Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Записка о монастырях и монашестве

7 июня 2012 г.
В продолжение дискуссии вокруг проекта  «Положения о монастырях и монашествующих», подготовленного Межсоборным присутствием РПЦ, портал «Богослов.Ru» предлагает вниманию читаталей статью игумена Ахтырского Свято-Троицкого монастыря архимандрита Симеона (Гагатика). Публикуется в авторской редакции.

Позвольте в качестве вступления поделиться одним воспоминанием. Во время обучения в Московской духовной академии, по милости Божией, меня направили на продолжение учебы на Богословский факультет Афинского университета. Главным открытием в Греции для меня стали монастыри. И в старых, и в новых монастырях — а там все время появляются новые монастыри — я нашел то, чего не мог найти нигде у нас: полное следование святоотеческим уставам монашеской жизни. Летом, во время каникул, я обычно возвращался на Родину. Как-то прямо из московского аэропорта я направился в один из самых известных наших монастырей. Дело шло к вечеру. Подходя к святой обители, я услышал колокольный звон, по которому было понятно, что сегодня будет всенощная. Мне надо было увидеться с одним монахом, моим приятелем. Я зашел в собор, где тем временем началась служба, приложился к иконам, немного помолился, и пошел в келью брата. Мне не надо было кого-нибудь об этом спрашивать — я знал, что найду его там. Действительно, отец N был у себя. Он, как водится, предложил мне чаю, и мы стали общаться, попивая чаек с нехитрым угощением. Вдруг, во время беседы, меня пронзила мысль (с тех пор прошло уже около двадцати лет, но я это помню как сейчас): все, что я здесь вижу, совершенно невозможно ни увидеть, ни даже представить себе в греческих монастырях. Невозможно, чтобы служба, называющаяся «всенощной», заканчивалась задолго до наступления темноты. Невозможно, чтобы на службе, да еще и праздничной, отсутствовало большинство братии. Невозможно, чтобы монахи во время службы сидели у себя по кельям. Невозможно, чтобы какой-нибудь монах принимал у себя в келье гостей. Невозможно, чтобы он келейно у себя что-то вкушал, да еще с гостями. Невозможно встретить в коридоре братского корпуса, по пути в келью, уборщицу, моющую пол. Все перечисленное было совершенно обычным и обыденным для наших монастырей и, взятое по отдельности, нисколько меня не удивляло — мы все к этому привыкли. Стоит даже отметить, что данную обитель принято считать эталоном для других монастырей, именно ее ставят в пример, когда хотят сослаться на авторитет в монастырской практике.

Меня поразила мысль, осознанная в тот момент: есть на земле места, где все обычные наши несуразицы просто немыслимы. И при этом никто из живущих там не считает свой образ жизни каким-то подвигом только из-за соблюдения общежительного монастырского устава. Отсутствие всего того, что для нас обычно, — это там минимально необходимое условие, дающее человеку право называться монахом, и месту, где он живет — монастырем.

Что же нам делать? Как быть с нашими проблемами, главная из которых та, что многие из нас во всем этом и проблем никаких не видят?

С главной проблемы и начнем. Попробуем сравнить нашу действительность с тем, к чему призывается монах во время пострига, вспомнив, что в самом начале игумен говорит ему: Спаситель наш воздаст тебе не по твоим обетам, а по тому, как ты их исполнишь. Монастырь, как специально для монаха устроенное жилище, должен всячески помогать ему в исполнении обещанного. В этом состоит главная обязанность игумена монастыря, принимающего обеты и присоединяющего к своей пастве их давшего.

В числе первых обетов стоит девство и целомудрие. Изначальным условием для исполнения обета целомудрия всегда считалось ограничение общения с противоположным полом. Об этом прямо говорится отцами. Надо ли описывать нашу реальность, хорошо всем известную? Поварихи и уборщицы, продавщицы и бухгалтера… Но и этого мало — певицы-хористки и, прости Господи, келейницы! Или — в женских монастырях — хористы-певцы! У нас, в России, еще недавно, такое не приснилось бы и в страшном сне. А теперь это уже никого не ужасает. И сейчас же находят этому массу оправданий. Однако с необходимостью отсюда вытекает то, что наш обычный монастырь не обеспечивает монаху условий для соблюдения целомудрия. Напротив — он обеспечивает его полным набором соответствующих искушений. Печальные, а часто и трагические, последствия этого всем известны.

Следующим после целомудрия является обет послушания. У нас, как правило, именно этот обет всегда ставят на вид, его выполнения всегда требуют от монаха, и считают исполнение его главным свойством монашеского жития. Однако очень часто духовные реальности оказываются не такими, как мы их себе обычно представляем. Под послушанием мы как правило подразумеваем подчинение распоряжениям начальства. Но согласны ли с таким пониманием послушания отцы? Вот что говорит об этом великий учитель монашества Старец Иосиф Исихаст, наставляя своего послушника: «Знаешь, какие нам дали советы здешние отцы, старцы? Вот какие. Угодил своему Старцу — угодил Богу. Не угодил своему Старцу — значит, не угодил и Богу… Но… послушник не может угодить Старцу, если проявляет послушание только в работе. Он угождает главным образом духовной жизнью, когда духовно преуспевает. Чем более он преуспевает духовно, тем большую радость испытывает душа Старца. И эта радость Старца делается для послушника благословением Божиим. А если — иначе, то ты уже потерпел неудачу». Донесший до нас эту святоотеческую премудрость послушник Старца Иосифа воплотил в свой жизни его наставления и сам стал великим Старцем — основателем двадцати монастырей в Америке, живущих по афонскому уставу и по заповедям их духовного «дедушки». Речь идет о знаменитом Старце Ефреме Филофейском и Аризонском.

Но то послушание, о котором говорит Старец Иосиф, возможно только тогда, когда игумен является иконой Божией для послушника. «Поскольку он, — говорится в том же наставлении, — представитель Бога, постольку все, что ты делаешь по отношению к Старцу, относится к Богу. Это так же, как относится к Богу и все, что мы делаем с Его святой иконой». Игумен — икона Божия для послушника. Но образ должен быть похожим на свой первообраз. Игумен должен быть отцом — именно это я услышал от Старца Ефрема, когда спросил его совета для исполнения своего игуменского послушания. Ведь и Спаситель повелел нам так обращаться к Богу: «Отче наш». Отец же воспитывает не словами, а своим примером. Подлинный отец и помыслить не может о том, чтобы устроить свою жизнь лучше, чем жизнь детей.

Есть ли у нас такое понимание призвания игумена, его собственного послушания в монастыре? Есть ли у нас непреложное правило, чтобы игумен вкушал пищу только с братией? И чтобы его пища ничем не отличалась от братской? Чтобы он повседневно был там, где должны быть все, — на богослужении? Чтобы он за каждой службой, в числе прочих братий, читал и пел, как о том прямо указывает наш Типикон — свои, так называемые «старческие» молитвословия? Нет смысла исчерпывающе перечислять, каким должен быть игумен. Понятно, что речь здесь не о каких-то высоких вещах, а о самых элементарных, само собой разумеющихся и осуществляющихся там, где живо монашеское предание. Стоит только захотеть, чтобы можно было это воплотить. А без воплощения этого никакой речи о послушании быть не может — речи о подлинном послушании, а не о рабском подчинении. Если послушник в монастыре не увидит в игумене отца, он не может стать настоящим послушником и монахом. У него нет того, угодив которому, он угодил бы Богу. А отсюда начинает увядать, колебаться и рассыпаться все в жизни монахов и монастырей.

Одним из важнейших элементов соответствия игумена как иконы Божией первообразу является единственность. У нас один Бог-Творец и Спаситель, один отец по плоти. Так и игумен должен быть единственным. Норма — это когда человек выбирает для себя монастырь по игумену, пожелав именно этого игумена иметь своим отцом. А когда смерть разлучает братию со своим отцом, она избирает себе в игумены того, в ком надеется обрести нового отца. И так сохраняются условия для подлинного послушания. До тех пор, пока выборы игумена братией и пожизненное несение игуменом Креста своего отцовства не станет у нас реальностью, мы лишены необходимых условий, при которых становится возможным исполнение обета монашеского послушания. Поэтому так часто и ощущается всеми нами в нашей монастырской реальности неизбежная лицемерность — как в требовании послушания, так и в его исполнении.

Следующим при постриге звучит обет терпения всякой скорби и тесноты монашеского жития Царствия ради Небесного. Самым первым условием для исполнения этого обета является невозможность для монаха общежительного монастыря иметь личное имущество и личные деньги. Когда же монастырь не обеспечивает своим монахам такого условия и не лишает их возможности приобретать стяжания, тогда снова мы сталкиваемся с лицемерностью требования дать преждеупомянутый обет и потворствуем лицемерному принесению обета. Ведь постригающийся хорошо знает, как живут в этом монастыре братья — со своими личными машинами, нередко — собственными дачами, и уж поголовно — со своими денежными средствами.

 Еще ранее, в самом начале, дается обет постничества. Часто себе представляют, что речь идет о некоем высоком подвиге, на который современный, как правило, страдающий болезнями, человек не способен. Но чин пострига богодухновенен. Утверждение же, что повеления Духа Святого для человека невыполнимы, святые отцы называют хулой на Бога. Так и обет постничества мог бы быть исполнен, если бы братия следовала одному из главных принципов общежития: вкушать только вместе со всеми в урочный час и только то, что поставляется на общей трапезе. Разве это невозможно или даже сложно исполнить? Это, опять-таки, само собой разумеется в нормальных монастырях, которых сейчас в мире не так уж и мало. В данном деле, как и во всех предыдущих, необходимо только доброе произволение — игумена и братии. Остается задать себе вопрос, почему этого произволения нет.

Если постараться понять причины нашего плачевного состояния, то одной из главных будет отсутствие у нас четкой теории монашества. С одной стороны мы в курсе того, о чем пишут отцы, с другой — знаем нашу реальность. И это знание настолько не соответствует святым отцам, что лишает нас дерзновения для осуществления на практике того, что мы знаем из писаний. Так мы оказываемся в тупике и при этом делаем вид, что все не так уж и плохо: ведь у нас все-таки открылось много монастырей, множество людей стало монахами, в наши монастыри приезжает столько паломников. Кажется, что надо исправить лишь некоторые детали, например, потребовать от братии внимательного и доброго отношения к каждому паломнику. А все остальное само собой как-нибудь когда-нибудь исправится.

Наша главная ошибка здесь в том, что, считая источником для теории монашества только святоотеческие писания, мы повторяем ошибку протестантов, которые отказались найти в свое время живое Святое Предание и присоединиться к нему. Так и мы отворачиваемся от того факта, что в наше время и в доступном для нас месте есть живое монашеское предание. Это место — Святая Гора Афон. Наше монашество началось оттуда. Оттуда всякий раз приходило к нам духовное возрождение: и при установлении общежития преподобным Сергием по повелению Вселенского Патриарха Филофея, бывшего афонского игумена, и при распространении старчества преподобным Паисием Величковским, привезшим его традицию с Афона. Так и в наше время: если мы хотим быть православными в монашеском делании, то есть основывать свою веру и жизнь на Священном Писании и Святом Предании, у нас нет другого пути, кроме как приникнуть к живому монашескому преданию Святой Горы. Если мы честно и с добрым расположением обратимся к этому преданию, то поймем, насколько истинны слова Спасителя «иго Мое благо и бремя Мое легко». Все, что честный монах найдет на Афоне, окажется для него не только более благим, но и более легким по сравнению с нашим обычным монашеским житием. И это при полном соблюдении всех святоотеческих принципов монастырской жизни.

Приведем еще один пример непонимания нами теории монашества. У отцов мы часто встречаем, что одно из главных занятий монаха — это псалмопение и молитва. Если спросить сейчас в наших монастырях, о чем говорят здесь святые отцы, мы вряд ли услышим правильный ответ. А ведь отцы имеют в виду два разных занятия. Псалмопение — это пение (или чтение) псалмов, канонов и тропарей, то, что мы совершаем при церковном богослужении. А молитва — это келейное поучение в Боге, прежде всего — Иисусова молитва. Время, посвящаемое тому и другому, должно быть примерно одинаковым. При этом отцы подчеркивают: псалмопение — это вспомогательная ступень для молитвы, келейная молитва — главная цель и делание монаха. А что у нас? Мы и в келье считаем необходимым в качестве монашеского правила читать кафисмы, каноны и акафисты, то есть заниматься псалмопением. Когда же тогда монаху заниматься молитвой, без которой он — «черная головешка», по словам преподобного Серафима Саровского? А все это от незнания афонского предания (или нежелания его принять). На Святой Горе главным в келейном правиле является Иисусова молитва. Ведь кафисмы, каноны и тропари все братья прилежно выслушали, а вернее, сами пропели в храме, в круге суточного богослужения. Поэтому для кельи остается только молитва — Иисусова молитва, с поясными и земными поклонами. При этом в состав келейного правила, часто называемого бдением, так как уставом для него отводятся ночные часы, входит обычно и чтение святых отцов. Когда со всем этим познакомишься, ничего другого уже не захочешь. Мы же предпочитаем закрыть на это глаза и хвалиться тем, что у нас есть свои собственные монашеские традиции.

Но эта похвальба — опять-таки от непонимания теории монашества. У монашества нет национальных традиций. Такова природа монашества. Невозможно как-то по-национальному исполнять главные монашеские обеты. Они или исполняются, или нет. Исторически сложились разные формы монашеского жительства — общежительная, скитская, уединенная, — каждая из которых обеспечивает исполнение обетов в зависимости от способностей, от духовного уровня человека. Отпадение от этих форм есть на самом деле отпадение от монашества. И преподобный Паисий так прямо и говорит, что четвертый чин жизни — это монашество «упадлое», и живущие по этому чину «лицемерят, а не иночествуют» («Поучение на пострижение в монашеский чин»). Стоит ли доказывать, что у нас почти нигде не обретается подлинного общежития? Об остальном нет смысла говорить, так как общежитие — это самый легкий из трех чинов.

Возможно, кому-то захочется возразить, что предложенный здесь анализ, основывающийся на обетах, — формальный и законнический, что жизнь богаче и сложнее. На это следует ответить, что все обеты вошли в чин пострига не просто так и случайно. Цель монашества — святость (а не просто спасение, как у всех христиан). А одно из важнейших условий обретения святости — это стяжание бесстрастия. Все человеческие страсти отцами исчерпывающе изучены и перечислены: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, уныние, тщеславие, гордость. И каждый обет — это конкретное средство в борьбе с конкретными страстями. Отказ (в той или иной форме и степени) от исполнения обетов — это отказ бороться со страстями. Из этого с неизбежностью следует отказ от цели монашеской жизни.

Это незыблемые духовные законы. Они открыты святыми отцами по вдохновению от Духа Святого и описывают духовные реальности, логосы, которые вложены Создателем в творение. Отказ от изучения и следования этим законам не отменяет их действия. У нас часто об этом забывают. Вот недавно мы попытались вернуться к правильному именованию главы монастыря игуменом. И почти сразу после этого некоторые епископы пожелали именоваться игуменами епархиальных монастырей и получили на это разрешение. Имя они получили. Но стали ли они игуменами на самом деле? Являются ли они подлинными отцами для братии своего монастыря? Видит ли в них отцов братия этих монастырей? Живут ли они вместе со своей братией, как живут вместе подлинный отец и его дети? Так и получается, что от непонимания теории монашества мы приходим к каким-то нелепостям, думая, что административно можно привести в действие или отменить духовные законы. Это похоже на то, как если бы какой-нибудь царь издал указ об отмене на территории его царства закона всемирного тяготения. Большинство его граждан просто не отнеслось бы к такому указу всерьез. Если же кто-нибудь пожелал бы жить в соответствии с этим указом или потребовал так жить от других, дело бы закончилось только травмами, если не гибелью.

Здесь стоит сделать одно уточнение. Епископ, управляющий епархией, конечно же, может быть игуменом, но только в следующем случае: если он станет ктитором монастыря, создаст его с самого начала, соберет там братию, которая придет к нему именно как к игумену этого монастыря. Для этой братии он и будет настоящим, а не только по имени, игуменом. Во всех остальных случаях желание епископа именоваться игуменом по-человечески понятно, но именно что по-человечески, а не по-святоотечески.

Все согласны с тем, что монашество — это подвиг. Но любой подвиг невозможно совершить без вдохновения, без энтузиазма. Таков закон жизни мирской, но таков и закон жизни духовной. О необходимости духовного горения говорят самые авторитетные учители монашества с преподобным Иоанном Лествичником во главе. Но и для горения есть свои условия. Для вдохновения в монашеской жизни таким условием является сознание истинности и красоты этого пути. Сознание возможности на практике осуществить теорию — то, о чем пишут святые. Возможность уподобиться святым хоть в чем-то, пусть для начала внешнем, телесном подвиге, хотя бы в самом простом. Например, не иметь денег, или не иметь тесного общения с противоположным полом, или не вкушать помимо общей трапезы, иметь время и силы для келейной молитвы. В этом нет ничего сложного, это норма для десятков монастырей по всему миру. И такие простые детали монашеской жизни уже могут вдохновить молодого человека вступить на путь святых отцов. Но если он нигде вокруг себя не увидит осуществления на деле даже самых простых, самых элементарных святоотеческих правил, что станет с его вдохновением, даже если оно у него и было вначале? Ведь он интуитивно поймет, что цели монашества — бесстрастия и святости — без исполнения святоотеческих правил достигнуть невозможно. Такова горькая правда: цель монашества абсолютно недостижима, если невозможно исполнить монашеские обеты. А если цель недостижима, о каком вдохновении может идти речь?

Прекрасным было постановление июльского (2011 г.) заседания Священного Синода о направлении кандидатов в игумены в хорошие монастыри для приобретения опыта. Остается пожелать, чтобы это были действительно те монастыри, которые устроили свою жизнь по преданию святых отцов, а не просто по той или иной традиции, стихийно возникшей в сложных исторических условиях. Облегчает исполнение данного решения то, что всем известно, где монашеская традиция обретается в наилучшей сохранности. Это Святая Гора Афон — неоскудный источник вдохновения и возрождения для монашества, да и для всей духовной жизни на Руси.

Ключевые слова:
См.также:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (35)

Написать комментарий
#
14.11.2012 в 22:01
знаю о проблемах монастырей и монашества не по наслышке, к счастью, я нахожусь в монастыре достаточно долго и вижу, что положение тяжелое, само общество очень и очень больно, так откуда же взяться здоровому монашеству? но! если кто то прочтет власть имущий-умоляю, ради Бога не надо реформ! реформы, советы, законы, преобразования, улучшения..все это спускаемое сверху, не что иное, как очередное закручивание гаек для простых рядовых трудяг, для которых ПОСЛУШАНИЕ это не старцы, не душеспасительные беседы и деяния, а ТРУД, с утра до ночи до изнеможения. И если две, простите, уставшие от постоянного напряжения сестры во время всенощного бдения сядут за чашкой чаю с сухарем, а их погонят тыча в нос бумажкой с новыми Положениями о монашестве, это по вашему будет, так ныне необходимыми, переменами???!!!! знаете ли Вы, сколько покалеченных душ, поломаных судеб "благодаря" таким вот ревнителям "чистоты". Вы так хорошо написали о том чего нельзя и что требуется, а теперь напишите, что вы можете предложить, откуда нам бедным черпать силы, чем вдохновляться, у кого нам учиться той же иисусовой молитве. Отцы святые, мы изо дня в день просто выживаем, не надо нам усложнять жизнь еще больше. И если уж вам так хочется перемен, начните с себя и тысячи вокруг спасутся.

Ответить

#
Свящ. Михаил Асмус, Россия, Москва
12.08.2012 в 14:12

Дорогой о Господе о.Симеон!

Земной Вам поклон за перевод замечательной книги о.Ефрема о старце Иосифе. Читал с упоением, как от чистейшего источника живой воды. Слава Богу, что такие книги появляются в наше пересушенное время. Не будучи монахом, но любя монашество всем сердцем, уверен, что эта книга должна стать настольной книгой каждого монаха, и русского, и нерусского. Но одна боязнь, уже получившая обоснование: каждый читающий находит в книге то, что хочет, не воспринимая целиком явления исихазма. После такой книги, естественно, искал Вашего отклика на проект "Положения". Полностью присоединяюсь к Вашим размышлениям. Однако, поскольку обсуждается общее положение о монастырях, некая внешняя ограда, за которую монашеству никак нельзя перейти, чтобы не перестать быть монашеством, не понимаю, насколько возможно инкорпорировать в этот документ всё богатство благодатной жизни, изливающейся на нас из живого опыта? Кажется, что если игумен - действительно отец для своих монахов, в первую очередь, духовный их руководитель ко Христу, какая разница, будет ли он управлять хозяйственной жизнью монастыря единоначально, или в совете со старшими братьями (так, кажется, и происходит на Афоне: там у каждого монастыря есть эпитропы, совет братии). А почему архиерей не может быть хорошим игуменом? Знаменитый Киккский монастырь, славящийся своим братолюбием, возглавляется митрополитом, имеющим также и епархию. Даже и назначенный извне монастыря игумен, в конце концов, может стать настоящим отцом для братии, если захочет. Ситуация ведь аналогичная выборности епископов. Да, в идеале епископ - плоть от плоти своей паствы, признаваемый априори духовный авторитет. Но где у нас на каком-нибудь Дальнем Востоке вырастут из паствы епископы, если такой чудовищный разрыв традиции? А представить себе небогатый попивающий монастырь, избирающий себе пьянчужку-игумена - аж мурашки по коже.

В общем, большой вопрос, можно ли считать выборность игумена единственным бюрократическим (в хорошем смысле) приоритетом, способным потянуть за собой возрождение монашества. А разве пропишешь в документе Иисусову молитву? Ее связь с дыханием?

Впрочем, все мои вопросы не столько к Вам, сколько просто по теме. А если конструктивно подходить - не думали ли Вы обратиться за консультацией по интересующему всех проекту к тому же старцу Ефрему, к другим знаемым Вами опытным монахам. Мне кажется, это было бы очень полезно, а Богослов.ру наверное с интересом опубликует отзыв какого-нибудь уважаемого греческого старца в Вашем изысканном переводе.

С глубочайшим уважением и благодарностью, свящ.Михаил Асмус.

Ответить

#
12.08.2012 в 23:56
Спаси Господи, дорогой отец Михаил! Приезжайте в гости в наш монастырь, будем Вам очень рады! Заодно и побеседуем на все затронутые Вами темы. А то, что написано в "Записке", вполне согласно со взглядами уважаемых греческих Старцев, со многими из которых, по милости Божией, удается поддерживать общение. Впрочем, если Вы поможете составить список вопросов, то можно было бы такое интервью и организовать.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
12.08.2012 в 15:11
Ваши аргументы, о. Михаил, мало отличаются от доводов епископов, приславших отзывы. Эти доводы были уже досконально разобраны в ходе дискуссии.
Ваш отец, прот. В. Асмус, настаивает: +Обойден «Положением» и такой важный момент, как занятие умным деланием — Иисусовой молитвой, что непосредственно заповедуется каждому постригаемому в малую и великую схиму в чине пострига.+ Вы не читали отзыва Вашего отца? Тогда смотрите чин пострига и саму дискуссию. А связь с дыханием -- момент пререкаемый и ни в коем случае не должный быть предписываемым.
Ответить

#
Свящ. Михаил Асмус, Россия, Москва
12.08.2012 в 17:18

Дорогой Алексей Георгиевич!

Неужели не понятно, что моя реплика - совсем о другом: сможет ли Положение, как бы гениально и канонично оно ни было составлено, мозги поправить иным ревнителям. Конкретный пример: обсуждаю упоминаемую книгу об о.Иосифе с одним немалозначащим насельником одного монастыря, делюсь восторгами по существу монашеской жизни. Он в ответ: да-да, там особенно интересно, как о.Иосиф видел на расстоянии или еще что-то в том же духе. То есть внимание - абсолютно не на то, на что надо. Удастся ли в Положении написать так, чтобы акценты правильные расставить? Очень надеюсь, что у авторов и редакторов хватит сил и мудрости. О.главред обещал в ближайшее время повесить мои скромные соображения на счет Положения. А о.Валентина читал и даже - еще до публикации.

С любовью и полным пониманием пафоса, свящ.М.А.

П.С. См. также мою реплику на о.Диодора. Сейчас допишу.

Ответить

#
6.08.2012 в 20:23
ОТЦУ СИМЕОНУ! Поддерживаю мнение критика из Москвы: " Попробую предположить, что автор очень долгое время находится на верхней лестнице священоначального управления(начав его еще в глубинах МДА). Отсюда и его стремление к "чистоте" подчиненных, тогда как РАБОТАТЬ в коровнике или лежать под трактором в монастырском поле, автору явно не приходилось. Весь текст, смесь мечтательности о "истинном" монашестве и требовательности к другим. Но только не к самому себе. Уж простите за откровенность. "
Пожалуй как на Афоне игумены трудились со всей братией, на общих послушаниях. Отче Симеон наверное тоже так делает, или нет? Также если ранее заходил разговор об старце Ефреме, то он достиг старчества и путем молитвы и путем послушания и путем значительных !физических! трудов, под руководством старца Иосифа. P.S. Сейчас наверное старчество точно так достигается или нет? Также возможно если и перенимать с Афона это наверное духовную жизнь (хотя в отдельных старцах сохранившуюся и у нас), но никак не болеть чрезмерной любовью к Греции - внешней благочинности и благолепия хватает и у Русской Православной Церкви!!!
Ответить

#
7.08.2012 в 15:12
В тексте нет и тени мечтательности. Как раз подобные комментарии и показывают людей, далеких от реальностей монашеской жизни и готовых только коМентировать.
В тексте описывается вполне реальная монастырская жизнь, каковою она должна быть и в некоторых местах и есть. И ставится также вполне реальный и трезвый вопрос о том, чтобы нам приступать к решению своих проблем, глядя на святых отцов и современный опыт истинной монашеской жизни.
Отец Симеон пишет и трезво и легко.

Цитата: "внешней благочинности и благолепия хватает и у Русской Православной Церкви!!!"
А как же ж, кто-то сомневался?! Это ж давно известно, что "русская земля благочестием всех одоле!"
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
12.08.2012 в 15:53
Я лично знаю о. Симеона и свидетельству.ю, что и "критик", и "комментатор" просто-напросто фантазируют (говоря дипломатично) и весьма далеки от реальности. Бог им судья.
Ответить

#
12.08.2012 в 23:43
Спаси Господи, Алексей Георгиевич! Есть некоторые признаки, что "критик" и "коМентатор" -- это вообще одно лицо. Видимо, чем-то моя "Записка" сильно его уязвила, что никак успокоиться не может.
Ответить

#
23.07.2012 в 16:41
Дорогой о Господе о.Симеон, благословите!
Лишь недавно узнали об обсуждении «Положения о монашестве» и прочли соответствующие отзывы в интернете. Ваша статья для нас была отрадным утешением и поддержкой! Какая радость, что есть трезвые, чистые взгляды на монашество! Читая Вашу заметку понимаешь, что для Вас монашество – идеал, который Вы цените, к которому стремитесь всей своей жизнью, не разделяя традиции на «греческую» или «русскую». Приснопамятный старец Софроний (Сахаров) всегда высказывался о том, что деление Православия по национальному признаку недопустимо. Вы пишите как человек, действительно верно знающий о наших нуждах, простых насельников обителей! От всей души благодарим Вас за то, что Вы написали такое слово и очень хотелось бы, чтобы Вас и других участников форума, высказывающих подобные мысли, услышало наше священноначалие. Как было бы хорошо, чтобы было побольше людей в нашей Церкви, в наших монастырях, которые бы мыслили так, как Вы, которые бы старались устроить свои обители так, чтоб насельники чувствовали заботу и любовь своего настоятеля и имели возможность жить по-монашески в полном смысле этого слова! Благодарим и паки благодарим Вас! Бог Вам в помощь и знайте, что Вы не одни, Вас поддерживают многие и многие монашествующие и миряне!
Ответить

#
18.07.2012 в 00:16
Почитал комментарии к Записке. Что сказать? Факт оскудения признают практически все, а вот как решать проблему... вернее трудность в видении и формулировке самой проблемы. Когда христиане решают жить вместе, достаточно, на мой взгляд, им просто не мешать. Пусть Устав напишут, выберут себе игумена и начинают собирать со Христом. Так нет же! Нужно игумена непременно назначить, а если начнётся духовный рост, во избежание человекопоклонства, его нужно заменить и менять до тех пор, пока всем участникам не станет противно от всего, что с ними делают. Вот это реформы по-российски, без администратора никуда! Почему-то об этом никто не вспомнил, а разве на Афоне так делают?
В этом смысле, не смотря на некоторые справедливые замечания комментаторов, у автора записки в одном пункте я отметил явное преимущество. В двух местах он говорит о неестественности и недопустимости для монашеской общины "не родного" игумена. Если здесь ничего не исправить, все остальные попытки что-то переставить местами никакого возрождения монашества не дадут. И, конечно же, важно помнить, что исторически монашество было самой эффективной формой общинного и братского движения мирян, поэтому для его оживления стоило бы учесть удачный опыт некоторых братств и общин конца 19 - начала 20 века.
Ответить

#
11.07.2012 в 17:30
Простите. Прочитал. И ничего не понял. Дурак, наверное. На протяжении всего текстового блока не встретилось ни одного конкретного предложения. Для людей живущих в миру такой текст вполне подойдет. Но только не для тех, кто отдал ЛУЧШИЕ годы своей жизни монастырю. У автора много красивых слов, а смысл тот же, что и в Положении. Бей! И в хвост и в гриву. А если монахи не начнут жить как на Афоне, то и вообще над уничтожить такое псевдо - монашество.
Автор поднимает ОЧЕВИДНЫЕ проблемы, которые и так всем известны. Ответа же на них в этом блоке нет. Вопрос. А зачем вообще было огород городить? Чего ради?
Попробую предположить, что автор очень долгое время находится на верхней лестнице священоначального управления(начав его еще в глубинах МДА). Отсюда и его стремление к "чистоте" подчиненных, тогда как РАБОТАТЬ в коровнике или лежать под трактором в монастырском поле, автору явно не приходилось. Весь текст, смесь мечтательности о "истинном" монашестве и требовательности к другим. Но только не к самому себе. Уж простите за откровенность.
Всеобщая же черта подобных статей - желание управлять процессом со стороны, оставив в неприкосновенности СВОИ достижения. Как материальные, так и меркантильные. Но чистота современного монашества(по мнению автора) должна быть не просто идеальная, но желательно и с Афонским оттенком. Одним словом, вы РАБОТАЙТЕ (исполните обеты, не звоните по телефону, не имейте интернет), а я тут в сторонке постою ( по привычке). Гляну. Как у вас получается. Т.к. МНЕ по другому нельзя. И я как начальник просто ОБЯЗАН иметь то, чего вы, по долгу монашества, должны срочно выкинуть из своей, СОВРЕМЕННОЙ жизни. Поздравляю. Очень своевременная статья. Из пустого в порожнее. Но с утверждением того, что Начальник, это тот, кто имеет право НЕ ВЫПОЛНЯТЬ мон. обеты. Тогда как иноки должны соответствовать тем отцам, которые провели жизнь в пустыне Сахара.Мдя.
Ответить

#
22.06.2012 в 12:16
Досточтимые отцы и братья!
Не будучи монахом, я очень часто сталкиваюсь с новостями из жизни монастырей. И чтобы там ни было, какие бы там ни были подробности, но на мой скудный ум приходит только одно слово - оскудение. Оскудение старчества, монашества, послушания, любви. Поэтому реформировать надо и срочно. А второе слово - юридизм.Точнее, внешность... Если посмотреть на наши монастыри - от Почаевской лавры начиная - это сплошь и рядом - апокалиптический эскапизм вплоть до изуверства. А как известно, подлинный аскетизм ничего общего с банальным изуверством и мракобесием иметь не может.
Не знаю, что там на Афоне - впрямь ли так все радушно, Автор? - ведь Ватопедский скандал тоже на Афоне разгорелся? - но то, что наши монастыри - и приходы, ибо строятся они по монастырскому лекалу обычно - страдают полным отсутствием любви, без которой послушание превращает в принужденное подчинение, а монастырь в плохую армейскую дисциплину. Ведь даже пятая доля тех извращений, которые автор описал в наших монастырях - так это же кошмар! Мир смотрит на Церковь, а монахи - оплот Церкви - и что этот мир видит? Вот у меня под боком Ионинский монастырь в Киеве. Монахи вроде и труждаются, миссионерствовать пытаются, всячески критикуют еретиков - но вот только почему никому из прихожан не привидится там нестяжательство, скромность и воздержание в имениях, более того, монахи даже бахвалятся имениями. А оная болезнь присуща, думаю, большинству монастырей.
Это не значит, что нет подвижников. Но наш подвижник - это как светильник евангельский - он должен бы быть на видном месте, а находится под спудом, и не столько по своей воле, сколько по причине такой системы, которая "задвигает" подвижников. Я понимаю, что мир стремится так сделать - но когда жизнь в монастыре этому только способствует, это уже перебор...
Ответить

#
16.06.2012 в 09:41
Отче, знаешь что: у нас, похоже, дискуссия не выходит. Я тебе про Фому, а ты мне про Ерему. Да и спорить, собственно, не о чем: мне и статья, и комментарий твой по поводу Проекта в целом понравились, как я уже раньше сказал. Я лишь против огульного отрицания русской монашеской традиции как якобы прервавшейся и несуществующей, во-первых, и, во-вторых, высказал сомнение в легкости воплощения афонской традиции в резко отличающихся от Афона условиях, потому и привел пример "ефремлян" (почему вдруг "нет никакой возможности удостовериться" в том, с чем мне лично пришлось иметь дело, я не понял).
Короче, на сайте давай дискуссию на эту тему завершим. Вот мой адрес: KapchitsM@hotmail.com Если хочешь, пиши. Братские объятия от некомпетентных немонахов.
Ответить

#
15.06.2012 в 17:59
Отец Михаил, ну разве можно так разговаривать после 20-летнего перерыва?! :(
Во-первых, это здесь абсолютный офф-топик. Мы же обсуждаем не проблемы греческого монашества, да еще в Америке (которые пусть православные в Америке и решают), а проблемы монашества нашего, которые, кроме нас, решать больше некому.
Во-вторых, какова цель рассказа об этих нескольких частных случаях (в реальности которых и степени их связи именно с Ефремовскими монастырями -- и, еще точнее, с позицией самого Старца -- нет никакой возможности удостовериться)? Неужели они могут опровергнуть факт, что Ефремовские монастыри устроены несравненно лучше, чем наши?
В-третьих, ты, по всей видимости, не знаешь, в каких тяжелых духовных условиях жили греки в Америке до появления там монастырей Старца Ефрема. Таинство исповеди фактически исчезло из их жизни, поскольку исповедоваться обмирщенному их духовенству, поголовно безбородому и одевающему рясу только на богослужении, никто не хотел. Ведь у себя на родине они видели совсем других священников.
Наконец, почитай комментарии монахини Т. , monahos и о. Клеопы там, где обсуждается проект Положения http://www.bogoslov.ru/text/2603108.html Эти люди хорошо, опытно узнали обе традиции -- русскую (современную) и греческую. Уверен, не найдется монаха, у которого был бы такой же опыт, но было бы другое мнение.
Все-таки, лучше, когда приходские батюшки дружат с монастырями, а не ругают их и ведут себя как конкуренты.
Если Господь приведет еще раз в Америку, дам тебе об этом знать. Спаси Господи!
Ответить

#
13.06.2012 в 17:17
Полностью согласна с автором статьи. Если не учиться у греков, то у кого? В нашей стране религии не было больше 70 лет. Мы итак отстали. Духовная цепочка старец-ученик давно прервана.
В ответ игумену Арсению.
Считаю угождение своему Старцу несет в себе смысл почитания, послушания, а не как не человекоугодия. Из книги об Иосифе Исихасте:" Послушание- это первое требование, которое Бог Создатель предъявляет Своим творениям, в особенности разумным".
Ответить

#
13.06.2012 в 06:49
Как и о. Георгий, рад нашедшемуся о. Симеону, которого 15 лет не видел и не слышал. И так же, как о. Георгий, полагаю, что определенная идеализация и романтизация реальности совершенно очевидно присутствуют в настоящей статье. Впрочем, сама по себе восторженная идеализация Святой Горы и ее традиций имела бы под собой веские основания, но вот критиковать все, что отклоняется от этого идеала, едва ли так уж плодотворно. Выявлять и обличать недостатки легче легкого, а построить что-то реальное и положительное не так уж просто.
Начнем с того, что Афон находится на Афоне. Когда пытаются то же самое сделать вне Афона, это не всегда проходит. Попытка того же филофейского игумена Ефрема перенести Афон в Америку сопровождается массой издержек (хотя бы начнем с изменения календаря, но это далеко не единственное и не главное).
Да и с самой Вашей критикой наших порядков я не согласился бы так огульно. Женский пол в мужских монастырях, - это, конечно, не лучшее изобретение, но ведь, отче, уборщицам в Лавре сколько, простите, лет? Что уж из старушек делать предмет великого соблазна?
А насчет псалмопения и молитвы тоже не так все просто. Внутреннее делание, несомненно, главное, но вот пробовали Вы келейно вычитывать каноны или стихиры из богослужебных книг или даже те же акафисты, но со вниманием, вчитываясь в слова? Думаю, что молитвословия вполне могут и должны становиться молитвой при нашем должном отношении. Как пишет о. Рафаил (Карелин), чтение одной лишь Иисусовой молитвы при опущении прочих молитв людьми неподготовленными может привести лишь к духовным и нервным срывам (цитата, прошу прощения, неточная - я по памяти пишу).
А затем еще: Вы о многом пишете очень правильно, но главное опускаете. Если в обители нет любви среди братии, то духовной жизни там не будет, а любовь прежде всего должна исходить от тех же старцев. Если это есть, то думается, что многие имеющиеся недостатки Господь покроет.
Это, дорогой отче, написал я не потому, чтобы был несогласен с Вами в основном, но, думается, безоглядная Ваша грекофилия не всегда и не во всем уместна. Оно, конечно, Александр Македонский - герой, но если все стулья сломаем, сидеть будет явно не на чем.
Ответить

#
13.06.2012 в 23:41

И я очень рад, отец Михаил, тому, что ты нашелся,
совсем недавно тебя вспоминал. Но прошло, наверное, не 15, а все 20 лет.



По существу. Честно говоря, удивлен тому, как решительно
выносят свои суждения о проблемах монашества люди, монахами не являющиеся. У
меня бы, например, не нашлось смелости давать общие рекомендации приходскому
духовенству.



Но по порядку. Идеализация – это термин, имеющий
конкретное значение: «представление чего-либо лучшим, чем оно есть в действительности»
(Словарь иностранных слов). Что в моем описании типичных греческих монастырей не
соответствует действительности? Приходится повторить ответ о. Георгию: «в
статье речь идет о таких элементарных вещах, которые только в наших несчастных
краях могут показаться романтизацией и идеализацией. А там, где эти вещи
являются само собой разумеющейся нормой, они настолько естественны и просты,
как естественны и просты хлеб и вода. Поверь, что такие места есть и их, слава
Богу, немало».



Оценку трудов Старца Ефрема в Америке, по-моему, пусть
дают многочисленные монахи и монахини, наполнившие основанные им монастыри, и
неисчислимое множество паломников, обретающее в этих обителях большую духовную
помощь. До появления этих обителей, по крайней мере, американские греки были
всего этого лишены. Нового же календаря придерживаются и все находящиеся за
пределами Афона монастыри в Греции, что нисколько не мешает многим из них верно
следовать афонскому уставу.



По поводу остальных твоих замечаний не вижу смысла
дискутировать. Мы с тобой в наших суждениях исходим из разных предпосылок, из
разных систем координат. Прости.

Ответить

#
14.06.2012 в 08:30
"Неисчислимое множество паломников" ефремовских монастырей потом возвращается к своим приходским священникам и спрашивает что делать, когда кого-то из них в монастыре запретил в причастии на несколько лет священник, первый раз видевший человека и посчитавший себя вправе распоряжаться таким образом душою, только-только обращающейся к Церкви. Или когда кому-то велели развестись или прекратить супружеские отношения с неправославной (ым) супругой (м). Или что означает, когда привозят какой-то особый крест, которым надо проводить вдоль тела и он прилипает к больным местам и диагносцирует болезни (точно, как экстрасенсы). Ко мне, кстати, пришел некто после такой диагностики, ибо ему сказали, чтобы он обратился к кардиологу. Будучи плохим кардиологом, я не оправдал ожиданий больного и никаких существенных сердечных заболеваний не нашел. Все это - явные примеры злоупотреблений в пастырской области, исходящие из монашеской среды. Так что нам, грешным немонахам, волей-неволей приходится соприкасаться с монашеской жизнью и иногда "выносить решительные суждения".
Но если смысла дискутировать нет, то можем и не дискутировать. Просто увидел твою статью и решил поздороваться. Надеюсь, что в следующий твой приезд в Нью-Йорк дашь о себе знать.
Ответить

#
15.06.2012 в 18:02
Случайно не туда написал тебе ответ. Получилось, что разместился он сверху.
Ответить

#
10.06.2012 в 13:37

Хочу заметить, что возродить духовную традицию могут лишь носители традиции, формального введения устава не достаточно. Преподобный Сергий был делателем, непосредственно причастным традиции  исихазма, восприняв ее отчасти заочно, отчасти от единого Первоисточника. Носителем духовной традиции был и виновник духовного возрождения в России в XVIII веке преподобный Паисий Величковский. В России очаги монашества возникали вокруг его непосредственных учеников, то есть существовала живая цепь передачи традиции.

Поэтому, думаю, устав должен как минимум не отсекать возможности такового возрождения, но сам по себе он может остаться лишь мертвой формой, у которую невозможно втиснуть конкретную действительность.

Ответить

#
9.06.2012 в 12:42
Несомненно, отец-архимандрит в своем кратком очерке обозначит наиболее актуальные проблемы современного монашества на постсоветском пространстве. И, действительно, встречающиеся несоответствия с тем идеалом иноческого жития, который мы находим в святоотеческом наследии, порой вызывает недоумение. С другой стороны, автор, по всей видимости, не совсем понимает, что причина имеющихся в современных монастырях проблем (наличие персонала, отсустсвие братии на совершаемых в монастыре богослужениях и т.д.) далеко не всегда зависит от наместника монастыря, который используя имеющийся "ресурс братии", вынужден обеспечивать богослужебную и, если хотите, хозяйственно-экономическую, жизнь других приходов и монастырей, своими силами на способных справиться с имеющимися проблемами. Кроме этого, на быте монастыря значительное влияние оказывает внушительное число паломников, приезжающих вознести свои молитвы у имеющихся в монастыре святыней (исповедь, причастие, окормление паломников). Когда мы говорим о том, насколько далеко современные монастыри уклонились от монашеского идеала, необходимо также понимать, что в настоящее время как никогда ранее братия вовлечена в миссионерское и социальное служение Церкви, что так же требует времени и сил не только братии конкретного монастыря, но и его игумена.
Быть может в Троице-Сергиевой Лавре, которую автор, хотя и не называя определенно, так неустанно критикует, не совсем все соответствует мировоззренческим идеалам, но обитель эта, как и ранее, совершает свое спасительное служение, окормляя детские приюты, тюрьмы, гимназии и школы, хосписы и больницы.
Ответить

#
9.06.2012 в 11:12
Отец Симеон, я вам искренне благодарен за вашу статью. Но сомневаюсь, что все наши комментарии будут услышаны и приняты для настоящего рассмотрения. Помню, как Комиссии была предложена прекрасная сатья архим. Эмилиана, проигумена Симеона Петра. Все это было указано с любовью, проницательной мудростью, указаны пути для исправления. Но, к сожалению, разбить чисто тоталитарные и узко-аминистративные взгляды на монашество как идеал, духовны идеал Церкви просто невозможно. На почве властности развилась нездоровая страстность, подобострастие. Однако есть и но. Это но связано с воспитанностью или невоспитанностью современного поколения. Оно в основном эгоистично и вывести его сознание на уровень даже необходимости христианской жетвенности, необходимости исполнения элементарных правил любви к ближнему - крайне сложно. Кроме того в современном поколении заложено неуважение к старшим, опытным. И даже когда опытный духовник говорит послушнику важное, открывает волю Божию, указывает ему а то, что его желание - порождение воображения и страстности и оно неполезно. Его слушать послушник не станет. Архим. Кирилл (Павлов) поэтому справедливо говорил, что послушание старцу, духовнику у нас - это пролитие крови. Безусловно, в Положениях о монастырях, в том виде как оно предааставлено, должно быть удалено крайне искаженное совестким сознание понимание послушания не как святыни, как научения исполения воли Божией, а как требование исполнения команды администратора-начальника. Я говорю пока что об определении послушания, которое д.б. внесено в Документ. Но опять-таки услышат ли нас архиеп. Феогност, архим. Тихон и Святейший. Очень сомневаюсь.
Ответить

#
8.06.2012 в 11:07
> Невозможно, чтобы служба, называющаяся «всенощной»,
> заканчивалась задолго до наступления темноты.
> Невозможно, чтобы какой-нибудь монах принимал у себя в келье гостей.
> Невозможно, чтобы он келейно у себя что-то вкушал, да еще с гостями.

Но... всё-таки это не смотрится чем-то вопиющим. И, что бы ни говорить, это вполне принято практикой Русской Церкви в течение нескольких веков.

Да и на Афоне, видимо, не всё одинаково в отношении условий жизни, игуменства, трапез и т.д. - http://www.hesychasm.ru/library/athon/boza/part2.htm#p2_3

> Невозможно, чтобы на службе, да еще и праздничной,
> отсутствовало большинство братии.

Это действительно странно и печально. И для русских монастырей - разве это характерно?

> Невозможно встретить в коридоре братского корпуса,
> по пути в келью, уборщицу, моющую пол.

Да, женский персонал в мужских монастырях (и наоборот) - неправильная, опасная практика. Компромисс, от которого желательно избавляться...

PS Я не монастырский человек, так что мои комментарии - взгляд со стороны, "чайнический"...
Ответить

#
8.06.2012 в 09:02

Не будучи сам монахом, не дерзаю деятельно комментировать ни эту статью моего однокашника (нашелся таки!), ни опубликованный ниже Проект. Но некое незначительное замечание не смог удержать - простите (которое, вероятно, обращено не столько к автору статьи, сколько к самому себе - да не изгадит оно собранного в сердце в результате собственных паломничеств!). Идеализация и романтизация - не лучший способ восприятия и отражения действительности, в особенности для человека, который избрал трезвение собственной профессией. Чаще всего подобный подход становится фундаментом для внешней профанации того, что профанировать преступно. Конечных результатов подобных профанаций вокруг - пруд пруди.

Ответить

#
8.06.2012 в 16:47
Дорогой отче, в статье речь идет о таких элементарных вещах, которые только в наших несчастных краях могут показаться романтизацией и идеализацией. А там, где эти вещи являются само собой разумеющейся нормой, они настолько естественны и просты, как естественны и просты хлеб и вода. Поверь, что такие места есть и их, слава Богу, немало.
Ответить

#
игумен Арсений (Соколов), Ливан, Бейрут
8.06.2012 в 02:24
"Угодил своему Старцу — угодил Богу. Не угодил своему Старцу — значит, не угодил и Богу..."

Очень соблазнительные утверждения. Человекоугодие - одна из форм идолопоклонства.
Ответить

#
иерей Александр Заплетин, Россия, Санкт - Петербург
8.06.2012 в 16:59
Извините встрявшего мирянина :), просто формула давненько была придумана интересная:

Послушание... Я бы сформулировал так. Есть послушание подчиненного начальству. Нужное дело... но ничем не отлично от армии или фирмы. Естественно такое никак не "выше поста и молитвы".

А есть послушание послушника своему авве-наставнику. Добровольное, вызванное не угрозами прещений, но любовью между ними и только ею. Т.е. кроме вопроса назидания, это еще и вопрос стяжания Любви. И совершенствование в таком послушании действительно может быть поважнее поста и молитвы, ведь и у них та же цель... Цель не человекоугодие, такое угождение своему старцу, цель стяжание любви, обожение.
Ответить

#
8.06.2012 в 13:53
Чтобы не соблазняться и не спешить с осуждением, надо читать дальше:
"Он угождает главным образом духовной жизнью, когда духовно преуспевает. Чем более он преуспевает духовно, тем большую радость испытывает душа Старца. И эта радость Старца делается для послушника благословением Божиим". Какое здесь человекоугодие? Однако и учением Спасителя соблазнялись.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
7.06.2012 в 23:35
Спаси Вас Господи, о. Симеон, за эту записку! В ней обозначены вещи сколь сами собой разумеющиеся для истинного монашества -- но столь же прочно забытые в современной России. Не знаю только, можно ли возродить монашество административными указами (нынешний, кажется, преследует совсем иные цели). Правда, в свое время Петр I сильно помог русскому монашеству спасаться водой и хлебом, а не вином и красной рыбой, избавив его от страсти стяжательства. Но то был Император! Молитву же помог возродить лишь Паисий Величковский и его ученики.
Несколько настораживает последний абзац в Вашей записке -- при всей его закономерности и правоте. Прекрасно известно, что в истории Афона были и периоды упадка. Поэтому не могу вполне согласиться с Вашей фразой: +Наша главная ошибка здесь в том, что, считая источником для теории монашества только святоотеческие писания, мы повторяем ошибку протестантов, которые отказались найти в свое время живое Святое Предание и присоединиться к нему+. Святые Григорий Синаит и Паисий Величковский не нашли таких живых очагов, и одной из главных возможностей восстановить Предание стало именно изучение святоотеческого наследия. Нельзя правильно молиться, если этому не научиться и не привести сначала свой ум в правильное состояние. А потому совершенно справедливо было сказано в комментариях к "Положению...", что физический труд не должен составлять более 4 часов, что монахи должны посещать богослужения и заниматься (само)образованием. Именно переводы святых отцов входили в главнейшую составляющую наследия прп. Паисия и ранней Оптиной (а потом -- Пантелеимонового монастыря).
Кроме того, возыметь некий "опыт" -- этого мало для поставления во игумены, для этого нужно стяжание подлинной духоностности, завоевать подлинное доверие братии, пройдя вместе с ней сквозь огнь и воду, отдав кровь и приняв дух. Никакой "командировкой" -- при всей ее пользе -- этого добиться невозможно. Помните, как "завоевал доверие" прп. Симеона Нового Богослова прп. Симеон Благоговейный?
Не могу также согласиться с такой фразой: +Поэтому для кельи остается только молитва — Иисусова молитва, с поясными и земными поклонами+. Иные утверждения см. хотя бы в текстах Дионисия монаха и свт. Филофея Коккина (в кн. "Византийские исихастские тексты"). Точно так же несправедливо это утверждение и для монастыря Софрония Сахарова, где молитва Иисусова включалась в общественное богослужение.
Ну и, наконец, нельзя забывать о том времени, в котором мы живем. Четкая регламентация вопроса об имуществе в связи с обетом нестяжания должна быть сделана с учетом требований государственных законов и реальной ситуации в Церкви.
Ответить

#
8.06.2012 в 17:10
Спаси Господи, Алексей Георгиевич! Говоря о нашей главной ошибке -- нежелании приникнуть к живому Священному Преданию монашеской жизни -- я имел в виду не высоты святости, а самые элементарные вещи, без которых монашества просто нет. Упадок может случиться везде и всегда. И, кстати, в Греции монахи не питают на свой счет иллюзий и прямо называют свое время временем упадка. Но при всем удалении от духовных высот у них есть то, что можно назвать настоящими монастырями и настоящим монашеством. И у нас нет другого выхода, кроме как научиться этому у них.
Ответить

#
7.06.2012 в 23:23
хорошо написано
Ответить

#
7.06.2012 в 22:47
Несколько лет назад был в Киеве и посетил Лавру. Посмотрел, помолился, купил книги. Встретил несколько монахов и приветствовал их любезно с поклоном. Они вообще не взглянули в мою сторону и не ответили. Когато спросил одного служащего в музее почему они так реагируют или скорее не реагируют, он взмахнул рукой и сказал: "Они взбалованы туристами". По моему, это скорее ошибочное понимание духа монашества как холодность и невозмутимость в стоическом духе, что с христианством ничего общего не имеет.
Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
7.06.2012 в 22:24
Замечательнейший текст.
Ответить

#
7.06.2012 в 21:46
Огромная благодарность отцу Симеону за столь замечательную статью, которая, думаю, выражает многие ожидания монашествующих и ищущих монашества! Святая Гора Афон более тысячи лет является образцом монашества и что мешает в современных условиях взять от этого духовного "сосуда" духовного "елея"? Конечно, весьма сложно в современных условиях полностью перенять "монашеский образец" Святой Горы из-за разрушенной и почти уничтоженной монашеской преемственности, но немало можно и из неё взять уже сейчас. Что мы видим на примере некоторых монастырей, таких как Ахтырский, Свято Иоанно-Богословский в Рязанской епархии и другие.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс