "свойстве, вступившие во второй (третий, четвёртый) брак без благословения архиерея и т.д. и т.п. - это люди, состоящие в законном браке. Они не могут венчаться, но могут спокойно жить и вести церковную жизнь без венчания.
Ответить

#
Кирилл Славкин, Россия, Подмосковье
17.08.2015 в 23:46
Кажется, что все забыли о том, что Церковь отделена от Государства. А семья является основой, конструктивным элементом общества и государства. Заметьте, не Церкви, а Государства. В свою очередь именно государство выдаёт свидетельство о рождении, паспорт, регистрирует по месту жительства, предоставляет детские сады и обучение в школе, обеспечивает медициной и прочими социальными нуждами. Здесь семье без регистрации в ЗАГСе никак, и ни в чём, потому что она живёт в светском Государстве. С свидетельством о венчании на жилплощади не пропишут. Поэтому здесь должно быть разделение, чтобы "воздать кесарева кесареви и Божия Богови” (Матф, 22, 15 21).
Ответить

#
17.08.2015 в 20:27
На реках вавилонских мы сидели и плакали-целых 70 лет гнали церковь вырастили не одно поколение неверов-строителей коммунизма ; 25 лет гонят с запада ложь вперемежку с правдой число верующих которые предпочитают быть членами евхаристической общины ничтожно мало как можно объяснить огромному количеству захожан тем более крещенных только внешне по существу живущих как язычники что клятвы данные при крещении страшны и требуют усилий воли что спасение души и достижение высот духовной любви-главное для любого кто себя позиционирует как православный.Да подавляющее большинство и не понимают сути.Никто или почти никто и не желает держаться за края ризы Господней что им отлучении от причастия когда они и не знают насколько это страшно когда Христос отвернется и скажет не вем вас!Необходима масса миссионеров-катехизаторов сколько лет об этом только и разговоров а воз и ныне там.Вот только тогда церковь будет воинствующей и начнет приносить плоды.
Ответить

#
17.08.2015 в 08:22
«В эпоху гонений христиане не допускали компромиссов с государственной языческой религией и предпочитали мученическую смерть участию в языческой обрядности. Однако и в этот исторический период они вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства. «Они(то есть христиане) заключают брак, как и все», – говорит христианский писатель II века (Послание к Диогнету, V). При этом браки христиан, как и все прочие важные дела, совершались с благословения епископа...»
Такой контекст подталкивает к доведению до следующего логического завершения: «Если даже во времена языческого государства христиане заключали брак «как и все», то что препятствует этому во времена государства светского?» Надо что-то менять: либо контекст, либо отношение к венчанию.
Ответить

#
16.08.2015 в 22:48
здравствуйте. Мне бы хотелось, чтобы в документе было что-нибудь про толкование фразы "кто женится на разведенной, тот прелюбодействует". сейчас женщине, которую злонамеренно оставил муж сложно выйти замуж второй раз за православного человека, мужчины утверждают, что с ней жить - прелюбодейство. чем виноваты несчастные брошенные женщины?

Ответить

#
19.08.2015 в 17:32
Христос сказал женщине взятой в прелюбодеянии:Я тебя не осуждаю иди и больше так не делай то какая же разведенная не по своей воле женщина прелюбодейка?
Ответить

#
19.08.2015 в 17:28
Анна вы не волнуйтесь так; вы спокойно можете выйти замуж 2 раз желательно чтобы ваш будущий избранник думал о спасении души тогда невиновная сторона снова может вступать в брак(по Апостолу) и вообще выдергивать фразы и применять к себе нужно аккуратно желательно понимать учение о каком- то предмете целиком.Читайте Евангелие по главе каждый день обязательно и святых отцов чаще;станет чистым ум и прибегайте к спасительным таинствам.
Ответить

#
31.08.2015 в 21:44
Это не я так думаю, а мужчины ищут непременно не разведенных. Очень распространено убеждение, что жениться на разведенной плохо.
Ответить

#
иерей Максим Горожанкин, Россия, Старый Оскол
16.08.2015 в 00:15
Имеет как мне кажется смысл в том случае если один из супругов не знал о данном заболевании и естественно если заболевание получено в результате супружеской измены и распутной жизни одного из супругов в браке.
Ответить

#
иерей Максим Горожанкин, Россия, Старый Оскол
15.08.2015 в 20:36
Регистрация брака это свидетельство ответственности друг за друга перед
обществом и государством. В начале 90х частыми были случаи когда муж
приходил и говорил своей законной супруге -"С тобой мы в ЗАГСе, а с
(имярек) - любовницей, только что обвенчались. Да бы избежать подобных
случаев необходимо вначале регистрировать свои отношения перед
обществом. Регистрация брака никак не принижает последующего за ним
венчания, а наоборот свидетельствует о серьезности намерений
брачующихся.
Ответить

#
15.09.2015 в 11:12
Согласна с Вами.
Ответить

#
14.08.2015 в 08:29
+
Мир вам!
Прошу вас разработать положение о браке со старообрядцем. Хотелось бы, чтобы оно было разработано на принципах, лишающих человека необходимости поступаться со своей совестью.
Ответить

#
14.08.2015 в 00:15
Этот документ - попытка в одном тексте дать сущностное определение и свойства брака, дать список всех правил и дать справку, какой канон где об этом говорит. Совершенно не надо так делать. Богословие отдельно, инструкции отдельно, каноническая справка отдельно.

Далее. Каждому правилу постарались дать ссылку на канон, но сами эти каноны никак богословски не обоснованы в тексте. Да и не в тексте часто тоже. Сначала я читаю, что не допустим брак"состоящих в духовном родстве: восприемника и им воспринятую во Святом Крещении, восприемницу и ею воспринятого; восприемника и мать, а также восприемницу и отца воспринятого или воспринятой", - вообще не понятно, почему это так, что такое "духовное родство", кто его богословски определил. А потом ещё читаю, что "Укaзом Святейшего Синодa от 31 декaбря 1837 года было признано несуществующим родство между восприемником и восприемницей." То есть Св. Синод указом определил несуществующим "родство" миллионов людей предыдущих поколений. Кстати, насколько я помню, Св. Синод этим указов определил существующим только "родство"
Восприемника и принимаемого одного с ним пола, то есть любой брак тут разрешен.

Ответить

#
13.08.2015 в 21:52
Предлагаю следующую редакцию п. 6 раздела III

заболевание одного из супругов проказой, заболевания, передающиеся половым путем, в случае, если супруг отказывается от лечения или лечение неэффективно, ВИЧ-инфекцией, гепатитом В, С, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга;

Медицинское обоснование:
СПИД - это синдром приобретенного иммуннодефицита - последняя стадия ВИЧ-инфекции, т.е. когда уже разрушена иммунная система. А к СПИДу приводит именно ВИЧ-инфекция (заражение вирусом иммунодефицита человека). Человек может лет 10 болеть ВИЧ инфекцией, но стадии СПИДа у него пока не разовьется, вместе с тем, он может легко при половом контакте заразить своего супруга.

Гепатит В и С, опасные вирусные заболевания, приводящие к поражению печени.Их не было в начале века, поэтому раньше их не указывали в качестве основания для расторжения брака. Носитель их является постоянным источником этих вирусов. Легко передаются при половом контакте. Исход гепатита С - цирроз печени или рак через несколько лет, т.е. летальный. Данные заболевания не лечатся, т.е. вирус будет всегда у супруга - носителя.

Заболевания, передающиеся половым путем - это и сифилис, и гонорея - что было известно в 19- начале 20 века, а также вирусные заболевания - остроконечные кондиломы например - их не знали раньше - а они очень заразны.


Поэтому если не указать такой расширенный перечень, то каково супругу, не имеющего этих заболеваний исполнять свой супружеский долг, зная, что он в 100 % случаев заразится если не в первый раз, так в последующие точно?
Тем более, если супруг лечиться не хочет от тех заболеваний, которые подлежат излечению.
Считаю, что нельзя возлагать подобное тяжкое бремя мученичества на супруга, который не болен такими заболеваниями.



Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
9.09.2015 в 11:19
"в случае, если супруг отказывается от лечения или лечение неэффективно" - просто замечательная поправка! всеми руками "ЗА!"
Ответить

#
13.08.2015 в 21:14
Требование, чтобы алкоголизм или наркомания супруга были медицински задокументированы - совершенная бессмыслица. Человека насильно к врачу не затащишь.
Про духовное родство - непонятен смысл. В чём беда, если крёстный женится на матери восприемника? Где здесь грех? Про свойство - увы, непонятен текст. Наверное, там всё правильно, но непонятно.
О разводе и втором браке говорится так, будто их регистрирует Церковь, как до революции. Но это очевидно не так! Супруги разводятся, в большинстве случаев не спрашивая архиерея. К архиерею обращаются за бумажкой, но перед государством они уже не муж и жена. Каков канонический статус людей, разведшихся и разделивших имущество, если епархиальные власти имели "самостоятельное суждение" и приняли "собственное решение" о недопустимости развода в данном случае? По прежнему остался непроговорен канонический статус людей, вступивших после развода во второй брак без разрешения епархиальной власти. Епископ не дал добро на венчание, но Церковь признаёт государственный брак законным.
В этом, на мой взгляд, главная проблема. До революции Церковь заключала брак. И благословляла. А если не могла благословить, то и заключение брака было невозможным. Сейчас - брак заключают в Загсе. Церковь его благословляет или не благословляет. Но путать себя с загсом ей не надо. Взять хоть то же духовное родство. Допустим, есть какие-то загадочные основания не венчать крёстного с матерью крестника. Но как быть, если они расписались?
Возможный выход: можно даже ужесточить требования к венчанию (например, вовсе не давать позволения на венчание виновных в разводе или даже всех второбрачных), но при этом прописать более чётко нормальный статус расписанных, но не венчанных (их допускают к причастию и не принуждают к разводу).
Ответить

#
иерей Максим Горожанкин, Россия, Старый Оскол
13.08.2015 в 19:27
Не совсем понятно почему участие в военных действиях, тяжкое заболевание и длительное отсутствие являются причинами при которых возможно венчание без регистрации в ЗАГСе. 2. Что конкретно подразумевается под словами " отпадение от православия? Уход в секту или отсутствие христианской и церковной жизни у одного из супругов? 3. Во многих храмах не совершается таинство брака в том случае если жених и невеста были восприемниками у одного и того же ребенка, хотя очевидно что восприемник у ребенка один( одного пола с ним). Можно ли в данном документе внести ясность относительно данного явления?
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
26.09.2015 в 02:27
Если каноны разсматривают возможность заключения брака между возприемником и крещаемым, то уже не очевидно, что восприемник должен и может быть только один одного пола с крещаемым. Тем более если оба восприемника равно участвовали в совершении таинства.
Ответить

#
14.08.2015 в 13:46
Хотя из текста следует, что брак между восприемниками одного ребенка допустим - действительно, стоило бы указать на это отдельно, т.к. многие этого не знают, и это мешает людям создвать семью. И напротив, стоило бы указать на необходимость при оглашении перед крещением напоминать о недопустимости брака крестного и крестницей (крестной с крестником) и восприемника с родителем воспринятого. Т.к., например, нередко бывает, что женщины, выходящие замуж уже имея детей, хотят сделать своего жениха их крестным отцом, чтобы он таким образом как бы "усыновил" их.
Ответить

#
13.08.2015 в 11:48
Весь проект документа пропитан систематическим (или даже системным) смешением таких базовых понятий как «брак» и «венчание», «таинство» и «последование». В документе такого уровня необходимо дать чёткое понимание того, что является «таинством брака» и что является «последованием венчания», и только после этого поднимать вопрос о церковном браке.
Ответить

#
13.08.2015 в 08:57
У меня, как у человека из народа, не имеющего ни богословского образования, и никаких других ученых степеней, при прочтении данного документа неоднозначное чувство вызвал пункт о причинах расторжения брака. Возникают большие вопросы. Мне кажется, что поводы к расторжению брака следовало разделить на безусловные: к таковым относится прелюбодеяние и условные: все остальное.Особым случаем должна считаться смерть одного из супругов, или явное безумие. Но расторжение брака при этом-добровольное. Причем особенно настораживает пункт: о расторжении брака при вступлении одним из супругов в новый брак. Если прелюбодеяние, или измена это одно. Но церковный брак к моменту заключения нового должен быть уже расторгнут. Так же вызывают вопросы об отсутствии более трех лет, тяжелых болезнях (алкоголизм, наркомания, СПИД, и т.д.). Мне кажется это более условные причины, которые не всегда влекут за собой расторжение брака. Таким образом разрушается сама основа семьи, любовь супругов друг к другу, готовность вместе переносить любые жизненные тяготы. И все случаи, кроме явной измены и смерти одного из супругов, должны быть тщательно расследованы, для этого при епархиях могут создаваться комиссии состоящие из архиерея и наиболее авторитетных священников. В этом же документе все отдается на волю только лишь одного правящего архиерея.
Ответить

#
Кирилл Алексин, чтец, Россия, Москва (Moscow)
13.08.2015 в 00:53
С одной стороны хочется отметить четкость документа (быть может даже излишнюю где-то) в важных вопросах допустимости / недопустимости заключения церковного брака. Важным кажется указание на предбрачную катехизацию и указание на предпочтение венчания в приходе, которому принадлежат брачащиеся.

Ряд вопросов вызывают условия расторжения брака. Впрочем, само понятие расторжения брака никаким документом у нас не регулируется и богословски почти не осмысленно.

Вообще, выглядит очень странным отсутствие в таком важном документе как настоящий какого-то богословского раздела или хотя бы преамбулы.
Представления о том, что в вопросе о сущности и задачах брака "всем все понятно" сильно преувеличены.
Мне кажется, что для того, чтобы документ был на самом деле пастырским - он должен быть богословским. В нынешнем виде это каноническая справка, которая имеет целью узаконить существующую практику.


Ответить

#
12.08.2015 в 21:10
Если мои дети пожелают вступить в брак , я не скажу пойдите сначала зарегистрируйтесь , а потом я дам вам благословение . Сначала моё благословение , а потом государственный чиновник. Не отрицая государственной регистрации , считаю что сначала должно быть венчание , благословение от Бога , а потом поход к чиновникам , а кто сделал наоборот , накладывать наказание. Речь об уважении , о том Кому служим и поклоняемся , не могут Церковные документы ставить светские власти (при всём моём уважении) , выше Бога .
Ответить

#
15.08.2015 в 11:18
Василий, полностью с вами согласен.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
3.10.2015 в 19:07

+Господи благослови+

В идеале, конечно же, так и должно было бы быть. Но в реальности, полно аферистов, которые с разными понравившимся доверчивыми девушками готовы хоть каждый день венчаться, чтобы затащить их в постель. Штамп в паспорте и полицейское разбирательство здесь - наиболее эффективные средства против блуда, прикрывающегося церковным таинством.


Ответить

#
протоиерей Олег, Россия
12.08.2015 в 17:04
"Церковь благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому таинству. В современных церковных документах предписано: «По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении»[2].
А зачем, спрашивается, венчать тех, кто не воцерковлен, т.е. формально крещён? Для чего тратить время и силы, если люди только на пути к Богу? Да, к тому же, сам документ еще и советует "Следует стремиться к тому, чтобы венчание православных христиан совершалось в том приходе, к которому они принадлежат"! А если не принадлежат, то зачем мы их венчаем в пустую?! По-моему, следует давно определить просто и ясно: ходят в храм, приход - венчаем. Не ходят, простите - воцерковляйтесь!
Ответить

#
4.09.2015 в 12:05
Совершенно верно
Ответить

#
21.09.2015 в 22:59
А ответ на этот вопрос: "...зачем мы их венчаем в пустую?!" можно прочитать ниже у о.Агапия из Беларуси:
"Пока таинства венчания и крещения будут значимой составляющей церковного и личного дохода - подобные документы не будут "работать".

И вопрос этот велик и труден.
Ответить

#
пресвитер Александр Шрамко, Беларусь, Минск
12.08.2015 в 14:29
При наличии одного из перечисленных оснований у одного из супругов, второй может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о прекращении брака. При этом наличие решения светских органов власти о рассторжении брака не отменяет для церковной власти необходимости самостоятельного суждения и собственного решения по разуму Священного Писания, по церковным канонам и по долгу пастырского попечения.

А как же "соучастие в божеском и человеческом праве"? Почему так строга оговаривается последовательность что за чем при заключении брака, а при расторжении оба права как бы сами по себе?
Ответить

#
пресвитер Александр Шрамко, Беларусь, Минск
12.08.2015 в 14:23
Среди оснований для расторжения брака:
6) заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга;
10) посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого либо детей, установленное в судебном порядке;

Почему обязательно необходим вердикт официальных государственных структур? Мы им больше верим и доверяем, чем священнику, который свидетельствовать как духовник и как знающий жизнь супругов. Пусть это будет не один священник, а комиссия. Или церковный суд. Тем болееее, что милиция (полиция) часто просто не реагирует на "семейные конфликты".
Хотя я понимаю, что на практике признаются все разводы, совершенные по государственной линии.
Ответить

#
пресвитер Александр Шрамко, Беларусь, Минск
12.08.2015 в 14:05
«Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере

Допустим, православный заключил брак с католиком, при этом благословение брака состоялось в католической церкви. Будет ли признан такой брак? Если не будет признан, каковы последствия: отлучение от церкви, требование расторжения брака?
Ответить

#
пресвитер Александр Шрамко, Беларусь, Минск
12.08.2015 в 13:53
"церковное браковенчание в тех странах, где оно не имеет гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака. Такая практика имеет основание и в жизни древней Церкви. [...] они [христиане] вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства. «Они(то есть христиане) заключают брак, как и все», – говорит христианский писатель II века (Послание к Диогнету, V). При этом браки христиан, как и все прочие важные дела, совершались с благословения епископа: «Необходимо, как вы и поступаете, ничего не делать без епископа» (свт. Игнатий Богоносец. Послание к траллийцам, II)."

Даже из того, что здесь сказано, понятно: СНАЧАЛА было благословение епископа, а ПОТОМ заключают брак, как и все. Не наоборот же. Значит, по предложенной в самом же документе аналогии, сначала венчание, а потом ЗАГС, что соответствует смыслу любого христианского делания: сначала благословение, а потом дело.И "соучастие в божеском и человеческом праве" предполагает именно СОучастие, а не "ПОСЛЕучастие".
Согласно же предложенному документу, это "соучастие" может как раз и не состояться. "Не признается возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам..." Легко представить ситуацию, когда после заключив брака в ЗАГСЕ вдруг окажется, что венчание не будет признано возможным. Что тогда делать? Если же предлагается получить благословение до государственной регистрации в виде устной санкции священника, то что тогда венчание? Абсурд возникает потому, что сравнение с древней церковью некорректно: тогда не было ни венчания, ни "государственной регистрации" в современном понимании. Браком считалось публичное объявление друг друга мужем и женой, и могло это произойти как в церковной среде, так и нецерковной.
Категорическое требование венчания только после государственной регистрации создает и трудности практического характера. При условии, что венчания в православной церкви в субботу запрещены, а большинство браков заключается в выходные субботу и воскресенье, выходит, что венчать можно только в воскресенье, то есть в конце "всего". Даже если уговорить молодых отложить первую брачную ночь до венчания, факт венчания "под занавес" празднования сам по себе не комильфо. Да и как объяснить отсрочку? Логики никакой нет. Когда-то была такая логика - свадьбу гулять нельзя, потому что вечером в субботу нужно всем быть на всенощном бвместо этого прийти в церковь. дении. Очевидно, что сейчас это требование невыполнимо. Попробуйте не просто отговорить молодых от брачной ночи, но отговорить вообще праздновать в субботу, а вместо этого всем прийти в церковь. Как всегда, мы прячемся от реальности жизни, придумывая какую-то условную игру в благочестие.
Поэтому я предлагаю:
1. Отменить запрет на венчание в субботу, тем более, что это, насколько мне известно, имеет прецедент в других поместных церквах.
2. Отменить требование венчания только после государственной регистрации. На мой взгляд, достаточно просто обещания перед Богом, что такая регистрация будет совершена. Если же люди не боятся Бога, то что им это венчание? Но если очень уж хочется "перестраховаться", можно, например, просить документ о сдаче паспортов в ЗАГС для заключения брака.
Ответить

#
25.11.2015 в 11:20

"Отменить запрет на венчание в субботу"

Но это было бы прямое благословение на "прогул" воскресной всенощной (да и Литургии тоже) ввиду брачного застолья и брачной ночи. И какая-либо домашняя сугубая молитва "взамен всенощной" вряд ли получится - со свадьбы гости приезжают поздно, усталые, и даже при желании найдут ли в себе силы почитать канончик там или акафист? В общем, любой загул в навечерие праздника - дело неполезное...

Аргумент "они всё равно не ходят на всенощную" - это ведь не аргумент. Печально, что не ходят. У большинства нет к этому каких-то непреодолимых причин, и церковно узаконивать порочную практику - зачем, какой смысл?

Да и не сказал бы, что на практике в субботу совершается много свадеб. В основном свадебные кортежи на улицах встречаются в пятницу.



Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
26.09.2015 в 00:42
В поместных церквах и в посты венчают, не отговаривая от брачной ночи. Если уж нам так не страшно, и мы хотим поспевать за міром, то лучше его сразу опережать на шаг. Официально признать, что заключение брака - это формальность, а брачная ночь может быть и заранее, потому что християнская жизнь тут все равно не при чем. Дикость какая-то получается. Церковь веками соблюдает установленные для венчания брака дни и сроки, предоставляя достаточно времени для этого, а тут она почему-то должна подстраиваться под кого-то. Это среди прочего в который раз подрывает самые понятия о высоте християнской нравственности.

Но на самом деле этот вопрос едва ли заслуживает того, чтобы разсматривать его на таком уровне. Жизнь давно все разставила по своим местам. Если необходимо потешить своих родных безбожников, то свадебный пир устраивают в день государственной регистрации. А в день венчания все тихо, мирно, благодатно, по-церковному. Если же родственников в разсчет можно не брать, то люди, желающие начать жизнь в церковном браке (особенно если это совпадает с началом их церковной жизни), расписываются по-тихому, а в день совершения церковного таинства празднуют с [приходской общиной,] родственниками и друзьями. Что для последних является к тому же значительным миссионерским событием.
Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
8.09.2015 в 18:49
На ваше замечание о том, что "после заключения брака в ЗАГСЕ вдруг окажется, что венчание не будет признано возможным", хотелось бы заметить.
Во многих епархиях распространена практика оформления треб по следующей схеме: оформление анкеты, собеседование со священником, визирование анкеты священником, оформление требы в регистратуре храма и определение даты венчания, венчание, регистрация в журнале.
Так вот, в анкете есть графы с вопросами по основным каноническим препятствиям. Мало того, в беседе священник дополняет их по мере необходимости. Его виза и является гарантом того, что описанная вами ситуация не возникнет. Исключением может быть лишь брак оформленный в ЗАГС до "похода" семейной пары в церковь.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
26.09.2015 в 01:05
Здесь имеет место, может быть, несколько неожиданное явление. В развитых приходских общинах, где все составляют одну большую духовную семью, никакую анкету ни от кого не требуют, все решается авторитетом духовника-настоятеля. А это неминуемо ведет к невзвешенным, поспешным и ошибочным решениям.

Посему действительно стоит рассмотреть в документе вопрос о том, чтобы некий орган во главе с епархиальным архиереем выносил решение с указанием обоснований о возможности заключения каждого брака, либо должна иметь место архиерейская проверка на местах. Ведь священник не своей властью совершает таинства, а будучи уполномочен архиереем. При этом брак заключает священник, как ему заблагоразсудится, оказывает пастырское попечение семье, как умеет, а ответственность за разторжение брака потом архиерей всю берет на себя. Это странно и несправедливо.
Ответить

#
11.08.2015 в 23:32

"церковное браковенчание в тех странах, где оно не имеет гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака"

- мне кажется, здесь стоит учесть возможность того, что какое-либо государство может установить для регистрации брака такие условия, которые будут для христиан неприемлемы. В эпоху гонений в древнем Риме христиане "вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства", поскольку для этого, например, не требовалось принести жертву идолам. Но это же не означает, что так будет всегда и везде, мало ли, что может прийти в голову правителям. Тогда это будет уже не отдельная ситуация, требующая особого разрешения архиерея, а общая для жителей такой страны практика, когда они не смогут регистрировать брак, не поступаясь принципами веры?
Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
8.09.2015 в 18:28
Илья, мы же не каноны пишем, а рядовой документ Русской Православной Церкви, который может меняться по мере необходимости исходя из окружающих нас условий. Так что, думается, нет необходимости разбирать все возможные случаи: будут гонения, тогда и будут новые распоряжения.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 23:54
Вот это понимание сегодня не очевидно. Многие на самом деле думают, что текущие документы Московской Патриархии заменяют собою общеправославный канонический свод. И тем самым авторитет канонов снижают до уровня текущих документов, допуская их произвольное изменение и даже отмену. Следует в документе разъяснить его место и значение.
Ответить

#
11.08.2015 в 22:52
"В случае проживания супругов в разных епархиях бракорасторжение может совершаться в той или в другой епархии."
- не возможна ли тут коллизия, когда оба супруга обращаются в свои епархии, и в результате по каким-то причинам могут быть приняты разные решения о расторжении/нерасторжении их брака, определении виновной стороны, и т.д.? При этом один из супругов может и не знать, в какой епархии теперь проживает другой, чтобы, допустим, поставить ту в известность о начале рассмотрения дела? А как будут решать этот вопрос, если супруг принадлежит к другой поместной церкви, или к РПЦЗ, и проживает вне нашей канонической территории?
Ответить

#
свящ. Дмитрий Салков, Россия, Казань
8.09.2015 в 18:31
Обычно, при подаче заявления на рассмотрение этого дела, указывается (в нашей епархии есть графа) "обращались ли вы ранее в епархиальное управление с подобным вопросом? какое было вынесено решение?"
Ответить

#
пресвитер Александр Шрамко, Беларусь, Минск
10.09.2015 в 00:39
Во-первых, "обращались ли вы" можно понимать и так, чо обращался ли я, а не моя супруга.
Во-вторых, разведенные супруги, как правило, не согласовывают свои действия, и каждый действует по своему разумению. Поэтому, все гораздо хуже, чем эта коллизия, а именно: в большинстве своем бракоразводные церковные процессы ведутся вдностороннем порядке и при свидетельстве только одной стороны. Никаких рычагов для вызова в церковную инсстанцию другого супруга нет. Поэтому решение будет в любом случае тенденциозным.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 23:44
Действительно. В таком случае стоит в документе разобрать этот вопрос. Указать, что развод невозможен в одностороннем порядке (оговорить возможные изключения). Невозможен по требованию виновной стороны. Невозможен просто из нежелания трудиться над сохранением семьи. И тем менее из желания попытать счастья в другой раз.
Ответить

#
11.08.2015 в 21:53

Мне один момент остается непонятен. "Церковь благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому таинству... Таинство Брака, также как и таинство Крещения, не может быть совершено над человеком, отрицающим основополагающие истины православной веры и христианской нравственности". Но что делать с теми, кто формально прослушал беседу о церковном понимании брака, также формально исповедовался и причастился, также формально кивает головой в знак согласия с Символом Веры (даже не пытаясь вдуматься в содержание текста) - но реально в вопросах веры совершенно холоден, имеет самые расплывчатые понятия о жизни в Церкви - и больше в Церкви появляться не собирается, пока не возникнет очередная нужда в "религиозных услугах"? И, как сожительствовал со своей будущей супругой впритык до самого венчания, так и легко вступает в сожительство после гражданского развода, а затем приходит - а как еще раз повенчаться?

Я сам-то не венчаю. Но зато часто имею дело с последствиями такого венчания - когда спрашивают, как "развенчаться" ("не сошлись характерами") и повенчаться вторично?

Ответить

#
17.08.2015 в 12:32
Хорошие вопросы поставил прот. Алексей Уминский: http://www.pravmir.ru/protoierey-aleksiy-uminskiy-o-brake/
Я же дополню свой комментарий зарисовкой недельной давности. Живут в одном городе, поехали венчаться в известный храм -памятник архитектуры в другой епархии, а исповедовались перед венчанием в нашем монастыре, который входит в третью епархию. Сейчас венчавшийся создал новую семью. Обратился к венчавшему священнику по поводу расторжения "венчания", Тот ответил - обращайтесь к тому, кто вас исповедовал, ведь я Вас не знаю, не могу за Вас отвечать. Т. е. - обратиться ко мне. И таких историй - десятки. Многие священники в близлежащих районах предпочитают на исповедь и причастие направлять в наш монастырь, а сами - крестят и венчают. Т е., совершают именно те действия, какие несут доход, а "черновая работа" - нам, иеромонахам. И не волнует никого, что люди приезжают к нам на исповедь за два-три дня до крестин/венчания, будучи совершенно не готовы - ни дисциплинарно, ни в плане духовном. И после совершения "религиозных услуг" больше на исповеди не появляются. До "следующего раза".
Пока таинства венчания и крещения будут значимой составляющей церковного и личного дохода - подобные документы не будут "работать". А для того, чтобы лишить их "коммерческой составляющей" - нужно вообще-то пересмотреть вопросы бюджета и содержания как храмов, так и церковных структур. Искать пути упрощения и экономии. Только вряд ли к этому готовы в этих самых церковных структурах. Мое убеждение.

Ответить

#
11.08.2015 в 19:22
По поводу расторжения церковного брака.

Пункты № 7 и № 11 весьма сомнительны.
Душевная болезнь одного из супругов, отсутствие (например - плен) не могут быть безусловными причинами для расторжения брака. В некоторых же случаях подобная норма будет выглядеть даже глубоко аморальной.

Другой вопрос - это вступление после развода в повторный брак.
По мнению ряда Отцов, каноны сего не допускают.

http://ekzeget.ru/tolk.php?kn=1kor&gl=7&st=11&tolk=%D4%E5%EE%F4%E0%ED%20%C7%E0%F2%E2%EE%F0%ED%E8%EA%20%F1%E2%F2.

аще разлучится жена, да пребывает безбрачна, или да смирится с мужем своим,– смирится – помирится. Он не поминает о причинах разлучения, следовательно – какая бы ни была причина. Это сказал он к одной жене; но как во всей речи его муж и жена у него во всем идут в равенстве, то надо полагать, что это ограничение относится также и к мужу, то есть что и он, если оставляет жену, пусть остается безбрачным, или да смирится с женою. Блаженный Феодорит пишет: «Апостол старается сохранить брачные узы нерасторгаемыми. Ибо, предписывая разлучающемуся воздержание, тем самым удерживает от расторжения брака. Воспрещая сочетаваться с другим, понуждает ту и другую сторону возвратиться к прежнему браку». Ограничивает их свободу, чтоб они, хотя бы и были причины к разлучению, охотнее употребляли все средства к примирению, нежели спешили разводом. Тут не исключается и слово любодейное, разумеется – под условием искреннего раскаяния со стороны согрешившей. Что в первое время это дело так понималось, можно заключить из слов Ермы, который в заповеди 4-й говорит, что если муж, зная, что жена неверна, остается с нею, то грешит; но равно грешит и если не примет ее, когда она раскаивается и дает слово быть верной.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 19:56
Леонид! А разве есть ряд каких-то других Святых Отцов, которые вопреки Евангелию считают возможным второй брак после развода и так толкуют каноны?
Ответить

#
иерей Александр Заплетин, Россия, Санкт - Петербург
12.08.2015 в 06:36
Руководствоваться в таких вопросах необходимо теми соборными документами, которые актуальны на данный момент. А не их аналогами из далекого прошлого, которые тоже были различными и неоднозначными (св.Василий Великий различал измену жены и мужа просто на основании сложившейся народной традиции, на тот момент явно не слишком то христианской, 4 век все таки). То есть Соцконцепцией, из которой список причин и взят, либо, после принятия данного документа, этим документом.. Попытка игнорирования или оспаривания такого рода документов, есть непослушание Церкви.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 20:54
Непослушание Церкви - это бездумное принятие документов, противоречащих в самых своих основах Слову Божию и Церковному Преданию.
Ответить

#
18.08.2015 в 21:05
Вы считаете что 4 век был веком "непросвещенным" и Учитель Церкви св.Василий Великий в своих 9 и 21 канонах утвержденных на СОБОРНОМ 6 Вселенском соборе, говорил о "Народном" (читай языческом) обычае, а не о церковном правиле(каноне)? Тогда я спешу вас разочаровать - древние церковные толкователи, такие, например, как Аристен говорят именно о "церковном обычае" упоминаемом в 9 каноне...Милоша на ночь не читайте...
Ответить

#
15.09.2015 в 11:28
Разве имеет значение КАКОЙ обычай, если те же древние церковные толкователи говорят об его ОТМЕНЕ?
Аристен: "А ныне ни муж, ни жена не могут расторгать супружества, разве есть только какая-нибудь благословная причина из числа тех, которыя прямо указывает Юстинианова новелла"
Зонара: "Но это по обычаю, который имел силу во времена великого отца. А на основании изданной после того новеллы императора Юстиниана о расторжении браков, помещенной в 7-м титуле 28-й книги Василик, кроме других причин, по которым женам дается право прекращать сожитие (со своими мужьями), позволяется им расторгать браки и по причине ревности в том случае, если муж в одном и том же доме, или городе сожительствует с другою женщиной и, не смотря на приглашение со стороны жены, не оставляет общения с нею."
Ответить

#
15.09.2015 в 14:24
Никакой отмены церковного обычая в приведенных вами толкованиях нет и не может быть. Толковники лишь указывают на разницу между церковным обычаем и светским современным им законодательством (новеллы императоров).
Ответить

#
11.08.2015 в 17:39
Удивил макс. возрастной ценз, со ссылкой на время св.Василия Великого, когда 60-70-летний возраст действительно был мечтой долгожителей. Но сейчас-то, при резко выросшей средней продолжительности жизни, зачем устанавливать такую низкую планку, да и стоит ли её устанавливать вообще?
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 19:38
Виталий! Поскольку об этом говорит святитель Василий Великий, то можно так
понять, что верхнее ограничение возраста означает недоумение о том,
зачем християнину, столько лет проведшему в девстве, наконец лишать себя
награды за это. В случае же вдовства тем более странно, ведь святые
отцы вслед за апостолом Павлом находили нужным и молодых вдов
отговаривать от второго брака.
Ответить

#
1.10.2015 в 20:18
Проблема в том, что об этом написано в форме запрета, а не "недоумения" и т.п. подобного пастырского совета. Плюс к тому это ставит акцент более на "единомыслие телес", чем на "единомыслие душ". А про любовь забывать как-то не хотелось бы :-)
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
4.10.2015 в 17:51
Действительно. Полностью согласен с Вами, Виталий. Тут либо составители как-то странно из правил цифры выудили, либо забыли указать ссылки, откуда такой запрет ими взят.

Ведь в 88 правиле святитель говорит вообще о другом предмете.

Зонара объясняет: "Один пресвитер, Григорий, имел в услужении женщину; святой, узнав об этом, требовал, чтобы пресвитер удалил из своего дома женщину". То есть безбрачный и девственный пресвитер допускал в свой дом женщину, что не допускалось и наказывалось еще Первым вселенским собором.

И именно о возрасте Григория святитель Василий замечает: "Ибо я не полагаю, чтобы семидесятилетний жил с женою страстным образом; и не так как бы за случившееся беззаконное дело определил я то, что определил". То есть возраст здесь упомянут не к тому, что вступление в брак семидесятилетнему запрещается, но святитель как бы оправдывается перед Григорием, объясняя, что в виду даже его возраста не подозревает его ни в чем и не принимает доносы клеветников (как думал Григорий и упрекал за то святителя), но требует соблюсти каноны и не подавать повода соблазняющимся.

В 24 правиле святитель Василий говорит о так называемых истинных или церковных вдовицах, то есть о тех, кто были приняты в особый чин на церковное содержание, поскольку обещались хранить безбрачие и целомудрее и не имеют другого источника пропитания. В связи с этим и упоминается, что таковые вдовицы по апостолу Павлу должны быть не менее 60-ти лет. То есть возраст связан не со вступлением в брак, а с самим положением таковых вдовиц. Так именно это и объясняет Вальсамон: "И это – относительно вдовиц, причисленных к церкви; а другие вдовицы, когда бы ни вступали во второй брак, подвергаются только епитимии второбрачных наравне с мужчинами". Вот и о мужчинах сказано, а равно и о женщинах, что никакого запрета на поздние браки нет. Причем даже в случае второбрачия. И нет даже какого-то особого наказания.

Итак, в документе необходимо обосновать запрет на брак для мужчин после 70-ти и женщин после 60-ти лет. Либо этот вопрос должен быть изследован. Потому что вообще, как сказано прежде, представляется целесообразным и согласным с християнской нравственностью таковое ограничение иметь. И может быть именно в наше время это уже стало необходимым в виду постоянного стремления человечества искусственно продлить молодость и победить старение.
Ответить

#
иерей Александр Заплетин, Россия, Санкт - Петербург
11.08.2015 в 16:18
После первого прочтения документ понравился.
Есть и предложение об особом чине для благословления уже существующего брака «Чин венчания супругов, в летех мнозех сущих» и обязательность собеседования при желании развода.
Быть может, нужно четче формализовать - когда применять сей чин и по какой форме и вопросам выяснять инициатора развода, все таки обычно виновны оба и кто больше... вопрос часто сложный и неоднозначный. (кто заявление в ЗАГС отнес или кто первого до этого довел своим поведением, например)
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 01:37
Какая разница, кто виноват больше? Епитимию каждый за свое получает. А второй брак после развода все равно есть прелюбодеяние, по Евангелию. Венчание второго и третьего брака виновной стороне после выполнения наименьшей епитимии - это nonsense от составителей проекта.
Ответить

#
12.08.2015 в 10:53
///по какой форме и вопросам выяснять инициатора развода, все таки обычно виновны оба и кто больше... вопрос часто сложный и неоднозначный. (кто заявление в ЗАГС отнес или кто первого до этого довел своим поведением, например)///
Ясно, что кто заявление о разводе в ЗАГС понес - тот и инициатор. А "довел" - это называется не несением креста, возложенной Богом. Разве словесе любодейного, разумеется.
Ответить

#
иерей Александр Заплетин, Россия, Санкт - Петербург
14.08.2015 в 14:10
Ну-ну... То есть сделать жизнь второго адом это "не виновная сторона", несмотря на множество причин, см в документ, которые являются именно поводом, кроме измены. Спился кто? Кто смертным боем бьет? и т.д. А "не несение креста"... можно рассуждать о СВОЕМ кресте, а не чужом. И за вредный совет, приведший к тяжким последствиям (от самоубийства до отпадения от Церкви из-за уныния и жестокости советчиков) именно советчик будет виновником.
Ответить

#
15.08.2015 в 10:40
По-христиански нужно нести крест, только так Lможно спастись, а не абсолютизировать временную земную жизнь вопреки вечной жизни о Христе Иисусе.
Ответить

#
11.08.2015 в 16:03
Если проказа и сифилис теперь в значительной части случаев излечиваются - есть ли смысл сохранять эти заболевания в числе допустимых причин для развода? Может быть, сформулировать как-то иначе?
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 01:25
Почему вообще какие-то болезни стали вдруг причиной для развода? Второй брак после развода все равно - прелюбодеяние, согласно Евангелию. Зачем тогда разводиться? Чтобы в монастырь пойти?
Ответить

#
11.08.2015 в 15:24
"Целью христианского брака является совместное достижение супругами нерушимого единства со Христом в Его Невечернем Царстве. Христианская жизнь супругов предполагает взращивание в любви полученного в таинстве Брака дара благодати, что проявляется в том числе в деторождении и совместном несении трудов по воспитанию детей"
В связи с приведенными словами возникает некое недоумение по поводу следующего положения данного документа:
Церковь также не разрешает венчать следующих лиц:
9) достигших максимального возрастного ценза согласно правилам святого Василия Великого – 60 лет для женщин (правило 24) и 70 лет для мужчин (правило 88);
Получается, что в 71 год мужчина и в 61 год женщина при заключении церковного брака не смогут достичь упомянутого выше единства со Христом?
Если цель Брака деторождение, то возрастной ценз понятен, но если деторождение не цель, а лишь одно из возможных проявлений христианской жизни супругов, тогда причем тут возраст при заключении Брака?
Мне кажется, в этом случае в проекте заложены два плохо согласующихся положения.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
23.09.2015 в 02:28
Поскольку об этом говорит святитель Василий Великий, то можно так понять, что верхнее ограничение возраста означает недоумение о том, зачем християнину, столько лет проведшему в девстве, наконец лишать себя награды за это. В случае же вдовства тем более странно, ведь святые отцы вслед за апостолом Павлом находили нужным и молодых вдов отговаривать от второго брака.
Ответить

#
23.09.2015 в 19:44
Вы правы, христианину прожившему всю жизнь в девстве приличней остаться таковым.
Но на современном этапе истории вопрос возраста затрагивает иную категорию людей. А именно тех, кто в силу определенных обстоятельств уже прожил в так называемом гражданском браке иной раз 50 и более лет. Теперь же, таковые супруги, дабы освятить свой брак, желают прибегнуть к таинству венчания.
Правильно ли мы сделаем возбраняя таковым благодать Божию?
Но может христианин и не жил в законном браке, а много лет сожительствовал, а к 70-и годам уверовал (а возможно и только что крестился) и осознал горечь своего "семейного" положения. Осознал и вместе с супругой (тоже лет 65-и), посетив ЗАГС, возжелал венчания, почему он должен быть отвергнут Церковью?
А ведь это достаточно распространенная приходская ситуация, а представленный документ, вместо решения вопроса, создает по этому поводу недоумение.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
25.09.2015 в 01:22
Давайте все же внимательно читать проект документа. Вопрос жизненно важный.

1. В случае гражданского (то есть только государственного) брака данный документ предлагает и без венчания причащать, и иметь о таковых особое пастырское попечение. А если дело дойдет до венчания, то предлагает даже особый чин. И именно в данном пункте прямо говорит:

"из этого ограничения исключаются состоявшиеся семейные пары, прожившие совместную жизнь и по той или иной причине – к примеру в связи с обретением веры – решившие приступить к таинству Венчания лишь в преклонных годах"

Как представляется, Преданию все это прямо не противоречит. Если только это не профанация, а действительно люди худо-бедно стремятся жить церковной жизнью.

2. В случае долголетнего незаконного сожития, очевидно, этот вопрос должен решаться до крещения или до первого сознательного причащения. Во всяких тонкостях здесь никакой документ ничего не решит, только "особое пастырское попечение" может посоветовать.

Если же просто снять вопрос о возрастном ограничении, то тем самым, как я сказал выше, будет занижено представление об уровне нравственности самого христианства и будет дана свобода для злоупотреблений.
Ответить

#
12.08.2015 в 12:30
Я бы не сказал, что он понятен именно с такими цифрами. Мало какая женщина родит даже в 50 лет, а мужчина нередко и в 80 лет ещё способен продолжить род.
Ответить

#
11.08.2015 в 14:48
///епархиальный архиерей выдаёт свидетельство о признании данного церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком. Виновной стороне такая возможность может быть предоставлена после принесения покаяния и исполнения епитимии///
Откуда такая "икономия" для виновной стороны?
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
23.09.2015 в 02:20
А невиновной откуда?

Вся́къ пущáяй женý свою́ и при­­водя́
и́ну, прелю́бы дѣ́етъ: и женя́йся пущéною от­ мýжа, прелюбы́ твори́тъ. (Лука 16: 18)
Ответить

#
11.08.2015 в 14:44
Брак с еретиками и иноверными - чушь полнейшая. Как некрещеный в Православной Церкви может принять таинство венчания? Это будет профанация.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
23.09.2015 в 02:14
Даже без венчания, общие молитвы невозможны, общее участие в таинствах (в евхаристии прежде всего) и в церковной жизни невозможно. Как воцерковленный человек может решиться на такой брак?! При прямом апостольском повелении: только в Господе (1 Коринфянам 7: 39).
Ответить

#
11.08.2015 в 14:40
По 6-ому пункту поводов для рассмотрения вопроса о признании брака распавшимся. В этом пункте говорится, что таким поводом является - заболевание одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом. Я думаю, что заболевание сифилисом или проказой, были включены в перечень поводов для развода потому, что при этих заболеваниях супруг представляет опасность для жизни другого супруга, но сейчас сифилис (в отличии от 1918 года) стал излечим и существенной опасности для жизни и здоровья (при своевременной диагностике) не представляет. С другой стороны сифилис, а в последующем и ВИЧ, могли рассматриваться как повод о признании брака распавшимся так как они являясь заболеваниями передающимися половым путем (ЗППП) могут свидетельствовать о прелюбодеянии супруга, но в тоже время инфицирование ими может произойти и не половым путем, но заболевший ВИЧ супруг может заразить второго супруга чем причинить существенный вред здоровью и создать угрозу жизни. Таким образом, мне кажется, что содержание данного пункта нужно перефразировать - Заболевание одного из супругов ЗППП или заболеванием которое может причинить вред здоровью и создать угрозу жизни второго супруга и/иди детей.
Ответить

#
Игорь Цимбалюкъ
22.09.2015 в 04:26
В канонических источниках есть что-нибудь подобное? Ведь с 1918 года развод стали проводить с целью заключить новый брак. Если же мы верны каноническому и евангельскому порядку, то второй брак при живом супруге невозможен. А потому даже в случае раздельного проживания (при угрозе здоровью и жизни) о разводе по болезни одного из супругов говорить неуместно.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку