Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Судьба12 июня 2017 г.
Истина26 июня 2017 г.
Свобода как эсхатологическая реальность5 января 2012 г.
Тело17 июня 2017 г.
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

«Хизб ут-Тахрир» поднимает цунами в Юго-Восточной Азии

8 августа 2017 г.
В Индонезии хотят запретить проповедников «халифата»

В Индонезии – крупнейшей в Юго-Восточной Азии мусульманской стране – решили запретить существующее там легально с 1983 года движение «Хизб ут-Тахрир Ислами» (ХТИ, или Партия исламского освобождения, запрещена в РФ). Джакарта руководствуется тем, что хизбы (члены ХТИ) восприняли более чем 30-летнее мягкое отношение властей к ним как слабость. Правящие в Нусантаре (второе название Индонезии, в переводе – Страна тысячи островов) круги опасаются, что проповедуемый хизбами всемирный халифат становится угрозой государственной светской доктрине «Панча сила». В Нусантаре насторожились тем, как на доселе мирных хизбов повлияли арабская весна и появление запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ). Однако опрошенные «НГР» эксперты говорят: пойти по пути запрета ХТИ, как это сделано в России, помешают специфические реалии политической коньюктуры Нусантары.

Несмотря на географическую оторванность от «большого континента», хизбы Нусантары пристально отслеживают мировые события и стараются в них участвовать. Начиная с 1990-х годов они, презрев собственную доктрину отказа от насильственных действий, воюют в Афганистане на стороне «Талибана». В нулевых годах их окончательно растормошила арабская весна. В конце марта 2013 года в Джакарте, в мечети «Аль-Бина», состоялась конференция ХТИ по ситуации в Сирии, где помимо последователей учения Такиуддина Набхани (основатель ХТИ) участвовали все желающие. В ходе мероприятия джихадисты Нусантары выразили свою поддержку «освободительной борьбе против диктаторского режима Башара Асада». «Сирийские мусульмане воюют не только против убийцы невинных людей Башара Асада, но и за всемирный халифат», – заявил участник конференции, представитель отделения ХТИ в Юго-Восточной Азии Тун Келана Джайя.

Похожие акции солидарности с «сирийской революцией» проходят в Индонезии регулярно, и практически каждый раз их инициатор – Партия исламского освобождения. Атмосфера этих мероприятий, если судить по видеотрансляциям, схожа до мелочей с акциями ХТИ в России. Та же атрибутика: контаминация черных флагов с белой шахадой (исповедание веры на арабском языке) и белых с черной шахадой. Такая же раскачка аудитории часто повторяющимися возгласами «Аллах акбар!».

Решение властей Индонезии о запрете ХТИ уникальное, потому что со времен первого лидера ХТИ в этой стране, выходца с Ближнего Востока Абдрахмана аль-Багдади, ни разу не замечалось, чтобы «исламские освободители» выступали против властей и вообще как-то пытались дестабилизировать ситуацию. Но так выглядит ситуация в глазах госбезопасности Индонезии. Независимые наблюдатели считают иначе. В частности, международная неправительственная организация International Crisis Group (ICC, штаб-квартира – Брюссель) связывает индонезийскую ХТИ с террористической организацией «Джемаа исламийя», причастной к терактам на Бали в 2002 году, когда смертники совершили серию самоподрывов на курорте Кута-Бич, а также серии терактов в разных местах Индонезии в период с 2000 по 2002 год.

Существует мнение, что Индонезия используется «террористическим интернационалом» как рекреационная база, где джихадисты отдыхают и лечатся. Согласно этому мнению (которое, в частности, подкреплено доводами ICC), отдыху террористов в Индонезии способствуют легальные в этой стране и мирные по характеру ячейки ХТИ. Такая практика нормальна для ХТИ во всем мире. В ячейках ХТИ в Узбекистане, России, Украине и других странах спецслужбы часто фиксировали затаившихся там террористов, слившихся в целях конспирации с относительно «мирным» контингентом этих ячеек. К примеру, среди хизбов Узбекистана в свое время прятались от правосудия боевики «Исламского движения Узбекистана» (запрещено в РФ). Между ХТИ и матерыми джихадистами есть многочисленные случаи обратной связи. Самый известный террорист ИГ из Юго-Восточной Азии, индонезиец Бахрун Найам, претендент на пост «наместника» ИГ в Юго-Восточной Азии, – выходец из ХТИ. Упомянутая сложная широкая сеть горизонтальных связей по всему миру позволяет говорить о том, что ХТИ Нусантары действует не сама по себе, а в рамках исламистского проекта общемирового масштаба.

Источник «НГР» в мусульманском сообществе России сообщил, что «Хизб ут-Тахрир» в Индонезии, как и в других странах мира, – своего рода «бесплатное приложение» к «Братьям-мусульманам» (запрещены в РФ). «Есть точная информация, что «Братья-мусульмане» имеют касательство к развитию в Индонезии системы исламского банкинга. Власти Индонезии используют исламские финансы как драйвер социально-экономического развития страны, поскольку иных альтернативных драйверов нет. Экономика Нусантары, если убрать исламские финансы, будет типичной постколониальной экономикой третьего мира». К тому же исламский банкинг, как сообщает источник, создает безболезненные для властей клапаны для социальных протестов. «Официальная Джакарта продолжает следовать антикоммунистическому курсу 1960-х годов, когда коммунисты объявлялись террористами. Сейчас коммунистов не уничтожают, но левым дорога во власть закрыта. Исламисты воспринимаются как куда более лояльные участники общественно-политической игры, чем левые. Поэтому намерение властей запретить доселе близких им «Хизб ут-Тахрир» может быть пересмотрено».

Аналогичное мнение высказал «НГР» военный эксперт Анатолий Цыганок, доцент факультета мировой политики МГУ. «В 2019 году в Индонезии будут президентские выборы, на которых правящие сейчас в стране националисты из Демократической партии борьбы будут выставлять своего кандидата. Националистам нужно добиться поддержки среди мусульманского электората, который находится под влиянием «Хизб ут-Тахрир». Эти запрещенные в России террористы делают себе хороший пиар на теме социальной справедливости. Они занимаются благотворительностью, понятно, что не по доброте душевной». Цыганок сообщил, что вопрос о запрете ХТИ в Нусантаре встал еще в конце мая с.г. Тогда МВД и спецслужбы обеспокоились тем, что доселе «мирные» «Хизб ут-Тахрир» уезжают в ИГ. «Джакарта выработала формулу дипломатического ответа на то, если какой-то индонезиец замечен в преступных деяниях за рубежом. Там на этот счет говорят: раз он покинул страну, он не наш. Но насчет ИГ у Джакарты серьезное беспокойство: террористам ИГ свойственно устраивать теракты не только в Сирии, но и на родине».

Уже на подготовительной стадии запрета ХТИ, говорит эксперт, Джакарта встретила противодействие со стороны исламского политического сектора. «Против выступили имеющие сильное электоральное влияние исламские партии. В Партии звезды и полумесяца заявляют, что запрет «Хизб ут-Тахрир» осложнит отношения правительства с мусульманами. Хоть ХТИ не участвует в местной политической жизни, ее уважают в мусульманском сообществе, она легальна. «Как легальное движение, ХТИ имеет право оспорить свой запрет через суд, и в «Звезде и полумесяце» считают, что у адвокатов ХТИ в суде есть хорошие шансы. Плюс к тому, сыграет фактор общеполитической коньюктуры. Нынешний президент Индонезии Джоко Видодо – светский националист. Ориентированную на светский национализм Джакарту уже более 10 лет обвиняют в проведении антиисламского курса. Но это не так. Начиная с 2001 года по настоящий день светски ориентированные власти страны позволяли ХТИ легально развиваться». «И вот парадокс: против хизбов куда более активно, чем светские силы, выступает «Нахдатуль Улама» – существующая с 1926 года системная умеренная исламская партия, – отмечает Цыганок. – «Нахдатуль Улама», обосновывая свое неприятие ХТИ, заявляет, что проповедуемая теми идея халифата враждебна доктрине «Панча сила». Но на самом деле умеренные исламисты защищают свое угасающее влияние на духовную и теневую политическую власть».

Анатолий Цыганок соглашается, что через индонезийские сети в ХТИ могут укрываться и воюющие в ИГ боевики из бывшего СССР: «Раньше они отдыхали и лечились в Турции. Но после терактов лета прошлого года в Турции, где были замечены выходцы из России, МВД Турции ставит этому потоку заслон. Географически близкие к Индонезии Малайзия, Филиппины и Таиланд давно замечены как места залегания террористов. Базы ХТИ в тропической стране, которых не трогают власти, могут быть хорошим убежищем для каких-нибудь ваххабитов с Северного Кавказа».

Востоковед Сергей Демиденко предположил, что в тихой заводи Нусантары боевики из России могли проходить подготовку по части ведения информационных войн. «Отказавшись от тактики насилия, «Хизб ут-Тахрир» сконцентрировались на интеллектуальной подготовке своих сторонников, – сказал эксперт «НГР». – Последователи Набхани избрали своим оружием слово, радикальный дискурс». Что касается террористической перспективы по типу ИГ, говорит Демиденко, то у Индонезии, как и у всей Юго-Восточной Азии, такая перспектива туманна. «Это не Ближний Восток. Местный ислам плотно интегрирован с политеизмом, индуизмом, буддизмом, и потому там вероятность появления джихадизма в редакции ИГ крайне низкая. Из Индонезии, конечно, ездят в ИГ и другие террористические группы. Но таких людей мало». С Демиденко не соглашается Цыганок: «Специфика террористической деятельности сейчас такова, что упор делается не на количество «штыков», а на их качество, боевой потенциал. Боевики из исторически индуистско-буддийского ареала Юго-Восточной Азии в ИГ зарекомендовали себя харизматичными проповедниками, готовыми повести за собой массы, и отмороженными террористами, которые ни перед чем не остановятся».


Источник ng.ru/ng_religii


Делайте добрые дела вместе с порталом Богослов.ru

Поддержим проект по адаптации трудных подростков http://www.nachinanie.ru/Project/Index/75310

Как тень следует за телом, так и милость за смиренномудрием (прп. Исаак Сирин)

Другие новости раздела Религия и мир
Другие новости
август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс  
1 2 3 4 5 6  
7 8 9 10 11 12 13  
14 15 16 17 18 19 20  
21 22 23 24 25 26 27  
28 29 30 31  

добавить на Яндекс добавить на Яндекс