Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Святоотеческое учение о молитве в применении к практике мирян. Часть 3

30 сентября 2015 г.
Третья часть статьи посвящена разбору опасностей и трудностей, подстерегающих мирян на пути обучения молитвенному деланию.

4. Опасности и трудности, подстерегающие мирян на пути молитвы

 
5.  
4.1. Способы обучения, критика популярного обучения молитве
 
Вообще способов обучения можно выделить два[1].

Первый – «от простого к сложному», последовательный. Им сегодня пользуются в большинстве случаев школьного обучения. Основными недостатками такого способа можно считать некоторую сухость предмета, а главное – недостаточное видение того, чему обучают, до достижения определенного уровня образования. Достоинство – удобство при обучении большой группы людей сразу (класса), удобство при формальных аттестациях и при создании методик и материалов. Более подходит при освоении теории вопроса. Пример из доцерковного опыта автора работы – преподавание каратэ, все вместе делают набор упражнений, тренер задает упражнение, смотрит за соответствием действий учеников образцовой технике. Пример из приходской жизни – воскресная школа классического типа.

Второй способ – «мозаичное обучение», когда человек осваивает всевозможную информацию по всему полю проблемы все более и более ее уточняя, как бы делая картину все более и более резкой. Используется часто при личном наставничестве, в том числе и в высшей школе. Недостатки – сложность обучения одновременно большой группы учеников, повышенные требования к гибкости интеллекта учеников. Достоинства – предмет познается целиком, пусть сначала в самых общих чертах, все усилия идут к сразу и правильно выставленным целям. Более подходит при освоении практических навыков. Пример из доцерковного опыта автора – преподавание прикладного ближнего боя в малых группах. Изучаются принципы и примеры действий, тренер задает границы работы и исправляет ошибки в творчестве ученика. Пример из приходской жизни – обучение во время бесед священника и проповедей, во время богослужения.

В чистом виде, конечно, эти методы не работают, но имеет место преимущество одного из них в зависимости от ситуации.

Поскольку молитва это навык, очевидно, сам принцип ее освоения должен быть в основе «мозаичным». Что это значит? В первую очередь освоение молитвы требует не просто интеллекта и памяти, но творчества человека. Наставник (духовник) может показать принципы, показать личный пример, дать задание, поправить ошибки. Но не может дать готовых знаний, которые гарантируют результат. Отсюда – методологическая неверность авторитарного принуждения без разъяснения сути вопроса и принципов молитвы. Часто это звучит примерно так: «Делай, что сказано, через 20-30 лет все сам поймешь». Это напоминает обучение в некоторых секциях того же каратэ, когда не знающий принципов техники инструктор требует повторения чего-то за собой, просто не умея объяснить, почему же надо делать так, а не иначе. Его самого не учили. И то, чему он научился, – это результат каторжного труда, сдобренного толикой случайных «изобретений велосипеда» и случайно узнанных через книги и слухи решений. Когда это 2-е – 3-е поколение инструкторов, то и традиция исполнения упражнений становится неверной, так как никто не видит ошибок. И подавляющее большинство занимающихся застревают на уровне «кое как умею делать форму», так и не осознавая ее смысл и не научаясь в полной мере тому, зачем упражнение делали, ведь делали его неправильно. Аналог в молитве – «гласная молитва», как единственная требуемая форма (все ли вычитал?). Лучше помнить об этом спортивном опыте, чтобы не повторять его в более важном – опыте освоения молитвы.

Как происходит освоение молитвенного навыка большинством прихожан? (По наблюдению автора работы за опытом прихожан, по опыту многолетнего участия в обсуждении вопросов христианской практики в сети Интернет). Если человек не проходил особого обучения до крещения или воцерковления, то обычно происходит следующее. Человек обращается к кому-то в храме, часто даже не к священнослужителю, с вопросом «что надо делать» и получает стандартный список требований, в молитве следующий: «Читать утром утреннее правило, вечером вечернее, к Причастию 3 канона и Последование». То есть выставляется некий регламент действий, одинаковый для всех. Причем именно такой совет большинством воспринимается как минимум, который можно только увеличивать, но никак (страшный грех) нельзя уменьшать. Вопрос по технике молитвы, обо всех вышеуказанных принципах, просто не стоит, надо прочитать текст и все. Конечно, если священник на исповеди, в проповеди учит, ситуация в корне меняется, но достаточно часто звучит вопрос «все ли вычитано?» в качестве основного вопроса исповеди, что вынуждает считать главным – вычитку положенного объема текста.

То есть имеем не умение, навык молитвы, имеющей конкретный практический смысл, а формальное требование исполнения некой обязанности. На уровне «гласной молитвы» это может быть хорошо и достойно – привить навык регулярной дисциплинированной молитвы. Но дальше возникает серьезная проблема: что если с самого начала объяснено неверно, люди верят более простому неверному объяснению и не переучиваются. Если сразу сделать молитву некой формальной обязанностью и более ничем, то даже понимая на умственном уровне иные цели молитвы, человек часто не может изменить своего отношения.

Классическая ошибка здесь: «У меня мало времени, надо срочно прочитать правило, не важно как, главное весь объем прочитать». И читают, не вникая в смысл, не проговаривая текста. Что называется, «вычитывают молитву» вместо того, чтобы «молитву творить». Особенно это видно, когда стоят люди в храме и на Литургии дочитывают невычитанное правило ко причащению. Можно, конечно, обвинить людей в нежелании молиться, как делают люди ригористичного склада. Но помним – мирянин живет среди попечений. И он мог просто и не успеть и не иметь сил для двухчасового вычитывания 3 канонов и последования. И выходит стандартное правило для него неадекватно большим, бременами неудобоносимыми, заставляющими делать молитвенное упражнение принципиально неверно – спеша, подменяя им Литургию.

Может быть, молитвенное правило надо давать не одно на всех, а, руководствуясь принципами молитвы из п.3.2, каждому в меру его сил и возможностей, раскрывая смысл молитвы, а не делая ее формой, которая не у всех становится жизнью?

 

4.2. Учение о прелести и иных ошибках молитвы

Неверная духовная практика весьма часто приводит к состоянию, которое называют «прелестью», к превосходной степени «льсти» лжи, состоянию сильнейшего самообмана в вопросах духовных достижений. Особенно сильно вопросы причин впадения в прелесть и опасности неверных практик разрабатывал свт. Игнатий (Брянчанинов) в своих трудах, так как в его время многие христиане увлекались католическими методами аскезы, принципиально не верными, а маловерящее общество и вовсе увлекалось модными оккультными учениями. Сегодня публично о прелести предупреждает проф.Осипов, следуя в основном работам свт. Игнатия:  «В западном христианстве по-существу исчезло знание того главного, без чего духовная жизнь может превратиться в хаос мистических состояний, губящих человека. Именно, что духовная жизнь имеет свои непреложные законы, отступление от которых приводит человека не к Богу, а к переживанию своих чисто нервно-психических состояний и, не редко — демонических наваждений, принимаемых за истинные. Святые Отцы наименовали эту веру себе, безотносительно к голосу Священного Предания Церкви, одним емким словом — прелесть»[2]. 

Еще о прелести[3]: «Когда кто, стоя на молитве... воображает блага небесные, чины Ангелов и обители святых, и кратно, все слышанное в Божественных Писаниях собирает в ум свой, и рассуждает о том тогда во время молитвы, зря на небо, и подвигает тем душу свою к вожделению и любви Божией, а иной раз извлекает даже слезы и плачет. Но при этом образе... мало-помалу молящийся так начинает кичиться в сердце своем, сам того не понимая; ему кажется, что делаемое им есть от благодати Божией в утешение ему, и он молит Бога сподобить его всегда пребывать в сем делании. А это... есть знак прелести»[4].

С таким утверждением сложно не согласиться: существует множество духовных упражнений, вполне доступных ныне в описании и изучении у наставников, не просто приводящих к самообману или видениям, но и к прямому бесообщению, особенно упражнения нехристианских источников, например цигун, рейки и пр. и их псевдохристианских аналогов вроде практик харизматических христиан. Потому понятно, что опасными могут быть и неверно исполненные и понятые христианские практики, в том числе и практики молитвы. Например проф. Осипов рассказывает о некоем современном старце Харлампии, предлагающем явно вредную практику в исполнении Иисусовой молитвы: «…Во-вторых, о. Харалампий требует произносить молитву «быстро-быстро»…»[5], фактически рекомендуется исполнение восточной языческой практики «мантры», вводящей в транс под действием набора звуков, только случайно являющегося текстом Иисусовой молитвы.

Конечно, результат будет такой же – состояние транса, видения, ощущения, а вовсе не внимательная молитва. Проф. Осипов приводит и такой пример из свт. Игнатия: «Оказалось, что иеросхимонах носит вериги, почти не спит, мало вкушает пищи, чувствует в теле такой жар, что зимою не нуждается в теплой одежде. К концу беседы пришло мне на мысль поступить следующим образом: я стал просить афонца, чтоб он, как постник и подвижник, испытал над собою способ, преподанный святыми Отцами, состоящий в том, чтоб ум во время молитвы был совершенно чужд всякого мечтания, погружался весь во внимание словам молитвы, заключался и вмещался, по выражению святого Иоанна Лествичника, в словах молитвы... “Когда ты испытаешь над собою, – сказал я афонцу, – то сообщи и мне о плоде опыта; для меня самого такой опыт неудобен по развлеченной жизни, проводимой мною”. Афонец охотно согласился на мое предложение. Через несколько дней приходит он ко мне, и говорит: “Что сделал ты со мною?” – “А что?” – “Да как я попробовал помолиться со вниманием, заключая ум в слова молитвы, то все мои видения пропали, и уже не могу возвратиться к ним”»[6]. Замечу, что жар, малое время сна и иное – очень характерный признак, свойственный и опытным цигунистам, людям, практикующим языческие практики Востока.

Потому можно быть уверенным – явление «прелести» есть, оно весьма опасно, особенно в крайних формах, когда к ошибкам и самообману подвижника добавляется и прямой бесовский обман. Оно фактически делает практику прельщенного христианина равной по действию практике оккультиста или язычника.

Но рассудительная осторожность в оценке духовных явлений, необходимая из опасения прелести, не должна приводить к обратному самообману, когда главным становится не стяжание Любви, но борьба с потенциально возможной прелестью любой ценой. Даже ценой неверия в возможность хоть какого-то стяжания Любви, богообщения до достижения неких особо высоких состояний бесстрастия. 

Итогом такой вот «осторожности вне рассудительности» является отказ почитателями работ проф.Осипова и, отчасти, не вполне последовательными почитателями свт. Игнатия  от опыта тех подвижников, которые, как им кажется, не попадают в жесткую схему, заданную проф.Осиповым: «Святитель Игнатий рассматривает этот вопрос в контексте безусловного соблюдения одного из основных законов молитвенного делания — постепенности в прохождении его пути и важности правильного его начала»[7]. Иначе, совсем не похоже на проф.Осипова учил ныне преподобный Порфирий Кавсокаливит; да и многие святые, в том числе и свт. Игнятий Брянчанинов были вовсе не так категоричны и говорили о соответствии Даров достигнутой степени бесстрастия, а вовсе не о невозможности даров до достижения полного бесстрастия.

Какие конкретно бывают ошибки?

Исполнение молитвы без внимания, очень часто Иисусовой молитвы. Получение своеобразного удовольствия от такой молитвы. Почему это ошибка? Есть восточная, индуистская и буддистская практика – мантра. «Мантра – магическая формула. Она может быть слогом, словом, несколькими словами или предложением… Произносится вслух или про себя. Многократное повторение мантры именуется “джапа” (например, ОМ – АУМ). Целительский, успокоительный и просветляющий эффект мантр основан на их способности вызывать определенный тип вибраций в организме человека, его нервной системе и ментальных структурах. В восточной и западной магии мантры, которых существует множество, применяются для установления контакта мага с различными стихиями природы: водой, огнем, воздухом и др.»[8]. Особенностью мантры является то, что действует она на подсознание, вызывая измененное состояние, транс.  Смысла, как правило, не имеет. А если и имеет, то исключительно случайно. Задача – звучанием, повторением изменить работу мозга, вызвать транс, а через него организовать и общение с некими языческими духовными сущностями или стихиями.

Заметим – мантра действует как технический прием. Если вместо стандартных текстов, подставить текст православной молитвы, но сохранить технику исполнения, это все равно будет мантра, и она будет оказывать свой язычески-духовный эффект.

Вывод: Любое исполнение молитвы должно быть максимально далеко от техники мантры. Особо это важно для Иисусовой молитвы и аналогов (например, богородичного правила). А значит нужно, как пишет свт. Игнатий Брянчанинов, читать медленно, со вниманием и с пониманием прочитанного. Без попыток добиться трансового состояния и наслаждений от него.

Воображение образов на молитве, мечтательность. «Тщательно и разумно внимай, любитель Божий. Когда, делая свое дело, увидишь свет или огнь вне или внутри, или лик какой, – Христа, например, – или Ангела, или другого кого, не принимай того, чтоб не потерпеть вреда. И сам от себя не строй воображений, и которые сами строятся, не внимай тем и уму не позволяй напечатлевать их в себе. Ибо все сие, совне будучи печатлеемо и воображаемо, служит к прельщению души»[9], – говорит св. Григорий Синаит. А свт. Нил Синайский говорит еще прямее: «114. Отнюдь не желай и не ищи увидеть во время молитвы какой-либо лик или образ. 115. Не желай видеть чувственно Ангелов, или Силы, или Христа, чтоб с ума не сойти, приняв волка за пастыря и поклонившись врагам – демонам»[10].

Понятна и техника безопасности – смирение, вопрошание себя: «Ну кто я такой, чтобы мне явился святой или Господь столь явно?» Понятна и причина обмана – либо воображение самого человека, мысленная ошибка, либо прельщение от бесов, желающих сбить человека с пути. Итог один – пойдя за ложным видением, хоть от своей грешной души, хоть от врага, не важно, человек уходит от Бога. Эта ошибка совмещается со следующей, но эта ошибка – ошибка видений, а следующая – чувств и ощущений.

Стремление к наслаждению, «состояниям» на молитве. Восточная духовность даосизма знает наслаждение в трансе, называемое в одной из школ «оргазмическими ощущениями» по аналогии с сексуальными переживаниями. Добиваются этого разными способами, в том числе и через трансовое смотрение и слушание чего-то красивого, мантрообразные практики. Соответственно, желающий молитвенного наслаждения, некого чувственного утешения, скорее всего, попадет именно в такое состояние, исполняя молитву через ложно понимаемое «сердце» чувства, до того как достигнет ощутимого бесстрастия. И, как наркоман, захочет повторения удовольствия. Итогом будет, разумеется, разрушительная духовная ошибка с возможным открытием себя и для бесовского воздействия. А учитывая, что состояние приходит во время молитвы, то приписывание себе особых высот в духовности в этом случае станет почти гарантированным.

Техника безопасности требует особой трезвости на молитве, умения почувствовать состояние, когда начался вход в измененное состояние сознания, что называется «понесло» и умение это пресечь медленной сосредоточенной и внимательной молитвой.

Иной ошибкой будет взятие на себя слишком большого или слишком маленького молитвенного правила . Первое, когда правило вне духовной меры и временных возможностей, не даст его исполнять качественно и регулярно. Второе затруднит духовное развитие, «недогрузит» молящегося необходимым молитвенным упражнением. Хорошо, когда за такой нагрузкой наблюдает опытный духовник.

 

Заключение

В данной работе проведено исследование теории молитвы; она рассматривается и с точки зрения святоотеческой литературы, и с точки зрения опыта из жизни прихожан и мирских людей.

Желаемым итогом работы было обобщить имеющуюся информацию о молитве с целью получения некой базовой методики, пригодной в качестве основы для пастырского служения и научения молитве прихожан. Методика виделась обязательно пригодной для «мозаичного» обучения, по убеждению и опыту автора, единственно подходящего для обучения практическому навыку. То есть должна состоять не из стандартных «приемов делания», но из базовых принципов, техники безопасности, осознания правильного целеполагания. Сама работа, в своей основной части, через обоснование тех или иных моментов, содержит основу такой методики, конечно, весьма неполную и требующую много большей проработки, обсуждения, исследования.

Была исследована современная «обычная» практика освоения молитвы через советы иных прихожан и найдена неудовлетворительной. Были изучены слова святых о молитве, об этапах молитвы, о технике безопасности на молитве. Стала очевидной необходимость серьезного подхода к личной духовной практике прихожан (аскезе), дабы они получали от своих молитв и иных духовных практик возможно большую пользу. Также очевидной стала польза от индивидуального и творческого подхода к назначению молитвенного правила, для его соответствия духовной мере молящегося.

Список литературы

Источники

1. Симеон Новый Богослов. О трех образах внимания и молитвы. //Добротолюбие в 5 т., т.5.– М.:Сибирская благозвонница., 2010 г.

2. Григорий Синаит,св.О безмолвии и молитве.// Добротолюбие в 5 т., т.5.– М.:Сибирская благозвонница., 2010 г.

3. Нил Синайский, св. 153 главы о молитве.// Добротолюбие в 5 т., т.2.– М.:Сибирская благозвонница., 2010 г.

Аналитические работы:

4. Варсонофий (Веревкин), игумен. Учение о молитве по Добротолюбию.–Ярославль., 2002 г.

Электронные статьи.

5. Александр Заплетин, диак. Рассуждения об обучении христианина христианской практике.– URL http://alex-daos.livejournal.com/641.html. Дата обращения: 08.03.2012.

6. Осипов А.И.  Учение о молитве Иисусовой святителя Игнатия (Брянчанинова).– URL  http://www.bogoslov.ru/text/print/421396.html. Дата обращения: 21.10.2011.

Электронные материалы справочного характера.

7. Что такое Мантра? [Электронная статья в энциклопедии].– URL  http://www.onlinedics.ru/slovar/fil/m/mantra.html Дата обращения 19.03.2012.


[1] Более подробно, в статье Автора: Александр Заплетин, диак. Рассуждения об обучении христианина христианской практике.– URL http://alex-daos.livejournal.com/641.html. Дата обращения: 08.03.2012.

[2] Осипов А.И.  Учение о молитве Иисусовой святителя Игнатия (Брянчанинова).– URL  http://www.bogoslov.ru/text/print/421396.html.Дата обращения: 21.10.2011.

[3] Использовалось: Варсонофий(Веревкин), иг.Учение о молитве по Добротолюбию.– Ярославль., 2002 г.

[4] Симеон Новый Богослов. О трех образах внимания и молитвы. //Добротолюбие в 5 т., т.5.– М.: Сибирская благозвонница., 2010 г., С.463.

[5] Осипов А.И.  Учение о молитве Иисусовой святителя Игнатия (Брянчанинова).– URL  http://www.bogoslov.ru/text/print/421396.html.Дата обращения:21.10.2011.

[6] Осипов А.И.  Учение о молитве Иисусовой святителя Игнатия (Брянчанинова).– URL  http://www.bogoslov.ru/text/print/421396.html.Дата обращения:21.10.2011.

[7] Осипов А.И.  Учение о молитве Иисусовой святителя Игнатия (Брянчанинова).– URL  http://www.bogoslov.ru/text/print/421396.html.Дата обращения:21.10.2011.

[8]Что такое Мантра? [Электронная статья в энциклопедии].– URL  http://www.onlinedics.ru/slovar/fil/m/mantra.html Дата обращения 19.03.2012.

[9] Григорий Синаит,св.О безмолвии и молитве.// Добротолюбие в 5 т., т.5.– М.:Сибирская благозвонница., 2010 г., С.233

[10] Нил Синайский, св. 153 главы о молитве.// Добротолюбие в 5 т., т.2.– М.:Сибирская благозвонница., 2010 г., С.221


Святоотеческое учение о молитве в применении к практике мирян. Часть 1
Святоотеческое учение о молитве в применении к практике мирян. Часть 2

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс