Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

О жизни приходской

29 января 2015 г.
Своими размышлениями о проблемах современной приходской жизни с читателями портала делятся протоиерей Павел Великанов и священник Федор Ртищев.

Тема приходской жизни одна из самых важных не только в богословии, но и в практике. 25 июля 2014 года, обсуждая тему границ приходов, Священный Синод подчеркнул « важность воссоздания общинного строя приходской жизни ». В сентябре этого года Святейший Патриарх обратился с посланием к «архипастырям , приходским настоятелям и клирикам, церковным старостам, членам приходских собраний и советов , штатным и добровольным сотрудникам приходов» – то есть ко всем тем, кто трудится сегодня на ниве развития общины.

Очевидно, что община самая малая клетка церковного организма неизбежно связана с состоянием всего организма и не может быть каким - то механическим образом изолирована, в том числе и от системных недостатков, которые мешают развиваться приходу.

Согласно Уставу Русской Православной Церкви, «приходом является община православных христиан, состоящая из клира и мирян, объединенных при храме. Приход является каноническим подразделением Русской Православной Церкви, находится под начальственным наблюдением своего епархиального архиерея и под руководством поставленного им священника - настоятеля».

Итак, приход есть прежде всего община православных христиан. И именно с «богословия общины» должно начинаться возрождение церковной жизни. Община сама по себе является древнейшей формой организации социума. Общинный строй предшествует государственному устройству и по сей день является своего рода архетипом для человеческого общества. Характерным для общины являются родственные, неотчужденные отношения ее членов. В случае, когда мы говорим о церковной общине, речь идет, конечно, прежде всего о родстве духовном, – но этим не ограничивается. Отношения христианской любви должны пропитывать все христианское сообщество и в частности приход. Оставив в стороне рассуждения об общей и тотальной поврежденности человеческой природы, отметим, что идеал любви был заповедан Христом своим ученикам не просто как некий красивый образ, но как единственный отличительный признак христианского сообщества: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин 13:35).

Община должна образовываться вокруг Христа. Этот очевидный факт необходимо особо подчеркнуть, потому что зачастую при устройстве общины Христос может отходить на второй план, и тогда ее центром становится священник, обряд (устав), «эксклюзивность» или же единый центр вообще может исчезнуть, и каждый начинает воспринимать церковь как «контору», в которой обязаны оказывать «духовные услуги» «по требованию».

Первая в мире христианская община община апостолов была собрана Спасителем и вокруг Спасителя. «Христоцентричность» должна являться основным свойством подлинной православной общины. Очень часто бывает, что такая «христоцентричность» формально декларируется, но на деле не выполняется. Желание обрести духовного наставника, духовника, вполне естественно, – но здесь скрывается большой соблазн. Священник, сам того не замечая, может подменять собой Христа и становиться для своих прихожан единственным «светом в окошке». С другой стороны, редко когда люди готовы объединиться вокруг ничем не выдающегося священника.

Еще одна существенная проблема это разобщенность духовенства и мирян. Духовенство воспринимается как привилегированное сословие, что наиболее ярко выражается в разных нормах подготовки к Причастию для клириков и лаиков. Эта ситуация большей частью клира ощущается как нормальная и по умолчанию вытекающая из самого факта хиротонии. На приходах, как правило, выстроена четкая вертикаль власти: настоятель клирики алтарники избранные миряне (клирос, староста, помощники, знакомые настоятеля, спонсоры, представители властей) – остальной народ. И место в этой «пирамиде» зачастую зависит прежде всего от степени приближенности к настоятелю. Иерархичная система устройства, которая была положена в основу миротворения Самим Создателем, с грехопадением подверглась тлетворному изменению. Для «устойчивого пребывания» и «успешного продвижения» в рамках такой системы требуются качества, понятные и обычные для мирского менеджмента, но диссонирующие с евангельской нравственностью: приспособленчество, умение угождать, ненавязчивое подхалимство, лицемерие, лживость и двуличие. Если добавить к этому еще и безоговорочную исполнительность получается портрет идеального «винтика» системы мира сего.

Однако по духу новозаветного благовестия, вертикаль иерархической власти должна постоянно превращаться в горизонталь всепроникающей любви, объединяющей всех прихожан. Неслучайно слова «община» и «общение» однокоренные: где есть общение, там будет и община. Где есть только распоряжения (скрывающиеся под видом «благословения») – там и будет только система. Для того чтобы на приходе создать теплую атмосферу христианского братства, настоятель для начала должен знать всех (или почти всех) прихожан лично. Однако это становится практически невыполнимым, когда реальный приход «размазывается» практически до бесконечности, и большая часть даже постоянных прихожан по сути своего участия в жизни общины те же самые чужие «захожане».

Для созидания крепких межличностных связей необходимо устраивать совместные приходские проекты от паломнических поездок (для всех, а не только для избранных из ближнего круга) до крупных социальных акций. Но основную роль в знакомстве настоятеля с прихожанами играет, как ни банально это прозвучит, совместная трапеза, которая есть продолжение Литургии. Знакомство прихожан и священников храма между собой во внебогослужебной обстановке, общее делание, общая трапеза становятся важными факторами внутреннего единства.

Сегодня можно с печалью сказать, что общий дух разрушения и перемешивания не прошел мимо общинной жизни. Прежняя культура общинной жизни давно была утрачена, новая же только начинает зарождаться. В связи с этим представляется крайне важным воспитание нового поколения пастырей в духовных учебных заведениях, для которых богослужебная жизнь вне общинной была бы очевидной ненормальностью.

Говоря о частных проявлениях общинной жизни, следует выделить несколько ключевых направлений, нуждающихся в особом внимании.

Во - первых, предкрещальная катехизация. На многих приходах она до сих пор остается в неразвитом состоянии. В Московской городской епархии, например, предписано совершать минимум две предкрещальные беседы, которые явно недостаточны для того, чтобы научить христианской жизни желающего войти в Церковь. Дерзнем предположить, что только катехизация с минимальной продолжительностью 6 месяцев (при условии одного занятия в неделю, что наиболее удобно для большинства городских жителей) способна научить какому - то минимуму, который необходимо знать, вступая в Церковь. Полугодовая (а еще лучше годовая) катехизация, при условии, что занятия проводит образованный, талантливый катехизатор, способна заронить в душу пришедшего зерно христианского знания, заставить почувствовать принадлежность своей общине. Крещение следовало бы проводить, по древней традиции, на праздники Рождества, Богоявления или в Великую Субботу. Экономические соображения, которые обычно приводят как контраргумент, не выдерживают никакой критики. Что правильнее и экономически целесообразнее: крестить не только неверующего, но и погрязшего в смертных грехах человека, который в лучшем случае снова окажется в храме только для отпевания, и получить от него даже хорошие деньги или же подготовить и получить в итоге еще одного реального, а не фиктивного члена Церкви Христовой и местной православной общины? Священнослужители не могут и не должны продавать право вхождения в Церковь людям, мотивация которых более чем сомнительна русский значит, православный», «покрестимся, чтобы не болеть», «так моя бабушка делала» и т.п.). Конечно же, оглашаемые должны присутствовать и на богослужении, которое само по себе является « наглядным пособием», и покидать его на возгласе «Оглашенные, изыдите!».

Следующая важная тема проблема понятности богослужения. Если человек во время оглашения был приучен к христианскому образу мысли, он захочет понимать и участвовать в богослужении. В настоящее время можно говорить о двух подходах, применяемых в храмах Русской Православной Церкви: «русификация» богослужения, то есть замена отдельных церковнославняских слов на более привычные для русского уха живот» – «жизнь», «исполнение» – «полнота», «вонь» – «в него», «любы» – «любовь» и пр .), с другой стороны , отдельные встречи и беседы, на которых происходит систематический разбор как структуры богослужения, так и содержания текстов. Дискуссия вокруг проектов Межсоборного присутствия на тему адаптации церковнославянских текстов хорошо показала, насколько эта тема является болезненной и табуированной для многих. Однако ничто не мешает в рамках организации приходской деятельности проводить общедоступные беседы, на которых не только объяснять чинопоследования, но и переводить и растолковывать основные песнопения, тропари и кондаки праздников, догматики и задостойники то есть всё то, что регулярно поётся и читается в храме.

Понятное богослужение подразумевает не только объяснение Литургии, но и внятное чтение Слова Божьего центрального момента литургии слова. За таким чтением должна следовать проповедь как пояснение прочитанного и наставление общины в жизни по Евангелию. Самая неблагополучная ситуация сегодня наблюдается с чтением апостольских посланий и книги Деяний: если евангельский текст у многих молящихся, как говорится, «на слуху», то вот с пониманием посланий ситуация просто катастрофическая. Положение усугубляется еще и тем, что за редким исключением проповедь строится в основном вокруг толкования Евангелия а на Апостол просто не хватает ни сил, ни времени.

Кульминацией Литургии является причащение. Собранные вокруг Чаши, верные образуют мистическое Тело Христово и соединяются в один организм общину. Именно Евхаристия и является основным объединяющим фактором, видимым выражением «христоцентричности» общины. Но ведь причащение само по себе не является «завершением» литургии как «общего делания»: более того, именно соединение членов общины со Христом и во Христе и является своего рода «трамплином» для преодоления греховного отчуждения и перехода в «общее делание» за пределами храмовых стен. Не «бить духовные баклуши» призван христианин после причастия, а с новым вдохновением делать дело Божие, где бы и в каком бы статусе он ни находился.

Другой вопрос, который в нашей практике неразрывно связан с причащением, это тема исповеди. Духовное руководство важнейший объединительный фактор для общины. Во многих приходах нормальной является ситуация, когда настоятель и остальные священники наравне исповедуют всех приходящих. Постепенно вокруг каждого священника образуется своя «покаянная семья» – люди, которые ходят на исповедь именно к нему. Такие «покаянные семьи», из которых и складывается приход, также должны тесно общаться между собой. Ненормальной является ситуация, когда на службах с большим количеством прихожан (например, всенощные под праздники или под воскресенье ) исповедует только один, требный, священник, причем каждый раз роль этого требного священника исполняют разные клирики. Это мешает людям «закрепиться» за одним священником и становится профанацией духовного руководства, в поисках которого многие приходят в храм.

Следует также сказать о таком явлении, как нынешняя практика обязательной исповеди перед причастием. Об этом написано уже множество книг и статей, поэтому мы не будем вновь приводить всю аргументацию «за» и «против». В нынешнем понимании исповедь это и беседа со священником, и откровение помыслов, и исповедание тяжких грехов, препятствующих причащению, и, наоборот, каждодневная вечерняя покаянная молитва из молитвослова, приносимая на бумажке к аналою. Нужно разделить вышеперечисленное и не называть все это исповедью, и тем более не требовать категорично этого как абсолютного условия перед причащением. Существуют духовные беседы - наставления, есть предкрещальная исповедь за всю жизнь, есть покаяние в тяжких грехах и возвращение таким образом в Церковь, которое не может совершаться пред каждой Евхаристией. Другое дело, что при отсутствии тяжких грехов и при реальной, а не мнимой практике духовного окормления духовник вправе сам определять форму и частоту исповеди для своего чада при условии их постоянного общения, в том числе и вне богослужения.

Мы попытались обозначить основные проблемные точки, которые мешают сегодня развитию нашей приходской жизни. При желании их можно найти еще больше по сути, каждое проявление церковной жизни требует переосмысления и обновления, что и было заповедано нам Спасителем. К счастью, все больше священников сегодня радеют о становлении правильной приходской жизни.

Главным двигателем возрождения сегодня призваны стать обычные приходские священники, так как именно они имеют непосредственное отношение к устройству общины. Сегодня есть довольно много клириков и мирян, которые убеждены в необходимости глубинного церковного возрождения и готовы для этого что-то предпринять. Первым шагом к изменению существующей системы может стать объединение духовенства на личном уровне. Например, два - три - четыре человека собираются и делятся своими мнениями по вопросам церковной жизн . Важно при этом помнить две вещи: общение должно происходить в реальном формате (не ЖЖ, не социальные сети) и не должно сводиться к обычным кухонным разговорам о том, «как спасти Россию» ( в данном случае Русскую Церковь ). Оптимальный вариант выбор темы и краткий доклад по примеру учебных семинаров в университете. Это позволит каждый раз прорабатывать определенную тему с достаточной глубиной и делиться своим опытом решения различных проблем.

Постепенно объединившиеся клирики и миряне выявляют единомышленников среди своих собратьев и подключают их к своим обсуждениям, находят сочувствующих. Так постепенно небольшой круг расширяется. Историческим примером, иллюстрирующим наши рассуждения, может стать деятельность группы «32 священников», которая пришлась на 1905 год и которая целиком и полностью была одобрена правящим архиереем митрополитом Санкт - Петербургским Антонием (Вадковским). Благодаря этой широкой деятельности была подготовлена почва для создания Предсоборного присутствия и разработки основной повестки Поместного собора 1917–1918 гг.

Важной вехой в деле приходского возрождения является межприходское общение, подобное описанному выше личному общению священнослужителей. В этом случае крепкие общины должны образовывать единый организм, объединяющий священников и мирян. Объединение может включать в себя совместное богослужение и приобщение, совместные просветительские мероприятия и социальную работу. Таким образом, схема продвижения идей возрождения приходской жизни довольно проста: объединение клириков на личном уровне объединение приходов привлечение к сложившемуся союзу новых членов.

Восстановление общины является сегодня архиважным направлением церковной жизни. Оно невозможно без искоренения существенных системных недостатков, таких как клерикализм, отсутствие любви, смещение центра общины с Христа на что бы то ни было иное. Факторами, которые могут способствовать восстановлению прихода, являются: подробная катехизация, внятное богослужение, поощрение частого причащения, восстановление смысла таинства исповеди, проведение духовных бесед отдельно от Евхаристии. Продвижение идей возрождения приходской жизни возможно как на официальном уровне, «сверху», так и на уровне личного полуофициального общения священства и мирян через организацию кружков и межприходских связей.

В заключение стоит сказать, что наше общество сильно страдает от оскудения любви и даже элементарного уважения. В поисках такой любви наши соотечественники приходят в Церковь. Отрадно, если там они встречают то, чего были лишены уважение, внимание, понимание, готовность выслушать и помочь. Крепкие приходы, где христианское отношение к ближнему, где сам Христос поставлен во главу угла, смогут стать лечебницами, способными исцелить наш народ от его многочисленных и давних ран.

Чтобы этот разговор не оказался безрезультатным, портал «Богослов.Ru» открывает специальный проект, посвященный обсуждению вопросов жизнедеятельности приходских общин. Здесь мы будем размещать как исторические и богословские материалы, так и актуальные публикации по теме возрождения общинной жизни на приходах. Приглашаем всех заинтересованных к сотрудничеству: присылайте свои мысли, делитесь опытом, спорьте и не соглашайтесь, сканируйте, распознавайте дореволюционные труды одним словом, пусть этот проект станет хотя бы малым общим делом всех неравнодушных к здоровой церковной жизни!

Ключевые слова:
См.также:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (11)

Написать комментарий
#
31.05.2015 в 12:37
Благодарю за попытку осмысления сегодняшних реалий и попытку обрести выход.

К сожалению, то, с чем сталкиваюсь в своей практике я, что именно понятие "христоцентричности", ключевое в вашей статье, всегда как-то понимается. И понимается часто как-то по-своему. Боюсь, что автор одного из комментариев выше, уверен, что собирание прихода вокруг уставного богослужения и есть "христоцентричность". А если чувствуется, что этого мало, то сюда надо добавить ещё и некую социальную нагрузку - тогда точно будет "христоцентричность". И т.д., и т.п. Большинство наших и прихожан, и священников уверены, что у них-то с христоцентричностью всё в порядке.

Как свидетельство этому: как только Патриарх сказал о приходских общинах, так сразу в наших краях зазвучали в блогах и новостях слова: "наша приходская община сделал то-то" и т.п. Что-то вроде: "Всё нормально, дорогой Святейший, вы только сказали, а у нас уже!" Простите за сарказм.

Поэтому статья, как мне видится, поднимает главный и, на мой взгляд, единственно важный вопрос: так что же такое "христоцентричность"?
Ответить

#
7.04.2015 в 18:09
Правильно говорится о христоцентричности общины. Но я могу привести пример, какова сейчас христоцентричность общины в не худшей общине Князь-Владимирского собора в Санкт-Петербурга. После ранней община собирается в трапезной на чаепитие, общение, разговоры, объявления, поздравления и поминовения. После 9 часов следует объявление о предстоящей молитвенной встрече в библиотеке рядом для чтения евангельских и апостольских отрывков, звучавших на литургии. Там все склоняли головы, здесь на объявление откликается хорошо если один новый прихожанин. В библиотеке собирается группа, "числом около двенадцати". Постепенно продолжительность этих встреч сокращается. Они периодически отменяются. Состав: 10-11 сестер и один-два-три брата. И вот, только там, на встрече при чтении звучат прямые слова Христа. Тут перед ними не склоняют головы. Они вызывают общее отторжение! Они не принимаются, переиначиваются, с ними спорят, им прямо возражают. Что уж говорить об остальных.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
5.05.2015 в 00:14
+ Христос Воскресе! +
Не хочу никого осуждать, но здесь, очевидно, непрофессиональный подход к работе с людьми. Понятно, что людей заинтересовать и увлечь очень непросто. Но надо стараться, менять методику преподавания, разнообразить темы, что-то новое предпринимать.
А то, что у Вас спорят и возражают - это очень хорошо - хуже когда все поддакивают на учебных занятиях и засыпают от скуки. Если же преподаватель не может ответить на какие-либо неудобные вопросы, то этот учитель должен больше церковной литературы читать, спрашивать совета у более опытных наставников и, конечно же, - молить Бога о своём вразумлении.

Ответить

#
31.05.2015 в 12:07
Всё же просто спорить и спорить, переиначивать и отторгать суть разные вещи. Если я думаю так же как автор комментария, то здесь речь не о неудобных вопросах, на которые преподаватель не может ответить. Иначе можно прийти к тому, что и у Христа был непрофессиональный подход к людям, и Ему надо было побольше читать церковной литературы и спрашивать совета у более опытных наставников, раз с ним спорили.

Слова Христа это не предмет изучения. К ним нужен не профессионал, а человек, живущий в соответствии с этими словами (именно этот момент является предметом покаяния преподавателя, а не его непрофессионализм). Но в таком случае слова Христа, подтверждённые жизнью преподавателя, будут бить в самую глубину человека. И вот на этой-то глубине зачастую оказывается, что нашим прихожанам Христос и Его слова не нужны!

Ответить

#
20.03.2015 в 11:24
Хорошая статья, все правильно... к сожалению. Но что делать, если приход очень большой? Сотни людей, десятки очень многодетных семей. Невозможно собираться всем. Собрания, поездки, гости, походы - получаются только частями. И запросто можно остаться "нигде", если сам локтями не толкаешься.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
24.03.2015 в 21:50
+ Господи, благослови! +

Я думаю, многие читают Ваше замечание и если не завидуют Вам, то искренне радуются за Ваш многочисленный многодетный приход. Намного хуже, если на приходе нет (или почти нет) прихожан: нет дохода, нет общения, нет жизни. В каждом человеке, особенно христианине, Христос, каждый из людей - образ Божий - икона; и чем больше икон и других святынь вокруг, тем благодатнее наша жизнь. Только любовью ближнего мы по-настоящему (безкорыстно) любим Бога и возносимся от страстей. Конечно, неприятно, когда Вас пока не берут в какую-либо паломническую поездку или поход на природу из-за избытка желающих, но проявите терпение, и со временем везде побываете.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
17.03.2015 в 11:54
+ Господи, благослови!+

Чрезвычайно важная тема, и безграничное поле деятельности. Приоритетом приходской деятельности должно быть: 1) богослужение, 2) миссионерство (просвещение) и 3) благотворительность. От понимания и личной активности руководителя прихода (настоятеля храма) зависит успешность или провал приходской жизни.

К сожалению, главной (а порою, единственной) задачей большинства православных приходов России стала бесконечная реставрация храмов. При этом забывается, что не только кирпичные здания, но и каждый человек - это поруганный и осквернённый храм Духа Святаго, нерукотворная икона - потускневший образ Божий, нуждающийся в духовной "реставрации" в самую первую очередь.

Церковь приводит или, хотя бы, приближает каждого человека к Богу различными средствами:

Начну с общественного богослужения - молитвенного созерцания. Слава Богу, мы наблюдаем, как православные храмы России возрождаются, украшаются, наполняются верующими. Тем не менее, несмотря на то, что уже много сделано, в нынешней литургической практике ещё много недостатков, главный из которых - спешка, из-за которой и молитвы читаются неразборчиво, неряшливо, без благоговения и службы сокращаются (нарушается Устав).

Конечно же, многие "матёрые" сотрудники храмов возразят, что по-другому, якобы, нельзя - у всех семьи, домашнее хозяйство, учёба, работа, болезни и другие заботы, отвлекающие от продолжительных служб.

Однако есть немало храмов, где эта проблема решается. Например, в одном храме ничего не сокращают (как в монастырях). Если у священника в день намеченной службы много дел, и он не успевает к началу богослужения, то он по телефону просит начинать службу без него. Тогда в храме кто-либо из благочестивых мирян возглашает: "Молитвами святых отец наших...", и далее всё по уставу, только вместо диаконских ектений - "Господи, помилуй!" (40 раз), а вместо возгласов священника - Молитва Иисусова. Когда приехал священник, то он тихонько, не нарушая размеренного чтения и пения, прошёл в алтарь, надел епитрахиль, вышел на амвон для чтения утренних молитв во время шестопсалмия, затем (во время полного стихословия кафизм) повынимал частицы с поминовением синодиков и записок, и перед полиелеем успел на левом клиросе ещё исповедать несколько человек. После полиелея и помазания священник зашёл в алтарь, разоблачился и, так же тихо, боковыми дверями через притвор вышел из храма по неотложным делам, а чтецы, хор и другие миряне неспешно продолжили богослужение своим чином (до 11 часов вечера). Причём даже пономарям, певцам и чтецам также разрешается по-необходимости уходить из храма раньше окончания затянувшейся службы, а те прихожане, которые никуда не спешат, активно привлекаются к чтению в храме и пению на клиросе.

В будничные дни, когда священник не служит, и его нет в храме, храм всё равно открыт и с 8.00 часов утра охранниками, продавщицами свечной лавки, уборщицами (и даже случайные захожане нередко привлекаются к чтению) не спеша вычитываются (иногда даже пропеваются) все чинопоследования суточного круга богослужения. Более того, после обедницы (изобразительных) до 5 часов вечера масса времени, в которое мирянами читаются акафисты (иногда на распев), Псалтирь с поклонами на Помяннике, поются молебны и заупокойные литии. Храм без молитвы практически не стоит, в нём целый день много народа (и, соответственно, дохода), хотя священника в храме нет, но он очень грамотно организовал своих прихожан...

Второй момент приходской жизни, о котором в тексте уже было сказано: организация совместного для всех прихожан (по праздникам) и благотворительного для всех нуждающихся (ежедневного) питания. Очень хлопотное дело, но и очень нужное (и даже выгодное). Прежде всего необходимо обустроить достаточно просторное помещение, соответствующее всем санитарно-эпидемиологическим нормам: кухню с безопасными плитами, вытяжками, холодильниками, посудой, мебелью, умывальниками, туалетами, раздевалкой и др. Во-вторых, практика показывает, что в церковные праздники у священника нет времени часами засиживаться на общих трапезах. Кроме того, кто-то из сотрудников храма должен регулировать порядок питания: рассаживать на нужные места немощных стариков, от которых может дурно пахнуть, заразных больных, матерей с маленькими детьми, бомжей, смотреть, чтобы каждому вовремя подавалась пища, а тех, кто уже поел, просить уступить место ещё не евшим, унести за собой грязную посуду, помыть её и помочь накрыть стол для вновь приходящих, почистить картошку, разгрузить продукты или вынести мусор. Желательно, чтобы во время еды громко и не спеша читались святоотеческие поучения или жития святых.

Социальная деятельность прихода не ограничивается бесплатными обедами и ужинами. На каждом приходе должен быть социальный работник, который должен опрашивать прихожан, кому из них нужна помощь, узнавать о проживающих возле храма нуждающихся, а также налаживать контакты и сотрудничество с расположенными неподалеку от храма больницами, домами престарелых, детскими приютами, тюрьмами, и полученной информацией делиться с настоятелем. Настоятель же после каждого богослужения говорит краткую проповедь, во время которой одного прихожанина прямо с амвона назначает, например, разгрести снег, принести дрова или воду бабушке, живущей напротив храма, трёх других прихожанок - посетить соседнюю больницу, поздравить лежачих больных с Пасхой Христовой и помыть полы и т.д.

Третье направление приходской деятельности, как было указано выше, это миссионерство, или просвещение, или научение. Задача настоятеля прихода найти среди своих прихожан способных (и желающих) к обучению, и выделить помещения для учебных занятий. При каждом храме должно быть несколько групп учащихся и несколько преподавателей: дети разных возрастов, подростки, которым нужен особый подход, молодёжная группа, молодые родители, пенсионеры. Один преподаватель в большей степени раскрывает глубины богословия, другой заучивает с учащимися порядок служб, третий занимается вокалом для пения и чтения, четвёртый может быть профессиональный историк, пятый - специалист по иконописанию или языку национальности, проживающей в данной местности, шестой - психолог, и т.д. Учебные занятия должны проходить при храме не только после праздничных богослужений и выходным дням, но и на буднях по вечерам.

В перспективе преподаватели приходских школ должны читать лекции, доклады, семинары в других учебных заведениях, выступать в средствах массовой информации, организовывать спортивные мероприятия, походы на природу, паломнические поездки, благотворительные концерты, ярмарки, крестные хода.
Ответить

#
21.03.2015 в 03:40
//Если у священника в день намеченной службы много дел, и он не успевает к началу богослужения, то он по телефону просит начинать службу без него. .... Когда приехал священник, то он тихонько, не нарушая размеренного чтения и пения, прошёл в алтарь, надел епитрахиль, вышел на амвон для чтения утренних молитв во время шестопсалмия. .... После полиелея и помазания священник зашёл в алтарь, разоблачился и, так же тихо, боковыми дверями через притвор вышел из храма по неотложным делам.//
То есть, ваш священник пропускает всю великую вечерню и вторую часть утрени. Оригинальная практика. А как с "Честнейшей Херувим", возгласом на Великое Славословие и отпустом - прихожане сами читают или вместо этого тоже "Господи, помилуй!" (40 раз)? Благочинный-то одобряет происходящее, или он не в курсе?
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
24.03.2015 в 21:19
+ Господи, благослови! +

Благодарю за замечание. В своём рассказе я не раскрыл подробностей. В общем, тот батюшка - сам является благочинным и, обычно, на его приходе в его отсутствие службу совершают другие священники. Если он пропустил значительную часть вечерней службы, то он перед Литургией старается самостоятельно вычитать всю службу. В описанной выше ситуации мне понравилось то, что тот священник не подгоняет богослужение под свои интересы и под своё личное время, не комкает в спешке службу.
Ответить

#
31.05.2015 в 12:21
Простите, но, на мой крайне категоричный взгляд, это и есть подмена, когда жизнь строится не вокруг Христа, а вокруг богослужения. Я не увидел в такой системе личностного измерения, отношений, общения. Т.е. именно того, о чём было написано в статье выше. Настоятель и остальные священники - функционалы, и относятся к самим себе, как мне кажется, как к функционалам. Приход есть, но человека в нём нет. Надеюсь лишь, что то, что вы рассказали - не вся правда.
Ответить

#
Надежда, Кемерово
15.02.2015 в 12:23

Жажда ощущения соборности живет во мне давно. Хочется почувствовать ее не только мистически, у Чаши, но и "физически" - "возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке". Но объясняла себе это желание недостатком личной общительности, неумением поддерживать контакты.

О роли настоятеля в статье очень хорошо написано, но и каждый член прихода, даже впервые вступающий на порог храма, вносит свою лепту. Если призыв проявлять "уважение, внимание, понимание, готовность выслушать и помочь" относить только к священникам, сотрудникам храма или давним членам общины, то тогда и начинаещь "воспринимать церковь как «контору», в которой обязаны оказывать «духовные услуги» «по требованию»".

После многих лет "коллективизма" в нас, русских людях, общинность вытравилась. Общие дела требуют серьезной организации, даже собрание жильцов дома для решения бытовых проблем затруднительно провести. Как дело сделать общим? Несколько лет назад я участвовала в окормлении детского дома. У священника были одни задачи, у меня - свои, но общего не сложилось.

У нас в приходе священнослужители, кроме проповедей, читают лекции, проводят беседы, организуют молодежные мероприятия и т.д., но есть ли дела мирян - я не знаю.



Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс