Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Духовное образование: необходимость качественных изменений

8 марта 2010 г.
Доклад первого заместителя председателя Учебного комитета РПЦ архимандрита Кирилла (Говоруна), прозвучавший 3 февраля на конференции докторантов в Общецерковной аспирантуре и докторантуре им. св. равноапостольных Кирилла и Мефодия.
Тема моего выступления посвящена системе духовного образования Русской Православной Церкви и тем перспективам, которые ожидают эту систему в свете решений Священного Синода и в свете тех задач и установок, которые дает Святейший Патриарх Кирилл. Вы наверняка знаете, много слышали о реформировании духовного образования, которое осуществляется Русской Православной Церковью. Этот процесс начался давно. О необходимости реформ говорил и покойный Святейший Патриарх Алексий II, были приняты соответствующие постановления Священного Синода и Архиерейских Соборов. Реформирование духовного образования было утверждено как обязательное, как императив. И этот процесс продолжается. На протяжении того периода, пока осуществляется реформирование духовного образования, видоизменялись видение и концепции того, каким оно должно быть. И мы являемся свидетелями того, как сейчас происходит модификация концепции духовного образования, более четкими и ясными становятся установки, задаваемые Святейшим Патриархом Кириллом.

Когда мы говорим о реформе, идет ли речь об изменении только формы или и логики духовного образования? До сих пор, в значительной мере, реформирование системы духовного образования ограничивалось изменением форм. Мы подбирали правильные формулы того, какой должна быть семинария, какой должна быть Академия. Вы их знаете, сначала у нас была формула продолжительности обучения 4+4 (4 года в семинарии, 4 года в Академии), потом перешли на формулу 5+3 (5 лет в семинарии, 3 года в Академии). Дискуссия разворачивалась, в основном, вокруг темы 4+4 или 5+3. В любом случае, речь шла о неких количественных категориях. Необходимо сказать, что и качественные подвижки были. В частности, удалось осуществить процесс введения специализации в Духовной академии, где было выделено четыре направления: богословское, церковно-практическое, церковно-историческое и библейское. Это стало хорошим заделом для углубления специализации и подготовки научных кадров.

Сейчас нам необходимо усиление качественных подходов в духовном образовании. Конечно, мы по-прежнему дискутируем по поводу формул. Святейший дал установку на имплементацию Болонского процесса в системе нашего духовного образования. А Болонский процесс во многом заключается «в формулах». Предлагаются формулы 3+2+3, 4+1+3 — речь идет о бакалавриате как о трех- или четырехлетнем образовании, о магистратуре как о двух- или однолетнем образовании и, соответственно, о докторантуре. Помня об этом, мы должны одновременно видеть и другое измерение, другую направленность в процессе духовного образования. Важно понять, что сейчас совершенно меняется парадигма образовательного процесса. Это связано с несколькими моментами.

В настоящее время происходят изменения глобальной образовательной системы. Эти изменения экстраполируются также на систему духовного образования. Изменение парадигмы образования связано прежде всего с процессами, которые происходят в обществе, в сфере знания, сфере информации. Мы являемся свидетелями информационной революции, когда меняется отношение к информации. Информация меняет человечество, информация меняет мир. Мы живем в эпоху даже не информационного, а постинформационного общества. Что это означает? Человечество накопило огромное количество информации, которое выросло за последние годы в геометрической прогрессии. На протяжении всей своей истории оно не накопило столько информации, сколько за последние десятилетия. Это невероятный прогресс. И еще более важно то, что вся информация стала доступной. Человек оказался просто в океане информации. До недавнего времени речь шла о том, что человек искал информацию, а сейчас проблема в том, как выделить в этом океане информации то, что необходимо для решения конкретной задачи, для достижения конкретной цели. И поэтому сейчас важно иметь навыки ориентации в море информации.

Это имеет непосредственные импликации в сфере образования. Меняется подход к образованию, меняется сама категория образования. Если до недавнего времени классическим представлением о том, чем является образование, было то, что это сумма знаний, которую человек должен принять, усвоить и применять на практике. Сейчас просто получение знаний является неактуальным — человек заходит в Google, набирает нужную ему фразу и получает массу сведений. Вопрос в том, что делать с этой информацией. И на этот вопрос должна отвечать современная система образования. На него должны отвечать новые методики, новые подходы, которые практикуются в сфере глобального университетского образования, потому что академическое сообщество первым столкнулось с этой проблемой. И, собственно говоря, университетское образование во всем мире перестраивается на эту новую парадигму и отвечает на эти новые вызовы, связанные с метаморфозами информации. В университетах сейчас очень большое внимание уделяется как раз тому, чтобы научить студентов навыкам ориентирования в информации. Это же отражается в рамках пресловутой Болонской системы, о которой мы говорим. Подходы, которые вырабатываются в рамках данной системы, позволяют справиться с информационными вызовами.

Что такое сама информация? Это количественная или качественная величина? Недавно в Хайдельбергском университете у нас состоялась интересная дискуссия по этому поводу. В частности, была проведена аналогия того, как именно сейчас меняется восприятие информации. Оно аналогично восприятию окружающего мира в современном научном мировоззрении. Если, скажем, в эпоху Ньютона мир воспринимался как часы, как некий механизм, то в XX веке благодаря революции, произведенной квантовой механикой, произошло качественное изменение отношения к миру. Мир стал восприниматься как нечто более органичное, более сложное, нелинейное. То же самое происходит с информацией. До сих пор у нас было представление об информации как о совокупности единиц и нулей. Однако такое ньютоновское представление сейчас очень быстро меняется. Информация — не просто сумма единиц и нулей, это не просто сумма знаний. Это то, что связано с самой этимологией слова — in formatio — я формирую что-то. Информация — это такая сила, которая воздействует на человека самыми разными способами. Информация — это своего рода поле, если использовать язык физики, определенная структура, определенная система, которая человека вписывает в себя, но и человек изменяет эту структуру. Происходит очень сложное взаимодействие информации и человека.

Человек должен пропустить информацию через свое сознание. Так мы сталкиваемся с более сложным представлением о том, что такое знание. Знание — это не просто механическая сумма отдельных сведений, а нечто, что пропускается через субъективное восприятие, через ум и сердце. Для определения взаимодействия человека и знания более уместным кажется употреблять не термин «запоминание» или «заучивание», а «усвоение» — знание для человека становится «своим». Человек пропускает его через себя, видоизменяет его, и знание тоже изменяет человека. Таким образом, происходит тесная интеракция между знанием и человеком.

От человека требуются определенные навыки восприятия знания. Усваивая знания, человек должен четко понимать, что ему нужно и что ему не нужно. Эти критерии помогают ему ориентироваться в океане знаний. Почему сейчас растут социальные сети? Почему знание становится очень дискретным? Почему происходит специализация по направлениям? Благодаря интерактивности социальных сетей люди выбирают себе те области познания и информации, которые ближе им. И это совершенно естественно, это в природе человека. В образовании очень важен этот личный фактор восприятия. Если мы вернемся к древним философам, перипатетикам, то мы увидим, как знание передавалось в то время. Знание для древних греков было не просто учебником, который читали студенты. Это было нечто, что передавалось в качестве традиции от учителя к ученику, что требовало личного восприятия со стороны ученика. Т.е. мы видим даже в классических образцах образования именно такой подход. И все это актуально в новых образовательных парадигмах, которые практикуются и в западных университетах, находя отражение также в Болонской системе. Это, безусловно, должно быть имплементировано в системе духовного образования.

Что это означает на практическом уровне? Это значит, что важным моментом в процессе образования является самостоятельная работа студента. Большинство из нас прошли через старую классическую семинарскую систему еще советского образца. Для нас процесс получения знания — это сидение на лекциях, когда преподаватель держит перед собой конспект и зачитывает оттуда. Этот конспект можно взять в библиотеке и почитать — преподаватель мало что нового добавит. В таком процессе передаче знаний доминирует лекция, зачитывание конспекта; в лучшем случае преподаватель, если он хороший специалист, может выходить за рамки конспекта. Это процесс не является, как правило, интерактивным — чаще всего студент пассивно воспринимает объем знаний, который передается преподавателем. Этот подход вытекает из того, что знание есть некое сокровище, недоступное студенту, но им владеет преподаватель, который студентам его раздает. Сейчас это уже неактуально — любой студент набирает Google и получает все, что ему нужно, порой даже больше, чем ему преподаватель расскажет на лекции. Поэтому студент должен активно участвовать в приобретении знаний. Задача преподавателя меняется: от просто трансляции знаний к тому, чтобы научить студента искать, добывать знания самостоятельно, вернее, ориентироваться в море знаний. Важно научить студента приобретать такие критерии и навыки, которые бы помогали ему отбирать в море информации то, что ему нужно. Именно на это сейчас перенацеливается образовательный процесс. Студент должен уметь работать самостоятельно, но в этом ему нужна помощь преподавателя.

В оказании такой помощи заключается смысл лекционного компонента в системе образования. Лекция остается важным компонентом образования, но перестает быть доминирующим. В современной Болонской системе на лекции отводится около половины образовательного процесса. Остальное — самостоятельная работа. Также важны семинары, на которых достигается максимальная интерактивность между студентом и преподавателем. Здесь на примере решения частных проблем оттачиваются навыки студента решать широкий спектр вопросов.

В Болонской системе объем знаний, полученных студентом, измеряется не только лекционными часами. Традиционно у нас мерой знаний является количество часов, отсиженных студентами в аудиториях. Именно это является критерием присуждения той или иной квалификации. К счастью, образовательная система сейчас от этого уходит. Образовательные кредиты, на которые переходит образовательная система, измеряют много параметров, учитывают много аспектов образовательного процесса. Это часы в аудитории, количество семинарских занятий, количество письменных работ, объем усвоенной литературы. Определяется круг чтения, который студент должен освоить. Прочитанный материал оценивается в кредитных единицах. Кредит становится универсальной единицей, определяющей объем знаний, усвоенных студентом. Это необходимо учитывать, когда мы говорим о реформировании духовного образования. Меняется в связи с этим отношение к учебному пособию. Это учебник или нечто большее? Сейчас достаточно зайти в Google, и мы найдем там гораздо больше информации, чем в любом учебнике. С одной стороны, учебник дает некий каркас знаний, он остается ключевым элементом учебного процесса, но этого каркаса становится уже недостаточно. Вокруг него формируется круг материалов, куда входят монографии, научные статьи, которые подбираются преподавателем. Студент должен погрузиться в этот круг чтения.

Характерной чертой круга чтения является вариативность мнений, находящихся внутри него. В рамках рекомендуемой литературы можно встретить разные точки зрения на один и тот же вопрос, и это не должно обескураживать. Студенты должны разобраться с этой вариативностью, которая способствует формированию объемности знаний.

Применение всех изложенных выше принципов призвано качественно изменить характер образования, получаемого в наших духовных школах. Цель этих изменений — не в реформах ради реформ, но в повышении уровня подготовки пастырей, а также взращивании профессорско-преподовательских и исследовательских кадров.

Ключевые слова:
См.также:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (72)

Написать комментарий
#
чтец Василий, Россия, Моcква
2.01.2014 в 23:07


+ Господи благослови +



В последние годы в российских Духовных
Семинариях наметился опасный крен в сторону полного соответствия нормативам
светского высшего образования. По новой программе бакалавриата сокращены до
полугода (раз в неделю) такие важнейшие для будущих священников предметы как
Библейская история и Катехизис. Это значит, что ученик какой-нибудь Воскресной
школы знает Православное вероучение лучше, чем многие семинаристы, которые прежде не посещали Воскресную школу!!! И какие после этого
из них получатся священники???



Зато на расширенных уроках Истории религий
семинаристы штудируют бесовские мифы о «богах» древней Греции, Рима, Египта, Палестины,
Месопотамии, Индии, Китая, Японии, древних славян, германцев, кельтов, индейцев
Америки, и других дикарей, колдовские заклинания и мерзкие изображения с
описанием человеческих жертвоприношений и священной проституцией… На одном из
таких уроков преподаватель настаивал, что Христианство, якобы, не Богом
дарованная религия, а обычная - сочинённая людьми, а на уроке естествознания
семинаристам навязывалась атеистическая теория эволюции Дарвина!



Как бы Духовные Семинарии не подстилались под
стандарты светских ВУЗов, их авторитет при этом только падает. Выпускников
Семинарии не приглашают преподавать в светских институтах, которые, в свою
очередь пытаются соответствовать требованиям американских школ, в одной из
которых произошёл показательный случай. На уроке религиозной терпимости
преподаватель велел ученикам на листочке написать слово «Иисус» и растоптать.
Единственный отказавшийся от этого кощунства учащийся со скандалом был выдворен
из университета.. Российское светское образование, возможно, это же ждёт, так
стоит ли ему соответствовать Духовным школам?



Во времена Советского Союза, когда школа
была отделена от Церкви, семинарское образование
пользовалось огромным авторитетом, а
пройти конкурс и поступить в Семинарию могли лишь единицы. А теперь во всех
семинариях катастрофический недобор студентов – нет желающих, потому, что
авторитет семинарий упал. И это при том, что в Семинариях учат безплатно,
кормят, предоставляют жильё, стипендии и пр.



Это потому, что семинарское образование ещё далеко
не соответствует светскому, но уже оторвалось от чистого Христианского – оно
непонятно для чего. Светское образование недостижимо, т.к. между ВУЗами
жесточайшая конкуренция на выживание (за государственное финансирование). А
развитие реальной Христианской науки возможно только в молитвенном соприкосновении
с Богом. Не случайно, в старину центрами Православного образования, науки
и миссионерства среди язычников были монастыри. Та же Московская Духовная Академия поочерёдно располагалась в Богоявленском, Заиконоспасском, Свято-Троицкой Сергиевой Лавре и Новодевичьем (в 1944-1947 гг.) монастырях.

Ответить

#
14.01.2011 в 19:43
"Характерной чертой круга чтения является вариативность мнений, находящихся внутри него. В рамках рекомендуемой литературы можно встретить разные точки зрения на один и тот же вопрос, и это не должно обескураживать. Студенты должны разобраться с этой вариативностью, которая способствует формированию объемности знаний."

Но ведь от этого один шаг до того, чтобы сказать "все относительно, нет ничего достоверного, нет единой истины, а есть множество частных маленьких истин." Как этого избежать? Понимают ли преподаватели сложность вопроса?

В советской школе, о которой довольно пренебрежительно высказывается уважаемый автор, учили искать истину, "докапываться" до нее (особенно в исторических дисциплинах). А роль преподавателя была не только научить, но и критиковать, проверять выводы "на прочность". Мы создали в XX веке образцовую школу, одну из лучших в мире.

Потом, любое образование, в том числе богословское, имеет свои "издержки". Как их минимизировать? Это тоже тема для размышлений.
Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
16.04.2010 в 15:56
Отче, дорогой, Христос воскресе! да я все прекрасно понимаю. )) Я и не думал "обижаться". Я просто к тому, что в современном мире все перемешалось - католики, протестанты и сектанты в России, православные на западе. Да и этот же Портал, где он "есть", а где его "нет", где "существует" ("именно здесь" - это на моем экране, как, впрочем, и на Вашем, т.е. Портал "там - здесь", где мы его читаем и через него общаемся), и в какой мере он реален или виртуален, и где пределы его материального бытия (его "существование", наверное же, не определяется границами материального бытия?). В этой ситуации, кто кого и для чего взыскует, не всегда ясно. Что нужно "нам" от "них", "им" от "нас", и вообще кто такие "мы" и "они" в Церкви Христовой, "в богословской среде в России" (Россия там, где бьется русское сердце, где живет и дышeт русская душа), и даже на Портале (я, например, "здесь" или "там"?) Наверное не нужно думать, что Дух Святой действует только "у нас", а "они" Его полностью, "абсолютно", лишены, ибо, во-первых, Дух дышет, где хочет, и не знаем, "откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа" (Ио. 3,8); а во-вторых, как писал Хомяков, "Цеpковь ... имеет в себе пpебывающего Хpиста и благодать Дyха Святого во всей их жизненной полноте, но не в полноте их пpоявлений, ибо твоpит и ведает не вполне, а сколько Богy yгодно.... Остальное же человечество, или чyждое Цеpкви, или связанное с нею yзами, котоpые Бог не изволил ей откpыть, пpедоставляет она сyдy великого дня" ("Церковь Одна"). Вот и разговор о "духовности" в конечном итоге упирается именно в разговор о Духе Святом, о плодах стяжаемого нами Духа - в первую очередь о любви, радости, мире, которые и да пребывают с Вами, особенно в эти пасхальные дни. Воистину воскресе Христос!
Ответить

#
16.04.2010 в 03:23

Воистину воскресе Христос!


Дорогой о. Александр! Прошу у Вас прощения, если обидел! В Вашей духовности никто не сомневается. Вообще-то я имел в виду совсем не православных пастырей на западе, а католических и протестантских. По-моему из моего комментария это предельно ясно. Да и не собираюсь я говорить Вашим собратьям «что в их среде "духовных пастырей абсолютно" нет». Мой комментарий был обращён не к собратьям на западе, а к богословской среде в России. Ведь портал «Богослов» существует именно здесь.

Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
14.04.2010 в 21:41
"Запад не имеет духовных пастырей абсолютно, и с надеждой взирает на православие."
=========
Дорогой собрат мой! Христос воскресе! Мне думается, что с такими авторитетнейшими утверждениями нужно выступать весьма осторожно, особенно в нашем современном мире, когда Русская православная церковь живет полнокровной жизнью не только на "Востоке", но и на "Западе", и где самые слова "восток" и "запад" утеряли то былое значение, что некогда имели. Потому-что когда на светлой седмице по улицам Нью Йорка шествует пасхальный крестный ход, а впереди оного, вслед за Крестом и хоругвями, шествуют ваши собратья, в кровеносных сосудах многих из которых не течет ни капли "восточной" крови, и все они, кроме двух или трех, "западные" и проживают "на западе", в монастырях духовности в сердечную сумочку не копили, посмотреть им в глаза и сказать им, что в их среде "духовных пастырей абсолютно" нет, может только человек, мало продумавший свои слова. И вообще, живя на востоке, следовало бы Вам сначала спросить своих старших собратьев, что есть и чего нет "абсолютно" на западе, а потом уже делать такие утверждения, которые мне, например, говорят только лишь о том, что наполнив Вашу душу духовностью, Вас, наверное же, так и не научили, что такое духовность, и в какой части света её искать, как и не научили понимать слова пасхального канона, "... се бо приидут к тебе от запада и севера и моря и востока чада твои, в тебе благословящие Христа вовеки". Воистину воскресе Христос, собрат мой!
Ответить

#
13.04.2010 в 10:46

Согласен с Андреем Рогозянским.


Когда я сам учился в семинарии, на меня очень сильно повлияло именно общение с преподавателями, от которых я перенимал духовные качества смирения, незлобия, любви к человеку. Семинарская атмосфера особая. Атмосфера братства. Даже называют семинаристы друг друга "братья".


В семинарию я пришёл, пройдя довольно жёсткую армейскую службу. Когда впервые я вошёл в семинарскую спальню, то стал свидетелем серьёзного спора на тему каким должен быть священник. Помня, чем заканчивались столь горячие споры в армии, я подумал, сейчас семинаристы подерутся. Каково же было моё удивление, когда они попросили друг у друга прощения и обнялись. Я понял, что попал в то место, где люди знают нечто такое, чего не знает никто в мире!


Впоследствии, я улавливал в преподавателях и братьях те же черты и нотки, и слагал их в своё сердце. Помню, как меня поразило то, когда я впервые вошёл в алтарь академического храма и провёл там всю службу в присутствии архиерея и многих священников - преподавателей. Я увидел в них то, что, может быть, в обычной жизни не замечается. Поразительная обстановка духовности, молитвы и братского отношения старших к младшим. Хоть на приходах я пономарил до семинарии, но ничего подобного никогда не ощущал.


Помню, как однажды, уже будучи священником, пришёл служить очередную службу в академический храм рано утром. И стал свидетелем поразившего меня до глубины души события. Накануне рукоположили одного из преподавателей, который по - мнению студентов был довольно строгим к ним. И вот, этот преподаватель совершал на моих глазах первую в жизни проскомидию. Я увидел на его лице необыкновенное волнение. Он участвовал по - настоящему в Таинстве. С его лица просто градом стекал пот от волнения. В жизни я дал себе установку никогда не составлять мнения о людях со слов других. И вот, я лишний раз убедился, что этот "строгий" преподаватель в душе был необыкновенно благоговейным.


Все эти случаи братского отношения друг к другу, к таинствам, к Церкви и сформировали меня как священника, как человека, любящего людей независимо от их характеров, а как образ Божий. Это и помогает мне в служении, в добром отношении к людям, что вызывает в ответ доверие и доброе отношение. Конечно, само по себе это ещё не делает человека хорошим священником. Нужна и молитвенность, и духовность...(см. курс Пастырского богословия). Но это создаёт положительную настроенность людей и позволяет им преодолеть большие препятствия на пути к Церкви.


Я имею также светское высшее образование, и атмосфера в светском ВУЗе была, в целом, неплохой. Но ничего подобного семинарии я в жизни не встречал. Не понимаю, как можно разрушить эту атмосферу коллективной жизни, где семинарист "притирается" характерами с собратьями, и заменить её на простой процесс получения информации. В семинарии юноша получает сконцентрированный опыт общения со множеством совершенно различных характеров, нахождения общих позиций с совершенно, иногда, противоположными мнениями. Это помогает ему в его будущей пастырской деятельности. Если этот живой организм общения на очных занятиях, за богослужением, в столовой, в библиотеке, на послушаниях, на самоподготовке... заменить просто индивидуальной работой с книгой, тогда, действительно, священник превратится в Гугл, или в Православную энциклопедию.


Но не этого ждут от священника люди. Мир изнывает от отсутствия любви. Именно её они ждут от Церкви и священников. "По тому будут узнавать, что вы - Мои ученики...". Безусловно, профессиональная подготовка священника играет очень большую роль! Но, помню тезис, сказанный преподавателем "Пастырского": люди священнику простят всё, абсолютно всё, но не простят, если он не будет молитвенником.


На западе крайне развит индивидуализм и личное мнение, часто в ущерб истине. Для них важнее не найти истину, а высказаться по тому или иному вопросу. Истина для запада не важна. Поэтому они давно не переживают по поводу богословских вопросов, нравственности согласной с Евангелием, не говорю уж о духовности. Тут уважается любое мнение, абсолютно любое! Даже прямо противоречащее очевидной истине. Индивидуализм, в противовес коллективизму. Именно поэтому никак не удаётся договориться с католиками и протестантами по богословским и нравственным вопросам.


Если не ошибаюсь, Болонская система предполагает написание сочинений – эссе студентами в процессе обучения с выражением своего мнения по тому или иному вопросу. Это мнение не должно быть обязательно правильным. Это просто приучение студентов самостоятельно мыслить. Хорошо, конечно. Но проблема как раз в том, что саму истину они выбрасывают, называя её догматизмом. И на первый план ставят личное мнение студента в противовес истине. А истина, догмат, как известно, это то, что дано Церкви в откровении от Бога. В кого тогда превратятся семинаристы, когда они будут своё мнение ставить в противовес церковной истине, Христу? Сама Болонская система это, на мой взгляд, порождение индивидуализма, превосходства индивидуального, над истиной.


Что делать в такой ситуации, как продвинуть процесс признания наших богословских дипломов во всём мире?


Мне кажется, наша семинарская система воспитала немало духовных пастырей. Это и есть, в конечном итоге, главный плод духовного (а не богословского) образования. Ещё одно преимущество семинарий, которые находятся в ограде монастырей в том, что здесь и растут духовные пастыри. Это и есть уникальный для всего мира феномен православия. Мир, как православный, так и светский, тяготящийся утратой истинной церкви и духовности, нам не простит, если мы разрушим вот эту нашу уникальную систему именно духовного (а не просто теологического) образования. Не мы должны равняться на запад, а запад на нас. Запад не имеет духовных пастырей абсолютно, и с надеждой взирает на православие. Мы не в праве обмануть "отпавших братьев".


Мне кажется, обеспечить повышение уровня образования в академии можно простым честным со стороны преподавателей контролем знаний на всех уровнях. Но не в ущерб, конечно, духовному воспитанию.


Не нужно, однако, забывать, что наша духовная школа сейчас только возрождается, и не надо от неё преждевременно требовать слишком больших результатов. Чтобы выростить плеяду зрелых богословов, необходимо время, десятилетия. Тогда будут поколения богословов, перенимающие эту богословскую зрелость. Нужно обширное богословское поле этих самых зрелых богословов, которые не просто защитили какие-то работы, но и жизнью прожили своё богословие. Вот тогда, при наличии широкого выбора и богословов, и множества богословски образованных мирян, можно будет выбирать самых лучших для преподавания в академии. Из них и вырастет хорошая академия.


Мне кажется в церкви должно быть два направления: одно пастырское, со своей академией, а второе богословское, с православными университетами и с теологическими факультетами в светских ВУЗах. Тогда у нас и пастыри будут образованные богословски, и миряне, которые будут иметь возможность заниматься богословской наукой. Духовная академия пусть занимается изучением и практикой духовности, связанной с практическим пастырством. Чтобы не утратить эту самую духовность. А теологические факультеты пусть занимаются церковной наукой, постепенно воцерковляя студентов и равняясь в этом на духовную академию.

Ответить

#
11.03.2010 в 19:00

В России сегодня почти 40 семинарий и наборы в провинциальные семинарии, как правило, очень и очень низкого качества. При поступлении в некоторые из них до 50 % абитуриентов получают неудовлетворительные оценки даже не за изложение по русскому языку, а за знание основных молитв и умение читать на церковнославянском языке. А с русским языком вообще полный провал. Тут цифры могут быть катастрофическими. Причем, отчисленные из одной семинарии за неуспеваемость (и такое бывает!!! иногда все-таки за это отчисляют), прекрасно учатся в другой, соседней, хотя знаний у них в голове не прибавилось. Я не говорю о богословских дисциплинах, я имею в виду элементарную подготовку студента - умение читать, писать и т.д. Причем если несколько лет назад такой студент мог прикрыть свои недостатки "внешним смирением", послушанием начальству, то сегодняшний студент уже не утруждает себя этими излишествами. Семинария все больше трансформируется в бурсу XIX века, только с весьма рослыми бурсаками. Причем эти не умеющие читать (не только на церковнославянском, но и по-русски), писать и элементарно выражать свои мысли студенты рано или поздно становятся все-таки священниками, начинают духовно руководить, а иногда "верховодить" паствой.

Иногда задаешься вопросом: "А нужны ли в Церкви образованные священнослужители?" Ведь очень часто от церковного начальства можно услышать аргумент: "Зато верующий, а эти умники, от них жди беды". И это не в одной отдельно взятой епархии, а в весьма многих местах. В одних местах священнослужителям не разрешают обучение в светском вузе, аргументируя это фразой: "Ты что, из Церкви решил уйти?". В других, могут сегодня благословить, а завтра благословить отчислиться, т.к. неполезно это для тебя. (знаю не один пример такого отношения).

И, наконец, существует мнение, что через семинарию должен пройти любой человек, чтобы стать священником вовсе не потому, что он должен получить богословское образование, а потому, что он должен пройти "систему". Прошел 2-5 курсов очного пребывания - наш человек. Не прошел, чуждый элемент. А вы говорите о столь странном понятии как "качество подготовки". Как измерить? Уровнем знаний и оценок? Дак ведь в семинариях это никогда не считалось качеством подготовки. Духовностью? А ее-то как измерить? Степенью лояльности начальству? Тем самым смирением и послушанием? Тогда причем тут реформа образования?

Я вовсе не хочу выступать ниспровергателем основ, но, как говорится, наболело. И подчас трудно увидеть выход в конце этого тоннеля...

Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
19.03.2010 в 19:49
Наболело, говорите. Высказались. Tрудно подчас, действительно трудно, увидеть выход в конце тоннеля. Да, подчас. А подчас и вообще невозможно, особенно ночью. Но вот, однако, интересно спросить: Вы по тоннелям часто ездили, ездите? В чем - Ваш опыт?

Чтобы не быть голословным, у меня тоннельный опыт есть, притом - достаточно обширный. В городе Энске, к сожалению, не был, по тоннелям Вашим не ездил. Но вот, по пути в Вашингтон из Нью Йорка, объезжая славный г. Балтимор, есть тоннель. Ездил. Туда и назад. Из Манхэттэна в Бруклин - тоннель. Ездил. Туда и назад. Из Манхэттэна в Квинс - тоннель. Ездил. Туда и назад. Из Манхэттэна в Нью Джерси - даже два тоннеля. Ездил, в обе стороны, через один и другой. Достаточно часто. А за последние пятнадцать лет так вообще, неделя за неделей, туда-сюда, туда-сюда. И знаете, что Вам скажу: въезжая в тоннель, никогда не виден выход. И даже с середины - не виден. А я, представьте себе, спокойно езжу. Причем - никак не сомневаясь, что он, выход тот, действительно есть. Чтобы его увидеть, нужно туда приехать, откуда он виден. У апостола Павла сказано, правда, несколько иначе: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох. Ну и дальше, конечно. Веру - легко растерять. Но без нее не следует, видимо, по тоннелям ездить.
Ответить

#
19.03.2010 в 20:09

C тоннелем все понятно! если это тоннель, то где то там в конце выход есть... а вот если это тупик? МЫ впервые идем этой дорогой, и поэтому ощущения сильно отличаются от тех, которые переполняют путешественника "в Вашингтон из Нью Йорка, объезжая славный г. Балтимор".

Уверены ли те, кто ведет наши раскопки в реформах образования, куда их ведет???

Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
20.03.2010 в 17:00
МЫ — это как сказать. «Но Часовая Скрижаль каждого из нас наяву превращает в стального шестиколесного героя великой поэмы. Каждое утро, с шестиколесной точностью, в один и тот же час и в одну и ту же минуту мы, миллионы, встаем как один. В один и тот же час единомиллионно начинаем работу — единомиллионно кончаем. И, сливаясь в единое, миллионорукое тело, в одну и ту же, назначенную Скрижалью, секунду, мы подносим ложки ко рту и в одну и ту же секунду выходим на прогулку и идем в аудиториум, в зал Тэйлоровских экзерсисов, отходим ко сну...» МЫ — легко может и антиутопией стать.

Славный город Энск! Город невиданных тоннелей и неведомых тупиков! С достоверностью не знаю, конечно, тот ли это самый губернский город NN, в который въехала некогда довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, — словом, все те, которых называют господами средней руки. Но вот замечания об экипаже совсем уж точно напоминают тот давний запечатленный разговор, происшедший в поэме у дверей против гостиницы: "Вишь ты, — сказал один другому, — вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?" —"Доедет", — отвечал другой. "А в Казань-то, я думаю, не доедет?" — "В Казань не доедет", — отвечал другой. Этим разговор и кончился.

Уверены ли те, кто ведет наши раскопки, куда их ведет? А как, простите, ведя раскопки, можно быть уверенным в чем либо? Берестяные грамоты, что ли, ищем? Не так давно, например, на родине славных тульских самоваров раскапывали территорию Успенского монастыря, думали строить торговый центр. Тульские археологи вскрывали участок с некоторыми опасениями, думая обнаружить кладбище — если бы та версия подтвердилась, то без серьезной санобработки работы по строительству торгового центра были бы невозможны. Возбудители сибирской язвы и чумы, которые пару веков назад отправили на тот свет не одну тысячу людей, сохраняются в земле сотни лет. Областные депутаты даже осудили кощунственность замысла — строить развлекательный комплекс на костях. Но археологи пришли к заключению, что кладбища на том месте не было, а были каменные строения, причем построенные весьма основательно. И вот, появились первые находки. Много нашли игрушек - куколок, птичек. Игрушки – керамические, особенные, не похожие ни на филимоновскую игрушку, ни на тульскую городскую. И еще, вот, узнали: собственными силами археологам «Тульских древностей» — не управиться. А зевак да просто любознательных горожан на раскопках предостаточно.

Так и мы. МЫ. Кому реформу проводить, где и как, еще не совсем понятно. А зевак и любознательных граждан, как и в Туле, будьте уверены, найдется превеликое множество. И не в уверенности дело. А в вере. «Примечай, — пишет блж. Феофилакт, — как Он прежде сказал: "молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей", а потом Сам Своей властью посылает их. Ибо Он, как истинный Бог, есть поистине Господин жатвы, то есть верующих. — Наперед говорит им о гонениях и о том, что они будут как агнцы среди волков, для того чтобы сии, напав на них неожиданно, не смутили их внезапностью».
Ответить

#
24.03.2010 в 09:18

Энск-великий город славной Руси! тут все как везде в России, очень типично, и семинария- типичная, с типичными проблемами.

Надо определиться, реформы образования, это раскопки неизвестного или путь через тернии к определенной цели?! я подозреваю, что конечный результат неизвестен никому, что методы и средства реформы изобретаются на ходу. И что у нас тут не цивилизованный американский тоннель, а грязная русская яма, которую надо выгребать.

Труд сложный! но главное как то  понять, зачем мы тут копаемся, иначе дальше этой возни не пойдет дело. 

а сверху этой вразумительной цели не сформулировано

Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
24.03.2010 в 18:38
В Энске, великом городе славной Руси, как Вы совершенно правильно и справедливо заметили, главной достопримечательностью является то, что там, действительно, все очень типично, и семинария - типичная, с типичными проблемами. Но вот, насчет "как везде в России" - с этим можно поспорить. Много лет назад, я учился в совсем нетипичных духовных школах на одном из закрытых островов Советского Союза. Там все было нетипично, начиная от нетипичного митрополита, нетипичного ректора, нетипичных преподавателей, и кончая нетипичными студентами, которые и учились, собственно, совсем нетипично. Сам остров находился в совсем нетипичном городе, с совсем нетипичной историей и нетипичными традициями, да и я, собственно, был совсем нетипичным. О славной Руси открыто никто не говорил, по совсем независимым, но понятным причинам; однако она, Русь, у многих жила в душе. У одних - как память, грезы детства; у других - как пророчество, или как несбыточная мечта. Кто-то и вообще о Руси не думал. Мне лично она всегда виднелась не только через кристально-прозрачную воду озера Светлояр, но и поднимающейся на поверхность там, где любящее око видело её. Как-то однажды, в личной беседе, вл. ректор спросил меня о лично моем субъективном опыте в стенах духовных школ. Я ничего вразумительного не смог тогда ему ответить, ибо осмысленного опыта у меня тогда, собственно, и не было - были лишь некоторые переживания, какие-то наброски чего-то достаточно смутно воспринимаемого. Этот свой опыт мне довелось осмыслять и переосмыслять много лет, но теперь уже могу кое-что ответить на однажды заданный вопрос.

Как и во времена Христа, кому - познание тайн, а кому - притчами. Определяться с путем - не приходится. Путь давным давно и дан, и задан. Нужно готовить священников для современного русского мира, хлынувшего в Церковь. Готовить священников на Советский Союз - бессмысленно. Советского Союза нет, и островов архипелага - тоже нет. Есть некое так называемое постсоветское пространство, которое постепенно приобретает русскую, и российскую идентичность. Но и здесь, готовить священников на российскую империю конца 19-го столетия тоже ведь не приходится: мы там давным-давно уже были, туда возврата нет. И вот, на чем строить. На бывшем кладбище, на костях? на развалинах былой цивилизации? Или на совсем Ином Камне?

Но о чем это я. Зачем мы тут копаемся? Хочу Вам подсказать одну удивительную мысль: для того, чтобы построить цивилизованный американский тоннель, нужна была всего-лишь грязная американская яма. И ответственный заведующий, понимающий в какой яме и на каком берегу начинать.
Ответить

#
25.03.2010 в 10:44

Пропустив первые два абзаца, соглашусь с третьим! да, нужен заведующий, который знает в какой яме и на каком берегу начинать!!! Он должен знать сам куда он докопается и сообщить об этом своим прорабам и простым работягам. Чтобы и они знали, что  копаются не в грязной яме, а в будущем тоннеле. ТАК создается мотивация, ТАК появляется тот свет в конце тоннеля.

Как преподаватель Энской семинарии могу свидетельствовать, что не видел еще конечного плана нашей работы. Зачем копаем? кого готовим? то, что это вопрос ОБСУЖДАЕТСЯ, уже говорит о том, что нет еще конечного плана. Есть идеи, каким бы хотелось видеть результат, но эти идеи абстрактны! а если нет плана, то мы копаемся в грязной яме и нет просвета... пока.

Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
25.03.2010 в 21:14
Заведующий есть. И это, наверное, самое главное. О временах же и сроках, дорогой коллега, сказано еще у Даниила (Даниил 2:20-22), в деяниях апостольских (Деяния 1:7-8), у ап. Павла (1 Фессалоник. 5:1-2), да и еще кое где. Что ж, воспоем песнь восхождения: Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя. Помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю. Не даст Он поколебаться ноге твоей, не воздремлет хранящий тебя (пс. 120, 1-3). Да и поговорочку русскую не следует забывать: семь раз отмерь, единожды отрежь. Я ж Вам говорю: копаемся в будущем цивилизованном российском тоннеле, ведущем от одного берега на другой. Видимо, начинать будем с этого берега, где яма. С того иные копают, там уже давно из ямы вышли...

Разработки чаще всего делаются годами, на уровне администрации и аккредитирующих инстанций. Потому что если там, наверху, не пройдет - особенно по вопросу о финансировании - то всуе трудятся зиждущие. Уж сколько говорилось, писалось, об ОПК. Ну а воз еле-еле пока. И тут-то как раз и беда: кто-то видит тройку ("Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься?"), а кто-то совсем иное сопряжение двигателей ("Однажды лебедь, рак, да щука"). Поживем, увидим. А там посмотрим.
Ответить

#
10.03.2010 в 13:44

Если бы спросили меня, как рядового преподавателя, что необходимо изменить в системе духовного образования,  дабы повысить уровень пастырей-выпускников семинарии, а так же обеспечить  подготовку высококвалифицированных преподавательских кадров, то я ответил бы до скучного банально. 

1. Повысьте зарплату ( не на 2-3 тыс. руб., а на 2-3 тыс. долларов) предоставьте свободное время для научных изысканий( не 1-2 часа в неделю, а 1-2 дня) посылайте за счет заведения в командировки и стажировки ( не в Сергиев Посад или Москву, а в Рим или Нью-Йорк) - дайте РЕАЛЬНЫЕ ( сопоставимые со архиерейскими) льготы профессорско-преподавательской корпорации (всей, а не 1-2 избранным), существенно повышающие ее престиж и материальное положение. 

2. В обмен на эти  льготы строго контролируйте, что выдает преподаватель, т.е качество лекций, семинаров, количество и качество публикаций и проч. Аттестуйте, выгоняйте, если отдача слаба. Отбирайте тех, кто действительно любит и знает свой предмет. Умеет и желает научить.

И, конечно, произведя отбор преподавателей, добившись лучшего состава, дайте после этого им определенную свободу в методиках, акцентах, формах преподавания. Их высокая квалификация будет гарантией адекватного ответа на вызовы современности, в том числе и такие, о которых упомянуто в обсуждаемой зде статье.

Т.е. во главе угла должна стоять творческая личность преподавателя, а не прокрустово ложе спущенных сверху  указивок,  как и что он должен делать ( что, в общем-то,  мягко предлагается автором статьи) , а так же сконструированные по западным образцам образовательные системы. 

В любом высшим учебном заведении бесценен личный контакт с профессором-корифеем или просто ведущим в своей отрасли специалистом, а не методические разработки кафедры.В духовном учебном заведении, в силу специфики жизни верующего человека, подобные контакты вообще определяют все и вся. 

Вот сейчас, в конкретной своей деятельности как преподаватель и священнослужитель я живу памятью не о прочитанных книгах и конспектах ( они устаревают, выпускаются новые, силы слабеют), а о живых контактах с профессорами МДА Воробьевым, Скуратом, Нелюбовым, Сидоровым, Ивановым, Осиповым, архим. Платоном и др.(простите, дорогие, кого не упомянул). 

И желаю остаться в памяти семинаристов если уж не как самостоятельная фигура, то хотя бы как бледная тень моих наставников.


 

Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
19.03.2010 в 19:58
Отче! Э-эх, как бы до западных образовательных систем дотянулись русские мозги да русское сердце да русские руки! Да при полном созревании скучных Ваших банальных предложений...
Ответить

#
20.03.2010 в 13:20
Увы, отче. Русских-то мозгов, сердец и рук у нас не осталось. Все больше советские, да постсоветские. А русские бы смогли, да.
Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
22.03.2010 в 16:06
чую, отченька, чую... русская жатва собрана была в великом изобилии. новые же побеги еле зеленятся, а нивам еще зеленеть да зеленеть, пока не побелеют...
Ответить

#
10.03.2010 в 07:48
Изменение парадигмы духовного образования на информационную, ИМХО, плохо повлияет на будущие проповеди. Информация холодна, неэмоциональна, не-сердечна, беззвучна. На другом полюсе горячие проповеди.
Ответить

#
Константин Антонов, Россия, Москва
10.03.2010 в 01:10
Мне кажется, что в связи с текстом о. Кирилла и последующим обсуждением возникает ряд вопросов.
1. Что такое образование и насколько образовательный процесс сводится к поиску информации (и овладению навыками такого поиска)? Не представляет ли он собой скорее взаимодействие с некоторыми ценностями, меняющими внутренний мир человека, упорядочиващими его, притом определенным образом? Это взаимодействие осуществляется через освоение определенных текстов, событий, человеческих судеб, в которых эти ценности получили свою реализацию. Без этого любые навыки поиска, усвоения и переработки информации не просто бесполезны, но опасны. Образование всегда имеет в виду приобщение человека к духовной жизни (какой именно - другой вопрос) и оформление этой жизни, все ЗУНы по отношению к этому вторичны.
2. Остается непроясненным вопрос о соотношении образования с научной и пастырской (поскольку речь идет об Академии) деятельностью. Чему отдается здесь приоритет? Как мыслятся отношения этих измерений академической жизни? Можно ли говорить о модификации образования и не обсуждать модификацию научной и пастырской деятельности? Насколько допустима эта модификация, особенно, в отношении последнего? Ведь очевидно, что модификация образования приведет к модификации образа человека, который получается в результате этого образования, т.е. к модификации образа православного пастыря и ученого. Продумано ли это?
3. Как соотносится модификация образования, науки и пастырства с повседневной жизнью студентов, преподавателей и пастырей? Какова будет церковная и общественная рецепция этой модификации и того типа церковного человека, который возникнет на ее основе?
Ответить

#
9.03.2010 в 07:11
Кроме всего прочего, что было высказано, хочу добавить еще, что с кардинальными изменениями "снаружи" должны прийти изменения и "внутри" образования, причем не (только) на уровне изменения/добавления новых учебных методик, техник, программ (умение работать с информацией и т.д. - это все важно и нужно), но и на уровне (пере-)формулирования самой идеи христианского образования. Что это такое (в наше время)? Возникает потребность в богословии образования. Для его разработки нужен диалог и с философией образования, современой (она не стоит на месте), и с идеями о сущности образования, высказанными христианской традицией (если таковые имеются).
Ответить

#
иеромонах Константин (Островский), Россия, Коломна
9.03.2010 в 01:46

Пока в семинарию не станут принимать по образовательному принципу, и по этому же принципу отчислять за неуспеваемость, все реформы (при всем моем почтении к священноначалию) обречены на неудачу.

Или надо отказаться от идеи, что семинария готовит ТОЛЬКО пастырей.

Ответить

#
12.03.2010 в 23:18
Догогой о. Констанитин ! Хочу выразить и поддержку Ваших слов, и огорчение, если то, о чем Вы говорите, - есть действительное положеие нынешнего дух. образования. Как человек далекий от поблем семинарского и академического образования, но, - к сожалению, или м. б., к пользе, имеющая знания о том, как происходило его восстановление после чем более 25 летнего перерыва, в 1946/47 учебном году, хочу - во первых, спросить, - неужели действительно - "все так запущено"? Во вторых, сказать, что, несмотря, на все "гонения", Церковь всегда жила своею внутреннею жизнью. К примеру, никто из преподавателей Богословско-пастырских курсов (свящ.-ки епархии) в Лениграде ( 1945 г.) не был допущен митр. Григорием (Чуковым) к преподаванию, - по результатам их семестровой деятельности. В третьих, - по результатам первого семестра человек 6 ( толи 7) поступивших в семинарию, - были отчислены за неуспеваемость. Это было в тяжелых, экстремальных условиях отсутствия образованных пастырей. С почтением Л.К.
Ответить

#
иеромонах Константин (Островский), Россия, Коломна
13.03.2010 в 10:46

Уважаемая Лидия Константиновна!
Вопрос, который обсуждается, очень серьезный. С одной стороны очевидно, что священник должен быть максимально образован, чтобы верно исповедовать свою веру и давать должный ответ приходящим через него к Богу. Это не обсуждается.

Но есть и другая сторона медали. Готовы ли мы к тому, чтобы отсечь всех благочестивых, но не очень готовых к новым жестким образовательным требованиям мирян от таинства священства? Думаю, что никогда не будем готовы.

Всегда будут благочестивые, подготовленные к священству люди, которые будут рукополагаться во иереи мимо школы, или еле пройдя школу, и всегда будут доктора богословия, которых на километр нельзя будет подпускать к Престолу Божию.

Выход я вижу в том, чтобы возрождать, а точнее, создавать систему высшего церковного образования, в которой не будет обязательной привязки к получению священного сана. Что-то вроде ПСТГУ, но в общецерковном масштабе.

А священство должно стать уделом избранных.

Ответить

#
13.03.2010 в 11:07
Уважаемый отец Константин, уверена, что Вы абсолютно правы. Я думала, что Вы имели в виду уровень, то есть качество образования. - Учиться, так учиться, а не "филонить", так сказать. Спасибо за отклик.
Ответить

#
иеромонах Иосиф (Лужнов), Россия, Москва - Коломна
8.03.2010 в 20:10

Если мы говорим о духовной школе, то ее основная задача - подготовка духовенства. И очень важно, чтобы во время учебных занятий происходило не только развитие сугубо интеллектуальное, на что ориентирована светская система образования, но и была возможность общения с преподавателями по проблемам обыденным, приходским, с которыми неизбежно сталкивается любой пастырь и с которыми предстоит столкнуться сегодняшнему учащемуся. Что же касается умения работы с информацией, то для православного христианина, в том числе богослова, самое главное заключается не в том, как информацию отобрать и обработать, хотя и это очень важно, а как ее правильно воспринять. А здесьуже требуются не навыки аналитической работы, а обладание определенным мировоззрением, через призму которого любая информация должна рассматриваться. В идеале это то, что св. отцы называли "иметь ум Христов". Примеров же того, как самостоятельность в работе может довести до ереси, в истории богословской мысли, увы, множество.

Ответить

#
21.03.2010 в 18:55
"иметь ум Христов"
Совершенно правильно - духовное образование есть воспитание, или как говорил св. прав. Иоанн Кронштадский: "если учащиеся преуспевают в науках, но не преуспевают в благочестии, то это нельзя назвать образованием, т.к. образование - от слова "образ"". Иначе получится как в анекдоте: "в семинарию поступают верующие, но не образованные, а выпускаются образованные, но не верующие", - от чего да избавит нас Господь!
Ответить

#
21.03.2010 в 20:03

Ваше Высокопреподобие, Св.праведный отец Иоанн, не сомневаюсь, так говорил, но все - таки, это выражение есть старинная литинская пословица : «qui pruficit in litteris, sed teficit in maribus – plus deficit, quam proficit»


Ответить

#
22.03.2010 в 13:02
Уважаемая Лидия Константиновна!
Вы только подтвердили древнюю мудрость:"все новое - это хорошо забытое старое". Количество информации удваивается каждые несколько лет, но наивно думают те, кто ждет перехода в качество: ничего нового гугл не добавит тем, кто знаком с древней мудростью, поэтому мы и говорим о необходимости формирования цельного мировоззрения (а не о голой сумме единиц и нулей), которое и позволит не глотать подряд "все, что в гугле плавает".
Дай Бог порочесть и усвоить написанное отцами святыми нашими, а потом (если время останется) можно и у современников что-нибудь попытаться поискать! Только после древних новое бледновато выглядит!
Ответить

#
22.03.2010 в 13:31
Уважаемый отец Сергий! Трудно с Вами не согласиться. В духовных школах есть прекрасные библиотеки, а от гугла голова и глаза болят. Говоря об учености пастыря, думается, не следует забывать о том, что его в первую очередь, - ждут на приходе. Ждут истового служения, вдохновенной проповеди и душевного тепла. Ученость я, как прихожанка, считаю, стоит не на первом месте. Желающие достигнут. Об этом здесь и Вы, и другие отцы уже говорили. И хочется воскликнуть: старшие отцы, передавайте молодым свое пастырское горенье!
Ответить

#
22.03.2010 в 14:18
"пастырское горенье!" - вот, наконец и названо ключевое слово! Горение - условие необходимое и (не побоюсь этого слова) достаточное для пастырского богословия. Вспомним, кого из христиан первого назвали Богословом - Иоанна Заведеева, а почему? Потому, что он, по слову Господню, был "Сын громов", т.е. имел горение! Дай Бог всем нам: и старшим и молодым возгревать Дар Божий во славу Божию, на пользу ближнего и во спасение своей души!
Ответить

#
8.03.2010 в 16:20
Отче, но нам на самых разных уровнях из года в год повторяют: семинария готовит священнослужителей (читай: поп должен уметь махать кадилом, а всё остальное - от лукавого). Что с этим делать? В академиях с боями ввели специализацию. Но академия - это фактически аспирантура. А в семинариях люди пять лет учатся чему-то вообще - когда это будет меняться? В государственных вузах специализация вводится где-то на 3-м курсе, где-то - на 2-м, а то и на первом. А в духовных заведениях - лишь по окончании сих заведений. Абсурд!
Ответить

#
9.03.2010 в 01:28
" поп должен уметь махать кадилом... и т.д." А поп - то умеет махать кадилом? Или панихиду пропеть так, чтобы неверующие родственники пришли завтра в хам к этому отцу на литургию.
Ваше преподобие, в последнее время стало модным говорить, что "мы ( чит. священники) - слишком требники", - это похоже на повторение того, что говорили про себя попы в 1918 г. Но они - то, - действительно были требниками, а не окропителями мерседесов
Ответить

#
9.03.2010 в 01:46
Если это вопрос лично ко мне, то когда я служил в московском спальном районе, мне приходилось значительную часть времени заниматься окроплением стен и мерседесов, что меня весьма тяготило. Теперь я служу в другом храме, где могу посвящать время и силы тому, для чего, собственно, священник и нужен - служению литургии, проповеди, душепопечению.

Про панихиду и литургию - по-всякому бывает, здесь не буду распространяться.
Ответить

#
свящ. Андрей Дудченко, Украина, Киев
8.03.2010 в 16:25
Ага, а таким важным вещам, как, например, психологическое консультирование, и вовсе не учат. А ведь масса людей обращается к священникам именно с психологическими проблемами. И ломают дров юные батюшки... Хорошо, если ума хватает ничего не советовать.
Ответить

#
8.03.2010 в 20:11
Уважаемый о. Андрей,
конечно, мы все страдаем от дрова ломающих юных батюшек, но - вопрос из глубины моей наивности: чему учить-то? Что, в русском церковном пространстве уже существует такая дисциплина - "православная психология"?
Ответить

#
протоиерей Игорь Пчелинцев, Нижний Новгород
8.03.2010 в 21:56
дисциплины нет, увы... я (как преподаватель Пастырского) пытаюсь в своем курсе что-то давать, но я не психолог, педагог всего лишь и то - филолог, но без Православной психологии и психиатрии далеко не уедем, надо, чтобы росли специалисты в этих областях - тогда и семинариям будет на что опираться
Ответить

#
свящ. Андрей Дудченко, Украина, Киев
8.03.2010 в 23:13
Согласен с Игорем Гасловым, который Вам ответил.
Ответить

#
протоиерей Игорь Пчелинцев, Нижний Новгород
8.03.2010 в 23:21
что-то мой ответ Игорю не опубликовался - я согласен, но я имел в виду
психологию, базирующуюся на святоотеческой антропологии, и чтобы вера в
Бога не рассматривалась психологами и психиатрами (особенно) как
патология, а так бывает сейчас еще
Ответить

#
Игорь Гаслов, Россия, Санкт-Петербург
9.03.2010 в 09:00
Медицинская наука должна базироваться на соответствующих знаниях, знаниях всеобъемлющих, включающих и святоотеческую антропологию и массу иного. Иначе мы получим нечто, аналогично тому, как в Питере "лечит" один довольно "официальный" протопоп: "тебе - две отчитки и три паломничества, а тебе три отчитки и пять паломничеств".

Само словосочетание "православная психология и психиатрия" сродни "православным писателям" и "советскому спорту".
Ответить

#
9.03.2010 в 11:37
разделяя нелюбовь о. Игоря к практикам того протопопа, а также к советскому спорту и писателям, замечу все-таки:
1) сов. спорт и писатели - реальные феномены, а православных гуманитарных наук еще нет, судить пока не о чем;
2) "советский" - поверхностное, идеологическое определение, а "православный" - связанное с основами мировоззрения (в идеале, конечно);
3) наука - не искусство и не спорт.
То есть сравнение хлесткое, но некорректное. Не плод ли отсутствия православных гуманитарных наук?
Ответить

#
Игорь Гаслов, Россия, Санкт-Петербург
8.03.2010 в 23:00
+++ без Православной психологии и психиатрии

стоит вычеркнуть слово "православная", в психологии и психиатрии нет конфессиональности, как и вообще в медицине
Ответить

#
А. Рогозянский
9.03.2010 в 08:48
О Господи Игорь ты и в этом специалист.
Ответить

#
Игорь Гаслов, Россия, Санкт-Петербург
9.03.2010 в 09:01
Ничуть. Ты готов выступить экспертом?
Ответить

#
А. Рогозянский
9.03.2010 в 10:23
Там внизу.
Ответить

#
9.03.2010 в 00:02


Уважаемые отцы,
как следует понимать неконфессиональность психологии, психиатрии и медицины
вообще? В том смысле, что это нейтральные науки, о которые православный человек
замараться никак не может, или в том смысле, что с этими нейтральными науками
православному человеку надо завсегда «опасно ходити»?



Вопрос вовсе не праздный
– я дочь двух далеких от православия психиатров, в подробности входить не
стану, но кое-какие выводы относительно «неконфессиональности» этой науки я
сделала очень рано. А в последние годы прибавился и вот какой опыт: один грамотный
человек, зная, что я работаю с католиками, посоветовал мне не употреблять в
разговорах с ними слова «психология». Для них, мол, это чистый Фрейд и ничего
кроме Фрейда. Я сперва не поверила – а оказалось именно так, без преувеличений.
Словосочетание «христианская психология» для них оксюморон. Если есть нужда
прибегнуть к этому слову, тут же приходится дополнительно объяснять, что
психология может быть не фрейдистской. Они удивляются – надо же, чего эти
православные придумали.



Мне кажется, что
неконфессиональных наук, имеющих своим предметом человека, не только нет, но и
быть не может.

Ответить

#
протоиерей Игорь Пчелинцев, Нижний Новгород
8.03.2010 в 23:09
не совсем согласен - согласен в том, что наверное не надо называть дисциплину "православная психология", но в нашем случае, в отличие от общей санитарии, где не важно, какая конфессия, речь должна идти о психологии, построенной на святоотеческой антропологии - мне кажется в современной Греции есть серьезные наработки в этом направлении, я видел статьи в сети.

у нас же в Нижнем, когда человек приходит к психотерапевту (официальному), его спрашивают среди прочего - "а вот в Бога вы верите?" и на утвердительный ответ говорят типа - "ну не волнуйтесь, мы и от этого вас вылечим" (с) главный психотерапевт области Ян Голанд
Ответить

#
священник Георгий Сергеев, Канада, Эдмонтон
9.03.2010 в 04:44
Что касается области знаний в психологии и психиатрии - это действительно очень важно для будущего пастыря.
Если говорить о наработках в этой сфере у отечественных психологов, то на мой взгляд, это неплохо получилось у почившей несколько лет назад Т.А Флоренской (ксати родственнице о.Павла Флоренского). Ей, как православному человеку, и профессиональному психологу (доктор психологических наук), всю жизнь была интересна тема соединения классической психологии со святоотеческой антропологией. Могу дать некоторые ссылки на ее труды: http://hpsy.ru/authors/x999.htm , http://dusha-orthodox.ru/psihologi/florenskaya-t.a.html.
Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
22.03.2010 в 20:55
Навешивание религиозно-конфессиональных бирочек на ту или иную область науки в действительности ни к чему доброму не приводит, и ничего не дает, кроме маргинализации определяемой научной области и превращению её адептов в маргиналов, наподобие экстрасенсов. Общее наше несчастье в том, что независящие причины принудили нас оставить поле боя во многих областях человеческой жизни, и передать то, что по праву должно было бы принадлежать, собственно, нам, в чужие, светские руки. А вместе с тем, мы и то, что оставили за собой, превратили в жалкое подобие того, что должно "было бы быть".

По определению, "психология" — учение о душе, как и "психиатрия" — врачевание души, изначально являются областью непосредственного пастырского попечения, основанной на определенном знании анатомии души, на знании законов душевной жизни человека исходящих из многовекового церковного опыта. Но вот, убедив себя, что основы душепопечения более сродни умению уставно кадить и правильно делать возгласы, чем исцелению человека, мы таинство исповеди, основное таинство душепопечения и лечения души (подумайте, чем на сегодняшний день отличается церковная исповедь от беседы с психиатром?) превратили в подобие ... чего? А непосредственное лечение души передали светским специалистам, которые подчас не только в Бога не веруют, но и самое понятие "души человеческой" исказили до неузнаваемости, вогнав в определенные позитивистские рамки.

Нам необходимо еще много и целенаправленно потрудиться, чтобы очистить общецерковное понимание "душепопечения" от вековых наслоений копоти и недопонимания основ и общей проблематики душевной патологии. Не представляется возможным, однако, осуществить такое без того, чтобы в общих рамках пастырского богословия каждый будущий пастырь имел возможность ознакомиться с основами как пастырской психологии, так и пастырской психиатрии, если не на семинарском, то хотя бы на академическом уровне.

Вспоминаю, как много лет назад, проходя курс обучения в Ленинградских духовных школах, я имел удивительную и уникальнейшую возможность лично познакомиться с Дмитрием Евгеньевичем Мелеховым, ведущим советским психиатром-клиницистом, сыном священника и глубоко верующим человеком. Лишь немногие тогда знали о написанной (по тем временам) "в стол" его работе — Психиатрия и проблемы духовной жизни. Но вот, прочитанная еще в стенах духовной школы работа не только смогла мне многое объяснить в аспектах духовной жизни, но и оказала существенную помощь в личном опыте и практике душепопечения.
Ответить

#
23.03.2010 в 02:54


Уважаемый отец
Александр, дело ведь не в ярлычках, без них действительно можно обойтись, а в
том, что ярлычки практически не на что клеить. Ни я, ни (верю!) другие, здесь
высказавшиеся в пользу христианских гуманитарных наук, не хотели бы их
маргинализации и сектантства. Я бы в идеале как раз противоположного бы хотела
- восстановления таких наук, христианством порожденных, в их исконном статусе,
ныне нагло узурпированном «внешними»! Мой муж, ныне клирик РПЦ, всю жизнь
работает согласно своим двум светским образованиям, и мне хорошо известно,
насколько пастырскую, миссионерскую роль удается ему играть в его светской
профессиональной ипостаси. И, если позволите высказать мое мнение о том, чему пастырей следует
учить, то мне кажется, что не очень важно, насколько священник специалист в
текстологии Ветхого завета, в церковной археологии или в арамейском языке. В
догматическом богословии и литургике тоже можно остаться на семинарском уровне
и никого этим не обидеть, ничего не разрушить (если я неправа, поправьте). Но
гуманитарные науки, в первую очередь психология и вообще антропология – это
самый больной вопрос. Исповедь, духовное окормление, церковная проповедь
вращаются по преимуществу в этих сферах, а проповедь внешняя, миссионерство –
это чистой воды гуманитарные науки. Которые не только не преподаются должным
образом в системе духовного образования, но и статуса «православных» или
«христианских» не имеют!



И вот какие
получаются пироги: во время оно Отцы и Учители действительно были выдающимися
психологами, искусствоведами, социологами, экономистами, врачами,
культурологами – других-то специалистов не было! А теперь специалисты есть (и
есть они именно благодаря христианизации общества) – но всякий человек в рясе,
которому угодно себя позиционировать как специалиста в той или иной области, легко
присваивает себе все права, и как раз на том основании, что христианских гум.
наук нет. А то, что есть, в любой момент можно объявить внешним, то есть
враждебным учению Церкви. Любое лицо в сане в любой момент может оборотиться
психологом, культурологом, искусствоведом, экономистом, социологом, врачом
(примеры даже приводить не буду), а внешних объявить соответственно
фрейдистами, постмодернистами, хранителями краденого, рабами желтого дьявола,
масонами, убийцами в белых халатах с кровавыми руками (все это – цитаты из
реальных устных и письменных выступлений). И ладно бы еще лицо в сане – а
бывает и просто примазавшийся к «жареной» теме якобы православный журналист.
Как сказал один мой знакомый профессиональный убийца в белом халате, при
Сталине нас так не шельмовали. Или, как сказала моя знакомая профессиональная хранительница
краденого, никакой антирелигиозной пропаганды не надо.



Такого не было бы, если
бы христианские гуманитарные науки были тем, чем им полагается быть, а не единичными
робкими попытками связывать отдельные кончики, выловленные у Отцов, с
отдельными явлениями в широком потоке все более дехристианизирующихся и даже
дегуманизирующихся гуманитарных наук. Настоящее положение – это именно и есть
маргинализация, явление действительно страшное, по определению несовместимое с
христианством.
Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
24.03.2010 в 19:47
Уважаемая Ирина Николаевна! Хочу сказать, что не приметил я ни одного места в Вашем комменте, с чем был бы несогласен, и на которое необходимо было бы Вам возразить. Я думаю, что Вы прекрасно все понимаете, и что мы вполне понимаем друг друга.

А все остальное - достаточно просто. Нужно любить Бога. Нужно любить тех людей, ради которых трудимся. Нужно, наконец, делать свое дело, идти за клубочком по тропочке, через лес, как в той сказке - помните?
Ответить

#
25.03.2010 в 02:55
Сердечно благодарю, дорогой отец Александр. Коммент-то был довольно ершистый, рискованный, а Вы все равно поняли и меня, хулиганку, погладили, это не каждый день бывает. В лесу стало светлей, пойду дальше по тропочке!
Ответить

#
прот. Александр Голубов, США, Нью Йорк
22.03.2010 в 21:02
Извиняюсь. Почему-то не сработала сноска на труд Д. Е. Мелехова, Психиатрия и проблемы духовной жизни: http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=20&s=24&id=6030
Ответить

#
9.03.2010 в 21:57
Спасибо, отец Георгий! Вот на такой ответ я все-таки тайно надеялась, задавая свой самый первый вопрос. Удивительно, что в Канаде известно и о русских наработках, и о существовании русского сайта на эту тему, а русские комментаторы спорят о правомочности самого термина - а может, лучше скромненько - христианская? а может, вообще как-то иначе? или совсем не надо об этом?
А оказывается, "есть такая партия"! Можно, значит, надеяться, что и за другими гуманитарными науками дело не станет.
Ответить

#
протоиерей Игорь Пчелинцев, Нижний Новгород
8.03.2010 в 13:27
очень дельная статья - наконец-то кто-то заговорил об информации как не о продукте сми. (шуточноэ: 3 раза упомянут Гугл, в котором найдется все, и даже больше - реклама? :-)))
Ответить

#
8.03.2010 в 16:08
...Так ведь и три раза повторено, что не все то нужно глотать, что в Гугле плавает! :-) Вроде бы как раз такому разбору и намереваются учить.
Ответить

#
свящ. Андрей Дудченко, Украина, Киев
8.03.2010 в 14:04
Это SEO-оптимизированная статья с ключевым словом "Гугл" :) Гугл выступает инвестором православных образовательных проектов :)
Ответить

#
А. Рогозянский
9.03.2010 в 10:21

Да-да. Если данное выступление считать частным примером нового дискурса, то качественные изменения в духовном образовании налицо. По секрету скажу, что в университской практике Болонский процесс, в основном, имитируется. Поскольку содержательно там и нет ничего. Т. е., если моей жене по-старому приходилось худо-бедно вести у студентов "сетку часов", то теперь на Болонской системе достаточно нескольких вводных встреч (с формированием условных самостоятельных навыков), затем раздаются CD с хрестоматией, по тому же "Гуглу" (на практике, с творческим поиском - шаг вправо, шаг влево - у студента таки неважно) и - аля-улю! - до зачётов, с редкими свиданиями. А что? Как мужу доцента-кандидата мне лично нравится. Прогрессивная система, решает массу насущных проблем. И дети сыты, и студенты целы. )

Дальше чего... Вариативность учебных планов, студент сам выбирает себе отдельные курсы и блоки. Аки титаны ворочают блоками. Кому, как не студенту, знать точно, чё нужно, а чё не нужно. ) Это тоже очень хорошо и правильно. На кафедрах, среди преподавательского состава никто за конечный результат не отвечает. Раньше надо было хоть общий объем вычитать, во что бы то ни стало. Теперь студент сам набирает себе низку преподавателей. Студенческий face-control. К студентам и вопросы. Неправильно выбрал? Ерунда. Ещё поучишься. В такой-то системе, грех до 40 лет не досидеть. С матпомощью, частичным трудоустройством здесь же, по "проэктам", и бесплатными путевками в Крым по оч-чень интеллектуальному студенческому обмену. Называется, ежели кто не знает, концепция life long education.

Дальше. Тесты взамен устного экзамена. Это чтобы не ставить студента, который всё равно ничего не знает, в трудное жизненное положение. Раздал - и прекрасно. С "Гуглом" на коммуникаторах как-нибудь управятся. Что еще... Грантовая и проектная система финансирования выпуска разных там CD-хрестоматий и прочих пособий. Тоже отличненько. Мы хоть не профессорский состав, но и нам также почутьчуть "капает". За каждый чих. Аналогично, перспективная тема: демократизация отношений между студентом и преподавателем. Чтобы наверняка никакого психологического насилия и ущемления достоинства - ни-ни. Заикается, например, моя супруга по старой привычке в одной группе, мол, смотрите, на занятиях хамите-галдите, - на сдаче буду гонять в хвост и в гриву. Дзыньк! В конце семестра, с кафедры: "Людмила Алексеевна, ау! Вы будете не против, если у такой-то группы экзамен примет другой преподаватель?" Конечно, не против. Какие разговоры! Всё для вас.

Таким образом, подводим итог: Болонская система нужна и хорошо приживается, поскольку университетам ясно, что посещаемости всё равно не будет, а преподавательское время может быть как-нибудь лучше занято. Заинтересованы все стороны. Чего попусту воздух в аудиториях гонять. Ну некоторые там, наподобие МГУ, СПбГУ не уверен, ВШЭ московской, МГИМО и пр., как обычно, будут умничать. Мол, перипатетика, перипатетика и еще раз перипатетика. Но ничего, это постепенно проходит. "Гугл" знает всё, чего там еще что-то исследовать. ) Всё очевидно и даже, пожалуй, скучно.

Гораздо интересней представить Болонскую систему в семинарии...

Ответить

#
10.03.2010 в 03:12

Андрей Брониславович, Ваш рассказ - это пародия... В таком неприглядном виде ("вечные студенты", "сдал-забыл", преподаватели, ставящие зачёты "автоматом" и т.п.) при желании можно представить любую систему образования. Но если строгость экзамена не будет зависеть от преподавателя и, в таком случае, студенты не будут надеяться на "хяляву" в конце семестра? Разве этому мешает Болонская система? - Мешает не она, а принцип гос. финансирования ВУЗа по количеству студентов. Вот в чём разврат! Вот почему отсеиваются только самые тупые и ленивые, а остальных ВУЗ из года в год "тянет" на троечки и четвёрочки.

Тут за границей "Болонь" уже давно. Студенты бывают разные и университеты тоже, но в нормальных заведениях, ввиду нормального контроля за успеваемостью, студенты "пашут" по полной программе. Плюс к тому тут нормальный капитализм всё-таки, и в унивеситет идут именно учиться будущей профессии, а не отсиживаться от армии с перспективой работать продавцом в магазине мобильной связи :-)

Ответить

#
А. Рогозянский
10.03.2010 в 18:41

Виталий, то, что университеты бывают хорошие и плохие и студенты бывают хорошие и плохие - в этом из присутствующих никто, пожалуй, не сомневается. Никто также не сомневается, что переход Болонскую систему будет, нужен и т. д. Хотя бы для признания системы духовного образования. Но Болонская система сама по себе не превращает плохое образование в хорошее и отсталое в передовое. Она даёт некие внешние шансы, статус. Невозможно сводить смысл реформы к повторению волшебного понятия "Болонский процесс". Болонский процесс, в действительности, ничего не знает про то, в чем состоят проблемы православной духовной школы и что на данный момент требуется РПЦ. ) С позиции же автора доклада, мне показалось (хотелось бы ошибаться), Болонский процесс предстает как некая исключительная целесообразность и вопросы совершенствования духовного образования должны разрешиться по мере перехода на Болонскую систему. ) Это не так. Я показываю, почему. Потому, что светские вузы идут вперед нас этим путём, и там основным мотивом внутренних изменений служат довольно прозаические вещи, которые только условно и внешне совпадают с пафосом Болонского процесса. Основным является то, что к концу 00-х понятие "аудиторного часа" перестало отражать ситуацию. Аудиторный час для вузов всегда был главным организационным параметром, по нему рассчитывались учебные планы, начислялись зарплаты и пр. Сейчас же университеты сталкиваются с тем, что в аудитории сидит небольшая часть группы и про ту невозможно сказать, что она напряженно работает. Поэтому переход к вольнослушательству (а Болонская система в этом ничего нового не открывает) воспринимается всеми как палочка-выручалочка и открывает возможности другого планирования и финансирования, не от "аудиторного часа", который по правде уже мало что выражает. С другой стороны, нужно понимать, что всё это не от хорошей жизни, а фиксирует определенный упадок. У деканатов нет возможности настаивать на посещаемости и контролировать качество преподавания в группах - таким образом соглашаются, что свободный график будет для всех естественнее и легче. Нельзя сказать, чтобы это что-то улучшало. Лучшим или худшим окажется качество подготовки при вольнослушании - это еще большущий вопрос. Но организационная система избавилась от  части неисполняемых требований. Это да. Целесообразно или нет приходить к тому же в духовной школе, надо внимательно смотреть. В духовной школе проблема посещаемости и "лекционной пустоты" стояла до сих пор не так остро, как в вузах. Более высокое значение имел преподаватель и контакт с ним. Преподаватель -это в значительной степени тип человека, состоявшегося в Церкви, в учении, и это перенимается. Со всеми, конечно, "плюсами" и "минусами", но это так. Мы не готовим человека для карьеры и вольного плавания, мы всё же хотим готовить человека для Церкви. Семинарская молодежь при этом часто живет на интернате, ежедневными лекционными занятиями организуется жизнь, и как там станет выглядеть вольнослушательство - вообще никто не представит. Там, где существует интернат и налаженный лекционный процесс, там, моё мнение, не должно быть слепого копирования Болонских подходов, поскольку переход к вольнослушательству из твердой лекционной системы - это шаг назад и почти преступление. Многие неглупые люди в вузах говорят как о мечте - о возвращении к твердой аудиторной системе. Но они не имеют возможности это сделать!

То же самое с другими Болонскими догмами, например, как написал автор, о колоссальном превосходстве нынешней информационной ситуации перед прежним временем. В "Гугле" можно нарыть больше знаний, чем даст любой преподаватель и пр. Знаете, с таких позиций мы вообще все должны уже быть вундеркиндами. Хотя этого почему-то не происходит. Загвоздка в том, что умение самостоятельно работать с информацией - это венец дела, а не начальное условие. Доступной информации - море, а хорошая аналитика, заметим, или обзоры или комментарии или что-то такое еще  продолжает цениться так же, как прежде. Если поддерживать мнение, что образование теперь получается проще и преподаватель меньше нужен, то тут можно далеко зайти.  В действительности, получив хорошее образование, человек обретает способность самостоятельно пользоваться информацией, делать правильные оценки, расставлять акценты и пр. А совсем не наоборот. Болонская система в данном моменте, к сожалению, утопична. Студент за всё время обучения меньше и меньше видит преподавателей, и мы почему-то считаем, что это даст ему лучшие навыки самостоятельного обращения с информацией по сравнению с традиционным "перипатетическим" подходом. Вот видите, целый контр-доклад из ответа у меня получился. )

Ответить

#
10.03.2010 в 20:49

Я с Вами в целом согласен, за исключением одного момента: отец Кирилл, как я понял, отнюдь не считает Болонскую систему благом саму по себе. Он, как и Вы, говорит о важности обучения тому, как анализировать информацию, о важности контакта с преподавателем: "...Студент должен уметь работать самостоятельно, но в этом ему нужна помощь преподавателя... Лекция остается важным компонентом образования, но перестает быть доминирующим."

Опять-таки, по моему глубокому убеждению, главное - честный и строгий контроль успеваемости. Тогда студенты и на лекции будут ходить, и на семинары, и читать литературу и т.д... и даже попросят о дополнительных консультациях :-) Плюс к тому они в ВУЗ всё-таки не из детского сада приходят, а после 10-ти лет школы. Так что к некоторой самостоятельности вполне можно приучать уже на 1-м курсе, а не ждать аспирантуры :-)

Ответить

#
А. Рогозянский
11.03.2010 в 14:38

Вопрос, что тогда доминирующее. "Важная, но не доминирующая" - смотрится как формула для почётной отставки. В любом случае, если это принять, практическая установка в ходе реформы будет заключаться в отказе от твёрдого аудиторного плана и снижении требований к посещаемости. Поди, дальше лови там пропорции! Чудес здесь ожидать сложно. Меньше будет объем занятий с преподавателями - хуже будет качество подготовки. Светские вузы идут на это, поскольку распад аудиторной системы de facto уже состоялся. Мы намереваемся то же самое сделать за "здорово живешь", своими руками. Поскольку увлечены некоторыми идеями и глядим на других. Болонский процесс, информационное общество, самостоятельность и т. п. Потом как всегда выйдет, что с самостоятельностью да с сознательностью как раз хуже всего.

Ответить

#
11.03.2010 в 18:02

"Отказ от твёрдого аудиторного плана и снижение требований к посещаемости" - не есть минус сам по себе. Равно как и их наличие не явлется автоматическим плюсом: можно сидеть все лекции на "камчатке" и спокойно смотреть фильмы на iPhone :-) С тезисом "меньше будет объем занятий с преподавателями - хуже будет качество подготовки" я тоже не согласен, см. выше.

В большинстве светских ВУЗов - да, реформа проводится в состоянии упадка и разрухи. И от этого часто превращается в... не буду повторяться, Вы сами это прекрасно описали выше. Но если реформу проводить в стабильном, сильном состоянии, шансы на успех будут очень хорошими. Это и есть идеальные условия для реформы "сверху"; не надо доводить до состояния "верхи не могут, а низы не хотят" (как получилось в светских ВУЗах).

Ответить

#
А. Рогозянский
11.03.2010 в 22:21

Значит, не надо, чтоб было спокойно (смотреть на лекциях фильмы на iPhone), только и всего. Никакой из-за iPhone реформы не требуется. )

В стабильном, сильном состоянии тем более реформ не производят. По стечению обстоятельств, реформы приходятся на периоды слабости и неуверенности.

Но мы уклонились в то, кто с чем согласен или не согласен. Основные аргументы выражены, и дискуссия плавно исчерпывает себя. Вообще, я думаю, понятен условный характер обсуждения. Нет уверенности, что у преподавательского состава будут интересоваться, что нужно, что не нужно, тем более голоса с форумов... Реформы совершаются прежде всего в умах, и как правило в умах тех, кто принимает решения. Поэтому может статься, реформа духовного образования РПЦ по Болонской системе уже состоялась, и дело за малым - начать и закончить.  Тот же архим. Кирилл, возможно, еще недавно думал как-нибудь по-другому, а теперь почитал того-сего и будет до конца отстаивать свою новую позицию. Потому что где-то на общем уровне, в конференциях докторантов или где-то еще, решено продвигать новое. Именно новое является целью реформы, а факты...  как говорится, тем хуже для фактов. Потому что вся эта риторика, терминология, связанная с модернизацией, - от неё, нужно понимать, зависимость на физиологическом уровне. Органы секреции соответствующей там и пр. Без неё_жизни нет_ и, как можно судить по некоторым выступлениям, будут продвигать, во что бы то ни стало. Актуальность Болонского процесса с течением времени будет нарастать, обсуждения все вкруг этого, извилины постепенно настраиваются... Ну, и в конечном итоге отказаться уже нельзя, перемены неминуемы, вроде того, как при женитьбе Пьера Безухова на Элен. )

Ответить

#
10.03.2010 в 11:19
Виталий, у нас ведь пашут по полной программе те, кому потом капитализм строить, и пашут-то отчасти за счет утраты известной гуманитарной широты и милой православному сердцу тонкости. А семинария - дело другое. Для "будущей профессии", как уже неоднократно говорилось, в крайнем случае достаточно и кадилом махать, прочее же по любви к Богу и ближнему. Потому и спрашивается, какая система образования лучше и в системе ли дело или в чем другом.
Ответить

#
11.03.2010 в 00:14

Ну если понимать подготовку пастыря как зубрёжку Типикона, Катехизиса и отработку техники "боевого кадила Шаолинь", то старой ситемы достаточно :-) Именно достаточно, т.к. может работать и новая, но зачем усложнять...

Если же перед богословско-пастырским отделением ставить задачи более широкие и развивающие ум, то тут "Болонь", по моему убеждению, предлагает потенциально лучшие условия. Впрочем, я сам никогда на очном в семинарии не учился, поэтому ценность моего мнения весьма ничтожна...

Кстати, было бы интересно услышать Ваше мнение профессионала по поводу старой/новой системы применительно к иконописным отделениям. (Несколько изменяя Вашу ироническую мысль: такому отделению достаточно быть "цветничком невест", прочее же... или как? ;-)))

Ответить

#
11.03.2010 в 12:24


Видите, Виталий,
как вредно заочное обучение :-)! Цветничок, это регентские отделения, а
не иконописные. На последних женихи и невесты цветут вперемежку. И чем выше
уровень заведения (иконописные отделения есть не только в семинариях), тем
женихи гуще, каковое правило действует и в светской художественной школе. Там,
где я училась, были и сплошь «жениховские» наборы.



А по существу
вопроса – тут все очень ясно, почему этой темы никто из комментаторов и не
касается. Церковные искусства суть те единственные особо благословенные
дисциплины, на которые «Болонка» никогда не залает и не покусает. Тут всегда
будет и обязательный личный контакт каждого студента с преподавателем в малых группах, и
постоянный, каждодневный контроль, осуществляемый не столько «надзором» сверху,
сколько естественным взаимным соревнованием и, если хотите, взаимной доброй
завистью студентов. И, наконец, конечный продукт образования оценивается Церковью
и обществом, так сказать, органолептически. Если поешь (пишешь, регентишь)
слабенько – никакие ученые звания тебя не вытащат. И наоборот. Когда невидимое
становится видимым и слышимым, оно само себя довольно удачно контролирует. Сложнее
с другими дисциплинами, и разговор вокруг статьи мне кажется очень
своевременным и полезным.

Ответить

#
11.03.2010 в 22:16

Ну это как бальзам на душу... и тут феминизьмь обмишурился :-)

Почему Вы считаете, что "сложнее с другими дисциплинами"?Если я - плохой инженер, врач, программист и т.п., то профессионалу это тоже будет сразу видно... и научные степени тут тоже помогут не больше, чем барабаны Страдивари - "Ласковому маю" :-) А "оценка общества" - это понятие растяжимое. "Обсчественность" как раз и будет рада батюшкам-требоисполнителям и кадиломахателям :-) Вы же в книге сами приводите примеры местных иконописных школ. В них как будто есть всё нужное для высокодуховной шедевриальности: и личный контакт с преподавателем, и постоянный контроль, и взаимное соревнование, и всякая там зависть, и даже "органолептическая оценка". А в результате... хмм [утирает ушанкой скупую мужскую слезу]. На этом примере хорошо видно, что главное - не система, а качество контроля обучения. Причём не как Вы пишите ("когда невидимое становится видимым и слышимым, оно само себя довольно удачно контролирует"). Нет, мы подобное "про невидимую руку рынка" уже проходили :-) Контролировать должны профессионалы, Школа с большой буквы.

Т.е. с этой стороны я проблемы не вижу. А вижу её в том, как устроить вариативность богословско-пастырского образования. Ещё в прошлом веке, например, были предложения убрать из базовой программы древнегреческий и латынь, т.к. в жизни сельских (да и большинства городских) священников они были бесполезны. Но была (и победила) та точка зрения, что древние языки нужны как один из фундаментов классического образования. Так и сейчас главный вопрос, по моему мнению, в том, что оставить в бакалавриате, а что в магистратуре и в каком объёме. И что допустимо сделать предметом по выбору, а что оставить в обязательной программе...

Ответить

#
12.03.2010 в 21:56


А не прикрыть ли
нам феминизм как тему на этой ветке? По возрасту, семейному положению и роду
занятий я в этой идеологии не нуждаюсь, а Вам матерински советую бороться,
ироническим словом и, если получается, делом,
с какими-нибудь иными формами мирового зла...



Вы немножко опять
свалили в кучу несколько разных материй. Чтобы распутать: о светском профессионализме,
тем более прикладном, здесь вообще речи нет – ясно, что он автоматически
контролируется обществом. В этом смысле церковные искусства из всех
преподаваемых в духовной школе предметов стоят ближе всего к светскому, всем
понятному и ценимому профессионализму. Дальше. В искусстве «высокодуховная
шедевриальность» не обеспечивается даже
самой лучшей школой. Но сама ситуация в школе церковных искусств заведомо
здоровее, чем в других дисциплинах, преподаваемых в системе cреднего духовного образования.
Здоровее принцип набора – не возьмут на регентское или иконописное человека без
соответствующих данных в известном градусе развития. Не потянет – отчислят без
разговоров, а не так, как в провинциальных семинариях, со слов корреспондента
из Энска. Здоровее и стабильнее сам процесс обучения (принципы которого
остались прежними и в светской школе искусств, на Западе, кстати, тоже). Контролирует
же, по большому счету, не рынок (он-то как раз может и тормозить), а, если
хотите, именно Школа с большой буквы, весьма квалифицированные, хотя и
отошедшие в иной мир специалисты, поныне продолжающие формировать христианское
художественное сознание своими бессмертными произведениями.



И практический результат
на сегодняшний день тоже не особенно печалит. Несмотря на такие феномены, как
Софрино и некоторые монастырские мастерские, уровень лучших русских иконописцев
все-таки значительно превосходит то, что делается в других концах христианского
мира. О пении судить не берусь – но уж по крайней мере не хуже других. И
тенденции развития пока что положительные – вспомните, как в России писали и
как пели двадцать лет назад! Ясно, всегда хочется еще лучшего, но это ведь,
батенька, уже результат Вашей некоторой избалованности. В других-то сферах (т. е.
других дисциплинах, преподаваемых в семинариях) пока не до жиру, быть бы живу.

Ответить

#
13.03.2010 в 03:18

Да я не борюсь с феминизмом; это я так, в шутку :-)

Не соглашусь, что "светский профессионализм... автоматически контролируется обществом". При хорошей постановке дела он в основном контролируется ГОСТами, нормоконтролем, сертификацией, лицензированием, двойными-тройными расчётами, испытаниями и т.п. и.д. Как общество могло проконтролировать проект и строительство печально известного "Транвааль-парка", который рухнул в Москве несколько лет тому назад? Конечно, если бы нашлись энтузиасты, готовые нанять экспертов, но это редкий случай. Общество редко "просыпается" и, в основном, по "резонансным" поводам типа поворота северных рек и т.п. А на все дела подряд энтузиастов никак не хватит :-) Так что в этом смысле 99.99% рутинной работы - это забота профессионалов...

Заметка из Энска меня сильно разочаровала...

Ответить

#
13.03.2010 в 11:56


Виталий, общество
контролирует специалистов, знамо дело, не живыми голосами на вече, а посредством
названных Вами структур, стоящих все-таки вне системы образования. Когда рухнет
мост или, скажем, неудачная вакцина выкосит треть поколения, пострадавшее общество
пытается принять меры к усилению контроля, улучшает наличные структуры и (или)
ищет новых. Вот и в обсуждении этой статьи, как легко заметить, все согласны в
том, каким в идеале должен быть священник, все скорбят о недостатках наличного
семинарского образования. И вместе с тем как-то не получается точно назвать, ЧЕМУ
(т. е. какой профилирующей дисциплине) нужно обучать и КАК контролировать. Только
не рассказывайте мне о том, что «обчество ценит кадиломахателей». Не ценит, в
том-то и дело. Ни воцерковленная часть общества (как раз на «Богослове» в
последнее время много трезвой информации об этом), ни та, которую рады бы
воцерковить, да грехи не пускают. Пока мне больше всего понравилась только что опубликованная формула о. Константина о высшем церковном образовании при необязательном принятии сана, с тем, чтобы священство было уделом избранных

Ответить

#
9.03.2010 в 11:48
Тут в Париже таки уже представляют (т. е. проводят в жизнь) некоторые ключевые особенности этой системы :-) !
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс