Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Антропологический выпуск №5. Естественная социальность человека

24 декабря 2017 г.
Ещё несколько десятилетий назад большинство философов и учёных были склонны видеть в человеке автономное существо, руководствующееся эгоистичными мотивами и лишь по необходимости учитывающее интересы других. Эти воззрения нашли своё отражение в политических идеологиях, экономических и биологических теориях, основанных на индивидуализме и конкуренции. Однако, многочисленные исследования последних лет привели к отказу от подобной атомистической модели и новому (и в тоже время напоминающему более традиционное) пониманию человека как изначально социального существа.

Эволюция и социальность
 
Представление об «естественном отборе» как единственном механизме развития жизни дополнилось более комплексными моделями, в рамках которых сотрудничество и симбиоз стали рассматриваться в качестве важнейших составляющими эволюции. Историки науки, как Дэвид Лойе, переоткрыли наследие самого Дарвина, чьи взгляды оказались гораздо сложнее стереотипного дарвинизма и в чьих работах любовь и альтруизм, как оказалось, имели приоритет перед конкуренцией. Учёные, как Джоан Роугарден, заслуженный профессор Стенфордского университета и автор книги «Гениальный ген: деконструкция дарвинистского эгоизма» [1], идут дальше и утверждают, что кооперация лучше объясняет биологическую природу, чем «выживание сильнейшего».
 
Хотя корни социальности уходят в самую глубь истории жизни, в случае людей она достигла невероятного уровня. Сегодня получило распространение определение homo sapiens как «сотрудничающего вида» [2], подчеркивающее, что социальность является неотъемлемым атрибутом человеческого существа.
 
Один из самых влиятельных эволюционистов нашего времени, Эдвард Уилсон, даже приписывает людям эусоциальность — «сверхсоциальность», способность действовать как единый организм, но, в отличие от пчёл и других эусоциальных животных, сохраняя при этом собственную субъектность. В своей книге «Социальное покорение Земли» [3] он демонстрирует, как сотрудничество сделало человека самым успешным и самым могущественным видом в истории планеты.
 
От антропологии к нейронаукам
 
Наблюдение за тысячами человеческих обществ, включая племена, сохранившие первобытный образ жизни, позволило говорить об универсальном характере человеческой потребности в социальности, врожденной эмпатии и стремлении к сотрудничеству. Но появление технологий, с помощью которых стало возможно заглянуть в мозг человека, доказало, что эти черты буквально «прошиты» на уровне наших нейронов. Открытие имело такое значение, что привело к формированию отдельной дисциплины — социальной нейронауки, которая стала замечательным примером объединения знаний, накопленных прежде непересекающимися областями.
 
Среди наиболее интересных проявлений «социального мозга» можно отметить «зеркальные нейроны», одинаково активизирующиеся и когда человек совершает определённое действие, и когда лишь наблюдает за его совершением, и «нейронную сеть социального познания», постоянную активность мозга, отвечающую за социальные взаимодействия, даже в то время, когда человек находится в одиночестве и не думает о других. Исследования показывают, что мозг человека, сталкивающегося с отвержением и неприятием, проявляет ту же самую активность, что и во время физической боли [5]. «Социальная боль» столь же реальна, как повреждение от ожога или пореза. Наличие же близких отношений является мощнейшим фактором, предсказывающим счастье и благополучие человека [6].
 
Суммировав имеющиеся доказательства, ведущий социальный нейроучёный Мэттью Либерман сделал вывод [7] о необходимости пересмотра пирамиды потребностей Маслоу: социальность — столь же фундаментальная потребность человека, как сон и еда.
 
Что это значит?
 
Нет необходимости выбирать между индивидуализмом и коллективизмом — раскрывая себя, человек всегда делает это в сообществе. На основе этого знания, подкреплённого новейшими исследованиями, были разработаны подробные рекомендации для сферы управления, образования, бизнеса, маркетинга, личного развития, и это только начало. Как отмечает Либерман, «по мере того, как мы больше о узнаём о нашей социальности из психологии, нейронаук и других дисциплин, у нас появляется великолепная возможность изменить наше общество и его институты так, чтобы они максимизировали наш потенциал — как отдельных людей, так и общества в целом».
 
Литература
 
[1] Roughgarden, J. The Genial Gene: Deconstructing Darwinian Selfishness [Гениальный ген: деконструкция дарвинистского эгоизма]. — University of California Press, 2009. — 272 p.
 
[2] Bowles S., Gintis H. A Cooperative Species: Human Reciprocity and Its Evolution [Сотрудничающий вид: человеческое взаимодействие и его эволюция]. — Princeton University Press, 2011. — 280 p.
 
[4] Wilson E.O. The Social Conquest of Earth [Социальное покорение Земли]. — Liveright, 2012. — 352 p.
 
[5] Eisenberg, N.I. The pain of social disconnection: examining the shared neural underpinnings of physical and social pain [Боль в результате социального отторжения: исследования общих нейронных оснований физической и социальной боли] // Nature Reviews Neuroscience. 2012. V 13. P. 412-434.
 
[6] Hyman, L. Happiness: Understandings, Narratives and Discourses [Счастье: интерпретации, нарративы и дискурсы]. — Palgrave Macmillan, 2014. — 168 p.
 
[7] Lieberman M.D. Social: Why our brains are wired to connect [Социальный: почему наши мозги предназначены для соединения]. — Oxford University Press, 2013. — 384 p.

Источник
Другие новости раздела Социология
Другие новости
декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс  
1 2 3  
4 5 6 7 8 9 10  
11 12 13 14 15 16 17  
18 19 20 21 22 23 24  
25 26 27 28 29 30 31  

добавить на Яндекс добавить на Яндекс