Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Сокрушение в грехах по учению преподобного Никодима Святогорца (1749–1809)

16 октября 2015 г.
Публикуемое исследование протоиерея Василия Петрова посвящено выяснению степени влияния римо-католической покаянной и исповедной традиции и практики на соответствующие традиции грекоговорящих Церквей. В качестве примера берется весьма распространенное на греческом Востоке «Руководство к исповеди» св. Никодима Святогорца. Сравнительный анализ «Руководства» и аналогичных текстов римо-католической традиции обнаруживает несомненный факт влияния католической духовности на понимание духовной жизни в греческом православном мире XVIII–XIX столетий.


1.
Ἐξομολογητάριον преподобного Никодима Святогорца


Большое внимание учению о сокрушении Святогорец уделяет в своей книге «
Ἐξομολογητάριον » (Руководство к исповеди), которую по праву можно назвать действительно знаменитой. Чтобы читатель мог представить себе степень влияния этого труда на грекоговорящие Церкви, здесь нужно сказать несколько слов об этой книге.

Первое издание «Руководства» вышло в Венеции в 1794 году. За ним последовало и второе издание там же в 1804 году
[7. с. 262; 8. с. 932; 13. с. 47]. Эти издания вышли при жизни автора. Последующие многочисленные издания показывают живой интерес, который она вызвала в Греческой Церкви. Уже в 1799 году, всего через пять лет после венецианского издания (!), книга выходит в турецком переводе в Константинополе. Затем это издание было повторено там же в 1835 году[7. с. 262, 8. с. 932]. Суммарное количество изданий в течение XIX века – 13 (!). Из них 9 – в Венеции, 1 – в Афинах, 1 – в Константинополе (уже упоминавшийся турецкий перевод) и 2 – в Румынии (на румынском языке) [8. с. 932].

XX век подарил миру бесчисленное количество изданий и переизданий этой книги. В последние годы «Руководство» продолжает переиздаваться не только в Афинах и Фессалониках, но и на Святой Горе Афон. В Афинах издательство Νεκτάριος Παναγόπουλος в период с 1988 по 2008 осуществило 8 изданий этой книги (!).

Все это говорит о том, что в грекоговорящих Церквях и Константинопольском Патриархате (Румыния тогда относилась к юрисдикции Константинополя) «Руководство к исповеди» с конца XVIII века стало подлинным бестселлером духовной литературы, настоящим пособием для духовников. Вот, к примеру, свидетельство иеромонаха Порфирия (Баирактариса) (1906–1991)[1], одного из известнейших духовников последнего времени: «У меня лежала книга "Руководство к исповеди" преподобного Никодима Святогорца. Например, человек мне открывал какой-нибудь тяжкий грех. Я смотрел в книгу. Там написано: "Восемнадцать лет не причащаться". Тогда у меня еще не было опыта. Я назначал епитимьи согласно правилам, и что было написано в книге, являлось для меня законом»
[19, с. 74].

2. Сокрушение (συντριβή)

Предварительные замечания

Сокрушение, понимаемое как раскаяние в грехах, – довольно традиционная семантика этого термина как в Библии («сердце сокрушенно и смиренно» Пс. 50, 19), так и в аскетических произведениях святых отцов. В греческо-английском патристическом словаре Lampe одно из значений συντριβή – contrition, что значит «сокрушение, раскаяние» [5, с. 1343]. В словаре Liddell-Scott’а мы находим значение этого слова как crushing [6, с. 1502]. В словаре Bauer’а – crushing, destraction.

Интересно, что в Лексиконе Константинопольского патриарха Фотия συντριβή приводится как синоним слов πληγή (рана) и θραῦσις (перелом, слом)
[10, с. 94].

Анализ святоотеческих текстов с использованием поискового аппарата TLG[2] показывает сходное употребление этого термина в языке святых отцов.

Центральный вопрос настоящей статьи – что такое сокрушение о грехах в понимании автора «Руководства»?

В книге этот термин употребляется 22 раза, 18 раз в тексте и 4 раза в сносках.

Преподобный 2 раза упоминает о том, что сокрушение является составной частью покаяния наравне с исповедью и удовлетворением (ἱκανοποίησις) [1. с. 63, 201]. Под последним Святогорец всегда понимает епитимью.

В дальнейшем преподобный Никодим вполне раскрывает учение о сокрушении.

«Сокрушение (συντριβή) – это скорбь и совершенная боль сердца (ἔναςπόνοςἐντελὴςτῆςκαρδίας) о грехах, которыми человек опечалил Бога и преступил Его божественный закон. Оно является свойством совершенных и сынов, потому что происходит от одной лишь любви Божией» [1, с. 202] (выделено мною – автор). От любви, потому что тот, кто имеет такое сокрушение, раскаивается не потому, что лишился небесного наследства, а потому, что опечалил столь любящего Отца. « Как и сын кается лишь потому, что огорчил своего отца, а не потому, что лишится отцова наследства или будет выгнан из его дома» [1, с. 202].

3. Стяжание сокрушения

«Чтобы приобрести сокрушение, помысли о великом вреде, причиненном Богу твоими грехами» [1, с. 205].

Человек, по учению преподобного Никодима, приносит Богу тройной вред (βλάβη):

А. Человек своими грехами похулил и обесчестил Бога;

Б. Человек из-за своих грехов становится неблагодарным рабом и сыном Владыки;

В. Человек причинил Богу вред, потому что своими грехами соделал неслыханную несправедливость (ἀδικίαν), презрел избавление (λύτρωσιν), совершенное Сыном Божиим.

Помышляя об этих причинах, человек может стяжать подлинное сокрушение:

«Ах, брат мой, если помыслишь как должно о трех ударах, которые ты нанес Богу своими грехами, то я уверен в том, что будешь рычать и реветь в воздыханиях как лев: «Рыках от воздыхания сердца моего» (Пс. 37, 9). Когда возненавидишь грех, когда он станет для тебя мерзким, сердце твое расколется на тысячи кусков, даже если раньше оно было жестким как камень, тогда прольешь кровавые слезы. Потому, насколько возможно для тебя, претерпи помыслы об этих трех предметах, чтобы стяжать святое сокрушение, которое является самой благородной и достойной частью покаяния, печалясь ни о чем другом, как о том, что погрешил против Бога и оскорбил Святой Дух» [1, с. 207-208].

Из рассуждений автора видно, что для приобретения сокрушения нужно приложить немалые усилия. То есть сокрушение – это плод многих подвижнических трудов, деяние человеческое.

С другой стороны, сокрушение сердца является величайшим даром Божиим: «Эта боль (т.е. боль сокрушения – автор) является одним из драгоценнейших даров, которые может даровать тебе Господь; одним из исключительных благодеяний Его благости; одним из величайших дел Его всесилия. И это поистине так до такой степени, что если бы Он сотворил новый мир весь из золота и новое небо все из сапфира и алмаза, и потом сделал бы тебя хозяином этого мира, то, конечно, дал бы тебе безмерно гораздо более малый дар, чем если бы дал тебе делание истинной боли и истинного сокрушения»
[1, с. 285].

Для стяжания этого дара святые положили много трудов. Просто так, в любое время и каждому такой великий дар не дается. Такую мысль преподобный отвергает как неуместную. «Ты полагаешь, что Бог обязан давать тебе тут же и каждый раз, когда ты пожелаешь, этот бесценный дар сокрушения? Тот дар, который Он не дает другим, оставляя их в ожесточении? "А кого хочет, - говорит, - ожесточает" (Рим. 9, 18). Тот дар, чтобы получить который святые проходили такие суровые подвиги, проливали столько пота и стольким чтением подготавливали себя? Если ты думаешь так, то напрасно так думаешь. Изгони эту мысль из себя» [1, с. 285]. В контексте данного рассуждения видно, что преподобный, приводя цитату из апостола Павла (Рим. 9, 18), совсем не имеет в виду божественного предопределения по Кальвину. Иначе отпадает необходимость в трудах человека по стяжанию дара сокрушения.

4. Боль сердечная (ὁπόνοςτῆςκαρδίας)

Сердечная боль и болезнование о грехах, по мысли Святогорца, есть вернейший признак совершившегося раскаяния и вступления на путь истинного покаяния.

«Посему догмат нашей Православной Церкви, как богословствует о Таинствах Георгий Корессий, в том, что эта боль и внутренняя скорбь сердца являются необходимыми и основными составляющими Таинства Исповеди и Покаяния. Потому как, к примеру, необходимыми составляющими Таинства Покаяния является устное исповедание грехов кающегося и разрешение и молитва духовника; и как составляющими Таинства Крещения являются троекратное погружение в воду и возглашение имени Святой Троицы, так необходимыми составляющими Таинства Покаяния является эта внутренняя сердечная боль. И если эта боль отсутствует в сердце кающегося, очевидно, что человек этот остается нераскаянным и неисповедовавшимся, даже если и покается и поисповедуется; точно также как нераскаянным остается тот, кто не исповедуется в своих грехах, не будет разрешен и о ком не помолится духовник; или как некрещеным остается тот, кто крещен без воды или без призывания Святой Троицы. Посему Господь сказал решительно, что "если не покаетесь, все так же погибнете" (Лк. 13, 5). То есть если не покаетесь с такой действенной, великой и преестественной болью сердца, то все попадете в геенну. Потому и Святой Дух, желая показать, как необходима в покаянии эта сердечная боль, сначала требует от кающихся такой боли, говоря через пророка Иоиля: "Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши" (Иоиль 2, 13). И после этого требует их покаяния, потому что ниже говорит: "И обратитесь к Господу» [1, с. 283-284].

Из довольно большого приведенного отрывка видно, что сердечная боль раскаяния в восприятии автора есть необходимейшая часть самого Таинства Покаяния. Исповедь без этой боли считается несовершившейся.

Преподобный считает, что эта боль должна иметь три характерных черты. Она должна быть действенной, крайне великой и сверхъестественной. Под действенностью этой боли преподобный понимает такое ее свойство, которое не дает греху укорениться в сердце кающегося. Сверхъестественной же боль является потому, что приходит как сверхъестественный дар свыше, дар Божий. Причиной и началом этой боли «главным образом является не естество или какая-либо иная естественная причина, а преестественная благодать Божия, которая сокрушает и умиляет сердце такой болью покаяния»
[1, с. 282].

5. Генеральная исповедь (γενική ἐξομολόγησις)

Ниже в подтверждение своего мнения Святогорец ссылается на Игнатия Лойолу, основателя Иезуитского ордена. Правда, преподобный не называет его прямо по имени. Так же он поступает в и своей книге «Духовные упражнения» (Πνευματικά Γυμνάσματα) [2, с. 365], за которую его упрекали, что он переписал ее у Лойолы [12, с. 197-198]. Чтобы читателю стало понятно, почему мы утверждаем, что автор «Руководства» использует опыт именно Лойолы, мы приведем выдержку из «Духовных упражнений» преподобного Никодима Святогорца, где он повторяет себя практически дословно, цитируя свое более раннее «Руководство»:

«Один добродетельный человек каждый год совершал генеральную исповедь (γενικὴνἐξομολόγησιν), то есть исповедовал все грехи, сотворенные им за всю жизнь. И делал это ни по какой иной причине, но для того, чтобы получить в своем сердце истинную боль (о своих грехах – этих слов в ΠνευματικάΓυμνάσματα нет). Потому и приготавливался к этому за много недель в безмолвии и чтении Духовных упражнений(выделено мною – автор). И в день исповеди он тратил восемь часов, упражняясь в делании сокрушения и прося у Бога этот великий дар» [1, с. 286; 2, с. 365].

Здесь видно, что Святогорец говорит не просто о духовном чтении, а о чтении именно «Духовных упражнений». Эта книга Лойолы, особенно после переработки ее иезуитом и знаменитым проповедником Джованни Пьетро Пинамонти (Giovanni Pietro Pinamonti, 1632–1703), стала очень известной на Западе[3]. В Грецию она попала благодаря переводческим трудам священника с о. Патмос Эммануила Романитиса. По всей видимости, именно перевод Романитиса послужил основой «Духовных упражнений» святого Никодима. В современной науке зависимость Святогорца от переводов Романитиса считается доказанной и уже не дискутируется[4].

Мы позволим себе привести выдержку из текста «Духовных упражнений» самого Игнатия Лойолы, чтобы показать схожесть с цитатой из двух произведений св. Никодима:

«Совершение полной исповеди (lageneralconfession) приносит тому, кто захочет сделать это добровольно, троякую пользу… кто исповедуется каждый год, не обязан совершать полную исповедь, все же, совершив ее, он обретет большую пользу и заслугу из-за большего сокрушения обо всех грехах и пороках всей своей жизни… поскольку в ходе духовных упражнений человек глубже познает свои грехи и их мерзость, нежели в то время, когда он не столь много предавался делам духовным» [16, с. 51-53].

Сходство текстов представляется довольно очевидным. Именно поэтому преподобный Никодим не спешил оглашать источник своих заимствований. Причина этого проста: чтобы не смущать неокрепшие души. А окрепшим душам не мешает заимствовать у неправославных авторов все, что есть только полезного, отсеивая от пшеницы плевелы. Так об этом говорит сам Святогорец в «Руководстве», как бы заочно полемизируя с возможными упреками в свой адрес:

«Выбирать у врагов хорошее и правильное не осуждается. Но не так, чтобы заимствовать гнилое и злославное» [1, с. 88].

Кстати, судя по истории написания «Руководства», ко времени составления второй версии книги упреки в инославных заимствованиях уже были. Один из исследователей творчества Святогорца протопресвитер Георгий Металлинос пишет, что второй вариант книги, возможно, был издан в 1804 году [13, с. 47-48]. Исходя из вышеизложенного необходимо сделать вывод, что, вопреки мнению одного из самых известных исследователей творчества св. Никодима монаха Феоклита Дионисиата (2006) [12, с. 197-199], преподобный Никодим для составления своих «Духовных упражнений» использовал не только структуру текста основателя ордена иезуитов, но и те понятия, которыми оперировал последний, что мы и показали на цитатах. Как раз одним из таких заимствованных понятий является «генеральная исповедь», которая должна приготовлять кающегося к исповеди и способствовать развитию в его сердце боли о совершенных грехах.

Возможным непосредственным источником заимствования для преподобного Никодима послужила книга Paolo Segneri «Il penitente istruito» (Инструкция для кающегося) в переводе уже известного нам о. Эммануила Романитиса. В этой книге вся последняя глава посвящена как раз генеральной исповеди и ее пользе [9, с.192-195]. Знакомство Святогорца с этой книгой показывают не только современные исследования, но и сам текст «Руководства», где автор ссылается на эту книгу множество раз [1, с. 20, 26, 40, 109].


6. Ἐπιτριβή

Преподобный вводит термин ἐπιτριβή, который сам он толкует так: «Рядом с сокрушением ( συντριβή) находится и ἐπιτριβή, которое есть несовершенная (выделено мною. – автор) скорбь и боль сердца. Происходит она не от того, что своими грехами человек опечалил Бога, но потому что лишился благодати Божией, потерял рай и приобрел геенну» [1, с. 203]. То есть в отличие от сокрушения (συντριβή) ἐπιτριβή – это боль несовершенного человека, который находится в разряде «наемников и рабов, потому что происходит не от любви к Богу, а от страха и любви к самому себе; как кается наемник, потерявший свою плату, или раб, боящийся наказания своего хозяина» [1, с. 203]. Ἐπιτριβή, таким образом, – состояние духовно ниже, чем сокрушение. Сокрушение – состояние «сынов», ἐπιτριβή – состояние рабов и наемников, состояние страха потери награды [11, с. 75].

Попробуем изучить, насколько этот термин употребителен у отцов Церкви. Анализ пятитомного издания «Добротолюбия»[5] показывает, что это слово у авторов, собранных самим преподобным Никодимом в один сборник, отсутствует. Нет
ἐπιτριβή ни у преп. Макария Великого, ни у преп. Исаака Сирина. Анализ творений ранних святых отцов и церковных авторов с помощью проекта TLG показывает отсутствие у ἐπιτριβή той смысловой нагрузки, которая придается этому термину в «Руководстве». Проиллюстрируем свои выводы некоторыми примерами.

Ἐπιτριβή святитель Иоанн Златоуст использует в значении «упорство»:

«Велико упорство фарисеев!» (Πολλὴ ἡ ἐπιτριβὴ τῶν φαρισαίων) [3, 60, с. 236].

Глагол ἐπιτρίβω святитель использует в значении «мучить, терзать»:

«Если же будешь бить и мучить (
ἐπιτρίβῃς) ее (жену. – автор), то не исцелишь ее болезни» [3, 61, с. 223].

Евсевий Памфил, епископ Кесарии Палестинской, использует ἐπιτριβή как синоним слова τῦφος – гордость, надменность, спесь. В своих комментариях на псалом 92, где сказано: «Возмут реки сотрения (
ἐπιτρίψεις) своя» , – Евсевий говорит, что эти вздымающиеся «сотрения», волны вод, являют собою гордое и надменное знание века сего, обезумевшую мудрость мира [3, 23, с. 1189].

Ἐπιτριβή отсутствует в патристическом словаре Lampe в том значении, в котором его использует св. Никодим. Словарь приводит несколько значений этого слова: vexatiousness, provocation (досаждение, провокация), evil conduct (плохое поведение), injury (оскорбление), oppression (угнетение) [4, с. 538]. Ни одно из них не соответствует той семантической нагрузке, которую придает ему афонский подвижник.

Классические словари древне-греческого языка (словарь Liddell-Scott [6, с. 350], словарь Дворецкого, словарь Вейсмана) дают схожие значения.

Откуда же взялся этот термин?

Св. Никодим термин ἐπιτριβή заимствует у Романитиса, который так переводит итальянское слово attrizione (от латинского attritio). Эммануил Романитис – священник с острова Патмос, который занимался переводами католической духовной литературы с итальянского на греческий. Из всех его многочисленных переводов были изданы только два: книги иезуитского проповедника XVII века Paolo Segneri: Il penitente istruito и Il confessore istruito.

Впервые различие между attritio и contritio (сокрушение) вводит Alanus из Lille в своих Theologicae Regulae [14, с. 43-44]. Согласно Альберту Великому (1200–1280) «attritio сопровождается рабским страхом, в котором пребывает грех; а сокрушение (contritio) сопровождается благодатью, пребывать с которой грех не может»[6].

Впервые ἐπιτριβή как богословский термин, отличающийся от συντριβή (сокрушение), вводится в греческую богословскую литературу именно святым Никодимом. Он – единственный автор «исповедных книг», который ввел этот термин в печатную греческую литературу, посвященную исповеди. Из остальных авторов эпохи подобное различие делает лишь Викентий Дамодос в своем неизданном «Священном оглашении» (Βικέντιος Δαμοδός,
ἹεράΚατήχησις ) [14, с. 44].

Интересно, что в примечании к этим словам преп. Никодим говорит, что «некоторые учителя скорбь и боль грешника о своих грехах» разделяют на
προστριβή , что можно перевести как «предварительное сокрушение», оно бывает прежде исповеди; собственно сокрушение ( συντριβή ) , которое бывает во время исповеди; наконец ἐπιτριβή , что означает в данном контексте «последующее сокрушение», которое бывает после исповеди [1, с. 203]. Такое примечание делает еще более схоластическим взгляд Святогорца на фазы сокрушения.

Здесь мы приводим выдержку из современного Катехизиса Католической Церкви, чтобы проиллюстрировать преемственность концепций.

«Когда сокрушение исходит из любви к Богу, любимому превыше всего, оно называется «совершенным сокрушением» (сокрушением любви – contritio). Такое сокрушение смывает обыденные грехи; оно приносит также прощение смертных грехов, если оно сопровождается твердым решением при первой же возможности прибегнуть к таинственной исповеди.

Сокрушение, называемое «несовершенным» (или attritio), также есть дар Божий, наитие Духа Святого. Оно рождается от сознания уродства греха или от страха перед вечным проклятием или другими наказаниями, которым может подвергнуться грешник (сокрушение из страха). Такое потрясение совести может положить начало внутренней эволюции, которая под действием благодати может завершиться таинственным отпущением грехов. Несовершенным сокрушением самим по себе нельзя обрести прощение тяжких грехов, тем не менее, оно располагает к тому, чтобы получить его в таинстве Покаяния»
[17, с. 350].

То же самое учение мы находим и в другом официальном доктринальном документе Католической Церкви – сборнике «Христианское вероучение», где приводится выдержка из решений Тридентского собора (15451563):

«Что же до несовершенного раскаяния, которое называется «attritio», то поскольку оно рождается обыкновенно из осознания уродства греха и из боязни адского наказания, если оно исключает желание грешить и сопровождается надеждой на прощение, то Собор объявляет, что оно не только не делает человека лицемером или еще большим грешником, но также является истинным даром Божиим, побуждением Святого Духа» [20, с. 430].

Примечательно, что Святогорец последовательно проводит разграничение между сокрушением совершенным (συντριβή, contiritio), которое происходит от любви к Богу (у католиков – сокрушение любви), и сокрушением несовершенным (ἐπιτριβή, attritio), которое мы переводим условным термином «утеснение» (у католиков – сокрушение из страха). Мы видим, что четыре раза на двух страницах и в специально сделанном примечании автор «Руководства» приводит одну и ту же чисто католическую концепцию различий этих двух духовных состояний [1, с. 203, 205].

Пути стяжания сокрушения совершенного и несовершенного тоже различны.

«Чтобы приобрести сокрушение, помысли о великом вреде, причиненном Богу твоими грехами. А чтобы стяжать и утеснение, подумай о великом вреде, который причинили твои грехи тебе самому» [1, с. 205] (выделено мною. – Автор).

Итак, συντριβή – это неэгоистичное, несебялюбивое сокрушение о вреде, причиненном Богу. В отличие от ἐπιτριβή, которое является совершенно противоположным чувством – себялюбивым сожалением о собственных потерях.

Объем настоящей статьи не позволяет проанализировать все аспекты такого разделения, его причины и последствия. В Католической Церкви это разделение связано с практикой наложения удовлетворения (satisfactio) и учением об индульгенциях [18, с. 250-253]. Этих инославных и инородных для православной духовности концепций в «Руководстве» нет. Однако следует заметить, что это различие у преподобного Никодима Святогорца не может носить характер случайного замечания, оговорки или некоторой особенности католической исповедной практики, которая нечаянно и по недосмотру проникла в эту книгу. Пристальное внимание св. Никодима к этой концепции показывает его интерес, иллюстрирует его бесспорную убежденность в ее правильности.


7. Заключение

Подведем итоги нашего краткого исследования. Мы показали пристальное внимание Святогорца к трем аспектам покаяния: боль сердца о грехах, генеральная исповедь, которая способствует развитию сердечной боли, а также последовательное различие между συντριβή и ἐπιτριβή.

Чем объяснить столь пристальное внимание «Руководства» к феномену сердечной боли? Такое внимание не характерно для святых отцов, которые предпочитали более трезвенный подход ко всем движениям сердца.

Сегодняшняя патрологическая наука показала тесную связь «Руководства» с трудами Paolo Segneri, тем более что сам св. Никодим ссылается на них в тексте. Представляется, что образцом для Святогорца послужил иезуит Segneri, который посвящает сердечной боли целых две главы в своей «Il penitente istruito».

Почему же издатель «Добротолюбия», афонский монах и подвижник, преподобный отец, канонизированный Православной Церковью в лике святых, столь свободно использует литературу католического происхождения и вводит в свое «Руководство» западные концепции, которые как минимум не традиционны для православной аскетики?

Мне представляется, что ответ на этот вопрос нужно искать в общей атмосфере эпохи, в которую выпало жить святому отцу. Отсутствие богословского образования на Востоке, который находился под турецким игом, поголовное западное образование у всех деятелей Православной Церкви того времени, отсутствие необходимых книг святых отцов и, напротив, почти сплошь переводные католические пособия, использовавшиеся при учебе, – все это не могло не наложить глубокой печати на весь дух, на всю ткань творений православных авторов тех веков. Преподобный Никодим Святогорец и его «Руководство к исповеди» являются ярчайшей иллюстрацией сказанного.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

1. ΕΞΟΜΟΛΟΓΗΤΑΡΙΟΝ ΗΤΟΙ ΒΙΒΛΙΟΝ ΨΥΧΟΦΕΛΕΣΤΑΤΟΝ ΠΕΡΙΕΧΟΝ Διδασκαλίαν σύντομον πρὸς τὸν Πνευματικὸν πῶς νὰ ἐξομολογῆ μὲ βοηθὸν τοὺς Κανόνας τοῦ Ἁγίου Ἰωάννου τοῦ Νηστευτοῦ ἀκριβῶς ἐξηγημένους, συμβουλὴν γλαφυρὰν πρὸς τὸν μετανοοῦντα πῶς νὰ ἐξομολογῆται καθῶς πρέπει, καὶ λόγον ψυχωφελῆ περὶ μετανοίας. Συνερρανισθὲν μὲν ἐκ διαφόρων Διδασκάλων καὶ εἰς ἀρίστην τάξιν ταχθέν. ΠΑΡΑ ΤΟΥ ΕΝ ΤΩ ΑΓΙΩ ΟΡΕΙ ΑΣΚΗΣΑΝΤΟΣ ΑΟΙΔΗΜΟΥ ΔΙΔΑΣΚΑΛΟΥ ΝΙΚΟΔΗΜΟΥ. Ή ΕΚΔΟΣΙΣ, ΒΙΒΛΙΟΠΩΛΕΙΟΝ ΝΕΚΤΑΡΙΟΣ ΠΑΝΑΓΟΠΟΥΛΟΣ, ΑΘΗΝΑΙ 2008.

2. ΕΙΣ ΔΟΞΑΝ ΠΑΤΡΟΣ, ΥΙΟΥ ΚΑΙ ΑΓΙΟΥ ΠΝΕΥΜΑΤΟΣ ΤΟΥ ΕΝΟΣ ΘΕΟΥ ΓΥΜΝΑΣΜΑΤΑ ΠΝΕΥΜΑΤΙΚΑ ΔΙΑΜΟΙΡΑΣΜΕΝΑ ΕΙΣ ΜΕΛΕΤΑΣ, ΕΞΕΤΑΣΕΙΣ ΚΑΙ ΑΝΑΓΝΩΣΕΙΣ Ἅπερ προσθήκαις ὅτι πλείσταις, καὶ ἀφαιρέσεσι, καὶ ἀλλοιώσεσι καλλωπισθέντα τε καὶ μετ’ ἐπιμελείας διορθωθέντα, καὶ σημειώσεσι διαφόροις καταγλαϊσθέντα παρὰ τοῦ Ὁσιολογιωτάτου ἐν Μοναχοῖς Κυρίου ΝΙΚΟΔΗΜΟΥ τοῦ Ἁγιορείτου. ΕΚΔΟΣΙΣ ΟΓΔΟΗ. ΕΚΔΟΣΕΙΣ ΒΑΣ. ΡΗΓΟΠΟΥΛΟΥ, ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗ, 2004.

3. PG – Jacques Paul Migne. Patrologiae Cursus Completus. Series Graeca. Paris, 1857-1866.

4. A Greek–English Lexicon of the New Testament and Other Early Christian Literature, 3rd edition. By Danker, Frederick William, Bauer Walter. University of Chicago Press, 2000.

5. A PATRISTIC GREEK LEXICON edited by G.W.H.LAMPE, D.D. ELY PROFESSOR OF DIVINITY IN THE UNIVERSITY OF CAMBRIDGE, OXFORD AT THE CLARENDON PRESS, 1961.

6. AN INTERMEDIATE GREEK-ENGLISH LEXICON founded upon the seventh edition of LIDDELL AND SCOTT’S GREEK-ENGLISH LEXICON. New York, Harper & Brothers, Franklin Square, 1889.

7. Amato Angelo S.D.B. Il sacramento della Penitenza nella theologia greco-ortodossa. Studi storico-dogmatici (sec. XVI-XX) // ΑΝΑΛΕΚΤΑ ΒΛΑΤΑΔΩΝ 38, ΠΑΤΡΙΑΡΧΙΚΟΝ ΙΔΡΥΜΑ ΠΑΤΕΡΙΚΩΝ ΜΕΛΕΤΩΝ, ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗ 1982.

8. Citterio Elia NICODEMO AGIORITA // CORPUS CRISTIANORUM, LA THEOLOGIE BYZANTINE ET SA TRADITION, II, (XIII-XIX), TURNHOUT, BREPOLS PUBLISHERS, 2002, p. 905-978.

9. PAOLO SEGNERI Ὁ Μετανοῶν Διδασκόμενος Μία μετάφραση τοῦ Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτου. Ἔκδοσις Θεσβίτης, Θήρα, 2005.

10. Porson R.,
Φωτίουτοῦπατριάρχουλέξεωνσυναγωγή , pts. 1-2, Cambridge: Cambridge University Press, 1822.

11. Γκίκας Αθανάσιος, πρωτοπρεσβύτερος. Η μετάνοια κατά τον άγιο Νικόδημο τον Αγιορείτη // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου ΑΓΙΟΣ ΝΙΚΟΔΗΜΟΣ Ο ΑΓΙΟΡΕΙΤΗΣ: Η ΖΩΗ ΚΑΙ Η ΔΙΔΑΣΚΑΛΙΑ ΤΟΥ. Τόμος Β΄, Έκδοση Ιερού Κοινοβίου Οσίου Νικοδήμου, Γουμένισσα, 2006, σ. 69-86.

12. Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός. Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης. Ο βίος καὶ τά ἔργα του. 1749-1809. Β΄ ἔκδοσις, Ἀθῆναι 1978.

13. Μεταλληνός Γεώργιος Δ., πρωτοπρεσβύτερος. Τὸ «Ἐξομολογητάριον» τοῦ Ἁγίου Νικοδήμου // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου ΑΓΙΟΣ ΝΙΚΟΔΗΜΟΣ Ο ΑΓΙΟΡΕΙΤΗΣ: Η ΖΩΗ ΚΑΙ Η ΔΙΔΑΣΚΑΛΙΑ ΤΟΥ. Τόμος Β΄, Έκδοση Ιερού Κοινοβίου Οσίου Νικοδήμου, Γουμένισσα, 2006, σ. 47-65.

14. Τσακίρης Βασίλειος Οἱ μεταφράσεις τῶν ἔργων Πνευματικὸς Διδασκόμενος καὶ Μετανοῶν Διδασκόμενος τοῦ Paolo Segneri ἀπὸ τὸν Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτη καὶ ἡ ἐπίδρασή τους στὸ Ἐξομολογητάριον τοῦ Νικοδήμου τοῦ Ἁγιορείτου. Εἰσαγωγικὴ μελέτη // PAOLO SEGNERI Ὁ Μετανοῶν Διδασκόμενος Μία μετάφραση τοῦ Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτου. Ἔκδοσις Θεσβίτης, Θήρα, 2005.

15. Φιλοκαλία τῶν ἱερῶν νηπτικῶν. Ἀθῆναι, 1982.

16. Игнатий Лойола, святой. Духовные упражнения. Духовный дневник. Институт философии, теологии и истории святого Фомы. М., 2006.

17. Катехизис Католической Церкви. Культурный центр «Духовная Библиотека», Москва, 2007.

18. Козлов Максим, протоиерей, Огицкий Д.П. Западное христианство: взгляд с Востока. М., издательство Сретенского монастыря, 2009.

19. Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Малоярославец, Издание Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря, 2006.

20.
Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. Издательство св. Петра, Санкт-Петербург, 2002.



[1] 27 ноября 2013 года канонизирован Константинопольским Патриархатом в лике преподобных.

[2] Thesaurus Linguae Graecae – проект оцифровки античных и византийских текстов, успешно реализуемый Калифорнийским Университетом в г. Ирвин (США). Доступ к электронному ресурсу: http://stephanus.tlg.uci.edu/

[3] Esercizj spirituali di S. Ignazio, Pier Marria Miccioni, Firenze, 1700.

[4] См. Φραγκίσκος Εμμανουήλ. «Ἀόρατος Πόλεμος (1796), Γυμνάσματα Πνευματικὰ (1800). Ἡ πατρότητα τῶν μεταφράσεων τοῦ Νικοδήμου Ἁγιορείτη» // Ὁ Ἐρανιστὴς 19 (1993), 102-135. Φραγκίσκος Εμμανουήλ. Το ζήτημα της γλωσσομαθείας του Νικοδήμου Αγιορείτη // Ο Ερανιστής, Ετος ΛΗ΄-ΛΘ΄, τόμος 23, Αθήνα 2001, σ. 173-190. Τσακίρης Βασίλειος Οἱ μεταφράσεις τῶν ἔργων Πνευματικὸς Διδασκόμενος καὶ Μετανοῶν Διδασκόμενος τοῦ Paolo Segneri ἀπὸ τὸν Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτη καὶ ἡ ἐπίδρασή τους στὸ Ἐξομολογητάριον τοῦ Νικοδήμου τοῦ Ἁγιορείτου. Εἰσαγωγικὴ μελέτη // PAOLO SEGNERI Ὁ Μετανοῶν Διδασκόμενος Μία μετάφραση τοῦ Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτου. Ἔκδοσις Θεσβίτης, Θήρα, 2005. Γιανναρᾶς Χρῆστος ΟΡΘΟΔΟΞΙΑ ΚΑΙ ΔΥΣΗ ΣΤΗ ΝΕΟΤΕΡΗ ΕΛΛΑΔΑ Ἐκδόσεις Δόμος, Αθήνα, 1996, Δεύτερη ἐπανέκδοση.

[5] Φιλοκαλία τῶν ἱερῶν νηπτικῶν. Ἀθῆναι, 1982.

[6] «Attritio enim est cum timore servili, in quo manet peccatum, et contritio manet cum gratia, cum qua peccatum salvari non potest» Albertus Magnus, De sacramentis, 83.

Ключевые слова:
См.также:

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс