Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Чему учит наша история?

13 июня 2009 г.
Портал Богослов.RU продолжает дискуссию, начало которой положил о.Александр Задорнов своей статьей "О церковной проповеди, запретных темах и о том, почему они должны оставаться запретными ". Теперь своим взглядом на книгу протоиерея Георгия Митрофанова «Трагедия России: ˝Запретные˝ темы истории ХХ века в  церковной проповеди и публицистике» с нами поделился профессор МГИМО, доктор исторических наук,  Андрей Борисович Зубов.

 

Могут ли быть  для историка запретные темы? В принципе, конечно же, нет. Наука не знает запретов. Она знает только одну мотивацию – стремление к истине во всём. Именно поэтому протоиерей Георгий Митрофанов, сам профессор истории, поставил слово «запретные» в названии своей новой книги в кавычки. Но хотя «в принципе» в истории нет и не может быть запретных тем, в действительности они очень долго были. В коммунистический период нашей жизни нельзя было говорить о жестокостях красного террора и о государственных программах белых правительств, о голодоморе 1922-23 гг. и об уничтожении всей почти церковной общественности, как мирян, так и духовенства, в 1937-43 годах. Нельзя было вспоминать перепись января 1937 г. и секретные приложения к советско-германскому пакту от 23 августа 1939 г. Нельзя было говорить о расстреле рабочих в Новочеркасске в июне 1962 г. и о депортации народов в 1943-45 гг. Нельзя было и слова писать о бесчинствах Красной армии в Восточной Европе в 1944-45 гг., и о насильственном перемещении многих десятков тысяч немцев, финнов и румын из стран Восточной Европы в СССР в 1946-47. Ни словом нельзя было анализировать пражскую декларацию Комитета Освобождения народов России 1944 г. или решения всеэмигрантского съезда 1926 г. Полагалось забыть о многих людях – писателе и генерале Краснове, генерале Андрее Власове, генерале Корнилове, писателе Владимире Набокове, философе Иване Ильине, богослове Сергии Булгакове, поэте Георгии Иванове, художнике Борисе Григорьеве.

Но то была эпоха коммунистической тоталитарной идеологии, когда старцы политбюро и «товарищи в погонах» на Лубянке решали за нас, что нам знать, во что верить, что читать. Время это, слава Богу, в далёком прошлом. Запретных тем в истории не остались, хотя многие тома архивных материалов советского периода засекречены до сего дня, порождая среди историков догадки, а порой и ошибки. «Секретят» же архивы советского времени по одной причине – чтобы историческая правда, выявленная документами, не опорочила коммунистическое государство, его руководителей и иных «деятелей». Казалось бы, что нынешней, свободной России до этих мрачных и часто кровавых фигур, зачем беречь их покой? Ан нет, берегут на государственном уровне и ныне берегут больше, чем пятнадцать лет назад. И берегут потому, что нынешнее государство юридически объявило себя продолжателем именно большевицкого СССР, а не той исторической России, которая большевиками была изничтожена в пятилетней Гражданской войне 1917-22 годов. И вот поскольку коммунистический период для нынешней государственной власти в России является своим, его и оберегают от излишних поношений, а поскольку тогдашний режим был жесток и бесчеловечен, и избежать поношений никак не может, то его оберегают от правды. И потому сохраняется гриф секретности на многих папках архивного хранения, и потому немало тем отечественной истории ХХ века перестав быть запретными, остались нежелательными, а некоторые их интерпретации, всё более недопустимыми.

И вот против этого и восстаёт отец Георгий. Восстаёт как священник, как христианин. Он знает прекрасно из повседневной пастырской деятельности, сколь пагубны для человека грехи сокрытые, не исповеданные, грехи, которые постарались забыть, грехи, которые как будто сняты самооправданием, отговорками, что и не грех это вовсе, а жизнь, что и другие грешат также, да и ещё хуже. Только искреннее, со слезами покаяние исправляет волю и исцеляет душу, только честное вглядывание в свое прошлое, последовательное высвечивание в нём темных пятен, позволяет грешнику изменить свой ум и, став «новой тварью», вновь войти в Церковь, стать членом тела Христова. И это пастырское знание побуждает историка протоиерея Георгия обратить свой взгляд на Россию, на народ русский и подвергнуть его столь же пристальному христианскому нравственному анализу. Тем более что для русского человека народ русский – это не что-то внешнее, это ты сам. И твое трезвое и покаянное вглядывание в историю твоего отечества исцеляет не только тебя, но и весь твой народ: «Страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены». [1Кор. 12,26].  Книга отца Георгия, это духовный пастырский самоанализ, вглядывание в недавнюю историю русского народа, как в собственную, им самим прожитую жизнь.

