Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Новый Свет как испанская Утопия

7 августа 2017 г.
В XVI веке в связи с открытием Америки в среде испанских религиозных деятелей зарождается множество Утопий. Новый Свет они назвали так потому, что «он Новый не оттого, что в нём нашли что-то новое, но он подобен миру первых дней Творения».

В основе их утопий равенство между людьми, любовь к миру и спокойствию и презрение к золоту и серебру. Но централизм Испанской короны к XVII веку покончил с утопиями Нового Света, и новой территорией для их воплощения стали будущие США, но с новой основой: свободой бизнеса и свободой принятия решений; индивидуализма и сильной местной властью.

Новая модель истории

Идеи социального христианства испанских миссионеров — Монтесиноса, Кордовы, Лас Касаса, Сумарраги, Томаса де Сан-Мартина, Торибио де Бенавенте по прозванию «Мотолиния» и Бернардино де Саагуна — это Утопии Нового Света. Главными её особенностями являются: критика общепризнанной модели истории, позволяющая обосновать легитимность предложенного утопией альтернативного мира; ностальгия по времени первоначал, подлежащих восстановлению; защита автаркической, изолированной системы, основанной на ремесленно-сельскохозяйственном производстве общинного типа, откуда изгнано всякое представление о выгоде; утверждение однородной социальной системы.

В Испании и Португалии после присоединения Америки гуманистическая позиция совмещалась с социальным утопизмом. Она нашла своё выражение в моральном осуждении конкисты и вообще «несправедливых войн». Этому содействовала испанская школа государственного права, связанного с именем Саламанкского университета. Испанский гуманизм в то время воспринял (прежде всего от Эразма Роттердамского) облик «христианского гуманизма».

Друг Эразма испанский гуманист Хуан Мальдонадо выступил со специальным трактатом, в котором связывал с индейским обществом Америки, не знавшим, по его мнению, частной собственности, надежды на обновление христианства в духе первых апостолов. Последователи Эразма в Новой Испании и других заморских владениях старались превратить индейцев в «идеальных христиан» первых веков. Так, королевский судья (впоследствии епископ Мичоакана) Васко де Кирога в послании в Совет по делам Индий от 14 июля 1535 года высоко оценивал «Утопию» Томаса Мора как модель общественного устройства, соответствующую обычаям индейцев и пригодную для управления Новым Светом. Он создал индейские поселения близ Мехико и в Мичоакане исходя из античных представлений о золотом веке, из раннехристианских идей и представлений «христианского гуманизма» круга Эразма.

(Сергей Семёнов, «Идеи гуманизма в ибероамериканских культурах: история и современность», Историческая психология и социология истории», №1, 2009)

васко-2

Миссионерам-реформатам из нищенствующих орденов, находившихся под большим влиянием эразмизма, суждено было проверить свои идеи на практике: вдалеке от погрязшей в пороках Европы они противопоставят военному завоеванию, порабощению туземца и эксплуатации природных ресурсов возможность альтернативного — справедливого и эгалитарного общества.

Царство истинного мира и «совершенное христианское государство»

Наиболее очевидный пример тому даёт один из самых утопических текстов Лас Касаса — «Entre los remedios» («Среди предложений»). В нём он клеймит «алчность и скупость тех, кто отправляется в Индии»: это настоящие «волки и дикие звери», они думают лишь об «убийствах, грабежах, истреблении» и несут ответственность за то, что «вся Испания предалась пороку и прониклась алчностью и скупостью».

Лас Касас обличает систему энкомьенды (форма эксплуатации индейского населения в колониях) на Карибских островах, как чуть позже францисканцы — систему репартимьенто (принудительная трудовая повинность) в Мексике. Та же взаимосвязь утопической теории с практикой обнаруживается в мемориале «Четырнадцать предложений», где Бартоломе де Лас Касас призывает принять ряд мер, дабы «острова Куба, Сан-Хуан, Эспаньола и Ямайка могли в один прекрасный день сделаться лучшей и самой богатой землёй на свете, не лишившись притом индейцев, что обитают на них». Он же предпринял попытку христианизации индейцев и создания в Мексике «идеальной страны» Вера-Пас.

Практический опыт «Царства, именуемого Истинный мир» (Vera Paz), начатый Лас Касасом в 1537 году, соотносится с настойчивым стремлением основывать на границах испанских колоний миссионерские «заповедники», где можно было осуществить альтернативный эксперимент в условиях тотальной автаркии. Подобно лучшим представителям утопического жанра, Лас Касас разрабатывает ряд правил и инструкций, представленных как конкретные «противоядия» от зол испанской колонизации. Он устанавливает расписание работы и досуга для туземцев: землепашцы и ремесленники, рабочие шахт работают по полгода и полгода отдыхают, чередуют два месяца труда с двумя месяцами отпуска. Доходы распределяются демократически, маленькие дети освобождаются от работ. Одновременно приняты все меры для «обеспечения ухода за больными индейцами-бедняками».

Лас Касас рассчитывал привлечь в Америку испанских крестьян с семьями, скотом, орудиями труда и семенами, полагая, что христианская вера соединится с добродетелями индейцев, в том числе благодаря смешанным бракам.

Утопия Васко де Кироги

Но подлинным символом американской утопической мысли Возрождения может служить пример епископа Васко де Кироги. По его мнению, в Америке без труда можно распознать добродетели, описанные в «Сатурналиях» Лукиана, — они-то и станут основой новой утопии. Вот как он видит смысл отождествления Нового Света — и Старого в его истоках inillotempore:

васко-6

«Здешний мир окрещён Новым Светом не просто так, но по весьма веским причинам: он Новый не оттого, что в нём нашли что-то новое, но оттого, что касательно людей и почти во всём прочем подобен он миру первых дней Творения и золотого века, каковой по злокозненности и великой алчности нации нашей стал веком железным, и даже ещё того хуже».

Интересен эксперимент, осуществлённый епископом в Мичоакане, где он, в значительной мере под воздействием Томаса Мора, создал с целью «организовать доброту» hospitales-pueblos— поселения-приюты, общины крестьян и ремесленников.

Кирога предлагает своё устройство «совершенного христианского Государства», основанное на толковании «Утопии» Мора Гийомом Бюде, на которого он не раз ссылается. Остров Утопия находится в Новом Свете, и именно здесь утверждаются «три божественных принципа»: равенство между людьми, «решительная и стойкая любовь к миру и спокойствию» и «презрение к золоту и серебру».

Епископ Мичоакана убежден, что Божественное Провидение, допустившее открытие Америки, имело целью помочь обновлению пришедшего в упадок христианского мира. Поэтому в своей «Памятной записке» он открыто заявляет, что построение в Америке «идеального государства» есть обязательное условие нравственного и физического спасения туземцев.

Его утопический проект подробно изложен в «Правилах и ордонансах» относительно управления приютами Санта-Фе, в «Плане крестьянских поселений» и в его «Завещании» (1565).

Опыт по созданию образцовых приютов-поселений, начатый в 1532 году, продлился около тридцати лет. Продуманная организация приютов-поселений оказалась практичной и эффективной. Как пишет сам Кирога, милосердие здесь рассматривалось не просто как подаяние, но как способ «организовать доброту», устанавливая законы для решения проблем. Общий принцип сводился к тому, чтобы «дать каждому по достоинству его и потребности, по образу его и состоянию».

Конец испанских Утопий

Ещё одна Утопия в Новом Свете была разработана монахом-доминиканцем Франсиско де ла Круса. Он выступал против безбрачия священников, защищал метисацию белых и туземцев и предрекал, что когда Европа будет разрушена нашествием турок, Христос вернётся и создаст в Америке Пятую империю. «Со старым континентом покончено; Америка призвана заменить его», — писал он.

васко-3

(Васко де Кироги)

Позднее, в 1609 году, в Парагвае иезуиты вновь попытаются «воскресить прекраснейшие дни раннего христианства». Их «государство» располагалось на обширной территории, включавшей районы Бразилии, Аргентины и Парагвая. Вплоть до своего изгнания в 1767 году иезуиты жили в условиях настоящей теократии, задуманной по образцу «Города Солнца» Кампанеллы и, отчасти, «Государства» Платона.

Но уже с конца XVI века становится ясно, что превращение Америки в многообещающий «контр-образ» Европы затрагивает целостность Испанской империи. Идеи централизма и абсолютизма требуют непременного отказа от любого «различия», иными словами, от вымысла, который рассматривается как подрывной элемент.

Мифы, легенды и утопии, способствовавшие выработке первичного понятия об Америке как о «Новом Свете», или о европейском идеале, в XVII-XVIII веках исчезают под давлением Испанской короны. Контрреформация и преследования инквизиции окончательно хоронят христианско-социальные утопии.

Новая Утопия — в США

Вслед за утопией Америки, рождённой и разработанной в Европе, возникает американская утопия, созданная самими американцами. Америка снова принимает вызов.

В американской утопии его место очень рано заняла идея справедливости, связанная не с равенством имущества и потребления, а с одинаковыми возможностями, открывающимися перед каждым членом общества и распространяющимися не только на экономическую, но и на политическую и правовую сферы, то есть речь идёт о равноправии и равном участии в политических делах общества. Американское утопическое сознание при этом не отрицало государство как таковое, но отчуждённая государственная власть вызывала раздражение. Отсюда сочувствие к любым формам местного самоуправления и склонность к изоляции конкретной общины, дела которой являются своего рода центром вселенной.

васко-7

Это следствие позитивного восприятия свободы, которая в первую очередь представляется свободой предпринимательской деятельности и свободой принятия решений. В обществе индивидуалистов любые управленческие структуры должны, с одной стороны, гарантировать гражданский статус, с другой — обеспечивать комфортабельное «сцепление» с такими же индивидуалистами и защищать от внешних и внутренних врагов. Оптимальной формой такой структуры является община (community).

(Дмитрий Мартынов, «Две модели американской утопии: на примере произведений Э.Беллами и Р.Хайнлайна, «Учёные записки Казанского госуниверситета», №158, 2016)

(Цитаты: Ф.Аинса, «Реконструкция утопии», изд-во «Наследие», 1999)

+++

Ещё в Блоге Толкователя об Утопиях:

Герберт Уэллс, Мура, Ник Клегг и их утопия о Мировом правительстве

Английский фантаст Герберт Уэллс с начала 1930-х стал проповедником идеи Мирового правительства, как и его жена Мура Закревская – двойной агент НКВД и английской разведки. В 1934-м Уэллс на встрече со Сталиным обсуждал союз СССР и США. В наши дни идею Мирового правительства продолжает правнук чекистки Муры – лидер английских либерал-демократов Ник Клегг.

утопия-уэллс

***

Эдвард Беллами и его утопия об американском социализме

Американский писатель-социалист Эдвард Беллами в 1888 году выпустил роман-утопию «Взгляд назад», в котором он описал, как будет выглядеть мир победившего социализма. Его центром должен был стать универмаг, управление обществом подчинялось Всеобщей корпорации, люди ни в чем не знали бы нужды и уходили не пенсию в 45 лет.


Источник ttolk.ru


Делайте добрые дела вместе с порталом Богослов.ru

Поддержим проект по адаптации трудных подростков http://www.nachinanie.ru/Project/Index/75310

Как тень следует за телом, так и милость за смиренномудрием (прп. Исаак Сирин)

Другие новости раздела Всеобщая история
Другие новости
август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс  
1 2 3 4 5 6  
7 8 9 10 11 12 13  
14 15 16 17 18 19 20  
21 22 23 24 25 26 27  
28 29 30 31  

добавить на Яндекс добавить на Яндекс