Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Церковная жизнь в узком понимании не всегда обеспечивает автоматическое разрешение всех душевных проблем: интервью с Дмитрием Семеником

20 июля 2017 г.
Можно ли совместить современную психологию и христианский взгляд на жизненные кризисы и проблемы? Эффективна ли психологическая помощь по интернету? На вопросы протоиерея Павла Великанова отвечает главный редактор группы сайтов perejit.ru Дмитрий Семеник.

Протоиерей Павел (Великанов): Дмитрий, мы с вами встречались лет восемь тому назад на одной из секций Рождественских чтений, где Вы делали сообщение о группе сайтов «Пережить.ру». Расскажите, пожалуйста, о ваших проектах, в каком состоянии они сегодня находятся?

Дмитрий Семеник: Одиннадцать лет назад в связи с личным кризисом, связанным с расставанием с женщиной, на которой я собирался жениться, мной был создан сайт perejit.ru, помогающий переживать расставание, развод. В основе этого сайта были знания святых отцов православия, а главной формой подачи информации были интервью с православными психологами, священниками. Также работа велась и ведется в виде гостевой книги и форумов, то есть люди пишут свои просьбы о помощи, и им отчасти специалисты, а в большей степени добровольцы, отвечают, беседуют с ними, утешают и советуют.

Этот сайт, в отличие от моего первого сайта чисто для православных ioann.ru, вызвал очень большой отклик, оказался очень востребованным. Поэтому работа велась очень активно, и в процессе этой работы вскрывались новые проблемы, сопряженные с этой темой. Это тема вообще построения отношений любовных, семейной жизни. Тема заговоров и приворотов, а также гаданий. Тема суицида, к попыткам которого часто приводит расставание. И поскольку первое направление у нас было очень успешным не только в плане посещаемости, но и в плане результативности нашей работы, я пошел по пути создания новых отдельных сайтов по каждому направлению.

Вы говорили о кольце сайтов.

На сегодня работает одиннадцать сайтов. Можно было пойти по пути создания одного мегасайта, но так как каждая проблема требовала своего подхода и с разными проблемами люди приходят в разном состоянии, поэтому разные сайты – разный дизайн, разные темы статей, разный подход к общению на форумах. К настоящему моменту у нас имеются сайты по всем наиболее более серьезным кризисным ситуациям:

  • расставания, разводы – сайт perejit.ru;
  • мысли о суициде и депрессия – сайт pobedish.ru;
  • любовь и семейная жизнь – realove.ru;
  • форум о любви и семейных проблемах – nelubit.ru;
  • гадания, привороты, заговоры – сайт zagovor.ru;
  • насилие – сайт vetkaivi.ru;
  • переживание тяжелых болезней – boleem.com;
  • смерть близкого человека – memoriam.ru;
  • сайт realisti.ru – сайт по различным мировоззренческим рубрикам, о большом количестве проблем;
  • сайт grozniedni.ru – как жить во время войны. Был создан недавно в связи с событиями на Украине;
  • сайт vospit.ru – о воспитании детей.

За эти одиннадцать лет мы прошли очень большой путь, потому что, насколько мне известно, до нас в России никто в подобном масштабе не занимался помощью людям через интернет. Когда мы еще только начинали брать интервью у психологов и приглашать их для общения на форумах, очень многие из них сомневались в том, что так возможно помочь. Все они говорили, что нужны консультации очные. Опыта не было ни у кого – ни у нас, ни у психологов. Постепенно этого опыта набирались. Вскоре и мы, и сами психологи убедились, что помогать можно, хотя такая помощь имеет специфику, это сильно отличается от того, что происходит на очной консультации. За годы работы актив проекта, не все с дипломами по психологии, стали большими специалистами именно в помощи через интернет. Выработаны подходы к тому, как это делать. Особая сложность в том, что мы не ориентируемся на какую-то узкую группу людей, скажем, чисто православных или, наоборот, не православных. Мы стараемся действовать максимально широко, быть понятными и доступными всем. Естественно, если мы имеем дело с нецерковным человеком, в очень многих кризисных ситуациях помогает ознакомление с азами православия. Сделать это очень сложно, потому что у огромного количества людей есть предубеждение против православия. Поэтому мы почти перестали брать интервью у священников.

C чем это связано? Это явление последних лет?

Это было самого начала, но в последние годы, с момента антицерковной компании, которая года три назад прошла в соцсетях, все это усиливается на глазах. Как и многие другие деструктивные явления, вообще духовная деградация народа происходит стремительно. Мы перестали брать интервью у священников, потому что уже само имя автора, его облик отпугивали многих людей. Поэтому стараемся те же самые истины преподносить устами журналистов, психологов.

На мой взгляд, это самый реальный путь миссионерства, когда человека сначала пожалели, потом помогли ему, давая знания из православия ровно в той мере, в какой они необходимы именно ему в его ситуации, с учетом того, что и в какой форме он способен сейчас воспринять, потом можно пойти дальше.

В частности, очень простая вещь, такая как краткая молитва за человека – «Господи, благослови его» – очень для многих людей становится дверью к духовной жизни, потому что она очень доступна и эффективна. Мы рекомендуем ее во всех ситуациях, когда необходимо избежать болезненных мыслей о человеке, когда человек, с которым расстались, либо предал, либо, может быть, был насильником в той или иной форме... Мне запомнились слова одной девушки, которая, придя на наш сайт, стала так молиться о бросившем ее мужчине и, по ее словам, ощутила одновременно облегчение и буквально «скрежет зубов» злых духов, которые становились бессильны в этот момент. Известно, что любое страдание при любом кризисе обусловлено не самим кризисом как таковым, а ложными мыслями, внушаемыми злыми духами. Они нас мучают, эти мысли. Например, в случае расставания типичные мысли: «Я больше никогда такого не встречу», «Меня больше никто не полюбит», «Теперь я никогда не стану счастливой», «Теперь мне незачем жить». Вот в этот момент, когда она стала так молиться, бесы стали бессильны. И для нее это стало очень сильным аргументом в пользу истинности православия, существования духовного мира. Она воцерковилась. Это происходит с очень большим количеством людей, посетивших сайты...

То есть за десять лет много наработано в искусстве изменения мировоззрения человека. Вообще, любому психологу известно такое понятие, как «сопротивление»: у человека сложилось свое представление о себе и проблемной ситуации. Пока он эти ложные убеждения не преодолеет, он не сможет разрешить свои проблемы. Но что-то в нем сопротивляется этим открытиям, поэтому разные психологические школы предлагают разные способы преодоления этого сопротивления. И у нас выработаны свои способы, причем даже без очного контакта, за счет искусно написанных материалов.

Меня очень смущает сама постановка вопроса – возможность помощи человеку, оказавшемуся в критической ситуации, без живого общения с ним. Почему? Настолько отличается опосредованное общение от непосредственного общения, что, мне кажется, зачастую складывается картина очень неадекватная, предвзятая. Я могу судить даже о внутрисемейных отношениях, когда, например, муж с женой, молодой человек с девушкой оказываются в состоянии острого конфликта и разлада по причине того, что большую часть общения они осуществляют опосредованно. И когда они видят друг друга, когда они могут посмотреть в глаза и сказать все то же самое, что писали в электронных письмах, чатах – то ситуация совершенно по-другому разрешается. У меня большое недоумение по поводу того, что вы утверждаете, для вас это очевидная истина, что тут нет никаких проблем, что уже отработан механизм оказания помощи людям без реального знакомства с ними, без общения с ними. Меня это как-то смущает.

Да, я понимаю ваше смущение. Постараюсь объяснить. Прежде всего, знакомство в интернете такое же реальное, как и в кабинете. Да, в интернете задействуется меньшее количество чувств, труднее наладить диалог, зато так многим людям гораздо легче рассказать о своих проблемах с максимальной откровенностью. Во всяком случае, в кабинете тоже не все очевидно, и докопаться до сути проблем почти так же трудно, как и в интернете.

Дело в том, что в любой конфликтной ситуации каждый участник имеет ложное представление о себе и о ситуации. И если он, допустим, пишет на форуме о своей проблеме или приходит и рассказывает батюшке, естественно, он представляет свое видение картины. И когда потом к батюшке приходит вторая сторона конфликта, он узнает вторую сторону медали, и его впечатление может изменится на противоположное.

Мы столкнулись с этой проблемой еще в начале нашей деятельности и, естественно, постепенно ее решали. Во-первых, увидели некий набор этих ложных идей, которые владеют людьми, – те самообманы, которые присутствуют. По сути дела, это очень узкий набор диагнозов, свойственных каждой кризисной ситуации. Это можно сравнить с закупоркой определенных сосудов. И вот, каждый наш материал по определенной проблеме представляет собой попытку вербально «прочистить» те или иные «сосуды».

Каждая проблема у нас имеет несколько уровней решения: вначале нужна срочная помощь, а затем человек при желании может избавиться от корня проблемы, чтобы она не повторилась в будущем. Например, при расставании, как я уже говорил, боль – от навязчивых ложных мыслей, а не от самой ситуации. Мы подсказываем, как от этих мыслей избавиться (лучшее средство – молитва). Второй уровень работы – понять, почему тебе в этой ситуации так плохо. И скорее всего, там обнаружится любовная зависимость как несовершенное устроение личности. И потом человек читает о том, как ему перестать быть зависимым, стать свободным.

Конечно, если человека схватить, образно говоря, привязать за руки и за ноги к кровати, больше вероятности, что операцию удастся довести до конца. В интернете он может уйти в любой момент. Но в интернете действует закон больших чисел: если в сутки на наши сайты приходит 60 тысяч человек, большинство уйдут ни с чем, но несколько сот или тысяч получат свою пользу. Однако дело не только в этом законе. У нас большое количество отзывов от людей, которые работали с психологом, месяцами ходили на консультацию, был этот диалог, был профессионал, который мог помочь человеку познать себя, а в итоге они приходили к нам на сайт – и получали облегчение уже через несколько часов. То облегчение, ту помощь, которую не могли получить от месяцев очной работы с психологом, особенно с психологом-атеистом.

Максимальная индивидуальность у нас достигнута в нашей «Заочной школе Любви», которая работает уже больше трех лет. У пользователя Школы нет нужды, читая статьи, гадать, что в них относится к нему, где его место в описанных семейных системах. В каждом курсе этой Школы человек проходит десятки тестов, в результате чего получает такую объективную картину, которую ни самостоятельно, ни с психологом он бы не сформировал. Потому что психолог к этому идет более долгим, сложным путем. Нужно очень много консультаций, чтобы психолог приблизился бы к такому точному представлению о клиенте.

Знаете, у меня все таки есть какое то недоумение, потому что то, что вы описываете, очень похоже на механистический подход. Есть некие маркеры, которые объективно считываются, из них можно выстроить алгоритм. Конечно, да. И в церковных правилах тоже можно видеть определенный алгоритм. Но когда мы начинаем применять его к конкретной личности, все рассыпается. Настолько личность любого человека больше, глубже, сложнее и тоньше, чем любые эти алгоритмы, что я с трудом могу поверить, что можно найти «волшебный ключик», который открывает все человеческие души, и все станет хорошо. Мне кажется, что речь идет об очень узком сегменте людей, которым это помогает и с которыми это работает. Я не отрицаю, что это работает. Но это далеко не широкий пласт. Вы же не знаете, кому это не помогло. У вас есть свидетельства тех, кто использовал и для кого это было эффективно, но у вас же нет свидетельств тех, которые это пытались использовать, а оно не сработало. Они вам не будут писать об этом.

Правильнее назвать этот подход не механистическим, а системным. Некоторые пользователи Школы так и писали нам в отзывах, удивленные самим подходом и его результатом: «Оказывается, и в лечении души возможна систематизация!»

Но что здесь сомнительного для грамотных православных? Ведь православная наука духовной борьбы – это стройная, целостная, системная наука. Есть точное представление о страстях, об их взаимодействии, о том, как с какими страстями и в какой последовательности бороться. Есть система различения помыслов, есть лестница восхождения к любви и так далее. Поэтому любой человек, прочитав соответствующие книги, способен научиться правильно ставить себе диагнозы и лечить свои душевные пороки. Кроме случаев особенно тяжелой прелести, у грамотного православного нет нужды собирать консилиум старцев, чтобы те решили, чем же он болен – блудом или чревоугодием.

Так же и в нашей деятельности: системный подход возможен и приносит хорошие результаты. Разумеется, есть люди, которым не помогло. Но такие люди есть везде. Есть люди, которым не помогла Церковь, которым не помогли врачи, много тех, кому не помогли психологи. Тем не менее, это не узкая прослойка. Конечно, самая широкая прослойка – это те, кто считает себя ни в чем не виноватым: «Пусть лучше мир прогнется под нас». Но такие люди не пойдут никуда – ни в храм, ни к психологу и даже вряд ли купят книжку по саморазвитию или психологии. А вот среди людей, которые хотят разобраться в себе, тех, кому нравится наш подход, много. В нашей Школе снимается много барьеров: поиск психолога и недоверие к нему (к нам очень часто приходят по рекомендации близких, кто уже пользовался, да и на самом сайте отзывов множество), не нужно откровенничать перед чужим человеком (это очень высокий барьер), не нужно куда-то ехать, не нужно платить большие деньги.

Основных факторов, сужающих прослойку тех, кто готов получать помощь у нас, два. Первый – православие, которое проглядывает во многих моментах и отпугивает тех, кто его ненавидит. Второй – прямой разговор об ошибках и недостатках человека (в частности, нелицеприятные заключения тестов). Далеко не все к этому готовы, у многих есть смутное представление, что они обратятся к психологу, тот будет их жалеть, оправдывать, поддакивать им, и в итоге проблема каким-то образом разрешится. Мечта абсолютно неоправданная.

Я считаю, что если человек способен получить помощь от общения с психологом или священником, он, безусловно, сможет получить помощь и таким образом. Это даже легче для него, и намного.

Расскажите поподробней об этой школе: что в ней происходит, кому она адресована, что это такое вообще?

Как родилась идея этой школы? Общаясь на наших сайтах, форумах, в гостевых книгах, мы видели, что многим людям не удается помочь просто потому, что они ленятся делать то, что им предлагаем. Хотя бы пройти на сайт и прочитать определенную статью. Они прибывают в растерянности, выбор между статьями – это уже труд, ведь материалов много. Сил у них хватает только на то, чтобы жаловаться на форуме на свою тяжкую долю. Лет десять назад у меня появилась мысль, что хорошо бы дисциплинировать таких людей, выстроить для них последовательность того, что они должны прочитать и сделать, в виде некоего курса. В течение семи лет идея развивалась, кристаллизовалась и в итоге была реализована. Движок пришлось разрабатывать с нуля, готовых таких тогда не было, и он получился удобным для пользователей, по их оценке.

Школа – это нечто среднее между помощью психолога и курсом обучения. При этом все полностью автоматическое. Человек выбирает курс на определенную тему, например: «Пережить расставание», «Из несчастного стать счастливым», «Преодолеть страхи», «Преодолеть зависимость», «Преодолеть одиночество» и др.

Курс – это последовательность шагов, часть шагов это чтение материалов и упражнения, а часть шагов это тесты. Сначала, как правило, идет тест, который выявляет либо пробелы знаниях, либо некие психологические проблемы. И потом идут материалы на эту тему. Естественно, уже понимая, в чем его проблема, человек с гораздо с большим интересом прочитывает их и берет на заметку те вещи, которые ему следует сделать для того, чтобы начать эту проблему решать.

Сейчас в школе зарегистрировано уже более 20 тыс. человек. За все время были всего лишь один-два отрицательных отзыва, остальные все положительные. Разумеется, до конца курса доходит не всякий человек. Способность довести дело до конца – это и есть то самое деление, которое отличает человека на способного или неспособного получить пользу. Сейчас дистанционное обучение в мире очень распространилось, поведение аудитории неплохо изучено. Известно, что в любых дистанционных курсах до конца доходят меньше половины. Не всем хватает воли, заинтересованности, трудолюбия, времени. Сколько мы теряем за счет слабостей человека, а сколько – за счет каких-то наших просчетов, мы не знаем, но наш процент завершения примерно такой же, как и в других дистанционных образовательных проектах по всему миру.

Хочу отметить такой момент. Еще создавая сайт perejit.ru одиннадцать лет назад, я ориентировался строго на нецерковную аудиторию. Потому что как человек, начавший вхождение в церковь со штудирования большого количества святых отцов, полагал, что все церковные люди хорошо знают науку духовной борьбы и поэтому должны легко переживать любые кризисы. И все сайты, и Школа так и делаются, чтобы быть доступными и понятными максимально широкой аудитории. Но в итоге оказалось, что святых отцов православные почти не читают и в кризисы оказываются на наших сайтах. В той же Школе у нас среди закончивших курсы около половины православных.

Как вы можете объяснить, это не парадокс? Ведь декларируется прямо противоположное, что если человек приходит в церковь, он получит едва ли не гарантированное разрешения своих душевных проблем?

Я и сам когда-то так думал, и до сих пор очень многие сочтут крамолой попытку поставить эту идею под сомнение. Однако опыт и нашей работы, и общение с православными психологами, которые имеют дело с большим количеством церковных людей, говорит о том, что, к сожалению, церковная жизнь в узком понимании не всегда обеспечивает автоматическое разрешение всех душевных проблем. И монахини лежат в психологических клиниках порой. Есть некоторые душевные проблемы, которые почему-то не решаются сами по себе, без специальных усилий. Или, по крайней мере, решаются гораздо медленнее и тяжелее.

Можно я немного вклинюсь с некой гипотезой? Как бы вы прокомментировали утверждение, что в нашем церковном сознании почему-то произошло поглощение вопросов жизни души тем, что мы называем «духовной жизнью»? Вот есть у человека тело, оно живет определенными принципами: когда у нас болит зуб, мы идем к зубному врачу. А здесь душа, есть законные алгоритмы душевной жизни, потребности и так далее. У нас есть дух, самое высшее проявление в человеке, которое связывает его с Богом. Определенная часть православных людей утверждает, что если эта точка находится в соприкосновении с Богом, все остальное автоматически выстраивается вокруг этой точки. Есть другая позиция: если у нас болит зуб, мы не идем читать акафист, а направляемся к зубному врачу. Существуют душевные проблемы, которые автоматически религиозной жизнью не будут разрешаться. Они будут только усиливаться, они будут накапливаться до какой-то возможно критической отметки, если ими человек не будет прицельно заниматься.

Первые мои годы в Церкви, до развития этой группы сайтов, я был ближе к первой точке зрения, а теперь ближе ко второй. Моя духовная жизнь несовершенна, мне очень далеко до святых, поэтому я не могу сказать, что опытным путем проверил: такие-то и такие-то душевные проблемы чисто церковными средствами не решаются. Но я уверенно могу сказать, что в ряде проблем наработки психологии могут очень сильно облегчить многим людям достижение вполне духовных целей и, в частности, исполнить заповедь «постоянно радуйтесь».

При этом я не считаю психологию неким аналогом медицины. Медицина – это все-таки наука, основанная на объективных данных, полученных в результате научных опытов. Что же касается психологии – это некий набор очень разных, взаимопротиворечащих теорий, в которых далеко не все объективно. Святоотеческое учение гораздо более научно, чем психология, оно целостно, системно и безошибочно.

Тем не менее многие православные, даже грамотные, нередко получают пользу от психологии и психологов. Я не могу объяснить, почему некоторые моменты не разработаны в святоотеческих трудах. Кстати, наиболее значимые из этих моментов, их не так много, я собрал в брошюру «Разобраться в себе». Она вышла в издательстве Даниловского монастыря пару лет назад. Допечатывалась, но сейчас уже ее нет в продаже.

Какие, например, это моменты?

Психология помогает выявить некоторые душевные проблемы, препятствующие нам в достижении определенных добродетелей. Например, многие из нас ощущают явный недостаток любви к другим людям. Годами и десятилетиями бьемся, а продвижения к цели почти нет. В такой ситуации стоит посмотреть, как у вас дела с самопринятием.

Тема «нужно ли любить себя?» среди православных много обсуждается, и есть диаметрально противоположные на эту тему взгляды. Одна точка зрения – надо от себя отрекается и себя не любить. Другая точка зрения опирается на цитату из Евангелия: «Возлюби других, как самого себя». Мол, как любить других, если себя не любишь?

Так вот, оставив сложную тему любви к себе, можно воспользоваться более простым понятием «самопринятие», которое нам дала психология. Человек либо принимает себя, либо не принимает. В самом слове все объяснено. Нормальным самопринятием обладает мало людей, потому что оно не в полной мере формируется в том случае, если ребенок не получил достаточного количества принимающей любви от родителей. А так как семьи разрушаются, полных, здоровых семей все меньше и меньше, людей со сниженным самопринятием огромное количество. Если человек не принимает себя, то он не принимает и других. Осуждает, конфликтует и не знает того, что не другие плохи, а у него самого есть проблемка.

Православный в такой ситуации борется со страстью осуждения. Из святых отцов он знает, что надо молится за человека, которого осуждаешь. Ходит и говорит: «Господи, помилуй его». Но лукавый хитер, и зачастую и эта молитва звучит с осуждением, мол, «Господи, помилуй этого негодяя». Человек годами трудится, а осуждение остается. Я по себе это знаю, проходил этим путем. И может оказаться, что тем якорем, который его держит и не дает продвинуться, является сниженное самопринятие, что на самом деле он не принимает их, потому что не принимает себя, а не потому что злой.

Он не разрешает самому себе быть самим собой.

Можно сказать и так. Увидев корень этой проблемы – отношения с родителями – и начав работать над ними, человек может сравнительно быстро повысить свое самопринятие и продвинуться в деле принятия окружающих. И осуждение куда-то вдруг девается.

Сниженное самопринятие делает для нас недоступной даже любовь между мужчиной и женщиной. Вместо любви – любовная зависимость, то есть болезненная эгоистическая страсть.

Не очень понимаю, какой смысл вы вкладываете в понятие «любовная зависимость».

Любовная зависимость – это страсть. Отличия от любви какие? Любовь – это желание добра человеку, зависимость – это желание обладать человеком. Любовь делает человека более счастливым, зависимость – это страдание. Ревность тоже является следствием любовной зависимости. Любовная зависимость – стремление утолить жажду тепла и принятия, которого нам недодали родители. Зависимый человек постоянно ждет знаков принятия, восхищения, любви, но никто неспособен постоянно осыпать нас такими знаками. Жажда зависимого человека не может быть утолена другим человеком. Поэтому зависимый постоянно требует, мучает человека, которого якобы любит. Такие отношения тяжелы для обоих и часто заканчиваются разрывом.

Механизм образования любовной зависимости такой же, как и у других зависимостей: недостаточная любовь родителей приводит к алкогольной зависимости, наркотической, игровой зависимости; корень один.

Недоутешенный человек все равно будет искать какое-то утешение.

Да. У православных есть выход, которого нет у других людей: обратиться к Богу с тем, чтобы Он восполнил эту нашу жажду любви. Основных направлений работы над самопринятием два. Первый – обращение к Богу, но уже сознательно, с пониманием, что вот не просто есть Бог, Он нас любит и может помочь нам с деньгами, работой и рождением ребенка. Необходимо желание вступить с Ним в более близкие отношения, даже в более близкие, чем с самыми близкими людьми, потому что никакие люди не могут дать нам той любви, в которой мы нуждаемся. Второй – это работа с родителями, то есть улучшение отношений с ними различными психологическими и непсихологическими методами. Важно, чтобы мы улучшили свое отношение к родителям, а не их к нам. Поэтому это в нашей власти. У христиан есть заповедь о почитании родителей, а психология помогает нам понять некоторые последствия ее неисполнения.

Не так давно я встретил у отца Гавриила Бунге мысль о наличии разрыва предания в святоотеческой аскетике. Образно говоря, мы имеем ноты, но не умеем по ним играть. Все это на самом деле было работающим, действенным у практиков, но сегодня у нас из практиков почти никого не осталось, зато книжки есть у всех. Получается, мы берем партитуру, но нам никто не показал, какой клавише на пианино соответствует та или другая нота. Получается, мы играем гениальное произведение Моцарта, но не в той тональности, не теми нотами, в итоге получается у нас какофония. Но поскольку в заглавии подпись «Вольфганг Амадей Моцарт», мы утверждаем, что это и есть идеальное звучание гениального композитора. Вам не кажется, что ответ в этом?

Смотря что он имел в виду. Если речь о том, что раньше в православии умели выявлять то, что теперь называют сниженным самопринятием, и аналогичные существенные прроблемы, то я сомневаюсь. Даже не могу предположить, кто имеется в виду под этими практиками. Например, святые духовники Оптиной пустыни, насколько мы знаем по книгам схиархимандрита Агапита, подобными вопросами не занимались. Тогда кто?

Моя основная версия в том, что раньше институт семьи находился в более благополучном состоянии. Не было такого количества матерей-одиночек, было больше полных семей, поэтому вот это явление сниженного самопринятия было более редким. А это корень еще многих проблем.

Мне сложно согласится с вами. Потому что если мы посмотрим на образ жизни обычной крестьянской русской семьи, где огромное количество детей, где все пашут, в прямом смысле этого слова, то предполагать, что все дети были все долюбленными и получали много родительской ласки, как-то у меня язык не поворачивается. Я знаю реальные примеры, где в больших крестьянских семьях дети вырастали настоящими волчатами и потом свою детскую боль проецировали на свои семьи. Говорят: «Мы росли, как трава во дворе, никто нами не занимался. Не всегда были голодны – и тому были рады». Поэтому не знаю. Я не готов здесь полностью поддержать вашу мысль, потому что другие были проблемы, но эти проблемы были не менее важными, чем сейчас. По крайне мере, сейчас нет темы повальной детской смертности. В каждой семье умирал в течении первого года каждый третий, и еще каждый второй – в течении первых пяти лет. Там было достаточно жестко, более чем было достаточно серьезных травм и психических и душевных. Так что не знаю.

Я предложил бы другую гипотезу. Наверное, процесс секуляризации, который активно происходил в XX веке, создал некое разрежение в обществе, где уже невозможно было прикрываться шаблонными ответами, которые для религиозной среды стали уже постоянными и не работающими. Эти декларации правильных вещей на практике уже не работали, и, естественно, эту нишу надо было кем-то заполнять. И здесь уже включается совершенно светская психология, которая работает с человеческой душой. Очень важная задача сейчас стоит в том, чтобы понять, как эти открытия, эти достижения в психологии можно было бы перенести и применить в церковной среде, в области религиозной жизни. И я не верю, что можно разработать некий механический алгоритм переноса или соединения этих двух очень сильно отличающихся операционных систем: психологии и христианства. Есть какое-то пространство, где они могут пересекаться, где может быть общая площадь, но так, чтобы можно было транслировать одно в другое... Это две принципиально важных экзистенциальных установки. Есть Бог или нет Бога? Что есть человек? Какие процессы происходят в человеке?

И психология, и христианство формируют мировоззрение человека, определяют его поведение с близкими людьми, учат преодолевать конфликтные ситуации и внутренний дискомфорт. В общем, их области влияния на человека плотно пересекается. Поэтому разделить их можно только одним способом: христиане не должны касаться психологии, а интересующиеся психологией должны, как огня, беречься храмов. Но потеряют от этого и те, и другие. Наш опыт, проверенный уже сотнями тысяч людей, говорит о том, что применение православия и лучшего из психологии в, так сказать, едином терапевтическом комплексе возможно и очень плодотворно. При этом из психологии мы взяли не так много.

А что самое яркое, на ваш взгляд, самое действенное и работающее вы взяли из психологии светской, что из вашей практики, что действительно работает?

Понятия самопринятия и зависимости оказались ключиком к огромному количеству проблем. Без них было бы очень сложно решать очень многие семейные конфликты или переживать кризисы.

Для православных особо ценно также понятие ложного чувства вины, которое многие церковные люди путают с покаянием, а оттого и покаяния истинного не знают, и постоянно пребывают в унынии. Ложное чувство вины отличается от трезвого тем, что реальная вина – это вина в конкретном реальном поступке. А ложное чувство вины – это вина за то, что от тебя не зависит (давайте забудем свои грехи и будем каяться, например, в цареубийстве) или общее ощущение виноватости: «Я такая грешная, что нет смысла разбираться, в чем конкретно». Это ложное чувство вины во многом определяется инфантильностью, представление о природе которой также хорошо разработано психологами.

Спасибо большое. Хотелось бы услышать о ваших дальнейших планах. Как вы видите свое место в этой деятельности в этом направлении?

Качественно новых ступеней, вроде создания Школы, в планах пока нет. Не осенило. Развиваемся вглубь: новые темы, новые статьи, новые курсы, технические доработки.

Хотелось бы, чтобы наши книги, которых у нас больше двух десятков, снова лежали на полках российских православных книжных магазинов. Не только румынских. К сожалению, позиция Издательского совета такова, что миссионерством и борьбой с абортами должны заниматься светские издательства, и если даже книга хороша, ее можно похвалить в рецензии, но гриф ей не положен. (Гриф положен только книгам, переполненным именами святых и цитатами из них, что снижает миссионерский эффект практически до нуля, так как «внешних» такая форма подачи информации распугивает, как луч света тени.) А без грифа мало кто из православных издательств готов издавать книги на тему расставаний, профилактики суицидов, абортов и науки жить в семье.

Хотелось бы более широко познакомить с нашими наработками священников и семинаристов. Из нашей команды добровольцев один человек уже стал священником, другой учится в семинарии, готовится им стать. (Так мало, потому что 95% помогающих – женщины.) И опыт участия в проекте помогает им лучше понимать тех людей, которые обращаются (или будут обращаться) к ним за помощью. Но для этого не обязательно участвовать в проекте, можно просто почитать наши сайты или пройти курсы.

Еще мы очень нуждаемся в помощи доброго и опытного священника на нашем форуме о любви и семейной жизни. Батюшка, который помогал, по независящим от нас обстоятельствам отошел от дел, и мы пока не нашли замену.

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (2)

Написать комментарий
#
25.07.2017 в 07:19
интересно
Ответить

#
24.07.2017 в 08:31
Полностью согласна с Дмитрием. Православная церковная жизнь и психология (с верующим психологом) в современных реалиях необходимы людям. Психология, та, о которой говорит Дмитрий, помогает лучше понять святых Отцов, которых да, мы мало читаем, если читаем. В связи с чем, смею предположить, что "принятие себя" у святых - это смирение. Смирение перед тем, что до конца жизни будешь впадать в грех, но от этого не отчаиваться нужно, а на исповедь бежать как только этот грех совершил и принимать ближнего со всеми его ошибками. Понимание простых истин, сказанных святыми, человеку в наше время информационной войны, проще, когда психология, своими секулярными понятиями ("принятие себя"), современным языком, подведет к этим истинам. Спасибо, Дмитрию за его работу!
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс