Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

7 лучших книг по истории, философии и антропологии, которые вышли в этом году

5 августа 2017 г.
«Афиша Daily» выбрала новые работы, посвященные социогуманитарным проблемам

«Гриб на краю света. О возможности жизни на руинах капитализма» Анны Лёвенхаупт Цзин

Утопические проекты мирового переустройства остались в прошлом, однако день за днем человечество осмысляет действительность образами прогресса — категориями «долгого» XIX века. Откуда взялась уверенность, что экономики будут расти, демократии — одолевать диктатуры, а науки — шагать вперед? Совместного счастливого конца может и не случиться, ведь главной характеристикой нашего времени стала прекарность — всеобщая неустойчивость мира и отсутствие внятного образа будущего.

Именно с такой, казалось бы, мрачной установки начинает свое исследование американский антрополог Анна Лёвенхаупт Цзин — и отправляется по грибы. В первую очередь ее интересует сложносочиненная цепочка сбора и поставок мацутакэ — гриба-деликатеса, стоимость которого на азиатских рынках (прежде всего, японском) достигает нескольких тысяч долларов за килограмм. Мацутакэ растет в лесах Тихоокеанского Северо-Запада, причем преимущественно в потревоженных человеком экосистемах. Для сборщиков грибов — чаще всего этнических меньшинств из Юго-Восточной Азии — мацутакэ становится одновременно средством к существованию, методом преодоления травм прошлого и возможностью выстроить свою идентичность.

Книга «Гриб на краю света» показывает все возможности антропологической оптики последнего десятилетия, выстраивая связи между между экономикой, культурой, биологией и стратегиями выживания в глобализированном мире. Грибы здесь, конечно, во многом метафора — но по-настоящему удачная. Сегодня практически не осталось мест, которых бы не коснулась мировая политическая экономия, во имя развития превращающая людей и предметы в ресурсы. Исчерпав возможности для «прогресса», современный капитализм оставляет после себя руины — и моментально теряет к ним интерес. Но именно там, считает Лёвенхаупт Цзин, возникают практики эмансипации и скрывается настоящая жизнь. Быть грибником — это и есть путь к свободе от отчуждения.

Издательство «Ад Маргинем Пресс», Москва, 2017, пер. Ш.Мартыновой
Читать Bookmate

«Вторжение жизни. Теория как тайная автобиография» Дитера Томэ, Ульриха Шмида и Венсана Кауфманна

Бесхитростное утверждение, что социальные теоретики, определившие интеллектуальный ландшафт современности, вообще-то, тоже люди, тройка немецких исследователей превращает в предмет для вдумчивого анализа взаимосвязей между частным и публичным. На примере 25 видных социогуманитарных мыслителей прошлого века (от Витгенштейна, Фуко и Арендт до Бахтина, Лотмана и Зонтаг) Томэ, Шмид и Кауфманн пробуют посмотреть на большие теории через ключевые детали биографии их авторов.

Такая интуиция, конечно, не нова — интеллектуальная история составляет заметный корпус библиотеки современного гуманитарного знания и, к счастью, хорошо переводится на русский язык: за один только прошлый год издательство Ad Marginem опубликовало 5 книг в серии «Критические биографии», а во второй половине 2017-го свою серию интеллектуальных биографий запустит издательство РАНХиГСа «Дело».

Впрочем, авторов «Вторжения жизни» в меньшей степени интересует, из какого сора растут, скажем, «Печальные тропики» Леви-Стросса или структуралистский конструктивизм Пьера Бурдье. Немецкие культурологи находят новое напряжение: в 25 эссе они исследуют отношение теорий с представлениями самих мыслителей об автобиографии — а именно то, как они говорят о себе и оценивают интервенции «собственного «я» внутри текстов.

Правда, границы метода в какой-то момент немного подводят Томэ, Шмида и Кауфманна: в некоторых местах, где прямо напрашивается тот самый сор повседневности, книга ограничивается лишь пространством текстов. Тем не менее это не мешает им сделать вывод: именно непрерывное самоощущение чужака, блуждающего по краям дисциплин и академических иерархий, позволяет героям эссе нарушать границы и совершать свои радикальные интеллектуальные открытия. Уже только это делает «Вторжение жизни» одной из наиболее любопытных книг года.

Издательство Издательский дом Высшей школы экономики, Москва, 2017, пер. М.Маяцкого

«Распалась связь времен? Взлет и падение темпорального режима Модерна» Алейды Ассман

Последние полтора десятилетия история как наука переживает не лучшие времена. Сперва историки-постмодернисты объявили, что между историческими работами и беллетристикой не существует никакой разницы. Затем «мемориальный бум» вытеснил из дискуссии о прошлом профессиональных историков, заменив их фигурами свидетелей. Как результат на фоне институционального кризиса дисциплины расцвела философия истории (или, если угодно, теория истории). Ее основные вопросы сегодня звучат приблизительно следующим образом: как же так сталось, что будущее перестало объяснять нам настоящее? Почему прошлое стало нашей идентичностью, а не объяснением хода истории?

Дать свои ответы пытается культуролог Алейда Ассман, обращаясь в книге «Распалась связь времен?» к проблеме режимов темпоральности (то есть к восприятию прошлого, настоящего и будущего в культурах разных эпох). Начиная с 1980-х будущее превращается из источника ожиданий и надежд в источник озабоченности и тревоги. По мере того как меркнет свет будущего, в сознании современных людей все больше места занимает прошлое и его травмы, которые ошибочно считались преодоленными: колониализм, мировые войны, сталинский террор, холокост, эпизоды насилия, теракты.

Нужно понимать, что Ассман не ключевой (и даже не самый оригинальный) автор в современной историко-философской дискуссии; ее основной интерес скорее сосредоточен на проблематике культурной памяти. Но это даже хорошо: описывая время как культурный феномен, Ассман работает с актуальной теорией истории и доступно поясняет ее язык, оптику и оппозиции. На вопрос, вынесенный в заглавие книги, немецкий культуролог отвечает утвердительно: разорванную связь между прошлым, настоящим и будущим придется устанавливать заново, переопределив содержание этих понятий. В отличие от Левёнхаупт Цзин Ассман не отказывается от идеи прогресса (хотя, к слову, тоже использует «зеленый» аргумент): пока мы заняты осмыслением прошлого, политики вытесняют из нашего внимания мысли о развитии, лишая следующие поколения будущего, истощая цивилизацию и бездарно эксплуатируя ресурсы.

Издательство «Новое литературное обозрение», Москва, 2017, пер. Б.Хлебникова и Д.Тимофеева
Читать Bookmate

«История справедливости: от плюрализма форумов к современному дуализму совести и права» Паоло Проди

Либеральная демократия в глубоком кризисе — и нужно понять, что чинить: демократию или либерализм? Подъем популизма и медиатизация политики, рост неравенства и кризис доверия к традиционным партиям заставляют звучать и без того эту важную (и даже модную) проблему современной политической философии еще громче. Пока одни пытаются противопоставить либерализму классическую республиканскую традицию, а другие — избавиться от культурной гегемонии неолиберализма, итальянский историк Паоло Проди отправляется совсем в другую сторону.

Причина сегодняшнего кризиса демократии — в исчезновении самого основания политического договора, который возник как плод дуализма светской и духовной власти, а затем на протяжении веков создавал возможность для развития правового государства. Западный идеал правосудия и справедливости всегда основывался на соприсутствии двух типов норм: позитивного права (то есть писаной нормы) и норм обычаев, этики и морали. Теперь же ему (а значит, и демократии) грозит исчезновение — современное государство неадекватно реагирует на вызовы времени ростом юридических норм, а позитивное право еще сильнее регулирует социальную жизнь, проникая во все аспекты повседневного существования человека, которые прежде основывались на разноплановых и неписаных нормах.

Чтобы найти причины аномальных характеристик современного права (вездесущности и автореферентности), Проди пишет историю справедливости, всматриваясь в период от Средневековья (с центром тяжести на период XV–XVII веков) до сегодняшнего дня. «История справедливости» — это по-настоящему долгое чтение, охватывающее проблемы юридической мысли, богословия и институционального развития. Читателям Проди придется разбираться в многочисленных сносках, догматах христианства, особенностях средневекового права и итогах Вселенских соборов — зато взгляд на кризис демократии и либерализма, как, впрочем, и всей западной цивилизации раскроется с совершенно неожиданной стороны.

Издательство Издательство Института Гайдара, Москва, 2017, пер. И.Кушнаревой

«Гостеприимство матрицы: Философия, биомедицина, культура» Ирины Аристарховой

Как известно, медицинское знание накапливается еще с глубокой древности, однако, как бы парадоксально это ни звучало, вплоть до XIX века медицина не оперировала достоверными фактами, а в большей степени состояла из разнородных наблюдений, спекуляций и мифов. На фоне расчистки фактологического поля за два прошлых столетия в медицине оформляется особый тип мышления, который социальные ученые (прежде всего, антропологи) называют биомедицинским. Биомедицина как культурная система, доминирующая в сегодняшнем мире, рассматривает человеческое тело как механизм, лечение которого превращается в ремонт. Болезнь с биомедицинской точки зрения — событие естественного порядка, а врач — лишь технический эксперт по биологическим системам тела.

Человеческое тело и биомедицина — одни из центральных областей современных социологических и антропологических исследований, которые дают новые ответы на вопрос о границах и природе социального. И философия, в которой последние два десятилетия наблюдается тенденция к «натурализации», тоже не остается в стороне. Именно в этой парадигме мышления написана книга Ирины Аристарховой — профессора Мичиганского университета и активной участницы российского феминистского движения 1990-х, в фокусе интересов которой находятся отношения между технологиями, политикой и сексуальностью.

В «Гостеприимстве матрицы» Аристархова с феминистских позиций исследует философские проблемы, связанные с биотехнологиями, репродуктивными практиками, сексуальной и гендерной идентичностью. Главную проблему Аристархова определяет следующим образом: почему эмбриология изначально рассматривает отношения тела матери с эмбрионом как враждебные? Почему материнское участие в деторождении описывается в современной медицине по типу инкубатора? Исследуя связь концептуального каркаса эмбриологии и иммунологии с эпистемологическими и политическими установками (спойлер: традиционная метафизика имеет гендерную дифференциацию, в которой «женское» — природа и тела — рассматривается как неисчерпаемый эксплуатируемый ресурс, лишенный права голоса), Аристархова предлагает позитивную программу, основанную на концепте «гостеприимства».

Работы в сфере критической феминистской эпистемологии — обширный раздел современной философии, до неприличия мало представленный на русском языке. Будем надеяться, что «Гостеприимство матрицы» (к слову, книга первоначально издана на английском) откроет российскому читателю отголоски сегодняшних дискуссий и исследований в области биомедицины и ее философского осмысления.

Издательство Издательство Ивана Лимбаха, Санкт-Петербург, 2017, пер. Д.Жайворонока

«Искусство быть неподвластным: Анархическая история высокогорий Юго-Восточной Азии» Джеймса С.Скотта

Изрядный массив современных работ, посвященный государственному строительству, даже не допускает, что возможна его прямая противоположность — целенаправленная и принципиальная безгосударственность. Более того, подобный «цивилизационный» подход намеренно стигматизирует в своих нарративах общности, избежавшие опыта государственности, как варварские, примитивные и отсталые. Границы государства и, если на то пошло, прогресса там, где заканчиваются налогообложение, верховная власть и четкие социальные иерархии.

Джеймс Скотт — живой (и свободолюбивый) классик антропологии, профессор Йельского университета — указывает на ограниченность и наивность такой установки. В центре его научных изысканий и многолетней полевой работы Зомия — регион в горах Юго-Восточной Азии с населением более 100 миллионов человек, одна из последних сохранившихся на Земле территорий, народы которой не были поглощены национальными государствами. Скотт уверен, жители Зомии сознательно выбрали для жизни необитаемые высокогорья, чтобы в течение двух тысячелетий спасаться от угнетения: рабства, налогов, воинской повинности, связанных с государственным строительством на равнинах Юго-Восточной Азии. Социальная организация и культура местных народов, проживающих в пространстве площадью 2,5 миллиона квадратных километров, на протяжении столетий устроена таким образом, чтобы не дать развиться даже внутреннем иерархическим тенденциям.

Впрочем, дни Зомии сочтены — под давлением глобализации население региона тает на глазах. Некоторые народы, например, яо и хмонги, перебираются в Тихоокеанский Северо-Запад и становятся героями уже упомянутой выше книги «Гриб на краю света». Описывая быт анархических высокогорий, Джеймс Скотт недвусмысленно подводит к заключению — подобные самоуправляющиеся общности прежде составляли большую часть человечества. Государство не нужно.

Издательство «Новое издательство», Москва, 2017, пер. И.Троцука

«Очерки по социологии культуры: Избранное» Бориса Дубина

Социолог и литературовед Борис Дубин скончался в августе 2014 года: по замечанию филолога Сергея Козлова, он «принадлежал к крохотному числу людей, выполняющих в нашей стране редкую и вместе с тем чрезвычайно важную для России культурную функцию человека-института». Дубина-исследователя действительно интересует широкий круг вопросов: от постсоветского человека и динамики его ценностей до поэзии Испанского Возрождения и рецепции идей Хосе Ортега-и-Гассета в России. Впрочем, наиболее значимая часть наследия Дубина — теоретические и эмпирические работы по социологии культуры. К годовщине смерти социолога «Новое литературное обозрение» выпустило внушительный сборник его очерков о литературе как социальном институте, связях словесности и идеологии, а также состоянии и эволюции медиа в России.

Опираясь, с одной стороны, на понимающую социологию Макса Вебера и структурный функционализм, а с другой — на филологическую интуицию, Дубин показывает, как в российском обществе трансформируется отношение к чтению; как феноменальное падение тиражей печатных медиа в первые постсоветские годы связано с изменением моделей коммуникации и ролью политических элит. Одним из первых российских социологов Дубин обращается к библиотечной системе СССР и России, где устанавливает: внутри института, аккумулирующего культурную память, последовательно действуют стратегии по подавлению интеллектуальных запросов читателей.

В своих очерках Дубин объясняет, как в стране формировался литературный канон и почему в советской культуре невозможно личное; как трансформация медиа на фоне ограничений свободы слова и державной риторики подталкивает россиян к цивилизационному выбору в пользу отката в прошлое. Последнее прижизненное интервью Дубина полно пессимизма: социолог не видит окна возможностей для перемен к лучшему — нам еще только предстоит нести всю тяжесть расплаты. И «Очерки по социологии культуры» неплохо позволяют понять, как мы все здесь оказались.


Источник https://daily.afisha.ru


Портал Богослов.ru приглашает Вас помочь в добром деле.

Поможем молодёжи узнать историю родного края http://www.nachinanie.ru/Project/Index/75289

Человек всего более должен учиться милосердию, потому что оно то и делает его человеком (свт. Иоанн Златоуст)

Другие новости раздела Вспомогательные дисциплины
Другие новости
август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс  
1 2 3 4 5 6  
7 8 9 10 11 12 13  
14 15 16 17 18 19 20  
21 22 23 24 25 26 27  
28 29 30 31  

добавить на Яндекс добавить на Яндекс