Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Молитвы утренние и вечерние в составе печатных сборников частного молитвенного обихода: возникновение и путь в московскую книжность

8 февраля 2017 г.
Настоящая статья написана по материалам доклада, прочитанного 30 сентября 2016 г. на научно-богословской конференции кафедры Филологии МДА «Таинство слова и образа», посвященной памяти профессора МДА М.М. Дунаева. В статье рассмотрена история возникновения и формирования первых печатных собраний утренних и вечерних молитв в составе келейного правила. Автором исследования выделены основные этапы этого процесса, на каждом из которых отслеживаются изменения состава молитв. Делается попытка анализа вклада тех редакторов-составителей, которые оказали наиболее значительное влияние на историю печатной традиции утренних и вечерних молитв.

 PDF-версия статьи

Путь печатных собраний утренних и вечерних молитв от их возникновения до того, как они закрепились в книжной традиции Московского Печатного двора (МПД), для более удобного рассмотрения можно органично разделить на несколько этапов. Каждый из этих этапов имеет свои хронологические рамки и локализацию по месту издания основных источников, через которые последовательно происходила передача текста собраний молитв.  Схема передачи текста собраний молитв вечерних и утренних от возникновения до появления в московских книгах.

1. Начальный этап (1596-1622)

1.1 Молитвы повседневные (Вильно, тип. Братства, 1595/96)

Незадолго до заключения Брестской унии[1] Виленское православное братство развернуло активную деятельность по обеспечению полноценной церковной жизни для православного населения Великого княжества Литовского (ВКЛ). Связано это с предшествующей бездеятельностью епископов ВКЛ в данном отношении, что впоследствии усугубилось отпадением иерархов Западнорусской митрополии в унию с Римом и начавшимися открытыми гонениями на православных — бывшую паству. Одним из приоритетных направлений деятельности Виленского братства наряду со строительством собственного Свято-Духова храма (от которого Братство и получило впоследствии свое именование) и устроением братской школы[2], стало собственное книгоиздание. Была оборудована братская типография, первые книги которой вышли в 1595 году, а именно Псаломница[3] и сборник «Молитвы повседневные»[4]. Последняя книга уникальна тем, что ее можно назвать первой среди изданий церковнославянской печати в нескольких отношениях:

  • это первая книга-молебник, содержание которой составляли исключительно собрания молитв и текстов для совершения келейного правила по уставу конкретной православной общины — Свято-Духова братства[5];
  • в этой книге впервые предложены для совершения келейного правила собрания молитв, полной аналогии которым не находится в предшествующей рукописной традиции сборников подобного рода;
  • здесь впервые напечатан составленный свт. Кириллом Туровским (XII в.) цикл молитв на каждый день седмицы, широко представленный в восточно- и южнославянской книжности списками XIII-XVI вв.

Собрание молитв свт. Кирилла занимает основную часть сборника по объему. Употребление этих молитв изначально предполагалось свт. Кириллом как дополнение к службам суточного круга (т. е. к последованиям Часослова)[6]. Несколько молитвенных собраний из книги, на наш взгляд, имеют местное происхождение — скомпилированы книжниками Свято-Духова братства. Судя по составу молитв, вошедших в собрания, видно, что редактор-составитель использовал характерные для восточнославянской книжности XVI в. тексты, однако результатом компиляции стали вполне самобытные подборки. Первым из таких собраний укажем «Молитвы при святой литургии» (числом 24), отдельные элементы которого встречаются в древнейших рукописях[7]. Наконец, ряд собраний ежедневных молитв, четко привязанных к суточному богослужебному кругу: молитвы полунощные (числом 6), утренние (5) и «на сон грядуще» (4)[8].

Особо следует сказать о молитве «Безгрѣшне едине, Тебе молю» из полунощных: здесь под одним заглавием помещены два текста. Первый из них — молитва с алфавитным акростихом в греческом оригинале, а второй начинается после пометы «Зачало» словами «Полунощную хвалу приношу Ти, неусыпнымъ призри окомъ на мя»[9]. Печатная традиция сохраняет эту составную молитву лишь на начальном этапе.

1.2 Псалтирь с восследованием (Острог, 1598)

Псалтирь с восследованием (Острог, 1598)Практически синхронно с книгоизданием Свято-Духова братства в Вильне активизируется деятельность типографии князя Константина Острожского в его имении[10]. Оба книжных центра внесли определяющий вклад в развитие и распространение собраний молитв келейного правила. Однако на материале их книгопечатного наследия можно заметить существенное различие редакторского подхода этих двух издательств в указанном вопросе:

а) состав сборника «Молитвы повседневные» отразил собой устав Виленского Свято-Духова братства (а впоследствии и одноименного монастыря) относительно келейного правила, тогда как Острожская типография не выпустила подобного сборника (т. е. по типу Молебника), поскольку организована была при академии, где вряд ли предполагался общий устав келейных молитв.

б) состав сборника частной молитвы, выпущенного в Остроге, отражает устоявшуюся к концу XVI века восточнославянскую традицию Псалтири с восследованием: это заметно как по названию книги, так и по характеру состава, который вполне соответствует универсальному набору глав Псалтири с восследованием, как это отражено в рукописях этого типа XV-XVI вв. из фундаментального собрания Свято-Троицкой Сергиевой лавры (СТСЛ)[11], а также в первой печатной Псалтири с восследованием, вышедшей в 1625 году в Москве.

Редактором-составителем Псалтири с восследованием (Острог, 1598) был руководитель Острожской типографии Василий Суражский. Наиболее самобытной частью названного сборника оказывается Молебник[12], в начале которого помещены  собрания молитв «на нощь» и «от сна вставши». Сопоставление состава рассматриваемых последований острожской книги с виленским сборником показывает, что Василий Суражский взял за основу три группы молитв виленской традиции (полунощные, утренние и «на сон грядуще»), преобразовав их в два последования, в каждом из которых поместил по тринадцать молитв:

1) последование молитв «от сна вставши» — это объединение полунощных и утренних молитв виленского сборника, из которого исключены две молитвы[13], а добавлены несколько молитв, традиционных для московских рукописей, где они сопровождают наиболее употребимые каноны[14];

2) последование молитв «на нощь» составлено на основе молитв «спальных» из рукописных сборников московской традиции[15], к которым добавлены некоторые молитвы из первого издания «Молитв повседневных» (а именно, из последования «на сон грядуще» и молитва «на сон»[16]).

Дальнейшее становление традиции келейных молитв утренних и вечерних связно с тем, что другие книжные центры приняли в качестве авторитета концепцию последований в редакции Василия Суражского.

1.3 Развитие устава келейных молитв Виленского братства

Состав текстов келейного правила по уставу Свято-Духова братства от издания к изданию увеличивался, впоследствии же претерпел принципиальную переработку, что отразилось начиная с 5-го издания «Молитв повседневных» (Евье, тип. Братства, 1615). До этого состав келейного правила в целом был ориентирован на первое издание (1595/96), что по отношению к собраниям молитв выражалось в сохранении трехчастности этих собраний: молитвы полунощные, утренние и «на сон грядуще».

После ряда полемических изданий Виленского братства в 1596 году с острой критикой Брестской унии типография Братства подверглась закрытию гражданскими властями. Не имея возможности восполнять недостаток необходимых книг, православным пришлось воспользоваться услугами типографии униата Леона Мамонича[17]. Здесь дважды выпущен для Свято-Духова братства сборник «Молитвы повседневные» — издания 1601 и 1609 гг. Новая типография Виленского Братства открылась в имении князя Богдана Огинского в местечке Евье, где выпущены еще два сборника, в которых состав текстов и собрания молитв келейного правила ориентированы на первое издание «Молитв повседневных»: 4-е издание «Молитв повседневных» (1611) и Анфологион (1613).

Общей тенденцией перечисленных изданий является постепенно увеличивающееся число молитв в собраниях под влиянием последований, составленных Василием Суражским. Наиболее сильно это влияние проявилось в Анфологионе:

1) в полунощных молитвах состав не изменяется, только после предначинательных молитв добавлен псалом 50;

2) в утренних молитвах состав расширен с пяти молитв до девяти за счет прибавления четырех из последования молитв «от сна вставши» по острожской Псалтири с восследованием (1598)[18];

3) из состава молитв «на сон грядуще» исключена «Что Ти принесу, или что Ти воздамъ», однако общее число молитв увеличилось с четырех до семи за счет прибавления четырех из молитв «на нощь» острожской Псалтири. В итоге новый состав молитв здесь практически соответствует традиции «молитв спальных» из московских рукописей.

Важным дополнением в Анфологионе стала глава «Всякому правовѣрному, хотящему спастись, да не будетъ лѣностно по молитвахъ на сонъ грядущихъ и сии молитвы с поклонениемъ коленъ по вся дни глаголати». Источником послужил текст «Егда хощеши взлещи спати, сице подобаетъ покланятися» из венецианских изданий типографии Вуковичей[19].

Принципиальная переработка состава молитв в последующих изданиях «Молитв повседневных», на наш взгляд, состоялась по причине изменения устава келейного правила Виленского братства. Это, в свою очередь, было обусловлено тем, что ведущую роль в жизни Братства принимает на себя новообразованный Свято-Духов общежительный монастырь. Его настоятель архим. Леонтий (Карпович, ок. 1580-1620) был также руководителем типографии Братства, редактором-составителем новых изданий[20], искусным переводчиком[21].

В переработанном варианте сборника «Молитвы повседневные» (издания 1615, 1621 и 1635 гг.) вместо прежних трех собраний молитв находим два — молитвы утренние и «на сон грядуще», повторяющие последования Василия Суражского[22]. Другой значимой для нашего исследования особенностью стало появление подборки канонов седмичных (на каждый день недели — свой канон), среди которых в издании 1615 г. для четверга предложен канон монашеский, что и позволяет говорить о влиянии монастырского келейного правила. Издание 1621 г. заменяет его на канон свв. апостолам, что сохраняется в издании 1635 г. и в «Полууставе» (1622). Это восстанавливает универсальность собрания келейного правила для всех членов Братства. Именно в таком уточненном составе собрание текстов из Молитв повседневных стало частью «Полуустава» (1622)[23], который был дополнен также рядом текстов келейного правила, а потому стал наиболее универсальным по составу сборником частного молитвенного обихода Виленского братсва.

1.4 Сборник «Полуустав» (Вильно, тип. Братства, 1622)

Сборник «Полуустав» (Вильно, тип. Братства, 1622)Новый сборник по своему содержанию представляет некий итог развития концепции келейного правила Виленского Свято-Духова братства. Происхождение названия «Полуустав» и назначение этой книги составители разъясняют в предисловии «К боголюбивому читателю»: «Далеко не всем возможно иметь при себе церковный Устав полностью[24]: с одной стороны, из-за скудости печатных изданий, а с другой, из-за объемности его, для того чтобы носить с собою. Выбрав из него наиболее часто употребляемые главы и связав в снопик книжицы малой (благодаря трудам духовным славной памяти пана Василия Малюшицкого, а иждивением священной памяти его милости пана Константина Константиновича князя Острожского)[25], нам удалось их собрать и «Полъуставом» назвать. Потому священноначалию нашему изволилось дать указание издать эти главы повторно[26]. Книжицу эту именуем Требником для мирских людей и всем ее предлагаем, поскольку содержит в себе и общее для всех и каждому лично необходимое»[27].

Видим, что «Полуустав» представлен издателями как повторное издание острожской Псалтири с восследованием (1598), однако соответствует ей более как тип книги, являя полную самобытность в части собрания текстов келейного правила. Единственно, в чем традиция Свято-Духова братства копирует сборник Василия Суражского — это два последования молитв: утренние и «на нощь»[28].

Остается добавить, что описанная нами традиция келейного правила Виленского братства сохранена вплоть до последнего издания «Молитвы повседневные» (Вильно, 1635), тогда как другие сборники[29] издания типографии Виленского братства более поздних годов теряют самобытность. В частности, их составители уходят от местной традиции молитв утренних и «на нощь», подчиняясь влиянию новой традиции — келейного правила Киево-Печерской лавры. Собственно поэтому и приходится назвать виленский «Полуустав» итоговым изданием выделенного нами начального этапа[30] бытования собраний келейных молитв.

2. Второй этап: традиция келейного правила Киево-Печерского монастыря (1625-1643)

2.1 Акафисты как сборник текстов келейного правила КПЛ

Возрождение Киево-Печерской обители как общежительного монастыря и центра православия Западнорусской митрополии состоялось в настоятельство архимандрита Елисея (Плетенецкого; ок. 1554-1624). Он также организовал при монастыре типографию (действует с 1616 г.) и просветительский кружок книжников, которые также стали и редакторами типографии. Сборник келейного правила по типу Молебника, названный Акафисты (тип. Лавры, 1625), выпущен здесь при преемнике архим. Елисея по настоятельству Захарии (Копыстенском). Последний до этого был печерским архидиаконом, духовным сыном и сподвижником архим. Елисея во многих начинаниях, в числе которых также книгоиздание.

Основу первого издания киево-печерского сборника келейного правила составили три акафиста[31], к которым добавлены собрания молитв «на сон грядущим» и утренних, а также текст «Наука о правиле» — перевод на «просту мову» наставления свт. Филофея (Коккина) «Предание къ своему его ученику, еже како внимательне сѣдети въ келии»[32]. «Наука о правиле»[33] содержит подробные указания о келейном правиле (рекомендации о составе, времени совершения), поэтому даже первое издание сборника следует признать Молебником, хотя и весьма краткого состава. Подтверждением этому служат последующие его издания, в которых число глав постепенно расширяется[34], так что третье издание (митр. Петра Могилы) приобрело вполне достаточный для нужд ежедневного келейного правила состав[35].

Что касается состава молитв «на сон грядущим» и утренних, то киево-печерские книжники создают свой вариант последований, опираясь на традицию келейных молитв Виленского братства:

1) из молитв «на сон грядущим» удалены четыре молитвы[36], что сделано для компенсации увеличения общего объема за счет добавленного в конце последования текста, который назван: «Поклонение на всякъ день монаху по правилѣ». После всего добавлены пять пунктов, руководствующих к испытанию совести, благодарению Богу и молитве своими словами с указанными внутренними расположениями.

2) из молитв утренних исключены две молитвы, которые имели в надписании определение «полунощные»: ко Господу и к Богородице[37]. Уже было отмечено, что первая из них состоит из двух разных молитв, чего, возможно, не заметил Василий Суражский, оставив их под общим надписанием.

Как видим, новообразованная традиция келейных молитв в киево-печерском сборнике Акафисты пошла по пути сокращения состава последований. Единственным добавлением стал чин «Поклонение по правиле», который перенесен с незначительной правкой в авторской редакции архим. Леонтия (Карповича)[38]. В чине собран ряд кратких молитвенных прошений с земным поклоном после каждого, обращенных ко Господу, Божией Матери и избранным святым[39]. Существенно отредактирован чин Поклонения при митр. Петре Могиле в третьем издании Акафистов (1636)[40], где добавлены три новых молитвенных прошения. В таком виде чин сохранялся практически во всех киево-печерских сборниках с келейными молитвами в составе до конца XVII века.

Появление чина «Поклонение по правиле» в уставе келейных молитв Киево-Печерского монастыря можно объяснить, обратив внимание на предисловие к Часослову (Киев, тип. Лавры, 1616). В предисловии архидиакон Захария (Копыстенский) говорит о значении служб суточного круга, добавляя затем пространное рассуждение о поклонах: «Счел я не неуместным предложить здесь и слово о земных поклонах, которые мы, сыны Восточной Церкви, совершаем припадая на колени и преклоняясь челом до земли, тем самым всеми составами плоти нашей сотворяя Богу поклонение»[41]. После многих примеров земного поклонения из Ветхого и Нового Заветов, а также святоотеческих наставлений, он увещевает хранить это Предание Церкви без изменения, не подражая легкомысленно «иным противу ходящим»[42], «чтобы не лишиться нам надежды спасения, отпав от изначально преданного отцами Церкви образа благочестия, и не унаследовать осуждения вместе с законопреступными»[43].

2.2 «Полуустав» митр. Петра Могилы (Киев, тип. Лавры, 1643)

«Полуустав» митр. Петра МогилыВ 1643 г. напечатан киево-печерский сборник для келейной молитвы по типу Псалтири с восследованием, в предисловии к которому митр. Петр Могила признает большим и значимым, по сравнению с иными многими своими «тщаниями»[44], избранное им дело издания этой книги «Полуустава», который издается «второй раз к общей пользе христиан, а впервые в типографии нашей Печерской»[45]. Нетрудно понять, что первым изданием здесь признан «Полуустав» Виленского братства (Вильно, 1622). Вместе с тем, на титульном листе книги присутствует двойное название: «Полуустав, или Правило истинного христианского жития», которое ясно соотносит сборник также и с острожским изданием 1598 г. Василия Суражского. Таким образом, на примере трех указанных изданий можно констатировать, что книгопечатание в Западнорусской митрополии поспособствовало окончательно оформиться и прийти к своему практическому закреплению концепции универсального сборника текстов частного молитвенного обихода[46]. Самобытной частью каждого из перечисленных сборников стало собрание текстов келейного правила, которое мы обобщенно назвали Молебником.

Переходя непосредственно к особенностям собраний молитв «Полуустава» отметим, что их состав очевидным образом опирается на уже сложившуюся киево-печерскую традицию в сборниках Акафисты (издания 1625, 1629 и 1636 гг.). Однако есть и отличия состава, соответствия которым можно указать в книгах Московского Печатного двора, что позволяет именно «Полуустав» митр. Петра Могилы считать источником заимствования для редакторов московского варианта традиции утренних и вечерних молитв, а именно:

«Полуустав» митр. Петра Могилы1) В молитвах «на сон грядущим» возвращена в состав молитва «Что Ти принесу, или что Ти воздамъ», которая печаталась во всех сборниках выделенного нами начального этапа. Здесь эта молитва единократно возвращается в киево-печерской традиции, тогда как последующие печерские сборники снова забывают о ней уже до момента ее возвращения в 1720-х/30-х гг. через московскую книжность.

2) В молитвах утренних возвращена в состав молитва полунощная к Божией Матери «Воспѣваю благодать Твою Владычице», история которой в печатных изданиях повторяет предыдущий случай. Исключена из состава краткая молитва «Господи Боже Вседержителю, приемляй отъ небесныхъ Твоихъ Силъ», оставшаяся, впрочем, в дальнейшей киево-печерской традиции молитв.

Следующее издание «Полуустава» (Киев, тип. Лавры, 1672) содержит собрания молитв келейного правила без описанных изменений в составе. В нем издатели возвращаются к традиции состава, который установился уже с первого издания в сборнике Акафисты[47] и в таком виде продолжал передаваться в его последующих изданиях.

Добавим, что репертуар изданий Печерской типографии с молитвами утренними и вечерними в XVII в. отличался разнообразием, как и состав молитв в этих изданиях. Например, Часослов с молитвам повседневными (тип. Лавры, 1657) в молитвах утренних имел состав, как в сборнике Акафисты, тогда как молитвы «на сон грядуще»[48] печатались, как в виленском сборнике Анфологион (1613).

3. Третий этап: молитвы утренние и вечерние в московких изданиях (1658-1701)

3.1 Прерванная традиция московской книжности

Для Московской митрополии период, известный в истории как Смутное время, явился препятствием развитию печатания богослужебных книг. Только в 1625 г. впервые издан сборник с текстами келейного правила в своем составе — Псалтирь с восследованием. Подготовлена к печати эта книга благодаря усердию справщиков МПД, старшим из которых был монах Арсений Глухой, вместе с которым трудились еще несколько выходцев из Троице-Сергиева монастыря из круга книжников прп. Дионисия (Зобниновского). Потому не дивно, что в части Молебника состав текстов восследования находит тесное соответствие с традицией келейного правила Троице-Сергиевой обители, как это отражено в сборниках XVI в. из фундаментального собрания рукописей CТСЛ. Наиболее заметно данное соответствие проявляется на примере молитв «спальных» и в собрании седмичных канонов.

Термин «молитвы спальные» соответствует надписанию в колонтитуле Псалтири с восследованием (МПД, 1625), которое, по всей вероятности, отражает обиходное название собрания молитв келейного правила, совершаемых непосредственно перед сном. Данное собрание исторически не имеет собственного отдельного заглавия, вместо которого изначально выступала вводная фраза «аще кто произволяетъ... чтетъ и молитвы сия», которая сохранена также в первом печатном варианте.

Самым ранним из известных нам источников этого последования является Устав Чудова монастыря[49] (рубеж 1360-х\70-х гг.), среди ктиторских глав которого находим собрание из пяти молитв, объединенных общим надписанием: «аще ли кто произвляетъ. наединѣ въ келии своей съвершаетъ и сия молитвы. егда должно есть спати иноку» (л. 9-9 об.). Следующим этапом популяризации этих молитв стало внесение их в состав Часослова сразу после повечерия в Псалтири с восследованием[50] свт. Киприаном, митр. Московским. Распространение эти молитвы получили сначала в книгах Троице-Сергиева монастыря, а затем и в других центрах книжности Древней Руси. Возможно, что появление данного собрания молитв стало неким прецедентом для русских книжников, чтобы составлять собственные собрания молитв для частного употребления. Такая творческая активность весьма заметна в рукописях, начиная со второй половины XV в., набирает же силу в XVI в. В это время происходит увеличение числа молитв в собрании «спальных», а также развивается состав собраний молитв «како начати правило», «от злых помыслов»[51], «от искушения во сне», «по заутрени». Последние молитвы встречаются реже всего, потому, очевидно, и собрание молитв утренних в печатных сборниках начинает образовываться практически «с нуля», а развитие состава совершается эклектично. Как показано выше, Василий Суражский объединяет два кратких собрания молитв из сборника Виленского братства, дополнив по своему усмотрению несколькими молитвами, которые не имеют в своем тексте «утренности». В то же время свой вариант молитв «на сон грядущим» тот же редактор четко выстраивает как расширенный вариант молитв «спальных» московской традиции.

Возвращаясь к традиции келейных молитв в изданиях МПД, можно констатировать, что троицкие справщики публикуют из общего числа собраний келейных молитв, существующих в рукописях, только молитвы «спальные» и устоявшийся для московской традиции чин «Како начати правило въ келии своей». И это при том, что тем же справщикам был хорошо знаком сборник Василия Суражского[52]. Таким образом, ни молитвы «на сон грядущим», ни молитвы утренние не были приняты из острожской Псалтири с восследованием в московские печатные издания как продукт сторонней традиции, не соответствующий местному уставу келейных молитв.

С 1636 г. теми же справщиками напечатано первое издание Канонника — исключительно как сборник текстов келейного правила. Здесь находим тот же вариант молитв «спальных» и чин «Како начати правило». Тексты эти стабильно сохранялись параллельно в переизданиях Псалтири с восследованием вплоть до книжной справы патриарха Никона: в новом варианте состава издания 1658 г. эти молитвы исключены. Концепция состава Канонника, начиная со второго издания (1641 г.), развивалась на МПД в отрыве от Молебника, представленного в составе восследования Псалтири, где изменений не было. Набор глав Канонника сильно изменялся, сохраняя при этом указанные собрания молитв.

3.2 Совмещение московской традиции келейного правила с киевской

Исследователями книжной справы XVII в. отмечено[53], что никоновские справщики активно привлекали в качестве источников текста так называемые «литовские книги»[54], среди которых особое значение придавали напечатанным при митр. Петре Могиле киево-печерским изданиям. Среди последних «Полуустав» (тип. Лавры, 1643) оказывается источником не только в области языковой справы, но вместе с тем и образцом в части состава текстов келейного правила. Его влияние в книгах МПД прослеживается как растянувшийся процесс, который начался при никоновской справе (1650-е гг.), а завершился при иоакимовской справе, точнее на начальном ее этапе (1670-е гг.). Названный процесс должен был иметь своего куратора, заинтересованное лицо. Это ученик иером. Епифания (Славинецкого), выдающийся книжник-самоучка XVII в. монах Чудова монастыря Евфимий. Он оказался единственным из справщиков, кто трудился на МПД как при патр. Никоне, так и при патр. Иоакиме.

Одним из последних изданий, подготовленных в ходе никоновской справы, стала Псалтирь с восследованием (1658). Здесь по сравнению с предшествующей традицией принципиально переработан состав текстов в части Молебника: изъято собрание седмичных канонов, которое до этого было неким неизменным «ядром» келейного правила в московских книгах. Сопоставительный анализ показывает, что новый состав восследования Псалтири представляет собой собрание текстов келейного правила согласно традиции киевского «Полуустава» (1643) и находит четкое соответствие с рекомендациями из «Науки о правиле» свт. Филофея Константинополского. Только собрания молитв «на сон грядущим» и утренних и акафист Иисусу Сладчайшему не были перенесены[55] на этой первой стадии в московскую Псалтирь с восследованием (1658).

Псалтирь с восследованием МПД 1701После отстранения святейшего патриарха Никона наступило время «обратной реакции» на МПД: следующее издание Псалтири с восследованием (1660) в части Молебника возвращает прежнюю традицию — собрание седмичных канонов и чин «Како начати правило». Однако молитвы «спальные» так и не вернулись в этот тип сборника: их нет ни в Молебнике, ни в Часослове. Канонник издания 1662 г. повторяет дониконовское издание 1651 г., лишь добавляя ряд новых глав в конце, и становится последним изданием данного типа книги по старой традиции. Последующая традиция Псалтири с восследованием (начата с издания 1669 г.) теряет связь с Канонником в отношении состава седмичных канонов[56].

Издание Канонника нового типа на МПД в 1672 г. совершается вскоре по возвращении в число справщиков мон. Евфимия Чудовского, деятельности которого мы приписываем проведение в московские книги киевского варианта келейного правила. Новый Канонник имеет довольно краткий состав: здесь нет дополнительных статей, дублирующих главы Часослова, только тексты келейного правила. Причем состав здесь оказывается гибридным в том смысле, что сначала помещены тексты, составляющие «ядро» киевского правила, а затем — собрание седмичных канонов, т. е. основа московской традиции правила. Единственным несоответствием для текстов киевского «ядра» становится их обрамление: перед ними — чин «внегда востати от сна», а после — молитвы «спальные» (последний раз в изданиях МПД). Указанное несоответствие полностью устранено в издании Канонника 1679 г., где вместо чина «внегда востати от сна» помещены молитвы утренние, а вместо молитв «спальных» — молитвы «на сон грядущим»[57]. Заметим, что состав новых для московской книжности собраний молитв показывает ближайшее соответствие с аналогичными последованиями «Полуустава» (1643). Только сугубое покровительство патр. Иоакима[58] позволило мон. Евфимию внести новые последования в Канонник, поскольку с 1674 г. действовал указ, согласно которого изменение состава богослужебных книг через введение новых статей или исключение прежних подлежало обсуждению патриарха и собора епископов.

Свой профессионализм книжника мон. Евфимий Чудовский проявил, переработав состав киевских собраний молитв с учетом прежней московской традиции, а именно молитв «спальных»[59]. Творческий подход редактора отражают изменения в начале чина утренних молитв и замена молитвы Ангелу Хранителю[60]в то время как новая редакция текста двух из этих молитв[61] (тех, что взяты из полунощницы) отличается явным произволом справщика, поскольку в ряде мест искажен смысл[62].

Подтверждение заинтересованности старца Евфимия в продвижении текстов киевского келейного правила содержит его письмо[63] к монаху Иову, где он сообщает «малейшее правило собственной молитвы». Перечисленные тексты точно повторяют первую часть состава Канонника (1979): «канон Сладчайшего имене Иисусова», «акафист Пресвятыя Богородицы», «канон Ангела хранителя», «параклис Пресвятыя Богородицы», «молитвы поутру, встав от сна, и в вечеру пред спанием» – все это обязательная часть ежедневного келейного правила.

После увольнения старца Евфимия из МПД была попытка сократить состав молитв «на сон грядущим» до пяти[64]. Однако в начале местоблюстительства киевского постриженика митр. Стефана (Яворского), пока еще МПД оставался в его подчинении (до момента переподчинения его Монастырскому приказу в 1702 году), выпущена Псалтирь с восследованием (май 1701 г.), где молитвы утренние и «на сон грядущим» находим в изначальном составе, как в Каноннике 1679 года. Правда помещены они в качестве приложения в самом конце сборника, а не как часть Часослова или Молебника. В данном положении и составе собрание молитв фиксируется вплоть до издания Псалтири с восследованием 1914 года, последнего в Московской Синодальной типографии, став неотъемлемой частью традиции частного молитвенного обихода.

Источники

Рукописи:

ЯМЗ № 15481 Часослов (XIII в.). 226 л. (нач. и кон. утрачены)

ГИМ Син. 329. Устав церковный (XIV в.). 1°, 277 л.

РГБ ф.173.I №142, Псалтирь с восследованием (1430-е гг.). 4°, 410 л. (конец утрачен)

РГБ ф.304.I №756, Сборник аскетический (XV в.). 4°, 485 л.

Старопечатные книги:

Молитвы повседневные. (Вильно, тип. Братская, 25.VII.1595). 8°, ок. 238 л.

Молитвы повседневные. (Вильно, тип. Братская, 26.Х.1596). 8°, ок. 236 л.

Псалтирь с восследованием (Правило истиннаго живота христианскаго). (Острог, 23.XII.1598). 8°, 439 л.

Молитвы повседневные. (Вильно, тип. Леона Мамонича, 1601). 12°, 246 л.

Молитвы повседневные. (Вильно, тип. Леона Мамонича, ок. 1609). 12°, 230 л.

Молитвы повседневные. (Евье, тип. Братская, 1611). 8°, 257 л.

Часослов с восследованием. (Острог, 25.V.1612). 8°, 496 л.

Анфологион. (Евье, тип. Братства, 1613). 16° 236 л.

Молитвы повседневные. (Евье, тип. Братская, 1615). 12°, 443 л.

Часослов. (Киев, тип. Лавры, 20.XII.1616). 4°, 190 л

Молитвы повседневные. (Вильно, тип. Братская, 1621). 12°, более 309 л.

Полуустав. (Вильно, тип. Братская, 1622). 8°, 431 л.

Псалтирь с восследованием. (Москва, Печатный двор, 5.XI.1625). 2°, 649 л.

Акафисты. (Киев, тип. Лавры, 1625). 4°, 205 стр.

Акафисты. (Киев, тип. Лавры, 1.IV.1629). 4°, 308 стр.

Часослов полуставный. (Черная, тип. П. Лютковича, 10.VIII.1629). 8°, 501 л.

Молитвы повседневные. (Вильно, тип. Братская, 1635). 8°, 268 л.

Акафисты. (Киев, тип. Лавры, 8.XI.1636). 4°, 360 стр.

Канонник. (Москва, Печатный двор, 14.IV.1636). 4°, 488 л.

Канонник. (Москва, Печатный двор (Ф.Бурцов), 15.I.1641). 8°, 416 нн. л.

Полуустав. (Киев, тип. Лавры, 1643). 8°, 1248 стр.

Молитвословец (Ефимериос). (Вильно, тип. Братская, ок. 1644). 12°, более 207 л.

Полуустав. (Евье или Вильно, тип. Братская, 1646). 2°, 227 л.

Ефимериос. (Вильно, тип. Братская, 1652). 12°, 345 л.

Часослов с молитвам повседневными (Киев, тип. Лавры, 1657). 24°, 461 л.

Псалтирь с восследованием. (Москва, Печатный двор, 17.III.1658). 2°, 1146 стр.

Псалтирь с восследованием. (Москва, Печатный двор, 1660). 12°, 1314 стр.

Канонник. (Москва, Печатный двор, 30.VII.1662). 8°, 386 л.

Полуустав. (Киев, тип. Лавры, 1672). 8°, 672 л.

Канонник. (Москва, Печатный двор, XII.1672). 8°, 166 л.

Канонник. (Москва, Печатный двор, II.1679). 8°, 379 л.

Канонник. (Москва, Печатный двор, VII.1698). 8°, 363 л.

Псалтирь с восследованием. (Москва, Печатный двор, V.1701). 2°, 633 л.



[1] Октябрь 1596 г.

[2] С 1956 г. упоминается уже как академия, где обучение ведется на четырех языках: греческом, латинском, польском и церковнославянском.

[3] То есть простая богослужебная Псалтирь.

[4] Первое издание этого сборника отпечатано двумя тиражами один за другим с разрывом всего три месяца: 25 июля 1595 г. и 26 октября 1596 г. (счисление по сентябрьскому году).

[5] Со второй половины 1609 года это уже не только Братство, но и монастырь, в котором сохранена все та же традиция келейного правила, хотя и несколько преобразованная.

[6] Самый ранний список цикла молитв свт. Кирилла помещен в Ярославском Часослове XIII в. (Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник. Библиотека, № 15481).

[7] В том же Ярославском Часослове представлены молитвы на разные случаи (лл. 108-131 об.), среди которых: егда звонят ли клеплют, идyщаго в церковь, целyющаго крест, целyющаго Св. Богородицy, целyющаго святаго, егда чтyт Евангелие, целовавше Евангелие, перед взятием доры.

[8] Состав молитв в собраниях этого и последующих основных источников см. Таблицы. Состав молитв утренних и вечерних по старопечатным изданиям.

[9] В таком совмещенном виде эти две молитвы нередко встречаются в рукописных сборниках, что и воспроизведено в издании Виленского братства.

[10] После того, как Иван Федоров вернулся во Львов, в Острожской типографии с 1582 по 1594 гг. выпущено весьма небольшое число книг.

[11] НИОР РГБ, ф. 304.I (фотокопии см. на сайте СТСЛ). См. например Псалтири с восследованием №№ 316 (л. 194), 327 (л. 290), 328 (л. 237), 333 (л. 244).

[12] Именно отсюда, из сборника В. Суражского мы заимствовали термин «Молебник» в качестве общего термина. «Молебник» — так озаглавлена здесь часть Псалтири с восследованием, где содержатся тексты келейного правила — собрания молитв и каноны.

[13] Убрана молитва, надписанная именем «святаго Антиоха» из числа полунощных Виленского сборника: «Господи Боже мой, иже сонное уныние отложивый отъ менѣ» (представляет собой вариант редакции иерейской молитвы служебника — восьмая из светильничных молитв на утрени), а также из молитв утренних — молитва «преподобнаго Павла Фивейскаго»: «Владыко Господи Иисусе Христе, ты помощникъ ми буди». В рукописной традиции она обычно приписывается Стефану Фивейскому и встречается как молитва третья в последовании «Како начати правило в келии».

[14] Это три последние молитвы. Обычно в рукописях московской традиции они следовали за канонами ежедневного правила: «Многомилостиве и всемилостиве Боже мой» после канона Иисусу Сладчайшему, «Ангеле Христовъ святый, къ тебѣ припадая молюся» после канона Ангелу Хранителю, «Пресвятая Владчице моя Богородице, отжени отъ мене» после канона Богородице Одигитрии.

[15] Об этом собрании молитв будет сказано ниже. Из молитв «спальных» в острожских молитвах «на нощь» взяты большая часть самих текстов молитв и окончание, какое находим и в современных молитвах вечерних (кондак «Взбранной Воеводе» и ряд кратких тропарей к Богородице, а также две молитвы непосредственно перед «возлеганием на одр»: «Владыко человѣколюбче, не уже ли мнѣ одръ сей гробъ будетъ», «Да воскреснетъ Богъ, и разыйдутся врази Его»).

[16] В самом конце сборника приложена «молитва на сон грядущи»: «Господи Царю небесный, Утѣшителю Душе истинный, умилосердися и помилуй мя грѣшнаго раба Твоего».

[17] В 1576 г. типография была организована Петром Мстиславцем при финансовом содействии православных шляхтичей г.Вильны Кузьмы и Луки Мамоничей.

[18] Процесс увеличения состава имел постепенность. Две молитвы были добавлены после «молитвы Павла Фивейскаго» уже во 2-ом издании «Молитв повседневных» (1601): «Многомилостиве и всемилостиве Боже мой»; а также «Пресвятая Владычице моя Богородице, отжени отъ мене».

[19] «Молитвослов», л. 82 об.-84 (вышло два идентичных по тексту издания 1547 и 1560 гг.)

[20] Его трудам принадлежат самобытные издания Братства: известный нам Анфологион (1613); Киновион (1618), где собраны святоотеческие тексты о духовных принципах прохождения монашеской жизни.

[21] Подготовил перевод с греческого собрания молитв монаха-святогорца Фикары — Вертоград душевный (1620).

[22] По составу молитв — повторение полное, однако порядок их следования в молитвах «на сон грядуще» редакторы сборника «Молитвы повседневные» (1615) изменяют.

[23] Здесь появляется особое монашеское правило по образцу уставных вечерни и утрени, куда вошел монашеский канон из Молитв повседневных (1615), дополненный всеми положенными группами стихир вечерни и утрени, которые в рукописной традиции сопровождают каноны свт. Кирилла Туровского и имеют текстовые соответствия и тесные смысловые параллели с молитвами из его цикла на всю седмицу.

[24] Под выражением «церковный Устав» здесь понимается весь набор богослужебных книг, которые нужны для отправления уставного богослужения, т.е. как того требует Типикон.

[25] Это посвящение – очевидная отсылка издателей на взятую за образец Псалтирь с восследованием (Острог, 1598), вышедшую благодаря трудам редактора-составителя Василия Суражского и попечением покровителя типографии князя Константина Острожского.

[26] На самом деле виленский «Полуустав» только структурно воспроизводит острожское издание.

[27] «Полуустав» (1622), лл. [9 об.-10]. Адаптированный перевод с «простой мовы» наш.

[28] В «Полууставе» (1622) собрание молитв «на сон грядуще» полностью повторяет собрание молитв «на нощь» Псалтири с восследованием (1598), тогда как в сборнике «Молитвы повседневные» порядок следования свой (см. Таблицу 2).

[29] Выпущены несколько изданий «Полуустава» (ок. 1637, ок. 1643, 1646 гг.) и сборник Ефимериос (ок. 1644 и 1652 гг.). Возобновление книгоиздания Виленского Свято-Духова братства происходит в 1690-х годах, но тогда репертуар изданий уже окончательно ориентируется на киево-печерскую традицию келейного правила.

[30] Последнее издание Острожской типографии было также и вторым и последним сборником с Молебником в составе: Часослов [с восследованием] (1612).

[31] А именно: Благовещению (из последования Похвалы Божией Матери в субботу 5-й седмицы Великого поста), Иисус Сладкому, Успению Богородицы.

[32] С этим названием текст встречается в восточнославянских рукописях с XV в. (например, РГБ ф.304.I №756 Сборник аскетический. XV в.)

[33] «Наука о правиле» помещена лишь в первых двух изданиях Акафистов.

[34] Во второе издание 1629 г. добавлены акафист свт. Николаю и Параклис Божией Матери.

[35] В трерье издание 1636 г. добавлены последование ко причащению и служба «по вся дни».

[36] По порядку следования в «Полууставе» — молитвы 6-я, 8-я, 10-я и 11-я.

[37] По порядку следования в «Полууставе» — молитвы 8-я и 9-я.

[38] В первоисточнике (Анфологион, 1613) чин «Молитвы с поклонением» дан как дополнение для желающих к молитвам «на сон грядущим».

[39] Прошения оформлены по чинам святых — как в чине проскомидии, а следуют согласно обычного порядка первого прошения на литии: «Спаси Боже люди Твоя…»

[40] Свт. Петр непосредственно участвовал в составлении вышедших в 1636 г. сборников Акафисты и Анфология (совмещает Часосолов, Молебник особого состава и поучения) — сборник для учащихся киево-печерского коллегиума. Вся серьезная правка текстов, очевидно, также могла быть совершена как минимум по его санкции, или же им самим.

[41] Часослов (тип. Лавры, 1616), л. [16]. Перевод с церковнославянского наш.

[42] Т. е. католикам и униатам, которые не сохранили земные поклоны в практике личной молитвы и за богослужением.

[43] Там же, л. [19-19 об.]. Перевод с церковнославянского наш.

[44] Очевидно, считая свои типографско-редакторские труды по изданию различных предыдущих книг менее значимыми.

[45] Полуустав (тип. Лавры, 1643). Предисловие к читателю митр. Петра. Перевод с «простой мовы» наш.

[46] Предшествующая рукописная традиция восточнославянской книжности XVI-XVII вв. послужила тому, что был выработан и получил распространение сам тип такого сборника — Псалтирь с восследованием.

[47] Сопоставительный текстологический анализ показывает, что в «Полууставе» (1672) взят за основу текст молитв по 5-му изданию Акафистов (1663). Это можно заметить, в частности, по особенностям редакции конечного славословия первой молитвы из собрания «на сон грядущим».

[48] Заметим, что здесь даже название соответствует виленскому варианту собрания молитв, поскольку в печерских сборниках установилось в виде: «на сон грядущим».

[49] ГИМ, Син. 329. Это так называемый ктиторский устав, т. е. составленный для монастыря ктитором (устроителем и попечителем) этой обители. В данном случае им был свт. Алексий, митр. Московский.

[50] Список с этой книги свт. Киприана (+1406 г.) является наиболее древним вариантом Псалтири с восследованием в собрании рукописей СТСЛ (сейчас хранится в собрании Московской духовной академии: НИОР РГБ, ф.173.I №142, ок. 1430 г.). Сборник явился архетипом для последующей традиции состава Псалтири с восследованием в восточнославянской книжности. Прежде можно найти лишь Псалтири с дополнительными главами, без общей четкой системы в содержании этих глав.

[51] Напечатано в Псалтири с восследованием (Острог, 1598) и повторено в Молитвы повседневные (Евье, 1615), «Полуустав» (Вильно, 1622). В изданиях МПД не встречается.

[52] Эту книгу («псалтирь острожской печати в четь», т. е. формата 8°) они привлекали в качестве авторитетного источника текста при исправлении богослужебных книг на МПД (филаретовская книжная справа).

[53] Оценка явления и библиография см.: Успенский Б.А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI-XIX вв.). М.: «Гнозис», 1994. С. 87 (сноска 31).

[54] Или еще «книги литовской печати» — так в XVII в. на Московской Руси называли издания книжных центров Западнорусской митрополии.

[55] Дело, скорее всего, в том, что эти молитвы явились единственным нетрадиционным элементом для московской традиции. Прочие тексты келейного правила из «Полуустава» были хорошо известны, новым было только помещение их в общую подборку ежедневного правила.

[56] Здесь уже набор полных служб на всю седмицу, каноны в составе которых не соответствуют традиционной подборке, как она представлена в Псалтири с восследованием (1660) и повторена в Каноннике (1662).

[57] Здесь же впервые в книгах МПД появляется акафист Иисусу Сладчайшему.

[58] Поскольку, во-первых, он был с августа 1664 г. по декабрь 1672 г. архимандритом Чудова монастыря, где проживал и инок Евфимий; во-вторых, он был постриженником Межигорского монастыря под Киевом (начало 1655 г.), где прожил до сентября 1657 года, так что келейное правило в киевском варианте было ему знакомо.

[59] Он переносит молитвы свт. Иоанна Златоуста из утренних молитв в вечерние, восстанавливает в вечерних последнюю из состава молитв «спальных». Дополнив вечерние молитвы двумя текстами, он убирает «Поклонение по правиле», оставляя правда тропари, завершающие «Поклонение»: «Просвѣти очи мои Христе Боже», «Заступникъ души моея буди Боже», «Преславную Божию Матерь».

[60] Из-за замены канона Ангелу, каждому из которых соответствует своя молитва.

[61] Появляется в Псалтири с восследоавнием 1658 г., т.е это результаты предыдущего этапа редакторской деятельности мон. Евфимия.

[62] Пример. Старый текст: просвѣти наша яже мысленая очеса. Новая редакция: просвѣти наша мысли, очеса.

[63] Обнаружено Т.А. Исаченко в одной из его рукописей. Написано между 1687 и 1690 гг.

[64] Канонники 1694 и 1698 гг. издания.


Ключевые слова:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (7)

Написать комментарий
#
20.02.2017 в 21:15
О. Далмат, спаси Бог за работу!
Пишете:
Творческий подход редактора отражают изменения в начале чина утренних молитв и замена молитвы Ангелу Хранителю, в то время как новая редакция текста двух из этих молитв (тех, что взяты из полунощницы) отличается явным произволом справщика, поскольку в ряде мест искажен смысл.
Не совсем понятно, о каких именно двух молитвах идёт речь.
Могли бы Вы привести и другие примеры искажений помимо привед ённого в 62 сноске?
Ответить

#
иеромонах Далмат (Юдин), Россия, Сергиев Посад - Москва
21.02.2017 в 23:09
Андрей, постараюсь ответить кратко и по существу.
Две молитвы из утренних (в наших молитвословах 5-я и 6-я) - это взятые из полунощницы молитвы свт Василия Великого: "Господи вседержителю, Боже сил, и всякия плоти...", "Тя благословим вышний Боже..."
Их редакция до издания в московском Каноннике 1679 года была общая: в печатных книгах такая же, как и в рукописной традиции. Справщик Московского Печатного двора монах Евфимий Чудовский принципиально переработал текст молитв. В этой новой редакции читаем их до сих пор. Перечень изменений и их характер описан в статье для Богословского Вестника (МДА), но выйдет этот номер еще не скоро. Можно было бы написать отдельную статью, посвятив ее обсуждению редакции данных молитв: нужно ли вернуться к старому виду текста, или подправить ныне существующий?
Предлагаю Вам для самостоятельного сравнения посмотреть текст старой редакции по Псалтири с восследованием (Киев, 1643) (лист по ссылке и следующий), и сказать - нужно ли отдельное исследование на эту тему и обсуждение его результатов.
Ответить

#
22.02.2017 в 09:57
О. Далмат, в 5-й молитве я не заметил существенных отличий по смыслу. А вот сличив 6-ю молитву, аж воздохнул. Я считаю, что просто необходимо поднять вопрос об этой молитве, осуществить серьёзное исследование и на основании его результатов внести необходимые изменения в церковную практику (т.е. в современные печатные издания молитвословов). Ведь утренние и вечерние молитвы -- это одна из основ современной практики православного благочестия, и для всех сознательно относящихся к молитве православных христиан это должно быть очень важно.
Ответить

#
иеромонах Далмат (Юдин), Россия, Сергиев Посад - Москва
23.02.2017 в 22:27
Хорошо, Андрей!
Постараемся поднять вопрос о возможных вариантах исправления текста через обращение к Богослужебной комиссии. И вы и я видим, что для этого есть текстололгические основания, но сочтут ли их достаточными для изменения устоявшейся традиции текста - не факт.
Попросим помощи свт. Филарета Московского - он всю жизнь ждал воплощения своего чаяния: создать русский перевод Библии. Теперь все благодарны, даже инославные, за качественный Синодальный перевод издания 1876 года
Ответить

#
24.02.2017 в 10:54
Помоги Бог, о. Далмат. Хотя по-человечески в настоящее время плохо верится в какие-то сдвиги, история потом рассудит.
Ответить

#
иеромонах Далмат (Юдин), Россия, Сергиев Посад - Москва
9.02.2017 в 15:54
Скажу сразу, Георгий, что вопрос авторства молитв в надписаниях - отдельная большая тема для исследования. Однако, что касается молитв келейного правила, очевидным является факт ошибочного указания автором прп Макария Великого для многих молитв. Это наследие от первых сборников с собраниями келейных молитв - "Молитвы повседневные" (Вильна, 1596) и Псалтирь с восследованием (Острог, 1598) [См. в файле приложения с текстами молитв из острожской Псалтири]. Наиболее вероятной причиной ошибки редакторов, на мой взгляд, является путаница с пониманием указания в надписании молитв "томужде". Например: первая молитва из утренних надписана "святаго Макария Великаго" (при этом опущено "ко Господу Богу"), а последующие просто "молитва томуж". Составители отнесли "томужде" к авторству, т.е. принадлежит тому же автору (сходно как "псалом Давиду"). Но на самом деле мысль предшествующих книжников за словами "томужде" помещала смысл не авторства, а лица к которому обращена молитва: "моитва Господу Богу".
Да и рукописная традиция ясно свидетельствует, что только первая молитва принадлежит прп Макарию Великому (она кстати играет в рукописях особую роль - это "молитва прежде молитвы", сначала ее читали, а потом уже Трисвятое по Отче наш и далее последование).
Ответить

#
8.02.2017 в 13:36
Большое спасибо за проделанную работу! Еще очень интересно узнать с какого времени в текстах появляется указание авторов молитв (прп. Макария Великого, свт. Василия...)
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс