Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Календарные заметки на 4 декабря

3 декабря 2009 г.
Истории литургического празднования события Введения во Храм Пресвятой Богородицы, а также содержанию богослужения этого дня посвящена заметка П.Ю. Лебедева.
Сегодня (4 декабря/21 ноября по старому стилю) Церковь совершает празднование Введения Пресвятой Богородицы во Храм. Этот праздник связан с повествовательным фрагментом одного христианского апокрифа, который был написан во второй половине II века и известен под названием «Протоевангелие от Иакова». В главе 7 этого раннехристианского сочинения содержится рассказ о том, как Дева Мария, будучи трех лет от роду, была приведена родителями Иоакимом и Анной в Иерусалим. Сделали они это, как указывает апокриф, во исполнение обета посвятить свою дочь Богу. В Иерусалиме они организовали торжественное шествие по городу и ввели маленькую Марию в храм, поручив ее попечению первосвященника. После этого Пресвятая Дева была оставлена в Иерусалиме, и жила при храме до двенадцатилетнего возраста.

 На сегодняшний день историческая достоверность повествования о введении Марии во храм многими исследователями ставится под сомнение. Считается, что оно, в целом, является плодом творческой фантазии автора «Протоевангелия». При этом свой вымысел, который распространяется на весь раздел книги, описывающий рождение и детские годы Девы Марии, он оформил по образцу рассказа Первой книги Царств о рождении и детстве пророка Самуила (см. 1 Цар 1-2). Хотя невозможно исключить исторической подлинностьи имен родителей, а также некоторые обстоятельства рождения и первых лет жизни Девы Марии, как они представлены в апокрифе, однако, приходится признать небольшую историческую ценность как той части книги, в которой излагается как сцена самого введения Пресвятой Девы во храм, так и сцен, непосредственно следующих за введением, где описывается образ жизни во храме и некоторые обстоятельства бракосочетания и первых лет жизни Преблагословенной Марии в браке с Иосифом. 

 Во-первых, надо отметить тот факт, что ни Закон Моисеев, ни раннеиудейская традиция не говорят ничего о посвящении девочки или женщины для служения в Иерусалимском храме. Это было всегда прерогативой только мужчин. 

 Во-вторых, признать историчность сцены введения во храм в целом мешает манера описания ее в «Протоевангелии Иакова», которая напоминает, с одной стороны, ритуал инаугурации жриц богини Весты; с другой стороны, вызывает ассоциации с обрядом брачной церемонии (вроде той, что упоминается Христом в притче о десяти девах). В пользу того, что автор действительно мог использовать в качестве образца ритуал инаугурации весталок, говорит то, что во время этого ритуала специально отобранные девочки возрастом 6-10 лет вводились во храм богини Весты в Риме и посвящались ей на служение; при этом они верховным понтификом, то есть первосвященником Рима, освобождались от власти отца и семьи и брали на себя обет девства на срок в тридцать лет. Нечто похожее, согласно сюжету «Протоевангелия», происходит и с Девой Марией, которая, помимо прочего, берет на себя обязательство оставаться девственницей, но только не тридцать лет, а всю жизнь. Кстати сказать, случай такого рода обетов для женщин не только не имеет параллелей в иудейском мире того времени (за исключением некоторых ессеев-мужчин и Иоанна Крестителя, причем в случае с ессеями обет безбрачия, очень вероятно, принимался лишь в конце жизни, когда человек уже имел детей), но и не предполагается авторами канонических евангелий, где весть о девственном зачатии становится для Пресвятой Девы полной неожиданностью и где нет и намека ни на какой обет безбрачия (ср. реакцию Иосифа в Мф 1.19). Таким образом, автор «Протоевангелия», возможно, хотел выразить идею всецелого посвящения Богу, и сформулировал ее посредством элементов известного читателю того времени римского ритуала.

 Также автор мог намекать здесь на один из брачных обрядов (как иудейский, так и римский): сопровождение вечерней свадебной процессии людьми, несущими факелы, как это бытовало в римской традиции, или встреча жениха подругами невесты, держащими горящие факелы, около дома невесты. Если такое допущение верно, то таким способом в сцене введения передается идея духовного брака между Девой Марией и Богом, которому она должна была, по обету родителей, посвятить свое девство и всю свою жизнь. 

 При этом вовсе не исключено, что в замысле автора апокрифического евангелия было желание вызвать ассоциации как с указанным римским религиозным ритуалом, так и с брачными обрядами. И такой способ передачи тех или иных христианских идей и концепций, как известно, был обычен для того времени. Вспомнить хотя бы символическое изображение Христа в виде Орфея на стенах катакомб или приписывание христианских пророчеств прорицательнице Аполлона Сивилле, и прочее.

 Учитывая хорошее знание автором текстов книг Ветхого и Нового Заветов, приходится предположить, что автор намеренно пренебрег некоторыми реалиями времени и обстановки, в которой жила Дева Мария, так как его (в отличие, например, от евангелиста Луки) почти совсем не интересовали точные исторические истоки и обстоятельства событий, которые он описывает. По всей видимости, цель автора «Протоевангелия» заключалась не в стремлении, как часто думают, восполнить биографическую лакуну относительно детских и юношеских лет Богородицы, а, по всей видимости, в том, чтобы: (1) дать подробное описание и обоснование девственности зачатия и рождения Иисуса Христа; (2) дать в лице Пресвятой Марии образец девственного образа жизни для тех, кто имел желание жить в безбрачии или девстве; (3) поставить женщин-христианок, олицетворяемых Марией Девой, посредством приписывания ей исключительно мужских прерогатив (посвящение Богу, подобно пророку Самуилу; вхождение во святая святых; пребывание в девстве по обету) на одну ступень с мужчинами. Более того, с последним пунктом, очень возможно, связана концепция первосвященства Богородицы, то есть особой близости к Богу и способности ходатайствовать о человечестве (содержится в зачаточном виде), а также идея о пророческом служении Пресвятой Девы, что выразилось в ее беспрецедентной покорности Богу и девственности и что стало прообразом служения ее сына, Господа Иисуса Христа. Эти очень глубокие и оригинальные идеи в «Протоевангелии Иакова» помещаются в псевдо-исторический антураж, мало соответствующий действительности, однако во многом понятный христианской читающей и слушающей публике того времени. 

 Хотя в самом тексте «Протоевангелия Иакова» не говорится прямо, что во время введения Пресвятой Марии было позволено войти во Святая Святых Иерусалимского храма, в главе 13 в уста Иосифа вкладываются слова о том, что его супруга «выросла во Святая Святых» (стих 8). Понимать ли их буквально? Или здесь подразумевается весь храм, святость которого отличается от святости остальной земли Израиля? Скорее всего, первое. Но как бы то ни было, в процессе последующего осмысления духовного опыта и жизненной миссии Пресвятой Девы представление о вхождении ее в самое сокровенное место храма становится в церковном сознании едва ли не преобладающим среди остальных. Другое дело, что для христиан, начиная уже со времен первой иерусалимской общины (о чем свидетельствует, в частности, апостол Павел) сама Церковь, новый народ Бога, начинает восприниматься как эсхатологический храм (отсюда, судя по всему, и наименование в Гал 2.9 Кифы, Иакова и Иоанна «столпами», то есть колоннами «нового храма»). Того же взгляда придерживался и сам апостол Павел (ср. его рассуждение в 2 Кор 6.14-18). О том же ведется речь и в Послании к Евреям, где Святая Святых и все с ним связанное — это крестная жертвенная смерть Христа и его слава, которую обрел через воскресение (см. Евр 9.14-28). Думается, что и автор «Протоевангелия Иакова», составляя этот текст, хотел сосредоточить внимание читателей не только и не столько на физическом вхождении Богородицы во Святая Святых и пребывании в Иерусалимском храме (даже если допустить, что он считал вполне возможным такой ход событий), а показать, что Бог, не взирая ни на пол, ни на возраст, ни на происхождение, Сам избирает себе истинных служителей и содействует их возрастанию в богопознании и единстве с Ним. В дальнейшем, по возникновении самого праздника Введения, Дева Мария все чаще сама называется «вечной Святая Святых», превосходящей временное. Храм и святилище начинают осмысляться как образы небесного Храма и божественной сферы, предвкушения которых испытывает Пресвятая Избранница Бога. Как замечает в своей проповеди на Введение святитель Григорий Палама: «И таким образом Она жила как бы в раю и избранном месте на земле, лучше же сказать — как бы в небесных жилищах, потому что оные святейшие места храма являлись их образом». То есть «историчность», материальная сторона «события» отодвигается на второй план, и Введение во храм все больше и больше осмысляется как знак или символ духовной значимости жизни и призвания Преблагословенной Девы Марии в истории спасения.

 Введение Пресвятой Богородицы во Храм входит в число двунадесятых праздников, среди которых этот возникает позже всех. Изначально основная идея праздника, скорее всего, была связана с упоминанием в Лев. 12.5 (и далее) жертвенного ритуала, связанного с очищением женщины после рождения ею девочки. Жертвоприношение должно было совершаться не раньше, чем через восемьдесят дней после рождения. В этом отношении показательно латинское название праздника — praesentatio (представление) или oblatio (принесение). Так как дата Рождества Богородицы не была исторически как-то подтверждена, предполагается, что отсчет восьмидесяти дней делали не от этого праздника (8 сентября по старому стилю; далее все числа даны тоже по старому стилю), а от 1 сентября, начала церковного новолетия. Такая дата принята почти повсеместно в христианском мире. Только копты празднуют Введение 29 ноября. 

 Возможно, появление праздника Введения Богородицы в церковном календаре связано с постройкой императором Юстинианом I в 543 г. на развалинах иерусалимского храма огромной церкви, посвященной Пресвятой Богородице и названной им «Новой», дабы отличить ее от прежней, располагавшейся около Овчей купели, напротив места, где ранее находился Иерусалимский храм. Самые ранние более-менее определенные упоминания о праздновании Введения относятся к VIII в. Статус праздника постепенно менялся, в православной Церкви он окончательно вошел в число двунадесятых праздников только после XIV в. и стал отмечаться почти так же торжественно, как и другие двунадесятые праздники. В настоящее время праздник Введения в Католической церкви считается малым, длится 1 день, и служба совершается без особой торжественности. По контрасту с ней в Православной церкви празднование Введения продолжается в течение 6 дней: один день предпразднства, главный день праздника и четыре дня попразднства. Накануне празднечного дня совершается всенощное бдение. В сам день праздника 21 ноября служится торжественная литургия.
  

Подробнее о житии Богородицы и Приснодевы Марии и об истории литургического празднования см. на сайте «Православной энциклопедии» — http://www.pravenc.ru/text/149527.html и http://www.pravenc.ru/text/149979.html) 

 (Подробнее об истории, содержании и богослужении праздника см. по ссылке — http://www.seminaria.ru/divworks/scabal_vved.htm).




Ключевые слова:
См.также:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (6)

Написать комментарий
#
26.12.2010 в 14:28

Дело еще хуже

««История», которую написал Иаков, совсем небезыскусна. Автор удваивает сцены, повторяет мотивы, проводит параллели между персонажами и полчеркивает антитезы. В манере агадического мидраша «Протоевангелие» истолковывает первые главы Евангелий от Матфея и от Луки. Оно снимает все сложности, заданные этими текстами, и разницу между ними, заполняет лакуны, истолковывает, оставляет в стороне некоторые элементы и создает последовательное душеполезное повествование, которое показывает читателю, как следует толковать тексты, взятые им из разных мест. Чтобы создать историю рождества и детства Матери Иисуса, он берет в качестве модели библейские эпизоды и мотивы. Самый очевидный пример — история Анны и Иоакима, созданная на основе 1Царств 1-2, откуда автор взял в т.ч. имя матери Марии, ее бесплодие и ее обет посвятить Господу младенца, который родится, песнь, спетую Господу, задержку и введение во Храм. Другие примеры — выбор Иосифа (Числ 17, 16-28; 16, 31-32 // ПротИак 9, 1-2) и испытание водой (Числ 5, 11-31 // ПротИак 16). И в остальном апокриф интегрирует в себя другие места из Ветхого Завета: историю Авраама и Сарры и неожиданное рождение Исаака (Быт 18, 1-5; 21, 1-8 // ПротИак 1, 3; 2, 4; 6, 2), за которым следует большой праздник; радость Анны, кормящей грудью свое дитя (Быт 21, 6-7 // ПротИак 6, 3); благовествования касательно Исаака и Самсона (Быт 18; Суд 13 // ПротИак 4, 1-2). Наконец, душеполезные рассказы: о Товите, Иудифи и Сусанне (Иудифь постится из-за своего вдовства, но прерывает пост на дни праздника (Иуд 8, 6 // ПротИак 2, 1-2); Товита унижает жена за подозрение в краже (Тов 2, 11-14), как и уничиженная Анна сомневается в происхождении подарка, который ей подносит ее служанка (ПротИак 2, 2-4); Иоаким обязан своим именем мужу Сусанны (Дан 13, 1 // ПротИак 1, 1), которая, как Анна, удаляется в сад (Дан 13, 7 // ПротИак 1, 1)), также оставили свои следы в первой части «Протоевангелия».
Автор «Протоевангелия» не только опирается на текст Библии, но и, равным образом, на те интерпретации, которые бытовали в его время. Например, он знает, что рождение раньше срока — знак прямого Божьего вмешательства: Мария, подобно Исааку, является на свет на седьмом месяце беременности своей матери. Он знает толкование Быт 4, 1, согласно которому Каин — плод союза Евы с Сатаной-Самаилом (Таргум Пс.-Ионафана на Быт 4, 1; Изречения Рабби Элиезера 21; Вопросы Варфоломея 4, 58-59 // ПротИак 13, 1), и иллюстрирует идею о зачатии без боли и вмешательства мужчины и идею чудесного рождения (Ис 66, 7; Исход рабба 1, 20; Вознесение Исайи 11, 12-14, Оды Соломона 19, 6; Деяния Петра 24; Ириней. Против ересей III, 21, 4 // ПротИак 9, 2 – 10, 4).
Как и всякий мидраш, «Протоевангелие» имеет своей целью продвижение верных в понимании Писаний и укрепление их веры. Она могла быть поколеблена, например, чтением труда под названием «Правдивый рассказ», написанного языческим философом Цельсом ок. 178 г., который по пунктам опровергает Ориген в своем сочинении «Против Цельса». В своем стремлении подорвать основы новой религии, Цельс собирает воедино те упреки Иисусу, которые бытовали среди иудеев (см.: Ориген. Против Цельса 1, 28; 1, 32; 1, 39; 2, 32): Иисус был плодом блудной связи своей матери — женщины низкого происхождения, дочери крестьянина, бедной прядильщицы, с римским воином по имени Панфир. Изгнанная своим мужем, Мария бесславно блуждала и родила своего сына в яслях. Происходивший из ничтожного иудейского городка, Иисус сам выдумал свое рождение от девы.
«Протоевангелие» отвергает все эти утверждения: Мария родилась от богатых и образованных родителей, горожан царского происхождения, потомков Давида. Искусная в ткачестве, она участвовала в почетном деле создания храмовой завесы и занималась самыми драгоценными материалами. Иосиф — конечно, плотник, но он руководил важными постройками. Мария — не блудница: ее невинность засвидетельствована Иосифом, явлением ангела и первосвященником, а также народом, благодаря испытанию водой обличения…»
А. Фрей в: BOVON, F. – GEOLTRAIN, P., Écrits apocryphes chrétiens I (Bibliothèque de la Pléiade 442), Paris 1997, p. 75-77.

Ответить

#
22.01.2010 в 08:19
Мы потому и празднуем Ведение во Храм, что это не было обычным событием, если бы такой обряд практиковался все время то и не было чего праздновать. А здесь произошло именно чудо.

По поводу того, разрешалось или не разрешалось это в древнем Израиле и соответственно могло ли это произойти, читайте ЕВАНГЕЛИЕ: «разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? как он вошел в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам?» (Мф. 12:3-4).
Там где бог нарушается естества чин.

Аргументация. о том что похожее событие описано в апокрифе и потому не является истинным - просто наивна. Апокрифы опасны как раз тем что у них истина перемешана с ложью, и потому ложь легче "усваивается". если отвергать все события, которые описаны в апокрифах, так извините, не только от Предания, но и от Писания мало что останется.

А то что что то "считается", так это вообще из разряда "люди кажуть, що"(укр. "люди говорят, что"), вот например в иудейской среде считается что
1. Мессия не приходил
2. Наш Христос для них - не Спаситель
3. Альма - значит молодая женщина, а не дева


П.С.: Дописывая это сообщение посмотрел в Вики по поводу Протоевангелия Иакова, http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B5_%D0%98%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0 , так вот оно "считается", что написано около 150 года, его автор что слышал то и писал, как ложь так и истину, конечно же премешанную с ложью....
Ответить

#
17.01.2010 в 12:21
Уважаемые авторы этой статьи, её публикатоы и Ваше преподобие архим.Павел!

Список отцов первых веков,которые упоминают о реальности события Введения довольно внушителен.Среди них - свт.Григорий Никомидийский и блаж.Иероним.Вообще существование петуха как нечистого животного в Иерусалиме(см.Евангелие),нарушение шаббат, даже Приснодевство Пречистой (спор о деве и женщине,алме и ветуле) опровергается раввинистической доктриной.Тем не менее христиане в это верили и будут верить.Игнорировать патристику в изучении Библии и доверять теоретическим умозаключениям современности - тупиковый вариант вариант развития библеистики..
Ответить

#
4.12.2009 в 17:52
Ничего страшного нет в том, что трудно найти библейские или исторические основания этого события. Митр. Сурожский в проповеди не боялся говорить об этом даже в проповеди на праздник Введения, но его проповедь никого не смутила, а наоборот, помогла глубже воспринять связь Приснодевы с тайной Боговоплощения.
Ответить

#
4.12.2009 в 13:38
Церковь и оценивает эти события как мистерию, а историчность вторична. Просто кому-то выгодно представлять православных христиан как слабоумных, рассказывая им сказки, а Церковь утверждена на Истине, что Матерь Иисуса-воистину Богородица, одушевленный храм Божий. Для многих христиан как гром звучат слова Павла апостола: "Вы храм Святого Духа".
Ответить

#
архим. доц. Павел Стефанов, Шуменский унив., Болгария, Болгария, Шумен
3.12.2009 в 23:59
Не могу поверить очам своим, что в православном Рунете появляется такая объективно-критическая статья о празднике Введении. Невероятно, но факт!

Кстати, Успение Марии появилось среди египетских гностиков, как доказал знаток дела Shoemaker, S. J. Ancient Traditions of the Virgin Mary's Dormition and Assumption. Oxford, 2003, p. 234-236, 238, 240-242, 249, 285.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс