Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Комментарии к проекту документа «О дальнейших мерах по уврачеванию последствий церковного разделения XVII века»

2 декабря 2013 г.
Предлагаем вниманию читателей комментарии диакона Георгия Максимова к проекту документа «О дальнейших мерах по уврачеванию последствий церковного разделения XVII века».

Среди подготовленных комиссиями Межсоборного Присутствия документов есть текст «О дальнейших мерах по уврачеванию последствий церковного разделения XVII века». Хотелось бы высказать несколько замечаний о нем.

В пункте 3 говорится: «Напомнить, что, согласно суждению святителя Филарета, митрополита Московского, подкрепленному многолетней практикой единоверческих приходов, старообрядцам, воссоединившимся с Русской Православной Церковью, разрешается поминать в молитвах своих родственников, умерших вне общения с нею».

Неясно, что имеется в виду под теми молитвами, в которых «разрешается поминать своих родственников, умерших вне общения с Церковью». Если речь идет о частных молитвах, то они дозволены всем православным христианам, а не только «старообрядцам, воссоединившимся с Русской Православной Церковью». Речь, по-видимому, идет о церковном поминовении на проскомидии, поскольку дается ссылка на свт. Филарета Московского, который не только за старообрядцев, но и за инославных «дозволял о них молитву, не открытую в Церкви, с которою они открыто не соединялись в жизни, а поминовение на проскомидии и панихиды в доме»[1]. Однако, во-первых, святитель писал это не о всех умерших, а о тех, кто «имел уважение и веру к Православной Церкви»[2], что вряд ли возможно автоматически отнести ко всем, умершим в старообрядчестве, а во-вторых, мнение свт. Филарета осталось его личным мнением и никогда не было утверждено как общецерковное.

Приведем высказывания об этом вопросе других святых той же эпохи.

Прп. Амвросий Оптинский пишет: «Во все времена при служении в Православной Церкви всегда поминались об упокоении души усопших только православных христиан» и относительно умерших вне ее замечает, что «Церковь уже не может их поминать, так как они не имели общения с ней при своей жизни»[3].

Преподобный Макарий Оптинский также пишет: «лютеран и католиков, умерших в своей вере, нельзя поминать на проскомидии: раз они не имели в живых сообщения с Церковью нашей, то как же по смерти мы посмеем их присоединять к Церкви?»[4]. Поскольку причиной невозможности поминовения указано отсутствие общения с Православной Церковью, это же следует отнести не только к инославным, но и ко всем, не имевшим общения при жизни с Церковью, включая раскольников, которые, в отличие от большинства инославных, не знавших о Православии, о канонической Церкви знали, и сознательно противопоставляли себя ей.

Говоря о старообрядцах, преп. Паисий Величковский писал: «Об умерших без покаяния и в противлении Святой Церкви никак не следует совершать церковное поминовение. Дерзающий совершать о таковых поминовение воздаст за это страшный ответ пред Христом Богом в день Страшного Суда Его»[5].

Тот же свт. Филарет Московский в 1860 г. ответил отказом на ходатайство отпеть по-православному девицу, хотя и крещеную в Церкви, но воспитанную и умершую в старообрядчестве: «Девица с выхода из младенчества не принимала таинств Церкви, так умерла, и похоронена по-раскольнически. Поздно вступаться за права Православия».

Митрополит Макарий (Булгаков), приведя выдержку из 5 правила VII Вселенского Собора, замечает: "Умершие в смертных грехах, в нераскаянности и вне общения с Церковью не удостоиваются ея молитв, по этой заповеди апостольской»[6].

То же учение выражено было и в ХХ веке, как до революции, так и после, как в зарубежном рассеянии, так и в Церкви во отечестве:

«Совершение поминовения по православному чину (особенно совершение отпевания) есть открытое признание и засвидетельствование Церковью своего единения в вере со скончавшимся членом ее и право на это внимание Церкви и ее особенно усиленное ходатайство перед Богом за умершего принадлежит только лицам, умершим в единении с Церковью по вере и жизни. Этим правом не могут и не должны пользоваться люди, нарушавшие это единство веры и умершие вне общения с Церковью, вне ее молитв и благодатных Таинств»[7].

«Будучи вне Церкви при жизни, еретики и раскольники еще дальше отстоят от нее после смерти, ибо тогда для них закрывается сама возможность покаяния и обращения к свету истины. Вполне естественно поэтому, что Церковь не может приносить за них умилостивительной бескровной жертвы и никакой очистительной молитвы вообще: последняя явно возбраняется Апостольским словом (1Ин 5.16). Следуя Апостольским и отеческим заветам, Церковь молится только об упокоении православных христиан, в вере и покаянии скончавшихся, как живых органических членов Тела Христова. Сюда могут относиться и те, кто прежде были в числе отпавших, но потом раскаялись и снова соединились с нею (Петра Алекс., II). Без этого последнего условия они остаются чужды Церкви и, как отпавшие от Ее Тела члены, лишаются питательных соков последнего, т.е. благодатных таинств и молитв церковных»[8].

«Вообще, в диптихи, т.е. к поминовению при литургии допускается только тот, кто скончается в недрах Православной Церкви и в мире с Нею»[9].

Даже священноисповедник Афанасий (Сахаров), который сначала был согласен с мнением свт. Филарета, позднее отказался от него, как видно из письма от 12 декабря 1954 г.: "В отношении поминовения на проскомидии следует так рассуждать. Поминовение на Проскомидии соединяется с изъятием частей из просфоры. Эти части символически изображают поминаемых. Они переносятся на Святой Престол, они опускаются в Божественную Кровь, как бы причащаются ее... Но все же, если бы, скажем, Ваши родители были живы и согласились пойти вместе с Вами помолиться в православном храме, ведь Вы сами, приступая к Святому Причащению, несомненно, и мысли не допустили бы о том, чтобы и родителей подвести ко Святой Чаше. Поэтому я советую Вам для Проскомидии иметь особый помянник, только с именами православных усопших... раньше и я поминал на Проскомидии неправославных, а потом пришел к убеждению, что лучше того не делать"[10].

Если дозволить церковное поминовение лиц, умерших в расколе, то это не только будет нарушением древней практики и учения Церкви, но и повредит тем целям, которые декларируются составителями документа. Дозволение церковного поминания лица, умершего в расколе будет внушать религиозный индифферентизм среди совершающих такие поминовения, поскольку будет означать, что если за такого умершего Церковь все равно молится как за «верного чада Церкви», вынимает частицы на проскомидии и поет «со святыми упокой» на панихиде, то, следовательно, не важно, находишься ли ты в Православной Церкви, или в отделившемся от нее сообществе. Такой подход станет препятствием к уврачеванию раскола XVII века, лишая старообрядцев стимула к присоединению к Церкви, а единоверцев делая удобопреклонными к отпадению в старообрядчество.

Что же касается ссылки авторов проекта на «многолетнюю практику единоверческих приходов», то ее вряд ли можно признать источником, достаточно авторитетным для вынесения общецерковных решений. Эту практику никто никогда не утверждал и не регламентировал, и, кроме того, по отзывам многих святых, единоверцы долго имели в своей практике то, чего отнюдь не следовало иметь.

Так, по словам свт. Филарета Московского, «никто из единоверцев не берет от архиерея благословения»[11], а в другом из своих отзывов за 1848г. святитель писал, что «в саратовской епархии неискренне присоединившиеся к единоверию тайно употребляли над своим священником обряд исправы». Свт. Иннокентий Московский говорил, что единоверцы это «те же раскольники-поповцы, только менее враждебные Православной Церкви. — И то не с целью присоединиться к Ней, но чтобы иметь у себя священников правильно рукоположенных, т. е. по необходимости. Иначе зачем бы им своим священникам, принимаемым от нас, не дозволять подходить под благословение даже рукоположившего их епископа. Зачем бы им делать что-то вроде «исправы» своим священникам! И зачем они сами подходят под благословение к своим священникам, даже минуя архиерея?»

Некоторые элементы сложившейся «практики» единоверческих приходов следует исправить. В частности, неприемлемо почитание расколоучителей как святых.

В пункте 5 предписывается: «Подтвердить, что в соответствии с общим смыслом определения Святейшего Синода от 25 апреля 1729 года, при присоединении к Русской Православной Церкви семейных пар, вступивших в брак в старообрядческих согласиях, совершение над ними последования венчания не является обязательным».

В отсутствие цитаты из определения Святейшего Синода от 25 апреля 1729 г. возникает вопрос о том, насколько корректно авторы проекта истолковали его, если учесть, что и в XIX веке не было единообразия в этом вопросе и в некоторых областях Синод дозволял ставить условием обращения в единоверчество для староверов расторжение прежде заключенных браков[12]. Также и свт. Филарет Московский не признавал такие браки. Даже когда оба супруга возвращались из раскола, они могли отказаться узаконить свой брак, и святитель разрешал обоим заключать новые браки[13].

В целом довольно странно настоящее положение проекта, согласно которому выходит, что даже беспоповские начетчики имеют благодать совершать таинство брака. Между тем и в отношении так называемой «Белокринницкой иерархии» традиционная позиция Русской Православной Церкви, как известно, всегда подразумевала непризнание ее. Тот же свт. Филарет Московский называл священников этой юрисдикции «лжесвященниками»[14].

В целом не видно какого-либо серьезного анализа как дореволюционной, так и современной церковной политики в отношении старообрядцев. Как известно, прежде предпринимались целенаправленные миссионерские усилия, велась прямая полемика со старообрядчеством, в новое время от этого отказались в пользу своего рода «солнечной политики», когда полемика прекращена, и с нашей стороны демонстрируется желание избегать в речах всего, что могло бы показаться старообрядцам обидным и всячески подчеркивать дружелюбие. Обсуждаемый проект документа просто продолжает это направление. Однако не видно, чтобы оно за последние десятилетия принесло какой-либо заметный результат по преодолению раскола.

Складывается впечатление, что значительная часть бывших старообрядцев, присоединившихся к Церкви в последнее время, сделали это самостоятельно в результате произошедшего в советское время ослабления общинных связей и разрушения традиционного уклада жизни старообрядческих общин, а не в результате церковных действий, направленных на «преодоление разделения».

Документ предполагает развитие единоверчества. Однако действительно ли эффективно оно в миссионерском смысле? Не секрет, что как до революции, так и в новейшее время единоверцы иногда даже целыми общинами отпадали в раскол. А для некоторых людей из «новообрядческих» семей единоверие становилось промежуточным шагом перед уходом в старообрядчество.

В той теме, которой посвящен обсуждаемый документ, очень много вопросов, которые пока не имеют ответа. Не хватает честного, объективного и всестороннего рассмотрения эффективности тех мер, которые уже были предприняты в прошлом для преодоления старообрядческого раскола. Без этого появление такого документа представляется преждевременным.



[1] Свт. Филарет Московский. Собрание мнений. Доп. Том. С. 186.

[2] Там же.

[3] Письма к мирским лицам, п.237.

[4] Письма о смирении, п. 189.

[5] Цит. по: Прот. Сергий Четвериков . Старец Паисий Величковский. Минск, 2006. С. 276-277

[6] Митр. Макарий (Булгаков) . Православно-догматическое богословие. Т. II. СПб., 1857. С. 450.

[7] Кальнев М.А. Доклад, читанный в VI отделе Предсоборного присутствия в 1906 году.

[8] Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви заграницей от 2 сентября 1932 г.

[9] Резолюция митрополита Сергия (Страгородского) от 11 марта 1935 года за № 516.

[10] Сщисп. Афанасий (Сахаров) . Собрание писем. М., 2001, с. 273.

[11] Свт. Филарет Московский. Отзывы, т. III, 1846. С.180.

[12] Нильский И . Семейная жизнь в русском расколе. СПб., 1869. С. 79.

[13] РГИА. Ф. 796. Оп. 142. Д. 2398. Лл. 2-5..

[14] свт. Филарет Московский. Избранные труды. М., 2003. С. 357. 

Ключевые слова:
См.также:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (21)

Написать комментарий
#
12.07.2015 в 01:13
На практике церковное поминовение и отпевание инославных изредка допускается, что, на мой взгляд, не противоречит учению Церкви, а точнее ее историческому опыту. Опыт Церкви состоит в том числе в том, что Бог Своей мудростью может послать уврачевание там, где человек этого не может предполагать. Свт. Филарет благословлял совершать молебны о здравии доктора Ф. Гааза, немца-католика, и было известно, что это приносило ему пользу. После его смерти свт Филарет благословил его отпевание под именем Федор, поминовение совершалось во многих московских храмах.
В сети можно найти историю, как к одному русскому священнику в Дании обратилась семья с просьбой отпеть недавно умершего своего родственника, лютеранина. Вскоре после своей смерти этот человек стал являться во сне в ужасном виде всем членам семьи, даже неверующим, и умолял совершить его отпевание в Прав Церкви. Священник согласился заочно отпеть его. После этого усопший явился своим родственникам в ухоженном виде, поблагодарил их и более не беспокоил.
Известны и другие частные случаи отпевания и поминовения католиков, лютеран, армян.
Владимир Высоцкий был, возможно, крещен в Армянской Церкви, однако известно о его заочном отпевании в июле 1980 года в одном из прав. храмов Москвы. Об этом свидетельствовал актер Л. Филатов, который занимался организацией похорон. Впрочем, с Высоцким история очень сложная, это отдельный разговор.

А теперь частный пример. Мой дед, немец, был крещен в детстве в Лютеранской Церкви, однако при жизни в церковь не ходил - ни Православную, ни Лютеранскую, хотя христианство не отрицал. Когда он умер, его разрешили отпеть, хотя и заочно, по православному обряду. Для меня в тот момент, было важно, что Православная Церковь приняла его, пусть он и был крещен в другой Церкви. Во многом благодаря этому я сам стал ходить в православный храм. И сегодня я имею благословение священника на церковное поминовение моего деда-лютеранина.
В Москве существует несколько храмов, где совершаются молебны св мученику Уару о некрещеных и инославных. Вокруг этих храмов сложились общины из родственников тех, о ком возносят молитвы.

Разумеется, я не предлагаю сделать практику повсеместной. Это исключения, которые подтверждают правило. Однако Бог выше правил.

Душевный опыт и история,
Коль не закроешь ты очей,
Тебе покажут что история
Не так важна, как жизнь людей.

Вл. Соловьев
Ответить

#
Алексий Родионов, Россия, Москва - Котельники
28.03.2014 в 16:29
Название Синодального определения от 25 апреля 1729 года, которое якобы не так поняли составители данного документа, звучит так: "Об оставлении Калмыков, вступивших в брак до восприятия Святаго крещения, в прежнем их супружеском состоянии без венчания по обряду Греко-Российской веры" (Синодский Указ от 25 апреля 1729 г. № 5400, ПСЗРИ, т. 8).

Вообще для диакона Георгия брак мыслится исключительно как внутрицерковное таинство, совершённое священником. Но в этом случае все ветхозаветные браки придётся считать незаконными.

Хочу также ещё сослаться на «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви»: «...Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключённые между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве...Церковь...и сегодня находит возможным совершение браков православных...с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога...»
Ответить

#
28.03.2014 в 16:25
У темы уврачевания раскола есть своя икона - это Христос Пантократор: http://www.hermitagemuseum.org/html_Ru/03/hm3_5_3c.html
Граф Строганов нашел её в Константинополе расколотой пополам и по пальцам.
Ответить

#
Алексий Родионов, Россия, Москва - Котельники
26.03.2014 в 15:45
"Документ предполагает развитие единоверчества. Однако действительно ли эффективно оно в миссионерском смысле? Не секрет, что как до революции, так и в новейшее время единоверцы иногда даже целыми общинами отпадали в раскол. А для некоторых людей из «новообрядческих» семей единоверие становилось промежуточным шагом перед уходом в старообрядчество." - эта фраза выдаёт тот факт, что диакон Георгий на самом деле очень плохо знает единоверие.

Во первых, насчёт эффективности: К 1917 году насчитывалось около 600 единоверческих приходови ещё 17 монастырей. Много ли епархий ныне могут похвастаться таким количеством приходов? И это были отнюдь не "потёмкинские" приходы. Хочу заметить, что, например, в РПЦЗ ныне приходов меньше - 409. Замечу и то, что в XIX веке было для новообрядных приходов было категорически запрещено переходить на старый обряд - то есть эти 600 приходов были именно бывшими старообрядческими приходами, перешедшими в лоно Церкви.

Да, действительно, отпадение единоверческих общин до революции были не редкостью (особенно после законе о укреплении начал веротерпимости 1905 года). Но не меньше было и тех, кто напротив - воссоединялся с Церковью, как через единоверие, так и непосредственно переходившие на новый обряд. Случаи отпадения от Церкви целых общин встречались и в новейшее время, но таковых случаев всё же немного. По большей части это связано с тем, что из единоверчества уходил какой-либо какой либо клирик или, активный мирянин. Но эти случаи всё же не часты, в первую очередь из-за малого числа единоверческих общин. Но опять же учтивая то, что число таких общин возрастает (в 1990 году насчитывалось 3 прихода, в 2000 году — 12; сейчас, в зависимости от того, что считать единоверческим приходом - от 25 до 40), пришедших больше, чем ушедших.

Теперь насчёт "промежуточного шага": многие обходятся и без этого промежуточного шага, а сразу уходят в старообрядчество. Зачастую это люди, изначально настроенные на раскол. А вот приписывать такое раскольническое сознание всем единоверцам глубоко несправедливо. Если кто-то из тех, кто учился в Московской духовной семинарии ушёл потом в раскол, разве это причина закрывать Московские духовные школы?
Ответить

#
Алексий Родионов, Россия, Москва - Котельники
4.01.2014 в 06:51
Хочется привести ещё одну цитату:
«В старо­обрядчестве чутко и верно понимают смысл и значение Единоверия, как угрозу вековой силе раскола... К сожалению, не достаёт такой же чуткости в нашем просвещённом, православном обществе в отношении к Единоверию, как лучшей надежды миссии Церкви, как главного оплота и орудия в борьбе с вековым злом раскола... Столетняя судьба Единоверия страдальческая: его ненавидит и травит, старается стереть с лица земли... раскол, его не любит, не ценит, не поддерживает православный мир, смотрящий на Единоверие или безучастно, или безнадёжно, как на нечто мертворожденное, или же свысока, как на нечто низшее, переходное» (Юбилейное торжество православного старообрядчества (Единоверия) // Миссионерское обозрение. - М., 1900. - С. 600-601). цитата по: митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл "Философия единоверия: прошлое-настоящее-будущее". http://www.oldrpc.ru/articles/list.php?ELEMENT_ID=689
Ответить

#
Алексий Родионов, Россия, Москва - Котельники
17.12.2013 в 14:17
Надо внести всё-таки некоторое уточнение по поводу слов «никто из единоверцев не берет от архиерея благословения» и «в саратовской епархии неискренне присоединившиеся к единоверию тайно употребляли над своим священником обряд исправы».

Видимо, эти слова имели цель доказать, какими нехорошими являются единоверцы. Но я бы хотел обратить внимание на другое - а если они такие плохие, то почему же их тогда приняли в лоно Церкви? Не нужно ли тогда диакону Георгию в этом случае критиковать тех миссионеров, которые так поспешно принимали в Церковь и по сути ничего толком им не объясняли. И уж как можно было принимать тех, кто, как свидетельствует Иннокентий Московский, враждебны Православной Церкви! Получается, что единоверцев мы делаем виновными в том, что в синодальный период была плохо поставлена катетеризация для принимаемых в Церковь старообрядцев.

Далее надо уточнить те исторические условия, на фоне которых развивалась та ситуация. При Николае I старообрядцев нередко загоняли в единоверие полицейскими мерами, и даже после этого не стеснялись называть раскольниками. Стоит ли удивляться, что единоверцы не горели желанием подходить под благословения архиереев, которорые совершенно не понимали, не вникали в суть старого обряда, знаменного пения (тогда это казалось в диковинку - традиционное церковное искусство к тому времени было в нашей церкви практически уничтожено). Могу сказать что успешнее всего присоединение старообрядцев шло там, где архиерей и клир демонстрировали как раз человечное отношение к старообрядцам, что, кстати, отнюдь не мешает строгости соблюдения церкных канонов.

Вообще синодальный период ни в коем случае не был образцом церковной жизни, наоборот, он внёс много искажений в жизнь Церкви - и взгляд на единоверцев как на неполноценный людей в Церкви - один из таких искажений.
Ответить

#
11.12.2013 в 12:42
Диакон Георгий Максимов все верно написал, а вот тон и предложения прот. Г. Крылова мне совершенно не нравятся. Ещё раз повторю: миропомазания недостаточно, если нет искреннего покаяния. Не хотят примириться с Церковью - пусть остаются в расколе и не соблазняют верных христиан своим непримиримым духом. И ни в коем случае не поставлять им епископов из их толков, а подчинять в обычном порядке.
Ответить

#
10.12.2013 в 23:16
о. диакону - спасибо за честный комментарий к документу, имеющему лишь дипломатическое, но не практическое или богословское значение
Ответить

#
Алексий Родионов, Россия, Москва - Котельники
26.03.2014 в 15:52
Неправда, сейчас например из старообрядчества принимают всеми тремя чинам, как заблагорассудится. Здесь нужна чёткость.

Вопрос о признании венчаний и иноческих постригов, соврешённых старообрядцами, также отнюдь не дипломатический. По той причине, что нужна чёткая позиция Церкви, а ныне её нет, а есть множество самых разных мнений.
Ответить

#
Андрей Горбачев, Россия, Щекино Тульской обл.
10.12.2013 в 02:26
О. Георгий Крылов, благословите, и прошу Вас заранее простить мою дерзость, но не могу удержаться от изложения некоторых мыслей по поводу Вашего комментария. Я надеялся, что отреагируют люди достойнейшие меня, но не дождавшись решил, что "на бесптичье и кастрюля - соловей".
Как я пониманию, Вы начинаете свой комментарий с оскорбления и определяете о. Георгия как злого человека. Злоба же его выражается главным образом в том, что он не признает возможным церковное поминовение раскольников. Но если согласиться с этим положением, в лагерь "злых" попадает такой сонм православных святых от первых христиан до новомучеников, что из страха перед дальнейшими выводами лучше вовремя прекратить развитие этой мысли.
Первая фраза предложенного эпиграфа также вызывает ряд вопросов. Злому диакону Георгию противопоставляется некто глупый, который значительно превышает его по своим нравственным качествам. Первая мысль, которая посещает мою грешную голову: Неужели автор статьи являет здесь образец смирения, так что противопоставляет злобе оппонента собственную глупость? Но текст комментария не подтверждает такого прочтения фразы. И текста явно видно, что умственные способности о. Георгия Максимова оцениваются его критиком очень невысоко. Т.е., получается, что добрый и умный прот. Георгий Крылов противостоит злому и глупому диакону Гергию Максимову, так что смысл эпиграфа остается для нас покрытым тайной. Для предложенного комментария более точным выглядел бы эпиграф: "Лучше быть добрым и умным, чем злым и глупым".
Согласитесь, о. Георгий, что отвечать на комментарий, написанный в таком тоне непросто и унизительно, что видимо и сдержало о. Г. Максимова от ответа. И что в самом деле могут ответить «ревнители», «охотники за ересями и расколами», «очистители Церкви», у которых непрестанно включен "заезженный "борцовский" алгоритм", и «очищающий» меч которых, "безжалостно отсекает от Церкви то, что кажется формально не совсем соответствующим их каноническим представлениям". Т.е., конструктивная дискуссия с подобными людьми заведомо невозможна. Комментарий (к комментарию), видимо, как в беседах с уличными сектантами имел целью не переубедить носителей ложных йдей, а оградить от этих идей неискушенных слушателей (читателей).
На самом деле, в тексте предложенного комментария больше эмоций, чем аргументов. Вот, например, аргумент в защиту церковного поминовения старообрядцев: "Зачем рвать по живому то, что срослось?" Но если "срослось" беззаконно, несогласно и против веры Церкви? К чему нам такое срастание? Как говорил сщмч. Киприан Карфагенский: "Обычай без истины, – есть застарелое заблуждение".
В конце 1960-х Св. Синод принял постановление о допустимости причащения римо-католиков и армяно-григориан. Спустя 20 лет это постановление было отменено ввиду непопулярности среди церковного народа. Неужели и это незаконное постановление для нас "имеет каноническую силу", потому только, что для многих стало привычным?
Остальные пункты, конечно, можно обсуждать, но лишь если мы способны это делать в спокойном тоне, поскольку призывы "не мешать своей профессиональной ненавистью осуществляться любви Христовой" вряд ли приблизят нас к положительному решению. К тому же остается не вполне понятным почему любовь Христова должна изливаться на раскольников в ущерб тем православным, которые в церковной жизни хотят руководствоваться Преданием Церкви, а не обычными гуманистическими доводами.
Суть проблемы остается в области догматической. И заявление, что "старообрядцы находятся в неких своеобразных отношениях с Церковью, несколько отличающихся от традиционного канонического раскола" не является очевидной истиной. Видимо о. Георгий Крылов придерживается теории постепенно убывающей вне Церкви благодати, но эта теория не имеет под собой серьезного догматического основания.
О. Георгий, еще раз прошу Вас, простите, если в чем неправ, и помолитесь о мне грешном.
Ответить

#
12.12.2013 в 10:50
Делить христиан на старообрядцев, православных, римо-католиков, армяно-григориан и т.д. - есть глупость.

На какое предание Церкви Вы хотите ориентироваться? Где оно? Если оно письменное - то это тыщи томов, тыщи авторов из которых можно начерпать любых мнений. Если устное - то это ещё больше голов и ещё больше мнений....

О. Крылов хорошо всё написал... Хотя и то, о чём он говорит - формализм, которым страдают и никониане и староверы...

Ответить

#
Андрей Горбачев, Россия, Щекино Тульской обл.
13.12.2013 в 00:40
Филипп, совершенно согласен с Вами, что ход мысли о. Георгия Крылова приводит к "теории ветвей", которой придерживаетесь Вы.
Ответить

#
12.12.2013 в 00:52

"Лучше быть глупым, чем злым" - это цитата. Это название нашумевшей статьи одного очень авторитетного историка, которая была написана в бурных 90-х (вообще то, ее знают все мои знакомые-православные). Написана, как комментарий на статью одного "ревнителя" - последняя пламенно обличала раскольников-зарубежников (членов РПЦЗ). Спустя несколько лет произошло объединение, и раскол был забыт как страшный сон. Скажите, Андрей, это срослось тоже "беззаконно"? А ведь некоторые готовили это срастание, и взаимно молились друг за друга...

Андрей, Вам понятна аллюзия? Или разжевать? За этой фразой очень много всего стоит - это горький опыт церковной жизни последних двух десятилетий. Кто прошел мимо этого опыта (по причине неофитства или по какой другой) - попробуйте войти в этот опыт, а не падать в те же ямы. Понятно, что воспринять эту фразу как оскорбление - все равно, что посчитать слово "пардон" ругательством. Если не знаете французского - ваши проблемы.

Да, кстати, на досуге поинтересуйтесь, что в Церкви понимается под догматикой, и почему "суть" данной проблемы может "находиться" где угодно, но не в "области догматической".

Ответить

#
Андрей Горбачев, Россия, Щекино Тульской обл.
21.12.2013 в 14:28
О. Георгий, благодарю Вас за разъяснение аллюзии. Как я понял, Вы единомысленны с автором "нашумевшей статьи", т.е., с ее основными положениями, среди которых следующую оценку старообрядческого раскола: "Нам ни в коем случае нельзя отвечать им таким же накалом страстей.
Раскол? В принципе, да. Но раскол расколу рознь. Скажем, наш раскол XVII
века был совершенно другим: там 'своевольно уклонилась от единства
Богопочитания" часть верующего народа, не имевшая даже своего епископа, и
благодать Святого Духа отошла от нее — у старообрядцев не было ни
чудотворений, ни мироточений, ни обновления икон, А здесь верующий народ
никуда не уклонялся и только вертел головой то туда, то сюда, пытаясь
вникнуть в теоретизирования о "сергианстве" и продолжая любить Россию и
молиться за нее. И благодать никуда от него не отошла, что
подтверждается несомненными фактами" - http://pravbeseda.ru/archive/arc9/7863.html
Ответить

#
24.12.2013 в 13:06

Я не писал о полном согласии с Тростниковым. О чудесах в старообрядчестве можно почитать, к примеру, в докторской диссертации Н. Г. Денисова (Старообрядчество Бессарабии: книжность и певческая культура), и еще во многих источниках: и о мироточении, и об обновлении икон... Правда, в годы написания статьи этих источников не было. Анафем, кстати, в случае с РПЦЗ, было не меньше, чем в ситуации со староверами. Но в общем то, пытаться "пощупать" благодать - дело неблагодарное. По крайней мере - в тексте того жанра (или жанров), с которыми мы в данном случае имеем дело.

И потом, мой комментарий - аллюзия на статью. А не аналогия - это все таки разные вещи.

Ответить

#
9.12.2013 в 18:39

Ну почему же именно на старообрядцев выливается весь "праведный" гнев таких авторов. На самом деле, в каждом современном Православном русском Храме, за каждой литургией поминаются люди, хотя и крещёные, но не имеющие общения с Церковью. Просто по факту того, что они крешёные, они считаются в большей степени христианами, чем, скажем, боярыня Морозова или соловецкие иноки, замученные при разорении монастыря при Алексее Михайловиче. В этих же храмах отпеваются люди, которые при жизни в храм или не заходили вовсе, или заходили "поставить свечку"... иногда даже "заочно" отпеваются, хотя в молитвословиях чина погребения, есть явные этому противоречия, которые в данном случае воспринимаются как неприкрытая ложь... Это всё наша болезнь. По лигике автора (в данном случае, и моей тоже) таких людей нельзя поминать на проскомидии и на панихидах. Но зачем же в духе резвых синодальных "миссионеров" всю свою болезнь выливать на старобрядцев... Прямо стыдно. Цветочками какого дерева были эти миссионеры мы знаем, и приторные ядовитые плоды этого дерева кушаем. Простите, Христа ради. При этом я уверен, что автор писал всё это искренне и не в чём лично не обвиняю о.Георгия.

Ответить

#
5.12.2013 в 15:56
Очень ценные замечания, отец диакон!

Хотелось бы добавить о единоверии интересный факт: современные единоверцы очень сильно отличаются от единоверцев синодального периода. Это хорошо заметно по тогдашним миссионерам, таким как архимандрит Павел Прусский. Тогда они занимались тем, что защищали перед староверами НОВЫЕ обряды и богослужебные тексты, признавая их равноспасительными, а нынешние единоверцы, новые обряды и тексты похуляют, клевещут на Святейшего Патриарха Никона и на тогдашних иерархов восточных, а раскольников так или иначе похваляют. Один даже прямо назвал еретика Аввакума святым мучеником.

Это враги Церкви, фактически. Поэтому, на мой взгляд, единоверие в его современном виде вообще не имеет смысла никакого.

Спасибо за внимание.
Ответить

#
5.12.2013 в 12:09


У меня (чада РПЦ) с отцовской стороны деды из единоверцев. В
семье хранился крест с кануна той исчезнувшей единоверческой церкви. Мама (тоже
чадо РПЦ) мне говорила: я умру – возьми крест себе. Он ко мне, однако, не
попал, но у меня оказался другой крест – Промышлением Божиим. В сороковины мамы
ко мне зачем-то заехал один старообрядческий священник и, узнав о сороковинах,
отслужил панихиду. Я только что из вежливости отмолчалась – потому что я не
поняла, зачем он приехал и зачем эта панихида. А крест он оставил мне. Я его
повертела в руках, удивилась – и поставила в божницу.

Лет через десять я всё поняла, когда крест, о котором
говорила мне мама, окончательно исчез из моего поля зрения. Получилось, что
завет мамы исполнил в ее сороковины старообрядческий священник. И когда до меня
это дошло, как-то в голове соединились старообрядцы, единоверцы и мы, чада РПЦ.
Не скажу, что я это всё понимаю… Но жизненный урок был более чем впечатляющим.

Ответить

#
4.12.2013 в 21:36

Лучше быть глупым, чем злым.

Этот материал был представлен в свое время на Совет некоего викариатства и не получил consensus patrum. Мне кажется несколько неэтичным выставлять после этого комментарии на Богослове. Может, у меня какое-то устаревшее представление о церковной этике, и я отстал от жизни?

Мое мнение - наших современных сектоведов и сектоборцев на версту нельзя подпускать к теме старообрядчества и старообрядцев. Потому что у них включается заезженный "борцовский" алгоритм - и их уже не остановить, как не остановить бегущего бизона. Никто из этих людей старообрядцев в глаза не видел,
и не знаком со спецификой общения и работы в этой среде. Пусть же
не мешают своей профессиональной ненавистью осуществляться любви Христовой.

Приведу здесь собственные аргументы, направленные против выкладок о. Георгия.

По поводу п. 3 документа (Напомнить,
что, согласно суждению святителя Филарета, митрополита Московского,
подкрепленному многолетней практикой единоверческих приходов, старообрядцам,
воссоединившимся с Русской Православной Церковью, разрешается поминать в
молитвах своих родственников, умерших вне общения с нею
).



Существует постановление Синода, разрешавшее перешедшему в единоверие
старообрядцу поминовение (речь идет, без сомнения, о проскомидийном
поминовении) умерших в старообрядчестве родственников. Это постановление Синода
(в отличие от мнения святителя Филарета) имеет каноническую силу и практиковалось
долгие десятилетия не только на единоверческих, но вообще на всех Российских
приходах. Оно согласно с мнением святого Филарета, но вызвано не только этим
мнением, но многими другими факторами, в настоящее время забытыми и невидимыми
для современных «ревнителей». Все это не один год (документ готовился очень
долго) обсуждалось на заседаниях Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам
противодействия церковным расколам и их преодоления. Давайте не будем повторять
замыленные аргументы. Лучше вообще не комментировать рассматриваемый проект
документа, чем комментировать его банально. Синодальная практика никогда не
отличалась особой любовью к старообрядцам, и уж если она сделала в данном
случае снисхождение, нам ли не сделать?



Зачем рвать по живому то, что срослось? Или, современные «ревнители» чистоты
веры «ревнительнее» синодальных миссионеров? Да, упомянутое постановление
неоднозначно говорит о том, что старообрядцы находятся в неких своеобразных
отношениях с Церковью, несколько отличающихся от традиционного канонического
раскола (употребление последнего термина по отношению к старообрядцам
«настойчиво не рекомендовано», кстати, Собором 1917 г.). Об этом обычно
умалчивают, в силу понятных причин – и просто принимают устоявшуюся
литургическую практику.



«Охотники за ересями и расколами» и «очистители Церкви» обычно на
понимают, что их деятельность, если ее культивировать, неизбежно приведет к
маргинализации самой Церкви. Их «очищающий» меч, безжалостно отсекающий от
Церкви то, что кажется формально не совсем соответствующим их каноническим
представлениям – вряд ли руководится силою любви Христовой.



По поводу п. 5 документа (Подтвердить,
что в соответствии с общим смыслом определения Святейшего Синода от 25 апреля
1729 года, при присоединении к Русской Православной Церкви семейных пар,
вступивших в брак в старообрядческих согласиях, совершение над ними
последования венчания не является обязательным
).



Зачем профанно комментировать этот пункт, тщательно
выверенный на заседаниях Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам
противодействия церковным расколам и их преодоления. Мы сами не знаем
и еще не решили, следует ли венчать «зрелые» пары, прожившие долго вместе,
вырастившие и воспитавшие детей. А если венчать, то каким чином? Ведь текст
стандартного чина венчания явно не подходит для этого случая…



Калмыков, переходивших в православие, не венчали (об этом – упомянутый в
проекте Синодальный указ). И не только потому, что крещение освящает ранее
заключенный брак, но и по вышеизложенным причинам. По совокупности причин таким
же образом долгие годы поступали и со староверами. Эта практика литургически
утверждена – не нам пытаться поколебать ее.



Что же касается совсем молодых пар, то таинство венчания после
чиноприема обычно совершалось над ними. В любом случае вопрос в каждой ситуации
решался индивидуально архиереем – о чем сделан намек в тексте документа.
Обязательного для всех алгоритма действий здесь не создать. Поэтому ревностным
неофитам не стоит «изобретать велосипед», «проверяя на ересь» собственных
отцов, многократно превосходивших новообращенных чад духовным опытом и
разумением.



Я со своей стороны, добравшись до монитора, предлагаю
свой проект дополнения к пункту 1 документа «О дальнейших мерах по уврачеванию последствий церковного разделения XVII века» (Учитывая
встречающиеся расхождения в современной пастырской практике, подтвердить
определение Святейшего Синода за № 1116 от 25 мая 1888 года, согласно которому
крещенные в любом из старообрядческих согласий воссоединяются с Русской
Православной Церковью посредством совершения Таинства Миропомазания
).




Предлагаю оговорить в этом пункте практику чиноприема лиц в священном сане из старообрядческих
поповских согласий. Практика эта в настоящее время канонически не определена, поэтому
в пункт следует добавить фразу: предпринять
каноническое исследование и по его результатам определить порядок чиноприема
лиц в священном сане из поповских старообрядческих согласий.



Прокомментирую свою редакцию этого дополнения. В Синодальное время
белокриницких старообрядческих священников никогда не принимали в Церковь в
сущем сане – по идеологическим причинам. В XX в., после революции 1917 г.,
существовали различные практики чиноприема. В РПЦЗ священников-старообрядцев
белокриницкой иерархии принимали в сущем сане (согласно авторитетному мнению
митр. Антония Храповицкого и соборному решению; в отношении новозыбковской
иерархии – не имею сведений). В России, согласно постановлению Синода,
священников новозыбковской иерархии также принимали в сущем сане («третьим
чином» – т.е. через покаяние). В отношении белокриницкой иерархии в России –
были различные прецеденты.



Я предлагаю применить в отношении священников и старообрядческих согласий
«принцип зеркальности» – согласовать наш чиноприем с практикой их чиноприема.
Старообрядцы принимали священников господствующей Церкви в сущем сане («вторым
чином» – через миропомазание). У нас в Синодальное время этот чиноприем
считался каноническим нонсенсом, хотя исторические примеры подобного чиноприема
в истории Церкви присутствовали (на них и основывались староверы).



Дело в том, что синодальное (и, соответственно, современное)
каноническое право испытало западное схоластическое влияние. Церковные таинства
иных христианских конфессий оценивались согласно критерию действенности. Если
признавалась иерархия – признавались и таинства. Таким образом, вопрос
чиноприема «упирался» (и упирается сейчас) в вопрос признания или непризнания
иерархии. Таинство в этом случае воспринимается как некое магическое волшебное
действо (а священник – как волшебник). Либо оно происходит (значит священник –
настоящий), либо нет (значит, иерархия не признается). Подобное каноническое
сознание было чуждо средневековому православию. Само таинство воспринималось
средневековым каноническим сознанием не столь утрировано, более полно и
комплексно. Поэтому и был возможен чиноприем священника через миропомазание из
раскола или ереси (не из всех ересей, конечно). Подобный подход в настоящее
время снял бы многие спорные вопросы чиноприема (например, как принимать в
православие священников из нехалкидонских Церквей). Но я не собираюсь
ниспровергать современную канонику – это невозможно. Просто предлагаю
следующее. Священники из старообрядчества всегда переходят в единоверие
(прецедентов перехода от старого обряда к новому я не знаю). Я предлагаю в этом
случае говорить со старообрядцами на понятном им средневековом каноническом
языке, приемлемом и у единоверцев. Т.е. считать сферу чиноприемов
«старообрядчество→православие» областью средневекового канонического
мировоззрения, и принимать священнослужителей из поповских согласий
старообрядчества в православие вторым чином (т.е. через миропомазание).

Ответить

#
3.12.2013 в 11:15
Странная избирательность. Значит в отношении зарубежников мы смогли преодолеть эти преграды, а в отношении старообрядцев постараемся выстроить новые?
Ответить

#
3.12.2013 в 10:04

Здесь интересный материал (доклад на конференции на Керкире) о начале единоверия в связи с деятельностью архиепископа-грека Никифора (Феотокиса)

http://www.msdm.ru/Links/2013-05-31-13-31-10/arhiv/90-17

Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс