Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Отношение Церкви к существующим разнообразным переводам библейских книг

10 февраля 2011 г.
16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил после Архиерейского собора (2-4 февраля 2011 года) разослать в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также опубликовать с целью проведения общественной дискуссии документ «Отношение Церкви к существующим разнообразным переводам библейских книг». Проект подготовлен комиссией Присутствия по вопросам богословия. На портале «Богослов.ru» и в официальном блоге Межсоборного присутствия всем желающим предоставляется возможность оставлять свои комментарии.

Синодальный перевод (СП), вышедший в свет по благословению Святейшего Синода в 1876 г., изначально предназначался лишь «для домашнего назидания» в качестве «пособия к разумению Священного Писания», но сегодня за пределами богослужения приобрел статус общецерковного или даже официального перевода Русской Православной Церкви.  В настоящее время это наиболее распространенный перевод, который употребляется не только в домашнем чтении, но используется на занятиях в воскресных школах и в семинариях. Начиная с середины 20 в. в православных изданиях библейские цитаты начинают приводиться по тексту СП (ранее исключительно по славянскому тексту Елизаветинской Библии). СП лежит в основе целого ряда переводов на языки народов РФ (напр., крященский, чувашский). Все это безусловно говорит о том значении, которым обладает СП сегодня. Можно с уверенностью сказать, что за истекшую более чем 130-летнюю историю своего существования СП произвел громадный сдвиг в русской культуре, и обеспечил развитие русскоязычного богословия в конце 19 и на всем протяжении 20 в. Именно этому переводу суждено было сопровождать российских христиан в самые тяжелые годы нашей истории, в годы беспрецедентных гонений на Церковь и запрета на распространение Священного Писания. Во многом благодаря Синодальному переводу в России сохранилась христианская вера, и стало возможным, после падения государственного атеизма, возрождение религиозной жизни. Все это делает СП неотъемлемым наследием русской церковной и светской истории, а также придает ему статус культурно-исторического памятника.

Наряду с этим необходимо отметить, что сразу после выхода СП в  свет,  появляется его критика. Уже в первое десятилетие после опубликования СП сами же переводчики подготовили список неточностей СП. Некоторые претензии, выдвигаемые в адрес СП, со временем оказались необоснованными, в то время как другие сохраняют свою актуальность. Часто  одно и тоже имя собственное в различных книгах (а иногда и в пределах одной книги) передается в СП по разному, и напротив, иногда различные еврейские имена совпадают в русской транскрипции. Нередко имена собственные переводятся так, как если бы они были нарицательными или даже глаголами, а в ряде случаев имена нарицательные передаются транскрипцией в качестве имен собственных. Постоянно отмечается неточность в передаче реалий, бытовых и социальных особенностей древнего мира, неизвестных или неверно понимаемых наукой 19 в. Обнаруживаются также и откровенные «нелепости». Например, в СП Малахии 2:16 читаем «...если ты ненавидишь ее (т. е. жену юности своей), отпусти, говорит Господь Бог Израилев». Славянский текст: «Но аще возненавидев отпустиши ю, глаголет Господь Бог Израилев, и покрыет нечестие помышления твоя». Тогда как еврейский текст допускает следующий перевод: «Ибо Господь Бог Израилев говорит, что Он ненавидит развод». Конечно СП Нового Завета выполнен с большей тщательностью, но и к нему можно предъявить немало претензий. Например:  Дважды в посланиях апостола Павла (Еф 5:16; Кол 4:5) встречается греч. выражение  τον καιρον εξαγοραζομενοι  покупая время (слав. искупуя время), которое в синодальном издании получает два различных, почти противоположных перевода: дорожа временем в Еф 5:16, и пользуясь временем в Кол 4:5. В обоих случаях переводчик (переводчики) не учитывает, что выражение τον καιρον εξαγοραζομενοι  заимствовано из LXX Дан 2:8, где является дословным переводом арам. עדנא אנתון זבנין. В книге Даниила эти слова обращены к халдеям, которые своими вопросами пытаются, как выражается разгневанный Навуходоносор, купить, т.е., в прямом соответствии с контекстом, оттянуть, выгадать время. Отсюда понятно, что употребляемое апостолом Павлом выражение τον καιρον εξαγοραζομενοι  (досл. покупая время) имеет значение оттягивая время, делая нечто неспешно, оставляя время для размышлений. Можно вспомнить, что когда обер-прокурор святейшего Синода К. П. Победоносцев попросил Н.Н. Глубоковского составить список неточностей Синодального перевода НЗ, то тот ответил ему пятью тетрадками исправлений.

Однако, самая серьезная критика предъявляется СП со стороны языка, причем порой с совершенно разных позиций. Так К. П. Победоносцев считал, что СП должен быть приближен к славянскому тексту. Напротив, И.  Е.  Евсеев, председатель Русской Библейской Комиссии, в докладе “Собор и Библия”, который он представил Всероссийскому Церковному Собору 1917-1918 гг., критиковал СП за излишнюю архаичность и несоответствие нормам литературного языка: « Этот перевод ... неотложно требует пересмотра или, еще лучше, —  полной замены... Язык этого перевода тяжелый, устарелый, искусственно сближенный со славянским, отстал от общелитературного языка на целый век.  ...Это совершенно недопустимый в литературе язык еще допушкинского времени, не скрашенный притом ни полетом вдохновения, ни художественностью текста. Чтобы выразить в переводе уважение к высоте оригинала, чтобы поставить перевод на уровень литературных требований и доставить ему соответственное влияние, нужно дать не отсталый ремесленный, а художественный, творческий перевод, притом с постоянным попечением о его усовершении. Ценности национального и общецерковного значения требуют к себе самого бережного и постоянного внимательного отношения.»

Во многом именно для решения вопросов, связанных с СП, на Соборе 1917-1918 гг. предлагалось создать Библейский совет при Высшем  церковном управлении. Рассмотрение доклада об учреждении Библейского совета намечалось на весеннюю сессию Собора в 1919 г. Как известно, этой сессии не суждено было собраться, и весь круг проблем связанных с совершенствованием СП так и остался нерешенным.

II

Следует отметить, что уже до революции наряду с СП существовало более двух десятков переводов библейских книг на русский язык, некоторые из которых принадлежат представителям священноначалия  (переводы еп. Агафангела (Соловьева), еп. Порфирия (Успенского), еп. Антонина (Грановского), прот. Герасима Павского, архим. Макария (Глухарева), В.А. Жуковского, П. А. Юнгерова, А. С. Хомякова,  К.П. Победоносцева и др.). Многие из этих переводов также представляют собой культурно-исторические памятники большого значения; некоторые из них были в последние годы переизданы Российским Библейским Обществом. Однако на сегодня эти переводы устарели так же (или, может быть, даже еще больше) чем СП.

После революции работа над новым переводом Библии могла вестись, за редкими исключениями, лишь за пределами СССР. Важнейшим переводом этого периода стал перевод НЗ под ред. еп. Кассиана (Безобразова), изданный Британским Библейским Обществом в 1970 г. и регулярно переиздающийся Российским Библейским Обществом. В его основу положено критическое издание Нового Завета Нестле-Аланда. Это, с одной стороны, отдаляет перевод от традиционного для Русской Православной Церкви византийского текста Библии (в частности, от текста, читаемого за богослужением), с другой стороны – отражает современное состояние библейской текстологии.

В ряде учебных заведений Русской Православной Церкви этот перевод широко используется в качестве рабочего и учебного инструмента, и в этом смысле слова можно говорить о том, что он, наряду с Синодальным, получил определенный авторитет в церковно-научных кругах.

Характерное для этого перевода стремление к дословному (иногда просто пословному) переводу может быть полезно для разбора отдельных особенностей греческого текста со студентами, но входит в противоречие с лексико-стилистическими свойствами русского языка и оставляет определенные трудности для понимания.

Начиная еще с советского времени стали появляться авторские переводы отдельных библейских книг, сделанные филологами - специалистами по древним языкам, например, переводы академика С.С. Аверинцева (книга Иова, Псалмы, Евангелия). Некоторые из этих переводов подготовлены людьми далекими от Церкви (как, скажем, известный востоковед И.М. Дьяконов, автор переводов на русский язык Песни Песней, Экклезиаста и Плача Иеремии), другие – людьми Церкви (как, например, прот. Леонид Грилихес, зав. кафедрой библеистики Московской духовной академии, преподаватель Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, опубликовавший переводы Песни Песней, Руфи и первых глав книги Бытия). Ни в том, ни в другом  случае эти авторские переводы не претендуют на церковный авторитет, однако их можно рекомендовать в качестве дополнительного чтения для православного ученого,  студента или преподавателя, который будет использовать их, сличая с принятым в Церкви текстом Библии.

Самым значительным по охвату библейских текстов проектом такого рода является перевод книг Ветхого Завета, выполненный  по заказу Российского Библейского Общества филологами из Института востоковедения РАН, Союза переводчиков России и Института восточных культур РГГУ под общим руководством М.Г. Селезнева (отдельными изданиями выходили с 1999 г. книги Бытия, Исхода, Второзакония, Иисуса Навина, Судей, Эсфири, Иова, Притч, Экклезиаста, Исайи, Иеремии, Иезекииля, Плача Иеремии и Даниила; полностью перевод канонических книг Ветхого Завета по словам представителей Российского Библейского Общества заканчивается в 2010 г.). В качестве оригинала выбран масоретский текст, однако в спорных случаях учитываются чтения Кумранских рукописей, Септуагинты (даже в несколько большей степени, чем в СП) и других древних переводов. Перевод снабжен историко-филологическим комментарием, язык ориентирован на современную русскую литературную норму; переводчикам удалось избежать крайностей как Синодального перевода, отличающегося довольно архаичным языком, так и некоторых современных протестантских переводов с их предельно демократизированной стилистикой.

Опыт указанных авторских переводов, не претендующих на церковную значимость, может оказаться востребованным при подготовке новых переводов Писания Русской Православной Церковью.

В то же время надо отметить, что некоторые авторские переводы или переложения библейских книг получили в православном мире резко негативную оценку. Таков, например, перевод Нового Завета  В.Н. Кузнецовой (отдельные книги выходили в издательстве «Восточная литература» в начале 1990-х годов; с 1997 г. публикуется Российским Библейским Обществом под названием «Радостная Весть»). Критике подвергается язык перевода, квалифицирующийся рецензентами как вульгарный, а также тот факт, что Кузнецовой была почти полностью заменена устоявшаяся богословская терминология. Негативная оценка собственно филологических достоинств перевода была дана митрополитом Иларионом (Алфеевым): «перед нами не перевод, а пересказ, причем дурной пересказ, искажающий смысл и стиль оригинального текста».

Отдельно следует упомянуть переводы Библии, выполненные различными протестантскими общинами. Большинство этих переводов сделаны на скорую руку с английского и отличаются крайне низким литературным и научным уровнем (исключением может считаться перевод, выполненный в Институте перевода Библии под руководством адвентистского пастора М.П. Кулакова). По понятным причинам переводы, выполненные протестантскими общинами, не могут быть рекомендованы членам Русской Православной Церкви.

Всё, сказанное выше, относится к переводам на русский язык. В то же время в паству Русской Православной Церкви входят носители украинского, белорусского и многих иных языков, среди которых и языки народов Российской Федерации. До сих пор Священное Писание было переведено далеко не на все эти языки, и основные усилия по подготовке переводов предпринимали до сих пор независимые организации, прежде всего, Институт перевода Библии; участие православных переводчиков и библеистов в этой работе остается в основном их личным делом. В целом можно только приветствовать создание таких переводов. Очевидно, что конкретные переводы на эти языки должны получать оценку прежде всего со стороны людей, для которых они являются родными.

III

Языковые и стилистические проблемы Синодального перевода все более и более становятся преградой к тому, чтобы люди, пришедшие и приходящие в Церковь, понимали смысл и красоту библейского текста. Об этом свидетельствует большое число взрослых людей, которые предпочитают знакомиться с Писанием не по Синодальному переводу, а по пересказам типа «Детской Библии». На это же указывает и растущий в обществе интерес к переводам Писания на доступный язык, которые выполняются сейчас вне церковных структур.

Следует особенно отметить, что современная теория перевода придает особое значение передаче жанровых и стилистических особенностей различных библейских книг, что не было адекватно осуществлено в СП.

Опыт христианских церквей в других странах показывает, что переводы Писания на современный литературный язык — неотъемлемая часть диалога традиции и современности. В католической Церкви эта проблема была решена созданием таких переводов, сочетающих точность с литературными достоинствами, как французская Bible de Jerusalem или английская  Jerusalem Bible.

На заседаниях библейской группы библейско-богословской комиссии, а также на семинаре, который был инициирован президиумом Межсоборного присутствия и организован Московской духовной академией, по итогам дискуссии было признано своевременным начать работу над созданием нового общецерковного перевода Библии на русский язык, который:

(1) учитывал бы достижения современной науки (в том числе библейской археологии, текстологии, сравнительной семитологии и т.д.) в понимании библейских текстов, а также стоящих за ними историко-культурных реалий,

(2) опирался бы на современную теорию перевода,

(3) использовал бы всю палитру средств классического русского литературного языка для передачи красоты и многообразия библейских текстов, их духа, смысла и стиля,

(4) не был бы оторван от сложившейся церковной традиции.

Само собой разумеется, что работа по созданию текста, претендующего на общецерковную значимость, возможна только под эгидой Священноначалия Русской Православной Церкви и предполагает общецерковную апробацию подготавливаемых текстов.

Представляется, что первым шагом в этом направлении должно быть создание нормативного документа содержащего православное учение о Священном Писании и его интерпретации в Церкви, а также отражающего осмысление православными библеистами современных вопросов библеистики.

IV

Кроме того на заседаниях библейской группы библейско-богословской комиссии, а также на семинаре, который был инициирован президиумом Межсоборного присутствия, было признано, что церковное попечение о библейских текстах не может ограничиваться  только новым переводом Библии на русский язык. Работа с библейскими текстами должна осуществляться по пяти направлениям:

а) Работа со славянскими текстами (т.е. текстами литургической практики Русской Православной Церкви):

- критическое издание отдельных книг, и в итоге всей славянской Библии. 

            - переиздание отдельных памятников славянской Библии (например, Геннадиевской Библии).

            - ревизия богослужебных чтений из Священного Писания (в первую очередь паремий и Апостола, как наиболее сложных для восприятия).

            - подготовка русскоязычных лекционариев, с комментариями, раскрывающими содержание чтения, а также его связь с богослужением (в первую очередь сборника паремий, где в двух столбцах помещается славянский и русский текст, с необходимыми комментариями).

б) Перевод на русский язык Септуагинты (т.е. текста имеющего многовековую церковную рецепцию, и лежащего в основе славянской Библии).

            - русский перевод византийского текста.

            - русский перевод древнейших греческих рукописей (желательно, чтобы издание включало греческий текст).

в) Новый перевод библейских книг на русский язык с языков оригинала, о котором говорилось выше.

г) Создание подробного научного комментария к Библии, включающего несколько уровней: текстологический, историко-археологический, экзегетический, богословский.

д) Создание новых и редактирование старых переводов на языки народов, окормляемых Русской Православной Церковью, и взаимодействие с организациями, создающими такие переводы.

Для плодотворной работы в области библейских текстов и возрождения российской библеистики необходимы, во-первых, координация и консолидация усилий ныне работающих специалистов и, во-вторых, подготовка новых квалифицированных кадров для последующего участия как в исследовательской, так и в преподавательской деятельности.

Для удачной реализации намеченных задач представляется целесообразным институциализировать деятельность рабочей группы по библеистике при Синодальной библейско-богословской комиссии, преобразовав ее в постоянно действующий рабочий орган.

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (83)

Написать комментарий
#
3.10.2016 в 01:11
Чтобы хорошо разбираться в Священном тексте, нужно хорошо знать этот предмет. Желательно начальные знания основных языков (др.Иврит, др.Греческий)… временную этимологию, морфологию и т.д.
Уже многие понятия или значения слов не соответствуют значениям современным; например, приведённое выше в комментарии Валентины, слово “Доктрина” в эпоху Нового Завета, не обозначало “учение”, но как (постановление, повеление).
Синодальный текст – увы не идеален… и во многих местах просто повреждён !
Современные технологии помогают человечеству преодолеть многие языковые препятствия!
Рекомендую ознакомиться:
http://manuscript-bible.ru/index.htm
или
http://rostoksoft.wixsite.com/papiyrus
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
18.05.2012 в 01:57
Синодальный перевод не используется в православном церковном Богослужении не только из-за того что менее лиричен и певуч, чем Церковно-славянская (Елизаветинская) Библия. Главным его недостатком является то, что он переводился с массоретского текста, а не с Септуагинты. После того, как иудаизм окончательно откололся от Христианства и стал его злейшим врагом, то его носители – евреи, оказавшись в рассеянии, и забыв разговорный язык, кое-где исказили текст Ветхого Завета, особенно пророчества об Иисусе Христе. Еврейский алфавит состоит только из согласных букв – подстрочные и надстрочные огласовки были придуманы для незнающих только в Средние века. Иногда достаточно было дорисовать к какой-либо букве небольшую палочку, точку, петельку или другую закорючку, как менялся смысл целого предложения, и при этом орфография и грамматика никак не выдают ошибку! Древнегреческий же текст на такие фокусы почти не способен – подлог сразу всплывает. Допустим, 5-й стих 86-го Псалма в Синодальном переводе звучит: «О Сионе же будут говорить: "такой-то и такой-то муж родился в нем, и Сам Всевышний укрепил его", а в Церковно-славянском тексте читаем: «Мати Сион речет: «Человек», и Человек родися в нем, и Той основа и Вышний». Этот стих в качестве прокимна нарочно провозглашается в праздник Благовещения (Боговоплощения). Или вот на Божественной Литургии поём: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в нихже несть спасения»(Пс.145:3), а в синодальном – призыв не надеяться на Сына Человеческого (именно так Христос сам Себя называл)?.. Поэтому, несмотря на то, что современная лингвистическая наука, щедро проплаченная масонскими эмиссарами, навязывает якобы авторитетный Массоретский текст, Церкви приличней пользоваться в Богослужении переводами только священной Септуагинты, опираясь на которую можно реконструировать и восстановить изначальный древнееврейский текст Ветхого Завета.
Ответить

#
Александр Жабенко, Украина, Житомир
30.01.2012 в 14:54

Согласно догмату Шестого Вселенского Собора, думаю, Церковь относится так, как написано здесь:

http://www.bogoslov.ru/text/1240183.html#comment1244949

Интересные мысли также есть и в др. моих комментариях к этой же публикации.

Ответить

#
12.11.2011 в 15:10
Опять столкнулся с метаморфозами библейский переводов на русский язык...

РБО в 2002 г. выпустило прямо шедевр: Новый Завет на греческом и русском языках, М., 2002. В нем в качестве русского перевода взят перевод еп.
Кассиана. В этом издании содержится критический аппарат разночтений к
греческому тексту и русскому переводу - по отношению к синодальному...

Мне его подарили лет 5 назад, кстати, печатали в Минске.

Оказывается, как навел справки друг из Москвы, -

"Сейчас поговорил со знающими людьми. Говорят, что уже два года назад не могли его найти даже у вас в Белоруссии. Я, конечно, еще поищу. Слишком хорошая и ценная книга. Умный люд это понимает. У букинистов нет, что странно" -

его уже не достать, тираж был 10 000 экз. И вот что странно, РБО без конца печатает этот дикий пересказ Кузнецовой, а переиздать этот труд не удосужится...
Ответить

#
25.06.2012 в 11:53
Уважаемый Николай, издание, о котором Вы пишете (Новый Завет на греческом и русском языках, М., 2002) можно свободно купить в Москве, в магазине Российского Библейского Общества "Мир Библии" по адресу: ул. Валовая, д.8, стр.1. До настоящего времени нераспроданными остаются 3 тыс. экземпляров. Вы также можете заказать эту книгу через Библейское Общество в республике Беларусь.
Ответить

#
26.06.2012 в 09:38

Спасибо, Игорь, за информацию!

Жаль, конечно, что даже мои друзья в Москве, не знают об этом. А издание очень ценное, надо бы о нем дать информацию в интернете более полно...

Ответить

#
27.06.2012 в 13:44
Николай, найти информацию о "Новом Завете на греческом и русском языках" можно непосредственно на сайте РБО:

http://www.biblia.ru/books/show/detail/?470&start=0&pstart=&cat=19
Ответить

#
7.10.2011 в 01:28
о. Алексию Шляпину
Дорогой отче,
я не слишком внимательно слежу за дискуссией, поскольку она, как мне кажется, пошла ходить по кругу. Однако на Ваш комментарий решил ответить. Оставляю свободе Вашего вкуса сомнительные межконфессиональные сравнения. И спорить с Вами не хочу. Только попробую пояснить свою позицию (раз уж подпадаю под Ваше обвинение в "талмудизме"). Но прежде прошу прощения у авторов данного текста: к сожалению, ни Ваш, ни этот мой комментарии совершенно не относятся к предлагаемому здесь проекту научного переиздания Сергиевских Триодей.
Я убежден, что о Евангелии или о Предании свидетельствует не какое-то отдельно взятое слово или слова (будь то "жизнь" или "житие"), но тексты, которые, на наше счастье, составляют сокровищницу русской словесности (а каждый текст в отдельности и вся совокупность литургической книжности Русской Церкви представляют собой некую целостность - эта целостность и свидетельствует). И языковые "сокровища" не ограничиваются одним только словарным составом, хотя и богатство словаря - очень важное достоинство любого языка, на который осуществляется перевод художественного текста.
Представление о церковнославянских текстах как о целиком калькированных с текстов греческих является, хотя и довольно распространенным, но ошибочным. Несмотря на то, что никоновская справа, действительно, имела установку на пословное копирование, в современных ц-славянских книгах по-прежнему можно показать немало примеров несоответствия греческому оригиналу (и это не всегда возможно объяснить привычным для Вас способом).

Вы пишете:

***А греческое «зои», как и еврейское «хава», если не ошибаюсь, не предполагает такого разграничения, которое есть в славянском на «живот» и «жизнь». ***

Но что же в этом плохого? Другой язык - другие языковые средства для выражения той же идеи. Кстати, я согласен с Вами в том, что искать или надумывать тончайшие различия в значении таких слов, как "живот" и "жизнь", "правда" и "истина" - неверно. Правда, в греческом есть еще корень "био-", тоже относящийся к "житию" :) Но речь, конечно, о другом. Причину разных вариантов перевода одного слова оригинала чаще всего невозможно вывести из соображений точности словарного значения. Бывает даже наоборот: слово в переводе подобрано не по смыслу, а по ритму (по соответствию слогов и звуков). Славянские переводчики, начиная с Кирилла и Мефодия, считали крайне важным делом передать смысл содержащийся в ритме библейской и литургической поэзии. То есть, иногда работал не принцип максимальной точности, а принцип допустимости того или иного слова. Поэтому и стал возможен вариант: "Искони бе Слово, и Слово бе ОТ Бога..." (так - в Остромировом Евангелии). Этот предлог на месте греческого "pros" ученики Просветителей (или даже они сами?) позволили себе употребить именно из-за звукового сходства (плюс, сказать так - не значит погрешить). Этот вариант в современном церковнославянском Евангелии не сохранился. Но это важное свидетельство, полезное для тех, кто имеет отношение к литургическому переводу. Вероятно, к Вам это не относится. Но Ваше недоумение: почему такая неточность, почему столько разных слов вместо одного в оригинале? - по-моему, нуждается в том, чтобы попытаться его разрешить. Разнообразие языковых средств, повторяю, - это достоинство, а не недостаток языка. Некогда такое же (если не большее) разнообразие средств греческого позволило 70-ти создать столь авторитетный перевод Ветхого завета с еврейского.

***Мы ведь должны людям на базе языка нести Слово Божие; а не на базе Писания внушать тонкости славянского языка. Язык – это средство, а не самоценность.***

Одно не противоречит другому. Я думаю, не стоит так противопоставлять, "ибо к миру призвал нас Господь". "Внушать" тонкости языка, наверное, действительно не стоит. Но вот объяснять тонкости церковнославянского, действительно, удобнее всего на базе Писания. В частности - на базе Псалтири. Уж поверьте на слово: они весьма объяснимы, эти тонкости. И польза в том немалая для всех, кто хочет учиться. А учиться во всяком возрасте и звании незазорно! Язык - это средство, конечно. И тело наше - только "ослик", который душу на себе везет. Но зачем же ослика бить и обзывать слугою талмуда? Не лучше ли узнать, как правильно за ним ухаживать? Нам дуализьм ни к чему! :)

***Мы проповедуем Слово Божие, а не церковно-славянский язык. И для более точной, более непосредственной, более действенной, более красивой проповеди мы можем приспосабливать язык. Язык – для Слова Божия, а не наоборот.***

Вашими бы устами - да переводы осуществлять! :) Я вполне серьезно. Вы совершенно верно описали требования к переводу: богословская точность, доступность для не-посредственного восприятия, действенность и красота молитвы (хвалы Богу, которая и есть лучшая проповедь). Дело за малым: сотворить это новое чудо! Только для этого нужен особый дар. И знания тоже (хотя знания - это только средства, а не цель). Можно еще спорить, нужно ли простому люду вникать в тонкости отношений с языком. Но тому, кто судит о переводах или решится переводить сам - безусловно нужно. Высок предмет - слово Тела Христова, Церкви. Человеческое слово, чтобы не солгать, должно суметь выше головы прыгнуть - это непросто и не всякому дается.

Желаю Вам милости и помощи Божией во всех делах!

Ответить

#
6.10.2011 в 23:30
МОДЕРАТОРАМ
Обращаю ваше внимание на комментарии Александра из Каширы. В частности, последние его реплики представляют собой бессвязные обрывочные цитаты из различных ранее опубликованных материалов по теме богослужебного языка. Эти отрывки и отдельные фразы порой вовсе не согласуются друг с другом ни по форме, ни по мысли. В частности, комментарий от 5.10.2011 в 19:47: второй и третий абзацы взяты из моей статьи "Пути решения проблемы понятности богослужения...", опубликованной на данном сайте ("Язык церковнославянских богослужебных текстов... <...> исповедовавших православную веру"). Однако комментатор не дает никаких ссылок на источники. Это недопустимо, поскольку свидетельствует о неуважении данного пользователя к авторам и к участникам дискуссии. Прошу вас принять меры к тому, чтобы подобные "комментарии" не смущали своим появлением посетителей сайта.
Ответить

#
10.10.2011 в 20:27
+
Ваше преподобие
Прошу прощение, что не указал авторство приведенных строк, поверьте, что это без всякого злого умысла.

Что касается критики в адрес моего комментария большое спасибо. Учту. И не стану давать ссылку критикам на ваши статьи.

Грешный и недостойный раб божий Александр.

P/S

Данный проект требует ИЗНОЧАЛЬНО глубокого анализа в свете следующих аспектов ( их компромисс)
Филологии, археологии текстов, текстологии, сравнительной семитологии, историко-культурных реалий морфологии, лингвистики, грамматических понятий как звук - слог - слово. Как основных.

Поэтому, порядочней (достойно) будет высказать свое мнение общими (пусть даже повторяющимися фразами) Нежили вообразить, что являешься профессионалом вышеперечисленных дисциплин ( В данном случае имею ввиду себя)

Жестокосердие и недоверие в нас сидит по очень простой причине:

РОМАНТИЗМ - сложное, внутренне противоречивое духовное движение в западной культуре рубежа 18-19 вв., ( гипноз - Маркс плюс кашпировский= дружба народов) затронувшее все сферы духовной жизни (философию, литературу, музыку, театр и т.д.).Развивался кстати паралельно Марксизму, собственно от марксизма и корни, отсюда в сознании последних поколений в умах сидят как спицы мысли и мечты реформ, а главное НЕДОВЕРИЕ которым заражено, как чумой наше общество……..

Но именно эти проекты вернут ( от внешнего присутствия) многих в лоно церкви (пробудив от гипноза коммунистического режима, «дух» которого еще сидит во многих головах. И главное ОБЪЕДИНИТ и УКРЕПИТ святую Соборную и Апостольскую Церковь!!! Опираясь на святоотеческое предание, разумеется.

Здравому диалогу препятствуют занозы в наших головах: «пожаловаться», «я умней», « я выше» ,«не мешай», «да кто он есть такой»…

Нигде в обсуждениях не встречал, что очень жаль, прости брат, ты тут возможно не прав, давай посмотрим на это так или так, да поможет нам Господь в столь нелегких вопросах….

Или Мы не из одного ИСТОЧНИКА удостаиваемся евхаристических даров? (к православным)

Авторитет святых абсолютен!

Святитель Феофан Затворник, 1894 г

"Зло растет, зловерие и неверие поднимают голову, вера и Православие слабеют... Что ж, сидеть, сложа руки? Нет! Молчащее пастырство - что за пастырство? Нужны жаркие книги, защитительные против всех злостей. Следует нарядить писак и обязать их писать... Надо свободу замыслов пресечь... Неверие объявить государственным преступлением. Материальные воззрения запретить под страхом смертной казни!"

Пророчества православных Святых о будущем России и мира http://www.pokaianie.ru/i/c1.gif

Ответить

#
5.10.2011 в 18:34

+
Час добрый Отцы, Братья, сестры!!! Мир ВАМ!!!

На мой взгляд.

Совершенно верно сказано в постановлении 16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви;

Для плодотворной работы в области библейских текстов и возрождения российской библеистики необходимы, во-первых, координация и консолидация усилий ныне работающих специалистов и, во-вторых, подготовка новых квалифицированных кадров для последующего участия как в исследовательской, так и в преподавательской деятельности.
Для удачной реализации намеченных задач представляется целесообразным институциализировать деятельность рабочей группы по библеистике при Синодальной библейско-богословской комиссии, преобразовав ее в постоянно действующий рабочий орган.

Данный проект требует ИЗНОЧАЛЬНО глубокого анализа в свете следующих аспектов ( их компромисс)
Филологии, библейской археологии, текстологии, сравнительной семитологии, историко-культурных реалий морфологии, лингвистики, грамматических понятий . Как основных.

И на основании этих дисциплин, дать практический совет по наиболее обсуждаемым моментам, желаемых и необходимых в переводе.

Кратко сказать, конкурсным методом отобрать рабочую группу, сейчас с каждым днем прибавляются желающие участвовать в проекте. И очень много толковых и профессиональных предложений ( на трех официальных сайтах соборного присутствия)

Вопрос весьма и весьма серьезный и значимый , и общими (соборно) усилиями добиться желаемого.

______________________

9 сентября в рамках 24-й Московской международной книжной ярмарки прошла презентация Современного русского перевода Библии, подготовленного Российским
Библейским обществом (РБО).

Игумен Иннокентий (Павлов), член правления РБО, постоянный участник редакционного комитета перевода Нового Завета, рассказал собравшимся об истории перевода Библии в России, о причинах, которые в 1996 побудили РБО начать работу над новым переводом полной Библии на русский язык. В своем выступлении отец Иннокентий особо подчеркнул, что выход в свет нового перевода никоим образом не лишает Синодальный перевод Библии его значимости и места в жизни российских верующих. Библейское общество, по его словам, будет так же как и прежде издавать Синодальный перевод.

Отец Владимир Лапшин, вице-президент РБО, напомнил собравшимся, что презентация проходит в годовщину смерти о. Александра Меня, который был одним из вдохновителей восстановления Библейского общества в России и стоял у истоков нового перевода Библии, благословляя и поддерживая первый опыты переводчиков.

Владимир Вдовиков, один из переводчиков Ветхого Завета, рассказал о том, как велась работа по подготовке этого перевода, и на конкретных примерах из Библии показал некоторые лингвистические особенности Современного перевода.

Презентация закончилась вопросами собравшихся. Их интересовало, планируется ли подготовка перевода неканонических книг Библии и Библии с более подробными комментариями к тексту.

Отдельный вопрос был посвящен подготовке электронных изданий Библии в Современном русском переводе. Отвечая на этот вопрос, игумен Иннокентий сообщил, что в конце августа, в магазин Apple AppStore поступило ПРИЛОЖЕНИЕ ДЛЯ IPAD BIBLE POMEGRANATE (http://pomegranateapp.com/), которое содержит текст нового перевода Библии.

Немного не понятно, это параллельный проект? Но по дате не сходится.

Ответить

#
29.09.2011 в 16:59
Комментарии есть здесь
Ответить

#
18.09.2011 в 20:18

Для понимания текста очень нужны комментарии на библейские книги. Может быть, комментарии даже нужнее, чем переводы.
Хотелось бы знать оценку церковными специалистами новой Библии Российского библейского общества.

Ответить

#
28.06.2011 в 11:42
www.церковно-славянская-библия.рф в помощь bogoslovu
Ответить

#
9.06.2011 в 13:37

Пока нет альтернативы Синодальному переводу. Не думаю, что и будет, без вульгаризации текста.
Имеет смысл исправить ошибки Синодального перевода. Гласно обсудить предполагаемые исправления. И ввести этот перевод в богослужение.
Сто касается современного перевода РБО, то вот лишь небольшое количество грубейших его ошибок: http://azbyka.ru/forum/blog.php?b=415

Ответить

#
20.05.2011 в 11:05
Вот такие вот мы: на лицо узасные - добрые внутри..
Ответить

#
19.05.2011 в 14:59
перевод ОБЯЗАТЕЛЬНО должен бладать высокой художественностью.

любой богослужебный текст должен быть переведенным с предельным фонетическим созвучием. Эти слова призваны не передавать рациональный смысл, как мыслят доморощенные переводчики, пекущие свои корявые подсточники, а совучием создавать у человека ощущение гармонии и способствовать молитвенному настрою. и в этом смысла куда больше, чем в передаче "смысла".

ведь эти тексты не ЧИТАЮТСЯ, а ПРОИЗНОСЯТСЯ. а такие горе-переводчики об этом забывают на прочь.
и об такие тексты язык можно сломать.
Попробуйте произнести псалмы из СП!! попробуйте ими молиться! А в то же время псалмы на церковно-славняском переведены архи-высокохудожественно. Они легко ложатся на язык. И это очень важное достинство.
а почему так?? Да потому что Кирилл и Мефодий богодухновенны и призавны Самим Богом на этот подвиг, а современными переводчиками движет в первую очередь лингвистический интерес и собственные амбиции.
Перевод необходимо осуществлять ни иначе как по решению Собора, и с благословения иерархов. А не так, собрался клуб по интересам, меж собой перетёрли - и не тебе! - перевод!! читайте, мол.

если не будет созвучности фонетической, то такой перевод можно признать лишь вредным.
разве что ученым в них колупаться, а не людям молиться
Ответить

#
19.05.2011 в 14:28
и сразу же находится проетиерей, который предлагает переводить не с оригинала (Септуагинты), а с более позднего масоретского новодела.

Становится ясным - для чего это все затевается. Что бы отойти от оригинала, и заменить талмудическим трактованием.

Господа!! не забудьте слово Дева заменить на молодая женщина - это очень важно!! )))

порядочные евреи ( http://pravaya.ru/look/17582 ) предлагают Библию перевести с Септуагинты на иврит, что бы уйти от масоретских нововедений, а тут нам предлагают отказаться от истиного текста, и заменить подделкой.
Креста на вас нет!!
Ответить

#
19.05.2011 в 14:15
надо сделать перевод Библии на блатную феню. а то заключенным слабо понятно на обычном русском.
такая мысль - это логическое продолжение идей реформатров
Ответить

#
14.05.2011 в 00:37


1.
Тема готовящегося документа весьма актуальна и важна.


2.
О
Синодальном переводе (СП). Не могу согласиться с некоторыми из претензий, высказанных
в Проекте в адрес СП. В частности – с упреками в «тяжеловесности» языка.
В действительности та дистанция, которая отделяет язык СП от языка иных
русских литературных текстов – следствие не столько неискусства переводчиков,
сколько оправданное влияние традиции бытования библейского текста в Русской
Церкви, стиля литургической культуры, и, шире, – стиля русской религиозной
коммуникации.



Так,
опыт русскоязычного перевода богослужебных текстов (изд. СФИ) показывает, что
вплоть до сегодняшнего времени любая
попытка поручить тексту богослужебную, священную функцию в рамках нашей
языковой культуры сама приводила к такому «утяжелению» языка (как в отношении красоты,
так, порой, и в отношении понятности) – и даже к большему в сравнении с
церковнославянским.



Радикальные
критические замечания, как современные, так и прошлых эпох, подобные процитированному
в Проекте докладу И. Е. Евсеева, не должны быть приняты как бесспорные. В
данном случае, давность лет – не фактор авторитета: нередко критика устаревает еще
быстрее, чем подвергнутый этой критике текст. Евсеев выражает свою точку зрения
в словах необоснованных и субъективных, и цитировать их в современном серьезном
церковном документе, по моему мнению, не нужно.



СП
и сегодня выполняет свое назначение и безусловно является единственным существующим
на сегодняшний день удовлетворительным полным переводом Библии. Это должно быть
отражено в готовящемся документе.





3.
В
нынешних условиях едва ли возможно появление оного варианта нового библейского
перевода, который в равной мере удовлетворял бы всем требованиям, изложенным в п. III.1
– 4 Проекта. Отчасти эти сомнения подкрепляются некоторыми моментами в обсуждаемом
тексте. Например, выражение τον καιρον εξαγοραζομενοι (цсл.: искупующе время) в СП переведено: дорожа временем (Еф. 5:6) и пользуясь временем (Кол. 4:5). Авторы
Проекта называют эту ситуацию в переводе «неточностью», безосновательно считая
смысл этих двух выражений «почти противоположным». Со ссылкой на Дан. 2:8
предлагается вариант значения, якобы лучше раскрывающий смысл оригинала: «оттягивая
время, делая нечто неспешно, оставляя время для размышлений
». В контексте
обоих мест из Павловых посланий предложенное никак не звучит «по-русски» и ничего
дополнительно не проясняет. По-видимому, здесь сказывается недостаточное
чувство родного языка, которое в деле перевода невозможно заменить высоким
уровнем богословских знаний.



Полагаю,
что целесообразнее было бы говорить о подготовке разных переводов с различными преимущественными функциями: преимущественно
научный (с богословскими и текстологическими комментариями); максимально
приближенный к церковной традиции (где переводчику не придется бояться
обвинений в «устарелости» языка); доступный, понятный (без претензий первого и
второго порядка) – и т. п.



В
Проекте справедливо отмечено, что Церковь должна контролировать процесс
перевода, чтобы давать своевременную и должную оценку таким печальным явлениям,
как «Радостная весть» Кузнецовой.





4.
Актуальность
мероприятий, предложенных в п. IV а – д, не
вызывает сомнений, но с одной оговоркой.



Существующий
церковнославянский текст Писания как таковой до сих пор крайне мало изучен на предмет
присущих ему поэтических языковых особенностей. По этой причине новая редактура
рискует упустить из виду важные аспекты точности перевода (в частности, отражение
фонетической мелодики оригинала), следуя лишь принципам смысловой «понятности»,
(понимаемой, как показано выше, не всегда адекватно).



Поэтому
в процессе ревизии богослужебных чтений
из Священного Писания (третий подпункт п. IV.а)
необходимо предпочесть новой книжной справе сопровождение малопонятных слов и
выражений глоссами с вариантами
перевода. Текст во вновь издаваемых книгах не должен быть изменен необратимо – по
крайней мере, до тех пор, пока авторитет осуществляющих ревизию не будет
подтвержден самим делом. Иначе «постоянное усовершенствование перевода», о
котором говорится в цитате из доклада И. Е. Евсеева, может превратиться в
бесконечный и бессмысленный процесс.

Ответить

#
6.05.2011 в 15:15
Юрий, Вы абсолютно правы, что вспомнили Российское Библейское Общество.

Хочу Вас порадовать, что 1 июня 2011 года выходит в свет новый перевод Библии на современном русском языке, над которым Российское Библейское Общество трудилось 15 лет.

Подробную информацию смотрите. на сайте РБО http://biblia.ru/news/show/?432
Ответить

#
30.04.2011 в 13:51
Странно, почему совсем не упоминается Российское библейское общество - ни дореволюционное, ни постперестроечное. Именно в его рамках работала с 90-ых гг. группа под руководством М. Селезнева.

И, конечно, хотелось бы знать авторов этого текста. Он представляется как общее решение комиссии, но кто-то же его писал.
Ответить

#
20.03.2011 в 23:47


Заявленное в проекте – нужная, важная и естественно очень
сложная работа. У противников нового перевода никто не собирается отнимать тот
перевод , который им ближе и дороже. Но препятствовать появлению нового
перевода, который будет делаться с благословения Священноначалия неверно. И восставать против нового только на основании, что оно новое - неразумно,
т.к. то старое, что вам ближе тоже было новым, при появлении которого тоже
раздавались недовольные голоса. Равно и говорить, что новый перевод однозначно будет хуже, еще все-таки рано, давайте его дождемся.

Ответить

#
19.03.2011 в 10:40
Перевод - это хорошо. Качественный - еще лучше))).
Ответить

#
19.03.2011 в 01:21

Помню свою радость, когда у нас
дома впервые появились новые переводы Библии под редакцией М.Г. Селезнева – небольшие
книжечки, каждая из которых содержала одну или две книги Писания. Мне нравилось
сравнивать эти переводы с синодальным. Благодаря такому сравнению текст
становился не просто понятней, но открывались новые смыслы, которые ранее были
закрыты. Помогала более глубокому пониманию и современная пунктуация новых
переводов, и обширные комментарии, представленные здесь, и конечно, отличный от
синодального перевод некоторых слов. Вот перед нами в 23 главе книги Бытия
описание момента покупки поля Эфрона (в синодальном переводе Ефрона) для
погребения любимой жены Сарры. Несмотря на трагичность ситуации, Авраамом соблюдены
все необходимые формальности, употреблены все необходимые в таких случаях
формулы вежливости. И вот в конце этого эпизода мы читаем: «Так поле Эфрона,
что при Махпеле, рядом с Мамре, перешло в собственность Авраама вместе с
пещерой и всеми деревьями на этом поле. А
свидетелями тому были все хетты, собравшиеся у городских ворот
(Быт
23:17-18)». А в синодальном переводе это звучит так: «И стало поле Ефроново,
которое при Махпеле, против Мамре, поле и пещера, которая на нем, и все
деревья, которые на поле, во всех пределах его вокруг, владением Авраамовым пред очами сынов Хета, всех входящих во врата города его (Быт
23:17-18)». Небольшое уточнение в переводе, и стало понятно, что сделка, как и
полагается, совершена у ворот, у которых собрались соплеменники продавца.

Я надеюсь, что работа по новому
переводу и изданию Библии будет продолжена.

Ответить

#
18.03.2011 в 23:48
Имеющийся синодальный перевод Священного Писания вполне понятен каждому для понимания Слова Божия, и никому не "закрывает путь к изменению жизни". Закрываем этот путь мы сами своим нежеланием исправлять свои грехи. А оправдываем свою нераскаянную греховную жизнь желанием внешних перемен: мол изменим что-то не в самих себе, а в "отсталой" русской Церкви, реформируем Её, устроим в ней Перестройку. А для ее начала и предлагается изменить абсолютно понятный синодальный текст Слова Божия, русифицировать богослужебные тексты...
Ответить

#
18.03.2011 в 21:29
Друзья!
Недавно протоиерей Всеволод Чаплин высказался по этому вопросу.
По его словам, отмены церковно славянского языка не будет. Т.е. в ближайшее время не будет перехода на русский язык.
И в то же время, работа с переводом на русский язык будет вестись. Так что ни о какой ревизии богослужебных текстов речи нет.
Скорее всего, будет корректировка современного Синодального Перевода в сторону улучшения его качества.
Ответить

#
18.03.2011 в 02:56
Для человека, стремящегося строить свою жизнь в соответствии со словом Божьим, вопрос о том, будет ли новый перевод всего Писания на родной ему язык, в нашем случае русский, - вопрос жизненно важный. Действительно, "Трудно это слово", и так трудно, в оригинале трудно, оно требует постоянного напряжения, вчитывания, вникания, труда духовного. Если переводчик берёт часть этого труда на себя, максимально поясняет сам текст, тогда есть надежда постичь смысл, и изменить свою жизнь в соответствии с тем, что постиг сегодня и надеяться войти в новую глубину завтра. Синодальный перевод во многих местах не помогает, а препятствует простому пониманию того, что написано, соответственно, закрывает путь к изменению жизни, к постижению слова Божьего, Божьей воли. Если других вариантов нет, тогда человек оказывается в дурной ситуации духовного голода, оказывается неспособным расти духовно, во всяком случае, отстаёт в росте. Говорить о том, что новые переводы не нужны - это значит относится к Писанию, к слову Божьему, как к экспонату в музее, как к чему-то внешнему по отношению к себе, к тому, что не нужно каждый день, от чего жизнь не зависит.
Ответить

#
17.03.2011 в 17:38

Вызывает большую радость, что инициатива подготовки нового перевода Священного Писания на русский язык уже после первого этапа обсуждения привела к столь серьезному результату, как данный документ комиссии Межсоборного присутствия. Представленный доклад, конечно, не исчерпывает всех вопросов, которые могли бы быть поставлены в связи с задачей перевода, но они в свое время, несомненно, будут поставлены, потому что документ свидетельствует о том, что есть намерение и возможность обсуждать проблематику на должном уровне.


ХХ век был отмечен многими важнейшими для библейской экзегезы и перевода событиями: и археологическими открытиями, и серьезным продвижением переводческой науки, и развитием традиции литературного перевода и, в частности, перевода Библии. Невозможно не стремиться использовать все эти новые возможности для лучшего донесения духа и смысла Священного Писания до русских православных верующих, как и многих других людей, чтобы сделать Писание более читаемым и более значимым в нашей Церкви и в нашей культуре, в жизни нашего народа.


Прежде всего, из доклада видно, что Синодальному переводу не просто воздается должное как сыгравшему и продолжающему играть исключительную роль для нашей Церкви, но что продолжение переводческой работы видится как продолжение драгоценной традиции, явившейся в XIX веке делом не просто научным, но – в первую очередь – церковным, и при всех сложностях этого процесса, которые хорошо известны, при том, что не все иерархи Православной церкви занимали в то время одинаковые позиции в отношении этого проекта, – церковные плоды этой работы на сегодня, мне кажется, бесспорны. Любое церковное дело не может быть просто заморожено и выставлено для любования, поэтому хочется верить, что это великое наследство Русской Православной Церкви будет принято (а предпосылки для этого видны) и продолжено именно в таком духе, в каком видел и продвигал эту работу ее руководитель, свт. Филарет Московский, движимый верой в Церковь и желанием послужить ее пользе. Это означает благоговение в отношении к традиции и одновременно живую жизнь в этой традиции, – жизнь наследников и делателей, а не рабов или наемников.


Важно, что помимо Синодального перевода представленный документ уважительно и трезво отзывается и о многих других работах в данном направлении. Это значит, что может быть обсуждено, учтено, использовано лучшее, что можно найти в уже имеющихся переводах. Стоит отметить, что критерии оценки этих работ выглядят и научными, и церковными, и просто здравыми.


Особо хочется отметить 4-й раздел документа, который прямо может послужить основой для большого проекта. Конечно, внутри такого общего проекта должны быть выделены приоритеты, более срочные задачи, более реальные на сегодняшний день задачи и т. д.


Познакомившись, однако, с появившимися на блогах отзывами, нельзя, не удивиться, что сегодня иногда приходится объяснять и доказывать саму необходимость продолжения переводческой работы. Возможно ли это в Православии, одним из важнейших преимуществ которого является понимание значения Священного Предания, воплощенного в истории Церкви, включающей и историю формирования, бытования, толкования и перевода текстов Писания! Вот в мусульманской традиции не стоит вопрос ни о текстологии (истории передачи), ни о переводах священных текстов. Удивительно, что и в дискуссии внутри Православной Церкви иногда звучат похожие мотивы.


Л.Ю. Мусина, зав. кафедрой Священного Писания Свято-Филаретовского православно-христианского института

Ответить

#
16.03.2011 в 14:44


Ольга,
согласна с Вами, начало уже положено. И имена библейских переводчиков Вы
приводите достойные. Можно приветствовать также идею создания «нормативного
документа, содержащего православное учение о Священном Писании и его
интерпретации в Церкви, а также отражающего осмысление православными
библеистами современных вопросов библеистики». Мысль долгожданная: это то, чего
с очевидностью не хватает. Правда, мне не кажется, что этот нормативный
документ должен стать первым шагом. Слишком это ответственное дело, требующее
усилий всей нашей церкви. Здесь тем более нужна церковная апробация, совместные
усилия иерархии, соответствующих учебно-научных заведений, образованных и
ответственных мирян.




А первый шаг, собственно, уже сделан. Нужен второй – продолжение работы над
новым русским переводом Писания: он жизненно необходим, это нельзя откладывать.
Именно перевод, а не редакция Синодального. Я согласна с тем, что он должен
быть и более точным, и более литературным, и более научным, чем СП. Опыт многочисленных
переводов Библии на различные современные языки показывает, что совместить эти
требования возможно. Перевод должен быть простым, хотя и не упрощенным.
Почему-то считается, что, заставляя читателя разгадывать синтаксические и
лексические ребусы и интуитивно (или мистически, если угодно) прозревать смысл
библейских историко-культурных реалий, переводчики воспитывают в читателе
благоговейное отношение к тайнам Богооткровения. Да, С.С. Аверинцев,
подчеркивая, что «трудно это слово» (Ин 6:60), писал, что переводчик не призван
сделать его проще. Да, есть духовные глубины, постижение которых требует усилий
- совместных усилий человека в Церкви и Бога. И переводчик не должен лишать
читателя радости этого труда. Но он не должен и возлагать на читателя «бремена
неудобоносимые» и, главное, лишние, он не имеет права присвоить себе «ключ разумения», препятствуя входящим (Лк 46, 52).




А входящим трудно! Каково им, например, читать по-русски 2 Пет 2:4-9 - отрывок,
состоящий из единого сложносоставного предложения с огромным количеством
придаточных, греческий синтаксис которого совершенно чужд русскому языку. В СП
переводе сохраняется это одно гигантское предложение из 133 слов,
простирающееся с 4 по 11 (!) стих включительно и составляющее около половины
главы, а в переводе еп. Кассиана (Безобразова) – стт. 4-10б, из 117 слов.




А если (ну вдруг!) в Церковь приходят люди без высшего филологического
образования?Или пожилые, или, что называется, «простые» (мне легче было: я
филолог с университетским образованием, переводчик :)). Или коренные россияне,
но нерусские? Или выходцы из не русскоязычных регионов, к тому же с другой
господствующей религией, вроде ислама (а такие люди составляют сейчас, по
крайне мере в Москве, все более и более значительную долю новокрещенных).




Можно также всячески приветствовать и заявленную идею «работы со славянскими
текстами (т.е. текстами литургической практики Русской Православной Церкви)» и
«подготовки русскоязычных лекционариев». Тем более, что такая работа уже в РПЦ
ведется. Надо же что-то делать с этим очевидным несоответствием богослужебных
текстов и текстом Писания. Классический пример – Ис 26:15 в СП и то же место в
качестве стиха в начале постной Утрени, на «Аллилуйя».




Знаю по опыту, что скромные книжечки с переводами из Ветхого Завета, сделанными
под эгидой РБО высококвалифицированными современными библеистами, пользуются большим
спросом. Их читают взрослые люди, причем как новоначальные, так и те, кто в
Церкви уже много лет. Эти переводы используются и в стенах некоторых
православных учебных заведениях, и для домашнего чтения. Хорошо зарекомендовали
себя примечания и комментарии к тексту: они и сами по себе качественные, и хотя
бы отчасти заполняют вопиющую нехватку современного русскоязычного комментария
к тексту Писания. Но ведь в этой серии издана лишь небольшая часть книг Писания
Ветхого Завета. И остается проблема современного перевода Нового Завета,
который был бы признан в нашей церкви.



Ответить

#
16.03.2011 в 14:39
также не постигают вполне тайны искупления, в которую желают проникнуть" (1Пет.1,12)
В издании 19 века вместо слова "проникнуть" стоит более правильное слово: "приникнуть". Ошибка вкралась начиная с издания Библии 1956 года.
Вот и надо путем исправления отдельных неверно переведенных слов или устранения опечаток подходить к этому вопросу, а не составлять новый синодальный текст Священного Писания, который все равно не будет лучше нынешнего.
А иначе нам придется вскоре покупать Библию у российских протестантов, которые, в отличие от некоторых реформаторски настроенных православных участников Межсоборного присутствия, до сих пор очень дорожат синодальным переводом Нового Завета 1876 года.

И ни в коем случае не нужен следующий пункт проекта:
" - ревизия богослужебных чтений из Священного Писания (в первую очередь паремий и Апостола, как наиболее сложных для восприятия)."
Никакой ревизии намоленных церковнославянских богослужебных текстов!
Ответить

#
16.03.2011 в 13:09

На самом деле, хотя Библии можно купить, и их покупают, но читать синодальный перевод непросто. Поэтому даже взрослые знакомятся с Библией (особенно с Ветхим Заветом) по пересказам, по детским Библиям и под. Пока православные богословы будут спорить, нужен ли новый перевод, место детских Библий могут занять новые переводы, выполненные светскими или протестантскими учеными.

Ответить

#
15.03.2011 в 15:45
Переводы Священного писания были, есть и, я надеюсь, будут. И чем в большей степени они будут соответствовать лучшим исходным текстам, взятым для перевода, передаче не только смысловых, но и образных, и стилистических, и жанровых особенностей текста, чем в большей степени будут учитывать достижения библеистики и современные возможности русского языка, способного передать не только все перечисленные особенности текста, но и соблюсти благочестивый подход в работе, осуществляемой с верой и молитвой, тем лучше будет для всех верующих. Четвертый раздел предложенного документа представляется практически готовой программой, позволяющей сохраняя традицию создать, может быть, не один вариант современного перевода Библии, что не только облегчит верующим доступ к слову Божию, но и само Слово Откровения сделает живым, а не застывшим монументом, из которого жизнь уходит вместе со смыслом. Удачные попытки в этом направлении уже хорошо известны - например, евангельские переводы С.С.Аверинцева, серия ветхозаветных текстов, переведенных под редакцией М.Г.Селезнева. Можно считать, что начало работе уже положено.
Ответить

#
4.03.2011 в 12:43

Филиппу.

вообще то говоря,словесной иконой называется само Писание.  а не русский перевод 19го века или перевод короля Иакова в стране далече. если Вы не понимаете между этим разницы -мне больше сказать нечего такой категории ревнителей.

Пы.Сы. на рубеже 19-20го веков в Российской империи (после русско-турецкой войны) начался определённый духовныё подъём. помимо всего прочего , начали интересоваться старыми иконами: и греческими и русскими дониконовского письма. вначале их правда считали старыми досками, которые только тоску наводят. потом появился интерес к композиции. потом разглядели в этих "чёрных досках" непередаваемую палитру. и будто бы совершенно умерший тип иконописи совершенно чудным образом возродился. и лично мне гораздо больше приятна именно икона византийского письма. 

поэтому не нужно тут слишком громко кричать на "перевод 70ти". именно он бы единственным ,с которого делались все последующие переводы. и уж если чтото и называть словесной иконой -то именно Септуагинту.

Повторюсь именно для Вас: задумка у Синодального перевода была хорошей-сделать доступным Писание для не очень грамотных слоёв государства. скомпоновать весь кодекс Писания в единое издание и не делать его золотым по стоимости. но уже на начальной стадии этого дела возникли идейные вопросы--что брать в качестве исходника для перевода? на какой "сленг" руского языка делать перевод?. и вопросы эти задавались выдающимися иерархами Православия. теперь Вы итх приравняли к раскольникам и модернистам и отщепенцам.

Ответить

#
4.03.2011 в 00:43
Cинодальный перевод-это словесная икона! В настоящее время нет тех "семидесяти толковников" которые сделают перевод лучше! Это не просто сделать перевод рекламы или даже художественного текста, люди должны быть благочестивыми и молитвенными! Церковным перестройщикам и реформаторам всех мастей пора угомониться! Вспомните события раскола 17-го века, вспомните обновленцев 20-х годов. Как бы не пришлось заплатить за "филологические упражнения" со Св.Писанием смутой и нестроениями!
Ответить

#
28.02.2011 в 23:09
Вместо нового перевода с неясными последствиями можно издать иначе. Начать Евангелие не с Матфея, а с Марка. Это естественное и органичное изменение. Марк самый простой, краткий, создан для прямого научения. А Матфей начинается с волхвов. Волхвы во главе Евангелия! Разве это их место? Такая рокировка обратила бы на себя внимание и многих бы привлекла к Евангелию.
Ответить

#
28.02.2011 в 15:42

Уважаемый Филипп.

Видимо Вы там, "в России" не в курсе, как появлялся Синодальный перевод, не в курсе жарких дискуссий, которые шумели при его появлении и после его вхождения в церковную жизнь. и ,судя по всему, слишком много на себя берёте, "зная" то или это. именно Вы не привели ни одного нормального аргумента, кроме своего псевдознания, против новых переводов. Винодальный перевод коряв. и это не только голос мой, грешного. но и голос извесных отцов русской церкви. Вы ставите их ни во что? или за елейными словами о защите "чегото там" сами готовите очередную пакость. "всё новое -грешно!!!"

но Вы, пожалуйста, говорите на полтона тише. а то уж слишком громко  была сказана Ваша фраза....

Ответить

#
28.02.2011 в 15:40
Противники перевода - это те же иудействующие в Церкви. Они не хотят понять, что "буква убивает, дух же животворит". Как гнали они ап. Павла, так и сейчас гонят "служителей духа".
Ответить

#
27.02.2011 в 20:57

Уважаемый Константин! Пожалуйста не хамите и не делайте оскорбительных выпадов в адрес оппонентов. Время покажет кто прав, а я знаю о чем говорю, неообновленцы и иноверцы обязательно примут участие в создании нового перевода, видно Вы в Чернигове плохо оринтируетесь в российских делах

Ответить

#
26.02.2011 в 13:36
Хочу окончательно прояснить свою позицию. А то по-видимому имеет место недопонимание.
Во-первых я не враг Русской Православной Церкви МП и стараюсь быть ее верным чадом.
Во-вторых все предыдущие мои комментарии были сделаны с одной единственной целью: удержать от оголтелых реформ. Если у Церкви сейчас есть ресурс для выполнения более лучшего перевода - что ж, Бог в помощь!
Только перевод этот должен не противоречить прямо тому, что есть сейчас, то есть должна быть РАЗУМНАЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ТРАДИЦИЙ. Чтобы не было "Хотели как лучше , а получилось как всегда".Просто очень сильно настораживает позиция практически всех комментаторов, мол все у нас сейчас плохо, давайте все переделаем "Мы наш, мы новый мир построим..." Это ведь то же крайность. Вот от чего в-первую очередь хочется удержать многих и многих. Церковь должна в наше сложное время сохранить свое лицо и свидетельство об Истине, не поддаваясь веяниям времени.
А вступать в перепалку нет ни желания, ни времени. Каждый отстаивает свою т.з. как умеет.
И еще один, последний комментарий. По-моему пора уже Межсоборному Присутствию открыть свой собственный электронный ресурс, где освещалась бы его работа "в прямом эфире", а так же выкладывались и обсуждались проекты всех новых основных документов.
Спасибо за внимание к моей грешной персоне. Прошу молитв.
Ответить

#
25.02.2011 в 15:58
//Вы слишком эмоциональны. Вспомним римскую пословицу: "Ты злишься-значит ты не прав".

А конкретных возражений Вы все никаких не приводите.//

да Вы что?))) а может (если есть желание чтото сказать)--то вначале нужно самому немножко попытаться разоброатсья в теме,а не делать вид что я де тут вс знаю,а остальные все тут люди слдлучайные...?? а??))) рисмские пословицы в ход пошли)) ню ню...

полная некомпетентность некоего Филиппа меня вообще поразила.

//Меня настораживают нападки на Синодальный перевод, он делался не просто переводчиками и знатоками древних языков, а укорененными в церковной жизни людьми и проходил всестороннюю проверку. Зададимся вопросом, кто в наше весьма смутное время будет проводить "книжную справу"? Это будут либеральные неообновленцы-филологи,из меневско-кочетковского круга, с приглашением иудеев//

для повышения грамтности можно глянуть здесь

кто кочетковец? ректор СПбДА иС еп.Владимирский Феофан?))))))) и эти люди ешё толкуют о каких то протестантах?? ((((

//ни поновление намоленных богослужебных текстов, в частности, текстов паремий и Апостола, что предлагается в обсуждаемом проекте.//

намоленность почём меряете?? по годам? лет триста этим намоленным текстам --это много для намоленности или мало?? или может Вы не совсем хорошо осознаёте того,что  сам ЦСЯ очень динамично менялся не только в период князей русских, но и в средневековье и особенно -в синодальный период..

святители Филарет Московский и Феофан затворник считают своим долгом довети до народа понимание богослужебных текстов,чтобы мозги работали а не только уши. но при этом неции из зде пишущих (сами скорее не под своими именами - на вору обычно и шапка горит) ещё и умудряются приравнять их то с протестантами то с неизвесно кем...может сначала пора учить историю своей же Церкви,прежде чем о намоленности рассуждать в непонятных категориях.

грусно это,что человеку не Бог нужен,а книжка с печатью в две краски


Ответить

#
25.02.2011 в 11:39

Святитель Японский Николай (Касаткин): «Я полагаю, что не перевод Евангелия и богослужения должен спускаться до уровня народной массы, а, наоборот, верующие должны возвышаться до понимания евангельских и богослужебных текстов».

Так что присоединяюсь к тем, кто считает, что нашей Церкви не нужен ни новый синодальный перевод Библии, ни поновление намоленных богослужебных текстов, в частности, текстов паремий и Апостола, что предлагается в обсуждаемом проекте.

Ответить

#
25.02.2011 в 10:44
Всем ответчикам сразу
Вы слишком эмоциональны. Вспомним римскую пословицу: "Ты злишься-значит ты не прав".
А конкретных возражений Вы все никаких не приводите. Просто вы хотите перемен - и все.
И не надо передергивать. Ссылка на статью митр. Иллариона: вы давали ее сами. Дублирую: . http://hilarion.ru/2010/02/24/934 . А выдергивание отдельных предложений из текста и их комментирование - извините, это примитивизм.
И, вообще, я сомневаюсь, что большинство здесь публикующихся незарегистрированных пользователей публикуются под своими настоящими именами, скорее всего это вообще подставные люди, имеющие размытые представления о том, чего они хотят.
И еще ни водном своем комментарии я ни разу не сказал что-либо на Его Святейшество, Священноначалие, и на Церковь. Прошу учесть. А срываться на крик и наносить оскорбления-это вообще не по-христиански.
И вообще это обсуждение носит формальный характер. Если есть эти документы, значит в любом случае по ним будет принято решение. А вступать в пустую полемику неизвестно с кем я не намерен. Мы не на базаре.
Ответить

#
25.02.2011 в 08:42
Переводить надо очень осторожно, что доказывается историей ААЦ:

" Персы враждовали с греческой культурой у армян и истребляли у них греческие школы. В момент персидской ориентации армяне действительно решили освободиться от греческого влияния в церковной сфере. В этом был пафос великой национальной реформы Исаака Великого — изобретения армянского алфавита и перевода всех священных и богослужебных книг на армянский язык. До этого по инерции богослужение совершалось еще по-гречески.
...
Армянские богословы, отойдя от греков, разучились понимать греческий язык
и различать тонкости терминов: "фисис", "усиа", "ипостасис". По примитивности армянского языка эти термины передавались одним армянским словом инутиун. Таким образом две природы Халкидонского собора были поняты, как два лица." azbyka.ru/dictionary/03/kartashev_vselenskie_sobory_08-all.shtml

Об этом интересном факте узнал отсюда: http://urazof.livejournal.com/32341.html
Ответить

#
25.02.2011 в 01:24

Меня настораживают нападки на Синодальный перевод, он делался не просто переводчиками и знатоками древних языков, а укорененными в церковной жизни людьми и проходил всестороннюю проверку. Зададимся вопросом, кто в наше весьма смутное время будет проводить "книжную справу"? Это будут либеральные неообновленцы-филологи,из меневско-кочетковского круга, с приглашением иудеев(как "специалистов" по Ветхому Завету) и всевозможные библеисты из протестантов и католиков.Без них,увы, дело не обойдется.И зачем это нужно нашей Церкви? Церковное большинство существующий перевод Св.Писания вполне устраивает,а удовлетворять "реформаторский зуд" крохотного меньшинства едва ли стоит.Это приведет к мощнейшей дестабилизации церковной жизни в России, да и за ее пределами.

Ответить

#
24.02.2011 в 21:43
Рустику:
> Тут обширно цитировалась статья митр. Иллариона Алфеева.
> Если прочесть его статью полностью, то в ней есть фраза о том,
> что дальнейшие переводы вряд ли превзойдут Синодальный Перевод.

Вот подлинные слова митр. Илариона ("Православное богословие на рубеже столетий" http://hilarion.ru/works/bookpage/russian/rubezh):

Для того, чтобы Библия стала частью жизни и опыта современного христианина, необходим прежде всего ее новый перевод. Это может быть как «исправленный синодальный» перевод, так и совсем
новый, не связанный генетически с синодальным. Важно, чтобы он удовлетворял нескольким критериям.
Во-первых, он должен быть основан на современном критическом издании библейского текста.
Во-вторых, он должен быть максимально точен в плане передачи духа и буквы оригинала.
В-третьих, наконец, он не должен быть оторван от церковной традиции
Ответить

#
24.02.2011 в 19:29

//Любой язык любого народа есть в своей основе явление глубоко духовное и мистическое. И также все священные тексты любой религии. Все переводы Библии основаны на духе и вере переводчиков и толкователей. Переводы, сделанные модернистами или обновленцами, неизбежно будет содержать еретический дух. Поэтому важно, кто и как переводит. И наука здесь не причем. Дух и вера - явления не рациональные. Факты тоже можно сортировать, отбирать и толковать.///

Если человек не верит  способность  Бога в любой перевод  (сделанный по благословению священноначалия законной Церкви и основанный на нормальном знании переводчиками языка оригинала и правильном выборе частей оригинала) передать Истину  - то такой человек верит во что угодно,только не в Творца небу и земли , видимым же всем и невидимым. и говорить тут действительно можно много. какая такая переводчицкая духовность?? народ - богоносец? только русские по настоящему -православную веру сохранили?? ну ну....

При патриархе Никоне было то же самое. только Никон по своему своеволию начал процесс, не удосужившись даже самую малость разобраться --а в каком направлении надо двигаться. всё бралось силой. но чем хороши "староообрядцы"? тем, что под видом борьбы за старый обряд они дошли до беспоповства или начали сами себя сожигати в лесах? что двигало ими? религиозный идиотизм или вера в любую глупость,написанную в дониконовских богослужебных книжках??

в Цветной Триоди (печати при патриархе Иоасафе) нашлась фраза  "Покланяемся Троице Трисущной Единой". бред, толи невыявленная ошибка толи провокация.. что отвечает протопоп Аввакум своим последователям ,которых ссмущала эта фраза??? напомнить? "как в старых книгах напечатано, так я и держу и верую и с тем и умираю"

некоторые вовсе дошли до отрицания иерархии,которая "покусилася" без спросу масс народа чегото там изменить. куда посшли эти люди? к Богу без Церкви?? 

ил может те,кто тут Твена цитирует -сам во первых слабо знает отечественную историю,а во вторых не имет веры. боится(как было написано в комментарии ниже) потерять собственную веру, потому как аргументов "против" -нету.


что же касается очередных воспоминаний очередных авторитетов, то приходится напомнить 2 вещи: 

- "святой " не тождественно "безгрешен " или "истинен во всём". хоть сто икон его можно повесить. все люди ошибались. и это надо чётко понимать. 

- выходите с лозунгами на Красную площадь. а ещё лучше -поедьте в Шамбези попротестуйте. там как раз очередное подготовительное совещание перед собранием всеправославного(восьмого-??) собора идёт. а можете просто чесно сказать ,что те,кто за подобные совещания и соборы -еретики!!!!

правда при этом надо назвать Патриархаеретиком, потовину епископата..ну и самому определиться --а если все еретики -то Церковь ли у нас...ну и далее..в Пензу...или на Чукотку...

Какие вам нужны аргументы?? какие?? слова святителя Феофана затворника,в которых он чёрным по белому писал что надо ЦСЯ шлифовать напильником,чтобы он нормально воспринимался людьми?? или какие ещё аргументы?? недавно была память святителя Фотия Цареградского, который не то чтобы побоялся ,а направлял в разные уголки вселенной проповедников Евангелия. и ЦСЯ -это калька с греческого. не всегда умело или корректно отображающая оригинал. так нам надо свято хранить ЦСЯ или всёже читать оригинал ??????


// А то скоро вообще обмирщимся и превратимся в протестантов. Лютер ведь то же начинал с уточнений//

а ещё лучше  пещеру выкопать, зайти и вход засыпать изнутри. этим Вы очень сильно поможете Церкви. 


Ответить

#
24.02.2011 в 17:36
Что и требовалось доказать... Сюда пишут те, кто считает обновленцев положительными людьми.
Люди - опомнитесь!!!
Ответить

#
24.02.2011 в 13:36
Дорогие друзья. Читаю последние комментарии и становится страшно. Главные постулаты: неприкосновенность священного церковнославянского языка, традиции... Уважаемый Рустик, я надеюсь, что Вы осознаете тот факт, что Вы также пользуетесь "языком, придуманным большевиками". Мы все из одной страны. Могу допустить, что в пылу полемики, Вы просто чего-то не заметили.

Объясните, пожалуйста, как церковь собирается заниматься просветительской и миссионерской деятельностью не имея доступного текста Священного Писания. Уповать на смекалку русского народа просто неприлично в таком вопросе. Вы хотите предложить крещаемым молитвословы и толкования Святых Отцов? Чтобы человек обрел веру, он должен хорошо узнать Отца, полюбить Его, принять Его заботу о каждом человеке и конкретно о нем самом. А самое главное, вера тогда подкрепляется, когда есть ежедневное общение с Отцом Небесным, а это чтение Писания и молитва. Иисус три года был постоянно рядом с учениками и открывал им тайны Царствия Небесного. И всякий раз требовалось что-то особенное, чтобы они поверили. "Увидели и уверовали". Мне жаль Вас. Вам нечего дать людям. У вас только один страх, страх превратиться в протестантов.

Оставайтесь с этим страхом, ничего не меняйте, все оставьте как есть, и ни в коем случае не делайте новых переводов Священного Писания. Пусть народ сам додумывается.

И еще. Этот форум превращается в топкое болото. А что касается обновленцев, скорее всего это те люди, которые предложили документ к обсуждению, желая положительных изменений.
Ответить

#
23.02.2011 в 11:56
Читаю комментарии и ужасаюсь!!!
Ни одного действительного аргументированного комментария! Одним не нравится одно - другим другое! Такое впечатление, что публикуются вообще одни обновленцы. Где наши традиции и соборность?!!!
Для тех, кто очень жаждет коренных изменений в церковной жизни, напомню:
Известный старец, архимандрит Псково-Печерского монастыря Иоанн (Крестьянкин) в своей проповеди 10 июня 1990 года в день интронизации на первосвятительский престол Святейшего Патриарха Алексия II донес до нас завещание Святейшего Патриарха Пимена. Вот слова старца Иоанна:
«…И вместе с жезлом патриаршим новому Патриарху вручается и завет его предшественников и заветы, хранящиеся Церковью уже на протяжении тысячелетия. И так случилось, дорогие мои, что я могу высказать эти заветы не из книг, но слышанные мной лично из уст Патриарха Пимена. Они прозвучали в частной беседе моей с Патриархом, но сказаны были так значительно, так категорично и со властью. Вот что было сказано милостью Божией Святейшим Патриархом Российским Пименом.
Первое. Русская Православная Церковь неукоснительно должна сохранять старый стиль — Юлианский календарь, по которому преемственно молилась тысячелетие Русская Церковь.
Второе. Россия как зеницу ока призвана хранить Святое Православие во всей чистоте, завещанное нам святыми нашими предками.
Третье. Свято хранить церковнославянский язык — святой язык молитвенного обращения к Богу.
Четвертое. Церковь зиждется на семи столпах — семи Вселенских Соборах. Грядущий VIII Собор страшит многих, да не смущаемся этим, а только спокойно веруем в Бога. Ибо если будет в нем что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе его постановления не принять».
А то уже начинают звучать призывы к переходу на русский язык и т.п. При таком положении вещей лучше оставить все как есть. Потому что, открыв таким образом путь и другим реформам, мы "потеряем и не найдем". Богослужения сейчас имеют установившийся порядок, в который гармоничным образом встроено чтение отрывков из Священного Писания. Вносить изменения под предлогом улучшений непростительно и глупо. А то скоро вообще обмирщимся и превратимся в протестантов. Лютер ведь то же начинал с уточнений.
Что касается Синодального Перевода. Вообще, к нему можно относиться, как к историческому документу. Тут обширно цитировалась статья митр. Иллариона Алфеева. Если прочесть его статью полностью, то в ней есть фраза о том, что дальнейшие переводы вряд ли превзойдут Синодальный Перевод.
К тому же, текст Священного Писания при любом переводе нельзя будет понимать буквально. Мы же не сектанты. Есть толкования Святых Отцов. Поэтому, лучше не "поднимать бурю в стакане воды", а позаботиться о распространении толкований. К тому же лучше язык Пушкина и Достоевского, а не язык, придуманный бльшевиками.
Итак, создание новых переводов Священного Писания на данном этапе не является насущной необходимостью. Сейчас много других проблем ( в т.ч. проблема невоцерковленности). Вероятно, люди не спешат воцерковляться не в силу того, что они что-то не понимают, а в силу того, что в Церкви видят такие же порядки как и в миру. Не надо занижать уровень ума и смекалки народа. Просто необходимо заняться просветительской и миссинерской деятельностью, а не вносить сумятицу.
Давайте твердо будем помнить об ответственности перед Богом и Отечеством и не будем горячиться!!!

Ответить

#
23.02.2011 в 10:02

Однако Вы, надеюсь, согласитесь, что, несмотря на многочисленные изменения, Церковь сохранила свою духовную и вероучительную идентичность. Единство веры и духа!

Если бы этого не было, то все разговоры о Церкви были бы тщетны.

Еретеки, прежде всего, нарушают свое единство с Церковью.

Любой язык любого народа есть в своей основе явление глубоко духовное и мистическое. И также все священные тексты любой религии. Все переводы Библии основаны на духе и вере переводчиков и толкователей. Переводы, сделанные модернистами или обновленцами, неизбежно будет содержать еретический дух. Поэтому важно, кто и как переводит. И наука здесь не причем. Дух и вера - явления не рациональные. Факты тоже можно сортировать, отбирать и толковать.

Что же касается "умственной ограниченности огромного числа "ревнителей благочестия", то можно вспомнить присказку Марка Твена: Когда я был молод, то мой отец был удивительно глуп, но когда я повзрослел, то мой отец заметно поумнел.

Ответить

#
22.02.2011 в 14:33

А у меня, грешнаго,

-слово "живот" ассоциируется с брюшной полостью .

-слово "влагалище" ,  (хотя бы и Лк. 22, 35)-асоциируется с соответствующей физиологической особенностью женского тела.

-"сси премудрость" --явно не соответствует "млеком питается"

-"Христос воскресе -никтоже да не верует" --вообще блеск.. (даже на этом ресурсе есть статьи, которые поднимают эту тему , и их не один десяток)

Аввакума сожгли , но дух его остался. абы как, по дебильному  -лишь бы по старому.

****************

//Никак нельзя согласиться с этим "доводом".//

Вам нельзя -Вы и не соглашайтесь. а Церквоь, уважаемый, - живой организм. и то,что было в 12м вече --дааааааалеко не всё сохранилось даже в 16м, дореформенном.а кто очень хочет ,чтобы Церковь его "цементировала " -наверно он не в Бога верит. а в кое что мене существенное. многих людей коробит показная набожность, обалденное самомнение "я -православный!! а ты кто...?" и умственная ограниченность огромного числа "ревнителей благочестия". не в малой степени и таки люди оторгают от храма молодёжь.

Ответить

#
22.02.2011 в 10:33
@Я указал не на «непонятность» слова «живот», а на его некрасивость и обременённость посторонней ассоциацией.@
Никак нельзя согласиться с этим "доводом". "Красивый", "некрасивый" - это чисто субъективные оценки. По мне - так всё очень даже красиво.
А что касается "посторонней ассоциации" - да, это так: у меня (и не только у меня) это слово прочно ассоциируется с пением пасхального тропаря "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав".
Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
22.02.2011 в 01:54

Талмудизм по-славянски

(ответ на комментарии Сельского бригадира)

Я указал не на «непонятность» слова «живот», а на его некрасивость и обременённость посторонней ассоциацией.

Чем, по-Вашему, слово «живот» и другие устаревшие термины лучше свидетельствуют о Евангелии или лучше выражают Предание, чем слово «жизнь» и другие более понятные и красивые слова, тождественные по смыслу?

Объяснение автора приведённой Вами статьи неосновательно. Просто потому, что и в пасхальном тропаре, и в возгласе ектении на панихиде, и в других текстах, например в одной из молитв Евхаристического канона Литургии, слово «живот» действительно стоит в значении «жизнь вечная», а не в смысле «органическое существование, бытие в союзе души и тела» , как объясняет прот. Григорий Дьяченко, и как пытается доказать длинным и невнятным объяснением автор статьи. На самом деле в церковно-славянских текстах нет чёткого разграничения смысла слов «живот» и «жизнь» (не отрицаю, что в разговорном древнеславянском это различие могло быть), они употребляются как синонимы, тождественные термины. Что вопреки своей идее невольно подтверждает автор статьи, сопоставляя, например, вот эти тексты:

«…иного жития вечнаго начало» (тропарь 7-й песни Пасхального канона).
«…да будет же ми в живот вечный и безсмертный» (кондак канона ко Святому Причащению).
«…да причастницы жизни вечныя будем» (окончание песни, исполняемой вместо Херувимской на Литургии Преждеосвященных Даров).

В которых и «житие», и «живот», и «жизнь» - в значении «жизнь вечная».

Просто, вероятно, волей переводчика в иных текстах стоит «жизнь», а в иных «живот».

Кроме того, не стоит забывать, что священные тексты у нас на церковно-славянском языке, достоинство которого в том, что он является «калькой» с греческого и специально создавался для переводов Свящ. Писания, а не на разговорном древнеславянском с его «животинками».

А греческое «зои», как и еврейское «хава», если не ошибаюсь, не предполагает такого разграничения, которое есть в славянском на «живот» и «жизнь». Так зачем нужен этот славянский талмудизм, выискивание в языке перевода различия смыслов, которого даже оригинал не содержит? Мы ведь должны людям на базе языка нести Слово Божие; а не на базе Писания внушать тонкости славянского языка.

Язык – это средство, а не самоценность. Мы проповедуем Слово Божие, а не церковно-славянский язык. И для более точной, более непосредственной, более действенной, более красивой проповеди мы можем приспосабливать язык. Язык – для Слова Божия, а не наоборот.

Борьба за неприкосновенность церковно-славянского языка мне напоминает слова из Евангелия: «Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали». (Лк. 11, 52).
Ответить

#
5.10.2011 в 20:39

Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали. "Ключом разумения" Господь назвал учение и руководство посредством Закона, могущего приводить ко Христу. Ибо Закон, без сомнения, служит руководителем ко Христу (Гал. 3, 24). Итак, законники по-видимому объясняли Закон, а между тем злонамеренно удерживали ключ разумения и не отворяли дверей Закона, чрез которые могли бы сами они и народ прийти ко Христу. Закон служит дверью ко Христу. Но эта дверь остается заключенной, если кто-нибудь не объяснит премрачной стороны Закона и таким образом не отворит двери. Ибо и Господь сказал: "если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне" (Ин. 5, 46). И опять: "Исследуйте Писания, они свидетельствуют о Мне. Но вы не хотите придти ко Мне" (Ин. 5, 39-40). Для примера укажу на одно.

Блаженный Феофилакт (Архиепископ Болгарский) Толкование на Евангелие от Луки
О законе Моисеевом речь? Авторитет святых абсолютен!
Ответить

#
5.10.2011 в 19:47
Еще один аспект исправления связан вот с чем. Если мы решим исправить текст, то что взять за основу? Греческий текст – а какой? Греческий текст тоже имел многовековую историю развития.

Язык церковнославянских богослужебных текстов дорог нам не только как своеобразный «канал преемственности», как инструмент передачи от поколения к поколению информации о христианских и исторических ценностях. Он обладает также самостоятельной культурной ценностью. В этом смысле церковнославянский сопоставим с богословским и художественным языком русской иконы. Специфика церковнославянского языка такова, что о нем, возможно, говорить только в контексте существующих памятников церковной словесности.

Именно высокая поэтичность церковнославянских текстов питала умы и души великих классиков золотого века русской литературы, всех подлинно просвещенных людей дореволюционной России. Справедливо сказать так и о многих деятелях искусства советского периода, исповедовавших православную веру.

Данный проект требует ИЗНОЧАЛЬНО глубокого анализа следующих аспектов ( их компромисс)
Филологии, , гимнографии, текстологии, сравнительной семитологии, историко-культурных реалий морфологии, лингвистики, грамматических понятий как «звук», «слог», «слово». Как основных.

И на основании этих дисциплин, СМОЖЕМ мы дать пояснение для необходимых слов, для их замены?


«живот» на «жизнь», и замены и слова «Аминь» на что-нибудь более понятное и современное ну например какое????????

Действительно, это слово совершенно не понятно обычному человеку. Не все ведь знают, что слово «Аминь» имеет древнееврейский корень «быть истинным» (и связано с именем Божиим: Бог есть Истина – Аминь).

На голгофском кресте надпись на трех языках; Еврейском, Латинском и Греческом. Церковно - славянский язык Кирилла и Мефодия, как бы синтез, т. е.объединение, завершение. Древнеславянская корнесловица плюс духовное наследие богоизбранных языков.

Священная эстафета перешла к Церковно-славянскому единственному языку, не имевшего языческого наследия, а родившемуся в лоне Матери-Церкви, объединившего в себе грамотность народа и его Церковь.

ЛОГОС (Слово) где Мария получила весть? Это был храм Ветхово периода или Нового?
Что в лоне церкви раждается то Богоизбранно и СВЯТО!!!

Человеческая история- это пространство богообщения.

Вопрос перевода Библейских и богослужебных тестов, считаю тождественным в аспекте языка, разумеется, и данный пример непременно полезен.

Еще раз, желательно напомнить, реформаторам и приверженцам русификации богослужебных книг, а также библейских текстов.

Многим понятен смысл и постановка вопроса проекта, а также очень многим хотелось бы воспользоваться ситуацией и внедрить, продавить новую идею русификации.

Закончить начатый до 1917 года по уже имеющим, но НЕ успевшим закончить, проект документам.

И не импровизируйте и не меняйте на свой лад, да еще и русифицировать,обновлять собрались.

К концу XIX века проблема восприятия богослужебного текста уже осознавалась как весьма острая. Святитель Феофан Затворник (†1894) писал: «Надо что-нибудь на всю церковную жизнь влияющее сделать. И есть вещь такого именно свойства, вещь крайне нужная. Разумею новый, упрощенный, уясненный перевод церковных богослужебных книг. Наши богослужебные песнопения все назидательны, глубокомысленны и возвышенны. В них вся наука богословская и все нравоучение христианское и все утешения и все устрашения. Внимающий им может обойтись без всяких других учительных христианских книг. А между тем большая часть из сих песнопений непонятны совсем. А это лишает наши церковные книги плода, который они могли бы производить, и не дает им послужить тем целям, для коих они назначены и имеются. Вследствие чего новый перевод книг богослужебных неотложно необходим. Ныне, завтра же, надо к нему приступить, если не хотим нести укора за эту неисправность и быть причиною вреда, который от сего происходит. Одна из причин, склонивших православных к штунде, есть именно непонятность церковных песнопений… Положить начало новому переводу богослужебных книг. Положат пусть, теперь же положат перевесть все книги заново… Перевесть не на русский, а на славянский язык. Опыты уже деланы были… И благоговейно, и понятно».

Позицию святителя Феофана разделяли многие — епископы, священники, миряне. В «Отзывах епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе» (1905-1906), которые были составлены в период подготовки к Поместному Собору Русской Церкви, многие отмечали, что необходимо сделать богослужение более понятным для мирян. Так, святитель Тихон, будущий Патриарх Всероссийский, писал: «Для Русской Церкви важно иметь новый славянский перевод богослужебных книг (теперешний устарел и во многих местах неправильный), чем можно будет предупредить требование иных служить на русском обиходном языке»2.

В 1907 году начала свою работу комиссия по исправлению богослужебных книг, учрежденная Святейшим Правительствующим Синодом. Ее работу возглавлял архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский), будущий Патриарх Московский и всея Руси, а в состав входили известные богословы, литургисты и филологи того времени. Комиссия ставила перед собой две основные цели — исправить явные ошибки перевода с греческого и сделать церковнославянский текст более доступным для усвоения на слух.

За годы своей деятельности комиссия успела подготовить редакции Триодей Постной и Цветной, а также Октоиха и части Миней. Определение Святейшего Синода № 6679 от 25 августа — 24 сентября 1909 года предполагало, что впредь Триоди будут издаваться только в этой редакции. Однако продолжению работы помешали драматические события 1917 года и последующих лет.

Не зря св. Феофан подчеркнул НЕ НА РУСКИЙ, вывод, проблемы те же, что и сейчас, а в настоящее время, учитывая «свалку информационных потоков, многие особенно те, кто не знаком с культурой информации, легко могут оказаться все около одного лозунга обновленца реформатора – русификатора.

Вполне здравое предложение, организовать на приходах обучение церковнославянскому языку, тем более русскому человеку, это легкодоступно.


P.S.

РОМАНТИЗМ - сложное, внутренне противоречивое духовное движение в западной культуре рубежа 18-19 вв., (гипноз, Маркс плюс Кашпировский = дружба народов) затронувшее все сферы духовной жизни (философию, литературу, музыку, театр и т.д.).Развивался кстати паралельно Марксизму, собственно от марксизма и корни, отсюда в сознании последних поколений в умах сидят как спицы мысли и мечты
реформ, переворотов обновлений - русификации языка .....

ГЛАВНЫЙ закон церкви, это ЛЮБОВЬ, и МЫ стремимся обрести, этот свет божественной энергии.

И в церкви главенствует также закон нравственности, говорит нам о том, что БОГ объединяет народ, а лукавый разъединяет.

Мы единое тело Христова – Церковь! И на мой взгляд нет ни каких групп по старонникам ввопрса А всего навсего ЗДРАВЫЙ ДИАЛОГ, и этот диалог полезен, организм церкви жив!



Ответить

#
Сергей Висленев, Россия, Санкт-Петербург
22.02.2011 в 00:39
"Да вы хоть поймите прежде всего причины, почему люди не желают становиться православными." - может, потому в том числе, что они не хотят приобщаться к обществу людей, всерьез обсуждающих непреходящую ценность слов "живот" и "непщевать"?
Ответить

#
21.02.2011 в 19:43

@А также тех слов, которые устарели, но могут быть переданы понятными на современном языке синонимами (напр. «непщевать»).

Такие слова следует заменить и в славянском переводе Библии, и вообще в богослужебных текстах.@

Ничего менять не надо. Тем более «Непщевати вины о гресех».

Это поется за каждой Преждеосвященной литургией. Как же у православного священника поднимается рука написать о замене этих слов!?

Никаких компромиссных возможностей для того, чтобы что-то упрощать, русифицировать, заново переводить в нашем церковнославянском богослужении быть не может. У реформаторов просто проблемы в духовной жизни и серьёзные проблемы с их верой. Неужели кто-то всерьёз полагает, что изменив "живот" на "жизнь" все сразу рванутся в правослоавные храмы? Да вы хоть поймите прежде всего причины, почему люди не желают становиться православными.
Ответить

#
21.02.2011 в 18:49
@Например, слово "живот", которое "режет" слух, у современного русскоязычного вызывает иные ассоциации и убивает красоту библейского слова. Сравните: "живот вечный" и "жизнь вечная".
Замена слова "живот" на слово "жизнь" нисколько не нарушит принцип "кальки" с греческого.
Так зачем держаться за менее красивое слово, обременённое посторонней ассоциацией?@

И весь живот наш Христу Богу предадим

Всё громче и всё настойчивей в православных храмах за богослужением можно услышать, как в ектеньях вместо привычного слова 'живот' священник или диакон произносят непривычное слово 'жизнь'.
Автор этих строк, конечно, наслышан о практикуемой подмене этих и других молитвенных слов в некоторых храмах города Москвы и его окрестностей, ну, на то он и столичный город, чтобы страдать от избытка ума. Но каковы же были мои удивление и смущение, когда прошедшим летом в Великом Новгороде, находясь на богослужении в древнейшей русской обители – Свято-Юрьевом мужском монастыре, я услышал новомодную столичную 'жизнь' там, где испокон веков стоял 'живот'. То ещё очень важно заметить, что в ограде Юрьева монастыря располагается Новгородское Духовное училище. Что же выходит? Что в Новгороде уже даже не упражняются в нововведении, но вовсю ему учат как самому обыкновенному делу? Однако прежде, чем «написанное пером рубить топором», не мешало бы разобраться, насколько необходима эта замена, и какими соображениями руководствуются самочинные редакторы богослужебных текстов?
Можно предположить, что замена 'живота' на 'жизнь' производится на том «серьёзном» основании, что слово 'живот' непонятно для широкой аудитории. Но этот довод очень странен уже по одной той причине, что в русском языке есть хорошо известное выражение не щадя живота своего, и говорить, что употребляемое за богослужением слово 'живот' многим не понятно, значит говорить, что многим русским людям непонятен смысл вышеприведённого выражения. Но уместно ли столь невысокое мнение о знании своего языка русскими людьми?
Аргумент о «непонятности» слова 'живот' странен не только с частной филологической точки зрения, он странен в принципе. Множество церковнославянских слов непонятно для переступающих порог храма впервые, как и вообще многое в Церкви непонятно для приходящих в неё из мiра. Что же тогда, чтобы им было проще освоиться, надо всё непонятное разрушить? Однако цель воцерковления состояла и состоит вовсе не в том, чтобы, вычеркнув непонятное, принять из церковной жизни только то, что доступно житейской логике. Истинное воцерковление происходит как раз наоборот – через перемену жизни и выстраивание её, часто вопреки своей греховной природе и личному разумению, по евангельскому ладу и церковному строю.

Читать далее:

http://www.blagogon.ru/articles/285/

Ответить

#
Антон Небольсин, Россия, Москва
21.02.2011 в 18:22

Эмилии.
Выше того окна, в которое мы вписываем текст комментария, расположены Правила о комментариях. Вот там и написано то, на что я указал. Там, кстати, еще сказано, что объем комментария не должен превышать 2000 знаков.

Эмилия, Вы не прояснили ситуацию с "тремя человеками".

Ответить

#
21.02.2011 в 17:54
согласно самой же редакцией установленным нормам "републикация материалов в комментариях не допускается".

Очень хочется увидеть ссылку на "установленные нормы", на которые Вы ссылаетесь, конкретно на данном портале и по обсуждаемой теме.
Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
21.02.2011 в 17:39

Реформа славянского перевода и текстов

Ценность церковно-славянского языка – в том, что он сохраняет грамматическую конструкцию греческого языка, является «калькой» с греческого. Что обеспечивает точность переводов с греческого.

Соответственно, ценность славянского перевода Библии - в том, что церковно-славянский язык обеспечивает точность перевода с Септуагинты.

Сама по себе архаика церковно-славянского языка конечно Церкви не нужна, является помехой для понимания и проповеди. Это издержка, плата за точность перевода.

Следовательно, при непременном условии сохранения точности перевода, принципа «кальки» с греческого, необходимо стремиться к максимальному освобождению церковно-славянских текстов, в том числе славянского перевода Библии, от ненужной архаики.

Т. е., синтаксис, форму речи, построение фраз, которые повторяют греческий синтаксис, трогать нельзя. За исключением случаев ошибок и таких случаев, когда славянский синтаксис того или иного текста не является «калькой» синтаксиса греческого оригинала (например, неточно переведённые или оригинальные славянские тексты).

А морфология, словесные формы церковно-славянского языка, в том числе славянского перевода Библии, нуждается в реформе.

Это касается устаревшей формы некоторых слов.

Например, слово "живот", которое "режет" слух, у современного русскоязычного вызывает иные ассоциации и убивает красоту библейского слова. Сравните: "живот вечный" и "жизнь вечная".
Замена слова "живот" на слово "жизнь" нисколько не нарушит принцип "кальки" с греческого.
Так зачем держаться за менее красивое слово, обременённое посторонней ассоциацией? При том, что слово "жизнь" более соответствует библейскому оригиналу, поскольку тоже женского рода, как и еврейское "хава".

Это касается также устаревших, архаичных, окончаний (на «хом», на «ша» и др.). Какой смысл сохранять в священных текстах окончания, которые приводят слова в такую форму, на которой человек не мыслит, воспринимаются лишь как дополнительный придаток слова и требуют ещё мысленного перевода в привычную форму? При том, что замена окончаний на современные не нарушит принципа "кальки" с греческого, а текст сделает более понятным, красивым и пригодным для непосредственного восприятия и непосредственного обращения к Живому Богу, без пробуксовки ума в жиже архаики.

Это касается также тех слов, которые в современном русском языке поменяли смысл (напр. «глумление»), или даже приобрели неблаговидный оттенок (напр. «понос»).

А также тех слов, которые устарели, но могут быть переданы понятными на современном языке синонимами (напр. «непщевать»).

Такие слова следует заменить и в славянском переводе Библии, и вообще в богослужебных текстах.

Итак, давно назрела необходимость приведения славянского перевода Библии и богослужебных текстов в соответствие с привычными для современного человека морфологическими формами, освобождению от грубых славянизмов и нецелесообразной архаики. Поскольку язык, в т. ч. церковно-славянский, - это средство для передачи Слова Божия, а не сама святыня. Важна точность, непосредственность восприятия и красота передачи библейского слова, а не традиционализм и хранение языка ради самого языка.

Но, при этом, очень важно сохранение точности перевода, принципа "кальки" с греческого. Поэтому синтаксиса, речевых конструкций церковно-славянского языка, там, где он следует греческому синтаксису, касаться не следует. Приведение синтаксиса славянских текстов в современную форму допустимо только в случаях исправления ошибок, а также в случаях, когда синтаксис того или иного текста не является «калькой» синтаксиса греческого оригинала. В таких случаях это даже необходимо.

Итак, я - за реформу славянского перевода Библии и вообще богослужебных текстов, за максимальное освобождение от архаики и приведение морфологии (а где не нарушается принцип «кальки» с греческого и вообще форма речи оригинала, то и синтаксиса) в современную форму. Но при непременном условии сохранения точности перевода, принципа «кальки» с греческого.

Охранение сакрального статуса священных текстов должно достигаться путём соответствующего отношения к ним, и избегания при переводе использовать термины вульгарные, имеющие посторонние ассоциации, если только это не содержится в самом оригинале. А не путём сохранения архаичности языка текстов.
Ответить

#
Антон Небольсин, Россия, Москва
18.02.2011 в 14:38

Эмилии. Кто такие "все эти три человека"?

Хотел бы обратить внимание и редакции и участников дискуссии на то, что согласно самой же редакцией установленным нормам "републикация материалов в комментариях не допускается". Эмилия такую републикацию фактически осуществила. Это мне кажется неэтичным в двух отношениях. Во-первых, это нарушение предписания. Во-вторых, это деяние mutatis mutandis сопоставимое с тем, как если бы на поединок против не имевшего возможности как следует подготовиться спортсмена выпустили блестяще тренированного соперника. И.А. Левинская писала свою статью в условиях, совершенно отличных от тех, в которых ведется данная дискуссия. Чтобы написать ответ на нее, мне потребуется, допустим, две недели. За это время будет написано еще 50 комментариев и момент в рамках данной дискусссии будет упущен. Для того и существуют форумы и конференции в интернете, чтобы обсуждение велось в режиме быстрой, непосредственной и СОБСТВЕННОЙ реакции на обсуждаемый предмет. Ссылки на чужие мнения и публикации, конечно же, возможны, но не следует рядовых участников обсуждения ставить перед необходимостью полемизировать со специалистами, спокойненько работающими в кабинетных условиях.
Предлагаю редакции или строго следить за ею же самой установленными нормами или отменить эти нормы.

Что же касается статьи И.А. Левинской, которую я ранее не читал, то она очень огорчила меня. Зная И.А. как прекрасного историка-новозаветника, и всегда используя ее труды в при чтении лекций и рекомендуя их студентам, я был крайне неприятно удивлен ее позицией. Согласен с ней лишь в отношении указаний на шероховатости текста самого о./вл. Илариона. Не имея возможности полемизировать с И.А., скажу лишь, что она так и не привела убедительных аргументов в защиту использования слова "дурак" в переводах ап. Павла (а в Апокалипсисе от В.Н.Кузнецовой есть и "шлюха"), а слова "сила Моя совершается в немощи" давным давно стали устойчивым выражением, широко используемым в церковном быту, в частности, в проповедях, и поэтому, с моей точки зрения, в любом переводе должны оставться в неприкосновенности. Приводимые И.А.Левинской филологические соображения, сами по себе зхаслуживающие внимания, не могут перевесить этого важнейшего с точки зрения ЦЕРКОВНОГО перевода факта. Похожий пример: у В.Н.Кузнецовой используется выражение "Царство Бога". Филологически этот перевод безупречен, но никаких смысловых преимуществ по сравнению с традиционным "Царство Божие" не дает. Отсюда вывод: главной целью здесь является отойти от традиции. А вот этого в ЦЕРКОВНОМ переводе быть не должно.
И по поводу Гал 3.1 могу сказать то же самое. Из самих же рассуждений И.А.Левинской я не понял, чем же плохо "прельстил"? Вспоминается басня Крылова: кому-то хочется кушать.

Ответить

#
17.02.2011 в 20:55

///Так же в этом проекте делаются намеки на то, чтобы и богослужебные тексты подправить. Но они уже полностью проверялись и уточнялись - при Патриархе Никоне. Вспомните, к чему это привело. Конечно, устранение неточностей необходимо. Но повторюсь-лучше было бы сделать редактирование, чем полностью новый перевод.///

Полностью с Вами согласен,что это титаническая работа. Но мне не совсем понятно (охотно услышу доступное обьяснение) как можно проверить весь текст на наличие ошибок не перевёв его от начала и до конца и сравнив полученный перевод с тем,который есть на данный момент?? вопрос в другом- нужно ли публиковать такой "новый" перевод? но делать его придётся из чисто технических соображений.

что же касается периода патриаршества Никона, но его святейшество погнались за  единообразием между нашими кригами и греческими. устранение несоответствий делалось любой ценой. по факту же это было заведомое искажение нормального "дониконовско- иосифовского" текста богослужебных книг. Понимал ли сам Никон это ? скорее,его это волновало мало, грезился лишь вероятный результат. и то,что в попыхах на колене оформили за 3-4 года тогда ---сейчас может растянуться на десятилетия при правильном построении работы. но разве ктото когото  гонит в шею??? основным вопросом у старообрядческих вождей как раз и было искажение вполне привычного правильного текста. искажение ничем не оправданное- ни старыми русскимиизданиями ни древними греческими. лепили по современным Никону венецианским изданиям греческих латинизированных книг. 

А если сейчас есть у священноначалия желание разобраться и довести (на научном уровне) желаемое до нормального результата -это отлично!!



Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
17.02.2011 в 18:50
Поправка.

В своём комментарии "Официальный перевод должен быть точным, дословным" под словом "грамматика" я имел ввиду составляющую грамматики,- синтаксис. Т. е. построение фраз и предложений, форму речи (в отличие от морфологии,- формы слова).
Ответить

#
17.02.2011 в 15:17
Очень печально, что все эти три человека придерживаются точки зрения, относящейся к 12-летней давности, а главное, что рецензия написана только на письма апостола Павла. А этовсего навсего часть Нового Завета. "Радостная весть" пользуется огромным спросом у читающих христиан. Недаром издание выдержало четыре редакции и множество тиражей. Людей надо не вынуждать учить церковнославянский язык, а дать им в руки "пищу", которой они могут воспользоваться сразу. Многие по сей день считают, что Библию читать можно только по особому благословению, что знание и понимание Библии принадлежит избранным.
Ответить

#
17.02.2011 в 14:05
Советую ознакомиться с изданием Б.А.Тихомирова, кандидата богословия, доцента Санкт-Петербургской Духовной Академии "К истории отечественной Библии". http://www.biblia.ru/reading/new_translations/sinodal1.htm

Вы пишете, что "К тому же простой народ вполне устраивает то, что есть сейчас".Я бы не стала расписываться за весь народ, кого и что устраивает. Этим вопросом вообще никто не интересовался. Значительная часть нашего народа ходит в церковь за Крещенской водой и освящать куличи на Пасху, а в быту используется "народное православие" ничего общего не имеющее с истинным христианством. А Вы задумывались почему только примерно 2% крещенного люда посещает церковь регулярно, по воскресеньям? А где все остальные? Беда в том, что, как и в начале 20 века, Русь крещена, но не просвещена. Спаситель не общался с людьми, которые Его слушали, на каком-то особом, вычурном, поэтическом языке. Этого просто не могло быть. Никто бы за Ним не пошел. Он был Тот, чьи слова доходили до сердца человека. А это возможно, когда с человеком говорят доверительно, а не языком Овидия, Горация. Я не против поэзии. Прекрасные поэтические произведения созданы, например, на темы Псалмов. Я совершенно о другом. Именно для того, чтобы нашим с Вами современникам захотелось услышать тихий голос Христа Воскресшего и пойти за Ним, необходим перевод Священного Писания на замечательный русский язык. Не обывательский язык интернета или некоторой части молодежи, а на язык, на котором говорит 140 млн. человек, населяющих Российскую Федерацию, а также за пределами России. Такие переводы уже существуют. А что касается переводов Богослужебных текстов, читайте документы Предсоборного присутствия 1906-1917 гг. Да, октябрьский переворот не дал возможность реализовать принятые решения. Но никто не мешает вернуться в ту самую точку отсчета, а не в начало 19 века.
Ответить

#
17.02.2011 в 12:44
Почему в документе Межсоборного присутствия цитируется только одна точка зрения? Есть и другие. Например, мнение Ирины Левинской, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Петербургского Института истории РАН , члена богословского факультета Кембриджского университета.

Размышляя над рецензией иеромонаха Илариона Алфеева
на Письма Апостола Павла/Пер. и прим. В.Н. Кузнецовой
(М: Общедоступный православный университет,
Фонд Александра Меня, 1998).

Ирина Левинская

В.Н. Кузнецова хорошо известна как переводчик НЗ. Ей принадлежат переводы всех четырех евангелий, Посланий Петра, Деяний Апостолов, а теперь и всех Посланий Павла. Любой человек, который дерзает взяться за перевод НЗ, всегда оказывается в трудном положении: и не только потому, что Библия - это священный текст, краеугольный камень европейской цивилизации и требования к переводу подобного текста чрезвычайно высоки, но и потому, что синодальный перевод - единственный до недавнего времени общедоступный перевод на русский язык, уже стал частью отечественной культуры. Многим его ровный, архаизированный язык и загадочная непонятность некоторых мест представляются единственно возможными для священного текста. За более чем столетие, прошедшее с момента появления синодального перевода (отдельные части публиковались с 1861 г., первое издание увидело свет в 1876 г.), он сросся с самим текстом и в значительной мере вытеснил из культуры свой церковно-славянский прототип, оставшийся, главным образом, в литургическом употреблении. Отдельные выражения из синодального перевода пополнили фразеологический фонд русского языка. И тем не менее, новый перевод не просто нужен, он насущно необходим. В первую очередь потому, что помимо тех многих, которые ищут и ценят в священном тексте возвышенность (независимо от того, присутствует ли она в самом тексте) и таинственную темноту, существуют другие многие, которых эта возвышенность отталкивает, потому что кажется неуместной выспренностью, и которые ищут в тексте точность смысла и ясность речи. Этим читателям, в первую очередь, предназначается работа Кузнецовой, которая поставила перед собой цель - дать перевод на живой современный русский язык, при этом перевод, основанный на так называемом критическом тексте, т.е. таком, который, с точки зрения современной текстологии, максимально приближается к авторскому. Напомню, что работавшие над синодальным переводом использовали отредактированный, приглаженный вариант текста, который являлся официальным в Византийской церкви. Насколько успешно выполнила переводчица поставленную задачу? В целом, с моей точки зрения, успешно. Новозаветные тексты в ее переводе звучат живо, естественно, современно, и (что немаловажно) в нем, в отличие от синодального, не затушевываются различия между разными авторами: Павел, Петр, Лука, Марк, Матфей - все они имеют свои индивидуальные голоса. Это не означает, разумеется, что перевод Кузнецовой совершенен во всем и что в нем нет недостатков. Как у любого ищущего и экспериментирующего человека, у Кузнецовой бывают удачи и неудачи, взлеты и падения. Решив написать эту рецензию, я собиралась построить ее по обычному для этого жанра плану: дав, в целом, положительную оценку переводу, высказать свои соображения по ряду пунктов, в которых решения Кузнецовой мне представляются спорными или ошибочными. Я так бы и поступила, если бы не появление в No. 10 “Журнала Московской Патриархии” за 1998 г. рецензии, написанной иеромонахом Иларионом Алфеевым.
До недавнего времени на страницах журналов, издаваемых Православной церковью, переводы Кузнецовой, которые начали выходить с начала 90-х гг., внимания не удостаивались, так что первая рецензия такого рода не может не вызвать особого интереса.
Вердикт автора рецензии суров: перевод Кузнецовой он считает неудавшимся экспериментом и оценивает его в самых резких выражениях: “Происходит сознательная и последовательная десакрализация священного текста, который переводится на площадной, базарный, кухонный язык ... Даже самые возвышенные тексты Апостола Павла теряют свою красоту и силу ... Этот эффект достигается не только за счет своеобразного, скажем так, выбора слов, но и за счет многочисленных прямых искажений текста ... Перед нами не перевод, а пересказ, причем дурной пересказ, искажающий смысл и стиль оригинального текста. В основу ... был положен изначально ложный принцип - стремление подстроиться к языку, на котором якобы говорит современный российский обыватель” (с. 79-80). Заканчивается она прямой рекомендацией читателям журнала, т.е., по существу, православной пастве, переводом Кузнецовой не пользоваться. Если бы автором рецензии был один из пожилых консервативных священников, для которого самое мысль о возможности хоть в чем-то отступить от привычного кажется кощунственной, я бы не удивилась и серьезного значения такой критике не придала. Но в данном случае все обстоит иначе. Автор рецензии - молодой, образованный человек, ученый сириолог, обучавшийся в Оксфорде. При этом он не отрицает необходимость нового перевода: православным читателям предлагается “продолжать пользоваться синодальным переводом посланий Апостола Павла до тех пор, пока не появится более достойный, более точный и более современный перевод” (с.80), т.е. тем самым автор имплицитно признает недостатки перевода синодального и необходимость перевода нового. Работу Кузнецовой он не отвергает априорно, и свою точку зрения на его качество он аргументирует. Посмотрим поближе на аргументы.
Начинается рецензия с теоретического рассуждения: автор перечисляет некоторые типы переводов и дает им характеристики. Алфеев выделяет перевод буквальный, литературный и функциональный. Первые два типа соответствуют принятому в современной теории перевода разделению переводов на буквальные (разумеется, с оговоркой, что термин этот условный, поскольку буквальный, в собственном смысле слова, перевод любого значительного по объему текста невозможен) и идиоматические (или литературные). А вот критерии выделения третьего типа - функционального перевода - вызывают недоумение. Отец Иларион полагает, что функциональность перевода определяется наличием адресата (по загадочной причине это слово поставлено в кавычки), т.е., “определенного круга читателей, к языку и образно-понятийному строю которых подлаживается переводчик” (с. 78). Отмечу сразу, что пренебрежительное и просто грубое в этом контексте слово “подлаживается” производит неприятное впечатление - и корректнее, и правильнее, и литературнее, в конце концов, было бы сказать “ориентируется”. Но это относится к манере выражения, что же касается сути, то никаких осмысленных оснований для выделения “функционального” типа, определенного таким образом, как это сделал рецензент, не существует. Предложенная дифиниция некорректна, поскольку под нее попадает любой перевод - по своей природе переложение сочинения с одного языка на другой всегда имеет в виду некую аудиторию - широкую (например, все носители определенного языка) или узкую (например, образованная часть общества, представители определенной профессии и т.д.). Так, о синодальном переводе можно было бы сказать, используя стилистику отца Илариона, что он “подлаживался” к читателю XIX в., ориентированному на славянскую Библию и высокий стиль. Терминологическая нечеткость не остается безнаказанной - в результате у рецензента появляются такие перлы (производящие особенно комичное впечатление у автора, который с пафосом уличает других в плохом владении русским языком): “Синодальный перевод ... представляет собой буквальную интерпретацию текста с некоторыми элементами художественности”. Здесь автор путает буквальный перевод, которому обычно противопоставляется перевод идиоматический, и буквальную интерпретацию, которая противопоставляется интерпретации типологической или аллегорической и соотносится как раз с идиоматическим переводом. По-видимому, Алфеев хотел сказать, что синодальный перевод является умеренно-буквальным, т.е. таким, в котором переводчик позволяет себе отклониться от буквы оригинала и использует естественные для языка-реципиента лексические и грамматические формы. Но оставим теорию, в которой рецензент несколько путается, и посмотрим на конкретные примеры из перевода Кузнецовой, на которые опирается столь уничижительная оценка ее труда.
Напомню основные претензии отца Илариона: 1) язык перевода снижен по сравнению с оригиналом, и тем самым текст десакрализован; 2) автор не владеет в достаточной мере русским языком; 3) в переводе имеются настолько многочисленные ошибки, искажения и отступления от оригинала, что он теряет право называться переводом и является пересказом, искажающим смысл текста.
Для обоснования своей оценки перевода Алфеев цитирует несколько отрывков из 1 Кор и 2 Кор. При этом текст цитируется не подряд, а с пропусками. Хорошо известно, что выборочное цитирование вырванных из контекста слов легко может сделать невразумительным, неуклюжим и смешным даже хороший текст. Действительно, вырванные из контекста Алфеевым фразы звучат, на первый взгляд, странно, особенно учитывая, что автор рецензии выбрал главным образом те, в которых употребляются просторечия и слово “дурак”. “Откуда такая любовь к слову “дурак?”, - негодует Алфеев - Оно, кажется, встречается в тексте г-жи Кузнецовой чаще, чем любое другое слово”. Оставим это преувеличение на совести автора. Слово “дурак” встречается у Кузнецовой примерно столько раз, сколько в греческом тексте встречается слово afron или moros, которые в синодальном тексте передаются нейтрально “неразумный” или “безумный”. И надо сказать, что за переводом Кузнецовой стоит определенная церковная и культурная традиция - традиция “святых дураков” - юродивых. Протопоп Аввакум вспоминает, как стал юродствовать во время суда над ним соборе 1667 г.: “И я отшед ко дверям да на бок повалился, а сам говорю: ‘Посидите вы, а я полежу’. Так они смеются: ‘Дурак-де протопоп-от: и патриархов не почитает’. И я говорю: ‘Мы уроди Христа ради! Вы славни, мы же бесчестни! Вы сильни, мы же немощни’”. В объяснение своего поведения Аввакум цитирует 1 Кор 4:10, один из тех самых текстов, который обычно приводят богословы для обоснования подвига юродства.
Алфеев постоянно уличает автора в плохом владении русским языком и иногда это приводит к курьезам. “По-русски нельзя сказать “втереться в дом”, - утверждает рецензент, - можно “втереться в доверие”, а в дом можно только “вкрасться” (как в синодальном переводе)” (с.80). Да полноте! Где же наш суровый пурист выучил свой русский язык? Откуда такая удивительная самоуверенность? Может быть, стоило прежде чем обвинять переводчицу в ошибке, заглянуть в какой-нибудь “Словарь русского языка” и обнаружить, что слово “втереться” означает “протиснуться, пройти, войти куда-то”. А если и словари не указ, то тогда, может быть, Пушкину наш рецензент поверит: “В эту минуту очень смело в комнату втерлась моя старинная знакомая Палаша (“Капитанская дочка”). Я не вижу ничего, с точки зрения русского языка, невозможного в выражениях “куча грехов” (ср. “куча глупостей”), “масса желаний” (ср. “масса впечатлений”), хотя они мне и не очень нравятся и к удачам Кузнецовой их употребление отнести нельзя. Другое дело, что все эти выражения свойственны разговорной, а не литературной речи. Но в этом-то и заключается суть проблемы. Апостол Павел, как и остальные авторы НЗ, писал не на литературном, а на разговорном языке. Как заметил Иоанн Златоуст, от церковного пастыря, так же как от Апостола Павла, не следует ожидать изящества Исократа, величественности Демосфена, торжественности Фукидида или возвышенности Платона (“О священстве”, 4.6, PG 48, col. 669). В Посланиях Павла не нужно искать литературных красот. Их там нет. Зато в его языке можно найти много неправильностей, анаколуфов, септуагинтизмов. В нем встречаются ошибки против правил греческой грамматики. Но написаны Послания при этом энергично, взволнованно и страстно, в них в полной мере проявляется пламенная и могучая натура Павла. Послания были предназначены для чтения вслух и написаны с учетом особенностей устного жанра: Павел был блестящий проповедник, был знаком с основами риторики и хорошо понимал разницу между речью устной и письменной. Он останавливается, перебивает себя, торопится, возвращается назад, повторяет одно и то же. Все эти особенности языка и стиля Павла, которые полностью потеряны в синодальном переводе, и пытается передать Кузнецова, обращаясь к разговорному пласту русского языка. В этом нет десакрализации священного текста. В этом есть попытка передать своеобразный стиль и манеру оригинала. Следует отметить, что здесь Кузнецова иногда увлекается найденным ею приемом. В ряде мест она, на мой вкус, злоупотребляет просторечиями. Но этот недостаток легко исправим - таких мест не слишком много.
Обличая Кузнецову в ошибках, Алфеев приводит в качестве примера 2 Кор 12:9 (в тексте рецензии в ссылке на место из Писания здесь сделаны две опечатки и ошибочно указано 1 Кор 12:10): “Ведь сила сильнее всего проявляется в слабости” - he dynamis en astheneia teleitai. Сразу отмечу, что в переводе Кузнецовой мне не нравится соединение однокоренных слов “сила” и “сильнее всего”, которое отсутствует в греческом. Но мне понятно, почему она сделала такой перевод, который, вне всякого сомнения, лучше и правильнее того, который мы находим в Синодальном тексте: “Ибо сила Моя совершается в немощи”. Местоимение “Моя” отсутствует у Кузнецовой, поскольку оно отсутствует в критическом издании текста Послания. Алфеев по этому поводу замечает: “Во многих древних списках, однако, в том числе в знаменитом Синайском кодексе, к слову dynamis добавлено слово mou (так что получается “сила Моя”): этому чтению следует синодальный перевод”. Если бы эта фраза была написана выпускником Духовной академии, я бы не удивилась и только посетовала бы, что в наших Духовных академиях по-прежнему мало внимания уделяют занятиям текстологией и не учат студентов читать критический аппарат. Но поскольку написана человеком, который не может не быть сведущим в текстологии, я не могу поверить в то, что он не знает, что в исходном тексте знаменитого Синайского кодекса слово mou отсутствует и является исправлением 2-ой руки, т.е. было сделано в VII в.! Я не могу поверить, что он не заглянул в критический аппарат и не знает, что оно отсутствует в Ватиканском кодексе IV в., почти наверняка в P46 (ок. 200 г.), в исходном тексте кодекса Безы - т.е. в древнейших списках, и что в аппарате GNT4 помечено литерой А, а это означает, что у крупнейших современных текстологов нет ни малейшего сомнения в том, что это слово в авторский текст было вставлено. Все это не может не быть известным автору рецензии, и написал он свою лукавую, вводящую читателя в заблуждение фразу с одной только целью: подтвердить правильность синодального перевода. Между тем любому носителю языка очевидно, что синодальный перевод не соответствует идиоматике русского языка: о силе по-русски нельзя сказать “совершается”. Посмотрим поближе на стоящий в оригинале глагол teleo. Действительно, “совершать” - это одно из основных его значений, но не единственное (в частности, этот глагол употребляется, когда речь идет о выполнении финансовых обязательств, в первую очередь, об уплате налогов). В НЗ teleo имеет различные нюансы, которые зависят от контекста. Нащупать правильный контекстуальный нюанс значения и найти его соответствие в том языке, на который делается перевод, как раз и является основной задачей переводчика. В 2 Кор 12:9 Иисус говорит Павлу о том, что Божественная сила, осеняя благодатью слабого человека, т.е. в ситуации, когда ничто ей не помогает, является в своей совершенной форме, проявляется во всей полноте. Синодальный перевод передает astheneia как “немощь” - словом, которое может иметь в русском языке общее значение “слабость”, но в первую очередь, означает “болезнь”. Между тем, иерархия значений в греческом слове иная. Это существительное (а также однокоренные прилагательное asthenes и глагол astheneo) в НЗ встречается 80 раз, чаще всего в Посланиях Павла (половина случаев). Им обозначается любая слабость и беспомощность, связанная с земным существованием. В 1 Кор 15:42-44, где Павел противопоставляет земное тело (soma psykhikon) и тело воскресшее (soma pneumatikon), слабость (astheneia) выступает как одна из основных характеристик земного тела. В разбираемом месте Павел говорит о своей физической немощи, но в ответ Иисус произносит фразу, которая носит общий характер (болезнь Павла является лишь частным проявлением человеческой слабости), поэтому синодальный перевод “в немощи” приземляет и излишне конкретизирует греческий текст.
Помимо неточности перевода и использования вульгарной лексики, Алфеев упрекает Кузнецову также в богословской нечуткости. В подтверждение он ссылается на Гал 3:1. В синодальном переводе этот стих звучит следующим образом: “О несмысленные галаты! Кто прельстил вас не покоряться истине и т.д” В переводе Кузнецовой стоит: “Галаты, глупцы, кто вас сглазил!?” В оригинале мы читаем: O anoetoi Galatai, tis hymas ebaskanen... Алфеев мелодраматически восклицает: “Не хотят ли сказать авторы новых переводов, что Апостол Павел верил в колдовство или сглаз?” (с. 80). А что, есть основания в этом сомневаться? Во времена Апостола Павла вера в существование дурного глаза и в магию была нормой. Только одни видели в дурном глазе проявление бесовских сил, другие находили дурному глазу рационалистические объяснения (см. характерный образец такого рационализма у Плутарха, “Застольные беседы”, кн. V, Вопрос VII: “О тех, у кого так называемый дурной глаз”). В НЗ неоднократно описываются встречи апостолов с людьми, занимающимися магией, и ни разу ни один из апостолов не поставил под сомнение то, что такие люди вступали во взаимодействие с потусторонними силами. В “Толковой Библии”, вышедшей первым изданием в 1904-1913 гг. и подготовленной профессором богословия А.П. Лопухиным и другими профессорами духовных академий, в комментарии к Гал 3:1 мы читаем: “Поступок галатов так поразил Апостола Павла, что он видит в этом нечто таинственное (прельстил - точнее: сглазил - ebaskanen), какое-то действие волшебства или темной демонской силы (ср. 2 Кор 11:3, 13-15 и 1 Фес 3:5)”. Авторов этого комментария Алфеев тоже готов обвинить в богословской нечуткости? Отец Иларион утверждает, что глагол baskaino, который Кузнецова переводит как “сглазил”, “могло бы означать скорее “соблазнил”, “ввел в заблуждение”, чем ‘сглазил’ или ‘околдовал’”. На чем он основывается? Слово baskaino употребляется в НЗ только в этом месте. В греческом языке оно имеет три основных значения: 1) “околдовывать” (обычно без использования каких-то особых магических процедур, а при помощи взгляда или слов), причем, начиная по крайней мере, с Платона, оно также может употребляется фигурально; 2)“оскорблять”, 3) “завидовать”. Очевидно, что второе и третье значения данному контексту не соответствуют. В современном русском языке слово “сглазить” употребляется, как правило, фигурально, но при этом оно этимологически прозрачно, и поэтому перевод Кузнецовой удачен, потому что он передает некоторую двойственность, присутствующую в оригинале. Вопрос Павла можно понять как риторическую иронию: тот, кто попытался сбить галатов с праведного пути, поистине должен был использовать иррациональные методы воздействия, чтобы переубедить тех, кому Павел с такой достоверностью и силой проповедовал распятого Иисуса. С другой стороны, Павел, возможно, намекает на то, что некто, чьего имени он не называет, использовал демоническую силу для обольщения галатов.
В своей рецензии отец Иларион цитирует (с купюрами) отрывки из перевода Кузнецовой. Мне тоже хочется процитировать (без купюр) небольшой отрывок из ее перевода: “По данному мне Богом дару я, как мудрый строитель, заложил фундамент, а кто-то другой возводит на нем дом. И пусть каждый смотрит за собой, как он строит. Никто не может заложить иного фундамента, кроме того, что уже заложен, а это Иисус Христос. И строит ли кто на этом фундаменте из золота, серебра, драгоценных камней или из дерева, из сухой травы или соломы, работа каждого станет видна потом, ее покажет тот День, потому что он явится в огне. Огонь испытает работу каждого, какова она. И чья постройка выдержит огонь, тот получит свое вознаграждение, а чья сгорит в огне, тот понесет ущерб” (1 Кор 3:10-15).
И последнее. Я была бы рада, если бы отец Иларион дал мне знать, где находятся площади, базары и кухни, которые говорят таким языком, как в только что процитированном отрывке.

Ответить

#
16.02.2011 в 21:09

Рецензия, процитированная в документе Межсобора, опубликована в 2010 г. на сайте Митрополита Илариона среди работ Митрополита Илариона. Таким образом Митрополит Иларион полностью разделяет точку зрения, высказанную иеромонахом Иларионом. См. http://hilarion.ru/2010/02/24/934 .
Аналогичную точку зрения в книге "Православие" (том 1, стр. 357, М.: 2008) высказывает также и епископ Иларион.

Ответить

#
16.02.2011 в 13:48
Очень интересный документ. Особенно в части информации и переводах Ветхого и Нового Завета на современный русский язык. Хочу внести ясность в упоминание о негативной оценке "Радостной вести" митрополитом Иларионом. Рецензия была написана в 1999 году иеромонахом Иларионом (Алфеевым). Это было единственное его высказывание. Прошло 12 лет. С того времени издание выдержало 3 редакции и подготовлена 4-я редакция "Радостной вести". Некорректно и просто лживо утверждение, что отзыв был дан именно митрополитом Иларионом (Алфеевым). Тем самым составители данного документа вводят в заблуждение православное сообщество.
Ответить

#
16.02.2011 в 10:49
Еще один комментарий.
Дискуссия практически уже перешла на личности. Все комментарии можно разделить на тех, кто "за" и тех, кто "против".
Но давайте постараемся быть более объективными. Если Синодальный Перевод не имеет богослужебного применения, то почему именно к нему такой большой интерес. Ведь выполнялся он с церковно-славянского текста. При всех его недостатках, была проделана огромная работа по благословению Священного Синода, а не частными лицами. И он до сих пор является единственным централизованным переводом на русский язык в нашей Церкви.
Если есть какие-то неточности, то речь может идти о редактировании этого перевода, а не о создании новых. Еще вызывает вопрос-почему такая ориентация на западные переводы? Давно ли Запад и в этих вопросах стал для нас авторитетом. И что делать с имеющимися переводами на языки народов России. Делать для них переводы по-новому?
Возникает полная неразбериха, какой перевод правильный, а какой нет. И все это относится к не богослужебным книгам, а к книгам "для домашнего назидания". К тому же, это гигантский объем работы, и будет ли он выполнен качественно? Не получится ли "копия с копии" не имеющая ничего общего с оригиналом.
Дело тут не в том, что в 19 веке у нас язык был сложный и непонятный сегодняшнему поколению. Ведь мы ответственны за то, чтобы донести православие в чистоте до наших потомков на всех уровнях. А не просто внести изменения, оставив таким образом свой след в истории.
Так же в этом проекте делаются намеки на то, чтобы и богослужебные тексты подправить. Но они уже полностью проверялись и уточнялись - при Патриархе Никоне. Вспомните, к чему это привело.
Я отнюдь не хочу казаться мракобесом. Просто новый перевод Священного Писания - это огромный труд. К тому же, необходимо будет производить правку во всех церковных учебниках, перестраивать сложившуюся десятилетиями систему. Стоит ли это делать? К тому же простой народ вполне устраивает то, что есть сейчас.
Конечно, устранение неточностей необходимо. Но повторюсь-лучше было бы сделать редактирование, чем полностью новый перевод.
Такое мое мнение. Простите, если кого обидел.
Ответить

#
15.02.2011 в 17:17


«Хотя Православная Церковь никогда не объявляла ни Септуагинту, ни
церковнославянский перевод ее непогрешимыми, уточняла текст в тех местах, где
смысл его был темным, невразумительным, но при этом считала и считает, что
Божественное Откровение именно в них лучше всего сохраняется и пребывает
неискаженным. В силу ряда исторических обстоятельств для славян, находящихся,
как сербы, в окружении враждебных Православию народов или, как русские,
подвергшиеся более чем двухвековой антиправославной агрессии,
церковнославянский текст Священного Писания, сверх своего догматического
достоинства, приобрел огромное значение в противостоянии антиправославным и
безбожным влияниям. Предложение о переводе Библии на русский язык в начале XIX
века поступило из Британского БО, а затем было поддержано Российским БО
1812–1826 годов. Тогда же русское священноначалие разделилось на сторонников
перевода и противников его. Среди первых наиболее известным был святитель
Филарет Московский, который в 1858–1866 годах настоял на переводе Библии на
русский язык. Он полагал, что перевод сей послужит возврату в лоно Церкви той
части русского общества, которая охладела к Церкви и, не посещая богослужений,
перестала понимать церковнославянский язык. (В 1876 году этот перевод был издан
по благословению Святейшего Синода, но не принес ожидаемых результатов:
покинувшие церковную ограду, даже получив Библию на русском языке, продолжали
находиться вне Церкви и увлекали за собою все больше православных людей.)
Противниками же перевода Библии на русский язык были святитель Феофан
Затворник, киевский митрополит Филарет (Амфитеатров) и др.



Так, святитель Феофан в одном из писем в 1875 г. писал: «Извольте
ратовать в защиту Библии по переводу семидесяти против Библии Масаретской.
Совсем все обмасаретились и опротестантились... Помилуй нас, Господи! Гибнет
Православие. У вас там штундисты, с севера неметчина давит... Того и гляди, что
вера испарится... Да, чай, уже и начала».



Но и сторонник перевода Библии на русский язык Святитель Филарет писал о
протестантах: «держась исключительно текста еврейского и не признавая
руководства в писаниях святых отцов, предают ветхозаветный текст Библии
необузданному своеволию критики, отчего поврежденные места еврейского текста
легко принимаются за подлинные, иные перетолковываются, особенно
пророчественный смысл затмевается... и неологии к рационализму пролагается
широкий путь».



http://www.blagogon.ru/digest/117/

Ответить

#
15.02.2011 в 00:44

1.//Перевод должен быть буквальным, дословным, академически точным, а не жертвованием формой ради «передачи смысла», что будет уже не переводом, а пересказом в понимании переводчика....Только сами слова (морфология) должны быть русскими (причём, современными русскими, а не архаичными); а построение фраз, форма речи (грамматика), должна быть библейская. В ушах и в сердце читателя Библии, пусть и русскими словами, но должен звучать язык Пророков и Апостолов, а не Пушкина и Достоевского.Нельзя забывать, что Свящ. Писание - это Слово Божие, а не составляющая русской культуры.//

полностью согласен

2.Георгию из Москвы. святитель Феофан в извесное время (уже будучи затворником) громил направо и налево Синодальный перевод. особенно - ветхого завета. называя его "синодальным сочинением". прошло полтораста лет. скажите ка чесно: какой процент тех людей, которые назыают себя православными христианами (на территории бывшего Союза) свободно ориентируются с церковнославянскои Библии? понимают написанное там без словаря? прошло всего то полтораста лет и уже Синодальный перевод стал родным и близким множеству людей, принадлежащих Церкви. другие переводы на русский язык ставятся "массами" ни во что. более того,иногда слышно,что это официальный церковный перевод (хотя он так никогда не был именован). 

однако цитируемый Вами свт.Феофан считал его халтурой (выражаясь литературным языком).

чтобы Вы лучше понимали мою точку зрения ,приведу цитату также небезызвесного Отца "обычай, не подкрепплённый истиной-всего лишь заблуждение, которое надо отбросить и идти за истиной".  конечно не всем, но огромному количеству христиан давно понятно,что новый перевод должен быть. перевод ,который утверждён священноначалием , который будет не "сочинением" и который бы реально отражал исходный текст,а не разрозненые (случайно найденные )кусочки чего либо. и если окажется,что в Септуагинте (с которой в своё время был сделанЦСЯ перевод Библии) были ошибки --то надо не биться лбом об стену доказывая правильность такого места в Септуагинте,а чесно признать что там то и там то была ошибка. а ещё лучше -перешерстить родной ЦСЯ перевод,чтобы при богослужени читалась не отсебятина переводчицкая,а реальное Слово Божие.

а тот факт,что комуто старое, но своё приятне,чем чужое новое, но правильное---это уже в истории нашей Церкви было неоднократно. и обычно ничем хорошим не оканчивалось.

Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
14.02.2011 в 16:11

Официальный перевод должен быть точным, дословным

Перевод должен быть буквальным, дословным, академически точным, а не жертвованием формой ради «передачи смысла», что будет уже не переводом, а пересказом в понимании переводчика.

То, что может быть неясно при буквальном, академичном, переводе, как то иноязычные и устаревшие устойчивые выражения, идиомы и т. д., должно поясняться через примечания за полями текста, а не путём адаптации формы самого текста.

Сохранение формы самого текста очень важно. Поскольку смысл непонятных выражений всегда можно пояснить. А адаптация формы ради «смысла» будет неизбежно субъективной со стороны переводчика и окончательно закроет от читателя другие смысловые оттенки и стороны данного текста, не понятые переводчиком и невмещённые его переводом.

Адаптация перевода (официального перевода Церкви) к нормам литературного языка совершенно недопустима. Перевод должен быть точным, дословным, буквальным. Только сами слова (морфология) должны быть русскими (причём, современными русскими, а не архаичными); а построение фраз, форма речи (грамматика), должна быть библейская. В ушах и в сердце читателя Библии, пусть и русскими словами, но должен звучать язык Пророков и Апостолов, а не Пушкина и Достоевского.

Нельзя забывать, что Свящ. Писание - это Слово Божие, а не составляющая русской культуры.

Я бы очень огорчился, если бы библейскую торжественность, лаконичность, первобытную красоту и простоту речи в русском переводе заменила какая-нибудь легковесная пушкинщина или громоздкое многословие «классических норм литературного русского языка».

Само существование «смысловых» и адаптированных к современным литературным нормам переводов можно признать допустимым. Но не более чем в качестве дополнительного пособия.

Причём, хорошо, если бы на каждый перевод давалась оценка Богословской комиссией РПЦ.

Но, официальным (принятым соборно) должен быть перевод дословный, буквальный, с полным сохранением библейской грамматики и формы речи (с пояснением непонятных выражений за полями текста). Он должен быть своего рода эталоном, скелетом, образцом точной формы текста.

Не следует упускать из виду и то, что только такой текст может иметь авторитет для ссылок в полемике с инославными и иноверцами.

Сказанное касается и перевода на другие языки.

Ответить

#
Антон Небольсин, Россия, Москва
14.02.2011 в 16:09

В целом, этот документ производит благоприятное впечатление своей уравновешенностью. На данном этапе уже это можно назвать серьезным достоинством. С его тезисами, изложенными по пунктам, вполне можно согласиться (это же касается и тезисов о. Ростислава). Приятно видеть и уважительное отношение к синодальному переводу (СП). Увы, мне приходилось сталкиваться с его совершенно разнузданной критикой, в том числе и со стороны духовных лиц. Было крайне неприятно. Кстати, я не согласен с категорическим утверждением документа, что "языковые и стилистические проблемы Синодального перевода все более и более становятся преградой к тому, чтобы люди, пришедшие и приходящие в Церковь, понимали смысл и красоту библейского текста" etc. На сегодня ситуация еще не столь драматична. Думаю, что и статистика продаж подтвердит преувеличенность данного суждения. Однако это не значит, что СП неприкосновенен. Как и любой перевод, он, во-первых, не может не содержать требующих, или, по крайней мере, допускающих исправления мест, а во-вторых, не может со временем не утрачивать лексической, грамматической и общестилистической адекватности окружающей живой языковой реальности. Повторяю, сегодня ситуация мне не видится столь тяжелой, как это утверждается в документе, но, если сидеть сложа руки, то она рано или поздно окажется таковой. Поэтому появление такого рода документа вполне оправданно. О его нюансах, я думаю, имеет смысл высказываться не на сайте, а в более соответствующих характеру проблемы условиях. В качестве самых общих замечаний могу в данный момент сказать лишь следующее.

Для сегодняшнего дня, если говорить о странах с развитой христианской традицией, характерно сосуществование многих разных переводов в рамках одной языковой среды. Это отчасти связано с поликонфессиональностью, но важную роль здесь играет и осознание функциональности каждого конкретного перевода. Перевод может быть миссионерским, литургическим, учебным, - терминология может варьироваться, - и в соответствии с этими различными функциями различными будут и используемые при переводе языковые средства. Думаю, что и на русскоязычной почве эта основанная на различии функций множественность переводов должна будет реализоваться. Но мое мнение состоит в том, что проблема вовсе не в создании такого рода переводов. Проблема и задача Церкви в том, чтобы появился такой перевод, который бы стоял, так сказать, над этими переводами, неизбежно односторонними в силу своей функциональности. Нужен для Церкви некий общий перевод, THE Translation, DIE Uebersetzung, перевод именно церковный в смысле предназначенности для повседневного чтения всеми чадами Церкви вне зависимости от уровня их богословской и историко-филологической подготовки. Думаю, что создание именно такого перевода должно обсуждаться. Все же "функциональные" переводы могут быть без особенного шума выполнены "в рабочем порядке".

Меня несколько смущает звучащий кое-где акцент на том, что новый перевод должен обязательно отличаться "художественностью". Действительно, СП в этом отношении не на высоте. Но на высоте ли Септуагинта и Вульгата? Передано ли в них все поэтическое богатство библейских книг? Думаю, что скорее нет, чем да. В случае священных книг не важнее ли поэтической красоты фактическая близость к подлиннику? Если со стихотоворными фрагментами Библии произойдет то, что произошло с гетевским "Ueber allen Gipfeln ist Ruh" в гениальном переводе Лермонтова ("Горные вершины спят во тьме ночной"; примеры можно множить), то, боюсь, что это не совсем то, что сейчас нужно Церкви. Художественность, к тому же, - это мир, где по определению царствует "вкусовщина". Вам больше нравится Достоевский? А мне - Толстой. Вам Бах? А мне Моцарт. Вам Леонардо? А мне Рафаэль. Вам Гилельс? А мне Рихтер. Вам картошка? А мне капуста. Поэтому для церковного перевода проблема художественности должна быть признана, на мой взгляд, не самой важной.

Для перевода Нового Завета важнейшее значение имеет выбор исходного текста. Совершенно неудачным представляется опыт еп. Кассиана, предложившего текст критических изданий без надлежащих комментариев. В критических изданиях ценен их аппарат, а не основной текст, надерганный "с миру по нитке". Этот аппарат еп. Кассиан как раз и не воспроизвел. Перевод должен выполняться либо с соответствующего нашей литургической традиции текста, либо с какой-нибудь определенной авторитетной рукописи. Вообще же, труд еп. Кассиана считаю хорошим вариантом учебного перевода.

Пользуясь случаем, хотел бы засвидетельствовать свое глубочайшее уважение к труду авторов ветхозаветных переводов, изданных РБО. Многое мне там кажется спорным и требующим в церковном переводе изменения, но в целом это прекрасные опыты блестящих знатоков библейскогог текста.

Ну и наконец, в Церкви должны быть приложены все усилия для того, чтобы круг людей, способных читать Библию на языках оригинала, ширился, чтобы хотя бы наши ожидания, что в эту категорию попадет большая часть духовенства, не казались утопическими. Плюс к этому следует всеми возможными способами добиваться того, чтобы чтение Св. Писания в храме совершалось в максимально благоговейной обстановке (сейчас это зачастую не так) обладающими безупречной дикцией чтецами и чтобы делалось это для людей (желательно лицом к ним), а не во исполнение буквы устава.

Ответить

#
свящ. Алексей Шляпин, РПЦ, Московская епархия, Можайское благочиние
14.02.2011 в 16:02


Повреждённость Масоретского текста.





Церкви
необходим официальный (принятый соборно) перевод Свящ. Писания на русский язык.





В то
же время, очевидна неудовлетворительность Синодального русского перевода,
поскольку он сделан с Масоретского повреждённого текста. Следствием чего
является наличие принципиальных разночтений между русским и славянским текстами
Свящ. Писания, каковые имеются между Масоретским текстом и Септуагинтой.





Следует
учитывать такие факты как историческое доверие Церкви именно тексту Септуагинты
и повреждённость Масоретского текста, что засвидетельствовано такими св. отцами
как мч. Иустин Философ («Разговор с Трифоном иудеем»), свт. Иоанн Златоуст, и
подтверждено Кумранскими текстами; соответствие Евангельских ссылок на Ветхий
Завет именно тексту Септуагинты; а также сам факт расхождения Масоретского
текста с текстом Септуагинты в том числе в принципиальных моментах, в
Мессианских местах. Поэтому Церкви следует и в дальнейшем ориентироваться на
текст Септуагинты. А не на Масоретский текст и иные, отличные от Септуагинты,
греческие переводы, некоторые из которых, как известно, были сделаны с
Масоретского текста, и теми же лицами, которые участвовали в формировании
Масоретского текста (например, Аквилой, учеником рабби Акивы, который, согласно
преданию, участвовал в повреждении иудеями текста Свящ. Писания, плодом чего и
явился Масоретский текст).





Т. о.,
русский перевод Свящ. Писания должен быть сделан с Септуагинты.





Масоретский
текст следует использовать только для уяснения и передачи еврейской грамматики,
формы речи, а также тонкостей и особенностей текста на иврите, но только в тех
местах, где он не расходится с Септуагинтой. В случаях расхождения необходимо
следовать исключительно Септуагинте, без ориентации на Масоретский текст.





Это
касается и переводов на другие языки.

Ответить

#
14.02.2011 в 11:41
Константин из Чернигова:
@Вопрос как всегда в другом: у нас ,как и в 17м веке, народ держится за старое.@
Предостережение святителя Феофана Затворника перед увлечениями новизнами:
"...Старое, однако ж, как испытанное, всегда лучше нового, еще не испытанного. В делах же веры и благочестия чем что старее, тем лучше, или даже – старое-то и есть самое верное. Конечно, неизменным должен оставаться только дух, но и во внешнем выражении сего духа очень многое так существенно и близко к духу, что коснуться его нельзя иначе, как с ущербом для самого духа.
Дыхание, например, есть внешнее выражение жизни. Но дышит человек с самого сотворения все одним и тем же воздухом. Такого же рода все почти и во внешнем облачении нашей веры и Церкви. Здесь очень мало такого, что можно сравнить с покроем платья или образом шитья его. Да и какая нужда изменять, например, рисунок иконы или ноты в напевах, особенно когда старое созидает, а новое разоряет."

Ответить

#
13.02.2011 в 21:00
Правильно, давно пора объяснять людям, что в Церкви всё гармонично, красиво и имеет свою цель. Надеюсь, что более точный перевод Библии лишь только первый шаг к тому, чтобы люди осознавали зачем и для чего они стали христианами.
Ответить

#
13.02.2011 в 19:55

//Так что этот пункт нужно исключить!//

Вам нужно - Вы и исключайте.

Вопрос как всегда в другом: у нас ,как и в 17м веке, народ держится за старое. При этом без разницы -правильно ли было раньше или нет. 

Из всех Новозаветных книг именно Апостольские Деяния и послания наиболее невыверены. то есть в некоторых частях читаемого текста больше вопросов чем ответов. 

както даже иногда грусно становится, когда доказывая ту или иную точку зрения (по жизненным христианским вопросам) мы ссылаемся на текст, который в оригинале звучит совершенно по иному. а ведь до 16го века на Руси вообще не было полного текса Библии. конечно, както и с этим жили)))) но правильно ли это???

Ответить

#
13.02.2011 в 16:06
//IV а)...- ревизия богослужебных чтений из Священного Писания (в первую очередь паремий и Апостола, как наиболее сложных для восприятия).//
А это ещё зачем? Всё и так понятно постоянно посещающим богослужение. Именно Новый Завет при частом его прочтении дома (а это у многих верующих входит в состав вечернего или утреннего молитвенного правила) наиболее понятно и наиболее на слуху: уж дома-то по главе в день евангелие и апостольские послания, наверное, каждый читает, поэтому каждому сразу станет понятно, о каком именно отрывке Апостола идет речь. А если дома читать – то очень быстро все и по-славянски становится понятным.
Так что этот пункт нужно исключить!
Ответить

#
проф. прот. Ростислав Снигирев, Россия, Калуга
12.02.2011 в 12:36

Средства, которые смогут сохранить соответствие исправленного Синодального перевода по функции.


1. В качестве текстологической основы перевода канонических книг берется Масоретский текст.


2. Слова из Масоретского текста, взятые в Синодальном переводе в скобки, в исправленном тексте должны стоять без скобок.


3. В канонических книгах вставки из Септуагинты допустимы только в том случае, когда в Масоретском тексте данный стих либо раздел отсутствуют.


4. Вставки из Септуагинты должны набираться курсивом.


5. Неканонические книги кроме 3 Ездры, имеющей исходный текст на латинском языке, а также вставки из Септуагинты в книгах канонических, должны переводиться с Геттингенского издания Септуагинты.


6. Учитывая то обстоятельство, что слова и выражения, набранные в Синодальном переводе курсивом, были в основном использованы для того, чтобы сделать эксплицитной часть существующей в исходном тексте имплицитной информации, эти слова и выражения должны быть убраны. В некоторых случаях курсив был употреблен, по словам переводчиков «для ясности и связи речи», что часто было действительно необходимо при избранной переводческой стратегии. В этих случаях должны быть найдены иные переводческие решения, устраняющие мозаичность Синодального перевода.


7. Поэтические разделы библейского текста в Синодальном переводе не только переведенные прозой, но даже никак в тексте не выделенные, должны быть переведены заново, как требующие к себе особого переводческого отношения. Особый характер семитического стихосложения дает возможность перевода поэтических разделов библейского текста ритмической прозой, позволяющей сохранить словесную точность.


8. Для устранения ошибок, вызванных незнанием переводчиками позапрошлого века реалий библейской эпохи, при правке Синодального перевода следует прибегнуть к практике Ю. Найды и его коллег по Американскому Библейскому Обществу, составлявших на основании данных филологии, лингвистики, теории коммуникации, археологии и социосемиотики особые словари библейских соответствий.


9. В то же время исправленный текст должен сохранить особый древневосточный колорит, поскольку в случае последовательной локализации текста, свойственного миссионерским переводам, у читателей возникает ощущение культурной неувязки, что совершенно недопустимо в учебном переводе Библии, функции которого в числе прочего выполняют национальные Библии.


10. При правке Синодального перевода должно быть учтено то обстоятельство, что библейский язык, лежащий в основе европейского мышления и культуры, сам по себе является особой семиосферой. В силу этого при правке должна быть сохранена устоявшаяся библейская и богословская терминология.


11. При правке Синодального перевода должны быть сохранены традиционное написание имен собственных, устранены должны быть лишь явные несоответствия, вызванные тем обстоятельством, что в свое время различных частей Ветхого Завета производился разными авторами, и впоследствии не был должным образом выверен. В последнем случае необходимо придерживаться современной практики, предусматривающей транслитерацию имен библейских персонажей. В тех же случаях, когда имя отражает характер или судьбу персонажа, перевод имени вместе с его транскрипцией можно помещать в сноске.


12. В виду явного несовпадения синтаксиса древнееврейского и русского языков, при правке Синодального перевода из четырех типов взаимоотношения исходного и переведенного текстов, оптимален второй вариант, когда переводчик изменяет синтаксис оригинала, поскольку у него нет возможности применить синтаксические нормы исходного и переводящего языка.


13. При правке Синодального перевода должны быть применены ко всему тексту современные правила русской орфографии, пунктуации и грамматики.

Ответить

#
12.02.2011 в 07:46

Богослужебного статуса русский перевод Св. Писания в Русской Церкви не имеет, поэтому не очень понятны опасения по поводу "раскола в обществе". Перевод нуждается в обновлении как раз в силу своей "вторичной" (не-оригинальной) природы, а также в силу того, что русский язык претерпевает изменения. Неужели кто-то считает, что русский язык 19 века более "духовен" и "православен", чем язык 21 века? Ерунда. Православному мировоззрению чужда сакрализация каждой отдельной буквы перевода, тем более перевода небогослужебного.

Русский перевод предназначен для домашнего чтения, размышления, изучения, цитирования, научной работы, преподавания, дидактики и проч. и проч., но никак не для богослужебного использования. Он не используется в молитвенной практике. Выход нового издания библейских текстов на русский язык не только желателен, но и необходим.

Новый перевод не отменяет старый. Английское издание Библии короля Якова не пропало с появлением новейших переводов. Множественность переводов Библии (профессиональных и благословленных Церковью) - это богатство, а не повод к беспочвенным страхам.

Выход новейшего, строгого и исправленного русского издания библейских текстов станет духовным праздником православного народа, который сможет дома, "келейно" приобщиться к Писанию. Плюс к тому: очень обрадовала мысль документа о стимуляции работы ученых и исследователей Библии. Православным давно пора серьезно и с новыми силами начать работу в этом направлении. Надеюсь, что данная инициатива положит начало новой волне интереса в обществе (не только православной части) к Библии, к её толкованиям, к библеистике как фундаментальной отрасли научного знания. "Не бойтесь ничего" (с)

Ответить

#
11.02.2011 в 16:46
Непонятны следующие вещи:
1. Срок начала реализации данной программы по "совершенствованию" переводов Священного Писания.
2. Действительно ли сегодня так необходим новый перевод Св. Писания, не вызовет ли это раскола в обществе?
3. Слабой представляется мысль о том, что неточности перевода являют собой препятствия для людей в виду своей непонятности. Вероятно, необходимо поднимать уровень знаний людей через просвещение, а не снижать сложность перевода в связи с низким образовательным уровнем паствы.
Тем более, что этот вопрос можно решить, боле частым изданием толкований на Св. Писание.
4. Что делать со старыми изданиями. В результате такой реформы они будут признаны устаревшими, или нет?
5. Новый перевод может явиться поводом и для богослужебной реформы, что так же может привести к расколу в Церкви.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс