Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Византийские гости – молчаливые свидетели нашей общей истории

14 февраля 2017 г.
В Третьяковской галерее посетителей ждёт выставка “Шедевры Византии”, завершающая перекрёстный Год культуры России и Греции.

“Какой из представленных экспонатов вы считаете наиболее ценным?” - самый неприятный вопрос журналистов, доводящий организаторов выставки буквально до нервного тика.

В экспозицию входят 18 экспонатов, датируемые концом X – началом XVI века. За каждой иконой, за каждой рукописью, за каждым стежком воздуха (расшитого покрова) стоит огромный труд исследователей, реставраторов, хранителей. Третьяковке дорогой ценой (в обоих смыслах) достался этот показ, который изначально планировался на октябрь 2016 года. Поэтому вопрос об уникальности того или иного экспонируемого предмета вообще не должен возникать, категорично отрезала куратор выставки Елена Саенкова.

 
Фото: http://mos-holidays.ru/vystavka-shedevry-vizantii/

Согласно этой идее построено и всё пространство выставки (дизайн: Ф. Ю. Талыбов). Объекты размещены не по хронологии (как в соседних залах, посвящённых древнерусскому искусству) и не по месту возникновения (которое определить порой сложнее, чем дату).
 
При входе в зал прямо перед собой видишь икону “Богоматерь Кардиотисса” (“Сердечная”) критского художника Ангелоса Акотантоса XV века, которая является условным венцом экспозиции. Она расположена в противоположном конце зала, поэтому до неё ещё предстоит дойти.
 
А следующее, что сразу привлекает внимание – рельефное изображение великомученика Георгия на двусторонней иконе XIII века (на обороте – предположительно великомученицы Марина и Ирина). Двусторонние иконы использовались в церемониальных шествиях (вроде крестных ходов) или размещались в храме таким образом, что одна сторона была обращена к прихожанам, другая – к алтарю и священнослужителям. В зале можно увидеть ещё несколько двусторонних икон, но рельеф – для иконографии вообще редкость. Также именно здесь ясно прослеживается переплетение восточного и западного (ведь совсем свежо предание о крестоносцах).

 
Ангел. Фрагмент иконы "Великомученик Георгий, со сценами жития. Великомученицы Марина и Ирина (?)". Двусторонняя икона. XIII век. Дерево, резьба, темпера. Византийский и Христианский музей, Афины

Оформителями выстроены своеобразные блоки, напоминающие отдельные арочные пролёты, и в них сделаны окна для икон. Получается, что почти у каждой иконы есть своё собственное пространство, где существует только она одна, не образуя ансамбля с “соседями”, но при этом можно найти такую точку обзора, что сквозь окна будут видны другие герои (сразу нескольких блоков, так как они расположены не в одну линию, а как бы расходясь лучами от условного центра).
 
Благодаря таким решениям эксподизайнера у зрителя есть возможность сравнить стили мастеров разных веков (что меняется, а что художники сохраняют, какие каноны смело нарушают, а какие берегут в качестве эстетической нормы, найденной и сформированной предыдущими поколениями).
 
Если двигаться к концу экспозиции (от “Кардиотиссы” Ангелоса), открывается самый древний экспонат выставки (тщательно спрятанный от только что вошедшего в зал посетителя) – процессионный крест X века. Несмотря на древность икон, большинство из них - не под стеклом, а крест, рукописи и другие предметы литургического обихода им защищены.


Процессионный крест. Конец X века. Серебро, позолоченное серебро, гравировка, чернь. Музей Бенаки, Афины

Причём сзади креста – зеркало, и образы с обеих сторон креста звучат ярче в этом серебряном тройном обрамлении. Сегодня мы гордимся лазерами и нанотехнологиями (и здорово, что они у нас есть), но люди около тысячи лет назад могли своими руками сделать изображение размером с двухрублёвую монету, выписав не только лики, обрамлённые аккуратными локонами, но и живую, выразительную мимику.
 
К сожалению, с иконами за их долгую жизнь не всегда так бережно обращались, как в музеях (в Третьяковке или в их родных греческих, откуда они привезены (Византийский и Христианский музей, музей Бенаки, собрание Э. Велимезиса – Х. Маргаритиса). На произведениях древних мастеров много увечий, ран как от природных явлений (пожары и т.д.), так и от рук человеческих. Религиозные фанатики-иноверцы, захватывающие византийские земли, с лютой ненавистью уродовали иконы, выцарапывая глаза, лики. Страшные борозды на дереве – символ победы одних и угнетения, унижения других. Искалеченные живописные образы, молчаливые свидетели истории, лишившиеся лиц, красноречивее многих описаний тех времён.

 
Фото: http://mos-holidays.ru/vystavka-shedevry-vizantii/

Левон Нерсесян (старший научный сотрудник Третьяковской галереи, специалист по древнерусскому искусству) говорит, что, конечно, широкая публика не обязана разбираться в символике цвета, композиции, жестов, позы (выставка будет крайне интересна специалистам в этой области), но хорошо, если зритель попытается сфокусировать зрение на красоте произведения, абстрагируясь от большого числа разрушений, потерь на иконах.  Утрачено многое, и это надо принять, но главное – что осталось, сохранилось от искусно воплощённых в живописи идей автора.
 
Залы древнерусского искусства уступают по популярности залам с картинами Врубеля, Левитана, Нестерова и т.д. Благодаря тому, что новая выставка вмонтирована именно в комплекс залов постоянной экспозиции древнерусского искусства (логика очевидна), появился лишний повод заглянуть к нашим мастерам XI-XVII веков. И многие гости, следуя от византийцев к русским иконописцам, довольно восклицали: “А наши-то ничуть не хуже!”

Источник rewizor.ru
Другие новости раздела Византология
Другие новости
февраль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс  
1 2 3 4 5  
6 7 8 9 10 11 12  
13 14 15 16 17 18 19  
20 21 22 23 24 25 26  
27 28  

добавить на Яндекс добавить на Яндекс