«Бог явился людям именно в истории… и поэтому для любого христианина история – это форма откровения Божия» - пишет отец Георгий в заключительных строках своей книги. Но к откровению Божьему нельзя подходить без трепета и благоговения. С ним не совместима никакая ложь; нелепо, пошло и греховно любое цензурирование, украшательство, ретушь истории. И отец Георгий старается следовать принципу исторической правды со всем благоговением, свойственным христианину в отношении откровения Божия. Некоторые его оценки, своей трезвостью и твёрдостью могут заставить вздрогнуть, даже – отшатнуться. Но вслед за тем, они заставляют задуматься, а, продумав их, трудно не согласиться с большинством утверждений отца Георгия.

«Большевизм, следует воспринимать прежде всего не как политическую идеологию и не как экономическое учение, которое по каким-то причинам овладело массами, но главным образом как величайший духовно-исторический соблазн, который, к сожалению, сумел овладеть умами значительной части русского  народа» (с.8). Доказательство этому тезису многообразны – от художественной литературы большевиков, от их песен, до кровавых гонений на веру в Бога, до  «тряски» ненависти и одержимости «перед Боженькой», до сознательного и радостного нарушения всех заповедей, до решительной замены евангельского «возлюби», ленинским «возненавидь» и Бога и ближнего.

Отсюда пастырский вывод – «отсутствие сопротивления <коммунизму> есть не подлежащий прощению грех» (с.10). Вывод этот страшен, но он и важен.  В нём причина нашего бессилия в преодолении советского, в его решительном отвержении, в нём причина нашей полной неспособности возродить русской общество и российское государство. В нём причина нашего согласия на продолжательство СССР нынешней Россией. Те, кто не хотели совершать этот тяжкий грех подчинения духовному соблазну большевизма, поднялись на борьбу с ним в рядах Белого движения, в исповедничестве новомучеников, в общественно политической деятельности изгнанничества. Немало человеческих грехов было и у этих борцов с большевизмом, но не было на них самого страшного, неисцелимого без огненного покаяния греха – согласия с сатаной. И потому они шли не к гибели, но к спасению, а их делами, их кровью, их подвигом сохранялась Россия. Но их было мало, слишком мало. Белое движение было движением праведным, но оно сражалось против большинства жителей России. Тысячи против миллионов. И в этом не столько трагедия Белых, сколько трагедия России – утверждает отец Георгий. «Очевидно, что русский народ, не поддержав в основной своей массе Белое дви­жение, невольно пошел по пути духовно-исторического самоубийства» (с.127). Россия погибла «от рук своих погрязших в хамовом грехе заблудших сыновей» (с.31).

И опять же, разве это не так, хотя вывод предельно резок и жёсток? Разве миллионы, десятки миллионов умерших в лагерях, замученных в голодоморах, убитых на расстрельных полигонах и в подвалах НКВД, бесчисленное множество, отказавшихся создавать семьи, рождать детей в страхе за них и за себя, погибших на фронтах, развязанных или спровоцированных большевиками войн от Гражданской до Афганской,  разве все они не подтверждают своими судьбами этого страшного в своей голой правде утверждения протоиерея Георгия Митрофанова?

И после этих утверждений отец Георгий ставит свой главный вопрос. Вопрос и гражданина, и пастыря – С кем мы сами? Продолжателем чего мы являемся –  тысячелетней исторической России, с ее грехами и слабостями, но в основании своём христианской, православной страны,  или мы продолжатели в основании своём порочного богоборческого коммунистического государства? Продолжателями и того и другого мы быть не можем в принципе. Мысль, что одновременно можно служить и Богу и мамоне – есть безусловный духовный соблазн и гибельное заблуждение. Увы, приходится с горечью согласиться, что Российское сегодняшнее государство бесстыдно объявляет себя продолжателем СССР de jure. И фактически следует этому выбору, сохраняя статуи большевиков на площадях и их имена в названиях улиц, храня их честь, ценой засекречивания национальной истории, празднуя на государственном уровне юбилеи Комсомола, ВЧК-НКВД-КГБ и иных не менее ужасных богоборческих преступных сообществ.

Но народ, с кем он связывают себя? Освободился ли народ от «хамового греха» презрения к отечеству, оплевания его? Прошло активное россиеборчество советского времени, когда по воле воистину сатанинской власти люди жгли тысячами иконы, разбивали древние колокола, взрывали и разоряли монастыри и храмы, продавали в США и Великобританию ценнейшие картины, древние рукописные Евангелия, шедевры ювелирного искусства, а, главное, выдавали власти, убивали и истязали лучших людей России – священников и мыслителей, честных судей и трудолюбивых земледельцев, мужественных воинов и преданных родине государственных служащих. Это страшное время прошло, но ему наследовало беспамятство. Русский народ не желает знать своего прошлого, не желает помнить, что сотворили его отцы и деды. Мы затыкаем уши и зажмуриваем глаза, чтобы забыть грехи отцов и, тем самым, делаем их грехи нашими грехами. Мы не исправляем последствия их пагубных для отечества дел, но солидаризируемся с грехами предков, оправдывая или замалчивая их.

Как оценить действия военачальников, которые перешли на сторону нацистов в годы Второй Мировой войны, спрашивает отец Георгий. Они кто – предатели или герои? Ответ, казалось бы, очевиден. И отец Георгий твёрдо говорит – они предатели, но предали они не Сталина и СССР в 1942 году, но историческую Россию в 1917-20, когда, совершив «хамов грех», пошли служить богоборцам большевикам, «товарищам» Троцкому и Вацетису в Красную армию. Пошли добровольно. И стали красными командирами, получали звания и награды из рук «товарища» Калинина и «товарища» Ворошилова. Вот когда они стали предателями. И то своё предательство они осознали и попытались преодолеть, перестав защищать коммунистический богоборческий режим и перейдя на сторону врагов Сталина. Но шаг этот - шаг отчаяния: нацизм был не менее враждебен России, чем коммунизм. Грех, совершенный теми, кто выбрал в революционные годы сторону большевиков, был столь страшного свойства, что во Вторую Мировую войну он не оставил им возможности нравственно безупречного выбора. Защищая родной народ от нацистов – они защищали и коммунистический режим, растоптавший и растливший Россию, и утверждали его власть над русскими людьми. Переходя на сторону врагов режима, они попадали не в ряды Белых патриотов, как во время Гражданской войны, а в стан ненавистников России, стремившихся истребить русскую государственность и поработить народ. Из огня да в полымя. На этот раз нравственно безупречного выхода не было. Шанс был упущен на полях Гражданской войны.

Почему президент Борис Ельцин, став последовательным антикоммунистом и обретя высшую государственную власть в России настоящим народным волеизъявлением, так и не решился разорвать правовую связь с большевицким СССР, объявить коммунистическую партию и идеологию вне закона, упразднить КГБ и создать из новых людей службу государственной безопасности новой России? Отец Георгий видит причину этой непоследовательности и слабости опять же в измене. Нет, не в измене своим коммунистическим клятвам, а в измене своим отцам и дедам – русским крестьянам, раскулаченным и загубленным коммунистами. «Решив реализовать себя в партийной номенклатуре, Ельцин, конечно, переступил через трагедию своей семьи, всего многомиллионного русского крестьянства, ставшего жертвой коммунистического тоталитарного режима. Так переступали через память своих отцов очень многие наши современники» (с.179-180).

Ельцин изменил памяти предков, пойдя добровольно служить коммунистам, став функционером КПСС, делая партийную карьеру. И это прислуживание убийцам России, убийцам отцов обессилило его – могучего, волевого человека. Раздвоенность терзала Бориса Ельцина, толкая президента на ошибочные решения, неправедные поступки, неверные персональные выборы, приносившие потом немало огорчений и ему и его семье. Но он был умным и мужественным человеком  и не боялся додумывать до конца. Уже в отставке он написал: «Сейчас  я думаю:  а что бы было, если  бы  новая Россия пошла другим путем  и  восстановила   свое  правопреемство  с  другой  Россией,  прежней, загубленной большевиками в 1917 году?  ... От 1991-го к 1917 году?... Мы  бы  жили  по  совершенно  другим  законам  - не советским  законам, построенным   на   идее    классовой   борьбы    и   обязательного   диктата социалистического государства, а по  законам,  уважающим личность. Отдельную личность. Нам  бы  не пришлось заново  создавать  условия  для возникновения бизнеса, свободы слова, парламента  и многого другого, что уже было в России до 1917 года. …  А  главное, мы, россияне,  совсем по-другому  ощущали бы себя  - ощущали  гражданами  заново обретенной Родины. Мы бы обязательно гордились этим чувством восстановленной исторической справедливости!     Иначе бы  относился к нам и окружающий мир. Признать свои  исторические ошибки  и  восстановить историческую  преемственность  -  смелый, вызывающий уважение шаг…     Несомненные  выгоды от такого  решения,  такого  поворота  событий, мне кажется, тогда, в 91-м, были нами, вполне возможно,  упущены. Да, не все так просто, не все так гладко получается в жизни, как в политической схеме. Быть может, когда-нибудь россияне захотят сделать такой шаг». (Б.Н. Ельцин. Президентский марафон. М.: АСТ, 2000. С.196 - 197). И с этим политическим завещанием Ельцина вполне соглашается отец Георгий. Только если для политика признать исторические ошибки и восстановить ответственную преемственность - «смелый шаг», то для священника – «духовно спасительный», возрождающий из греховной смерти в жизнь Божественную.

«Можно ли из развалин СССР сразу же перепрыгнуть в Святую Русь?» - задаёт вопрос отец Георгий (с.234) и решительно говорит – «нет». Он пастырь и прекрасно знает, что без покаяния нет возрождения. «Настоящее порождается не только отдаленным, но и близким прошлым». Прошлое отдаленное ныне не особенно владеет нами. Старая Россия умерла – это автор повторяет не раз. А вот недавнее, советское прошлое еще как живо, и от того, как мы будем соотносить себя с ним, что примем, а что отвергнем – зависит судьба новой России.

Трезвый анализ знающего историка и духовный взгляд опытного священника намечают для всех нас нравственно правильный путь из прошлого в будущее.

 

 

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (11)

Написать комментарий
#
30.07.2009 в 01:13
Еще одна цитата - комментарий к "рыцарственному характеру" Шкуро, а также к причинам, почему не удалось белое движение.

Но главное было все-таки — несочувствие населения. Что могли сделать красноречивые манифесты Деникина, когда в Валуйках плясал среди улицы с бутылкою в руках пьяный
генерал Шкуро, приказывая хватать женщин, как во; времена половецких набегов? Что могли поделать жалкие картинки «Освага», когда по тихим станицам Кубани развозили «для агитации» в стеклянных гробах замученных казаков, когда потерявшие голову генералы замораживали в степи целые армии, когда Екатеринослав был отдан генералом Корвин-Круковским на поток и разграбление, когда никто не мог быть уверен, что его не ограбят, не убьют без всяких оснований? Положение тщательно скрывали от населения. Вешали за распространение «ложных слухов». Но уже катилась от Курска, Харькова, Полтавы неудержимая волна беженцев; уже сдали Киев; восстание монархистов было в Крыму; уже поезд Деникина пришел из Таганрога в Екатеринодар; эвакуировались учреждения «Особого совещания» и уезжали в Новороссийск иностранные миссии. Начиналась паника и связанная с нею жестокая кровавая бестолочь. Величественное здание созданной патриотом; Корниловым Добровольческой армии рушилось, падало и грозило похоронить под своими обломками правых и виноватых.
Г. Д. Виллиам. Побежденные (издание сверено по публикации в "Архив русской революции". Т. 7. - Берлин: Слово, 1922 С. 255-256
Ответить

#
29.07.2009 в 23:55
Относительно рыцарственного духа «казака-разбойника» Шкуро хотелось бы привести небольшую цитату из книги ↑ Г. Д. Виллиам. Побежденные (издание сверено по публикации в "Архив русской революции". Т. 7. - Берлин: Слово, 1922 С. 255-256)
"Вообще, отношение ко взятым в плен красноармейцам со стороны добровольцев было ужасное. Распоряжение генерала Деникина на этот счёт открыто нарушалось, и самого его за это называли «бабой». Жестокости иногда допускались такие, что самые заядлые фронтовики говорили о них с краской стыда.
Помню, один офицер из отряда Шкуро, из так называемой «волчьей сотни», отличавшийся чудовищной свирепостью, сообщая мне подробности победы над бандами Махно, захватившими, кажется, Мариуполь, даже поперхнулся, когда назвал цифру расстрелянных безоружных уже противников:
— Четыре тысячи!"
Ответить

#
29.07.2009 в 22:27
В статье уважаемого профессора Зубова мое внимание привлек следующий пассаж:
Защищая родной народ от нацистов – они защищали и коммунистический режим, растоптавший и растливший Россию, и утверждали его власть над русскими людьми. Переходя на сторону врагов режима, они попадали не в ряды Белых патриотов, как во время Гражданской войны, а в стан ненавистников России, стремившихся истребить русскую государственность и поработить народ. Из огня да в полымя. На этот раз нравственно безупречного выхода не было. Шанс был упущен на полях Гражданской войны
Воля ваша, но концепция о. Георгия и уважаемого профессора Зубова отдает августинизмом. События 1917 г. становятся таким непоправимым грехопадением, за которое отвечают не только совершившие его, но и семилетние младенцы, и еще не родившиеся россияне. Как мог предать дореволюционную Россию, к примеру Жиленков которому в 1917 г. было семь лет? В результате их размышлений появляется следующая богословско-политическая концепция из трех элементов: русский народ до 1917 г., которые «могли не грешить», праведное Белое движение, которое «не может грешить» и несчастные советские и постсоветские люди, которые «не могут не грешить». Совершенно в духе Блаженного Августина. Но если сам по себе августинизм богословски весьма сомнителен, особенно в вопросах воли и выбора, то в данном приложении он абсолютно невозможен, поскольку он сопрягается с политической мифологией. По сути дела, эта концепция мало чем отличается от ереси «царебожия» и о том, что после 1917 г. весь русский народ от младенцев до старцев находится под проклятием за нарушение Соборной клятвы 1613 года. Предположение о том, что некое внешнеполитическое событие способно отнять свободу воли и свободу нравственного выбора – куда худшая ересь, чем предположение блаженного Августина о том, что после грехопадения потомки Адама не способны даже пожелать добра.
Вторая мифологическая черта – представление о борьбе белых и красных как о битве Добра и Зла, монархистов и социалистов, православных и безбожников. По большому счету, как справедливо указывает Солоневич (см . Солоневич И.Л. Россия и революция. М., 2007), борьба между красными и белыми носила характер с одной стороны, внутрисоциалистической резни, с другой – последней попытки дворянства удержать свои владения и привилегии. Монархическим оно не было. Как говорил Троцкий, «Если бы белые догадались выбросить лозунг крестьянского царя, мы бы пропали». Но ничего подобного не произошло, напротив, с монархическим движением в тылу белых армий боролись и запрещали его. И напротив, ряд белых правительств был создан социалистами – эсерами и меньшевиками. Так уж ли сильно отличался эсер Савинков от большевика Ленина? С другой стороны, белые, сменяя красных, первым делом занимались «реституцией собственности», то есть отбирали назад помещичью земли и расправлялись с теми, кто имел неосторожность ее захватить. Как заметил Солоневич: «Хоть бы здесь они были непредрешенцами».
Столкнувшись с ужасом Красного террора народ приветствовал белых, но отвернулся от них, когда они стали вести себя зачастую так же как красные, да еще и не обеспечивали порядка. С белыми произошло то же, что и позднее с немцами (хотя данная аналогия хромает): после красных ужасов их встречали с цветами, но повели себя так, что их провожали пулеметами. То, что описано Савинковым в его повести «Конь вороной», увы, полностью соответствует реальности. И вот здесь ключевой вопрос: почему святейший Патриарх Тихон не благословил Белого движения, как некогда св. патриарх Гермоген благословил Минина и Пожарского? Страха ли ради иудейского? Непохоже на святейшего патриарха, человека огромного гражданского и духовного мужества. Нет, просто было бы что благословлять… К сожалению, в Белых армиях не было ни Мининых, ни Пожарских, ни Суворовых, ни Ушаковых, а были Алексеевы и Корниловы - генералы, устроившие февральский заговор 1917 г. в лучших традициях дворцовых переворотов XVIII в. и декабристского мятежа 1825 года, предавшие своего Царя и фактически выдавшие его на смерть и до июля 1918 г. пальцем не пошевелившие, чтобы вызволить его из узилища. Не случайно один из Оптинских старцев сказал о белых так: «Ничего не достигнут, только крови много прольют». События февраля-марта 1917 г. являются первой запретной темой у о. Георгия, они едва-едва проходят по его книги и понятно почему: если ее рассматривать трезво и правдиво, то от «Белой Гвардии»-«Белой стаи» не останется ни пуха, ни пера. Если уж начинать отсчет того иудина греха, греха предательства, которым болела и болеет Россия, то начинать надо с 1916 г.- клеветы августейших салонов на Императрицу и Царя, речи либерального профессора Милюкова – «глупость или измена», а затем – февральской трагедии, в которой в немалой степени был повинен генералитет и офицерский корпус. В феврале 1917 г. Алексеевы, Красновы, Корниловы и Деникины, которых так любит Митрофанов, отняли у русских Россию , ибо сломали монархию – стержень, на котором держалась историческая Россия Даже благожелательно настроенный к о.Георгию еп. Агапит Штуттгартский в предисловии к его книге считает нужным заметить: «Чтобы понять Белое движение, которое возникло как реакция на захват власти большевикам нужно всегда помнить следующее: русские генералы из православных согласились на отречение Царя Николая II. И это мистически можно понимать как незаконный развод, нарушение брака. Поэтому вину за отречение только за Царя мученика несправедливо, поскольку оно явилось реакцией на измену русских генералов лично ему как монарху. Но в этом не только личная трагедия Царя-мученика как «плохого монарха», но и залог будущей личной трагедии тех же его генералов, оказавшихся впоследствии бессильными в борьбе с большевиками…» (Трагедия России. С.6). И действительно, что могли белые генералы противопоставить большевикам – «вся власть Учредительному собранию», это после «За веру, Царя и Отечество»? За чем должен был пойти русский человек в 1917 году – за лозунгами «непредрешенчества» и «войны за победного конца» или «Мир народам, земля крестьянам?». Белые генералы сами дали урок предательства и революции, на что они обижались, когда обеляемого о. Георгием генерала Алексеева, одного из главных устроителей генеральского заговора временщики из Временного правительства рассчитали как прислугу», а генерала Рузского, призывавшего Государя «сдаваться на милость победителей» зарубили шашками большевики. В результате деятельности февралистов к октябрю 1917 г. Россия практически распалась, а фронт был безнадежно развален и большевистская пропаганда сыграла здесь не первую скрипку – основная досталась знаменитому «Приказу №1». По словам Солженицына большевикам не надо было силой брать власть: она практически лежала на дороге и они ее подняли.
Безусловно, коммунистический режим был тяжел, безбожен, жесток и зачастую бесчеловечен, но он явился логическим продолжением того революционного беззакония и того самоубийственного предательства, которое совершила русская элита и к которому в мартовском угаре, к сожалению, присоединился русский народ. Дальше события совершались по «форсированному» варианту. Как точно заметил Максимилиан Волошин в «Путях Каина»:
Революционное правительство должно
Активом террора
Покрыть пассив усобиц.
Практически альтернативы Советскому Союзу и коммунистическому режиму не существовало. Теоретические альтернативы были еще более печальные: либо несколько десятков мелких государств с диктаторскими режимами, пребывающие в состоянии постоянной войны, либо монолитное тоталитарное фашистское государство с оккультизмом, как государственной идеологией, страшное для соседей, хотя и терпимое для подданных. И коммунисты при всех их преступлениях, в 1917-1922 году совершили одно важное дело: они сохранили большую часть территории исторической России, ее геополитическое пространство и ее оболочку.

Диакон Владимир.
Ответить

#
17.06.2009 в 23:39
Очень жалко, когда уважаемые люди выдают желаемое за действительное. Из-за этого невозможно честно смотреть на факты, и видеть корень проблемы. Я сам в гражданской войне симпатизирую белым, но факты, к сожалению, не позволяют сказать, что красные были больны, а белые были здоровы, больны были и те и другие.

Священномученик Евфимий (Горячев) (†1937) описывает, как в 1919 году белые казаки выбили из его села Большой Улуй большевиков, и начались расправы над сельчанами:
«Я снова бросился к казачьему полковнику. Он встал и умывался. Я выпросил у него позволение убрать и похоронить трупы и спросил, что же ожидает село и его жителей? Он ответил:
- А ваш Улуй я сотру с лица земли. Весь выжгу, а население расстреляю по крайней мере каждого десятого, считая баб и ребятишек!
- В таком случае, я надеюсь, что вы не откажете в моей просьбе начать выжигать село с моей квартиры, а при расстреле начать с меня, десятой расстрелять мою жену, двадцатым - моего первого ребенка и так далее до последнего!
- У меня нет ясных доказательств вашей виновности. Ваш дом и ваше семейство будут из общего числа исключены!
- Полковник, подумайте, что вы говорите! А разве у вас имеются ясные доказательства виновности каждого ребенка, каждой женщины, каждого жителя?
- А! Пустая трава из поля вон!
Полковник умылся и сел пить чай. Я же за это время страшно разнервничался. Плакал, умолял пощадить граждан, лучше расстрелять меня и мою семью. Ползал на коленях. Полковник сначала шутил, потом начал успокаивать меня, приглашал пить с ним чай, плюнуть на все. [Позднее] полковник был уже в умиротворенном настроении и обещал мне, что больше никаких репрессий по отношению к большеулуйцам не будет, что и исполнил» (
Иеромонах Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Кн. 2. Тверь, 1996. С. 288).

Может быть, не лишне будет также указать, что, к большому сожалению, во время гражданской войны мучениками становились не только священники, убитые "красными". Были и те, кто пострадал от рук "белых". Настоятель Троицкого прихода в Урге, священник Феодор Парняков 28 января 1921 года после трех дней зверских пыток был убит "белым" военачальником - бароном Унгерном фон Штенбергом, захватившим тогда Монголию.
Ответить

#
17.06.2009 в 10:37
Вопроса о том, верность какой России сохраняет сегодняшнее государство, действительно, уже не стоит.

По роду деятельности занимаюсь госзакупками (поставки). Наткнулся на федеральном сайте. Содрогнулся. Почему-то...

http://www.zakupki.gov.ru/Tender/ViewPurchase.aspx?PurchaseId=270460

- ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРАКТ, предмет: "Изготовление, поставка и установка парковой скульптуры "Бюст Ф.Э. Дзержинского".
- Нахождение парковой скульптуры - на территории земельного участка № 1 ФГУ «Санатория «Байкал» ФСБ России» «Основная территория», на цветочной клумбе около корпуса №1. Под парковой скульптурой принимается бюст Ф.Э. Дзержинского, пьедестал для бюста с титульной таблицей, фундамент для пьедестала, пешеходное тротуарное покрытие вокруг пьедестала и вечернее освещение бюста с пьедесталом в целостности.
- Сроки установки парковой скульптуры: май 2009 года.
- Начальная (максимальная) цена 499 999 рублей (Четыреста девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять рублей 00 копеек).
- Место установки: Иркутская область, Иркутский район, п.Листвянка, санаторий «Байкал».

Государственный контракт... Гадко...
Ответить

#
15.06.2009 в 09:50
Мир Вам!
Я прошу прощения, но мое личное впечатление такое: некоторые люди оставлят след в истории, а другие следят! Извините, но автор идет именно этим „путем”. В Ленинграде,если не ошибаюсь, в 1992 году в газете „Театральный Ленинград” была опубликована интересная статья - КОГО РАССТРЕЛИВАЛИ ЧЕКИСТЫ В 1917 ГОДУ - после расспада СССР в прекрасном городе ПИТЕРЕ, но никак не САНКТЕ оказалось СТОЛЬКО ПОТОМКОВ ПРАВЯЩИХ ДИНАСТИЙ И ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АРИСТОКРАТИИ что во всей империи их не было. Слишком много желающих в наше время стали противниками режима. Есть прекрасная песня Розенбаума - ЧТО ТО ЗДЕСЬ НЕ ТАК, это точно о нас всех. Да благословит Вас Господь!
Ответить

#
13.06.2009 в 22:48
Прошу прощения, какой собор постановил, что «отсутствие сопротивления <коммунизму> есть не подлежащий прощению грех»? Не свидетельствовали ли тысячи новомучеников на допросах, что они не враги советской власти?
Ответить

#
12.06.2009 в 15:30
В продолжение дискуссии "Чему учит наша история?" предлагаем статьи Владимира Кабакова, напечатанные в разных номерах интернет журнала "Что есть Истина?" http://russianalbion.narod.ru/linksIstina.html
Иисус Христос и свобода.
http://albion4.sitecity.ru/stext_0103012721.phtml
Иисус Христос и любовь
http://albion10.sitecity.ru/stext_2708032702.phtml
Вина или обида. Часть 1
http://ali2014.sitecity.ru/stext_1409235103.phtml
Вина или обида. Часть 2
http://ali2014.sitecity.ru/stext_1409235415.phtml
Ссылка на наш сайт: russianalbion.narod.ru обязательна
C уважением, Алексей Рацевич, зам редактора журнала "Что есть Истина?"
Ответить

#
12.06.2009 в 11:49
Похоже история учит тому что она ничему не учит.
Не мне, конечно, с моими 2,5 классами церковно-приходской школы в области истории лезть в полемику профессора МГУ и священника, однако позвольте сделать несколько замечаний.

Во-первых позвольте усомниться в закрытости архивов. Я, например, слышал что наоборот в связи с рассекречиванием архивов по истечению положенного законом срока, у историков появляется много интересного материала. Однако либералы не спешат этим воспользоваться, возможно опасаясь, что красные окажутся не такими уж и черными, а белые не такими уж и пушистыми.

Во-вторых я не согласен с таким подходом, когда понятие греха выводится из личного поля ответственности и применяется ко всему обществу, да еще и удаленному от событий почти на сто лет. Каяться я могу (и должен) только за свои персональные грехи, а не за злодеяния, совершенные когда-то кем-то. Только в этом случае применимы все те пастырские слова о.Георгия.

Также, насколько мне известно, Откровение Божие содержится в Священном Писании и в Священном Придании. Общую же историю можно рассматривать как поле со-работничества человека Богу и, в большей степени, как борьбу против Бога и Его замысла о мiре.

Далее, фраза «Большевизм ... как духовно-исторический соблазн» откровенно показывает, что о.Георгия совершенно ни интересуют причины, по которым Бог попустил революцию в России. Зачем же о них думать, если и так все ясно — все население «соблазнилось» большевизмом и поэтому не примкнуло к Белому движению. Действительно, все правильно на первый взгляд — большевики отделились от РСДРП и взяли себе свое название в мае 1917 года. Конечно, им не составило особого труда до октября создать такую «соблазнительную» идеологию, которая сразу же «соблазнила» «миллионы». Простите, но на дворе 2009 год и таких либеральных штампов как «большевизм» или «коммунизм» уже недостаточно, чтобы объяснить произошедшую трагедию. Гораздо честнее признать, что либерально-духовной заразой «социализм» и «республика» было больно все российское общество за долго до революции, а к 1917 году здоровых практически не осталось. Как писал Розанов:
«Я понял, что в России "быть в оппозиции" - значит любить и уважать Государя, что "быть бунтовщиком" в России - значит пойти и отстоять обедню»

Тезис «Белое движение было движением праведным» вообще остается без фактического подкрепления. Что, белые генералы постились и служили молебны перед решающими сражениями, как это делал Суворов, например? Или они покаялись в том, что свергли царя и фактически положили начало развалу государства? Даже убиенную царскую семью никто в России не помянул добрым словом, кроме Православной церкви. Красные исповедовали жесткую идеологию построения нового общества, а белые им могли противопоставить только розовые сопли про республику и Учредительное собрание, в которое сами не верили. А в реальности они дрались за свою собственную власть. Более того, бывшие царские генералы, единодушно скинувшие царя, поделились примерно пополам и разбежались по разные стороны, названные в последствии условно «белые» и «красные». А что же народ ждал от белых? Среди сибирских крестьян, например, ходили слухи о том, что впереди белой армии идут священники крестным ходом и во главе войска - спасенный царь. А получили английскую марионетку Колчака с его расстрельными командами, зверствовавшими не хуже красных. Так что выбора у русского народа тогда как такового и не было.


«С кем мы сами?» - почему мне опять навязывают тезис в духе «...до основания, а за тем...!»? Я не хочу выбрасывать 70 лет из истории моей Родины на основании того, что некоторое время у власти были подонки и людоеды. Во-первых большинство из них быстро последовало за своими жертвами, а во-вторых в эти 70 лет мой народ и моя страна совершили такие беспримерные подвиги и заплатили такие жертвы, что иной десяток народов за всю свою историю не наскребет.
Позвольте мне остаться в этом вопросе с митрополитом Сергием и словами из его знаменитой декларации: «Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи.»
Таким образом я вполне принимаю и тысячелетнюю историческую Россию (в которой не все так было красиво и пушисто) и прошедшие десятилетия советской власти и нынешнюю ситуацию, как общий замысел Бога о России.
Ответить

#
протоиерей Василий Хадыкин, Россия, г. Красный Сулин
12.06.2009 в 00:34
Очень хорошая статья. Она созвучна моим мыслям практически стопроцентно. Однако, замечу, что на сторону Германии, во Второй Мировой, перешли не только перебежчики из Красной армии, те, которые пошли в годы Гражданской Войны в краскомы и военспецы РККА, но и многие белые генералы и офицеры, такие, как тот же Краснов, Шкуро, Туркул, Султан Клыч-Гирей и другие. Они не служили Троцкому.
Ответить

#
11.06.2009 в 14:10
Horoshaja statja, namnogo luchshe o. Zadornova (kstati govorja, pochemu ne bylo vozmozhnosti ostavljat' kommentarii k ego statje?). I zdes', mne kazhetsja, prichina stol' raznogo videnija - raznyje pokolenija avtorov. A.Zubov mog mnogo dol'she v svojej zhizni nabljudat' SSSR v ego neprigljadnom svete.
Napomnju k slovu: o. Mitrofanov byl aktivnym uchastnikom prozessa objedinenija s RPZ Sazranizej. I ego otnoshenije k naslediju kommunizma bylo znachimym dlja drugoj storony.
Esli RPZ pretendujet na status bol'shij, chem tol'ko rossijskoj Zerkvi (t.e. v i dlja Rossii), ona dolzhna dopuskat' kak minimum vozmozhnost' al'ternativnyh posizij v politicheskih voprosah (eto kasajetsja i ukrainskogo voprosa s Mazepoj i procheje).
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс