Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Священники-выпускники Московской Духовной Академии военного ведомства г. Москвы в контексте Первой мировой войны

5 июня 2017 г.
С каждым годом от нас все дальше трагические события Перовой мировой войны, находить сведения о них все труднее. Об участии священников в военных действиях расскажет этот доклад, прочитанный на научной студенческой конференции «Актуальные вопросы современной богословской науки», прошедшей в МДА 1-2 мая 2017 г. Публикуется в авторской редакции.

История, являясь областью знаний о деятельности, мировоззрении, социальных связях человечества в целом, дает возможность рассмотреть под различными углами точек зрения накопленный опыт человечества.

Как отмечает в своей статье «Начало конца Российской империи» профессор, доктор церковной истории, доктор богословия протоиерей Владислав Цыпин: «Сто лет назад, в конце февраля – начале марта 1917 года, произошли события, которые в молниеносно короткий срок изменили государственный строй России и послужили запалом для смуты, превзошедшей по масштабу потрясений ту, которую наша страна пережила и преодолела тремя веками раньше»[1].  

В последнее время идет активное взаимодействие Русской Православной Церкви и Вооруженных Сил Российской Федерации. В данном докладе автор обращается к теме, которая актуальна и сегодня, – это священники-выпускники Московской Духовной Академии военного ведомства г. Москвы в контексте Первой мировой войны, деятельность и подвиги которых практически не освещалась в исторической науке.

За последние годы этому вопросу было посвящено немало работ, и тема о православных священнослужителях военного и морского ведомств давно уже не является не разработанной, как это было в конце XX в. Однако же описание деятельности православного духовенства в указанное время сводилось в основном к рассказам о героических поступках священнослужителей и отдельным примерам их взаимодействия с нижними чинами армии или влияния на воинов.

В целом и статистика, и географический профиль, и возраст, и соотношение черного и белого духовенства, и какие-то интересные случаи, и те же биографии в отдельном военном ведомстве того или иного Военного округа оставались полностью не раскрыты.

В связи с тем, что 26 января 1918 года Советом народных комиссаров был принят нормативный правовой акт о переходе Советской России на григорианский календарь – «Декрет о введении в Российской республике западноевропейского календаря», в настоящем исследовании датировка событий до принятия декрета будет выполнена по гражданскому,  юлианскому календарю, который использовался в Российской Империи до революции, а после утверждения все даты – по григорианскому.

Начавшаяся 28 июля 1914 г. Первая мировая война, вошедшая в историю как один из самых широкомасштабных вооруженных конфликтов в истории человечества, практически не застала врасплох ни одно государство, т. к. все участники кампании готовились к ней задолго.

Что касается отдельных органов власти, функционирующих в Российской Империи, то наиболее подготовленным к началу военных действий оказалось военное министерство, а также представители военного и морского духовенства, куда входили православные священнослужители военного ведомства г. Москвы, принимавшие участие за несколько дней до начала Первой мировой войны в Первом съезде представителей военного и морского духовенства, на котором решили достаточное количество насущных вопросов, касающихся деятельности духовенства в военное и мирное время.

Около четырнадцати священников занимались окормлением военнослужащих армии Российской Империи в г. Москве к началу боевых действий. Что касается представителей православного духовенства, которые были выпускниками Московской Духовной Академии и окормляли полки, входящие в состав военного ведомства г. Москвы, то к началу Первой мировой войны в количественном их составе насчитывался один священник. Им являлся Ливенцов Николай Павлович[2], полковой священник 12-го гренадерского Астраханского полка.

Его биография – это жизнь священнослужителя военного ведомства Российской империи до 1914 года – времени, когда начнется Первая мировая война. Иерей Николай Павлович Ливенцов родился в 1852 году в Тульской епархии. С 18 сентября 1877 года являлся учителем Тульского реального училища. В 1878 году окончил Московскую Духовную академию. С 1878 года – смотритель Мещевского духовного училища. В 1887 году стал священником 4-го гренадерского Несвижского полка. В 1889 году перемещен в лейб-гвардии Уланский полк. С 1893 года в лейб-гвардии Финляндском полку. В 1903 году стал полковым священником 12-го гренадерского Астраханского полка. В 1903-1905 гг. – благочинный 3-й гренадерской дивизии. Также в 1905 году получил орден св. Анны 3-й степени.

Сама деятельность православного духовенства военного ведомства г. Москвы перед началом боевых действий по окончании Первого всероссийского съезда представителей военного и морского духовенства сводилась к тому, чтобы самим священнослужителям быть готовыми к выступлению в поход с бригадой, частью, дивизией или корпусом и подготовке военнослужащих к исполнению своего воинского долга с учетом их православного мировоззрения.

К сожалению, нельзя обойти стороной проблему, которая возникла с самого начала Первой мировой войны и которая останется опухолью для армии до конца военных действий, – нехватка православного духовенства в Вооруженных Силах Российской Империи.

Следует отметить, что со времени начала боевых операций на фронтах сильно поредел состав православного духовенства военного ведомства г. Москвы. Дело было не в гибели или ранениях священнослужителей, а в том, что большая часть духовенства, уходившего на фронт в составе своих частей, была либо уже в пожилом возрасте, либо не имела опыта военной и походной жизни.

В приказе по ведомству Протопресвитера военного и морского духовенства за № 55 от 19 июля 1914 года говорится: «Священник церкви 12 Гренадерского Астраханского полка Николай Ливенцов согласно прошению, по болезни, увольняется от службы по военно-духовному ведомству в отставку,.. в Калужское Епархиальное ведомство, на его место назначается священник Московской епархии, кандидат богословия Феодор Мальцев»[3].

Итак, одного священника-выпускника Московской Духовной Академии сменил другой пастырь, также бывший воспитанником образовательной системы академии.

Мальцев Феодор Митрофанович[4], полковой священник 7-го гренадерского Самогитского графа Тотлебена полка, родился 12 декабря 1869 года в с. Хмельник Подольской губернии. До 1892 года был священнослужителем Вологодской епархии. Был вдовцом. Дети: Алексий (1901 г.р.). С 1892 по 1897 гг. был вольнослушателем Московской Духовной академии. До 21 апреля 1915 г. был священником Московской епархии. С 21 апреля 1915 года по 1916 гг. был священником 7-го гренадерского Самогитского графа Тотлебена полка. С 1916 года священник 4-го Особого пехотного полка Русского корпуса в Македонии. 1917 год – Георгиевская медаль «За храбрость» 4-ой степени № 948291 «за самоотверженное исполнение своих обязанностей под огнем неприятеля, с явной опасностью», после 1918 года – сан протопресвитера. Скончался 4 октября 1965 года в возрасте 95 лет в городе Нови Сад в Югославии.

Другим примером стал священник 192-го пехотного Рымнинского полка Филипп Петрович Горбаневский[5], который родился в семье дьячка в 1869 году. Он окончил Донскую семинарию. С 1892 года был священником в станице Глазуновская, потом – в слободе Степановка-Греков. Там организовал приходское попечительство и церковно-приходскую школу, и это в разгар голода. Вдовец. После смерти жены, в период с 1897 по 1903 гг. являлся учащимся Московской Духовной академии. В 1903 году был зачислен вольнослушателем в Коммерческий институт. С 1903 по 1915 гг. был преподавателем Елисаветинской женской гимназии. В 1915 году уходит добровольцем на фронт, зачислен в 192-й пехотный Рымнинский полк. За несколько дней до смерти, 4 мая 1915 года, отец Филипп шел впереди полка в наступление, подавая пример солдатам, впервые попавшим под огонь. Господь уберег пастыря от вражеской пули, хотя его могучая фигура и представляла отличную мишень для врага. «4 мая 1915 г. о. Филипп впереди шедшего в атаку полка личным примером ободрял новичков, впервые попавших под огонь тяжелой артиллерии»[6]. В одном из своих писем о. Филипп писал, характеризуя свое пастырское служение: «Каждый решил: к смерти будь готов каждый миг»[7]. «Удивительно, – передавал потом капитан, который присутствовал на позиции, когда 8 мая 1915 года тяжелый снаряд ударил в окоп, где находился батюшка, по обыкновению бывший на передовой линии, у "земляков", – просит откопать; говорит, что скоро умрет; весь в крови; а смотрит веселыми глазами...»[8]. Умер священник Филипп Горбаневский 9 мая 1915 года в госпитале, «смертью философа и христианина отошел в вечность добрый пастырь и отважный человек»[9].

Боевые подвиги священнослужителей военного ведомства г. Москвы были ярчайшими примерами той деятельности, которую должен был вести православный пастырь в условиях, так описанных о. Филиппом Горбаневским: «От смерти не уйдем. Конечно, сердце бьется усиленнее, и мысль работает лихорадочно, вспоминаешь прошлое, но нужно быть спокойным и спокойствие вселять в окружающих…»[10].

Следует отдельной строкой выделить еще одного выпускника Московской Духовной Академии, который относился к Варшавскому Военному округу. Александр Павлович Вознесенский, полковой священник 149-го Черноморского полка, являющийся кандидатом богословия, автором акафиста святому Вячеславу и объемного труда по гуситскому движению, родился в 1862 году 11 августа в с. Николо-Замостье Мологского уезда Ярославской губернии. Окончил духовное училище, после которого – Ярославскую духовную семинарию. С 18 октября 1885 года после окончания курса Ярославской семинарии по 2-ому разряду служил в сане диакона с. Климонтин Ярославской епархии. С 1889 года согласно прошению перемещен диаконом в Богоявленскую церковь. Согласно прошению, затем перемещен диаконом в церковь свт. Димитрия Ростовского, что при Ярославской Духовной семинарии, с утверждением в должности эконома Ярославской Духовной семинарии 20 августа 1890 года. Женился после семинарии. В 1893 году, после смерти жены, поступил в Московскую Духовную академию, которую окончил в 1897 году. С 1897 года – диакон на вакансии псаломщика российской церкви в г. Прага в Чехии. 1904-1908 гг. – окормлял 207-й пехотный резервный Кишиневский полк. Благочинный 52-й пехотной резервной бригады. 1908-1915 гг. – 149-й Черноморский полк и благочинный 38-й пехотной дивизии. В 1910 г. был награжден камилавкой, 6 мая 1913 года – наперстным крестом от Святейшего Правительствующего Синода, 31 июля 1913 года получил набедренник. В 1914 году был делегатом от Варшавского Военного округа на I съезде военного и морского духовенства. Насколько яркой личность был этот пастырь в мирной жизни, настолько геройским было его поведение на войне. «Он, – писал об отце Александре священник Григорий Кармазин, – с крестом в руке неоднократно водил полк в атаку, шел с цепями по полю брани, под огнем напутствуя и погребая». При отходе полков дивизии 8 июля у м. Покрой, он с вечера до глубокой ночи совершал погребение павших героев под сильнейшим огнем тяжелой артиллерии противника. 2 июля 1915 года (практически посмертно) был награжден наперстным крестом на Георгиевской ленте от Его Императорского Величества. 6 августа 1915 года убит. В день своей гибели отец Александр, отслужив литургию, пошел окроплять солдат в окопах. Когда пастырь переходил от одного окопа к другому, он был смертельно ранен и скончался через десять минут.

За весь 1915 год православное духовенство – выпускники Московской Духовной Академии, являющиеся представителями военного ведомства г. Москвы, показали свою подготовленность к ведению пастырской деятельности не только в мирное время, но и на полях сражений. Показатель этой деятельности – настроение воинских частей, где они пребывали, и их боевые заслуги на полях сражений 1915 года. По замечанию кандидата исторических наук А.Р. Утигеновой: «Духовный аппарат управления на театре военных действий почти не имел недостатков»[11].

1915-1916 гг. – период времени для российской армии, когда вера военнослужащих проходила настоящее испытание и продолжавшейся войной, и революционной и антивоенной пропагандой. Неизменным для военнослужащих оставался православный священнослужитель, переносящий все эти передряги плечом к плечу с солдатами.

Резкое изменение настроений в армии в 1917 г., Февральская революция, отречение императора давали новый виток для решительных действий и определенной реакции православного духовенства военного ведомства. Такой реакцией стал, хоть и с запозданием, Второй съезд делегатов военного и морского духовенства, состоявшийся 1-11 июля 1917 года в г. Могилеве по инициативе протопресвитера Г.И. Шавельского, среди которых отсутствовали выпускники Московской Духовной Академии.

Следует отметить, что многие пастыри, пришедшие на службу из епархий, желали уйти из армии и скорее вернуться домой к своему постоянному месту служения. Некоторые и оставались, т. к. боевые действия происходили там, где уже не оставалось целых храмов, а села и другие поселения разграблялись мародерами.

Начавшиеся гонения на Русскую Православную Церковь в 1918 году, полная демобилизация и разложение старой армии к марту 1918 года, антирелигиозная политика Совета народных комиссаров вынудили к решительным действиям представителей православного духовенства. Так, по оценке российского исследователя С. Базанова, немецкое наступление, начавшееся в феврале 1918 года показало, что армия старого режима прекратила свое существование[12].

Православное духовенство, священнослужители-выпускники Московской Духовной Академии, либо оставалось в составе добровольческой армии, либо, как показывает пример бывшего полкового священника 7-го гренадерского Самогитского графа Тотлебена полка Мальцева Феодора Митрофановича, входило в штат другой поместной Церкви[13].

3 марта 1918 г. в Брест-Литовске представителями Советской России с одной стороны и центральных держав, т. е. Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства с другой был подписан Брестский мирный договор, который ознаменовал поражение и выход Советской России из участия в Первой мировой войне.

После этого деятельность священнослужителей-выпускников Московской Духовной Академии, являющихся представителями военного ведомства г. Москвы, в рядах вооруженных сил сводилась к передаче остатков церковной утвари и сохранением ее в ведении епархиального духовенства и местных церквей[14].

Следует отметить, что православное духовенство военного ведомства г. Москвы в период Первой мировой войны на разных этапах боевых действий сталкивалось с проблемами, которые с успехом преодолевало. Но антивоенная и революционная пропаганда, вскармливаемая самой государственной системой и поддерживаемая офицерским составом, разрушила всю эту деятельность, уничтожая традиции полков, а также посеяла неопределенность в рядах священнослужителей военного ведомства г. Москвы, что вылилось впоследствии в попытку сохранения данного института в добровольческой армии.



[1] Цыпин Вл., прот. Начало конца Российской империи: [Электронный ресурс] / Прот. Вл. Цыпин // Московская Духовная Академия. URL: http://www.mpda.ru/site_pub/4750979.html (дата обращения: 01.04.2017).

[2] Капков К.Г.  Памятная книга военного и морского духовенства Российской Империи XIX — начала XX вв.: Справочные материалы. / К.Г. Капков. — М.: «Летопись», 2008. С. 205.; ЦИАМ. 229. Московская Духовная Академия, г. Москва. 1802 – 1921 гг. Оп. 4. Д. 2135. Личное дело студента Николая Павловича Ливенцова (17 августа 1873 г. – 18 января 1878 г.).; ЦИАМ. Ф. 1639. Церкви ведомства духовного правления при Протопресвитере военного и морского духовенства. 1799 – 1918 гг. Оп. 1. Д. 208. Метрическая книга 1896 – 1899, 1906 – 1918 гг. Казанской церкви 12го Гренадерского Астраханского полка.

[3] Приказы по ведомству Протопресвитера военного и морского духовенства // Вестник военного и морского духовенства. 1914. № 17. С. 600.

[4] Капков К.Г. Священники-кавалеры Императорского Военного ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия. / К.Г. Капков. — М.-Белгород: «Летопись», Духовно-просветительский центр имени митрополита Макария (Булгакова), 2012. С. 184, 495, 749-750, 786-787.; ЦИАМ. Ф. 229. Московская Духовная Академия, г. Москва. 1802 – 1921 гг. Оп. 4. Д. 2284. Личное дело студента Феодора Митрофановича Мальцева (7 августа 1892 г. – 29 июля 1896 г.).

[5] ЦИАМ. Ф. 229. Московская Духовная Академия, г. Москва. 1802 – 1921 гг. Оп. 4. Д. 990. Личное дело студента Филиппа Петровича Горбаневского (4 августа 1898 г. – 4 июня 1904 г.).; ЦИАМ. Ф. 1174. Московская елисаветинская женская гимназия, г. Москва.Оп. 1. Д. 3. Протоколы заседаний педагогического совета гимназии (25 августа 1911 – 25 апреля 1917 гг.).; Пастыри на войне. Христианин. 1915. № 8. С. 541-544.; Капков К.Г.  Памятная книга военного и морского духовенства Российской Империи XIX — начала XX вв.: Справочные материалы. / К.Г. Капков. — М.: «Летопись», 2008. С. 509.; Капков К.Г. Священники-кавалеры Императорского Военного ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия. / К.Г. Капков. — М.-Белгород: «Летопись», Духовно-просветительский центр имени митрополита Макария (Булгакова), 2012. С. 390, 664-665.; Сергиевский И., свящ. Священник Филипп Горбаневский. / Свящ. И. Сергиевский // Вестник военного и морского духовенства. – 1915. - № 11-12. – С. 367-368.; Титов А. Священник – герой. / А. Титов // Вестник военного и морского духовенства. – 1915. – № 13-14. – С. 424-428.

[6] Титов А. Священник – герой. / А. Титов // Вестник военного и морского духовенства. 1915. №13-14. С. 424.

[7] Там же. С. 428; Капков К.Г. Священники-кавалеры Императорского Военного ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия. М.-Белгород: «Летопись», Духовно-просветительский центр имени митрополита Макария (Булгакова), 2012. С. 665.

[8] Пастыри на войне. // Христианин. 1915. № 8. С. 544; Титов А. Священник – герой. / А. Титов // Вестник военного и морского духовенства. № 13-14. С. 425.

[9] Титов А. Священник – герой. / А. Титов // Вестник военного и морского духовенства. 1915. № 13-14. С. 425.

[10] Титов А.Священник – герой. / А. Титов // Вестник военного и морского духовенства. 1915. № 13-14. С. 427.

[11] Утигенова А.Р. Военное духовенство на фронтах Первой Мировой войны. [Электронный ресурс] / Всероссийский конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков - молодым» // URL: http://ist-konkurs.ru/raboty/2014/1531-voennoe-dukhovenstvo-na-frontakh-pervoj-mirovoj-vojny (дата обращения: 25.05.2015).

[12] Базанов С.Н. Право умереть за Родину. «Батальоны смерти» в Русской армии в 1917 году. / С.Н. Базанов // История: газета. — Изд. дом «Первое сентября», 2008. — № 21.

[13] Капков К.Г. Священники-кавалеры Императорского Военного ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия. М.-Белгород: «Летопись», Духовно-просветительский центр имени митрополита Макария (Булгакова), 2012. С. 749.

[14] О демобилизации священников из армии в связи с расформированием воинских частей (23 сентября 1917 г. - 30 июня 1918 г.). // РГВИА. Ф. 15566. Оп. 1. Д. 3. Л. 190 об.

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс