Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Когда "просто христианство" совсем непросто

4 февраля 2013 г.

Одна из характерных статей, продолжающая дискуссию вокруг практики исповеди, заканчивалась прекрасным, вдохновенным и всегда попадающим в десятку призывом: «есть гораздо более естественный и, главное, правильный, а еще главней ― Богу угодный ― способ разрешения «проблемы»: учиться жить по-христиански по-настоящему, а не между делом и кое-как»…

Ну разве найдётся кто-нибудь из здравомыслящих людей, кому взбредёт в голову пытаться оспаривать этот железный – да что там железо, алмазный – аргумент?

И действительно: разве всё, что делает верующий человек в храме, дома, на работе – не должно ли приводить его к настоящему христианству? Безусловно.

Вопрос только немного, так сказать, экзегетического плана: а что же это такое, именуемое «настоящим», христианство?

Не так давно один из журналистов задал 10 вопросов православным, среди которых – если я не ошибаюсь, первый – был вызван недоумением: неужели община о.Георгия Кочеткова и «Православные Хоругвеносцы» на самом деле принадлежат одной и той же Церкви, а не разным церквам? Полностью дистанцируясь от какого бы то ни было политиканства, хочется распространить этот вопрос вглубь и попытаться понять, что же это за «настоящее христианство», о котором сейчас заговорили многие и которого, судя по боли и эмоциям, где-то в чем-то у кого-то как-то почему-то не вполне достаёт?

Социологи об этот вопрос все копья переломали. Как определить эту постоянно ускользающую «подлинность» церковности, «истинность» христианства? Но пока идут баталии между научными школами, мы попробуем порассуждать о собственных, внутренних критериях, которые могут быть представлены для этого определения.

Без всяких сомнений, первый из этих критериев – святость. Наши святые – настоящие христиане. И в этом нет никаких сомнений. Их очень много, и они очень и очень разные. Не только по происхождению, роду  занятий, образованию, жизненному пути. Но и по отношению в том числе и к внутренним церковным вопросам. Среди этого сонма угодивших Богу христиан можно найти настолько близкого по духу, что он и вправду станет ближайшим другом и родственником, неотъемлемым членом семьи, малой Церкви. Но пытаться выстроить некий «духовный ранг» святых, превознося одних и умаляя других – безумие. Если мне нравится святитель Феофан больше, нежели святитель Игнатий – это лишь свидетельствует о какой-то большей сродности, резонансности наших душ, а никак не об уровнях святости. И если мы будем честно вглядываться в лики святых Церкви, то мы найдём среди них и тех, кто много постился – и тех, кто вообще никогда не соблюдал церковных постов; кто ежедневно причащался – и кто причастился единственный раз в жизни, а то и вообще ни разу. Кто чудотворил и исцелял – и кто вообще был настолько незаметен, что о нем вспомнили, лишь когда хоронили. Это перечисление можно продолжать бесконечно долго, но суть вот в чем. Нет таких внешних форм жизни, которые однозначно и бесспорно свидетельствовали бы о подлинности христианского жительства. История Христовой Церкви и жизненный опыт утверждают: эти формы могут быть любыми.

Вот тебе и загвоздка на первом же, вполне объективном и совершенно очевидном критерии. Насколько бы облегчился труд священника, если в кармане подрясника он носил бы откалиброванный в Патриархии или хотя бы в «Софрино» харизмометр, измеряющий меру наполненности сердец верных Божественной благодатью, а также отслеживающий динамику изменений!..

Второй критерий – покаяние. Зрящий свои грехи выше созерцающего ангелов. Эта святоотеческая аксиома неоспорима. Чем ближе на самом деле человек к Богу, тем лучше высвечиваются страсти и пороки в душе. Именно поэтому даже совершенно преисполненные Божественной благодатью святые имели нужду в покаянии и не актерствовали, когда говорили о себе как о величайших грешниках. Может быть, мне просто по жизни крупно не повезло, но почему-то я могу по пальцам одной руки пересчитать людей, которые по сей день считают себя с чистой совестью и не собираются ни в чем каяться. Подавляющее же большинство понимает, что они – грешники, правда, не настолько, как этот (или эта) – ну а далее у каждого своя любимая мозоль. Однако что-то подсказывает, что это ощущение себя грешником у наших обывателей и у христианских святых, мягко говоря, не совсем тождественно.

Третий критерий – любовь. Ой, и как же с ней всё сложно! С одной стороны – это вершина всех христианских добродетелей, до которой поди-ка дорасти. С другой – всё, что не по любви – грех. Мимо. Впустую. Если перефразировать слова Спасителя, пока нет между вами любви – и не дерзайте называть себя христианами, Моими учениками. Ни больше – ни меньше.

А теперь самое интересное. Как только мы попытаемся применить эти три основополагающих критерия – святость, покаяние и жертвенную любовь – к будням церковной жизни и приходской практике, сразу чувствуется, что мы как-то не особо-то «вписываемся в формат». Попадаем, как это ни парадоксально, почти всегда – мимо. Любое управление – будет ли оно в Церкви, или в миру – существует по давно проверенным законам менеджмента. Если есть выстроенная иерархия подчиненности – процесс управляем. Нет – точно развалится. Есть система поощрения и наказания – будет и ответственность, и мотивация. Нет – всё расползается по швам. Поэтому всегда успешные церковные администраторы будут смотреть с улыбкой на «духовных старцев», у которых всё «по благодати», а не «по закону»: а последние, в свою очередь, скрепя сердце, любыми способами будут стараться делать так, чтобы их жизненная траектория насколько возможно минимально пересекалась с вышеупомянутой администрацией... Странно, не правда ли? И это не где-то там, на вражьей территории, а в самой что ни на есть сердцевине церковной жизни.

И вот здесь мы задаёмся вопросом, насколько существующая практика обязательного рассказа об имеющихся душевных немощах перед Причастием помогает увеличить в душе «христианскую истинность» – ответ совсем не очевиден. Ведь речь вовсе не о том, чтобы «упразднить» обязательную исповедь. Вопрос в другом: чтобы действие было сообразно поставленной задаче. Если еженедельная исповедь вкупе с причастием на самом деле шаг за шагом меняет душу верного к большей святости, осознанию собственной немощи и жертвенной любви к ближнему – это замечательно. Но если она превращается в благочестивый ритуал, за которым нет ни ума, ни сердца, а ещё хуже – когда отведенная мера участия и ума, и даже сердечного сокрушения тоже становится ритуалом, совершаемым по расписанию – у меня очень большие сомнения, что здесь всё в порядке с «настоящим христианством». Отцы говорили, что если человек сам не слышит своих же молитв – то тем более их не услышит Господь Бог. Если для верующего грех и исповедь – не более чем два равнозначных поля для духовного пин-понга – «не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься!» – что-то глубоко неправильное ощущается в этой системе. Или всё-таки ошибся святитель Феофан Затворник, сказав однажды, что главный враг духовной жизни – это привычка ко святыне?...

 

Фома

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (11)

Написать комментарий
#
6.02.2013 в 22:09
Может душа Ваша жаждет такого подвига, на который, как в тех притчах и рассказах, ответ может прозвучать только один "...искал хуже, да не нашлось...".
Извините, что не соответствуем Вашим меркам.
Если Вы в самом деле замечаете только то, о чем пишете очень-очень жаль Вас.
Жаль, что не случалось Вам видеть как просто христиане (настоящие или нет, те которые падают и встают) без сомнения преклоняют головы, когда слышат "Святая Святым...". Жаль, что не случалось заметить Вам, как они стараются всю жизнь научиться покаянию и любви. Даже собственных детей учатся любить по-новому. Учатся изменять себя хоть по микрону от исповеди к исповеди.
Вы попробуйте объяснить, что вам надо, может они и смогут что-нибудь дать, если оно у них есть, попроще, пожалуйста, постарайтесь, без таких вот изысков "дискуссия вокруг практики исповеди", "существующая практика обязательного рассказа...". Просто христиане, боюсь, даже не догадываются, что они практикуются в чем-то. Что Вам не нужно, просто христиане уже поняли, теперь бы уяснить, что от просто христиан требуется.
А социологи пусть просто попробуют стать настоящими христианами, глядишь, и определения не понадобятся.
Простите.
Ответить

#
7.02.2013 в 18:45
Ирина, эти слова: //
Вот несколько лет назад после ситуации "ты женщина и овца, я - пастырь" записала себе в утешение нижеследующие собственные наблюдения прошедших тогда весны-лета-осени:
"Стопроцентный городской житель, увидела, как пасут овец, уже взрослой. Увидела то, о чем неоднократно читала в Библии. Впереди - козел. За ним овцы. А где же пастырь? Оказывается, позади.// Ваши ?
Я ни разу в своей жизни не видел, чтобы за козлом ходили овцы. За бараном - видел. Коз, ходящих за козлом, видел. А вот, овцы, бредущие за козлом, - это какой-то вымысел, непростительный даже для " стопроцентного городского жителя ". Но этот вымысел оставил какой-то очень тяжелый и глубокий след в Вашей душе. Событие, давшее начало этому вымыслу, давно прошло, а Вы его все практикуете и практикуете. Или " все практикуетесь и практикуетесь в нем "?
Ответить

#
17.02.2013 в 22:12
Уважаемый Геннадий ! Как человек, несколько лет в ранней молодости посвятивший чабанской профессии заверяю Вас. Овцы действительно бегут за козлами как полоумные. Почему так - не знаю, но это факт. :)
Ответить

#
8.02.2013 в 19:41
Геннадий, странно, что Вас настолько впечатлило место козла. Меня место пастыря, с этого момента и начала за ними всеми наблюдать, не просто скользить взглядом.
Даже ничего не буду доказывать про козла, можете справиться у овцеводов-сельских жителей, можете найти неоднократное упоминание как в Ветхом так и в Новом завете. Этническим грекам-пастухам на Украине, как и выходцам из республик бывшего СССР в Подмосковье, было невдомек, что это меня так забавляет козел.
Да, эта реальность оставила глубочайший радостный след. Как и позже опыт готовки теста не на дрожжах, а на натуральный закваске: оно ведет себя совершенно по-другому. Это были открытия, что все это существует, что Господь говорил о простых вещах с простыми людьми, предлагал понятные им, повседневные, настолько рутинные картины, что привыкая, не обращаешь на них внимание, они как фон. И через доступные пониманию именно в тех условиях образы тем людям открывал истину. Правильно делают американцы, что для слушателей теософских факультетов засевают поля пшеницы и заводят овец. Сначала надо увидеть действительность, через нее постараться понять смысл сказанного.
Городские жители зачастую по прочтении ограничиваются "пониманием", все это иносказание, надо искать нечто и упражняться в трактовании, чем изысканнее, тем мудрее. К концу фразы забывают с чего начали. В соответствии со своими представлениями от обычного незнания меняют местами пастырей с козлами, что порождает кучу необоснованных взаимных претензий. И за драхмами с веником они тоже теперь не ползают, в банке все хранят. Поняла, когда доступа к счету не было и из всех своих карманов выгребала всю мелочь до последней копейки на проезд и на хлеб в прямом смысл слова. И чем дольше это продолжалось, тем больше радовалась(!!!!!!), что нашлось!!!!! хватило! Ценность каждой найденной монеты все возрастала и возрастала в моих глазах в геометрической прогрессии, а вмести с ней и радость.
А уж как настоящие, не ряженые нищие поражают.
Больше, чем сама жизнь, современного книгочея вряд ли что может поразить. И повторю проще простого современным языком: весь мир - больничная палата, а мы в ней пациенты. Остальное все грезы и мечтания, о настоящих священниках, настоящих христианах, настоящем еще ком-то. Все настоящее - Там, здесь все от первого до последнего больные и страждущие, только это и есть наше настоящее. Кстати, недавно наткнулась на роман автора 18 или 19 века, там стеклянные глаза служили признаком отрешенности от этого мира. Так-то.
Вы безусловно правы, поразило. Поразило то, что за две тысячи лет ничего не изменилось, что это действительно настолько жизненно и просто, что даже не верится.

Ответить

#
9.02.2013 в 12:48
Ирина, мы удаляемся от обсуждения статьи.
Вы, кажется, не поняли зачем я прокомментировал Ваш ответ. Попытаюсь кратко объяснить.
Помните: обсуждение статьи " покаяние нераскаянное? ", комментарий прот. Сергей Точеный, Россия, Москва 17.01.2013 в 12:53 и Ваш ответ на этот комментарий ....... ?
Ирина дорогая, нельзя было так поступать. Здесь Вы почти ( в более мягкой форме ) повторили тоже самое. Я попытался указать Вам на эту беду. Вы ее опять не заметили. Теперь я тыкаю на нее пальцем, хотя очень не люблю этого делать. Обостряю ситуацию и сам о том жалею. Простите. Вынужден.
Ответить

#
9.02.2013 в 17:51
Извините, Геннадий, еще уточню, что "очередная ситуация", с которой Вы начали, была не мной, Бог миловал. Просто время от времени становишься невольным свидетелем таких публичных выступлений. Уточняю, чтобы Вы не подумали, что у меня какие-то личные обиды.
Ответить

#
9.02.2013 в 17:11
Геннадий, Вас я действительно не понимаю. "Так" это как? Здесь обсуждаются статьи. И более ничего. Читаю почти все и почти все комментарии не первый год. Сложилось стойкое впечатление, что все (статьи и комментарии) сводятся к одному: вижу то-то, это не соответствует... Вопрос чему? Оказывается, моему (автора) собственному представлению об этом. И все. А далее на этой основе делается обобщающий вывод о, якобы, устойчивой норме. Никто ни разу не ответил, да, я подумаю, проверю и, возможно, скорректирую свое представление о том-то о том-то.
А вывод напрашивается один, если все так плохо, может ли так быть, что причина не только в наблюдаемых, а в наблюдателях тоже?
Объясните, пожалуйста, здесь авторы выступают от имени Церкви или от себя лично, а сан свой указывают для того, чтобы дать знать о роде своих занятий и деятельности? Если от себя лично, то не моя вина, что они себя поставили в положение, предполагающее несогласие и критику. Если это официальные лица, озвучивающие взгляд Церкви на явления нашей жизни, как и положено, вообще перестану высказываться. Действительно прошу Вас, скажите прямо, что именно нельзя, постараюсь не делать.

Ответить

#
10.02.2013 в 16:37
//А вывод напрашивается один, если все так плохо, может ли так быть, что причина не только в наблюдаемых, а в наблюдателях тоже?
Объясните, пожалуйста ..... //
Ирина, ни в комментарии, который написал прот. Сергей Точеный, ни в этой статье о. Павла нет никакой критики " наблюдаемых ". Я вижу только стремление авторов разобраться в очень сложных вопросах, чтобы помочь тем самым людям и себе. Вижу их искреннюю заботу, вижу как они передают и как делятся своим опытом. Перечитайте, пожалуйста, их статьи и комментарии, особенно последний комментарий прот. Сергея Точеного. Какую реакцию могут вызвать их слова? Прежде всего - благодарность, но никак не обиду или протест-неприятие. А если такая реакция рождается, то " причина не только в наблюдаемых, а в наблюдателях тоже ".
Думаю, на этом следует остановиться и вернуться к обсуждению статьи. Хорошо?! К тому же я здесь новичок и не мне Вас учить.
Ответить

#
11.02.2013 в 16:54
О статье, так о статье.
Исходно, взяли группу людей, которые называют себя христианами и "практикуют рассказ". На основании этого рассказа хотят получить ответ о внутреннем состоянии человека. Не кажется ли вам, что изначально условия задачи несоизмеримо ограничены по сравнению с целью ее решения?
Далее, какого человека? Какого-то не существующего усредненного или конкретного? Исповедь "...превращается в ...ритуал...", не хватает конкретики, сама она не может ни во что превратиться, кто-то ее превращает в это. В исповеди два участника, третий свидетель. Для кого это ритуал? для свидетеля?
Далее одни сомнения "если так..., замечательно, если не так... в порядке ли"? О чем это, о том что свидетель не может дать оценку? А полномочен ли? Разве роль свидетеля давать оценку, а не сухо свидетельствовать о фактах без нагромождения своих личных переживаний, вызванных этими фактами, как то вид, манера излагать, форма изложения, "рассказ" по существу? Проблема в том, чтобы разрешить? Так это-то как раз "откалибровано".
Получается, что от "приходской жизни", которая позволяла бы, давала бы право на предположение о состоянии человека, ничего не осталось в отношении большинства. Священник не может достоверно знать, чем живет прихожанин.
Вот и желают исповеди приписать не присущие ей функции.
Чтобы иметь право хоть на какую-то малейшую попытку оценки внутреннего состояния человека, надо с ним "пуд соли съесть", да и то весьма сомнительно, что и тогда это возможно. Вы в состоянии создать условия, в которых человек может узнать сам о себе всю правду? Или опять не за свое дело беретесь? Сегодня он может каяться, завтра грешить, послезавтра душу свою положит за други своя. Даже сам человек не может этого знать. У него есть только намерение, а сможет ли в лихой час предать себя в руки Господа всего без остатка, только Бог ведает. И милует, без критериев, чтобы от правды о себе не отчаялись, а продолжали сбивать молоко в масло в своем кувшине.
И в ком проблема-то? В кающемся ли? Или в том, кто боится, что нераскаянного пропустил? В этой ситуации проще всего выкрасить все серой краской. А вместо пилюль, где это требуется, прописывать всем без разбора витамины и давать рекомендации по профилактике заболеваний и общему укреплению организма. Измерение "средней температуры по больнице" ничем не отличаются от исповеди по листочку.
И Вы знаете, уже давно убедилась в тщетности протестов, другая точка зрения и протест - это не синонимы.





Ответить

#
6.02.2013 в 14:25
Не многовато ли претензий для исповедующегося: "Если еженедельная исповедь вкупе с причастием на самом деле шаг за шагом меняет душу верного к большей святости, осознанию собственной немощи и жертвенной любви к ближнему – это замечательно"? Мне кажется, что исповедь не имеет целью ни первое, ни второе, ни третье, ни тем более всё вместе. Есть только одна цель - облегчить труды и бремя. Хотя бы на микрограмм (хотела написать "на волос", но вспомнила, что это не то).
И для того, чтобы понять, как это происходит, нужно взять наименьшего - того, кто приходит не к духовнику, а к тому, кого Бог пошлет. Для такого наименьшего - труды и бремя становятся легче, это так. И делает это не священник.
Ответить

#
5.02.2013 в 14:57
Для воли - метод, сердцу - благодать.
Как два в одно свести и истину познать?

Рано или поздно метод, практика и даже знания, служащие для обоснования применения той или иной богослужебной практики, изживут себя. Когда это произойдет? Не ранее того момента, когда человек полностью откажется от своей воли и утихомирит все свои страсти. До этого момента придется мириться с механистичностью и с ее последствиями в виде провоцируемой ею фальши. И это касается не только исповеди. Это касается всего что есть в первых трех Евангелиях и чего нет в Евангелии от Иоанна. Главное не стать рабом метода, практики и закона. Их всегда нужно ставить на место силою благодати. Но и отбрасывать их за ненадобностью ранее положенного срока ни в коем случае нельзя. Пока мы слабы и неопытны, мы вынуждены будем их ( метод и благодать ) чередовать - будем приобщаться к Духу в конце практики. Когда окрепнем духовно, будем их сочетать - в Духе будем приступать к выполнению практики. А когда станем совершенными - останется только благодать. А навык использования и применения метода передадим другим. С Божией Помощью.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс