Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Проект «Положения о монастырях и монашествующих»

23 июня 2014 г.
Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия, на портале Богослов.ru и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.

Проект документа во исполнение п. 25 Поручений Освященного Архиерейского Собора 2013 года по итогам общецерковной дискуссии 2012 года подготовлен комиссией Межсоборного присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашества, а затем был доработан редакционной комиссией Межсоборного присутствия, председателем которой является Патриарх.

Проект «Положения о монастырях и монашествующих» (pdf)

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (604)

Написать комментарий
#
20.02.2016 в 20:59
Очень бы было идеально иметь такое в уставе монастыря, очень бы)... и ещё это всё исполнять...:

54. Новопоступившего прежде всего научали, как он должен был вести себя в церкви в
трапезе и дома. Прежде только рассказано было это ему; а теперь предлежало ему
приобресть во всем этом надлежащий навык. В 31-м пункте говорится, что смотритель учит
братий, как держать себя в трапезе. Всего приложимее это к новичкам. Но если он научал
надлежащему поведению в трапезе, то нет сомнения, что на нем же лежало обучать его и
тому, как держать себя в церкви, дома и на работах.
55. После того, как навыкал он всем порядкам,— что не требовало, как надо полагать
долгого времени,—его заставляли заучить на память еще несколько псалмов, до 20, два
послания, или другую какую часть Писания. Если он не знал грамоты, то (не дожидаясь,
пока выучится) назначали ему учителя и он выучивал все это со слов: для чего подходил к
определенному учителю в первый, третий и шестой час, и стоя пред ним, прилежно
заучивал назначенное, со всякою благодарностью (п. 139).
56. Незнающим грамоты однакоже не оставляли новичка; но по окончании
первоначального заучивания, заставляли его выучиться читать, хотя бы он и не хотел того.
Для сего начертывали ему буквы, слоги, слова и растолковывали весь механизм чтения.
Вообще, в монастыре никого не должно было быть, кто не умел бы читать, и не знал на
память чего либо из Писания—по наименьшей мере,—Псалтири и Нового Завета (п. 140). "Древние иноческие уставы".Феофан Затв. 9.Приём в обитель.
Ответить

#
26.05.2016 в 05:45
Основав мужской монастырь, которого и управление передала мужчинам, она собрала из разных областей множество девиц, как знатных, так и из среднего и низшего класса, и разделила их по трем обителям, но так, чтобы они, разобщаясь в труде и пище, соединялись в псалмопениях и молитвах. После того как пропето аллилуйя (этим знаком сзывались они к собранию), ни одной не дозволено было оставаться в своей келье. Но старшая или одна из старших появлением своим завершала приход прочих и увещевала их к труду не угрозами, но постыжением и примером. Утром в третьем часу, шестом, девятом, в полночь они стройно пели псалмы. Ни одной из сестер не дозволялось не знать псалмов и ежедневно не выучивать что–нибудь из Святых Писаний. Только в день воскресный сходились они торжественным шествием в общую церковь из своих отдельных обителей: в этом случае каждый отряд следовал за своей матерью. В таком же порядке возвращались они и в свое жилище, где усердно принимались за работу, какая кому назначена, и шили одежды или для себя, или для других. Если которая была и знатного рода, ей не позволялось держать при себе кого–нибудь из своего дома, чтобы, припоминая прошлую жизнь, частым собеседованием не освежили и не возобновили они в своей памяти прежних шалостей резвой юности. У всех них была одинаковая одежда. Полотно белое употребляли они только для утирания рук.
Сказание о добродетелях блаженной Павлы.
Ответить

#
31.07.2015 в 10:42
1.Может ли бывший рясофор венчаться, если иноческий постриг считается только приуготовитльным этапом к принятию монашества, т. е. степень послушничества.
2.Существует ли чин расстриженя? Или то, что запретили причащаться по иноческому имени и носить иноческие одежды - это и есть расстрижение?
3.Постриг без искуса. Существует ли какая-то ответственность для лиц совершаемых постриги через месяц после вступлеия в обитель(в женском монастыре), если до пострига должен быть искус не менее трех лет. Может ли такой постриг считаться действительным? Просто поставили перед фактом, что постригут, и по послушанию не отказывались. Не является ли этот постриг принудительным?
Ответить

#
Сергей Деревянко., Украина, г. Лохвица
21.01.2016 в 14:06
Вот видите Никита, на Ваши, абсолютно простые вопросы, Вы не можете получить ответа. Почему? Потому что этот вопрос, в Церкви, не решен до конца и повис в воздухе. И плохо то что решать его никто не собирается, наверное думают что можно отмолчатся.

Это лишь доказывает, что рясофорный постриг нельзя считать как нечто безвозвратное. Его нужно или отменить вовсе, что бы никого не смущал, либо относится к нему как к последнему искусу пред принятием монашества и это лучший вариант.

Рясофорный постриг вне всякого обета, что даёт право постригаемому изменить своё решение относительно монашеского пути. Лучше быть хорошим семейным христианином чем плохим монахом. Ну человек был в прелести, ну повела его эта прелесть на высоты, с кем не бывает? Что теперь его отлучить от Церкви? А если бы кто это и захотел сделать, то чем будет руководится? Где каноны, правила по которым рясофорный должен отвечать? Их нет, просто, нет! Что бы поддать епитимьи рясофорного, нужно с него было требовать внятных обетов целомудрия, как об этом говорит Василий Великий "19.
Обетов мужей не знаем иных, как разве, которые причисляли себя к чину
монашествующих, которые молчанием показуют, яко приемлют безбрачие. Но и для
сих приличным быти мню предварительно, да вопрашаются, и да приемлется
от них ясный обет девства:
и аще совратятся к плотоугодному и
сладострастному житию: да подпадут епитимии, положенной для
любодействующих." А если этих ясных обетов нет, за что епитимья? Обещал тогда получи, а если не обещал, за что получать?

Именно потому Вам нигде никто не даст внятного ответа на этот вопрос, он попросту не решен ещё окончательно. Вообщем делайте выводы сами и решать придётся самим этот вопрос.
Ответить

#
22.01.2016 в 13:02
"Потому что этот вопрос, в Церкви, не решен до конца и повис в воздухе. И плохо то что решать его никто не собирается, наверное думают что можно отмолчатся".
Может быть стоит подождать ближайшего Архиерейского Собора? Не на нем ли собираются утверждать сей Проект Положения со всеми изменениями?
Из негласных источников слышала, что прошлой зимой, на одном из внештатных архиерейских собраний, Патриарх наоборот говорил о том, что стоит озвучить возможность инока вернуться к мирской супружной жизни, т.к. количество обратившихся вспять рясофоров просто огромно, и что следует это узаконить.
Ответить

#
8.06.2015 в 09:37
Не
надо быть пророком, чтоб видеть, почему монасытри пустеют. "Аще же соль
обуяет,чим осолится? ни во что же потребна, вон изсыплют ю" Построть
здание, люди и придут. Не сработало. Может, надо создать приют? Нет, не
солоно! Что сделать? Может, реабилитационый центр и еще что-то? По
разнарядке, конечно, и воскресную школу надо. И тюрьму ближнюю
окормлять. И треб побольше. Не солоно? Нет, опять мимо. Заведут при
монастыре псарню, породистых выводят, или клумбы красивые, как хорошо! А
почему же народ-то в монастыри не идет? Так ведь наши монастыри все
почти стали приходами,которые обслуживают люди в рясах. Вернитесь к
настоящим монастырям, покажите людям идеал монашеской жизни,
тогда станут приходить люди опять, собираться вокруг игуменов, у кторых
есть духовная жизнь, в братства, где есть любовь во Христе. Все
остальное не про монастыри, это все " в молоко".
Ответить

#
24.05.2015 в 14:14

Слова монах и инок - одно и то же суть. Потому, как монах - это не тот, кто бобылём жизнь свою проживает,
а тот, кто живёт инако и инако мыслит; т.е. не от мира сего. Инок, стало быть.

А то, что лукавство человеческое употребило разницу в написании слов для своего дела, так это старо как
мир: "Как известно, рясофор, появившийся в эпоху Вальсамона или немного ранее, отражал практику игуменов
обходить 5 пр. Двукратного собора, предписывавшего совершать постриг в схиму только через три года после
вступления в монастырь, а также законоположение 5 Новеллы Юстиниана [38], которая повелевала, чтобы
проходящие трёхлетний искус носили мирские одежды: облачая в рясу и совершая «чин облачения в рясу и
камилавку» по образцу посвящения в низшие церковные должности, игумены постригали в мантию ранее
трёхлетнего искуса, подтверждая таковую практику тем, что постригаемый уже не носит мирские одежды,
а потому к нему не относится и данный запрет. Сам Вальсамон, однако же, хотя и предписывает рясофорным
инокам запрет на оставление обители, не считает их получившими монашеский статус. И это является
важным моментом в понимании его точки зрения на рясофор."

Это в самом начале обман в обход закона чтобы быстрее кого-то пострич! О суета! Как ты сложна и
многолика!

Монах - это неполный инок, а инок - это неполный монах. А схимник - это полный монах и инок.
А можно по-другому:
Сначала постригать в четвертного инока.(инок на одну четверть)
Потом в третичного (на одну четверть с авансом)
Потом в половинного
Потом в трёх четвертного
А потом в полного.
А потом как в генерала - в схиму!
Или делить живущих в монастырях на послушников потом первоначальных, новоначальных,
начальных, средних, преуспевших и совершенных.
А можно по образцу книги И.Лествичника на 30 ступеней разделить и каждый год в кого-то постригать,
например в букву "А" и т.д.
Вот как интересно... а можно придумать ещё сколько хотите) Человек же растёт..должен во всяком случае).
Кому это надо - системе? Но в церковной системе вполне достаточно чинов от чтеца - до Патриарха.
Куда ещё? может хватит. А в монастыре - старшие, благочинные, келейницы, старшие келейницы,
келари, певчие, бухгалтеры - казначеи и т.д. как бы не запутаться.

Самим монахам это ненадо. Они уже духом в иноков родились. Преображение
уже произошло, а духовный рост продолжается "до бесконечности" по словам некоторых отцов и полным
никогда не будет.
Т.е. преображение одно - когда человек после крещения(после рождения) получает силу жить
ангельски а не семейно.
Ответить

#
18.05.2015 в 17:08
Устав Афонского Пантелеимонова монастыря
Прежде чем знакомить читателя с уставом Афонского Пантелеимонова монастыря, расскажем немного о монастырских правилах вообще. Одним из фундаментальных принципов монашеской жизни является избирание игумена братией. На Святой Горе Афон считается совершенно недопустимым, чтобы он был назначен кем-либо извне. Игумен обязательно является и духовником монастыря, и только он может принимать исповедь. Поэтому послушания, полученные от игумена, братия воспринимают не как распоряжения начальства, а как благословение духовника. В то же время не допускается, чтобы власть была сосредоточена в одних руках. Почти все вопросы игумен решает совместно с собором старцев, который заседает регулярно раз в неделю или чаще. В некоторых случаях игумена могут и переизбирать, например если он уклонился в ересь, совершил нравственное падение и если его дела противоречат монашеским правилам и учению святых отцов.
В русских монастырях сейчас, к сожалению, порядки во многом не соответствуют святоотеческим правилам. «Что же прежде и более всего нужно сделать, чтобы поднять монастыри на желательную высоту? На этот вопрос дает прекрасный ответ в Бозе почивший епископ Игнатий (Брянчанинов): "Для учреждения, поддержания и исправления монастырей необходимо, чтобы во главе их стали и стояли достойные мужи, изучившие Священное Писание и писания святых отцов, образовавшие себя по ним, стяжавшие знание деятельное, живое, привлекшие в себя Божественную благодать". Из жития святых мы видим, что на должность настоятелей назначались исключительно иноки высокой по добродетели жизни. Такие настоятели-руководители старались вести по своим стопам и вверенное их попечению братство. Так ли делается в настоящее время при назначении настоятелей в монастырях? Не назначаются ли, напротив, на эту должность большею частью лица, не только не проходившия опытно подвижнической жизни, но даже почти и по книгам не изучившия писания святых отцов о монашеской жизни? И вот такие настоятели, получив начальство над монастырями, начинают, главным образом, заботиться о внешности их. Что же касается наблюдения за братством, то оно поручается почти всецело благочинным, которые в большинстве, будучи такими же неискусными в духовном делании, ограничиваются одним внешним наблюдением за поведением братии. Есть, конечно, духовники, но они большею частью малограмотные, не авторитетны в лице братии и в добавок к этому безсильны в действиях. Не то, конечно, было бы, если бы во главе общежительных монастырей... стали бы мужи истинно монашеского духа. Они прежде всего заботились бы не о внешнем украшении обителей, как о деле второстепенном, но о возвышении нравственной и, следовательно, подвижнической жизни братии...». Эти строки были опубликованы в «Московских Ведомостях» в 1909 году, но они актуальны и сейчас. «Следовательно, принимая во внимание вкратце вышеизложенное, должно для поднятия духовной жизни монастырей прежде всего обратить внимание на выбор настоятелей, ибо все в монастыре зависит от настоятеля: каков настоятель, такова и вся братия. Строго воспретить настоятелям иметь отдельныя кухни для приготовления себе пищи, а чтобы всегда ходили на общую братскую трапезу и на общее монашеское правило. Больные настоятели, не могущие итти впереди братии во всех подвигах иноческих, пусть уходят на покой».
http://www.spasi.ru/biblt/mit1.htm
Ответить

#
18.05.2015 в 14:36
Благословите! В дискуссии вновь был поднят вопрос о выборности игумена, хотя уже много раз были приведены все доказательства и рассмотрены все святоотеческие свидетельства.
О необходимости именно избрания игумена из среды братства самим братством можно найти в правилах святителя Василия Великого, в самых различных уставах всех эпох и у многих святых и преподобных отцов, а также во многих житиях. Желающим составить мнение об этой проблеме предлагаю со всем этим внимательно ознакомиться, а не ограничиваться голословными призывами к послушанию. Мы все должны быть послушны святым отцам и церковным установлениям. О выборах настоятеля свидетельствует вся церковная история.
Кроме того, в Положении есть такие слова: «Игумен – это духовный отец всего братства (игумения — духовная мать сестричества) вверенной его (ее) руководству обители». Это к вопросу, является ли игумен духовным отцом. Понимается это, естественно, в духовном смысле, но связь с таким духовным отцом/ духовной матерью очень глубокая, более глубокая, чем с родителями по плоти.
Насчет духовного собора (не путать с «Советами» и со «сборищами») в Положении сказано следующее:
«Духовный собор – совещательный орган при игумене, который созывает его для рассмотрения всех важнейших дел монастырской жизни. В состав духовного собора входят основные должностные лица монастыря, а также иные насельники добродетельной жизни, обладающие духовным рассуждением». Хотелось бы также заметить, что отрицательное отношение к самому слову «собор» представляется малообоснованным, поскольку принцип соборности – один из основных в Церкви.
Ответить

#
19.05.2015 в 15:36
Я уже тут писал историю из моей жизни, как во время смуты в монастыре игумен предложил выбрать настоятеля и вся братия выбрала его, в итоге монастырь в раскол, а он в мир и живёт с женщиной.
Мне думается, что прежде чем давать возможность братии выбирать настоятеля, нужно разведать о жизни самих братий. Если на правило, на службы и на послушания большая часть не ходит, занимаются своими делами и прочее, то в таком монастыре категорически нельзя давать возможность выбирать, потому что критерий выбора будет: не самый благочестивый, а самый угодный. К сожалению, такие монастыри есть и я думаю не единичные...
Ответить

#
22.05.2015 в 11:33
Здесь нет проблемы.
Такие монастыри, о которых Вы пишете, это все же исключение.
Большинство монастырей являются адекватными. В них и надо вернуть
канонически правильную традицию выборов. Однако, не спорю, необходимо,
чтобы были четкие критерии, чтобы не возникало вопросов и необоснованных
недоумений. Например, такой момент: когда происходят выборы. Отнюдь не
когда кто-то захочет и"предложит", как Вы пишете, а когда предыдущий
игумен уходит по состоянию здоровья или умирает. В Элладской Церкви есть
и такие законы: только в случае, если братство меньше пяти (5) человек,
архиерей имеет узаконенное право назначить игумена. Но это
исключительный случай. Хотя и это указано, потому что бывает, что
братство теряет жизнеспособность, тогда уже архиерей должен думать о его
восстановлении. А просто взять и назначить игумена в существующий
монастырь - это против всех святых отцов и против всех канонов.
Ответить

#
12.05.2015 в 14:53
Спасибо
Синод. отделу monasterium.ru за публикации докладов. См. последние 2
доклада из Белоруссии. Но честное слово, за державу обидно! Почему у них
градус трезвости там, на Белой Руси, выше, чем в Руси Великой? Почему у
них там Владыки пишут о молитве Иисусовой, а у нас поди найди таких
владык? Или у нас тут Владык загружают разными соц.инициативами, которые
надо "выполнить и перевыполнить" и потому им до Афона не так легко и
добраться? Или в чем причина? Понятно, что и они только "подымаются с
колен", как и мы, однако ж по их материалам наглядно, что, кажется, их
подъем быстрее и успешнее, чем у нас. Косности меньше, а любви к
монашеству больше. Ошибаюсь? Возможно. Однако как бы хотелось, чтоб и
наши Владыки выступали на монашеских конференциях как монахи, как
любящие монахов и понимающие суть этой жизни!
Ответить

#
7.05.2015 в 21:20
Вот только вчера произошел случай: игумена монастыря в Вологде новый владыка уволил через Синод. Хотя тот почти двадцать лет был наместником. Ни братию не спросили сменить ли им отца, ни комиссию по делам монастырей не прислали. Кажется, что и сам отец узнал из интернета.
Это просто не красиво. Не будем уже говорить о том, какое это насилие над организмом монашеского братства! Воистину игумен или игумены это чиновники, посылаемые начальством!
Я, конечно, понимаю, что не мало святых было и при этот системе явлено. И, безусловно, и в этом решении действует промысл Господень! Правда, возможно, как компенсирующий. Но это же дико, когда внутри нашего христианского братство такое возможно!


Ответить

#
11.05.2015 в 15:17
Жаль. Очень жаль.!!!!!.......... А воз и ныне там.
Ответить

#
11.05.2015 в 01:30

Мне очень жаль, что у вас такое случилось. Крепитесь.

После подобных случаев вспоминаешь о выборах. Конечно, мне неизвестна причина увольнения, но если братия любила отца наместника, и ничего не знала об увольнении, то это большой удар. Если бы это обсуждалось, то было бы, наверное, легче принять. Да и со стороны духовенства - это безразличие к чувствам и мнению общины. Такое отношение чуждо христианскому духу любви.

Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
8.05.2015 в 23:16
Христос Воскресе!

Когда христианин постригается в монахи, он даёт обет послушания и нестяжания. Священноначалие не обязано перед монахами отчитываться и с ними советоваться о назначении игумена монастыря. Или Вы предлагаете демократический контракт между монахами и монастырём заключать? Боюсь, это приведёт к панибратству и вседозволенности, со всеми вытекающими последствиями.

То, что игумена 20 лет не меняли - это тоже не всегда хорошо. В советские годы, для поддержания боевой готовности, в воинских частях была обязательная ротация - каждые пять лет меняли не только командира части, замполита и другое начальство, но и отправляли их служить на новое место за тысячи километров. Нравится кому-то, или нет - это просто необходимо для духовного совершенствования и спасения.

Воистину Воскресе Христос!
Ответить

#
13.05.2015 в 09:30
я не могу согласиться! как раз корень всех проблем нашего монашества – в том, что нет выборности игумена. а есть назначенцы. монаху нужен духовный отец. монах не может жить сам по себе. сам по себе он бы и в миру спасался. И в миру можно читать святых отцов, молиться, исполнять заповеди, поститься и т.п. и т.д. одно только в миру невозможно – монашеское послушание от сердца, с молитвой. это можно найти только в монашестве. вот для этого в монастырь идут. то есть я не просто в монастырь пришел, в монастырские стены. а я пришел к конкретному человеку, игумену, которому я доверяю, который меня ведет.
а если этого в монастыре нет, то есть нет общего духовного отца, которому все братство верит, то в таком монастыре послушание, духовная жизнь на чем будет держаться? на одном чувстве долга? на дисциплине? назначили - слушайся? не может быть на таком основании искреннего послушания и монашеской жизни настоящей быть не может. отсюда и все проблемы – абсолютно все.
Ответить

#
11.05.2015 в 01:17

Христос воистину воскресе!

Уважаемый Василий, монахи - это не стадо баранов. Это люди, у которых есть голова на плечах и своя воля, которую они добровольно подчиняют. А еще рассуждение, без которого нигде не проживешь.

Вообще в монастырях, в хороших монастырях, например, на Афоне есть такой "Духовный совет монастыря", на котором все важные вопросы решаются, в том числе и выбор достойного кандидата в игумены. Но сегодня, увы, наше духовенство полностью взяло на себя роль по управлению жизнью монастырей. Склоняюсь к тому мнению, что от этого много бед нашим обителям. История показывает, что если переводят игумена, с ним может уйти половина монастыря. Такое значение имеет отец игумен для братии. Это настоящая "ампутация" для общины. Такие сравнения, как демократический контракт - просто оскорбительны. Вот если бы вам поменяли мать для совершенствования? А ведь хорошая игумения - это мать. Также больно терять духовного отца. И если вам не понятны такие вещи, очень жаль.

Еще не лишним будет упомянуть, что те ежедневные труды, которые несут монахи, не имея отдыха, вам трудно и представить. Каждый день они переламывают себя. И эта борьба ведется всю жизнь. Бедные сестры ломают себе спины, поднимая тяжести. И часто, благодаря неумелому и жестокому руководству назначенных в качестве игумений лиц, теряют здоровье, выполняя свое послушание и смиряясь. Такие начальницы не имеют монашеского опыта, но зато имеют хорошие связи. Интересно, стали бы вы ежедневно смиряться, если бы вас унижали и заставляли выполнять тяжелую грязную работу, да еще и не нормированную по времени? Позвольте выразить сомнение.

Выбор игумена едва ли можно назвать вседозволенностью.

Все-таки рассуждать об обетах уместнее монашествующим. Простите.

Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
12.05.2015 в 10:12
Уважаемые модераторы, если эту тему положено обсуждать только монашествующим, и если здесь я пишу не по делу, прошу не публиковать ниже приведённое моё высказывание.

Христос Воскресе!

Прежде всего, спаси Вас Господи за подробный ответ. После его прочтения я сначала хотел послушаться Вашего совета и больше не комментировать тему монашества. Но совесть подсказывает, что христианин не вправе отмалчиваться и отмахиваться от явных нарушений духовной жизни. Я считаю, что если есть проблемы, их надо вскрывать, а не замалчивать, тем более в монашестве.

Вы хорошо сравнили, что игумения - это мать. Но ведь человек, обычно взрослеет, мужает, покидает отчий дом, заводит семью, а родители умирают, и что теперь неразлучным детям тоже в могилу за любимой мамочкой?

Слово настоящая "ампутация" меня совсем удивило! Понятно, что когда жених с невестой вступают в брак они становятся "плотью единой" (Еф. 5, 31); - заметьте, что именно плотью единой, а не "духом единым". Духовное единство, прежде всего, должно быть с Богом. "Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником" (Лук.14, 26-27). "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет её". (Матф. 10, 34-39). И, прекрасно зная эти слова Спасителя, неужели Вы считаете монашество личным союзом монаха с игуменом или монахини с игуменией? Как-то тут, ... - простите за пошлость.

"И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах;" (Матф.23,9).
"Не надейтеся на князи - на сыны человеческие, в них же несть спасения".

Не сегодня духовенство полностью взяло на себя контроль по управлению жизнью монастырей, а уже в 4 - 5 веках все монастыри были подчинены тем архиереям, на территории чьих епархий они находились. И благодаря этому подчинению произошёл самый высокий расцвет монашеской жизни, когда византийские чиновники даже опасались, что все граждане уйдут в монастыри и города опустеют.

В монастырях есть Духовные советы (хотя слово Советы сейчас отдаёт большевизмом). Посмотрим в патериках житий преподобных, как эти советы, сговорившись изгоняли из монастырей святых преподобных Сергия и Трифона Вятского. Сборище революционных монахов старейшей на Руси Киево-Печерской Лавры в январе 1918 года осудило на смерть, выдало большевикам и три дня не погребало убитого первого новомученика российского митрополита Владимира (Богоявленского).

В Православии всё высшее священноначалие (архиереи) - сами заслуженные монахи, которые любят монастыри, заботятся о них, выделяют им значительные деньги из епархиальной казны, посещают монастыри, беседуют с братьями или сестрами, внимательно вникают во все дела монастырей. А из Ваших слов, получается, что они только и делают, что разрушают монастыри и монашескую жизнь?

Вот Вы сказали, если переводят игумена, с ним может уйти половина монастыря (хотя хороший священник не должен заслонять собой Христа Бога, и должен жёстко одёрнуть своих боготворителей, обожателей и страстных подлиз). Если этот игумен вдруг умрёт, братья на выборах нового игумена разделится на 5-6 ожесточённо враждующих партий. И тогда ещё меньше монахов останется в монастыре!!!

Вы хотите вызвать жалость к монахиням, в грязи поднимающим тяжести и выслушивающим оскорбления. Но посмотрите какие страдания, болезни и унижения обрушиваются на таких же женщин в миру, в несчастных семьях, на производстве, в строительстве, в общепите или в сельском хозяйстве. Даже если женщины или девушки сидят в фешенебельных офисах и только подписывают бумаги, на них ежедневно обрушивается столько негатива, что они только и думают поскорей бы уйти домой, и не поменять ли им свою работу. Некоторые из них алкоголем заливают свои скорби, а другие завидуют монашкам. У Вас есть одно неоспоримое преимущество перед теми: Вы всегда чувствуете помощь Божию, покров Пресвятой Богородицы и заступничество всех святых, и у Вас есть реальная надежда на Вечное блаженство.

А если христианину невтерпёж человеческого общения, то нужно вступать в брак, а не пытаться напрасно из монастыря сделать себе семью. И это должно быть чётко прописано в "Проекте положения о монастырях и монашествующих", чтобы меньше было обманутых наивных монахов и монахинь, полагающих, что монастырь - это якобы курорт или дом престарелых, а не самое пекло духовной брани. Монашествующие - это духовные воины, которые думают только о том, как победить дьявола, а не стадо баранов, думающих только куда бы укрыться, и зарежут ли меня сегодня на мясо, или нет.

Очень хорошо, что у вас есть голова на плечах и желание порассуждать и свободная воля. Плохо, что вы не знаете куда эти все таланты свои применить, кроме как на напрасную и греховную предвыборную борьбу между собой за игуменское место. Выше я уже как-то писал, что до революции монастыри и отдельные монахи активно занимались миссионерством, просвещением мирян, переводом и издательством духовных книг, церковной утвари, самой разнообразной благотворительностью, и конечно же круглосуточной молитвой за весь мир. Вот где монашествующим надо проявлять свою инициативу и креативность.

Простите меня за резкость суждений и помолитесь.

Воистину Воскресе Христос!
Ответить

#
15.05.2015 в 16:23
К вопросу об ампутации.

Авва Дорофей, вопрошая: «Чем кажутся вам общежития?», отвечает: «Не суть ли они одно тело и члены друг друга? Правящие и наставляющие суть глава, наблюдающие и исправляющие — очи, пользующие словом — уста, слушающие их — уши, делающие — руки, а ноги суть посылаемые и исполняю щие служение. Глава ли ты — наставляй; око ли — наблюдай, смотри; устали — говори, пользуй; ухо ли — слушай; рука ли делай; нога ли — служи. Каждый да служит телу по силе с но ей, и старайтеся постоянно помогать друг другу или учением, влагая слово Божие в сердце брату, или утешением во время скорби, или поданием помощи в деле служения. И, одним словом, каждый по силе своей старайтесь соединяться друг с другом, ибо, чем более кто соединяется с ближним, тем более соединяется он с Богом»
Ответить

#
14.05.2015 в 09:41
Кто не живет монашеской жизнью, тот, неудивительно, если видит пошлость, в том чувстве, о котором пишут все святые отцы - о глубочайшей связи игумена и монаха. Сакральной связи, без которой невозможна монашеская жизнь, как бы ни пытались ее "насадить" сверху.

Вот как преподобный Феодор Студит любил братию - маленький примерчик. Богъ мне
свидетель, говорилъ онъ студитамъ, у меня нетъ никого, кого бы
я предпочелъ вамъ въ любви, заботе или благосклонности,—
ни отца, ни матери, ни брата, ни родства, ни дружбы, ни мирской
славы, ни властей, ни вельможъ, ни царей, ни чего-либо
другого, малаго и великаго, въ здешнемъ міре... Васъ я люблю
больше родителей, больше братьевъ, родныхъ и всего міра.
Если полюблю кого-либо, привяжусь и стану благоволить кому
-либо из своихъ родственвиковъ или вообще близкихъ мне
лицъ больше, чемъ вамъ, то да буду анафема... После Бога
у меня нетъ НИКОГО, — ни отца, ни матери, ни братьевъ, ни
сестеръ, ни родственниковъ, ни друзей, кроме васъ... Вы —
мои и братья, и дети, и отцы, и друзья, и родные, возлюбленные
π желанные; вы — самые дорогіе мои члены, самая близкая
утроба моя... Вы — моя любовь, услажденіе и желаніе ; не
подумайте, что это пустыя слова, но поверьте, что съ словомъ
согласуется мое сердце... Вы — мое сердце,умъ, радость, благоволеніе,
веселье, венецъ, слава, сила, спасеніе.
Сердце мое горитъ за васъ, и нe тесно вмещаетеся
въ утробе моей; каждаго изъ васъ обнимаю
духовной любовью, желаю согревать васъ и всячески пещись
о васъ». Въ силу союза любви «мы составляемъ всецело одно,
вы во мне и я въ васъ, ваши и мои успехи считаются взаимными,
и я душей своей отзываюсь на все, что случается съ
вами,— съ братствомъ въ целомъ и съ каждымъ изъ братій въ
отдельности.
Ответить

#
13.05.2015 в 03:11

Христос воскресе, уважаемый Василий!

Неоднократно монашествующие высказывали на этом форуме возмущение по поводу комментариев участников дискуссии, не имеющих отношения к монашеству - настолько эти комментарии были абсурдны или откровенно враждебны. Но о. Павел Великанов придерживается другого мнения. И это не плохо. Здесь предоставлена площадка для высказывания всем. Таким образом, мы можем узнать взгляд людей(в т. ч. тех, которые имели какое-либо соприкосновение с монастырями) на жизнь в монастырях, скажем так, со стороны.

К сожалению, многие люди берутся цитировать Св. Писание, но, увы не хватает духовного опыта и рассуждения. И вы, уж простите, взялись напрасно. Вы же не приводите авторитетных толкований. И вы, к тому же, выбрали действительно неоднозначные, сложные места из Библии. Вы богослов? Похоже, что нет. Кроме того, в толковании текстов даже богословы расходятся. А вы хотите этим кого-то убедить? Скрепя сердце привожу эти цитаты, а многочисленные высказывания святых отцов о духовной семье, о духовном союзе приводить уже не буду.

"У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее". (Деян. 4:32)

"Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы?"(1 Кор 6: 15)

" Со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью,
стараясь сохранять единство духа в союзе мира.
Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания". (Еф. 4:2-4)

Я считаю монашескую семью или общину на приходе, или любую христианскую семью, безусловно, духовной семьей. И, полагаю, что так думают все христиане. А, если вы этого не понимаете ... " Да любите друг друга" - это тоже пошлость?

Что касается приведенных мною цитат, то члены Христовы - члены одного тела и явно не земного(материального), а духовного тела. Впрочем толкованием текстов мне заниматься стыдно. Я предпочитаю не богословствовать. Оставлю это богословам.

Не сегодня духовенство полностью взяло на себя контроль по управлению жизнью монастырей, а уже в 4 - 5 веках все монастыри были подчинены тем архиереям, на территории чьих епархий они находились. В Церкви, как и везде необходима иерархия. Я говорю лишь о том, что есть вопросы, которые должны решаться внутри монастыря. Такой порядок есть во многих греческих монастырях. Какая свобода была дана монастырям в древнем Египте и Палестине лично я не знаю. А если вы утверждаете, что архиереи решали все важные вопросы, то пожалуйста приводите ссылки на авторитетные источники.

В Православии всё высшее священноначалие (архиереи) - сами заслуженные монахи, которые любят монастыри, заботятся о них, выделяют им значительные деньги из епархиальной казны ... Ну что нелепее можно написать? Многие архиереи из белого духовенства, многие никогда не жили в монастырях! Финансовая помощь для Патриархии является канонической обязанностью епархий. А финансовая поддержка епархий является обязанностью кого бы вы думали? Правильно, монастырей и приходов.

Насчет несчастных женщин в миру я согласна. Но я писала о трудностях, желая пояснить, что жизнь людей в монастырях требует многого терпения и смирения. В миру люди так себя не ведут. Они расслабляются, могут ругаться, не слушаться, отказаться от чего-то, а в монастыре тебя просто выгонят.

А если христианину невтерпёж человеческого общения, то нужно вступать в брак, а не пытаться напрасно из монастыря сделать себе семью ... Монашествующие - это духовные воины, которые думают только о том, как победить дьявола, а не стадо баранов, думающих только куда бы укрыться, и зарежут ли меня сегодня на мясо, или нет.

Ну, простите, бред. Даже русская пословица гласит : "Один в поле не воин". А в Псалтири написано: "Что есть добро или, что есть красно, но еже жити братии вкупе". Вижу, что вы начитались про пустынников, но вам бы лучше Авву Дорофея почитать. К сведению, многие пустынники жили по двое. Многие даже прославлены по двое и на иконах так изображаются, поскольку имели одно сердце и одну душу. Любовь их между собою была духовной, а не плотской.

О том, какою деятельностью хорошо бы заниматься монастырям, вы правильно пишете, но кто-же с вами спорит?

Ответить

#
10.05.2015 в 16:17

Простите. Но ваше мнение - это обсуждать проект и убеждать все с самого
начала - все три года. Все монахи - о духовной семье, о выборности, по святым
отцам, о заповедях, о доверии, о преемственности, о свободной воле, которую Бог
нам дал и о добровольном служении Богу с отсечением своей воле ради Господа и
т.д.



Но, так, батенька, как вы мыслите, к сожалению мыслят
с постсоветского времени - монастыри - юридическое лицо, приказы, указы,
молчать, не рассуждать, гнись пониже. А Имя Христа примазывают и штампуют ко
всем обстоятельствам. Муштра.



Ответить

#
13.05.2015 в 09:34
А
вы, товарищи, не шумите, а попробуйте, как заповедует апостол, с
кротостью дать ответ о своем уповании. Что вы подразумеваете, когда
декларируете, что монастырь есть семья? Что за узы соединят вас? Без
нападок, а просто напишите, а мы - вонмем.
Ответить

#
19.05.2015 в 15:32
Благословите, Даниил! Отвечая Вам, я буду использовать слова чт.Василия, если можно. Его сообщения показывают искреннее неравнодушие к проблемам монашества, и хочется ответить так же искренне. Поскольку я много лет в монашестве и вижу проблему, так сказать, изнутри, то попытаюсь высказаться по некоторым положениям. Прошу меня простить, если впаду в излишний полемический задор.

То, что игумена 20 лет не меняли - это тоже не всегда хорошо. В советские годы, для поддержания боевой готовности, в воинских частях была обязательная ротация.
Некоторые участники форума уже ответили, что монастырь – это семья. Надо сказать, что когда святые отцы приводят это сравнение, то имеют в виду не полную аналогию монастыря с обычной земной семьей, но, прежде всего, духовное единение детей с родителями. И потому попытка продолжить это святоотеческое сравнение земными реалиями: дети вырастают, женятся, родители умирают, — несколько некорректна. Единство монастыря выше и крепче земных семейных уз, как о том говорят все святые отцы. Монастырь – это семья, но семья иная, духовная, поэтому монахи и дают в чине пострига обет «пребыть в монастыре сем даже до последнего издыхания».
Говорить об этом теоретически можно долго, но трудно убедить человека одними теоретическими выкладками. Это надо пережить.
Не знаю, Василий, Даниил, есть ли у вас дети. Но если есть – то представьте на минутку, что в нашей стране решили бы провести эксперимент: до пяти лет (допустим) ребенка воспитывают отец и мать, а потом дитя от них забирают и каждые пять лет меняют ему родителей (а им, в свою очередь, дают «на воспитание» других). Нетрудно предположить, как отозвались бы на подобное начинание хорошие родители. Да, вы знаете, что этот эксперимент проводится ради пользы вашего ребенка, ради его разностороннего развития, ради большей опытности в жизни, ради… еще не знаю чего – но разве это разлучение не стало бы и для вас, и для ребенка болью и горем? И разве у вас не было бы чувства, что ваша семья претерпела настоящую ампутацию? И последний вопрос: если бы у вас была возможность выбрать: участвовать в этом эксперименте или нет, что бы вы выбрали?..

Если христианину невтерпёж человеческого общения, то нужно вступать в брак, а не пытаться напрасно из монастыря сделать себе семью. И это должно быть чётко прописано в "Проекте положения о монастырях и монашествующих", чтобы меньше было обманутых наивных монахов и монахинь, полагающих, что монастырь - это якобы курорт или дом престарелых, а не самое пекло духовной брани.
Хороший монастырь — это именно духовный курорт, это рай, это место, наполненное теплом и любовью. Да, монах действительно внутренне находится в пекле духовной брани, но именно внутренне, и ни в коем случае этим «пеклом» не должен быть сам монастырь! Монастырь — это, наоборот, дом, родное место, прибежище, где монах получает поддержку в своей духовной брани. Это, повторю, духовная семья.
Что такое хороший монастырь и как в нем выстроены отношения между игуменом и братией, прекрасно говорит один из лучших игуменов Вселенской Церкви — преподобный Феодор Студит. Его «признания в любви» своим братиям рассыпаны по всем его творениям. Недавно один отрывок здесь уже цитировали. И таким духом отцовской любви наполнены все оглашения преподобного Феодора к братьям. Его братья действительно терпели жестокие страдания – это было время иконоборчества, и многие студийские иноки тогда стали исповедниками за Христа, – но Студийский монастырь всегда оставался для них духовным домом, а преподобный Феодор – отцом.
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
12.05.2015 в 10:35
Христос Воскресе!

Монашество - это воинство Христово. А на войне должна быть муштра - она необходимое средство для победы, иначе - "либеральное" поражение. Порядок и дисциплина должны быть везде. Отсутствие дисциплины повлекло грехопадение Адама и Евы в раю, и в Царстве Небесном ангелы непрестанно служат Господу.

Даже в так называемых демократических странах жесточайшая диктатура закона (в Швеции как-то оштрафовали даже короля за небольшое превышение скорости на дороге). Только благодаря наведённому там порядку, эти страны добились выдающихся показателей и в экономике и политике.

Непонятно, почему Вам ненавистно частое призывание сладчайшего имени Христова? Как же Вы тогда по несколько сот раз в день совершаете Молитву Иисусову?

Воистину Воскресе Христос!
Ответить

#
19.05.2015 в 15:34
Монашество - это воинство Христово. А на войне должна быть муштра - она необходимое средство для победы, иначе - "либеральное" поражение. Порядок и дисциплина должны быть везде. Отсутствие дисциплины повлекло грехопадение Адама и Евы в раю.
Простите, но с богословской точки зрения это высказывание не вполне корректно. Получается, в раю не хватало дисциплины? Получается, Господь недостаточно Адама и Еву муштровал? Был бы Он построже, так и не случилось бы вселенской катастрофы? Не отсутствием дисциплины вызвано грехопадение – а умалением доверия к Богу, и доверием к словам дьявола. Все дело в свободе и любви. Порядок необходим, но в Церкви он достигается прежде всего любовью.
Людям нужна не муштра, а любовь. Только любовью исцеляется и спасается человек. Иначе бы и Спаситель об этом не учил.
Ответить

#
10.05.2015 в 11:44
Многие миряне чрезвычайно благоразумно делают, что не вмешиваются в монашеские вопросы. И, напротив, неловко становится, когда видишь комментарии тех, кто не живет этой жизнью и абсолютно не понимает ее законов...
Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
12.05.2015 в 10:53
Христос Воскресе!

Здесь Вам лучше обратиться к модераторам о запрете участия мирян в комментариях монашеской жизни.

Вызывает некоторое сожаление, когда собеседник не приведя в возражение ни одного разумного довода по существу (по теме), пытается заткнуть рот всем несогласным. А где же Ваше христианское и монашеское смирение? Ваша игумения и Ваш личный духовник благословляли Вам выступать здесь против назначения священноначалием настоятелей и наместников монастырей? Или Вы пишите только от себя и от лица некоторых недовольных сестёр?

Простите меня ужасного грешника.

Воистину Воскресе Христос!
Ответить

#
8.05.2015 в 11:46
Вот-вот, именно, игумены и игумении в монастырях - чиновники.
Ответить

#
3.05.2015 в 18:56
До издания "Духовного регламента" (1721 г.) право пострига в монахи принадлежало всякому игумену — настоятелю монастыря. Но Синодским указом от 3 марта 1725 г. этого права были лишены не только игумены, но даже и епархиальные архиереи. Ходатайствовать о постриге стало можно лишь перед Святейшим Синодом.
И только почти полтораста лет спустя после этого, в 1865 г., Святейший Синод предоставил власть решать вопрос о принятии монашества епархиальным архиереям.

Постриг совершали настоятели монастырей. В VI веке считалось, что пострижение может совершать только монах-пресвитер. Об этом говорится в 45-м правиле Патриарха Никифора Исповедника. Профессор С.В. Троицкий отмечал однако: "Распространенную практику пострижения только монахами нельзя считать единственно допустимой. По 19-му прав. VII Всел. Соб. пострижение может совершать всякое лицо из священного чина" [1]. Блаженный Иероним называл постриг "вторым крещением" [2]. Подобно тому как при крещении присутствует восприемник, так и при постриге присутствует духовный отец, или старец, который берет на себя обязательство научить новопостриженного монашеской жизни. Согласно 2 правилу
Двукратного Собора, духовным отцом должен быть настоятель монастыря.


Ответить

#
чтец Василий, Россия, Моcква
20.04.2015 в 01:16
+ Господи благослови! +

В проекте документа считаю необходимым ввести более жёсткие требования к постригу молодых монахов и монахинь. Бывают случаи, когда 18-ти летние мальчики уже становятся архимандритами, а у них во всю страсти кипят, и жизни они ещё не видели... Куда такая спешка? Ради церковной карьеры?

Или вот, очередная молоденькая монашка передумала и... замуж выходит. Тут грех не только на ней, но и на тех, кто её постригал в столь раннем возрасте.

До революции в монастырях были очень длительные сроки пребывания в послушничестве до принятия монашеского пострига, когда человек мог раздумать и ещё без нарушения монашеских обетов вернуться в мир.
Ответить

#
22.03.2015 в 21:22

Советую http://www.pravmir.ru/kto-takoy-duhovnik-i-kakie-u-nego-polnomochiya/.



Поднимается очень важный вопрос - дефицит – ОПЫТНЫЕ духовники. Проблема не
только в монастырях, а вообще в Церкви.



Стоит ли
прописывать в Положении о том какой духовник должен быть в женском монастыре –
мирской или из монашествующих.
Рекомендовать опытного, если такового нет, то временно священник по
усмотрению монастыря согласовывая с епархией. Тем временем монастырь молится о даровании духовника. А
там, глядишь, и временно исполняющий обязанности священник опытным становится.



Ответить

#
14.03.2015 в 12:17
Очередной пример, как монах может без всякого благословения и епитимии покидать не только монастырь но и важное послушание и "болтаться" или "шататься" по обителям под разными именами "прислуживая старцам":

13 марта память Мучеников 6 Египетских, Прп. Иоанна, нареченного Варсонофием, еп. Дамасского, отшельника Нитрийского (V).

ИОАНН ДАМАССКИЙ (Vв) - Преподобный Иоанн, нареченный Варсонофием, был родом из Палестины, 18-ти лет воспринял он святое КрещениеКрещение, а вскоре н иноческий постриг. За свою подвижническую жизнь преподобный Иоанн был рукоположен во епископа города Дамаска. Однако, любя жизнь уединенную, преподобный Иоанн оставил епископию и тайно ушел в Александрию, наименовав себя Варсонофием. Затем он удалился в Нитрийскую пустыню, пришел в монастырь и просил игумена принять его в обитель, чтобы служить старцам. Это послушание он добросовестно исполнял днем, ночь же проводил в молитве.

Через некоторое время преподобного увидел святой Феодор Нитрийский, знавший о том, что он епископ, тогда святой Иоанн вновь скрылся и ушел в пустыню, где подвизался до конца своей жизни (V век).
Ответить

#
22.04.2015 в 18:19
Ну вот как вот руководствоваться житиями святых? Когда там все нарушают правила разных номоканонов)
МЕСТО СВЯТО ТАМ, ГДЕ ЧЕЛОВЕК ЖИВЁТ БОГОУГОДНО.УЧИЛИЩЕ БЛАГОЧЕСТИЯ ИЛИ ПРИМЕРЫ ХРИСТИАНСКИХ ДОБРОДЕТЕЛЕЙ. ИЗБРАННОЕ ИЗ ЖИТИЙ СВЯТЫХ.

Святой Алипий, диакон Адрианопольской церкви, за благочестие и добродетели был любим епископом и всеми христианами. Духовное
начальство возлагало на Алипия все важные и касающиеся богоугодных заведений дела; а граждане адрианопольские имели к нему
такое уважение, которое можно было назвать благоговением. Но при всех преимуществах, сердцу Алипия недоставало важнейшего
преимущества - совершенного уединения.
Побуждаемый сим святым желанием, вскоре Алипий, тайно от всех, попросив только благословение у своей матери (заметье! - не у
духовного руководителя и не у начальников своих, хотя и почитал их), ушёл из
Адрианополя, чтобы водвориться в какой-нибудь из отдалённых пустынь. Но епископ, узнав о его отшествии, чрезвычайно опечалился;
церковнослужители сетовали, что лишились сотрудника, украшавшего их братство; все граждане считали потерю его невознаградимою
и послали искать его. Вскоре Бог открыл убежище святого Алипия, и они то просьбами, то угрозами уговорили его возвратиться в
отечество. Алипий сетовал сердечно, что не совершилось его желание, и помышлял опять скрыться.
Но Бог остановил его намерение следующим образом. В одну ночь Алипий до того восскорбел, что начал плакать и в сих слезах
заснул. Вдруг явился ему Ангел Божий и сказал:"Не скорби, Алипий, что ты возвращён сюда от желанного для тебя пути; Бог устроил
сие для пользы твоего отечества, а любить отечество и служить ему есть непременный долг каждого христианина. Кроме сего, да будет
тебе известно, что ТАМ ТОЛЬКО СВЯТО ЕСТЬ МЕСТО, ГДЕ ЧЕЛОВЕК, ЛЮБЯЩИЙ БОГА, БЛАГОЧЕСТИВО И БОГОУГОДНО
ЖИТИ НАЧНЕТ". Будучи утешен этим видением, Алипий перестал скорбеть и провёл всю жизнь на своей родине, прилежно подвизаясь
и работая на благо людей.
Ответить

#
24.05.2015 в 13:57
Потому имеет смысл стрич в миру в монахи - что не там монастырь находится, где пером администрации
он обозначен, а там, где "человек свято жити начнет" и там, где ему это удобно и где ему определено свыше.
И не там образец, где территория образцовая, а там где
хоть один среди всех живёт по образцу. А территория монастыря и территория мира топографическимими
границами своими, очерченными рукой церковной администрации, не совпадают с территориями, которые очертил
для себя Дух, привлечённый ищущими Его.
Следует помнить, что многие монастыри возникли в частных домах и имениях в миру.
Ответить

#
9.06.2015 в 14:35

Официальный постриг означает для общества, что один человек, имеющий авторитет в церкви,
подтверждает высоту жизни другого человека, облекая его в специальные одежды и давая
статус.
А общество доверяет и принимает свидетельство авторитетного лица, что постригаемый в свою
очередь действительно достоин состоять в этом статусе, соответствует уровню данной (монашеской) касты и
может служить примером.
Родился светильник - ему надо светить, в противном случае можно не постригать.
Светить для кого? - для окружающих. Кто эти окружающие? Послушники? миряне? - ближние, кто рядом,
кто ближе, кто способен, готов принять свет.
Для чего это всё делается? - Чтобы дать окружающим ориентир в жизни. Свет миру.
Если человек соответствует уровню данной касты или сословия, то почему бы его не отличить
подобающим ему статусом и спецодеждой, соответствующей его уровню, даже если он в миру? -
для того, чтоб он славил Бога своим жительством, там, где ему отпущено жить.
Что человек заслуживает, то вправе получить.
Ктому же, может он по И.Лествичнику и др. не может жить в монастыре, для него это неспасительно, не
способен и к церковной "карьере" или хочет остаться чернецом. Почему нет?
Если Бог выделяет кого-то из людей среди прочих, то как же мы будем гробить светильник не нами
возжённый?
Не должны ли и мы поощрять отличием славную жизнь право шевствующего для примера многим?
Христиане должны светить миру собственно везде, по возможности, а не только в административных
пунктах (кроме того, что они должны всё время смиряться).
Однако самому человеку совершенно необязательно принимать
статус, который важнее получить в жизни будущей, даже если он в монастыре.
Ответить

#
10.03.2015 в 21:32
В проекте "Положение о монастырях и монашествующих" за иночество написано(пункт 6.3.1): "...иноческий постриг именуется также постригом в рясофор,а получившие его именуются иноками,рясофорными МОНАХАМИ.Иночество является ПЕРВОЙ СТЕПЕНЬЮ МОНАШЕСТВА."В докладе Иг.Домники Коробейниковой "О рясофоре как о начальной степени монашеского чина" хорошо доказано,что иночество является первой степенью монашества.Нечего и добавить.А теперь утвердили...Писали одно,а утвердили другое.
Ответить

#
Монахиня Феодосия
16.03.2015 в 12:47
Утверждали те кто не был иноком! вот и все....
Ответить

#
12.02.2015 в 10:07
Вопрос не много не
по теме "Положения", но ОЧЕНЬ актуальный. Возможно, "Богослов" как-то
дополнительно осветит эту проблему? Сейчас из Соборов святых по епархиям
"изымают", так сказать, святых. То есть просто исключают и все. Вопрос:
как быть тем, кто УЖЕ ПОСТРИЖЕН в честь, например, новомученика или
праведного, которого внезапно исключили из святых? У нас таких два
брата. Ладно, что один инок и можно постричь в мантию с другим именем, а
вот второй недавно только пострижен в мантию и до схимы ему очень
далеко, молодой. Что делать? И в скиту храм уже почти готов к освящению с
именем одного из наших местночтимых святых, деньги на него жертвовали
люди, которые именно ради этого святого жертвовали. Мощи, опять же,
почитаемые, в храме стоят, молебны служатся. Во всех книгах про
монастырь эти святыни указаны. Как переписывать историю? Хотя бы дали бы
какие-то указания заранее, что делать, как себя вести и что говорить
прихожанам? Буду надеяться услышать ответ, желательно публично, т.к. это
проблема по многим епархиям уже актуальна.
Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
4.03.2015 в 02:05
Я предлагаю следующий выход. Монаху, постриженному с именем святого, впоследствии "исключенного из святых", архиерей в качестве небесного покровителя может назначить небесного покровителя этого деканонизированного святого, либо какого-то другого святого (по возможности, с тем же именем), по своему усмотрению. То же самое можно сделать и с названием храма. Перед жертвователями на храм следует извиниться, мягко заметив им, что они всё-таки жертвовали не только ради этого святого, но и ради Бога, ради монахов и ради прихожан. Молебны деканонизированным святым перестают служиться. Мощи деканонизированного святого, видимо, следует пока не выставлять в храме для всеобщего поклонения, а перенести их в другое помещение храма, не посещаемое всеми, приходящими в храм. Было бы хорошо на их место поставить ковчежец с частичкой мощей другого почитаемого святого (в идеале - с тем же именем, и прославленного в том же чине, что и деканонизированный) или просто мощевик с частичками мощей святых. Со временем появятся новые книги, описывающие святыни монастыря.
Ответить

#
6.02.2015 в 20:50
Слава Богу!Это правильно,что рясофорные сопричтены к лику иночествующих и не могут уже оставить монашеский путь.
Но постриженые без трехлетнего искуса не должны нести епитимию.Правило св. Собора Константинопольского (двукратного)гласит: "Обретаем,яко отречение от мира,без рассуждения и испытания,много вредят. монашескому благочинию...Св.Собор
определилил:никого не сподобляти монашеского образа прежде ,нежели трехлетнее в
время,предоставленное им для испытания,явит их способными и достойными такового жития.
Аще же кто поступит вопреки сему,то игумения ,по лишении игуменства,состояние подчиненности да послужит наказанием за отступление от порядка."
Ответить

#
15.02.2015 в 15:57

Благословите. Не знаю, тут ли радоваться. Сдается мне, что это весьма компромисный вариант, нет у Церкви пока сил призать иночество вступлением в монашеский лик безоговорочно. Хорошо и то, что хоть "послушником" инока не называют. Смешно же (мнение некоторых) что человек несколько лет подвизался с братством, решился остаться, он постригается и вот он будто остался мирянином?
читаем:Облаченный в рясу и клобук приуготовляет себя к монашеским обетам и к сопричтению «лику инокующих». Не странно? инок вот готовится вступить в лик инокующих?? так он уже инок!
а так если говорить, что ты ни рыба ни мясо, то это только расшатывает понятия и от того и уходят иноки, что их расслабляет такое отношение к ним (незнаемо кем их считают).
Хотя мне вот ближе вообще практика как на Афоне, что есть только послушник и монах, есть кто готовиться и кто уже остался в братстве один раз и безповоротно, никаких там экивоков и т.д.
Ответить

#
10.03.2015 в 21:03

Я думаю, что здесь как раз можно порадоваться и нет, не странно. Принято очень правильное решение, учтены реалии сегодняшнего дня. Нельзя иночество признавать монашеством. Я говорю не о значении слов вообще, но о значении, которое сегодня подразумевается. Дорогие братья и сестры, для того-то оно и существует, чтобы еще подумать перед невозвратными обетами. Сколько людей ушло из монастырей в постриге! А сколько приняли постриг под давлением, проведя очень незначительное время в монастыре! Вы думаете постриг кого-то удержит? Наивно! Афонские традиции - это образец. Нам до него не дорасти. Слишком неблагополучны, увы, наши монастыри, чтобы нам , как на Афоне. Простите. Думаю, да - это компромиссный вариант, но таким он и останется.

Ответить

#
Монахиня Феодосия
17.02.2015 в 23:16
Согласна. Учитывая что в РПЦ могут и 20 лет не постригать в мантию, то говорить иноком прожившим в монастыре безвыходно 20 лет что они миряне, это не подвигнет их к большим подвигам, а только ослабит их силы.
Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
4.03.2015 в 01:00
1) "Хорошо и то, что хоть "послушником" инока не называют. Смешно же (мнение некоторых) что человек несколько лет подвизался с братством, решился остаться, он постригается и вот он будто остался мирянином?
читаем:Облаченный в рясу и клобук приуготовляет себя к монашеским обетам и к сопричтению «лику инокующих». Не странно? инок вот готовится вступить в лик инокующих?? так он уже инок!
а так если говорить, что ты ни рыба ни мясо, то это только расшатывает понятия и от того и уходят иноки, что их расслабляет такое отношение к ним (незнаемо кем их считают). Хотя мне вот ближе вообще практика как на Афоне, что есть только послушник и монах, есть кто готовиться и кто уже остался в братстве один раз и безповоротно..."

Я думаю, что в Росии дело как раз-таки и движется в сторону такой практики. И об этом недвусмысленно говорится в Постановлениях Архиерейского Совещания Русской Православной Церкви (2-3 февраля 2015 года):

"Участники Архиерейского Совещания, тщательно обсудив вопрос о рясофоре, поднятый в ходе работы Межсоборного Присутствия над проектом «Положения о монастырях и монашестве», выразили общее мнение, что рясофор является приуготовительным этапом к принятию монашества..."

Что иное подразумевается под "приуготовительным этапом к принятию монашества", как не период послушничества?

2) "Учитывая что в РПЦ могут и 20 лет не постригать в мантию, то говорить иноком прожившим в монастыре безвыходно 20 лет что они миряне, это не подвигнет их к большим подвигам, а только ослабит их силы."

Я предлагаю следующее. После того, как на общецерковном уровне было выражено мнение о том, что "рясофор является приуготовительным этапом к принятию монашества", и иноков всё-таки "назвали послушниками", приравняв их к рясофорным послушникам, игуменам и игуменьям монастырей (или Духовному совету монастыря, если таковой имеется) следует поразмыслить и решить, кого из иноков (инокинь) можно постричь в монахи, а кого пока ещё оставить в послушниках: доказавших твердость намерений, достигших соответствующей высоты духовной жизни и проведших в рясофоре достаточно продолжительное время представить к монашескому постригу, а для остальных продолжить период искуса (испытания). Причем, представленный к монашескому постригу рясофорный решает сам, принимать ему монашество, или нет. А оставленным в послушниках не следует роптать, но смириться, покориться решению игумена (или монастырского совета) и положиться на волю Божию.


Ответить

#
монах Диодор (Ларионов), Богородице-Сергиева пустынь Марийской епархии Русской Православной Церкви
17.03.2015 в 16:52
Отче, эту тему уже обсуждали на этом форуме (в комментариях к предыдущему Проекту положения) вдоль и поперёк. Раньше, видимо составители ориентировались на статью иг. Домники Коробейниковой «О рясофоре как начальной степени монашеского чина». После выходила моя статья с критикой положений вышеуказанной статьи: «О духовной и канонической ответственности рясофорных иноков». Видимо, теперь Архиерейское совещание взяло основные тезисы из неё, но как-то непоследовательно. Документ очень слабый получился.
Ответить

#
18.03.2015 в 16:31
Уважаемый отец Диодор! В свете Вашей статьи, ссылку на которую Вы приводите, не могли бы Вы объяснить, чем руководствуются современные греки, когда имеют целый "сонм" рясофорных архимандритов, служащих на приходах, несущих послушания в различных синодальных и епархиальных отделах, из которого в основном и черпаются кадры для будущего епископата?
Получается Ваше утверждение о том, что рясофор имеет некую незавершенность, неопределенность, и за ним должен следовать обязательно постриг в малую или великую схиму, в греческой церкви не имеет смысла для целой категории духовенства?
Рясофор в нынешней Греции - это некая форма быть как бы монахами, но не давать обетов? Мы движемся в этом направлении? У нас тоже уже появились иноки-архимандриты.
Ответить

#
монах Диодор (Ларионов), Богородице-Сергиева пустынь Марийской епархии Русской Православной Церкви
19.04.2015 в 10:36
Это было распространено лет 40-50 назад, скорее всего, просто потому, что монастыри были практически без насельников, а архиереи считали, что постригать на приходах в мантию (как это делают у нас), неправильно. Большим сторонником "рясофора в миру" был известный греческий публицист архимандрит Епифаний Феодоропулос, который и сам был рясофорным иноком, а не монахом. Он доказывал, что в миру правильнее не принимать постриг в мантию, а только в рясофор. Но, насколько мне известно, его идеи не нашли отклика. Сегодня такой практики у греков, по-моему, нет.

По поводу смысла. Я думаю, что никакого смысла пострига в миру - ни в рясофор, ни в мантию - абсолютно нет.
Ответить

#
3.05.2015 в 18:44
Если на то пошло, то в постриге и вообще нет смысла. Достаточно самому себе произнести обет без церемоний или избрать житие постническое и целомудренное идеже Бог на сердце положит. А так рассуждать, что если ты негр, то непременно должен жить в Африке или должен перекрасится в европейца - ровно как если ты пострижен, то должен жить в монастыре или не жить по-монашески - суть дело разума ограниченного.
Подобно как и пёс лает на негра потому, что таких людей раньше не видел, так лучше полаять на всякий случай.
Одному Богу известно почему в чужих странах живут иностранцы, а в монастырях ряженые чиновники, а в миру монахи.
Ответить

#
10.03.2015 в 08:58
Что иное подразумевается под "приуготовительным этапом к принятию монашества", как не период послушничества
А вот это тоже интересный момент, если анализировать постановление Архиерейского Совещания. В тексте нигде не сказано, что иночество - это некая стадия послушничества. Ничто не мешает сделать вывод, что иночество - промежуточная форма монашеской жизни между послушничеством и монашеством.
Причем, представленный к монашескому постригу рясофорный решает сам, принимать ему монашество, или нет.
А разве не всегда представленный к постригу должен принимать решение о постриге сам, добровольно и без принуждения?
Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
16.03.2015 в 18:39

Я уже писал выше о том, что смысл, главная идея иночества как раз и состоит в том, что оно, не являясь монашеством по сути, должно рассматриваться как заключительная «примерка» (ношение монашеских одежд - "рясо-фор") на себя монашества перед тем, как «приобрести» последнее (т. е. монашество) навсегда.

Является ли иночество отдельной промежуточной формой монашеской жизни между послушничеством и монашеством, или же это некая стадия послушничества - в любом случае иночество, как и послушничество, допускает возможность вернуться в мир, если иноку не понравится суровость монашеской жизни, "отложить монашеские одежды и облечься в мирские", заключить брак. То есть, мосты за ним ещё не сожжены; он ещё может вернуться в мир, если увидит, что монашество - это не его путь. И именно в этом смысле инок и рясофорный послушник равны, с той лишь разницей, что ушедший из монастыря инок должен будет понести епитимью, и может лишиться возможности быть рукоположенным.

Представленный к монашескому постригу рясофорный решает сам, принимать ему монашество, или нет - здесь я имел в виду то, что на инока или инокиню, представленных к монашеству не должно оказываться давление со стороны священноначалия или монастырского начальства; и то, что представленные к монашеству иноки должны иметь возможность отказаться от последнего без каких бы то ни было негативных последствий для себя со стороны начальствующих.

Хотелось бы обратиться ко всем инокам и инокиням с тем, чтобы они не огорчались принятым по поводу иночества решением Архиерейского Совещания Русской Православной Церкви (2-3 февраля 2015 года), а отнеслись бы к нему с уважением и покорностью, и продолжали бы и дальше ревностно подвизаться. И Господь, видя Ваши труды и твердость Ваших намерений, в конце концов сподобит Вас монашества.

Уверяю всех иноков, горячо желающих сподобиться монашеского чина: продолжительность Вашего пребывания в иночестве зависит от Вас самих, от того, как скоро Вы сумеете достичь внутреннего духовного устроения, необходимого для принятия монашества.

К тому же, иное – суд человеческий, и иное – суд Божий. Бывают такие ревностные иноки (например, иноки Трофим и Ферапонт, убиенные на Пасху в Оптиной пустыни в 1993 году, да и многие ныне живущие иноки), которым некоторые нынешние монахи в подметки не годятся.

Те же из иноков, кто думает что приобретение «статуса» монаха - это некий финиш, успокоение от трудов, гарантия каких-то привилегий, какого-то особого положения в монастыре, на самом деле далеко отстоят от монашеского устроения.

Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
8.03.2015 в 10:07
И всё-таки инок отличается от рясофорного послушника тем, что
1) над ним совершается постриг с наречением нового имени;
2) инок, "оставивший монастырь и ушедший в мир — подлежит епитимии.

3) В случае если уход (инока - мое прим.) из монастыря осуществляется тайно, без ведома игумена или архиерея, либо путем обмана..., вопрос о возможности рукоположения такого лица при условии его пребывания в безбрачном состоянии решается архиереем по результатам церковно-судебного расследования.

4) Бывший рясофор, вступивший в брак, не может быть рукоположен."

Ответить

#
9.02.2015 в 23:17
В своем комментарии Вы пишете: "Слава Богу!Это правильно,что рясофорные сопричтены к лику иночествующих и не могут уже оставить монашеский путь".
Мне кажется, что Вы как-то невнимательно прочитали этот пункт Архиерейского Совещания.
Наоборот, там сказано, что рясофор - это приуготовительный этап к принятию монашества.
Это в тексте даже повторено дважды.
В случае ухода рясофорного из монастыря говорится о некой епитимии. А кем она определяется? Игуменом, откуда ушел инок, духовником или архиереем? Какова строгость этой епитимии? Чтение Покаянного канона в течение недели? Отлучение от Причастия на неделю(?), месяц(?), годы(?)
Непонятен и статус рясофорного "иеродиакона" и "священноинока". Ежели он не монах, чем отличается от целибата за исключением клобука?
Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
3.03.2015 в 23:53
"Непонятен и статус рясофорного "иеродиакона" и "священноинока". Ежели он не монах, чем отличается от целибата за исключением клобука?"

Тем, что живет не по своей воле в миру, а в монастыре, находясь в послушании у игумена и подчиняясь требованиям монастырского устава.
Если же он несёт послушание вне монастыря (например, служит на приходе), то, кроме иноческого облачения и назначенного ему в монастыре иноческого келейного правила, от целибата он ещё отличается своим внутренним устроением, необходимой составляющей которого должно быть стремление умереть для мира, отречься от него, удалиться от него ради молитвенного общения с Богом. И, на мой взгляд, служение инока на приходе всегда должно рассматриваться как мера вынужденная.
Ответить

#
13.02.2015 в 19:07
Действительно ,не заметила-приуготовляет себя к ...сопричтению "лику инокующих",значит еще не в "лике инокующих"?"Приуготовляет себя к монашеским обетам и к сопричтению к "лику инокующих".Т.е инокующие-это те,которые принесли монашеские обеты.
Я по другому подумала:решали-является рясофор первой степенью монашества или нет. И порешили,что -да.Нравится статья Иг.Домники Коробейниковой "О рясофоре как о начальной степени монашеского чина".

"В случае если уход из м-ря осуществлялся тайно, без ведома игумена или архиерея, либо путем обмана, наступают канонические последствия,связанные с недопущением к принятию священного сана.Тут понятно,какие канонические последствия-недопущение к принятию сана.
Дальше не понятно."Вопрос о рукоположении такого лица(какого? который сам ушел тайно с монастыря, без ведома игумена или архиерея, либо путем обмана,и несет канонич. последствия,связанные с недопущением к принятию
священного сана?).
Епитимия,думаю,определяется архиереем.Отлучение от таинств.А на сколько?!
Ответить

#
13.02.2015 в 18:45

Спасибо вам отец С. - вы написали как раз то, что я хотела.

Ответить

#
5.02.2015 в 02:59
Постановления Архиерейского Совещания Русской Православной Церкви (2-3 февраля 2015 года)http://www.patriarchia.ru/db/text/3981135.html

8. Участники Архиерейского Совещания, тщательно обсудив вопрос о рясофоре, поднятый в ходе работы Межсоборного Присутствия над проектом «Положения о монастырях и монашестве», выразили общее мнение, что рясофор является приуготовительным этапом к принятию монашества. «Чин, бываемый на одеяние рясы и камилавки», включает в себя пострижение власов и облачение постригаемого в рясу, пояс и клобук (а также апостольник для женщин). Облаченный в рясу и клобук приуготовляет себя к монашеским обетам и к сопричтению «лику инокующих».

Постриженный в рясофор может быть рукоположен в сан диакона или священника при условии единогласного решения о том духовного собора монастыря. В таком случае рукоположенному усваиваются именования иеродиакона или священноинока.

Намерение пребывать при монастыре, следствием чего становится принятие рясофора, влечет за собой нравственные обязательства. Нарушивший их — оставивший монастырь и ушедший в мир — подлежит епитимии.

В случае если уход из монастыря осуществляется тайно, без ведома игумена или архиерея, либо путем обмана, наступают канонические последствия, связанные с недопущением к принятию священного сана. Вопрос о возможности рукоположения такого лица при условии его пребывания в безбрачном состоянии решается архиереем по результатам церковно-судебного расследования. Бывший рясофор, вступивший в брак, не может быть рукоположен.

Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
16.03.2015 в 18:51
«Бывший рясофор, вступивший в брак, не может быть рукоположен.»

Возникает вопрос: вообще никогда не может быть рукоположен; или же может, если расторгнет брак и примет монашество?
Ответить

#
4.02.2015 в 16:46
Когда настоящее Положение будет утверждено,Игумения должна в обязательном порядке ознакомить с ним насельниц монастыря и с уставом монастыря,также и послушниц (можно и трудниц,не помешает).
При написании прошения Владыке о принятии в число сестер,писать и о том,что ознакомлены с данным Положением и с уставом монастыря .А само Положение и устав монастыря желательно,чтоб лежали в доступном месте и кто желает мог время от времени прочитывать.
Ответить

#
2.02.2015 в 20:25
Если Проект будет утвержден,есть надежда,что внутренняя жизнь монастырей наладится.
За пожилых хорошо сказал иер.Сергей Рыбко:...если монастырь строится или востанавливается
...неправильно на мой взгляд,отягогощать братию принятием в монастырь пожилых."("Возможно ли спасение в 21 веке?")И далее читать.
Еще его спросили,что вы посоветуете пожилому,желающему вступить в монастырь,он сказал-не вступать!
О самовольно ушедших с монастыря и изгнаных.Можно проверить,изгнана насельница и оклеветана или самовольно ушла.Я достоверно знаю,что сомовольно ушедшим с монастыря звонят ипросят вернуться и даже деньги на проезд высылают.А меня,когда изгнали,ни разу никто не позвонил и,когда я встретила Игумению,поклонилась ей,она начала смеяться и не подошла поговорить со мной и вернуть в монастырь.
В3-м правиле Констан.Соб. написано:"аще который настоятель монастыря,подчинненых себе монахов отбегающих,не взыщет с великим тщанием...таковогосв. собор определил подвергати отлучению от таинств...
Статья ин Кассианы мне очень понравилась,особенно о том,как он вернул монаха в монастырь.
Ответить

#
2.02.2015 в 18:10
А Положение уже затверждено или нет?
В нашем монастыре за него ничего не знают.
Нет у нас и устава.Монастырь создан искусственно,
Понабирали кого попало,в основном пенсионерок,быстренько понастригали и
творят они что хотят.Также и самовольно ушедших
с других обителей.Я с опыта вижу,что самовольно
ушедших с другого монастыря не надо принимать,
как это принято в благоустроеных обителях.
Ответить

#
31.01.2015 в 11:03
Дорогие братья и сестры монашествующие, благословите!
Удивляюсь, отчего никто не пишет о Рождественских чтениях? Я до сих пор под большим впечатлением, в особенности от монашеской секции, конечно. Слава Богу, что такие мероприятия проходят!!! Были такие жизненные доклады! Мы увидели вживую людей, которые не на словах, а на самом деле стараются жить монашеской жизнью. Первый раз услышала, чтобы говорили о ночной молитве – и вот так прямо: мы у себя в монастыре молимся – а не так: хорошо бы молиться ночью. И об отдельной территории для монахов сказали, причем даже не в одном докладе это прозвучало. Все это очень вдохновляет! Что бы ни говорили – есть в России подлинное монашество!
От всего сердца благодарим вл. Феогноста за хорошо организованную конференцию, за интересных докладчиков, вообще за любовь к монашеству и монашествующим!
Ответить

#
monk from USSR
29.01.2015 в 23:31
Моя статья http://www.bogoslov.ru/text/4401786.html
Приглашаю к обсуждению, дорогое Русское Монашество :)
Ответить

#
2.02.2015 в 22:32
Мать Кассиана, если можно дайте адрес своей почты. Не хотелось бы перегружать комментарии.
Ответить

#
monk from USSR
4.02.2015 в 14:17
monkfromyssr@gmail.com
Ответить

#
26.01.2015 в 01:43
Доклады на XXIII Международных Рождественских образовательных чтениях, направление «Преемство святоотеческих традиций в монашестве Русской Церкви» (Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. 22–23 января 2015 года)
http://monasterium.ru/publikatsii/doklady
Ответить

#
6.01.2015 в 04:30
Прошу прощения. С поправкой. Было пропущено.

Все члены Церкви – они же есть и граждане своего государства. Сейчас в России многие говорят о кризисе в стране об упадничестве в развитии всех общественных процессов, в том числе и в культуре, и в несовершенном процессе получения образования и т.д. и т.п.

Ученые финансисты. , юристы, историки такие как В.Ю.Катасонов, Стариков В.Н., юрист-управленец Федоров Е.А. (депутат ГД и он же координатор общественной организации НОД – нац.-освобод. движение), в своих выступлениях поднимают правдиво все вопросы о борьбе против информационной войны. Их приглашают на лекции, TV, говорят о том как вывести гос-во из глубочайшего кризиса по всей институции. Как просветить народ и научить его думать. Что такое история? Утверждают в своих лекциях (В.Катасонов) – Бог делает историю, История- промысел Божий, История – как сотворчество Бога и человека…. О том, что Россию особо хранит Покров Богородицы. О том, что в самые казалось бы провальные периоды в разрушении Российского государства, Бог посылает сильные личности. Так в смутное время – Минин и Пожарский…

Многие приходят к выводу – роль сильной личности-лидера история отмечает всегда. Под предводительством личности, которую посылает Господь в самый трудный период в России совершается как правило поворот в лучшую сторону.

Все только убеждает, что обсуждая проект Положения о монастырях и монашествующих, о роли личности в Церкви говорить необходимо так же , как и создавать достаточно продуманный документ, в котором будут учтены определенные основы. Все не пропишешь. С Богом тупика не бывает, Истина всегда рядом.

Пришел момент Истины. В духовной жизни роль личности – наиважнейшее дело. Монастыри основывались вокруг таких богоугодных личностях И легкомысленность и высокоумие на эту тему недопустимы.

А.Л. Беглов в лекциях «Старчество», А.И.Осипов многосторонне говорили о старчестве, о плюсах и минусах и предупреждали о младостарчестве.

Проблема в обществе и в Церкви – кадровый дефицит. В церкви просто не хватает священников. То что же говорить о хороших, опытных, рассудительных? Если говорить о характере, о слабостях человеческих священника – приходишь к порицанию, к осуждению, в лучшем случае к снисхождению, вывод – все из одного теста, «Един свят, Един Господь Иисус Христос…».

Выстраивается система управления. Но система системой – а человек в этой системе себя ведет, кто как умеет - кто по совести, кто как роботизированный управленец. А итоги – судьбы Божии.

Епископов много. В планах – должно быть больше – разукрупнение. Цель –чтобы поближе к народу. Результат – больше бумаг и отчетов в связи с административными обязанностями. Горы бумаг. Горы дел. Из-за горы , как в кино «Карнавальная ночь» - Люди!.. Где вы? А если серьезно…

Старцы. Опытные. Рассудительные… Простые и хорошие. Верующие. Православные священники. Их надо знать. Выявлять. Прислушиваться. Подружиться. Доверить. И если все по Истине – очень доверить, не бояться совершить архиерейскую хиротонию – пусть неправящий, викарный, духовно руководящий, чтобы мог рекомендации давать, если есть воля Божия учиться и рукополагать, постригать, благословлять.

Например. Владыка Панкратий Валаамский является игуменом и наместником большого монастыря. Так, можно возвести и архимандрита Тихона Шевкунова – монастырь большой, семинария, подворья, в патриархии возглавляет отдел. Или другой пример – хороший опытный священник, который может быть духовником и в своем монастыре, и окормлять женские монастыри, и не только быть духовником, но и строителем и основателем монастырей мужских и женских, почему бы не возвести такого во епископы-викарные – направление духовное. Не обязывать непосильно погружаться в бумаги, отчеты, статистику. А полное право духовно наблюдать, рукополагать, постригать, благословлять строительство, проповедовать и прочее.

Большая польза могла бы быть и женским и мужским монастырям.

Мне известны священники с такой харизмой, и с хорошими организаторскими способностями, но они ограничены в непростых отношениях с правящим архиереем. К сожалению воздерживаюсь назвать их имена, дабы не навлечь на них лишний нездоровый взгляд.

Все это может показаться РАДИКАЛЬНЫМ. Можно отвергнуть – безумно Потому что не входит в традиционные рамки, не по канонам.

Личности духовные, которые в дефиците, как дар, как чудо от Бога отвергать не стоит. А помощь монашеству будет большая. И не только монашеству, всей Церкви. А иначе только хорошая система управления, в которую внедряется ДУШОК - тихо, льстиво, лживо и жестоко.


Ответить

#
Палыч, Россия
19.12.2014 в 07:22



IV. Прежде
чем говорить о сформулированных выше пунктах – кому и где место, вкратце отвечу на первый Ваш вопрос, м.Феодосия,
(от 11 ноября) – «зачем веб-братство?». Разумеется, это не некий виртуальный
монастырь, где виртуально молятся, открывают помыслы в веб-пространство, замыкаются
с наушниками в 3D-келье и т.п. Воспринимать идею веб-братства в таком смысле
действительно «бредовато».
Веб-братство это структурный элемент системы монашеского самоуправления, и
элемент, прежде всего, нормотворческой функции этой системы. Вне этой системы
веб-братство не только бредовато, но и бессмысленно. Этот системный веб-орган –
постоянно действующий, в отличие от текущего форума, как долговременна и сама
функция нормотворческая, как неумираемой должна стать сама система монашеского
самоуправления. Однажды рожденная нами, дальше она будет развиваться столетиями,
творя и нивелируя свою законодательную базу, управляя развитием и
жизнедеятельностью единого монашеского организма.



Думаю,
многими форумлянами (хотя и не всеми пока) уже понято, что проблемы
современного монашества намного шире предложенного к обсуждению «Положения», а
сам способ реализации проекта – не эффективен. Да и проблемы, вставшие сейчас
пред нами, вовсе не современны. Они приплыли к нам из глубины столетий, и
гигантским костром сгрудились теперь как завал перед запрудой. И нам выпало на
долю начать разборку этого завала. В этом и есть единственная отличительная
особенность современного монашества, главная его задача и историческая миссия.
А сама суть монашества, ускользающая пока от взора, была, есть и останется до
скончания века неизменной и всегда современной. И взялись мы за свою задачу,
надо признать, с шапкозакидательским настроением. Одни посчитали, что
достаточно написать три странички текста, завизировать их авторитетным штампом,
и все проблемы чудненько рассосутся. Другим показалось – достаточно бодро
вскликнуть «А ну-ка, взяли!» и
забросать завал горстью импортных пиротехнических таблеток. Но уже вскоре
многие стали в изумлении озираться – оказалось, что стоим перед «вавилонской
башней» и разговариваем на разных языках. Теперь осталось сделать последний
логический шаг и понять, что необходим
единый язык и единые скоординированные усилия.
Никаким гениальным одиночкам
и никаким одиночным группкам, сбитым по пристрастиям или по приказу, не одолеть
задачу. Начинать надо с организации первичных органов монашеского
самоуправления, одним из которых и является веб-братство.



Головная часть этого органа, понятно,
выглядеть будет вполне материально: обычные кабинеты с рабочими столами и
компьютерами, модераторы с системным администратором и техперсоналом,
тематические рабочие группы и т.п. Но главная часть органа – особо
организованное веб-пространство, с максимальным представительством всех
монашествующих и заинтересованных. При внешнем сходстве с текущим форумом,
веб-братство отличается от него качественно. Во-первых, освященностью. Пока мы
имеем только разовое попущение
священноначалия на эксперимент, но не освящение. А вот утвержденное Патриархом
веб-братство, с утвержденными же Уставом и игуменом, это уже полноценный
церковный организм, построенный на неизменяемых монашеских принципах. Во-вторых,
представительностью. Пока на текущем форуме представлена лишь малая толика
реально монашествующих, о которой нельзя однозначно утверждать, что это именно
лучшая часть. Устав же братства, отдельным разделом, должен предусматривать
принципы, правила и условия участия монастырей в работе этого общемонашеского
органа. И тем обеспечивать максимальное представительство, и именно лучшей
части монашества. В-третьих, защищенностью субъектов веб-процесса от различных
типов греховных инфекций. Частью уже писал об этом в ответе ин.Кассиане (http://www.bogoslov.ru/text/4016548.html#comment4329101). Кроме того,
имея в оправдание только разовое попущение, в большинстве своем в интернет мы
летаем в «самоволку», творя дисциплинарный блуд. И даже покаяться на исповеди
возможности не имеем. Освященность же братства и законно полученный допуск на
послушание в интернете исключают дисциплинарный грех, да и покаяться можно
будет, если в чем-то своя совесть обличит или веб-игумен принудит согласно
Уставу.



Четвертое,
и главное, отличие от вольного форума в том, что веб-братство – это легитимный нормотворческий орган, имеющий
прямые и обратные рабочие связи влияния: с одной стороны с монастырями, с другой
– с общемонашескими органами управления. Через приемную братства и систему
голосования может быть начат любой проект нормативного характера. Здесь же
может быть и оборван путь любого иного нормативного проекта, исходящего от
другого источника. В компетенции же веб-братства, в несколько отдаленной
перспективе – и часть арбитражных дел между субъектами монастырского комплекса.
А также – первичный надзор за правомерностью ряда исполнительных актов на
местах, с правом ходатайства об их прекращении. Из описанных функций и задач
веб-братства понятно, что речь идет о солидном законодательном органе, которому
должны вполне соответствовать качественные характеристики насельников и гостей,
деловые и нравственные. По этой же причине и разговор должен быть серьезный: о
категориях участников братства, об уровне их правовых полномочий, о мерах
регулирования их деятельности и т.п.



Понятно,
что не сразу в полной мере мы сможем соответствовать необходимым требованиям.
Но делу научаются в деле, а на песке, сколько не тренируйся, плавать не
научишься. Не надо бояться брать на себя ответственность, кроме нас самих взять
её больше некому. Этой зрелой ответственности от нас и ждут.



Ответить

#
18.12.2014 в 15:03
Ответ Danmon-е
Хорошие замечания по Проекту.
Что касается детей — думаю, всякий, кто сталкивался в своем монастыре с этим явлением, на опыте знает, что сочетать полноценное воспитание и уход за детьми с полноценной духовной жизнью крайне затруднительно. Монастыри, которые берут на себя такую ответственность, либо должны быть в материальном плане весьма благополучными, для того чтобы нанимать квалифицированных работников для этой деятельности и не нагружать сестер не вполне монашеским деланием, либо иметь, скажем так, сугубо благотворительную специфику. В последнем случае, сестры должны сознавать себя, скорее, сестрами-милосердия, чем монахинями.

Вообще игумену нужно все силы приложить к тому, чтобы найти для братии опытного духовного наставника. Это один из самых важных моментов для жизни монашеской общины. А у нас в России об этом редко какая игумения задумается. Все просто: боятся потерять влияние на сестер, контроль над ними.

Все тут сказано верно, в обители чрезвычайно важно духовное руководство, и об этом у нас в России действительно мало думают. Тут есть только одно "но". Главным духовным руководителем в монастыре должен быть игумен (игумения). Духовник - это только его помощник. В женском монастыре духовник - совершитель таинства исповеди. Остальное духовное руководство - дело матушки.

А они не хотят отдавать бразды правления, они хотят властвовать.

Матушка и не должна отдавать никому бразды правления - с нее Господь потом будет взыскивать за каждую душу в монастыре, поэтому она в монастыре - главный руководитель. Да, конечно, трудно поспорить с тем, что наши игумены и игумении пока не очень хорошо знают, что такое настоящая духовная жизнь. Но эту проблему не решить тем, чтобы искать опытных духовников и полностью передавать им руководство над сестрами. Иначе неизбежны расколы и разделения - а это гибель для монастырей. К сожалению, это сейчас и происходит во многих обителях.

И еще. Искренне желаю всех благ и помощи Божией владыке Феогносту, на плечи, сердце и голову которого возложено столь нелегкое и важное для жизни нашей Церкви дело по возрождению искалеченного русского монашества. Очень надеемся, что Господь просветит Владыку прислушаться к действительно созидательным советам и предложениям людей, которые любят монашество, понимают его суть и не боятся учиться у тех, кто имеет подлинный монашеский опыт
Ответить

#
26.12.2014 в 19:33

Благословите. Я не согласна с тем, что вы пишете относительно нераздельного (духовного и административного) руководства игумении. Возможно также я не достаточно ясно выразилась.

Дело в том, что в реальности часто игумены средних и крупных монастырей не имеют возможности заниматься духовным руководством братии. Они целиком и полностью загружены административными делами. Кроме того, многие и не хотят окормлять братию, особенно молодые (они понимают, что это тяжело, и что они не способны). В настоящее время большинство игуменов не имеют такого дара - быть духовными руководителями; но многие из них талантливые администраторы. Ситуация различна, в т. ч. в женских и мужских монастырях. В женских обителях наоборот - многим игумениям кажется, что они очень духовные. И, как сказал выше владыка Панкратий о духовничестве: "Вы знаете, опыт показывает, что жизнь сама определяет, кто может быть духовником, а кто нет. Естественно, это должен быть человек, у которого есть дар духовного окормления, есть опыт. Чему может научить монах, который сам ничего не знает? Все зависит от тех реалий, которые есть в монастыре. Есть такой человек, значит, он и будет духовником по факту, не важно, назначат его или нет. Братия его замечает, начинает ходить к нему на исповедь, и он окормляет братию ...". Я говорила не о том, чтобы полностью передать руководство монастыря священнику - это неправильно с любой точки зрения. Слово игумении всегда решающее. И она руководитель монастыря. Сестры должны ее уважать независимо от того, является она им духовной матерью или нет. Их может окормлять старица и даже не одна. Или игумения может окормлять часть сестер, которые расположены открываться ей. Раньше часто такое встречалось, когда сестер распределяли, одна у одной окормляется, другая у другой. Я предлагаю искать духовных руководителей, если игумения не способна окормлять сестер, или не способна в полной мере; тогда нужны помощники. Всегда должна быть альтернатива. Часто встречается, что кто-то не может открываться у одного священника, но может у другого. Здесь нельзя принуждать. Мы почему только и говорим о том, что нам в монастырях нужны выборы. Мы хотим видеть в игумении духовную Мать. Но нет ее и все! Не из кого выбрать. Тогда что? Но говорить, что если сестер будет духовно окормлять иеромонах, способный на это (или одаренная монахиня), то неизбежно будут расколы - заблуждение. Можно привести массу примеров, где был такой положительный опыт.(напр. Оптина пустынь, Шамордино, Печеры). Вы, вероятно, имеете в виду пример святой горы, греч. монастырей, но у нас сейчас очень трудно представить игумена или игумению крупного монастыря совмещающего духовное окормление и административные обязанности. Если бы в России были такие сильные духовные лидеры - прекрасно, но их нет.

А если игумения не способна быть духовной матерью, но хочет быть игуменией, то - это нездоровое желание. И сколько бы не старались епархиальные архиереи отстаивать свое право назначать игумений, а игумении, в свою очередь, нераздельно управлять монастырем, не имея к тому духовных предпосылок, "скипетр уйдет из их рук" и будет дан человеку способному. Жизнь все расставит по своим местам. 25 лет уже возрождаются монастыри. Многое изменилось с тех пор. Люди размышляют, анализируют, делают выводы, пишут, читают. Если кто-то сегодня захочет узнать о жизни монастырей, он узнает. Раньше это было недоступно. Те монастыри, в которых наладится духовная жизнь, будут расти и развиваться. Остальные зачахнут. У Паисия Святогорца есть такая мысль: "Если матушка игумения будет любить Господа, то сестры полетят к ней, как пчелки на нектар". А если захочет быть ген. директором монастыря , то сестер ей не видать как собственных ушей. Простите.

Уважаемые посетители форума, рекомендую вам (как и многие выше предлагали) не читать отзывы (а они очень большие) участника по имени ПАЛЫЧ. Напрасно потратите время.

Ответить

#
Палыч, Россия
16.12.2014 в 22:29



Хочу еще раз
поднять одну актуальную тему, которая уже звучала здесь – об образовании, но
осталась незавершенной. С приведением аргументов и примеров озвучены были три
варианта вѝдения проблемы (с вариациями): 1) обязательность богословского
образования; 2) оставление традиционного метода самообразования – келья и
чётки; 3) привлечение внешних учительных ресурсов. Консенсус достигнут не был,
а значит составителям «Положения» и выбирать не из чего. Ставлю сейчас на
обсуждение еще один вариант, который пока придерживал, выжидая его
автопроявления. И в силу необходимости введения в оборот некоторой предваряющей
информации и понятий.



Сам-то я образование, называемое
богословским, получил. В порядке
эксперимента над собой. Даже компьютером пришлось овладеть, который в
шаталовских снах моих уж точно никогда не снился. Потому и могу непредвзято
судить о первом предлагаемом варианте. А помогли одолеть эксперимент
исключительно моя особная «пýстынька» и помощь Божья, и рекомендовать
кому-либо свой способ не рискну. Учился заочно, повинуясь больше какому-то
внутреннему принуждению, чем личному желанию, и долго не мог понять – зачем мне
всё это нужно? Да еще в критическом, казалось бы, для этого возрасте: учился с
56-ти до 61-го года. Но однажды приняв на себя какое-либо послушание Божие,
следовать ему нужно уже неотступно, не жалея себя, не оглядываясь на ироничные
насмешки. Помня только и веруя, что смысл задания рано или поздно откроется. И
еще о том, что если задание внушено лукавым, то импульс его скоро выдохнется, а
своих сил продолжать то, к чему душа не лежит, не хватит. А если помысл от
Бога, то с противной стороны обязательно последуют усиленные козни. Они и были,
и немалые: помыслы о ненужности сего дела, нежданные внешние удары, искушения
немощами и ленью. За шесть лет чего не случится.



I. По итогам обретенного опыта обучения могу
уверенно сделать три практических вывода. Во-первых. Существующее
семинарское образование для монашествующих абсолютно неприемлемо. Ни монаха
получить, ни просто грамотного человека. Ведь даже молодые очники млеют от
обилия заданий и информации, упакованных в экстремально сжатые сроки. Мозг, в
защитной своей реакции, просто насквозь пропускает нужное и ненужное, фильтруя
бессистемно. И на выпускных экзаменах молодежь выглядит нисколько не лучше заочников-батюшек,
пуская те же самые «пузыри». И дело не в них, а в самой семинарской системе --
форма осталась на уровне середины прошлого века, а содержание возросло в разы.
Теперь дипломная работа выпускника Московской Академии конца 90-х, в лучшем
случае, равняется курсовой работе семинариста 4 курса. А такие знания, как
владение компьютером на уровне офисного работника, методика научных
исследовании, три древних языка и т.п., могут понадобиться лишь единицам в
какой-то отдаленной перспективе, но экзамены по ним должны сдавать все поголовно.
Вот и млеют заочники-батюшки и лукавят, качая напропалую Википедию, прикупая
контрольные по компьютеру и языкам, тянут время на академических отпусках.
Добивают их и неподъемные нюансы Болонского процесса, внедренного в семинариях.
Поясню, кто не в курсе. Раньше, в течение одного года обучения, требовались
пара небольших контрольных работ и одна курсовая на 8-10 страниц. По-болонски:
4-5 эссе по 8-10 стр. каждое и курсовое сочинение на 15-20 стр. Т.е., за весь
срок обучения, с учетом дипломной работы в 60-70 стр., необходимо написать до
300 страниц осмысленного текста. Целую книгу! Да еще с правильно оформленным
научным аппаратом.



Монахам в этой системе просто некуда
пристроиться. Либо станут осыпаться как листья дуба с чуждого им ясеня, как и
батюшки-заочники, либо отпадут от монашества, а кто-то и от православия вообще.
И отпадают. Бросил бы и я, если б не чувствовал, что должен дойти до конца. А
как раз в середине эксперимента и угодил вместе со всеми под болонский удар и
перетруску семинарских программ. В которых доля традиционных церковных
дисциплин как-то поужалась – по номенклатуре, объему и срокам усвоения – за
счет дисциплин полусветских, но вроде как бы нужных. Вплоть до таких экзотических,
как «Обеспечение безопасности жизнедеятельности», со сдачей зачетов по знанию
правил пожаротушения и искусственного дыхания «рот-в-рот». Если б не давний
опыт обучения в двух гражданских ВУЗах и подвизания на научном поприще, точно
не выплыл бы и бросил. И если б не заочная форма учебы, позволявшая лишь
эпизодически окунаться в суету мира. Да и то, на два ежегодных сессионных срока
останавливался в женском монастыре недалеко от города, где гостиничка для
трудников была для меня вполне привычной средой.



Вывод
второй

– образование для монаха так же абсолютно необходимо. Первая, информативная
часть образования, дает возможность владения широким кругом накопленного
церковного знания и ориентации в нем. Миряне сейчас активно овладевают им через
сеть трехгодичных богословских курсов при епархиях, через школы
миссионеров-катехизаторов, и все это на программном уровне бывших духовных
училищ. И беседовать с нашими, в большинстве дремучими, монахами им уже
неинтересно, и вроде как не о чем. Авторитет монастырей в глазах мирянской
массы в результате стремительно падает, а качество паломнической струи оскудевает до уровня зевак-неофитов, все еще
ждущих чуда духовного вдохновения от соприкосновения с монашеством. А его не
будет. Потому что практикуемый ныне метод образования, представленный вторым
вариантом, ориентирован на бросание в море духовной брани тех, кто плавать еще
не научился.



Просто читать Писание и отцов -- мало, сначала
нужно научиться их читать. Мало замкнуться в келью и ждать, когда она чему-то
научит. Пребыванию в ней тоже нужно научиться – там, кроме лампадки и образов,
много иной живности водится. А чему они могут научить безграмотных «пловцов», и
я говорил в прошлый раз, убедительно говорила и ин.Кассиана, хоть и с
позиционной предвзятостью. Мало взять чётки и начать читать Иисусову молитву,
потому что этот инструмент не менее страшен, чем пила-циркулярка в руках
первоклассника. И большинство из этих «первоклашек» просто гибнут, кто духовно,
а кто вместе с тем и физически. С этого метода плюхания в неизвестность 18 лет
назад и я начинал, и лет десять в нем упорствовал – только келья и чётки!
Меня-то Бог как-то помиловал, а многих кто был рядом уже нет. Наблюдая за ними
и за своими корчами, опытно познал неэффективность данного метода – мал процент
выплывающих, и долог их путь. И никогда этот процент не был высоким,
свидетельств тому немало – в писаниях и наблюдениях тех, кто опытно проходил
тем путем, в видениях тех немногих, кто достиг способности воспринимать невидимое.
Навык к молитве нуждается сначала в тонкой настройке, как и музыкальный
инструмент. Настройщиков же, ввиду низкого к.п.д. метода, мало. А желающих
«поплавать» много, как монашествующих, так и мирян. При этом второй части
церковного образования – именно духовной – пока просто не существует. Некоторый
же учительный ресурс хоть и существует, но распылен.



II. Отсюда
вывод третий
– необходима централизованная, специально организованная
монашеская школа, устроенная на иных принципах и подходах, по сравнению с
общецерковной. Ориентированная, прежде всего, на научение монашескому деланию,
на выращивание именно монаха, а не просто грамотного человека. С научением
грамотной аскетической технике, и технике стяжания дара любви. С преобладанием,
в информативной части, набора дисциплин именно монашеской направленности: общая
история монашества, история русского монашества, сравнительное монаховедение,
богословие монашества, общая теория монашеского делания, теория молитвы,
монастырская типология и т.п. И разумеется, обучение должно проходить в
условиях специализированного
монастыря-школы
, в составе которого, наряду с обычной учебной
инфраструктурой, имелся бы изолированный учебный скит.



Это главный элемент школы – для
прохождения иноческих практикумов, со строго порционным погружением в условия
реальной боевой аскезы. А она не бывает греческой, русской, сирийской или
египетской. Она просто аскеза – способ вызывания на себя удара эхтральной силы,
противоборство ей и духовная закалка. Доступный учебник по практической аскезе
можно составить по описанному опыту отцов-первопроходцев. Чтобы каждый вновь
начинающий не плутал бы в море противоречивой аскетической информации, а
направляемый скитским наставником понимал, что и для чего он делает и куда
идет. Чтобы вернувшись после школы в свой монастырь, с уже настроенной
молитвой, смог бы уже самостоятельно хотя бы свое монашеское делание вести
грамотно. Смог бы и с мирским катехизатором на равных словом перемолвиться, не
прикрываясь, как прежде, кастовой монкспесивостью. На начальном этапе, с учетом
нынешнего количественного контингента монашествующих, достаточно будет одной
мужской школы-монастыря и пары женских. Для такого количества школ, уверен, уже
сейчас вполне можно насобирать достаточно опытных скитских наставников.



По
накоплении духовно грамотного подроста, с годами, можно будет приступить к
продолжению: от начальной школы -- к средней и высшей. Средняя школа это уже в
основном для монастырских старшин и вольно желающих совершенствоваться. Одной
из групп категории старшин являются монахи иерействующие. Они, как реальный
обучающий и наставляющий субъект любого монастыря, обязаны быть выше уровня
среднего монаха, как информативно, так и уровнем духовной техники. Потому
средняя школа, кроме углубленности в прежние дисциплины, должна давать
теоретические и практические начальные навыки в монашеской педагогике.
Материала к составлению методического пособия по ней в отеческом опыте тоже
достаточно.



Дальнейшее возрастание в технике монашеской
педагогики и управления монастырем призвана давать уже высшая монашеская школа.
Другое отделение этой школы станет готовить кадры для церковной науки
(богословские и исследовательские) из числа тех монашествующих, у которых на
первых двух школьных ступенях выявлены будут определенные дарования и
стремления. А уже на базе таких подрощенных специалистов возможны станут узко
функциональные научно-исследовательские монастыри, за предвосхищение которых
можно воспринимать слова архм.Саввы (Мажуко) (http://www.pravmir.ru/monahi-i-episkopyi-kak-vyizhit-vmeste/).
Третье отделение высшей школы сможет готовить квалифицированных специалистов в
области духовной медицины, по накоплении которых возможны станут
специализированные духовно-лечебные монастыри. А они смогут составить серьезную
положительную альтернативу распыленной и неконтролируемой сети
старцев-знахарей, по большей части шарлатанствующих.



Начав с малого, с одной скромной начальной
школы, в дальней перспективе можно придти к развитой системе монашеского
образования: сети школ, дающих начальное и среднее образование и ряду
специализированных высших школ. А обучать будет кого. Появление в монастырях
духовно и информативно грамотной прослойки способно будет сдвинуть с мертвой
точки специфическое монашеское миссионерство, т.е. работу по привлечению мирян
к иноческому образу жизни, особенно молодежи. А открытый доступ в 1-й класс
начальной школы даст им возможность получить первый реальный опыт иночества из
квалифицированных рук, и более четко определиться в намерениях. Для
передумавших этот опыт все равно будет подспорьем в дальнейшей их христианской
жизни, и импульсом к повторению попытки. За ними, молодыми – дальняя будущность
российского монашества.



Потечет в школу
и заинтересованное монашествующее рассеяние. В нарастании этого движения – решение двух уже более близких и насущных
проблем. Во-первых, воссоединение расколотых до непримиримости двух
монашествующих отрядов, постепенный возврат значительной части ушедших из
монастырей. Во-вторых, налаженная система распределения выпускников школы даст
возможность направить поток возвращенцев на поддержание хиреющей ныне
монастырской инфраструктуры, особенно на периферии. В целом, за поднятием
уровня духовной и информативной образованности монашествующих неизбежно
последует и поднятие уровня их авторитетности в глазах церковной
общественности. И чем дальше, тем больше. Есть и еще ряд задач, которые
способна будет решать налаженная монастырская школа.

Ответить

#
Палыч, Россия
24.12.2014 в 20:03



III. Необходимо
сразу сказать и несколько слов об основополагающих принципах построения
монашеской школы, учитывающих как организационные ошибки общецерковной школы,
так и особенности монастырского способа жизни.



1)
Главный
принцип монашеской школы это согласованность образовательного процесса с
ростовым монашеским циклом
. Ни для кого не секрет, что путь к духовному
совершенству состоит из ряда четко различимых фазовых ступеней. Можно спорить о
количестве этих ступеней – три, семь, девять или иное, но бесспорны три факта.
Первый -- количество ростовых фаз строго фиксировано и задано Богом. Второй --
ступени дискретны и перемещение по ним осуществляется тоже Богом, после
определенных усилий со стороны человека. Третий -- весь процесс духовного
созревания достаточно долог и нелинеен. Для монаха продвижение по этим ступеням
является искусственно поставленной задачей, а потому все они в целом составляют
его ростовой жизненный цикл. От успешности продвижения монаха по этому пути
зависит качество выполнения им своих функций: тáинственной и иконной. Потому и
вся конструкция монашеской школы – от первого класса начальной до последнего
класса высшей – должна быть вписана в ростовой духовный цикл.



2)
Второй
диктующий принцип -- ориентация на уровень полноты усвоения курсов.
Важность этого принципа в том, что от полноты усвоения учебного материала и
практики зависит не только функциональное качество монаха, но и его духовное
здоровье, и сама возможность спасения. Становление на монашеский путь не только
не дает гарантийных преимуществ по отношению к мирскому пути, но наоборот –
путь монашеский более рисконосен. Погибнуть на нем неграмотному человеку шансов
намного больше. Взяв в руки чётки, человек бросает вызов таким силам, которые
его всегда примут, и которые дилетанту никогда не проиграют: побалуются им и
убьют, либо покалечат. А на карте, кроме того, и его жизнь вечная.



3)
Третий
принцип – адекватное дозирование учебных нагрузок – дополняет второй.
Дозирование нагрузок, информационных и аскетических, должно строго соответствовать
возможности воспринимать их с максимальной полнотой. Эти среднестатистические
нагрузки, в сочетании с паузами и распределенные по трем учебным циклам
(начальному, среднему и высшему), задают общий ритм учебного процесса,
посильный для любого среднего человека. На этапе начальной школы допустим и
индивидуальный ритм для тех, кто не сразу справляется с учебной программой. С
повторным прохождением курсов. Важен при этом итог – качественное усвоение
материала, особенно аскетических навыков. Вся жизнь монаха, как особого способа
жизни, есть сквозная учеба: сначала в школе, потом у наставника, затем у Бога.
И монаху торопиться некуда и ни к чему, во всем неторопливость и размеренность
– это первое, что должно усваиваться в начальной школе.



4)
Ритмичное чередование информационной и аскетической
частей образовательного процесса
. Этот принцип подразумевает разбивку
учебного процесса одного класса на ряд блоков (скажем 4), в каждом из которых за
промежутком аудиторной работы следует цельный отрезок скитского практикума. На
этом отрезке, кроме чисто аскетической практики, происходит и самостоятельная
работа по усвоению материала аудиторной части. Данный принцип является
дополняющим к двум предыдущим и тоже работает на полноту усвоения уроков школы.



5)
Сочетание очной и дистанционной форм обучения. Этот принцип
предусматривает в конце каждого класса школы паузу, скажем трехмесячную, с
пребыванием в рабочем монастыре. Либо в том, который направил учащегося, либо в
том, к которому был приписан поступивший без направления. Эта монастырская
пауза – не каникулы, а тоже учеба. В которой, во-первых, самостоятельно
отрабатывается навык привязки аскетического делания к полумирским условиям
живого монастыря. А базовый монастырь, в отличие от скита, всегда был, есть и
будет средой именно полумирской. Потому что по-особому организованная
монастырская среда является той оболочкой, в которой происходит специфическое
служение монаха миру, зоной пересечения мирского и неотмирного. Во-вторых, в
период монастырской паузы происходит исполнение, дистанционное корректирование
и сдача заданных контрольных работ, и подготовка к аттестационному экзамену за
пройденный курс. Кроме того, пятый принцип позволяет переключать сознание с
жесткой монотонности учебного режима на более оживленный монастырский: что-то в
это время будет отдыхать, что-то накапливаться.



6)
Синхронизация с внутримонастырским учебным процессом. Само наличие
монастырской паузы в учебном процессе, предполагает наличие включенности в него
монастырей. Пока возможна только простейшая форма участия: обеспечение
контингента своих учащихся фиксированным временем для занятий и необходимыми
техническими средствами. Далее, по мере нарастания скитской монастырской
инфраструктуры, для средних и высших классов часть практикумов может
переноситься на базовый монастырь, с увеличением доли дистанционного обучения в
учебных курсах. Такая форма участия предполагает уже и наличие своей
монастырской программы, синхронизируемой с общеобразовательным процессом. Есть
целый ряд и других точек соприкосновения монастырей и монашеских школ, которые
потребуют обязательной согласованности.



7)
Принцип
учета индивидуальных особенностей монашествующего также является
обязательным в организации работы монашеской школы. Речь ведь о выращивании
уникальных духовных кадров, предназначенных для профессиональной работы в такой
же уникальной зоне богоконтактности. Потому при формировании
стандартизированных учебных процессов и индивидуальных графиков необходимы
схемы учета личностных особенностей. В начальных классах должны учитываться
возрастные, психические и интеллектуальные возможности, наличие и качество начального
опыта и т.п. В старших циклах оценке, учету и специальному развитию подлежат
выявленные уровни духовной и интеллектуальной одаренности, иные врожденные
задатки и ориентации личности. Работа в зоне богоконтактности разнообразна,
кто-то больше может сделать, кто-то меньше, кто-то в одной области окажется
способным, кто-то в другой. Потому спонтанные проявления личности по ходу учебы
должно изучать и направлять, ради максимальной эффективности служения монаха
Церкви и миру.



8)
Контрольно-профилактическая функция школы -- это принцип,
на котором строится система обязательных краткосрочных монашеских курсов.
Предназначена эта система для различных категорий монашествующих, уже
закончивших школу: начальную, среднюю или высшую. Дальше монах развивается сам,
и развитие это как процесс нелинейный далеко не всегда идет в гору. И далеко не
каждый монастырь, даже в развитом будущем, сможет иметь возможность грамотно
управлять духовными подвижками в душе монаха. Но в соборной системе защитные
структуры обязаны быть – от здоровья каждого члена зависит и здоровье всего
совокупного монашеского организма. Вот поэтому каждый монах, у какого бы он
наставника ни окормлялся, периодически обязан проходить профилактические курсы.
Основная цель этих курсов – диагностика духовного состояния монаха, контроль
его качества с выявлением профзаболеваний: от грубых клобукофорных проявлений
до более тонких видов бесозависимости. Обязательны в таких случаях и лечебные
рекомендации, исполняемые либо в своем монастыре, либо принудительно в лечебно-реабилитационном
школе-монастыре.



9)
Дифференциация учебных процессов по функциональным
направлениям
.
Об этом принципе было уже сказано – разделение школы на три уровня: начальная,
средняя и высшая. Первые две должны обеспечивать качественное исполнение монахом
двух основных функций – тáинственной и иконной. Но в дальнейшем прогрессе школы
и совокупного монашеского организма приоритет за высшей школой, развивающей две
другие функции служения монаха миру – добывающей знание и целящей. Истинное
знание только у Бога, но на подступах к нему располагается развитая сеть
эхтральных кордонов. Обычный человеческий ум, тем более обезбоженный,
преодолевать их не в состоянии и кормится только опосредованным знанием. А оно
всегда либо искажено эхтральными мистификациями, уводящими в сторону, либо
контрабандное, которому не пришло Богом определяемое время. Такое эхтральное
знание несет человечеству больше вреда, чем пользы. Нейтрализации этого
негативного эффекта и способствует добывающая функция монаха, как специалиста,
достигшего способности преодолевать эхтральные кордоны и работать в
богоконтактной зоне. Погруженность в эту зону дает также возможность вѝдения
поврежденностей человеческих душ и способность целения их Божественной силой. А
от духовного здоровья напрямую зависит и здоровье физическое. Обычным людям
духовная медицина недоступна, только монаху, отказавшемуся от себя ради людей и
Бога.



10)
Дифференциация структуры школы по субъектам
востребованности
.
В этом структурном принципе монашеская школа отображает себя как образ
совокупного монаха в его иконной функции. Здесь иконой для мира становятся сами
духовные технологии, которые развивает монашество. И технологии эти, в целом
ряде случаев, являются не только полезными, но и необходимыми миру. Частью они
доступны не только монаху и не требуют отречения от себя, а только определенных
ограничений. Кроме того, само восприятие добытых ученым монахом знаний тоже
требует духовной технологичности. Обучение же этому возможно только в
специализированной школе. В развитии своем она может стать востребованной
средой для повышения духовной квалификации кадров священнических,
церковно-научных, общинно-братских и т.д.



11)
Централизованность аттестации. Этот принцип
сразу устанавливает связь каждого выпускника любого из трех уровней школы с
формирующимся монашеским организмом РПЦ. Аттестационная комиссия, как орган
Учебного комитета единой системы монашеского самоуправления, оценивает
выпускника по утвержденным методике и критериям и выдает единый же квалификационный
документ. В период становления как монашеской школы, так и самой системы
монашеского самоуправления аттестаты получат лишь небольшая часть направленных
на учебу и вольно поступивших. Но в дальнейшей перспективе начальное
образование, а вместе с ним и аттестация, станут обязательными для всех
монашествующих насельников монастырей. Принцип независимой централизованной
аттестации и переаттестации позволит через какое-то время значительно сократить
часть фиктивно посвященных, являющихся фактором десакрализации современного
монашества и обессиливания его функциональных возможностей.



12)
Обязательность и полномочность аттестации.
Организационный принцип полномочности школы отображает полномочность самой системы
монашеского самоуправления, способной эффективно управлять монастырским
комплексом, формировать свою законодательную и каноническую базу, заботиться о
чистоте монашеских рядов. Аттестат об окончании начальной школы, в итоге, должен
стать единственным правовым документом, дающим право на постриг, а для,
централизованной же, постригающей инстанции он имеет силу обязательности. И
наоборот, отсутствие аттестата или невозможности для монашествующего
комиссионно подтвердить свой статус дает право постригающей инстанции к
возбуждению чина деклобуфикации. Такая централизованная система допуска к
постригу и монастырским должностям со временем может стать надежным заслоном
многочисленным злоупотреблениям в этой области. А чин деклобуфикации, наряду с
покаянием, сможет освободить человека от неизбежной ответственности перед Богом
за игру с таким серьезным предметом как тáинство, которая на языке церковной
терминологии называется кощунством.
Ведь те бабушки и дедушки, которые притекли в монастыри только ради крыши и
уюта, не подозревали, в какую авантюру были втянуты ради рекламных целей. Да и
многие другие задумывались над своим решением о постриге с иными мотивациями.





Вот, я насчитал
12 обязательных принципов монашеской школы. Лишних среди них нет, но может кто
еще что-то добавит, если пропустил по невнимательности.







Ответить

#
21.12.2014 в 17:04
Валерий Павлович, так вы нам озвучьте если кто у вас на примете есть из могущих преподавать такое дело. Мы быстренько и непосредственно вокруг них и соберёмся... а чего ждать ...здесь на форуме пока все всё решат - это долго а мы может уже начнём)
Ответить

#
Палыч, Россия
1.01.2015 в 20:45



Вопрос Ваш, Ореста, хоть и краткий, но
ответа требует развернутого. Если в нем есть что-то лично значимое, кроме
иронии или прощупывания Палыча на искушаемость, то это для почтового ящика. А
здесь отвечу на то общественно значимое, что заключено в прозвучавшем
предложении.



Здесь на форуме, Ореста, никто ничего
решать и не будет: ни долго, ни коротко. Потому что орган этот не решающий, и
даже не рекомендательный. Решать что-то конкретно и называть имена будем все
вместе в том легитимном собрании, которое надо сначала создать. А это дело само
по себе не скорое. Тем более, не скорое дело поднятия монашеской школы. Здесь я
только сформулировал саму проблему и обозначил общие подходы к ней. Дальше –
латентная фаза вызревания идеи в общественном сознании, в тех умах, которые
способны менять угол зрения и мыслить комплексно. На одно это потребуется
достаточно времени, идея-то новая. Хотя прецедент и имеется: общецерковная
школа проходила тот же путь – от неэффективного семейного принципа передачи
знаний, через частные школы, к централизованной. Правда, не все из этого опыта
нам годится. И было бы наивно думать, что кто-то из осознавших необходимость
монашеской школы пороется в каких-то загашниках и найдет там готовые программы
и учебники. Их нет ни у кого, их еще нужно написать, соборно обсудить и соборно
же принять, как и многое другое.



О кадрах же, способных преподавать и
наставлять, сейчас говорить не время и не место, даже если б кого-то я и знал.
И преждевременность разговора о них диктуется двумя причинами. Во-первых,
потому, что без подготовки впереди сразу же пойдет «пена»: рекламируемые и
саморекламирующиеся «учители праведности» -- постриженные миряне и священники,
так и не ставшие монахами, но «знающие о монашестве всё». А кроме них имеется
еще достаточное количество, тоже всё знающих, энтузиастов иереев, созидающих
свои самодельные скиты и монастырьки. Всегда готовых подхватить любую модную
идею, развернуть пропаганду и через 3-4 года заявлять о небывалой
результативности, обманывая себя и других. Такой частной суперинициативой,
спонсируемой хитрыми фондами типа Сорреса, можно надолго заглушить любое нужное
начинание и опошлить его. Этой «пены» и в будущем не избежать, но там она будет
иметь формат контролируемого вкрапления, а не подавляющей частной массы.
Настоящие же учительные кадры проявятся на стадии составления и обсуждения
учебных материалов, которые невозможны без выявления истинной сущности
монашества и того, что его только имитирует. На этой же стадии большая часть
«пены», обнаруживая себя порожним пустословием своим, всплывет наверх. И это
должен быть всеми видимый соборный процесс, нивелирующий всегда возможную
ошибочность отдельных частных мнений.



Вторая причина, исключающая сейчас
какие-либо кадровые разговоры и частные инициативы, заключается в том, что все
мы сидим на пороховой бочке предраскольной ситуации. Не многие видят это и
понимают, но ощущают почти все. И первичным детонирующим полем грядущего
раскола является «шаталова пýстынь», как область частного монашеского
предпринимательства. Невидима она пока внешнему глазу в качестве взрывоопасном
только потому, что изнутри её толком никто не изучал, и из-за ложного мнения о
шаталовке как о маргинальном отстойнике. Шаталовцев нельзя равнять с обычными
бродягами. Где и кто видал БОМЖей, обвешанных цепями, с Евангелием и Златоустом
в котомке, встающих по утру и в ночи на молитву? Нет, не бродяги они, а странномученики. Романтики вериг и
молитвы, заложники того Духа, который когда-то призвал их на возрождение
монастырей и монашества, которого они там не нашли.



«Шаталова пýстынь» -- это целый
монашеский мир, параллельный официальному монастырскому, и пожалуй, более
многочисленный. Здесь и мантийцы, таскающие в вещмешках свои измятые,
засаленные клобуки, и иноки, и бывшие послушники, и те, которые никогда не
поднимались выше трудников. Именно последние чаще всего и пишут те письма, над
которыми весело поиздевался м.Диодор (http://www.bogoslov.ru/text/4016548.html#comment4191757).
Пишут в неостывшей еще надежде на синхронизацию своей личной духовности с воображаемой
монастырской: ведь где-то же есть оно, мое «белогорье». Более опытные не пишут,
а просто приходят незваными, наудачу. С целями более скромными: отдохнуть от
бегов, отмыться от вшей, отоспаться, откормить опавшие бока. Ну, и конечно –
поисповедаться, причаститься, насладиться богослужением. Держатся до упора, а
потом – снова в путь. По несколько раз проходя одни и те же монастыри. Осваивая
российскую ойкумену как пространственно – от края и до края, так и
конфессионально – притуляясь то у староверов, то у зарубежников, то у
новораскольников, то у каких-либо сектантов. Многие проходят через временное
«погружение в мир», пробуя на зуб, что за зверь такой виртуальный – монашество
в миру. Но неизменно возвращаются на пыльные дороги родной уже шаталовки.



Этот параллельный мир динамичен, подчинен
своим закономерностям и развивается по ним. Масса его продолжает нарастать за
счет подзаконного монашества, постоянно выдавливаемого из монастырей
агрессивным клобукофорством. А то, как победительное, борется сейчас за
обладание своей законодательной опорой – в рамках обсуждаемого ныне «Положения».
Оно и станет тем детонатором, который взорвет предраскольную ситуацию. Уже вскоре
после принятия «Положения» выяснится, что ни одной из реальных монашеских
проблем оно не решает. И тогда подзаконное монашество выйдет из неустойчивого
состояния роевого улья, и выплеснет из себя остатки тех романтиков молитвы и
подвига, которые держались в монастырях последней ниточкой надежды. Тогда
начнутся уже более серьезные организационные подвижки в шаталовке. Пока это
движение вялое и выжидательное, но все же симптоматичное. Опытно знаком с
парой-тройкой монастырей, которые давно уже независимы от епархиальных властей,
имеют свои богослужебные и уставные заморочки, и не владык поминают в ектиньях,
а только своих благоустроителей. Слышал и о ряде других, независимых и
оппозиционно настроенных. Наслышаны и многие из присутствующих здесь форумлян о
существовании оседлых монашествующих общинок, хоть по видимости и нейтральных,
но ориентированных строго антиклобукофорно.



Сработавший детонатор и последний
выплеск приведут эти глухо бурлящие шаталовские глубины в движение, и в среде
шаталовцев, наконец, объявится свой Аввáкум, способный бросить клич. К тому
прирастут свои пламенные архимандриты и игумены, появятся грамотные апологеты-теоретики.
И тогда, к гадалке не ходи, организованные «раскольники-шаталовцы» своим
благочестием наголову посрамят «никониан-клобукофоров». Колеблющиеся ныне –
идти или не идти им в монахи? – потекут к победителям. Туда же переместятся и
спонсорские потоки, и влекомая поисками праведности верующая мирянская масса. И
вновь – раскол. А государственной подпоры нет, чтобы огнеметами пожечь
отступников. И исход, который возможен был в XVII веке, нынче будет уже иным. В
современной России для раскольников всегда найдутся возможности обрасти своей
инфраструктурой, а «запад» в том всегда поможет. Отработается в дальнейшем и
правовой механизм захвата заброшенной монастырской недвижимости на периферии,
либо перекупки её через подставных лиц у тех же епархиальных властей. А борцам
за «Положение» останутся комфортабельные лавры, которые раскольникам в качестве
молитвенных домов и не нужны.



В текущей борьбе за независимость –
монахов от произвола игуменов, игуменов от архиереев, архиереев от всех
остальных – до сих пор не замечается главное: дозревающий нарыв глубинного монашеского
раскола, чреватый расколом внутрицерковным. А раскол, в свою очередь, усилиями
того же «запада» выродится со временем просто в антицерковную сектантскую сеть,
как и исторический его предшественник. Перед лицом описанной перспективы,
реальность которой доказывается историей, любые провоцирующие детонацию факторы
должны быть исключены. В том числе, и частные инициативы по организации
скороспелых монашеских школ. Потому что это палка о двух концах. С одной стороны,
школа это необходимое средство созидания единого российского монашеского
организма
. С другой стороны, отданная в частные руки та же идея –
становится средством углубления разбегания двух отрядов монашествующих, и возможным
детонатором. Текущая предраскольная ситуация сама по себе является одной из тех
серьезных проблем современного монашества, которые не вместимы в какое-то одно «Положение»,
но решаемы только организованным соборным разумом. И созиданием комплексной
законодательной базы.



Ответить

#
Палыч, Россия
12.12.2014 в 17:35



«Нечего
делать на этом форуме тем, кто не живет в монастыре, и не принадлежит к чину
монашествующих!! Извиняюсь ПАЛЫЧ, но вам не место на этом форуме со своим
Веб-братством! А монахов келья всему научит».
(монахиня
Феодосия, 26 ноября).





I. Вышел вот на чистую полосу, поскольку на
прежней тесновато для развернутого ответа. А заявка прозвучала многозначительная.
Если в ней что и может порадовать, то только та деловая хватка, с которой Вы,
м.Феодосия, уже практически приступили к формированию принципов организации
веб-братства. А речь, как полагаю, именно о нем, просто оговорка случилась.
Поскольку данный-то форум является общецерковным, с диктующими правилами
орггруппы отца Павла Великанова, которые в сферу Ваших
обсуждений не входят. Потому призыв «долой безподрясников», во-первых,
направлен в пустоту. А во-вторых, от него несет неблагочестивым экстремизмом,
который в развитии непредсказуем. Сегодня – распинать на столбах
восклицательных знаков тех, кто Вам лично неугоден, завтра – архиереев под
гребенку, послезавтра – вчерашних друзей, с кем распинали первых и вторых. А в
итоге? Чем закончилась всем известная пугачевщина? Ну ладно, не будем о
страшном. Уж лучше будем считать, что это Вы о веб-братстве попеклись. И четыре
пункта уже сформулированы: 1) проживание в монастыре, 2) принадлежность к чину
монашествующих, 3) полное недопущение мирян, 4) право на публичное освистание и
бойкот. Есть уже что обсудить, спокойно и неторопливо.



Все эти вопросы серьезные, и мы их,
конечно же, позднее обсудим. А сейчас скажу пока о том главном, чем дышит сам
дух Вашего высказывания. Восприятие мирянина как пассивного элемента
монастырской действительности ложно по существу. В реальности мирянин является
необходимым субъектом монашеского тáинства, только ради него это тáинство и
существует. Одинокий Крест на Голгофе не состоялся бы в своей спасительной силе
без окружавшего народа – ради них он был, а не сам по себе. Ложно и
литургическое священнодейство без народа – ради него оно, а не само по себе.
Нет недостающего субъекта тáинства, народа, нет и самого тáинства, и всуе труды
алтарного исполнителя. Так и монашеское тáинство, как общецерковная функция,
является служением миру. А зримая огражденность от мира – только техническое
средство возрастания монаха в качествах своего служения. Только когда в келье
сердца его присутствует любовь к миру и его насельникам, только тогда и
возможно тáинство. Только тогда и возможно реальное монашество. Не презирал
Вознесенный на Крест окружавших Его, но молился за них с неложной любовью. Не
может быть и монаха без любви к мирянину, без неё он – ряженый клобукофор,
закованный в кастовую спесь, возносящую его над презренным миром.



Кастовое клобукофорство – явление противоположное
истинному монашеству, это форма духовного падения монаха, с которой начинается
и путь отпадения его от своих обетных обязательств. Это оно задавило пытающееся
возрождаться наше монашество, выдавило 80% (счет даю навскидку) созидателей
монастырей за монастырскую ограду. Не труды непосильные и болячки оттолкнули
их, а разочарование в возможности реализации того, с чем каждый из них когда-то
переступал порог обители, и бунт против наблюдаемой реальности. Клобукофорство
не только калечит душу отдельного монаха, но и уродует лицо монашества в целом.
Имитируя внешние признаки монашества, но не соответствуя ему по духовному
содержанию, оно отталкивает от монастырей зрелую мирянскую массу, и истончает
поток желающих монашеского подвига.



Падение в клобукофорство происходит в разные
моменты монастырской жизни и с любой точки монашеской иерархической лестнички:
от послушника до архимандрита. И начинается оно с зарождения в уме
представления о монашестве как особом способе спасения, отличном от мирянского,
а главное – высшем по отношению к общему способу. Тут и рождается двойной стандарт во взгляде на
христианскую жизнь. Хотя на деле спасение одно для всех, и ответственность за
нелюбовь к ближнему одинаковая для всех. За принятием помысла о монашеской
исключительности следует еще один, уже психологический шажок – ложная
идентификация себя с известными миру высокими образцами, которые дало прежнее
монашество. Тогда иконная функция монаха обращается в пародию, в которой
реальное монашеское делание подменяется игрой в «куклы-монашки». Эта игра, не
приносящая духовных плодов, заставляет монаха лицемерить и прикрывать ощущение
своей неполноценности высокомерием к мирянину. Культивируемое в себе годами,
это высокомерие ведет уже к духовной деградации, к зарождению презрения к
«негру»-мирянину, который годится только для возведения монастырских
пирамид-храмов, чтобы ими потом любовались другие миряне-зеваки и вкладывали
денюжку на прокорм «заоблачному равноангельному воинству». Кто-то наигранной лояльностью скрывает свои
«духовные плоды», которым «научила келья»,
а кто-то и не утруждает себя сокрытием чувств.



Таковы фазовые формы духовной монашеской
профболезни клобукофорства. До сих пор это паразитарное явление никто не
называл по имени, хотя видят её многие. Потому впервые прозвучавшее на форуме
слово «клобукофор» и воспринято было как ругательное и обидное. Да еще
произнесенное презренным мирянином. Но многие промолчали, задумавшись, особенно
те, которые по духу своему уже давно раскольники-шаталовцы. А у кого-то душа не
стерпела прямого попадания акупунктурного укола в больную точку. И раззуделась
рука – закатать рукав ряски и заехать в ухо Палычу-чекисту. И это хорошо!
Значит сохранилась еще в памяти связь с моментом переступания обительского
порога, связь с собой мирянином – жив нерв и отзывается болью. А значит, есть и
надежда на обращение.



Вот и давайте вместе подумаем об
описанном явлении, о методах его преодоления, которые смогут воссоединить наше
расколотое монашество и раскупорить вход для вливания свежей и чистой мирянской
струи в его иссохшие жилы. Вместе, потому что с такой масштабной проблемой уже
никакая синодальная комиссия в одиночку не справится, а только соборный и
организованный монашеский ум. Для того и необходимо веб-братство, как начальный
кристалл, на который со временем нарастут остальные элементы монашеского
самоуправления и соборности. В веб-братстве – начало монашеского
нормотворческого процесса. Но не в близоруком «качании» себе прав и льгот
вольности, не в превращении форума в монктусовку.



II. Чтобы в дальнейшем никого не смущал помысл
о моем праве высказываться на монашеские темы, прилагаю мысленно востребованную
справку о себе. Одновременно она является и информацией к размышлению о
структурной неоднородности монастырского населения, нуждающейся в нормативной
упорядоченности. Принадлежу я нынче к особой идиоритмической породе, которая не
так уж редка в наших монастырских оградах. В этой ограде много всяких пород,
объединенных обезличенным термином «монашествующие». У них нет своих наименований,
поскольку нет ни утвержденного определения понятия «монах», ни терминологии,
позволяющей идентифицировать видовую принадлежность разных его пород, ни тем более,
правовых статусов. Но эти «породы» просто есть. Как и я, просто есть. И образ
мятежного монастырского послушника Мцыри, который можно видеть сейчас в
качестве аватар-иллюстрации к моему веб-имени, выбран не случайно.



За 12 лет монастырского практикума трижды
одевали на меня подрясник, и трижды принудительно снимали. Дважды ускользал
из-под самого носа постриг, один раз – рукоположение. По причине неустойчивой
лояльности к мало уважаемым авторитетам, и упертому нежеланию изменять самому
себе и тому высокому образу монаха, который сложился в сознании задолго до
начала практикума. И каждый раз, после закономерного пинка под зад – опять с
нуля, с разнорабочего трудничества уже в новом месте: лопаты, вилы, косы,
топоры. С постепенным продвижением в чтецы, пономари, пекаря, келаря,
просфорники и т.п. А в промежутках между оседлыми форматами бытия –
практическое же познание форм, особенностей и прелестей «шаталовой пýстыни». В
совокупности, около 8 лет, из 18 лет прикладного монаховедения (с учетом 6 лет
домонастырской фазы практикума).



В
шаталовских скитаниях своих приходилось и в вонюче-прелых весенних стогах
ночевать, в обнимку со своим затертым вещмешком и под пискотню мышей, а потом
тут же молиться в утреннем ознобе. Летом, в меру необходимости – мог и в лесной норе или под ёлкой притулиться,
а если повезет, то и в заброшенной избушке. Неоднократно приходилось принимать трёпки
в спецбомжатниках и в «обезьянниках» (камеры при полицейских участках). В те
времена помятая советская паспортина уважения уже не вызывала, а клочковатая
борода ассоциировалась с досаждавшими тогда чеченскими террористами. Вот и
отлавливали на улицах и полустанках, как подозрительную в потрепанной
непрезентабельности блоху. Зимовки, как правило, в какой-нибудь глубинке у
частных фермеров иерейского или околомонашеского происхождения, где все те же
лопаты, навоз и топоры. В обмен на крышу и кормежку. Разумеется, приходилось и
в женских монастырях подвизаться трудничеством, и что-то потом складывать на
ум, хорошее и плохое.



Лишь с последнего места, после
очередного пинка и вытряхивания из подрясника, уходить не стал. Но не из страха
повторного окунания в холодные неуютности донной тины шаталовки. А из твердой
уже убежденности, что это и есть та «земля обетованная», к которой Бог меня как
Авраама постепенно научая подводил 11 лет. Игумены приходят и уходят, а святое
место остается, хоть и пустоватое пока, но которому лет через 30 суждено стать
Лаврой. И Господь поддержал мое упование, сразу же по изгнании одарив целым
домом, который в течение последних четырех лет является моей персональной «пýстынью». И
хозяевам, живущим в другом населенном пункте, выгода – дом под присмотром и
обеспечен необходимым ремонтом, и мне выгода – независимость от игуменского
произвола, и возможность изучить на практике параметры особножительного режима.
А игумен вскоре смирился с моей независимостью, и в дальнейшем уже не
отказывался от поддержки в делах клиросных, пономарских, ряде хозяйственных. И
прописку монастырскую оставил, и даже один из пожертвованных стареньких
компьютеров отдал, когда тот понадобился мне для дела. Хотя взаимонеприятие на
почве разности понимания монашества осталось на прежнем уровне. В этом вопросе
никаких компромиссов с моей стороны быть не может.



Так и подвизался все последние 18 лет,
полностью отдавая свою будущность на усмотрение Богу. Благодаря Которому, не
имея ничего своего, ни в чем особо и не нуждался. А то малое и необходимое, что
имею – тоже от Него. Сила наша и устойчивость жизненная через немощи наши
умножаются, в победах над собой и жертвенностью Богу. Жертвуя Богу что-то
своё, рискуя потерять мнимо ценное, обретаешь большее и действительно
необходимое, а о чём прежде пёкся, либо отпадает как просто ненужное, либо
дозревает до Богу угодного срока.



III. Вот
потому, сам пройдя через долгую школу уничижения, здесь на форуме я представляю
сторону униженных и оскорбленных – промонастырских мирян-трудников и
разномастных шаталовцев, когда-то выброшенных за ограду. Которые, в силу разных
причин, не имеют возможности самостоятельно защититься, и тем более, поработать
на свою монашескую будущность. По той же причине, зная искушающую силу боли, не
занимаюсь и приписанным мне мордобоем, а только лечебной акупунктурой, в меру
необходимости. По тому же не торопился и представиться, вызывая огонь на себя
как на беспородного «хама-мирянина»
-- чтобы определиться с внутренними настройками форумлян. Ожиданием рукоплесканий
на свой вход в форум при этом вовсе не тешился, они бы противоречили
двухлетнему опыту предварительного наблюдения. Итог входа не особо радует, но
работать можно: глаза боятся, руки делают.



К тому же, в ряде случаев есть основания
надеяться на обращение оппонентов. Для этого и нужно-то порой немного – шагнуть
внутрь себя, и увидев там сказочные дебри, где «бродят лешии, и русалки на
ветвях сидят» -- неложно изумиться. А затем, припомнив себя новоначального (а
откат обязательно нужен), рискнуть с Богом на прополку. А уж Господь, при
искреннем желании и усердии, обязательно поможет разогнать всех чертей, и
превратить те дебри, если уж не в райский сад, то хотя бы в удобопроходимый
английский парк. Откат назад с повторными зачистками всегда полезен. В этом же
и шанс на членство в будущем веб-братстве, вне которого дальнейшее монашеское
нормотворчество просто невозможно. А при зачислении в него обязательно должны
будут учитываться и характер участия на данном форуме, и вес реального вклада в
дело форума. Я не говорю сейчас – «извиняюсь,
м.Феодосия, но Вам не место в веб-братстве»,
поскольку время еще есть, и с
Вами тоже могут еще приключиться приятные неожиданности. Да, и не я буду решать
статусные вопросы членства, а назначенный Совет.



Если
что-то не по душе пришлось в моих словах, а я думаю многое, «накопившееся»
можно скинуть на мой почтовый ящик. Здесь на форуме все люди взрослые,
застращать восклицательными знаками никого не получится. А душе своей навредить
можно. Лучше уж в ящик, потерплю как-то, для того и подставил. Ответов не
гарантирую, но прочитывать всё от корки до корки обещаю.

Ответить

#
11.12.2014 в 17:17


I. В ПММ написано: « При
выборе кандидатуры священнослужителя в женский монастырь следует учитывать его
возраст, пастырский опыт и духовную зрелость».



И ни слова о том, что он должен быть
монашествующим. Почему?



Вспомните,
со времен Пахомия Великого женские монастыри окормляли самые опытные из
монахов. И на Руси часто мы видим то же самое: Дивеево, Шамордино, Зосимова
пустынь, Введенский Тихвинский монастырь, Троекуровский и другие. Своим
духовным преуспеянием эти монастыри были обязаны тому, что их окормляли опытные
духовники- иеромонахи. Да и рождением своим многие из них были обязаны мужским обителям.



Всем известный архим. Ефрем (из Ватопеда)
прямо говорит: «Недопустимо, чтобы женские монастыри окормляли женатые
священники». Игум. Антипа (Святая гора) говорит то же самое.



У
большинства монашествующих одно мнение по этому вопросу.



Конечно, опять не
хватает кадров…





1. Но все-таки
предлагаю такую формулировку для ПММ: «При выборе кандидатуры священнослужителя в
женский монастырь, следует предпочесть следующее:



-принадлежность священнослужителя к
монашествующим



-почтенный возраст



-большой духовный и пастырский опыт»





Архиереи у нас
многие не из монастырей вышли, поэтому, когда читаешь: архиерей назначает,
архиерей утверждает, архиерей решает, выбирает, становится как-то странно. Все
только архиерей. А игумен с братией? Дайте немного свободы монастырю. Дайте
жить по своему монастырскому уставу внутренней монашеской жизнью. Архиерей же
должен наблюдать как бы со стороны за жизнью монастыря в целом (за чистотой
веры, чтобы не было расколов, за тем, чтобы в монастыре жили в духе взаимного
уважения и любви) и вмешиваться по необходимости, когда к нему обращаются с
вопросами, с просьбами. Он должен прислушиваться к игумении, интересоваться
мнением сестер. Конечно, епископ должен быть осведомлен о финансах монастыря,
чтобы не было злоупотреблений. Но все поступления денежных средств в епархию
должны быть прозрачными и проверяться.





2. В ПММ написано: «В женские монастыри священнослужители
назначаются епархиальным архиереем».



Предлагаю написать:
«Кандидатуру священнослужителя в женский
монастырь на утверждение архиерею может предложить игумения с сестрами».



II. Предлагаю по примеру греческих обителей
дать возможность в наших монастырях делать
два - три дня в неделю закрытыми для посещений.
В тех монастырях, где немного
налажена молитвенная жизнь, а не в трудовых артелях, это принесло бы большую пользу
насельникам. А при входе в монастырь может быть открыт, к примеру, надвратный
храм или часовенка, где могли бы помолиться паломники.





III. Предлагаю в ПММ или Уставе монастыря
сделать следующее замечание:



«Чтение на службах и на соборном молитвенном
правиле должно быть громким, внятным и неспешным»
(а не только во время
келейной молитвы, как написано в ПММ). Уверяю вас, что в большинстве женских
монастырей вычитка правила в храме – это «гонка формулы 1». Куда, дорогие мои,
родные мои, мы бежим? Помните у о. Ефрема: «не спрашивай у человека напрямую,
любит ли он Бога, но спроси, сколько часов в день он молится - и все будет понятно».



Сейчас, к сожалению, не во всех монастырях есть возможность
совершать полный суточный богослужебный круг, но это не главное – самое важное,
чтобы те правила, те молитвы, которые есть возможность исправлять, выполнялись
бы не в спешке (и не в состоянии полного невосприятия молитв от чрезмерной
работы).





IV. В ПММ написано: «В обители может быть
введен обычай переменять братьям послушания (кроме тех, которые требуют особых
навыков, умений или определенного образования) ради того, чтобы не было
пристрастия к исполняемой работе и чрезмерного увлечения ею. «Сим образом
наилучше сохраняется и укрепляется братолюбие, единодушие и единомыслие»
».



На самом деле в наш скудный век перемена послушаний
всем новоначальным (а мы все такие), каждому по очереди, помогает не впадать в
уныние от тяжелой и однообразной работы, а еще - не завидовать. «Сим
образом наилучше сохраняется и укрепляется братолюбие, единодушие и
единомыслие»
». Ведь
все в одинаковом положении.





V. Еще один важный
вопрос: а что дети при монастырях?



В ПММ написано, что
препятствием для поступления в трудники является несовершеннолетие. И еще, что
в монастырях можно устраивать приюты для детей.





Для меня это трудный вопрос, но в своей
жизни я столкнулась с негативными примерами.



У нас в монастырь с радостью берут девочек
любого возраста. Очень быстро их одевают в подрясник, затем быстро в рясофор.
Как вы думаете, дети могут отказаться? Мне очень грустно об этом говорить.
Никто не назначен для того, чтобы смотреть за девочками, наставлять их, опекать, беседовать с ними, смотреть,
в чем они одеты, как питаются.… Растут они как сорнячки; получают очень низкий
уровень знаний. Только в праздности пребывать им не позволяется. В общем, они
проходят такую же жизненную школу, как и мы, взрослые. И как нам не перепадает капли
внимания и любви со стороны начальства, также и они лишены ласки и любви.
Конечно, сестры стараются с добротой относиться к ним, но все заняты на своих
послушаниях. Девочки начинают ненавидеть монастырь. Никто из них не остается.



Еще мне хорошо известен другой случай.
Одна игумения удочерила двух маленьких девочек (сироты-погодки) и любит их
какой-то странной любовью: постоянно нахваливает и балует одну, и ежедневно
унижает, и наказывает другую. Та, которую она не любит каждый день в слезах,
кладет поклоны, читает покаянный канон. Если вы поговорите с девочкой, она вам
расскажет, что она очень нехорошая, и отсталая. Так ей внушила матушка. Другая
же девочка - напротив: ее возят в муз. школу, она катается на лошадях. Про нее
матушка рассказывает всем (прямо при девочке), что послушница-отроковица опережает
школьную программу на полгода вперед по основным дисциплинам. Она самая талантливая
во всем. Еще интересно то, что девочки обе непослушные. Могут оскорбить любого,
кто придет в монастырь. Детские вещи и игрушки разбросаны везде, куда не посмотришь.



В монастыре постоянно проживает еще только
одна сестра. И вот, игумения с этой сестрой преподают девочкам в монастыре.



В этой
обители обстановка очень неблагополучная. У игумении явно духовные проблемы, а
еще, похоже, легкая шизофрения. Однако при первой беседе с ней создается очень
благоприятное впечатление. Никто и не догадается о проблемах. Приезжающие же в
этом монастыре не задерживаются. Взрослые люди оценивают обстановку и уезжают,
а вот девочкам не убежать.



Эти сестры-сиротки,
про которых я рассказала, уже духовно покалечены. И эта история не вымысел. Я
рассказала только правду, и ничего, кроме правды. Почему такое происходит? Посмотрите,
не только взрослые, но и дети даже пострадали в наших монастырях. Полная бесконтрольность,
где надо и контроль там, где он не нужен.



Хочу выразить надежду на то, что в
Патриархии обратят на это внимание.





VI. Еще
хотелось бы вернуться к вопросу о духовном руководстве в монастыре.



Вспоминаю,
когда меня одевали в подрясник, через два месяца после того, как я пришла в
монастырь, было не по себе от какого-то чувства, что что-то не так, что-то неправильно.
Перед тем и после того, как меня одели, никто не побеседовал со мной о послушничестве,
о молитвенном правиле, да и вообще ни о чем. Такой практики у нас в монастыре
нет. В больших монастырях, конечно, игумения очень загружена, но ведь можно назначить
сестер, способных к духовному руководству, или приглашать из других монастырей,
либо это должен делать священник - духовник монастыря. Вообще игумену нужно все
силы приложить к тому, чтобы найти для братии опытного духовного наставника. Это
один из самых важных моментов для жизни монашеской общины. А у нас в России об
этом редко какая игумения задумается. Все просто: боятся потерять влияние на
сестер, контроль над ними. А где же здесь истинная любовь? Вот они наши
болезни. И все это следствие того, что игумений назначают. А они не хотят
отдавать бразды правления, они хотят властвовать. Прошу прощения за обобщение.
Конечно, это не обо всех.



Назначение игумений, которое вошло в
практику, парализует наше монашество, уничтожает его. Повсюду в
новообразованных епархиях назначают в игумении женщин, не живших в монастыре.
Их отправляют на какие-то стажировки в Дивеево, и др. обители. Но разве,
положительная рекомендация из монастыря, где они находились ради этой рекомендации,
говорит об их духовной зрелости. Это грустно и смешно. Необходимо, в первую
очередь, искать духовно опытных людей, а не открывать новые монастыри. Конечно,
открыть новый монастырь - это доброе дело, как говорит владыка Феогност: «А
может жизнь в них и наладится». Согласна. Но посмотрите, сколько у нас таких
монастырей, где ничего не налажено. Это язвы на теле Христовом. Сначала
уврачуйте их.





VII. Еще
хотелось бы, чтобы в ПММ упомянули, может ли существовать женский монастырь, в
котором сестры собрались вокруг духовника и живут без игумении, или все-таки
необходимо присутствие игумении.







VIII. С
самого начала возрождения наших монастырей и до сего дня многие люди, поступившие
в монастыри, получили душевные травмы и физические заболевания. Хотелось бы,
чтобы об этом не замалчивали, а думали и говорили.



Иг. Феоксения из монастыря «Живоносный
источник» о. Крит говорит в интервью: «Материнское сострадание (игумении) может объять всех, включая
больных и строптивых сестер, и, конечно, странствующих монахинь[1],
ищущих духовной поддержки. А мы сострадание и поддержку таким монахиням
оказывать не хотим. Мы готовы только обвинять. Иногда кажется, что Св.
Евангелие не для монастырей написано.



В ПММ сказано: «Прием в обитель монаха, исключенного из
ее братии или из братии другого монастыря, происходит по решению епархиального
архиерея на основании представления игумена и духовного собора. В таких случаях
назначается испытательный срок, в течение которого игумен особо наблюдает за
кандидатом к возвращению в обитель. По окончании этого срока может быть принято
решение о его продлении, зачислении испытуемого в братию монастыря или о его удалении
из обители».



И ничего в Положении не говорится о том, что,
возможно, такому монаху требуется духовная поддержка, что нужно постараться
проявить к нему любовь, долготерпение. Вот, если бы организовать «духовные
реабилитационные центры» - это было бы шагом
на пути в правильном направлении. Этими центрами могут быть монастыри, где бы
таким людям оказывали духовную поддержку, где бы их могли утешить и наставить.
Тогда, возможно, эти монахи не оставили бы монашество совсем.













[1] Монахинь, не
принадлежащих к какому-либо определенному монастырю или сестричеству.





Ответить

#
Монахиня Феодосия
13.12.2014 в 16:42
По вопросу служения священников в женских монастырях, то это острый вопрос в наше время, и его надо решать. Все священники должны подчиняться правилам монастыря а не устанавливать " свои уставы".
В женском монастыре исповедовать сестер все-таки должен священник-монах, и если нет в штате монастыря монашествующих ( не хватка кадров), то думаю уместно прописать что игумения вправе приглашать опытного иеромонаха в обитель для исповеди сестер, на ее усмотрение.

Дети в монастыре это отдельная история, Святые Отцы к этому относились с осторожностью, и позволялось по причине детей в монастыре, покидать обитель. Но ныне обязывают монастыри открывать приюты, и это большая ошибка архиереев.
Игумения выбирается она или назначается, должна прожить в монастыре как простая послушница, пройти разные послушания и скорби иноческого жития. Думаю не менее 10 лет стажа монашеской жизни, иначе чему она будет учить сестер? и как она их поймет? Может есть исключения.....
Ответить

#
Монахиня Феодосия
11.12.2014 в 14:01
Нельзя формализовать духовную жизнь
24 Сен 2014 15:26 | MonVestnik в Статьи
епископ троицкий панкратий

Епископ Троицкий Панкратий



О наиболее острых темах сетевой дискуссии по проекту «Положения о монастырях и монашествующих» с Его Преосвященством епископом Троицким Панкратием, игуменом Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря беседовала Екатерина Орлова .
Владыка, обсуждение проекта «Положения о монастырях и монашествующих» подходит к завершению. Мы помним, что первый вариант этого документа был отложен Президиумом Межсоборного Присутствия из-за полярности мнений, которые высказывались также и участниками сетевой дискуссии. На Ваш взгляд, имеет ли смысл обсуждать открыто проблемы монастырской жизни? Приносит ли это пользу монашеству?

Я думаю, что последний вариант проекта «Положения», который все еще обсуждается на официальных площадках Межсоборного Присутствия, подготовлен с учетом всех конструктивных предложений, высказанных участниками дискуссии. Кто-то может с чем-то не согласиться, но главное, что эта дискуссия состоялась. Это полезно, это хорошо, это правильно. Хотя, конечно, на один и тот же предмет всегда существует несколько разных точек зрения и примирить некоторые из них друг с другом бывает довольно сложно. И тогда преимущество имеет мнение «профессионалов», то есть тех, кто разбирается в вопросе. В нашем случае – тех, кто живет монашеской жизнью, руководит ею.
Я ознакомился с сетевой дискуссией по первому проекту «Положения», и она запомнилась мне своими резкими высказываниями. Иногда даже больно было читать, как человек, который оставил монастырь, описывает нестроения своей обители, не скрывая имен и санов. Ну если даже так плохо было тебе в монастыре, зачем же говорить об этом на весь белый свет? Ведь монастырь – это семья; прояви хотя бы внутреннее благородство и не выноси на всеобщее обсуждение недостатки своей семьи. Ведь это то же самое, что обсуждать при всех недостатки матери или отца. А если человек по каким-то причинам покинул обитель, то комментарии, как правило, вообще бывают излишни. В любом монастыре, даже в самом лучшем, есть недостатки, но, как писал святитель Игнатий (Брянчанинов), если ты этими недостатками не ввергаешься в смертные грехи, то потерпи великодушно, останься в том месте, куда тебя призвал Господь. Терпение – это главная добродетель монаха. Как дерево не принесет плода или засохнет, если его каждый год пересаживать, так и монахи, которые кочуют из монастыря в монастырь, не смогут продвинуться в духовной жизни.
Возможно, авторы подобных комментариев настрадались в каких-то обителях, у них произошел надлом, и поэтому в их высказываниях чувствовалась немирность. Но мой духовник, старец архимандрит Кирилл (Павлов) всегда говорил: «Если ты не в мире, то лучше ничего не делать. Когда будешь в спокойном, мирном состоянии, тогда и принимай решения».

Для участников дискуссии несколько тем «Положения» продолжают оставаться острыми. Среди них вопросы о взаимоотношениях архиерея с настоятелем обители и выборности игумена. Владыка, Вы одновременно являетесь архиереем и игуменом монастыря. Скажите, взаимоотношения архиерея с настоятелем – это действительно острая проблема монастырской жизни?

Из практики я знаю, что все зависит от человека. Там, где архиерей понимает, что такое монашество, осознает необходимость сочетания контроля над жизнью братии и предоставления достаточной степени свободы самой обители, все хорошо. Когда архиерей не вмешивается в жизнь обители, не зная ее изнутри, это тоже хорошо. Я считаю правильным решение о том, что архиерей не может быть настоятелем сразу нескольких монастырей. Знать изнутри жизнь своего монастыря можно, только непосредственно находясь в обители или часто бывая в ней. В противном случае можно какие-то благословения преподать ошибочно, не лучшим образом вмешаться в жизнь монастыря, особенно не имея собственного монашеского опыта. Без такого опыта, но при наличии крена, скажем, в сторону социального служения, административной работы или хозяйственной деятельности можно даже нанести вред монастырю.
С другой стороны, надо понимать, что русское монашество – это монашество молодое. По сути, ему не более четверти века. Ведь к тому времени, когда начали открываться монастыри, после празднования 1000-летия Крещения Руси, у нас на всю Россию – я не беру СССР – было всего лишь два мужских монастыря: Троице-Сергеева лавра и Псково-Печерский монастырь. И сегодня степень свободы не может быть одинаковой для всех. Где-то уже сложилась достаточно крепкая обитель, которая давно развивается, имеет опытного игумена, большое число братии, духовно окрепших людей, которые могут руководить молодыми насельниками, и такому монастырю можно предоставить достаточно большую степень свободы. А если обитель новая, неопытные братья, то здесь нужен серьезный контроль и большой свободы предоставлять такому монастырю нельзя, в том числе, и в вопросе выбора игумена. Человек, имеющий еретические взгляды, целый монастырь может увести в раскол. Конечно, выборность игумена – это хорошо, это соответствует древним монашеским традициям, и именно так происходит сейчас на Святой Горе. Но одно дело Святая Гора, где уже более 1000 лет не прерывается монашество, и игумен является духовным руководителем монастыря, и другое дело наша русская традиция, не только последних десятилетий, но даже и синодального периода, когда игумен, наместник был руководителем в большей степени административным. Духовниками в его же обители зачастую были другие люди, в той же Оптиной пустыни, например, да и не только там. Поэтому не все так однозначно, как кажется. По этой именно причине у архиерея, который в конечном счете отвечает за все, что происходит в его епархии, должна быть возможность принимать решения, сообразовываясь с окружающей его реальностью.

Еще одна тема интернет-дискуссии – это проблема духовного окормления современных монастырей. Послушание духовника в монастыре дает игумен или же братия может самостоятельно выбирать старца?

Вы знаете, опыт показывает, что жизнь сама определяет, кто может быть духовником, а кто нет. Естественно, это должен быть человек, у которого есть дар духовного окормления, есть опыт. Чему может научить монах, который сам ничего не знает? Все зависит от тех реалий, которые есть в монастыре. Есть такой человек, значит, он и будет духовником по факту, не важно, назначат его или нет. Братия его замечает, начинает ходить к нему на исповедь, и он окормляет братию. Так и у нас: у кого-то насельники окормляются чаще, у кого-то реже. Административно в наших условиях назначить игумена духовником довольно сложно. Конечно, он должен быть духовным руководителем и должен стремиться быть примером для братии; не только по закону, но и по жизни быть отцом для своих монахов. Но это должно решаться самой жизнью: если человек так живет, то к нему будут ходить на исповедь, ему будут доверять, открывать помыслы. А если он, скажем, больше является администратором, то формально принуждать братию у него окормляться можно, конечно, но подлинного духовничества, духовной связи, доверия здесь не будет. Что-то ему расскажут, а что-то утаят, а это все вещи очень тонкие, и здесь нельзя действовать административными методами, нельзя применять насилие. С моей точки зрения, как бы нам ни хотелось, чтобы игумен был главным духовником, но если этого в жизни фактически нет, то и не будет, даже если мы сто уставов напишем и сто законов издадим. Нельзя формализовать духовную жизнь. Безусловно, во многом от самих игуменов зависит, будут ли доверять им насельники монастырей. Для того чтобы окормлять братию, нужно иметь собственный духовный опыт, вдохновлять своим примером, а не только поучать по книжкам.
Иногда приходится слышать, что различные документы, положения и уставы не нужны монашеству. Ведь сколько бы ни написали правил, жизнь всегда диктует свои условия. Что же тогда такое для современного монашества обсуждаемое сегодня «Положение»?
Я считаю, что в этом документе должны быть закреплены основополагающие вещи. Ведь так же можно рассудить относительно нашего церковного устава – Типикона. Кто-нибудь исполняет его буквально? Я лично не знаю примеров, когда Типикон исполнялся бы буква в букву. Насколько мне известно, лишь однажды, еще до революции, богослужение в строгом соответствии с Типиконом отслужили в Санкт-Петербургской Духовной академии. Всенощная тогда длилась всю ночь, и, конечно же, все были вдохновлены этим единственным богослужением. Но если бы так служили каждый день на протяжении хотя бы одного месяца, то я думаю, энтузиазм быстро прошел бы. Тем не менее, Типикон никто не отменяет, и его необходимость не обсуждается. Есть некий идеал, к которому мы должны стремиться. Мы понимаем, что мы не соответствуем ему, но все-таки в Типикон заглядываем, потому что он служит духовным ориентиром для нас.
То же самое и с «Положением». Если этот документ зафиксирует какие-то фундаментальные вещи или тот идеал, к которому нужно стремиться, это хорошо. Если же оно будет жестко регламентировать монастырскую жизнь и обязывать выполнять все предписания, то это плохо, потому что на все вопросы, которые предлагает жизнь, ни один документ не ответит.

Участники прошлогодней монашеской конференции в Лавре, обсуждая «Положение», много говорили о необходимости келейной молитвы. Владыка, могут ли современные монастыри уделять ей достаточное время? Не трудно ли это, например, при таком количестве паломников, как у вас?

Дело ведь не в паломниках совсем. У паломников свои дела, ими занимаются профессионалы. У нас есть Паломническая служба, которая обеспечивает необходимые условия пребывания для посетителей Валаама. Конечно, немного шумно бывает летом, но не более того. Есть послушания, которые напрямую связаны с паломниками, но мы стараемся не ставить на эти послушания братию.
Что же касается молитвы, то мы основываемся на правиле, которое было на Старом Валааме и вошло в русскую монашескую традицию. Три канона с акафистом у нас совершаются после вечерни, на повечерии, плюс келейно братия читают Иисусову молитву. Минимальное количество времени, которое насельник обители должен посвятить Иисусовой молитве, – полчаса. Больше – пожалуйста. Есть насельники, которые по благословению своего духовника, встают до службы или, наоборот, творят молитву с вечера. Все это индивидуально. Здесь не может быть общих правил, потому что у всех разные послушания. Возьмите монастырскую ферму, например, где корова определяет, во сколько ты должен вставать и идти на дойку. Или, скажем, послушания в экономской службе: будет ли кому-то хорошо, если водитель не выспится? У нас был такой случай: один брат увлекся молитвой, стал молиться по ночам, мало спал, в результате заснул за рулем и врезался в сосну. Жив остался, слава Богу, но машина уже не подлежала восстановлению. Так что, знаете, здесь надо избирательно подходить.
Господь каждому человеку дает свой талант. Одному – талант молиться, и ему легко дается молитва, особенно если человек сохранил чистоту, исполняет послушание... Тогда игумен или старшая братия должны это заметить и дать ему такое послушание, которое бы предоставляло возможность духовно развиваться такому человеку. А у другого – дар служить Богу, обители и братии хозяйственным талантом. И молитва, может быть, ему даже немного «скучновата». Но служить Богу он может иным способом. Каждому ведь что-то свое дается, и хороший игумен должен увидеть это в насельниках.

Скитская жизнь способствует развитию дара молитвы?

Вы знаете, братья часто стремятся к скитской или даже к пустыннической жизни. В некоторых случаях это соответствует Промыслу Божию об этих людях, и тогда действительно хорошо и спасительно им там быть. Но иногда подобное желание бывает вызвано тем, что на скитах, особенно малолюдных, больше свободы, больше возможностей жить по своей воле. В общежитии, конечно же, жить нелегко: ты должен встать в определенное время, прийти в храм, должен выполнять послушания, терпеть скорби, обиды, несправедливость... Но все это необходимо. Почему? Кто-то из Отцов приводит в пример камешки на берегу моря. Когда они трутся друг о друга, углы стираются и камешки становятся круглыми. Вы, наверное, замечали, что даже у бутылочных осколков стерты острые края. Так и у нас, если монах благодушно претерпевает скорби и обиды, которые неизбежны в общежительном монастыре, у него развивается смирение и способность к настоящей, глубокой, сердечной молитве. В противном случае можно впасть в прелесть, потому что гордыня еще очень сильна. Как говорится: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». Когда нет благодати, человек легко поддается на уловки врага. Такие случаи бывали, мы наблюдали состояние прелести, когда брат самочинно начинал усиленные молитвенные подвиги, пренебрегая послушанием.

В духовной жизни для монаха опасны обе крайности. Одна крайность – это расслабленность, и она преобладает сегодня. Это тоже прелесть. Человек обманывается, он думает, что живет по-монашески, а на самом деле, по слову преподобного Серафима Саровского, жесткому, но правдивому, – черная головешка. И хотя носит черную одежду, по сути ничем не отличается от мирянина, разве что живет в монастыре без семьи. Он плывет по течению, но ведь течение всегда направлено вниз.
Другая крайность – это самоволие, гордыня и ревность не по разуму. И это тоже опасно. Такие люди думают, что преуспевают, некоторые из них начинают даже писать какие-то сочинения, поучать, призывать к возрождению старчества, имея в виду себя... С ними происходят разные необычные явления: некоторые говорят, что некий огонь жжет в сердце, да так, что даже зловоние исходит, неосязаемое для окружающих. Это, конечно, было бы смешно, если бы не было так грустно. Потому что иногда подобное состояние приводит к помешательству или самоубийству. Подверженных такой лжедуховности людей меньше, но они тоже есть в монастырях.
Монашеский путь – это путь царский, средний путь, который Святые Отцы определили давно и которым нам всем надо идти. Путь послушания, отсечения своей воли, терпения, смирения, кротости. Если человек живет чистой жизнью, Господь дает благодать, и не надо выдумывать «художественных» способов молитвы. Если человек живет по заповедям, по-монашески, живет чисто и честно, исполняя все, что должен исполнять, Господь очень быстро даст ему благодать, которая необходима на данном этапе его духовного развития. А духовник должен все это понимать и заботиться о своих чадах. Хороших духовников сейчас очень мало. И причина нестроений и ошибок монашеской жизни заключается именно в том, что нам не хватает духовных руководителей, людей, вокруг которых могла бы строиться монашеская община.
Ведь в старину как было: появлялся подвижник, к нему приходили ученики, возникала община, потом – монастырь. Так было и так будет всегда. Только вот святых нам не хватает. И сколько ни пиши правил и законов, если не будет святых, пускай даже «несвятых святых», ничего не сделаешь.
Еще один вопрос «Положения», разделивший мнения участников дискуссии, это вопрос о духовном образовании монашествующих. Кто-то полагает, что следствием невежества, отсутствия образования становится распространение еретических взглядов и раскольнических настроений среди насельников монастырей. А кто-то говорит, что образование нужно далеко не всем и что известны случаи, когда уехавшие на учебу братия теряли интерес к монашеству. Ваше Преосвященство, действительно ли духовное образование монашествующих таит в себе опасность?

У нас были случаи, когда монастырь направлял своих насельников на очное обучение, а они не возвращались. Правда, это были послушники, но был и один инок среди них. Надо как-то приближать духовное образование к монастырю. Ведь монаху необходимо свести до минимума контакты с миром, а выезжая в большие города, Москву, Санкт-Петербург, эти контакты монах будет иметь. Появляются соблазны, например, снять монашескую одежду, погулять по городу. Это одна сторона. Другая сторона заключается в том, что брату приходится отрываться от монастыря, а ведь он несет послушание, включен в ритм монастырской жизни. И это очень важно. Это основа монашества – личный порядок жизни каждого брата: когда он встает, когда идет в храм, на трапезу, на послушание, когда ложится, когда читает правило.
Это отлаженный механизм, из которого человек выпадает, если приходится уезжать надолго. Я уже не говорю о том, что он послушание не выполняет, а в малочисленных обителях это очень чувствительно. Уезжает келарь, например, и как братии питаться? Временного келаря искать или пономаря ставить келарем? У каждого есть свое дело, и найти замену часто бывает нелегко. Но тем насельникам, кто в перспективе может стать священниками, конечно же, необходимо духовное образование. Ведь сегодня все больше и больше образованных людей приходит на исповедь, и с ними надо говорить, как минимум, на равных. Да и вообще священнику нельзя быть необразованным, независимо от того, монах это или женатый батюшка. Сегодня просто необходимо повышать уровень образования и культуры в обществе. Бескультурье и невежество вкупе с неофитским фанатизмом может стать гремучей смесью для церковной среды. И если яркий, но невежественный человек становится священником, то это может иметь печальные последствия. Поэтому духовное образование полезно будущим священнослужителям. В нашем монастыре те, кто имеют задатки к священству, учатся на заочном отделении. Пока так. Если появятся какие-то другие формы обучения для братии, будем очень рады.

Ваше Преосвященство! Сердечно благодарим Вас за то, что Вы нашли время ответить на важные для современного русского монашества вопросы. Ваше мнение, несомненно, поможет участникам сетевой дискуссии обрести мир и по Вашему примеру трудом и молитвой послужить возрождению монастырей нашего Отечества.
Ответить

#
Мария Игнатьева, Москва-Барселона
9.12.2014 в 22:04

Интервью с о. Диодором (две части по двум ссылкам). На мой взгляд, тут много полезного для интересующихся современным монашеством, а также по теме настоящего обсуждения.

Ответить

#
8.12.2014 в 10:16
Хотелось бы узнать, каковы сроки обсуждаемого Проекта?
Ответить

#
6.12.2014 в 14:14


Прошу прощения
заранее за критику, но наблюдая за дискуссией, была неприятно удивлена
резкостью тона, взаимными перепалками даже порой доходящими до оскорблений
среди некоторых участников.



Обратите внимание
на высказывание Monlararg
из Москвы. Высказывания в таком духе приличествуют монашествующим. В ответах
чувствуется спокойствие, незлобивость, дух мирен.



Вспомните, что
Матерь Божья сказала одному всем известному подвижнику на святой горе: «Если ты
монах, тогда ты должен разговаривать с кротостью и смирением». Я стараюсь себе
это почаще напоминать, так как сама страдаю тем же.



Понимаю, тема для
многих болезненная, но не нужно давать такую свободу словам.



Если вы не способны вести диалог спокойно, то сразу лучше
ничего не говорите. Остыньте.



Некоторые, в
оправдание своей грубости пишут, что для того форум и существует, чтобы
высказывать свое мнение, что это обсуждение положения; нам предоставлена возможность
и т.д.



Нет! Все, что вы хотите сказать, можно сказать
культурно! Видимо, люди, позволяющие себе резкость, еще не доросли до того,
чтобы вести дискуссию, либо с психикой у них не все в порядке.



Этот форум читают многие.
Такими высказываниями вы бросаете тень на всех монашествующих. Показываете,
какие мы выскочки; нужно ли нам давать возможность обсуждать положение в таком
случае? будут ли приняты во внимание наши просьбы?
Ответить

#
monk from USSR
5.12.2014 в 15:15

Я искренне не понимаю, зачем писать такие тексты http://www.pravmir.ru/pervaya-vozrozhdennaya-obitel/ Сколько еще должно пройти времени, чтобы
духовная трезвость и адекватное восприятие жизни, в том числе духовной, наконец
вошли в нашу жизнь? От этой умилительной фальши лично у меня уже стойкое чувство
отвращения. Ну, если невозможно немного помолчать нам всем о жизни наших «славных»
монастырей, то давайте писать хотя бы более трезво и взвешенно. Когда уже наши «Несвятые
святые» для начала станут людьми контактными, способными называть вещи своими
именами и с которыми возможен хотя бы
какой-то искренний диалог? Всем православным «писателям» таких и подобных
статей при своих оценках важно научиться различать две составляющие наших
монастырей: монастырь, как религиозная организация, место паломничества к
святыне, и монастырь как сестричество, семья. Если монастырь внешне
благоустроен, колокола блестят, рожь колосится – это еще не значит, что у него
благоустроенная внутренняя духовная жизнь сестер. А то получается, что такой
публицистикой мы создаем, какую-то виртуальную реальность, которой нет. Зачем? Господа
«писатели», зачем одурачивать наших ближних? Господь этому не учил. Вот вы если
желаете добра русскому монашеству, поднимите статистику по той же Толге:
сколько сестер ушло из монастыря за последние 20 лет? Почему ушли? Где они
сейчас? Как им жить дальше? И что делать, чтобы монастыри наши были не
казармами, а семьями? В этом направлении надо работать. А припудривать это наше
вопиющее неустройство и делать вид, что все у нас замечательно…неужели за 70
лет советской власти этим не пресытились?



«Первая
российская игумения»
, «действенные
советы духовника»
, напоминает сказку для детей «Дедушка мазай и зайцы»:



Дети, я вам расскажу про Мазая.



Каждое лето домой приезжая,



Я по неделе гощу у него.



Нравится мне деревенька его:



Летом ее убирая красиво,



Исстари хмель в ней родится на диво,



Вся она тонет в зеленых садах;



Домики в ней на высоких столбах



"26 лет
Толгской обителью управляет богомудрая игумения Варвара, имеющая большой
духовный опыт монашеской жизни, – первая
российская игумения
. Она также является духовной матерью сестер,
воспринимая в постриге тех, кого благословит ей Владыка».



«Матушка
игумения мудро обращается с сестрами. Она
строго и бережно пасет врученное ей стадо Христово, внимательно следит за
физическим и духовным состоянием сестер, не давая впасть в уныние или гордыню
.
Знает, когда наказать, когда утешить и ободрить».



«Духовник
обители – игумен Киприан из Сретенского монастыря – нередко посещает монастырь.
Воспитанник архимандрита Тихона (Шевкунова), игумен Киприан помогает сестрам
духовно возрастать. Его советы
действенны и строго созвучны духовным наставлениям святых отцов
».



«Главным деланием сестер является молитва,
потому что это сердце духовной жизни. Без умного делания теряется смысл жизни в
монастыре. Однако путь к молитве идет через послушание, из которого рождается
смиренный помысел о себе. Через послушание сестры имеют тесное общение друг с другом,
познавая, что все послушания в монастыре равночестны и необходимы. Любое
послушание начинается молитвой и оканчивается так же, сестры совершают свое
послушание перед очами Божиими и во славу Божию».



Я не знаю, как сейчас обстановка в Толге, но еще
совсем недавно эта «редкая жемчужина» как и многие наши большие женские
монастыри была кузницей покалеченных и сломленных сестер. С некоторыми из них я
знакома лично. Неужели там все так быстро изменилось, что от былых проблем не
осталось и следа?



Ответить

#
9.12.2014 в 19:01

Статья эта, посвященная 700-летию обители, к сожалению, красивая сказка. Как раньше называли трудовым лагерем, так и сейчас можно назвать. Насколько мне известно, есть там небольшие перемены к лучшему, но они незначительны.

Ответить

#
9.12.2014 в 13:45
Нет навыка писать не лубочно. Потому что это сложно.

Жаль, что во многих наших монастырях, хотя и "Ежедневно в монастыре совершается полный богослужебный круг", однако в нем не принимают участие большинство насельников и насельниц....
Ответить

#
3.12.2014 в 00:28

Прочитала статью по теме форума ин. Кассианы о выборности игумений. Чудесная статья! Это ли не пример для подражания?

Посмотрите, какие доводы приводят архиереи, отстаивая свое право назначать игумений: пристрастие, панибратство и т.п. А, что преосвященные архиереи этого чужды? Или они считают, что у насельников монастырей настолько слабый интеллект и такие страсти, что они не в состоянии отличить сестру добродетельную, от недобродетельной. Посмотрите, сколько назначенных игумений, оказались неспособными к управлению людьми!

Часто владыки не знают сестер, которые живут в монастырях их епархии. Как же они будут их назначать? Разумеется, по совету игумении.

И вот, что из этого вышло в моем монастыре: у нас из монастыря забрали около двадцати человек на игуменство в другие монастыри. И кого, вы думаете, порекомендовала матушка? Cамых добродетельных, или каких? Она порекомендовала неугодных ей сестер. Некоторых из них епископ выбрал самостоятельно, догадавшись, как рассуждает матушка. Но эти примеры тоже не слишком удачны. Архиереям необходимо учитывать мнение сестер, общаться с ними. А в противном случае, я не понимаю, на что они рассчитывают.

Сестрам же в монастыре, кого нужно в первую очередь - им нужно МАТЬ, способную любить сестер, духовный разум имеющую, рассуждение. А чтобы убедиться, кого назначить или выбрать, недостаточно несколько раз пообщаться с будущей игуменией. Нужно с человеком пожить, поработать, и тогда увидишь что за человек. А пыль в глаза пускать все умеют.

Еще у нас есть проблема: нежелание игумений слушать сестер. В моем монастыре к игумении сложно подойти. Она недоступна. Нельзя сказать, что она плохая игумения – нет, но не духовная мать - это точно. Я ее очень уважаю, но…. Ни то, что помыслы открывать (я этого бы и не стала делать), но даже поговорить по душам нереально. Она решила: все! Если все-таки кто-то подойдет, решится озвучить свою проблему, тебе матушка либо не даст договорить, либо, скорее всего, накричит. То есть диалога, взаимопонимания нет. Духовного руководства у нас в монастыре нет никакого. Так, что, каждый, спасайся, как можешь. И, действительно, со временем к этому привыкаешь и, кажется, что так и нужно жить без любви матушки. Конечно, мы сами должны стараться любить всех. Но, все-таки так хочется, чтобы матушка была мамочкой, матушкой, а не мачехой –администратором.

Когда назначают игумению - духовного младенца – это крах для обители. Нужно запретить назначать игумений из тех людей, которые не жили в монастыре. Честолюбивый человек, добравшийся до власти, просто теряет всякие ориентиры, перестает контролировать себя. Ему кажется, что его слово – закон. Жесткий диктат, крики, поклоны, унижения и т.д. Я про такие монастыри знаю. Сестры из них просто разбежались - ведь закона-то нет. Кому жаловаться? Как?

Выборы в монастырях – это серьезное дело. И чтобы не было печальных последствий – таких, как расколы, объединения в коалиции, необходимо отрегулировать процесс подготовки и проведения выборов, опираясь на уставы греческих монастырей. Необходимо организовывать в монастырях Монастырский Совет, прислушиваться к которому, должна игумения. Необходимо составить Устав общий для монастырей (не только о выборах), который может стать образцом для Устава каждого конкретного монастыря. А впоследствии этот Устав утвердить на Синоде.

Конечно, в маленьких и неблагополучных монастырях проводить выборы сейчас невозможно. Но в тех, которые, относительно благополучны – необходимо. Выше предлагалось приглашать в монастыри комиссии, чтобы определять перед выборами духовную обстановку в монастыре. Это очень правильно. Я видела один монастырь, в котором половина душевнобольных.

Надо четко прописать, что никакого обязательного исповедания помыслов игумении быть не может (это в положении не понятно). Ведь найдутся такие, которые потребуют этого. Духовно опытных монахинь, способных выслушивать помыслы, сейчас едва ли найдешь. Не вырастило их еще наше монашество. Но игумениями они станут только тогда, когда введут выборы в монастырях.

Часто менять игуменов (это проблема мужских монастырей) недопустимо. Это для монастыря настоящая «ампутация».

Еще хотелось бы добавить, что в епископы следует назначать только монашествующих (не викарные). Я понимаю, что людей не хватает, но тогда не давайте им полную власть над монастырями. Ну как, скажите, может управлять монашествующими не только не монах, но даже и не живший в монастыре? И должен быть создан какой-то орган, контролирующий деятельность епископов, чтобы не было произвола среди их непорядочных представителей. Если они превышают свои полномочия, строят себе хоромы в монастырях, берут себе горничных из женских общин в личные квартиры, надо что-то делать! Сейчас они могут выжимать деньги из монастырей, как им это угодно. Церковный суд и Синод должны заниматься такими вещами.

Я считаю, что в ПММ необходимо добавить, что выбирать в игумены/игумении является предпочтительным из других вариантов.



Ответить

#
Монахиня Феодосия
9.12.2014 в 13:06
1. Недавно общалась с новопоставленной игуменией ее назначил архиерей вот рассказ: Монастырь в деревне в нем 20 сестер в основном старенькие, есть 2 молодых, одна из них спала и видела как ее изберут игуменией, а тут архиерей свою!!!!! да еще образованную!!!! Она приехала в ужасе от этого монастыря, сестры ей в глаза, что нам не нужны чужие, у нас свои порядки. ( На самом деле порядки там совсем отсутствуют, сестры то живут в монастыре, то едут домой внуков нянчить. Продукты монастырские растаскивают по родственникам.и т д)


Это я описываю не для того чтоб очернить наше монашество, а для того чтобы было понятно что не везде возможны выборы игумена!!!! Эта матушка не рвалась в игумении, приехала в эту деревню за благословение архиерея и после многих скорбей, теперь налаживает там монастырь.

Надо четко прописать, что никакого обязательного исповедания помыслов игумении быть не может (это в положении не понятно). Ведь найдутся такие, которые потребуют этого. Духовно опытных монахинь, способных выслушивать помыслы, сейчас едва ли найдешь.


2. Согласна. Откровение помыслов должно быть добровольно по желанию и доверию сестры к своей матери духовной, в случае не откровения не должны накладываться епитимии и наказания, иначе это может привезти к вынужденному " откровению" которое будет больше похоже на сочинение на тему как я провел лето.

Игумении которые видят что сестры не открывают что то должны понять что может это их вина.

Игумения должна расположить души сестер к доверию. Сестры должны быть уверенны что это моя мать, она меня примет такую как я есть, не осудит, будет вместе со мной бороться с моими страстями. Но как редко можно встретить такую МАТЬ.

На одной конференции задали вопрос кому то из Греков: Как вы можете прокомментировать ситуацию, что когда идет мать игумения по территории сестры прячутся по кустам. Греки очень растерялись и не могли понять такого вопроса.

Так вот хотелось бы чтобы в наших монастырях когда идет матушка игумения то из всех кустов и углов бежали к ней ее сестры. Тогда и послушание будет по любви а не из-за страха наказания.

Простите.
Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
14.12.2014 в 23:35

Архимандрит Эмилиан (Вафидис) рассказывал, что когда они всем братством в начале 70-х переселились из монастыря Великие Метеоры на Афон в монастырь Симонопетра, то застали в монастыре несколько старых, немощных монахов, которые жили по своему, идиоритмичному уставу. Так вот, они решили почтить их седины, труды, свободу и дать им дожить свою жизнь так, как они жили раньше, сохранить свой образ жизни. В этом я вижу проявление свободы во Христе, уважение свободы другого, любви.

Если матушка игумения хочет положить на самом деле доброе начало своего игуменства, то мне думается, что ей стоит смириться и не ломать тот, устраивающий их, образ жизни, которым жили эти пожилые монахини до неё и которые, тем более, не выбирали её игуменией и для которых она ещё не стала матерью. Лучше потерпеть, делать своё дело, подвизаться, трудиться и никому себя не навязывать. Кто-то потянется к ней, станет слушать её советы и наставления - хорошо. Нет - ну и слава Богу, не надо говорить, что мой Бог лучше твоего, не называй сама себя матерью других, духовным наставником. Потерпи. Постепенно, со временем, образуется здравое ядро монахинь, которые примут эту игумению как свою духовную мать, которые будут приходить в монастырь именно к ней.

Легче всего, конечно, сломать жизнь людям, всех разогнать, оказаться в жизни этих людей чем-то вроде саранчи, труса и потопа, выгнав вместе с ними из монастыря и Христа, зато самоутвердиться за счёт других, а архиерея порадовать наведённым внешним порядком.

Но

Ответить

#
Монахиня Феодосия
15.12.2014 в 17:24
Она Слава Богу никого не разогнала, лечит ухаживает за ними. Но там нет понятия духовная мать, там каждая сама себе начальник.
Ответить

#
6.12.2014 в 04:24

« Необходимо
организовать монастырский Совет»



Что касается Монастырского Совета – это, надо
полагать, шире круг, больше голосов и мнений нежели в монастырском Соборе при решении монастырских вопросов, проблем.
Монастырский Собор – он уже есть. Есть в монастыре и всеобщее собрание всех
насельников – только как это работает. В одних монастырях – да, а в других – не
знают, что это такое. Все решает игумения. Или все решает епископ, а игумения
трепещет в страхе перед ним.



«Необходимо
составить Устав общий для монастырей…., который бы стал Образцом…, а потом
утвердить в Синоде».



Обсуждая первое
Положение, говорилось немного о внутреннем Уставе монастыря. Это очень важный
вопрос – ВНУТРЕННИЙ УСТАВ.



Монастыри разные и по устроению (его
специфика, деятельность, есть городские монастыри, в сельской местности, вдали
от центра, контингент, который пришел в монастырь и т.д.) и по зрелости, и по
количеству насельников . Поэтому Устав должен иметь основной костяк, как ствол,
который обрастает своей кроной и листвой. По мере развития и необходимости
Устав может и должен изменяться.
Свой
Устав насельники должны знать. А изменять его и каким образом – это вопросы
Монастырского Собора и Совета вместе с
игуменией.



Отношения
монастырей с епископом – вопрос очень
важный. И требуется обсуждение ради пользы жизни монастырей, монахов и самих
епископов.



Определенно – выборность игуменов, где это уже
возможно. И расписать в Положении их обязанности и ответственность в свете
евангельского духа.



Мое мнение
,простите, - необходимо сегодня для нас всех (от простых насельников до
епископа) все подробно расписывать в Положении и жирным шрифтом выделять. Может быть документ
Положения будет выглядеть как Хрестоматийное пособие .Ничего страшного – для пользы.



ХРЕСТОМАТИЯ — учебное пособие, представляющее собой сборник
систематически подобранных отрывков (цитат) из святоотеческой литературы, которые
являются объектом изучения в учебном курсе монашеского жития или составляют его
докум., источниковедческую основу - .(из ВИКАПЕДИИ).



Стоит
ли вообще издавать Положение как вполне рассмотренный и утвержденный – на долгие-долгие годы , и чтобы что-то изменить в нем со временем (долго ли коротко) – это по
церковной истории кровью новых страданий пройдет.



Может
быть лучше так? Допустим , издать Положение с
оговоркой, что это Положение не к укоснительному руководству, а как
Основа (не закон со своей беспощадностью, а подразумевая икономию). Положение как документ, который
в постоянной работе и в постоянном
рассмотрении на монашеских конференциях, в комиссиях по монастырям, в
синодальном отделе по монастырям.



И на
игуменских съездах будут проводиться необходимые разумные корректировки тех или
иных пунктов Положения.

Ответить

#
9.12.2014 в 19:37

Монастырский Собор – он уже есть. Есть в монастыре и всеобщее собрание всех
насельников – только как это работает. В одних монастырях – да, а в других – не
знают, что это такое. Все решает игумения. Или все решает епископ, а игумения
трепещет в страхе перед ним.

Есть-то он есть - в Положении. Но на практике его в моем монастыре нет. Самое главное, чтобы сестры в Духовный или Монастырский Совет избирались. И чтобы предлагать собрать Совет в очередной раз могли его члены, а не только игумения.

Ответить

#
30.11.2014 в 18:56


1. Хочу согласиться с
тем мнением, что ступень иночества для того и существует, чтобы обдумать, прочувствовать, испытать временем
свое намерение, и тогда уже давать невозвратные обеты. Или для чего, тогда эта
ступень? Постриг еще никого не удержал, а вот время охладило многих
восторженных мечтателей.



Потребовать от
принявшего постриг в рясофор инока, оставившего монастырь, выполнения обета
безбрачия нельзя. Разве он давал обет? Где же здесь справедливость? Поставьте
себя на его место. Вот вы в миру - и соблазнились, женились, не смогли жить безбрачно.
Что дальше? Не причащаться? И как итог – человек отпадает от церкви, душа его
погибает окончательно.



Мы все перед Богом виноваты. Мы все согрешили. Кто-то сможет
жить безбрачно, но не все. Это очевидно.



Если человек единожды
в жизни дал обет Богу, лишь только еще в сердце своем (обет служить Господу,
служить в девстве)- обет его уже принял Господь. И тот, кто его не исполнит,
будет виноват. Будь то послушник, инок или человек еще не успевший переступить
порог монастырский.



Каждый инок
чувствует, понимает, что жениться ему нельзя. Но устоит ли он перед соблазном?
Давайте не будем затягивать петлю на его шее. Ведь наказание его внутри него.







3. В ПММ (Положении) я не нашла ответа на вопрос: можно ли
принимать в другой монастырь, самовольно
оставившего родную обитель монаха? Я считаю, это необходимо регламентировать.



Мое же мнение
таково: никакие запреты здесь не помогут. Как уходили многие, так и будут
уходить. Особенно до тех пор, пока не наладится жизнь в монастырях. И не принимать
их - нельзя: нужно дать им шанс. Ведь мы все согласны, что в наших монастырях много
такого, что жить подчас в них невозможно? Если же их откажутся принимать, то,
что с ними будет понятно.





А вот статистика по моему монастырю: за последние четыре
года в монастырь пришло всего - 60 человек, ушло всего из монастыря - 30
человек. Из них (ушедших): 5 монахинь, 5 инокинь,12 послушниц, остальные
кандидатки в послушницы. Четверо из монахинь (про пятую я не знаю) живут в
миру, и поступать в другие монастыри не собираются. А почему? Это тема для
следующего вопроса.







4. Теперь хотелось бы затронуть тему труда в монастырях.
Терпение и труд все перетрут!



Многие, наверно, слышали страшилки о первых монахах, которые
ушли из монастырей без зубов и без волос, а иногда и без квартир, которые они
пожертвовали в монастырь? Да, взялись ревностно за дело - не знали, за что
берутся.



Но говорить я
буду только то, что точно знаю. Из сестер, пришедших в монастырь двадцать лет
назад, осталось несколько человек. А было их 1-2 сотни. С ними я не была знакома,
но видела на фотографиях. Что стало с этими сестрами, где сейчас они? Старые сестры
говорят, что по сравнению с тем, что было 10 лет назад, сейчас работают намного
меньше, и условия стали лучше. Но тем не менее, сестры уходят. Те насельницы,
которые прожили в монастыре уже лет десять и несли общие послушания, сейчас
мало, что могут делать. Здоровье у всех надорвано.



Может быть, нужно
задуматься о том, что сестрам не хватает отдыха? Подумайте, могут ли
представители современного больного поколения работать без выходных, вставая
рано, ложась поздно? Я убеждена, что сестры уходят из нашего монастыря, главным
образом, по причине непосильных нагрузок.



Я слышала, но не знаю, правда ли, что в Александро-Свирском
монастыре у каждого брата на седмице был один день выходной. Я считаю, что это
правильно, ведь большинство сестер в монастырях больны. И многие заболели
именно в монастыре.

Ответить

#
monk from USSR
19.11.2014 в 11:24
Моя статья о выборности в монастырях http://www.bogoslov.ru/text/4294179.html

Ответить

#
11.11.2014 в 12:47
«Положение» написано гораздо лучше, чем было предыдущее. Хорошо бы, конечно, «выжать» излишние длинноты. Но с этим нужно быть осторожным, чтоб не переборщить. Главное, не вернуться к тому казенному языку, что был в прошлом варианте «Положения», что не знаешь – то ли документ Православной Церкви, то ли уголовный кодекс.
И еще не по себе от фразы, что трудники должны перед поступлением в монастырь получить духовное образование. Есть опасность, чтобы образование до монастыря не стало всеобщим предписанием, законом, тогда это разрушительно скажется на монашестве. Тут писали, что видели монастыри, куда 3 года ни одного нового насельника не приходило. Я тоже таких видел немало…. И если всех потенциальных послушников будут «разворачивать» в семинарию, таких монастырей станет намного больше…
Ответить

#
10.11.2014 в 16:16

1. Во 2 пункте Положения, при объяснении
этимологии слова «монашество», важно заметить, что в древней святоотеческой
письменности греческое слово «monahos» имеет значение не один, в смысле одинокий, а значение
- единый. Это слово подчеркивает, что каждый монах призван стремиться к
единству с Богом и с самим собою, преодолевая свою душевную и телесную
разбитость грехом и обретать целостность, целомудрие.



2. В Положение важно добавить пункт об одежде
монашествующих. Ныне многие монахи, оправдывая себя тем, что за стенами
монастыря к ним будут приставать пьяницы, или из-за боязни, что на них окружающие
люди будут обращать пристальное внимание, перед выходом в город или поселок
сбрасывают с себя монашеские одежды и одевают светские. Но тогда возникает
вопрос: Какой смысл снятия светских одежд и торжественного облачения в монашеское одеяние при постриге?
Неужели это всего лишь символическая формальность, ни к чему не обязывающая?
Важно в Положении подчеркнуть, что каждый монах, где бы он не находился,
призван не только скромностью во взглядах, словах, поступи, но и всем своим
внешним монашеским видом, проповедовать
Евангелие. Монашеские одежды разрешается снимать лишь при выходе на сельскохозяйственные
работы, во время которых одежды быстро могут загрязниться, порваться и прийти в
полную негодность.



3. В Положении важно сказать о монахах,
которые принимают постриг в духовных учебных заведениях. Бывает так, что
некоторые монахи начинают чувствовать себя
здесь никому не нужными и брошенными. Каждый студент, принимающий постриг при
духовной школе, должен при постриге вручаться духовнику, который должен брать
на себя полную ответственность за его духовное возрастание. В духовника монахи
обязаны регулярно исповедоваться и испрашивать благословение на все важные шаги
в своей жизнедеятельности. Каждый постригаемый должен нести посильное для него
послушание. После окончания духовной школы, если монаха-студента не оставляют на преподавательское или другое послушание
при ней, то он передается в послушание духовнику епархии или монастыря, где
будет продолжать свое служение.



4. Каждый монах, если он имеет
благословение на пользование интернетом и другими средствами коммуникации,
должен при этом видеть лишь одну цель - проповедь Евангелия. Кто использует эти
средства лишь для праздного провождения времени или ради тщеславия, ввергая
себя в бесполезные страстные дискуссии, таким монахам запрещать пользоваться ими, пока
не покаются.



5. В нашем Отечестве сложилась добрая
благочестивая традиция, что после пострига многие монахи не стригут волос и
бороды и не едят мяса. Но сейчас значительная часть братии, следуя новомодным течениям, оправдывая себя тем, что
это нигде не прописано, руководствуясь
гигиеническими или медицинскими соображениями, ссылаясь на то, что нет
возможности полноценно питаться рыбой, нарушают эту благочестивую традицию и
тем самым вносят соблазн в среду мирян. Важно в положении заметить, что
нестрижение волос и невкушение мяса – это не только благочестивая традиция, а и средство, которое существенно помогает в
монашеском подвиге преодолевать многие душевные и плотские искушения. Вкушение
мяса может благословлять духовник лишь по причине тяжелой болезни.



6. Самым важным занятием монаха является
молитва. В Положении важно указать, что все монахи обязаны посещать общее
монашеское правило и стремиться, если позволяет послушание, быть на всех
утренних и вечерних богослужениях, которые совершаются в монастыре или духовной
школе. Монахи должны понимать, что общая молитва во время монашеского правила
или за Богослужением – это не формальная обязанность, а самое сильное средство,
способствующее духовному возрастанию, созиданию
духа братства и любви.



7. Все монахи, вне зависимости от
возраста и рода их послушания, ежедневно должны заниматься самообразованием,
которое должно заключаться в чтении и исследовании Священного Писания и
святоотеческих творений. Пункт об обязанности для каждого монаха семинарского
образования пусть будет в Положении, но с
оговоркой, что окончательное решение о полезности образования для монаха
должен принимать настоятель монастыря и духовник.



8. Если монах полностью разочаровывается
в своем монашестве и покидает стены монастыря, то настоятель монастыря и
духовник, как взявшие на себя ответственность за его духовное воспитание,
обязаны многократно делать отеческие увещания падшему монаху, но не запрещать
ему причащаться святых Христовых Таин, разве лишь по причине тяжких грехов.
Если монах в священном сане, то давать ему возможность служить в пределах своей
епархии и таким образом способствовать его постепенному духовному выздоровлению.



Ответить

#
6.11.2014 в 19:43
Читаю форум и думаю: хотя, конечно, много проблем, но смотрите – разве не здорово, что есть вот такая площадка, где можно высказаться? И заметьте, говоришь не на воздух. Все эти отзывы отслеживают, делают выводы, реагируют. Вообще, в целом какое-то активное сочувствие монашеству наблюдается. Конференции там и тут, греков приглашают. Пытаются разобраться в наших специфических монашеских трудностях постсоветского времени, помочь, поднять из руин. А недавно мне попал в руки журнал «Монастырский вестник». Тоже ведь немалое дело. В общем, хочется написать большими буквами: «БЛАГОДАРИМ!» Серьезно. Очень как-то вдохновляет и обнадеживает, что мы не брошенные.
А видя такую искреннюю заботу о нас, не побоюсь высказать одно пожелание. Насчет журнала «Монастырский вестник», да и вообще изданий для монашества, которые, вероятно, еще будут. Журнал «МВ» поставил себе планку – выпуск каждый месяц. Хотя последний номер охватывает три месяца, но это не суть. Все равно провозглашается-то, что он ежемесячный. Но скажите, что можно издать за месяц? В лучшем случае подборку новостей типа «освятили такой-то храм в таком-то монастыре», «вручили игумену такому-то орден» плюс несколько репортажей и интервью о том и о сем. Вопрос: а по большому счету нашему монашеству это надо? Ведь монахи в монастырях не читают просто для развлечения, чтобы просто знать, где что делается (или по крайней мере, не должны так читать!). Пожелание же вот какое: не гнаться за количеством, а исключительно за качеством. Журнал может выходить, к примеру, всего 2 раза в год, но зато там будет то, что действительно принесёт пользу: может быть, избранные доклады с конференций (избранные, подчеркиваю, а не все подряд, лишь бы журнал заполнить), аналитическая итоговая статья по вот этой дискуссии и что еще, не знаю, – тут надо очень хорошо думать, отбирать материал. А то получается, что искреннее желание помочь монахам есть, люди от души трудятся, силы и средства тратятся – а результат? Да еще если на местах архиереи захотят подобную деятельность вести, будет как дополнительный гнет на монастыри, и выльется опять в формальность.
Вот такое мое маленькое мнение. Если не прав, простите.
Ответить

#
29.11.2014 в 18:55


Хочу согласиться - этот форум
очень важен. Спасибо всем, чьими стараниями он организован. Верю, что благодаря диалогу с насельниками и всеми теми
людьми, которые на себе испытали реалии жизни в наших монастырях, обстановка в
оных изменится к лучшему…Ведь не архиереи, а мы - простые насельники хлебнули горькой
водицы. И в полноте знаем, какие именно проблемы внутри монастырей. И вот, к
нам прислушиваются – это уже прогресс.



А опыт греческой
церкви - это ценные знания. Мы не должны их отвергать.

Ответить

#
12.11.2014 в 10:24
Благословите!
Мне хотелось бы тоже сказать немного о монашеских конференциях. Мне
кажется, что для всех монашествующих эти конференции имеют очень важное
значение. Потому что нередко именно там мы, монахи, узнаем, и порой
через много лет монашеской жизни, что же такое монашество и как нам,
монахам, надо жить. Я опубликованные доклады читаю и чувствую, что для
меня это очень полезно. Но есть такое но. Сейчас конференции проводят
очень часто, несколько раз в год. Если дальше так и продолжится, то
скоро на эти конференции станет некого приглашать. Ведь не так много
представителей и Русской, и других Поместных Церквей, которые могут
сделать интересный доклад, по-настоящему принести пользу, открыть на
что-то глаза, осветить проблему. А если делать конференцию ради
конференции, с формальным набором официальных приветствий и условных
докладов, то вряд ли это кому-то принесет пользу. Мое мнение, что лучше
проводить монашеские конференции один раз в год, но зато они будут
по-настоящему значимым событием, а не условностью. Помоги всем Господи в
монашеских трудах!
Ответить

#
6.11.2014 в 00:30
Хотелось бы поделиться с участниками форума некоторыми мыслями о современном монашестве человека, так сказать, со стороны.
В 2008 году, когда грянул кризис, я оказался без работы. Позвонил знакомый, и предложил поехать в строящийся скит одного известного женского монастыря, и поработать наемником. Работы впереди не предвиделось, пришлось согласиться.
Мы были независимы от жизни скита, но жили на его территории, в вагончике, поэтому поневоле пришлось наблюдать все происходящее, а также общаться с теми, кто в нем проживал. Скит был не многолюдным: одна монахиня, одна послушница, и человек десять трудников, в основном женщины. Вместе с нами в вагончике жил еще один наемник, обитающий в скиту около года. Поскольку он был родом из казачьих краев Казахстана, то назовем его для простоты повествования «казаком». Казак, похоже, был рад новым постояльцам, и охотно все рассказывал о себе. С год назад у него умер сын-младенец, он очень тяжело переносил это горе, и один из родственников, глубоко верующий, предложил ему поехать в этот монастырь, поработать наемником: скиту требовался человек, умеющий, помимо прочего, ухаживать за скотом, а казак когда-то он закончил ветеринарный техникум. Трудовой день у него частенько переваливал за 16-18 часов, но на первых порах, пока горе не утихло, это его не тяготило. Но потом это привело к срыву: он несколько дней пил, вновь начал курить, хотя до этого бросил, пытался уехать из скита. Я спросил его, как часто он бывал на службе в храме: в скиту храм еще строился, а до ближайшего надо ехать километров двадцать. Его ответ поразил меня: примерно раз в месяц ему удавалось посещать храм.
Поскольку казак все более склонялся к мысли покинуть скит, в скит прислали послушницу, которую казак научил ухаживать за скотом и передал, так сказать, бразды правления. Послушница оказалась на удивление кроткая: так и будем ее звать «кроткой». Поскольку опыта у ней было намного меньше, чем у казака, кроткая, естественно, пропадала на работе день и ночь. Но в храм ее возили каждую неделю. Однажды мы подвезли ее с монахиней до храма, куда и сами направлялись. Во время поездки кроткая пыталась читать последование ко Святому Причащению, но постоянно клевала носом и засыпала. Но после Причастия лицо ее светилось от счастья... Я поделился от лицезрения ее радости с казаком. Но он меня осадил: «Да она двух своих детей сдала в монастырский приют, а сама сюда приехала в скит... Как так можно?» Я не стал торопиться с ответом, понимая, что казак вспомнил о сыне... Но, поразмышляв, понял, что она поступила разумно и по любви. Через какое-то время вновь завел разговор об этом с казаком. Он чуть не задохнулся от возмущения: «Ты ее оправдываешь?!». Но посуди сам, отвечаю ему, ты же видишь, что она женщина малообразованная, скажем так, недостаточно воспитанная, и, судя по всему, повидавшая много злого на своем веку. Мужа у нее или не было или не стало. И вот она уверовала в Бога. Но, конечно же, понимает, что в духовном плане детям ей дать нечего. А если появиться отчим, то и сама, скорее всего, погибнет, и детей не спасет. Вот, как должна Церковь помогать в такой ситуации? Разве это плохо, когда детей таких людей, которых мiр называет неудачниками, но которые уверовали в Бога, Церковь берет на поруки? Ведь ювенальная юстиция сегодня не дремлет: десятки тысяч детей отбирают у родителей и помещают их в детские дома в лучшем случае, а часто отдают за границу. А ведь крещенные дети Церкви не чужие. В женских общежительных монастырях вполне возможно, как представляется,организовать полноценное воспитание и всесторонне образование таких детей: среди монахинь не мало прекрасных педагогов. Не пропадать же талантам? Вопрос о талантах напомнил мне другую историю из жизни скита.
Когда мы приехали в скит, то в первый же день познакомились с тремя трудницами. Они приехали из Москвы. Все трое работали преподавателями в одном известном московском ВУЗе. Одна, судя по возрасту, родилась сразу же после войны. Назовем ее «победительницей». Вторая помладше, рождения времен освоения целины. Пусть будет «целинницей». Третья, судя по всему, родилась после полета Юрия Гагарина – «космонавтка», стало быть. Победительницу сразу же определили на послушание на огород и разные бытовые нужды, целинницу – в столовую, космонавтку – в помощь кроткой, на скотный двор, на пастбище. Победительница, выросшая в деревне, сразу же впряглась в работу, и как будто бы вернулась в юность. Целинница закружилась на кухне, порою тяжело вздыхая: народу было не мало, потому что со стороны направляли наемников в столовую скита. Космонавтка, когда услышала о том, что ее направили на скотный двор, как-то странно заволновалась, хотя вслух говорила: ну, что же, это послушание, попробуем...
Через неделю я спросил у целинницы: что-то, мол, не вижу космонавтки. Целинница с виноватым видом, как бы оправдываясь, стала говорить: «Понимаешь, Вячеслав, она коренная москвичка, родилась и воспитывалась в каменных джунглях, коров только на ВДНХ видела... В общем, с ней случилась истерика. Но все, слава Богу, образумилось: в дальнем скиту есть нужда в художнике, а у нее соответствующее образование».
Но с тех пор меня не покидает мысль: а зачем в монастырях «забивать микроскопом гвозди»? Почему отношения трудового плана должны быть уровнем ниже, чем в мiру? Разве христиане не призваны быть светом для мiра?
Восьмичасовой рабочий день – это то, что человечество опытным путем нащупало, и это довольно для достатка. Трудно из человека выжимать что-то после восьми часов труда на протяжении длительного времени. Скажем, на горьковском автозаводе рабочие продленки называют «растяжками»: человек, когда бежит на «длинную дистанцию» просто сбрасывает скорость...
Здесь дело, как представляется, в другом: свободное время человек должен посвящать Богу. Принуждая его трудиться сверх меры, мы отбираем у него время, которое он должен посвятить Богу. Вот так, как мне представляется, и не иначе. Конечно, бывают случаи, когда надо делать добро и в воскресные дни, и в продленку. Но сейчас вопрос не об этом: восемь часов человеку нужно на сон, восемь – на труд, восемь – на общение с Богом.
22.10.2014 в 14:32 был опубликован комментарий уважаемого Палыча о «монашеском веб-органе». Считаю, что это движение в верном направлении. Монашество должно иметь свою информационную сеть, независимую от интернета, и в которую нельзя войти ни с телефона, ни с айфона, ни с айпада... Только через монастырские ворота. Вот тогда и элементарно решиться вопрос о образовании: размещай в монашеской сети, вместе с книгами, лекции известных богослов, пастырей, организовывай семинары, встречи, круглые столы. Больше того: налаживай подготовку кадров для хозяйственных нужд, обменивайся опытом, организовывай распределение трудников... А в духовном плане для игуменов: обмен опытом, беседы, вразумления, наставления... Палыч прав: веб-инструмент – это информационный «подъемный кран», и было бы странно не воспользоваться им для духовного спасения, для строительства «монашеского храма».
Ответить

#
Сергей Деревянко., Украина, г. Лохвица
2.11.2014 в 02:24

Касательно рясофора.



В документе приводится ссылка на правило Василия Великого 19, но не само
правило а толкование Вальсамона, но я заранее извиняюсь пре составителями
документа, всё натянуто за уши. Ставится толкователь Вальсамон за авторитет,
хотя правило ясно обличает и самого Вальсамона, и такое толкование не находит
себе места в этом правиле. Смотрим внимательно само правило: "19.
Обетов мужей не знаем иных, как разве, которые причисляли себя к чину
монашествующих, которые молчанием показуют, яко приемлют безбрачие. Но и для
сих приличным быти мню предварительно, да вопрашаются, и да приемлется
от них ясный обет девства:
и аще совратятся к плотоугодному и
сладострастному житию: да подпадут епитимии, положенной для
любодействующих."
Т.е. что бы что-то предъявлять потом, нужно что
бы дан был "ясный обет" которого не даёт рясофорный.
Вопрос: что от него спрашивать, если нет обета целомудрия=девства?
Зонара: " Монахи, говорит святый отец, и молча дают согласие
жить в чистоте; впрочем, и они должны быть спрашиваемы и обязаны ясно обещать
безбрачие, дабы, если окажутся лжецами в своем обете, могли быть подвергнуты
епитимии, как учинившие блуд."
Дорогие, на нет и суда нет, что
означает, рясофорный не даёт обета безбрачия, значит его нельзя уличить во лжи
и подвергнуть эпитимии.



В самом документе написано:"Настоящим Положением определяется, что
в Русской Православной Церкви иноческий постриг является вступлением в
монашеский чин, со всеми соответствующими каноническими
последствиями."
Но извините, где сами каноны, что рясофор это
монашеский чин? Какими такими каноническими последствиями? О чем речь? Канонов
нет, а последствия канонические есть? Это же не серьёзное пугание
"бабаем" не более того.



Напомню, есть споры, и есть два мнения о рясофорном постриге, так почему
взяли одно из мнений и сделали мифическим каноном? Повторюсь, ни одного канона
о рясофоре не существует и по ныне. Ссылки на молитвы перед постригом в
рясофор, не могут заменять каноны. Молитва это прошение а не магическое
действие. Молитва это просьба. Если мы просим каждый день у Бога любви, то это
не означает что мы уже автоматически сама любовь. Так и здесь молитва это
прошение о совершенстве, но не делает человека автоматически совершенным, не
надо выдавать желаемое за действительное.





Если кто приводит что-то из требника, то это не верный путь,
нужно приводить авторитетный материал на котором построен и сам требник, если
же материала такого нет, то сам по себе требник не основание для канонов.



преподобный Амвросий Оптинский:
«Поздравляю тебя с получением первого видимого монашескаго образа, т.е. пострижением в рясофор»
Тут ясно видно, что рясофор это не
монашество а видимый образ. Образ не есть первообраз.

Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
6.11.2014 в 01:12
Я думаю, что все (или почти все) понимают, что
иночество – это не монашество. С этим все ясно. И дело не в этом. А, может быть, в том, что наше
священноначалие хочет возвести иночество в монашеский чин в надежде сохранить,
таким способом, падающую численность насельников наших монастырей. Если эта мера и позволит сдержать
падение этой численности, то, я думаю, не надолго. Пытаться загнать монашествующих в какие-то
внешние рамки, не дав ему возможность обрести «царственную свободу» в брани с духами
злобы под руководством опытных наставников, - это
всё равно, что пытаться удержать воздух руками. Что даст возведение иночества в
монашеский чин? Укрепит дух иноков? Повысит в них чувство ответственности? Далеко на этом не уехать. Это попытка решить проблему чисто внешне, при
этом игнорируется сам корень проблемы. А о корне проблемы я уже писал.
Повторяться не буду.
Ответить

#
Сергей Деревянко., Украина, г. Лохвица
31.10.2014 в 01:39
В документе говорится о "рясофоре" как о монашеском постриге, что вызывает недоумение. Ведь понятно, что само право ношение монашеских одежд, не может связывать человека по рукам и ногам. Этот промежуточный постриг очень полезен, для тех кто ещё не разобрался на все сто, что он хочет по жизни. Человек с больным умом от греха, не сразу осознаёт что ему нужно в монастыре, и порой человек сам себя обманывает годами, и в результате получается что он только внешне хотел быть монахом но не внутренне. Многих, к сожалению, прельщяет мысль о монашестве внешнем (ношение монашеских одежд, уважение со стороны мирян, житие в монастыре и т.д.) и это прельщение преследует послушника до того как он облачится в монашеские одежды... но проходит время и человек получил то что желал в тайне и возможно от самого себя (внешнее монашество) и когда он этим насытится, (привыкнет к одеждам, к славе мирской, к жизни в монастыре) он не видит дальше смысла жизни, ведь то что он хотел уже достигнуто, а "счастья" не приносит. От этого человек падает в уныние, осознавая своё заблуждение. Он понимает, что движение в монастырь были не любовь к Богу, (как он полагал своим страстным умом) а внешнее монашество. И самое интересное, пока человек не облачится в монашеские одежды, и не почувствует себя в роли настоящего монаха, он не может определится по жизни. Да это странно, но это факт. Многих привлекает монашеская романтика, но многие не осознают что это такое, пока не увидят это изнутри. Изнутри имею ввиду само монашество, так как в послушничестве ещё человек "мечтает" и достигает цели о которой ничего не знает опытно. Потому считаю, рясофорный постриг архиважной частью в жизни, хотящего стать монахом. Рясофор позволяет человеку ощутить себя всецело монахом (по внешним параметрам), и как последний этап искуса пред важнейшим шагом в жизни, принятия монашества.
По моему мнению, "рясофор" нельзя относить к монашескому постригу, как необратимому шагу. Рясофор и называется так "ношение рясы" или монашеских одежд. Т.е. только ношение но не внутреннюю суть монашества. Мы же не говорим на тех кого постригли в малую схиму "малаясхимофор"? Нет не говорим, потому что это означает не ношение одежд, как в рясофоре, а монашество в полном смысле этого слова. Рясофору нужно дать точное определение, это внешнее монашество, последнее испытание, и не иначе. Канонов подтверждающих, что рясофор это монашество, нет.
В этом вопросе, участвуют многие и монахи и священники, но, и это очень важно, никто не послушает тех, кто ушел из монастыря в рясофорном постриге, и я считаю, очень зря. Так как их сведения были бы очень важными для формирования данного документа. Есть монастыри, в которых монахов (братии) меньше чем ушло из него в мир будучи пострижениками этого монастыря. И это тревожный сигнал, что-то идёт не так. Если люди уходят в мир из монастыря в монашеском чине, то причины нужно расследовать, иначе получается что монастырь загубил эти души и ни кому нет дела. Но скажет кто, "при чем здесь монастырь?" Притом, что недоглядели мечтателя и поспешно постригли. И хорошо бы, если бы был постриг рясофорный, при котором была бы возможность, покидать монастырь мечтателям, а таких, поверьте, много.
Ответить

#
Монахиня Феодосия
1.11.2014 в 23:06
Для тех кто не до конца разобрался готов ли он до конца дней пребывать в обители, лучше и в Рясофор( иночество) не постригаться потому что если уйдешь в мир все равно совесть будет есть изнутри. -Это не просто благословение на ношение одежд а ПОСТРИГ

Но рясофорные послушники, которых просто одели а не постригли они не имеют таких обязанностей пред Богом - вот это просто благословение на ношение одежд, не содержит Священнодействия.
Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
1.11.2014 в 22:41

Абсолютно с Вами
согласен, Сергей. Думаю, что смысл, главная идея иночества как раз и состоит в
том, что оно, не являясь монашеством по сути, должно рассматриваться как
заключительная «примерка» (ношение монашеских одежд - "рясо-фор") на
себя монашества перед тем, как «приобрести» последнее (т. е. монашество) навсегда. Считаю, что иноки должны иметь
возможность, «если им не понравится суровость уединенной жизни, отложить
монашеские одежды» и «облечься в мирские».



Если же иночество сделают
первой степенью монашества, то оно потеряет своё значение как «последний
этап искуса пред важнейшим шагом в жизни» – принятием монашества. А становится
как раз-таки самим принятием монашества со всеми вытекающими последствиями и
ответственностью. Мы тогда теряем тот чин рясофора, который максимально
приближал нас к монашеству, давал «понюхать» монашеской жизни, не являясь, однако
же, монашеством по существу. А теперь давайте зададимся вопросом: сможет ли
послушник (потому что, в таком случае, эта степень останется единственной, допускающей
возвращение в мир, и весь искус перед принятием монашества будет приходиться
именно на неё), не носивший монашеских одежд, представить себя «в монашеской
шкуре»; почувствовать, каково это - быть монахом; «примерить» на себя монашество
без всяких «розовых» представлений, мечтаний и романтики? Даст ли человеку
степень послушничества (без ношения монашеских одежд) в такой степени ощутить
себя монахом, в какой позволял это иноческий чин?



Кто-то, может быть,
скажет: да ведь большинство нынешних монахов никогда не были иноками, а были
пострижены из послушников – и ничего: живы-здоровы. А у всех ли у Вас, мои
дорогие, этот переход от мирянина к монаху прошёл гладко и безболезненно? Не
явился ли для Вас этот переход тяжёлым испытанием? Не испытывали ли Вы при этом
жестокую брань? Если да, то переход от мирянина к монашеству через иночество
был бы гораздо более мягким и гораздо менее болезненным.
Ответить

#
29.10.2014 в 15:14
Слава, Богу.
О том, что идет процесс .... свидетельствует то, что в нынешние времена как никогда Обсуждается современный опыт Церковной жизни (не только монашеский), опыт и горький и печальный, и радостный, потому что Светом движимый идет все-таки процесс очистки: и где-то толща льда буквально раскалывается неравнодушным монашеским ледоколом и тают льдины, а где-то тушатся разбушевавшиеся пожары, спадают лживые оковы духовного плена.

Очень своевременны материалы на правмире лекции Алексея Беглова "Что такое старчество" - прекрасная научная исследовательская и аналитическая работа - сейчас особенно актуально.
Хотелось бы, чтобы поучаствовали участники на богослов.ру с обсуждением его лекции для пользы проработки вопросов духовного руководства для Положения и для монашеской жизни.

А также (на правмире) советую почитать интервью с протоиереем Вячеславом Переверзенцевым - интересно выразился: на приходе - может быть такое - "VS парламент"
Ответить

#
25.10.2014 в 17:01
А есть ещё средний путь... не я понимаю, что это положение о монастырях и монашествующих, а не об устроениях и образах подвига... но это же про монашествующих) у Лествичника... а в положении нет намёка на этот "Царский путь" тока крупное общежитие... наверное сразу, чтоб не мелочится.. быка за рога.

"26. Все житие монашеское содержится в трех главных устроениях и образах подвига: или в подвижническом уединении и отшельничестве; или в том, чтобы безмолвствовать с одним и, много, с двумя; или, наконец, в том, чтобы терпеливо пребывать в общежитии. «Не уклонися, – говорит Екклесиаст, – ни на десно, ниже на шуе» (Притч.4:27), но путем царским иди. Средний из этих образов жизни многим приличен; – ибо тот же Екклесиаст говорит: «горе единому», ибо если он «падет» в уныние (Еккл.4:10), или в сонливость, или в леность, или в отчаяние, то нет человека «воздвигнути его». «А идеже еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их», – сказал Господь (Мф.18:20)."
Это у нас типа как скит воспринимается, но это неправильно воспринимается! Потому как скит это вроде для преуспевших ... ну у нас подворье было - как для провинившихся... а "Царский путь" это и для новоначальных, как бы равных между собою.


Была такая ошибка когда-то (это к вопросу об оскудении в монашествующих рядах): К одной отшельнице собрались приехать множество сестёр, но она сказала, что не может принять на себя ответственность за их духовное руководство и отказала им... ну если б и приняла думаю мало хорошего получилось бы. Но не так надо было ей поступать - ни кто её не просил принимать на себя руководство - он могла принять сестёр и просто разрешить им жить на её земле для безопасности, и взаимовыручки, и взаиморуководства. Просто дать возможность жить рядом. Вместе то легче. А если потребуется старший, то для того, что бы к нему можно было обращаться с вопросами, но сам бы он никуда бы не лез .
Ошибка всех "старших" в том, что они начинают со временем "заботится" о том, что им приходит в голову под благовидным и обязательным предлогом и "запрягать" других. По поговорке: "Дурная голова ногам покоя не даёт".

Как альтернативу монастырям предлагаю:
Если вернутся к предложению Иоанна Лествичника о прохождении для новоначальных подвига в небольших группах, где получаются все наравне, без старших, то вроде как даже идиоритмом это не назовёшь, ни скитом, в современном понимании. То в наши дни такое возможно, если старший не будет Игуменом, а просто будет официально ответственным за "владение" с "уговором" что никого никогда дважды ни о чём просить не будет - будет делать всё сам за всех сколько может. Или не будет ни чего делать - что проще будет для всех))).
Это я не о монастырях а о будущих кадрах для монастырей, ну из которых потом можно монастырь "оформить".


Ответить

#
23.10.2014 в 15:38

Сёстры, мы сами себе противоречим): если мы определили (а мы правильно определили), что наши игумении неадекватны, то о чём с ними можно говорить? Что решать?

Стыдить лжеца, шутить над дураком
Иль спорить с женщиной всё то же,
Что черпать воду решетом
От сих троих избавь нас, Боже!…
М.Ю. Лермонтов

Сам собой напрашивается другой план: Он тоже есть в истории - жаловаться старшему по званию опять же если мы имеем о нём точную уверенность, что он поможет и, во всяком случае, не подставит. Это митрополит но! не во всех епархиях есть "такие".
Значит нужно взять будущее, доработанное "положение о монастырях", составить описание игуменских поступков за последние пару лет, взять человека, владеющего правильной русской речью, знаниями святоотеческими, пройденными на практике, попросить его написать "чёткое" несоответствие игуменских поступков с положенными... именно "чёткое" логичное, потому, как я читала "Плачь третьей птицы" так там из внешнего проявления сопротвлению начальству автор заключает о не смирении сопротивляющегося, без описания предварительной обстановки дел. Может у послушницы что-то болело, может ей уже поручено было что-то другое а игумения забыла и наехала второй раз... Так же в этой книге не описано духовного смысла, духовной цели наложенного послушания (потому что его просто нет...у игумении нет об этом понятия...ей надо, то что ей надо), например с целью избавиться от какого-ибо душевного недуга например и т.д.
И скорее всего отправится с этим к патриарху... у нас уже был такой положительный опыт решения таких вопросов, я пишу не от фонаря)
И, при этом, надо понимать, что некоторых игумений невозможно сместить сейчас с их "должностей", надеюсь знаете почему. Следовательно, чтобы наладить правильное спасение свой души, неминуемо нужно покинуть монастырь всем единомысленным, желающим жития постнического. Вопрос куда?
Вот об этом надо подумать и порешать это на уровне епископском или патриаршем)
...Если, конечно, все здесь присутствующие гнушаются идти и создавать свои неофициальные общины)).
...
Ответить

#
26.10.2014 в 01:22
Ваш комментарий, матушка, о-о-о-очень понятен - из чего складывается такой эмоциональный порыв , потому что вы не одна так размышляете (или наподобие)
...создавать свои неофициальные общины... Что сказать... В разных местах России мне известны монашеские общины/ки по несколько человек (2,3,4,) может быть и 5 человек. Вместе молятся, ведут свой быт (кто ж за них что будет делать - как и в любом монастыре), ходят в храм, имеют духовного отца (хорошего) - все нормально... И, если можно так сказать, таятся, или скорее - просто не хотят попадать под взор епископа, потому что сразу может все разрушиться (например, начнут загонять, приписывать к монастырю УКАЗОМ) - по-другому монахам жить не положено - нет благословения - все. А еще есть опасность быть объявленными самодельщиками, самочинниками, раскольниками, сектой... И все это из области сложных отношений с епископом. Подчеркиваю, что попытки со стороны членов общинки построить отношения были - без результата, не получилось взаимопонимания.
Епископ - надзиратель (так же значит?). Он и определяет - по канонам, не по канонам.

Жалко (у пчелки).
Но также приятно осознавать, что есть епископы, которые жаждут, чтобы в его епархии, нашлись таковые молящиеся, чтобы с любовию понаблюдать, выстроить доверительные отношения, благословить их благие намерения, пожелать и себе и общинке Божией милости - вдруг из малого зерна вырастит крепкий дуб - монастырь.
Ответить

#
27.10.2014 в 19:09
)Ну, я далека от эмоциональности, как говорил Серафим Роуз - "идея может быть воплощённой, если о ней хорошо подумать." Я вот думаю, что у него всё получилось потому, что он много думал. Мы вот тоже когда то подумали (ну сначала помечтали) а потом у нас всё получилось, если об этом подумать, продумать то всё будет: и время для чтения, и для дистанционного систематического обучения, и для разных вдов молитвы, люди найдутся, которые во всём помогут. А до чего не додумаемся до того домолимся).
Я хочу сказать, что выхода два на официальном уровне: либо менять руководство (не ну не везде, я уверена есть где-то всё хорошо)), либо создавать альтернативный проект в епархиях на "новых", т.е. забытых старых, условиях. "Царский путь" - узаконить и легализовать жизнь на общинных условиях.
Ответить

#
2.11.2014 в 19:10
Соглашаюсь, матушка Ореста.
" Официальный уровень" - сложная несовершенная машина - и это не откровение. Об этой машине можно говорить в красках с разной палитрой. Более каких? - темных или черных? - можно спорить, настаивать на мрачных тонах или оправдывать. Лично меня многое вводит в досадливость. Но стараюсь принимать и терпеть от руки Господни. А взять, например, любой исторический период Церкви - в какой период было все хорошо? В какой период досадливость можно было только придравшись выцеживать?
Даже если , додумаемся (благослови, Господи), будем стараться молиться и домаливаться (прими, Господи, наши молитвы) - руководство да проявит чуткость к тому пониманию, что за Организацией(т.е. юридическое лицо - Религиозная организация рек(такой-то монастырь)) - стоит то главное, на чем,можно смело сказать, мир стоит, - молитвы, которые возносятся душой и сердцем монашествующих по своему призванию.
Как же достучаться к руководству сейчас? Легализовать жизнь на общинных условиях? Сейчас есть процедура - вначале каким-то образом стать епархиальным подворьем ? Как к этому подобраться , с чего начать, как общинке женской легализоваться ( Нужна рекомендация - надо полагать. А если самим обратиться в епархию (имею в виду тяжелую( по-фарисейски) епархию), есть опасность себе навредить, попасть в насмешку или даже в опалу.
Молятся сестры. Не унывают. Немного мечтают - с НАДЕЖДОЙ и ВЕРОЙ. Слава, Богу.
Ответить

#
Монахиня Феодосия
25.10.2014 в 21:15
А зачем вы шли в монастырь где игумения не адекватна? У нас все впорядке с адекватностью игумении. Вы хотите чтобы Положение о монашестве помогало монаху преуспевать лично в духовной жизни? или заниматься перевоспитанием и смещением своих игуменов? Адекватны ли вы?
Ответить

#
27.10.2014 в 19:25
Простите пожалуйста, матушка, если я вас чем-нибудь обидела) я не хотела)
Ответить

#
Монахиня Феодосия
1.11.2014 в 22:31
Ничуть не обидели.
Ответить

#
27.10.2014 в 17:27
М.Феодосия. Прошу прощения. Не сочтите, что я вклиниваюсь в ваш ответна ком. м.Оресты.

"А зачем вы шли в монастырь, где игумения неадекватна..."

Возможно могло быть и так... Если приход в монастырь был в 90-х, то он мог быть почти одновременно с назначением игумении. 90-е годы - дивные времена, "Дивны дела Твои, Господи, ... вся премудростию сотворил еси" (Пс.103). Все бегом... к Богу... в монастырь. И вот назначенная игумения (она не виновата, не знала, не понимала..., может быть даже не хотела (спасаться и смиряться же надо), но... советское воспитание... - назначили, и ... вошла во вкус. Разошлись дорожки... Я начальник, ИГУМЕНИЯ - абсолютная власть (и непогрешимость). А остальные сестры должны стать настоящими монахинями (растоптанной скуфейкой ... по святым отцам).
Издержки производства.... - надекватность...

А сейчас да.... Тысячу раз надо думать и молиться, чтобы Господь послал и духовника, и монастырь, и мудрую МАТУШКУ чтобы не было вопрошения с укором "зачем шли в монастырь, где игумения неадекватна?" (укор прежде самому себе - куда смотрел, чем думал - вот тут-то голова и нужна, причем своя.). А сердце, душа - само собой... Говорят же святые отцы, что властелин души (разум, чувства, воля) - разум.
И все-таки монашеская лестовка в руках Божиих.
И сейчас, обсуждая и Положение и жизнь монашескую (выявляя недостатки и даже страсти и ужасы - это просто необходимо), понимаем, что это идет строительство следующей ступени, где для крепости, прочности лестницы, надо предусмотреть все конструкции, размеры, крепления и связующие растворы - (переход)
Ответить

#
Монахиня Феодосия
1.11.2014 в 22:49
Конечно возможно все что угодно и в 90-тые годы и сейчас. Я не совсем представляю Положение о монашестве со перечнем поступков игумении которых нельзя делать. Что касается книги "Плач третий птицы" так это сплошные страсти, я не смогла дочитать, на молитву эта книга точно не вдохновит.

Я тоже не хочу не кого обижать, просто мне кажется что сейчас есть возможность выбирать себе монастырь, присматриваться, что за игумения. Другое дело когда ты пришла к одной игумении а архиерей поменял на "свои кадры"! Что тогда делать?!

Мне кажется просто не допустимо без особых оснований переводить игумена в другие монастыри, чем лишать братство( сестринство) отца ( матери).

Простите меня сестры
Ответить

#
5.11.2014 в 22:57
Да, да, матушка Феодосия. Очень верно.

Не допустимо без особых оснований переводы и игуменов и братство (сестринство), особенно такими методами как принесли УКАЗ - и точка. Как в советской песне "Дан приказ ему - на запад, ей - в другую сторону..."
Даже если возникнет такая необходимость - советоваться надобно с монастырем. Епископ со смирением должен о проблеме возникшей в епархии и свой взгляд на необходимость перевода поведать монастырю и со всеми посоветоваться (если его мнение таково, что необходимо сделать перевод). Возможно эта проблема может оказаться общей, монашеской, и необходима помощь, и это должны понять насельники, сердечно отреагировать, может быть жертвенно. Если в монастыре не готовы понять того, что мать-отца отбирают, или сестер-братию переводят, это должен епископ увидеть и искать решения без крови, отложить разговор, продолжать молиться ( это если епископ с отеческим взглядом, а не жесткая власть).
Например, если монастырь с достаточным количеством насельников, а возникла возможность попытаться начать службы в храме - бывший монастырь , потому что вдруг появился благодетель, который желает возродить святыню, вкладывать свои средства в стройку - строитель. Редкий случай! (подобный случай имел место реально). Нужны и старшая сестра и несколько сестер для того, чтобы молиться в первую очередь и трудиться обычно на свои нужды - петь на клиросе и трапезу готовить, на полунощницу ходить. Можно вместе подумать. Это же здорово.
А если УКАЗЫ да УКАЗЫ. А епископ говорит, буду еще всех спрашивать - благословляю. Вот горе.
Ответить

#
5.11.2014 в 16:04

недопустимо и как бы хорошо, чтобы это было для всех очевидно так, как это очевидно, например, в той же Греции: 1. переводить или менять игумена без каких-то очень веских причин; 2. забирать братию или сестер на послушания хоть в патриархию, хоть в архиерейские дома. Это абсолютно тупиковый путь, убивающий монаха и содержащий все здравомыслящих монахов просто в постоянном страхе - кому это надо? есть монахи, которые сами хотят служить в канцелярии или еще где, но есть те, для кого это органически неприемлемо. так вот - нельзя ломать людей и делать вид, что все в порядке. слезы их вопиют против тех, кто так поступает. и еще 3. нельзя формально открывать монастыри, на пустом месте, просто потому что какой-то иеромонах, близкий к владыке, захотел игуменом стать. а братию откуда собирать в такой "скороспелый" монастырек? да ясно откуда - из соседних. тут надо чтоб комиссия по монастырям была бдительной, вникала бы и дала бы такому монастырю хотя бы года 2-3, чтоб он общиной побыл - смогут вообще там хоть жизнь-то наладить? потому что это еще один фактор риска и источник проблем в будущем. может, через 5 лет, может, через 10 или 15 но там будет крах. вообще хочется, чтоб владык даже после их ухода в епархиях вспоминали добрым словом
Ответить

#
10.11.2014 в 18:09
...Не... хуже) игуменью не приказом, а советом сестёр монастыря разжаловать до простой монахини и оставить в монастыре, не переводить ни куда) зачем? А поступки, которые совершала игуменья - это не в "Положении" прописывается))) это я другую "кухню" пыталась объяснить, да не суть....
Ответить

#
Монахиня Феодосия
23.10.2014 в 14:43
В нынешнем обсуждении Положения о монашестве не могут принять участия многие монашествующие, не из-за безразличия. Во-первых нет распоряжения Священоначалия на это обсуждение, не одна игумения не скажет сестрам: "Сестры выскажите как вы мыслите."
Во-вторых у многих нет доступа к интернету.
В- третьих некоторые переживают как же я буду участвовать без благословения в этом обсуждении?( грех непослушания)
и т д
И заметьте многие из участников анонимы с псевдонимами, это тоже показатель что не возможно открытое обсуждение проблем.
Ответить

#
23.10.2014 в 14:04

ДОКЛАД

на конференции

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ –

ВОЗРОДИТЕЛЬ ТРАДИЦИИ ОБЩЕЖИТЕЛЬНОГО МОНАШЕСТВА НА РУСИ

на тему

«Общее монастырское богослужение – залог духовного преуспеяния братии»

Свято-Троицкая Сергиева Лавра

2014 год

Ваше Святейшество!

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, всечестные отцы,

досточтимые матушки, дорогие братья и сестры!

«Богослужение есть цвет церковной жизни

и вместе с тем корень и семя ее» (1)

Предание Православной Церкви в различных своих формах определяет монашество как ангельский чин, что предполагает максимально возможное уподобление жизни инока жительству ангельскому, которое в свою очередь заключает в себе два основных свойства: непрестанное славословие Творца и исполнение воли Божьей. Из этого следует, что богослужение и послушание – есть главные цели монашеского подвига. (2)

Подчеркивая исключительное значение молитвы в монастырской жизни, прп. Нил Синаит называет монаха «жертвенником Господа, на котором и с которого возносятсяВсевышнему Богу чистые молитвы». (3) Именно в богослужении, а не в каком-либо другом деле, раскрывается монашеское служение миру, который только и «стоит молитвою». (4)

С самых первых времен существования христианского монашества молитва и богослужение становятся тем стержнем или основанием, относительно которого строятся остальные области жизни иноков. Из Жития прп. Феодора Освященного (IV в.) мы знаем, что в верхней Фиваиде, где монастыри отличались высоко духовной и строгой жизнью, иноки в течение дня находились в особом уединении, а к вечеру собирались вместе, «совершали молитвы, и вели взаимную беседу о душеспасительных предметах». (5)

Устав прп. Пахомия Великого, переданный ему Ангелом, регламентировал совершение днем, вечером и ночью 12-ти молитвословий, на которые братия «собирались все вместе в Церковь». (6) Получалось, что весь день у Тавеннисиотов происходило чередование труда и общей молитвы, подчас становившейся у египетских иноков непрестанным деланием. (7)

Читая Житие прп. Саввы Освященного, нельзя не заметить, с каким вниманием относился Преподобный к вопросам совершения уставных служб, что свидетельствует о предавании им важного значения общей молитве в обители .(8)

Московский митрополит Трифон (Туркестанов) часто говорил, и эти слова увековечены на его надгробном памятнике: «Дети, дети, любите храм Божий. Храм Божий — это Небо на земле».

Монастырский храм – это сердце обители, это «источник жизни и бессмертия», - по слову преподобного Амвросия Оптинского. (9)

Монастырское богослужение – соединяет монахов с живым Богом, с Вечностью, и друг с другом, когда «единым сердцем и едиными усты» воспевается и прославляется «Божественное Триединство». (10)

Как солнце на небосклоне сияет и греет, и дает жизнь существующему, так и монастырское богослужение просвещает, согревает, оживляет, одухотворяет жизнь монахов.

Однажды в стенах этой прославленной Академии митрополит Минский и Белорусский Филарет /Вахромеев/ воскликнул: «Вы в Лавре преподобного Сергия! Дышите воздухом вечности!». Как кислород очищает легкие и несет жизнь каждому органу, каждой клетке, так и дивные, боголепные службы очищают, оживотворяют жизнь каждого брата, каждого монаха, как члена Тела Христова.

Ибо в храме - Духом Святым – вещают древние, премудрые Пророки и Ветхозаветные праведники; проповедуют Апостолы; читаются святые Отцы и древние патерики; толкуют Слово Божие богомудрые Святители; назидают духоносные игумены и иереи Божии.

Святой праведный Иоанн Кронштадский восклицал: «Богослужение есть райское жительство, пребывание с Богом и святыми, чистое, любовное, ничем не развлекаемое с ними собеседование, посильное благодарение и славословие бренными устами Господа и предначатие вечного славословия с ангелами, прославление св. угодников Божиих, училище благочестия всякой добродетели, приятие высшей благодати в молитве и в таинствах, и соединение с Богом и обожение». (11, 297)

Когда у отца Иоанна спросили, откуда у него такая вера, он ответил: «От частого служения Литургии и вседневного чтения Миней, богослужебных книг, служб нашим святым и праздникам». (12)

Жизнь тела – душа. Жизнь же души, дыхание души – молитва. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их» (Мф.18, 20). Так и братия монастыря являют дивное единство во Христе, особенно тогда, когда «все отложивше попечение» служат Богу Единому! Тогда исполняется на них слово Писания: «Брат от брата помогаем, яко град тверд и огражден» (Притч.18, 19).

Божественный Иоанн Златоуст учит: «Молиться, говорят, мы можем дома.

Сам себя обманываешь ты, человек! Дома, конечно, можно. Но нельзя так молиться, как в храме, где такое множество сердец возносится к Богу, сливаясь в единодушный вопль. Не так скоро ты будешь услышан, молясь Владыке сам по себе, как молясь с твоими братьями, ибо здесь, в храме, есть нечто большее, чем в твоей келье: согласие, единодушие, союз любви, наконец, здесь молитвы священников. Для того священники и предстоят, чтобы молитвы народа, будучи слабы, соединившись с их сильнейшими молитвами, вместе с ними дошли до неба. Апостол Петр освободился из темницы, благодаря общей о нем молитве… Если же церковная молитва была полезна для апостола Петра и такого столпа веры избавила из темницы, то почему, скажи мне, ты презираешь ее силу и какое имеешь оправдание в этом?. Послушай же Самого Бога, Который говорит, что Его умилостивляет множество людей с усердием молящихся Ему. Он говорит пророку Ионе: «Я ли не пощажу Ниневии, города великого, в котором живёт больше 120 тысяч человек? Не просто упомянул Он о множестве людей, но для того, чтобы ты знал, что совместная молитва имеет великую силу». (13)

Преподобный Макарий Оптинский говорит: « О церковной же молитве знайте, что она выше домашней вашей молитвы, ибо оная возносится от целого собора людей, в числе коих, может, много есть чистейших молитв, от смиренных сердец к Богу приносимых, кои Он приемлет, яко кадило благовонное, с коими и ваши, хотя немощные и ничтожные, приемлются». (14) Что подтверждает и святой Иоанн Кронштадский: «Струи благодати обильно истекают в храме и напояют души верных. Воинствовать вместе лучше, сильнее, искуснее против невидимых врагов и против грехов, снедающих и губящих нас, нежели бороться одному». (11, 285)

О важности совместного моления монашествующей братии повествует нам Афонский Патерик: «Однажды в праздник Антония Великого ученики святителя Григория Паламы все вместе совершали бдение божественному Антонию, а святитель Григорий между тем оставался в своем затворе. Вдруг является ему Антоний Великий и говорит: «Хорошо совершенное безмолвие, но и общение с братством иногда необходимо, особенно в дни общественных молитв и псалмопений. Поэтому и тебе должно теперь быть с братьями на бдении». Убежденный таким видением божественный Григорий явился тогда же к братьям, которые приняли его с радостью, и всенощное бдение протекло для них с особенным торжеством». (15)

Богослужение в храме и келейная молитва – это два крыла, позволяющие подниматься горе. Как- то у оптинского иеромонаха Василия /Рослякова/, убитого в монастыре на Пасху 18 апреля 1993 года, спросили во время экскурсии не верующие люди:

- «А зачем вам монахам столько больших храмов? Молились бы в келиях одни, каждый сам по себе». Тогда он ответил: «Молиться одному – это плыть в лодке, грести самому, а молиться всем братством в храме – это плыть на лайнере по бушующему морю!».

Чтобы ум монаха был всегда устремлен к Небу, древними богомудрыми отцами составился дивный круг годового богослужения, особо полного в монастырях. Кто-то из отцов сказал, что богослужебный круг – это золотое кольцо, которым мы, монахи, обручаемся с вечностью. Многочасовыми службами, как мельничными жерновами, перемалываются дурные, греховные мысли и навыки монахов. Так святой Исаак Сирин учил: «Праздный ум – седалище для диавола. Если ты не покоришь свой ум Богу, ты обязательно покоришь ум супротивнику, то есть диаволу». (16) Можно сказать и по-другому: «Когда Бог на первом месте, то тогда все остальное на своем месте».

Сораспятие себя Христу на службах делает душу монаха чистой и радостной, приучает монаха к жертвенному служению братии. Каждый брат начинает яснее понимать слова: «...Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить …» (Мк.10, 45).

Старец Макарий объясняет: «На литургии Христос распинается, зато на утрени мы Христу, жертвуя своим сном, покоем. Жертва – сеяние, а радость – плод». (17)

О наших длинных службах митрополит Питирим /Нечаев/ сказал: «После первого часа службы начинают болеть ноги, после второго отваливается спина, после третьего – вырастают крылья!». «Претерпевший же до конца, спасен будет» (Мф.10, 22).

Отец Иоанн Кронштадский, почти каждый день совершавший Литургию, часть своих дивных переживаний запечатлел в своем дневнике «Моя жизнь во Христе»: «О высота, о величие, о лепота и сладость Божественной Литургии! О богатство духа и блаженство наше! Во время Литургии небо и земля сочетаваются: Бог - с человеками; небесные Ангелы с человеками земными; все лики святых праотцев, патриархов, мучеников, преподобных, и всех святых! О какой светлый, святейший, любвеобильный, небесный, прекрасный, блаженный союз». (11, 204)

Совершая полный суточный круг, монах поддерживает искорку огня в своем сердце, которая разгорается во время келейного правила и ночной молитвы. Святой Иоанн Златоуст восклицает: «Войди только в преддверие храма, и как бы некое духовное веяние обымет твою душу. Это безмолвие приводит в трепет и учит любомудрствовать, отложить житейское попечение, восторгает мысль, возносит тебя от земли на небо. Если же столько пользы от пребывания здесь и не во время богослужения, то тем больше пользы во время самого богослужения, когда повсюду взывают пророки, благовествуют апостолы, посреди стоит Сам Христос, Отец Небесный приемлет совершаемое, Дух Святой сообщает радость Свою, – с какою для себя пользою отходят из храма присутствовавшие и какую утрату терпят отсутствовавшие на богослужении? (18) А один из наших богословов сказал: « все наше многообразное литургическое предание становится как бы «Евангелием от Церкви», объясняя, а нередко и дополняя Священное Писание и святоотеческое учение». (19)

Отцы распределили богослужение так, что оно благодатно наполняет весь день и ночь монашествующего. Старец Порфирий восклицает: «Во время всенощного бдения отверзаются небеса, и мы говорим с Богом…мой ум отверзался и я жил молитвой до самого утра». (20)

В чине богослужения имеется полунощница, которую полагается справлять в полночь. Прп. Исаак Сирин пишет: «Не думай, человек, чтобы во всем иноческом делании было какое-либо занятие важнее ночного бдения. Всякая ночная молитва полезнее тебе всех дневных подвигов». (21)

Ревностные монахи стараются не пропускать монастырские службы, помня слова преподобного Исаака Сирина: «Начало помрачения ума, первый признак помрачения, усматриваемый в душе, состоит в лености к службе Божией и молитве». (22 )

Оптинские старцы поистине явили нам пример ревностной любви к храму. Сохранились воспоминания о том, как совершали богослужение сами старцы.

Так старец Лев - голодный, уставший, но шел на Всенощную; старец Антоний – около тридцати лет страдал болезнью ног, так, что посмотреть на них без содрогания нельзя было, но на службы ходил; сам старец Амвросий любил богослужение и церковное пение. По своей болезни он не мог ходить в храм, поэтому выслушивал службы у себя в келии. Для этого к нему приходил священник и собирались певчие. (23)

Преподобный иеросхимонах Анатолий младший (Потапов) любил повторять, что для монаха есть только два выхода из келлии — в храм да в могилу.

Старец Макарий - не уходил из храма, пока были силы оставаться на службе.

В нынешние времена говорят иногда, что в монастыре много дел, некогда ходить на службу. Но афонский старец Силуан учил: «Любить Бога никакие дела не мешают».

У святителя Феофана Затворника есть слова о том, что «надо любить Бога, хотя бы так, как юноша любит девушку! Он работает – и думает о ней, с кем-то разговаривает – и думает о ней, делает домашние дела – все равно думает о ней. Так и душа монаха должна всегда помышлять о Боге!». (24 )

Очень много сейчас в монастыре у начальствующих забот, попечений, суеты! Надо заботиться о братстве, восстанавливать, реставрировать, строить заново, содержать, одевать, кормить, принимать, и на все это искать средства, к существованию людей. Это горькие реалии наших русских монастырей, порушенных безбожной рукой. Многие игумены – настоятели и настоятельницы монастырей, как на Кресте. Иногда, говорят они, и в храм нет сил идти, нет даже возможности.

Но из глубины веков до нас доносится очень трезвый, практический совет преподобного Феодосия Печерского. Он сказал игумену одного монастыря, который сетовал, что нет денег: «Вы, монахи, честно и добросовестно исполняйте свой монашеский долг, не пропускайте богослужения, тогда миряне будут вам за ограду деньги мешками кидать!».

Закончить свой доклад хотелось бы такими словами: «Блажен инок, всегда живущий близ храма Божия! Он живет близ неба, близ рая, близ спасения. Не отвергнем спасения, которое милосердием Божиим преподано нам, так сказать, в руки. Особливо новоначальный инок должен неупустительно посещать церковь. В лета старости и изнеможения, когда и годы, и болезненность заключат инока почти неисходно в келлии, он будет питаться тем духовным припасом, который собрал во время юности и крепости своей, приметаясь в дому Божием. Духовным припасом называю умственную и сердечную молитву. Милосердый Господь да сподобит нас воспользоваться как должно нашим монашеством и прежде отшествия из земной жизни переселиться умом и сердцем на небо. Туда может вознести нас молитва, когда осенит ее Божественная благодать, и молитва в человеке соделается уже не молитвою человека, но молитвою Святого Духа, ходатайствующего о человеке воздыхании неизглаголанными (Рим. 8:27)». (25)

Используемая литература:

1. Столп и утверждение истины. Священник Павел Флоренский. Изд. Правда, Москва. 1990 год,

2. Варфоломей, архим. Богослужение и послушание как основание монастырской жизни: Доклад на XXII Международных Рождественских образовательных чтениях, направление «Монашеская традиция: от древности до наших дней» (Сретенский ставропигиальныймужской монастырь. 28–29 января 2014 года). – (http://www.agionoros.ru/docs/1045.html) – Дата доступа: 30.09.2014 г.

3. Авва Нил Синайский. Послание 32. К пресвитеру Андрею.PG 79, 388A. // Цит.по: там же.

4. Софроний (Сахаров), архим. Старец Силуан Афонский.Ч.2, гл. XIV.

5. Житие прп. Феодора Освященного // Древние иноческие уставы пр. Пахомия Великого, св.Василия Великого, [архиепископа], пр.Иоанна Кассиана, [иеромонаха] и пр.Венедикта, [игумена] / Собр.Феофан Затворник (Говоров Г. В.), епископ. – М.: Изд. Афон. рус. Пантелеимон. монастыря, 1892. – С. 65.

6. Устав Тавеннисиотского общежития, 89 // Тамже. – С. 112.

7. Устав прп. Иоанна Кассиана. Кн. III, гл. 2. // Тамже. – С. 543.

8. Подр. см.: Житие преподобного отца нашего Саввы Освященного.// Палестинскийпатерик. – Вып. 1. – СПб.:Изд-е ИППО, 1895.

9. Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев, том I, издание введенскойОптиной пустыни, 2011 год.

10. Божественная любовь по учению Библии и Православной Церкви. Еп.Вениамин(Милов), изд.Саратовской митрополии, 2011 год.

11.Моя жизнь во Христе, часть III. Мысли о богослужении Православной Церкви. Св.прав.Иоанн Кронштадский. Изд. Русский Хронограф. 2004 год. Москва. стр. 297, 285, 204.

12. Курс лекций по литургическому богословию Глава «Крины молитвенные». Иеромонах Киприан “Взгляните на лилии полевые

13.О молитве. Свт.Иоанн Златоуст. Полное собрание творений в 12 т. Т.12.кн.2.стр.484.

14. Оптинский цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. / СТПГУ,М.,2007 г., с 59

15. Афонский патерик.Типо-Литография И Ефимова Ч. 1. , 1889 см. электронная версия http://lib.pravmir.ru/library/readbook/2406

16. Слова подвижнические. Преподобный Исаак Сирин. Слово второе./ Правило веры,-М., 2002

17. Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев, том I, издание введенскойОптиной пустыни, 2011 год.

18. Святитель Иоанн Златоуст. Полное собрание творений. В 12 томах, 25 книгах , Том 3 Книга 1 О перемене имен, беседа 4-я/ Приход храма Святаго Духа сошествия ,-М. 2006 г, с… Электронная версия http://azbyka.ru/otechnik/?Ioann_Zlatoust/besedy_peremen_imya=4

1. Православное богослужение как школа богословия и богомыслия. Иларион (Алфеев), еп. – (http://azbyka.ru/tserkov/bogosluzheniya/alfeev_pravoslavnoe_bogosluzhenie-all.shtml#2) – Датадоступа: 30.09.2014 г.

20. Цветослов советов. Старец Порфирий Кавсокаливит . /Святая Гора Афон, 2008, стр321

21. Слова подвижнические. Преподобный Исаак Сирин. Слово 70../ Правило веры,-М., 2002 , с.545

22. Слова подвижнические. Преподобный Исаак Сирин. Слово второе./ Правило веры,-М., 2002

23. Жизнеописание Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Схиархимандрит о. Агапит (Беловидов). Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1992 год. Часть1. Стр.86,122.

24. Душеполезные поучения святителя Феофана Затворника. Изд.Подворье Введенской Оптиной пустыни. Москва. 2013 год.

25 . Аскетические опыты. Святитель Игнатий Брянчанинов. Собрание сочинений в двух томах.Том 2. Слово о церковной молитве ./изд. Родное пепелище с. Николо-Погост, 2005 г.стр 806.


Ответить

#
1.12.2014 в 00:26

\«Богослужение есть цвет церковной жизни



и вместе с тем корень и семя ее» (1)\



Взгляд религиозной философии (на таинства) в цвете, да и семенем христиан
также является кровь мучеников ,,,



А богословие однозначно
говорит о свете:



\Если мы будем стараться очищать сердце свое
от стра­стей (а не действовать оные), то, по мере очищения, благо­дать Божия
будет отверзать очи сердечные к видению света истинного; «блажени чистии
сердцем, яко тии Бога узрят» (Мф.5, 8), но тогда, когда и смирением усовершат
себя, ибо смиренным открываются таинства... (преп. Макарий).\



Много здравых и ревностных мыслей находим мы
при обсуждении, однако, на мой взгляд, об открытии(восстановления и новых)
монастырей, почти ничего несказанно к сожалению.

Ответить

#
23.10.2014 в 12:49

Учение Христово, которое раньше было свет миру, покрылось непроглядной тьмой, которая превратила стройную анфиладу последовательного восхождения в мрачный лабиринт заблуждений и разномыслий. Что застит нам очевидное? Ведь мы все такие начитанные и опытные..нет..м рассеяны и проникнуты сомнениями в истинном потому, как не прошли в финал при атаке помыслов, мы не умеем их фильтровать. Вот тест - святоотеческие учения, это ж элементарно) их нужно знать, чтобы выбрать игумена или чтоб во время не подпасть под власть недостойного. Мы не сможем быть единомысленны, собраться и бороться за благочестие в обителях, пока не изучим здравое учение, которое даёт нам прозрение видеть друг друга правильно. Так что учиться..учиться и учиться (я не потому привожу вам здесь цитату, чтобы что-то подтвердить из своих слов, а потому, что не увидела в этой дискуссии чёткого знания этого наставления, точного созвучия или соответствия понимания настоящего положения, чёткого описания, скажем, плана действий) В дискуссии о положении участвуют люди неутверждённые в отеческом учении, у многих оно оторвано от действительности и вы пытаетесь убедить друг-друга не в грамотности составления правил, а в правильности представления действительности, которая вообще то должна быть многим очевидна, но, видно, что многие пребывают в каком то своём представлении о положении дел, как же можно написать правильные правила, когда ни кто не знает как правильно должно быть)) Пока такого не получится, как у отцов: "Изволися Духу Святому и нам"))):

Глава 22. Всякое искусство для успеха в оном требует времени и многого учения. За одно искусство искусств берутся не учась. И за земледелие не отважится приняться неопытный; не посвященный во врачебное искусство не берется также за сие дело. Ибо они изобличат себя: один тем, что не окажет пользы больным, но даже болезнь их сделает больше тяжкою, а другой тем, что и хорошую землю обратит в бесплодную и негодную. На одно только богочестие, как дело удобнейшее, отваживаются необучившиеся, и многими это неудобоисполнимое дело почитается легким. Чего и Павел признает себя не «достигшим» (ср.: Флп. 3, 13), о том, будто бы в точности познали сие, утверждают не ведущие того самого, что не знают сего. Посему–то монашеская жизнь и соделалась презренною и проходящие ее у всех в посмеянии.

Глава 23. Если ни почтенная старость, ни давнее дерзновение, ни священнический сан не отвратили Божия гнева от Илии, вознерадевшего об исправлении детей, то избавятся ли ныне от сего гнева не приобретшие доверия Божия прежними делами, не знающие или свойства греха, или способа к исправлению, но из любви к славе неискусно берущиеся за страшное дело? Посему–то Господь хотя, по видимому осуждая фарисеев, сказал: «Горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко преходите море и сушу, сотворити единаго пришелца: и егда находите, творите его сына геенны сугубейша вас» (Мф. 23, 15), однако же в действительности укоризною им вразумляет тех, которые впоследствии впадут в те же прегрешения, чтобы, слыша сие: Горе, удержались от безвременного пожелания, признав, что угрожающее им бедствие страшнее людской славы.

Да убедит их и Иов или подобно ему заботиться о подчиненных, или отказаться от такового начальства, как не умеющих поступать так же, как и он, даже не хотящих прилагать такое же старание о находящихся под их попечением. Ибо если он, желая, чтобы дети его были чисты от мысленных скверн, ежедневно приносил за них жертвы, говоря: «Негли когда сынове мои в мысли своей злая помыслиша против Бога» (Иов. 1, 5), то как же сии, не умея различить и явных грехов, потому что рассудок их помрачает пыль, возметаемая в борьбе со страстями, приступают к начальству над другими и принимают на себя врачевание других, не уврачевав еще своих страстей и не имея сил, вследствие своей победы, и иных так же вести к победе?

Глава 24. Ибо прежде должно побороться со страстями, и со многим трезвением предать памяти, что было во время брани, и потом по испытанному на себе сообщить и другим правила борьбы, и соделать для них победу удобнейшею, сказав наперед способы, как вести брань. Ибо иные и преодолели в себе страсти, может быть, долговременным строгим житием, но не знают способа победы, потому что, как в ночном сражении, не следовали они за ходом всего дела и ум их не познал в точности вражеских злоумышлений. Сие–то, изображая в образах, учинил Иисус Навин, когда войско ночью переходило Иордан, приказав из среды реки взять камни и вне реки сложить из них столп и написать, как перешли Иордан, означая сим, что глубокие помышления страстного жития должно делать явными и во всей ясности предавать их позору, а не утаивать по зависти сего знания от других, чтобы не один перешедший знал способ перехождения, но и намеревающиеся сделать то же удобно совершили сей переход по данному им уроку и опыт одних соделался наставлением для других.

Но не видят сего наши учители, не слушают, когда говорят другие, смотрят же только на одно свое убеждение, и братиям, как наемникам, предписывают рабские службы, в том поставляя всю славу, чтобы начальствовать над большим числом, и соревнуют в том, чтобы не меньше прочих, во время шествий своих, водить за собою невольников, показывая из себя более торгашей, нежели учителей.

Глава 25. Ибо, когда почитают легким делом приказывать словом, хотя приказываемое и тяжело, а учить делом не соглашаются, тогда ясною для всех делают цель свою, что принимают на себя начальство сие, потому что стараются не пользу доставить приходящим, но исполнить свое удовольствие. Пусть же, если угодно, поучатся у Авимелеха и Гедеона, что не слово, а дело приводит подначальных к подражанию. Авимелех, нарубив беремя дров, понес и сказал: «Еже видесте мя творяща, сотворите и вы» (ср.: Суд. 9, 48), а Гедеон, ведя на общее дело, идет сам впереди и говорит: «Мене смотрите, и такожде творите» (Суд. 7, 17). И Апостол, который говорит: «Требованию моему и сущым со мною послужисте руце мои сии» (Деян. 20, 34), и Сам Спаситель, Который делает, а потом учит, кого не убедят учение делом почитать убедительнейшим учения словом?

Но они смежают глаза для сих образцов, с высокомерием же предписывают, что должно делать. А когда, по–видимому, и знают нечто такое по слуху, тогда, подобно осуждаемым у Пророка за неопытность пастырям, носят «мечь на мышце», почему, кроме мышцы, у них и «око десное слепнет» (ср.: Зах. 11, 17), потому что десная деятельность, по неразумию оставляемая в нерадении, вместе с собою угашает и светлость созерцания. Сему подвергаются те, которые строго и бесчеловечно наказывают, как скоро получают в руки власть налагать наказания: в них созерцательные помышления, принадлежащие к числу десных, вскоре угасают, а также деяния, будучи лишены созерцания, увядают, потому что не могут ни делать, ни видеть что–либо те, у кого не по бедре опоясан меч, а «на мышце». При бедре же прикрепляют меч, которые Божиим словом пользуются против страстей своих. И носят его «на мышце», у которых в руках власть наказывать чужие грехи.

Глава 26. Так и аммонитянин Наас (что толкуется «змий») угрожает прозорливому Израилю выколоть у всякого десное око его (см.: 1 Цар. 11, 2), чтобы никакое правое помышление возобладавшего им не руководило к правой деятельности, ибо знал, что сие бывает причиною великого успеха в поступающих от созерцания к деятельности, потому что у таковых содеянное делается невинным, будучи предусмотрено прозорливыми очами вЕдения.

А что принимать начальство над другими свойственно людям легким, для которых у себя дома нет никакой выгоды, — это явствует из опыта, потому что вкусивший безмолвия, начавший сколько–нибудь упражняться в созерцании не согласится связать ум заботами о телесном и, отвлекши его от вЕдения, когда он большею частью парит превыспренно, обращать к делам земным. Но еще более явствует это из пресловутой оной притчи, которую Иоафам предложил сихемлянам, говоря: «Идуще идоша древа лесные помазати себе царя и рекоша к лозе виноградней: прииди, буди нам царь. И рече им лоза виноградная: еда оставлю плод мой благий, его же прослави Бог и человецы, и пойду владети древами» (Суд. 9, 8–9, 11–13)?

Когда, подобно сему, отказались и смоковница по своей сладости, и маслина по своей тучности, терн, дерево бесплодное и колючее, принял на себя начальство над ними, не имея тучности ни в себе самом, ни в деревах подчиненных, потому что дерева, требующие над ними настоятельства, притча назвала не садовыми, но лесными. А как виноградная лоза, смоковница и маслина отказались начальствовать над деревами лесными, увеселяясь более плодом своим, нежели начальническим саном, так усматривающие в себе какой–либо плод добродетели и ощущающие от сего пользу, хотя бы многие принуждали к таковому начальству, отклоняют от себя честь, воздаваемую многими, предпочитая тому пользу свою.

Глава 27. Что покушался терн в притче сделать с деревами, то случается и с людьми, составившими подобные договоры. Ибо или «изыдет», как сказано, «огнь из терния и пояст» (Суд. 9, 15) дерева лесные, или изыдет огнь из дерев и пояст терние. Когда составляются бесполезные договоры, тогда необходимо последовать опасности как для подчинивших себя неопытному учителю, так и для самих принявших на себя начальство по невнимательности учащихся. Ибо и неопытность учителя губит учащихся, и нерадение учеников вводит в опасность учителя, особливо когда ученики ленятся по недостатку сведений у учителя. Ибо и от учителя не должно быть скрыто что–либо, способствующее исправлению подчиненных, и учащиеся обязаны не оставлять в небрежении ни одного из повелений учителя. И им ослушаться, и ему не обратить внимания на погрешающих — опасно и гибельно.

Да не почитают дела сего предлогом к покою и наслаждению. Всего многотруднее начальствовать над душами. Надзирающие над бессловесными и скотами не встречают в стадах ни в чем противоречия, и потому нередко надзор над ними бывает благоуспешен. А настоятелям над людьми различие нравов и хитрость разума делают настоятельство весьма трудным, и приступающим к оному должно умастить себя как на многотрудный подвиг, чтобы и недостатки всех переносить со всяким терпением, и великодушно научать их тому, что сокрыто от них по неведению.

Ответить

#
Палыч, Россия
22.10.2014 в 14:32



В наступившем на
форуме затишье хотелось бы «загрузить» простаивающий интеллектуальный ресурс
одной, как представляется, важной проблемой. Она вытекает как следствие из
всего хода идущей 2,5 года дискуссии.



Формулировку
проблемы предварю сначала примером Великорецкого крестного хода. Многим здесь
известно, что этот Ход имеет статус Всероссийского, участники собираются со
всех концов страны и церковного зарубежья, дальнего и ближнего. Пять суток
многокилометровая пёстрая лента (до 30 тысяч крестоходцев) тянется по лесным и
полевым дорогам от г.Вятки до с.Великорецкого и обратно (в сумме около 150 км).
Ради одного дня празднования явлению чудотворного образа святителя Николая на
берегу р.Великой. Пестра эта лента не только по цветам одежд и туристических
ковриков. Идут взрослые и дети разных возрастов, идут на костылях и катятся на
инвалидных колясках, идут под знаменами монархистов и зарубежников.
Преодолевают овраги и грязь, холод и жару, снег и дождь, свои болячки и
усталость. Получают чудесные исцеления и видят знамения на воздусех. Как всё
это возможно? Почему эту разноликую массу окутывают в течение шести суток всеми
ощущаемые благодать Божия и покров Небесных сил? Потому, что этот крестный ход
является полноценным локальным церковным организмом. Таким же, как приход или
монастырь. Функционирует он лишь один раз в год, в течение уже 600 лет, но при
этом – полноценный церковный организм. Специфичный по функции, но полноценный.
А делает его таковым освященность принципом священноначалия. У этой
колонны крестоходцев всегда был, и есть, свой настоятель, благословленный архиереем, сменяемый лишь по крайней
нужде (за последние 25 лет их было всего три). Имеется своя структура
управления и функциональные подразделения: идущие далеко впереди проводники,
замыкающий отряд поддержки ослабевшим, регулировщики, головные и внутриколонные
певчие, медики и т.д. Даже приданные Ходу гражданские милиционеры несут вместе
со всеми тяготы крестного хода. И все благословлены настоятелем, каждый на своё
послушание.



А мы?
Совокупность участников форума является ли церковным организмом? Оставив в
стороне вполне возможную и обширную схоластику на эту тему, ответить можно
только так: простите, нет. Без освященности принципом священноначалия мы
являемся полуанархичным, размазанным по луговине стадом: мычащим, блеющим,
самозабвенно кукарекающим, порой по-поросячьи визжащим. Без царя в голове, без
Духа в теле. Да к тому же, на большинстве голов либо колпаки с прорезями для
глаз, либо маски – собрание анонимов пытается найти контакт с анонимными же
авторами «Положения». По форме больше похоже на масонскую ложу, чем на
церковный организм. Такое обезличенное, «без головое» и аморфное сообщество –
лакомая питательная среда для разбойных духов поднебесных. А в отсутствии
освященности принципом священноначалия, защиты от них нет. И благодать Духа не
снизойдет на нас, на наше мышление, на принимаемые решения. Потому
формулировка, что решение проблем только «в
нашей голове, и нигде больше»
(http://www.bogoslov.ru/text/4016548.html#comment4233799),
не совсем верна. Человеческая голова вторична: будет Дух – будет и просветление
голов, не будет Его – будет блуждание в потёмках, уход в непролазные дебри. Да
к тому еще – состояние нервозности, напряженности и частых спонтанных вспышек агрессии,
вызываемых усилиями наших поднебесных «друзей». И именно потому, что
равнодушных здесь нет: каждый в отдельности – и этого не отнимешь –
нелицемерный сын (дочь) Церкви, горячий печальник о монашестве. А все вместе?



Вывод. Монашескому форуму нужен свой игумен
для того, чтобы стать полноценным церковным организмом, для стяжания Духа
Святого и покровительства Небесных сил. Всего один штрих, но как много он
меняет. Во-первых. Собранные сейчас со всего пространственного поля РПЦ,
и объединенные игуменом в полноценное веб-братство единички, становятся
прообразом будущего единого монашеского организма. А он -- не россыпь
монастырских общинок, по одиночке избиваемых врагом, а единый, организационно
сплоченный отряд РПЦ. От локально церковного организма – к единому монашескому.
Само обсуждаемое здесь «Положение» является неосознанным предвосхищением
лозунга «монахи всей РПЦ, объединяйтесь!» Это его плюс. Но обращенное во
вчерашний день, являясь по существу «новой заплатой на старые мехи», оно
обретает качество большого минуса. Во-вторых. Уникальное по своей
новизне монашеское сообщество – веб-братство возглавляемое игуменом --
становится зародышем будущей системы управления единым монастырским комплексом,
его первичным испытательным полигоном. А игумен форума, в процессе созидания
того комплекса, тоже пройдет свой путь: от веб-игумена ко всероссийскому
Игумену, как единой освящающей главе единого монашеского организма. Все
нынешние патриархийные комитеты, комиссии и советы по монастырским делам – тоже
предвосхищение. Не осмысливаемые на дальнюю перспективу, но все же творимые,
они неосознанно вписываются в русло Промысла, как активируемые Духом Святым.
Это неоспоримый плюс. Но хаотичность деяний и взаимодействий, непрописанность
статуса делают их невоцерковленной совокупностью структурных элементов некой
подразумеваемой системы. Это, опять же, большой минус. В третьих.
Оформленное и воцерковленное веб-братство останется одним из элементов будущей
системы монашеской соборности. Постоянным функциональным органом этой системы,
хоть и действующим в пульсирующем режиме. А пока – стартовым базисом на пути от
веб-собора к Всемонашескому Совету, как высшему органу монашеского
самоуправления. Только в рамках такой системы и возможно будет решение проблемы
алгоритма выборности игуменов для локальных братств. В рамках этой же системы,
как трехмерной конструкции с многоконтактными связями, только и возможно будет
безконфликтное взаимодействие субъектов всемонашеского организма: архиереи,
игумены, братия (сестры), общие органы управление. В текущей же линейной схеме
эта проблема в принципе не решаема – только «дележка одеяла власти». Прошедший
Съезд игуменов – тоже лишь предвосхищение новой системы самоуправления.
Возглавленный Патриархом, он обрел на несколько дней освященность локального
церковного организма. Это его плюс. Но не имея никакого правового статуса, он
не поимел и никакого реального властного голоса, кроме совещательного. Как и
наш монашеский веб-форум. И это наш общий минус.



На описанном в
трех кратких пунктах перспективном пути мы все прошли пока только
подготовительный этап: участники форума, авторы-составители «Положения»,
наблюдатели разных категорий (архиереи, иереи, вольные интеллектуалы-миряне и
т.п.). За 2,5 года озвучено много информационного материала, выявлен широкий
спектр разногласий, накоплен опыт веб-общения. Всё это было необходимо и
полезно. Но очень уж самонадеянно. Без попыток оглянуться в сторону Бога и
понять задачу Промысла: да ладно, мол, своими силами обойдемся, мозговым
штурмом прошибем все стены. Из тех же трех пунктов вытекает, что настала пора
перехода, опять же для всех перечисленных участников, на следующий рабочий
этап: подумать о процедуре выборов игумена, о кандидатах. А после выборов, и об
организации своей рабочей площадки. Гостеприимные «чужие половицы» хозяйства
о.Павла Великанова – для нас все-таки гостиная, но не зал рабочих заседаний. А
свой монашеский веб-орган – пока информационный бюллетень, но не рабочее место.



Ответить

#
Палыч, Россия
11.11.2014 в 13:48



Ну, что ж,
продолжу апологетику веб-братства, уже слегка не в одиночестве. Мне понятна
реакция на необычное предложение: где ж такое видано? Но ведь прецедент на то и
существует, чтоб его творить. А где видано, чтоб монахи стаями собирались в интернете?
Преп.Сергию, в его радонежских снах, такое наверняка не грезилось. Но ведь
собрались же! Благодарение Богу, редакции сайта и трудам его главы о.Павла
Великанова. А дальше – логичное следствие: «вот вода, вот апостол, что мешает
креститься?» (Деян.8,27-39). Тем более что Церковь изначально – антианархичный
институт. Определенные организационные правила могут устаревать, но не
основополагающие принципы. Да, за последние два десятилетия в рядовой
монашеской среде выработалась устойчивая аллергия на командный состав. Но это
не повод ставить знак тождества между игуменом вообще и игуменом-персоной.
Нельзя зацикливать себя на чувствах, непрестанно пропевая один и тот же мотив:
«Лихо, братцы, лихо монахам стало жить! Нам с нашим «атаманом» не всегда
приходится дружить». Нужно и о «командирах» подумать, как помочь им стать иными.
А для этого научиться привязывать новые реалии, попущенные Господом, к
устоявшимся опорам. И не останавливаться перед тем новым, что явно диктуется
Промыслом.



Актуальность проблемы
игумена форума, в ряду прочих причин, высвечивается еще одним обстоятельством,
скрыто присутствующем в спонтанных процессах нашей текущей жизни, и формирующем
ситуативное лицо сегодняшнего времени. Смысл этой ситуации хорошо выражен в
«Докторе Живаго» Пастернака журналисткой Шлезингер: «Хочу выпить за этот дом, где
барин, дворник и прислуга сидят за одним столом, где все равны… Если б так было
во всем государстве
».
То был 1908 год, канун коренной ломки всего
уклада российской действительности в направлении «чтоб так стало во всём
государстве», канун перехода к новому качеству народного бытия. Вскоре переход
этот состоялся, но сейчас никто не рискнет назвать его удачным по форме. Потому
что с Промыслом Божиим вступила в конфликт слепая воля человеческая. И потому,
что Церковь оказалась на обочине того процесса, не распознав в начавшемся хаосе
промыслительной задачи. Мы все – народ и Церковь – находимся сейчас в состоянии
продолжения того кануна, и возобновления прежней задачи Промысла на
«синхронизацию голов и тел». Это касается как церковного организма, так и
гражданского, и синхронизации этих двух организмов в единое целое. И на этот
раз Церковь обязана возглавить этот процесс, возобновив свою непреходящую
функцию государствообразующего ядра. Начать с себя. А монашествующие, как
передовой отряд Церкви, должны сделать первые шаги в этом направлении.
Промыслом, в качестве шанса, нам и предоставлен наш монашеский интернет-форум.
Чтобы начать с себя, с реальной обкатки принципа выборности игумена: сначала
веб-игумена форума, а в конечном итоге – Всероссийского Игумена. Это и будет
тем маленьким, но необходимым первым шагом.



Работа в этом
направлении уже осмысленно вписывается в задачу Промысла на «синхронизацию
голов и тел». Поскольку в эту работу форума неизбежно начнут втягиваться и
члены архиерейского корпуса, а значит, начнет потихоньку формироваться новый
тип отношений между «низами и верхами». Сама должность веб-игумена, а тем более
главного Игумена, по целому ряду причин, требует архиерейской компетентности и
навыков. Особенно на первом, нынешнем этапе. Те архиереи, которых мы выдвинем
здесь в качестве кандидатов (а они будут людьми явно заинтересованными и
неравнодушными), наверняка откликнутся. А многие другие вынуждены будут
включиться в избирательную кампанию, чтобы как-то на нее влиять, уже в силу
своего архиерейского инстинкта. Да и после выборов, по тем же причинам, станут
равноправными членами нового веб-братства,
«где барин, дворник и прислуга сидят за
одним столом».
Рабочим, разумеется.



Примечательно,
что у нас на форуме уже имеется спонтанный прецедент живого и активного участия
архиерея. Пока единственного, и в этом его нравственное преимущество перед
другими кандидатами. На первой сессии (2012г.) ему принадлежало около 40
выступлений, больших и малых. На этой сессии он выступил лишь однажды, в начале
августа. В объемном комментарии высказал «всё что думает» о проекте
«Положения», и хлопнув дверью удалился. Факт печальный, но не смертельный. Как
не смертелен и факт участия его под псевдонимом – тут сработал «синдром
Шекспира». Это я о том, что в средневековой Англии для любого лорда постыдно
было заниматься писательским ремеслом (да и многим другим, чего хотелось бы), и
пришлось автору знаменитых трагедий прибегнуть к посредничеству безродного
актера Шекспира, прикупить себе в качестве «ника» живого человека. Уловку
нашего форумного архиерея вполне можно понять и простить. Тем, что она вызвана
была нелицемерной болью за судьбы русского монашества. И тем, что прецедент
участия архиерея в свободном монашеском форуме, пусть даже и под ником, уже
немаловажный знаковый шаг.



А переход
на безниковый режим участия может стать уже настоящим знамением времени.
Ведь найдутся и другие из среды архиерейского корпуса, которые и сейчас желали
бы открыто высказаться именно здесь, на живом форуме, а не в звуконепроницаемых
патриархийных кулуарах. Пройти школу общения не с главопреклоненным, а с живым
и рассуждающим «простым народом». И они пойдут за тем, кто сделает первый шаг. Это
тот кандидат, за которого лично я и отдал бы свой голос, когда положительно
решится вопрос об организации веб-братства. И если кандидат мой сумеет еще раз
проявить должное мужество. Однажды рискнув сказать контрабандное «А», логично
будет выговорить и легальное «Б», несмотря на ряд негативных следствий участия
под ником. Что поделаешь – превратности «синдрома Шекспира». Нанесенный форуму
моральный ущерб вполне покроется той предварительной работой, необходимой при
организации веб-братства. Тут и увязка «по инстанциям», и активация обсуждения
Устава веб-братства, и работа по организации рабочей площадки. А за ними –
возможность реализации чаемого видения будущности монашества. Ведь жаль будет
не воспользоваться плодами своих предыдущих трудов.







Ответить

#
21.11.2014 в 14:27
Палыч, мне нравится ваша идея и веб-братства и веб-игумена, но, всё таки страсти, которыми мы и не слегка одержимы, напрягают несколько кого-то выбирать... но если у вас есть что-то стоящее, то это наверняка обрастёт популярностью, надеюсь, что на хорошем уровне.
А что конкретно от нас или меня требуется если я хочу иметь участие в этом братстве... кто будет "банщиком"? Мой или чужой. Сможем ли мы общаться в личных кабинетах а то здесь мне не предоставлено такой возможности так, как я являюсь носителем не тех взглядов и не "того" языка...
Про псевдонимы не совсем понятно, я не против инкогнито во-первых потому, что кто-то желает избежать славы, кто-то гонений, кто-то без разницы под каким ему именем выступать он всё равно ни кому не известен и не интересен... это уж если выходить из тени, то с какой-то весомой целью, вот например как у вас, есть какой-то план постепенного разоблачения - план, имеющий во се века низменно превосходный результат.

Да и... а с вами как связаться?

Ответить

#
2.11.2014 в 23:59
Палыч!
Если набраться терпения и разобрать ваш витиеватый текст - со многим можно и необходимо согласиться. Вы на сегодняшний момент смогли обобщить - как смогли и обобщили. Это большой плюс. Я серьезно.
Вдохновляющие призывы есть у многих. Практиков, специалистов нет и решимости. Не забываем , что над всем Бог.
Просьба. ваш текст, в котором хорошие мысли, хотелось бы, чтобы вы упростили - тяжело воспринимается.
Вы, пожалуйста, продолжайте участвовать в дискуссии.
Ждем ваших предложений. Может быть в будущем Бог вас благословит практически поработать в разработке процедур и выборов игумена и проч. оглядываясь в сторону Промысла и без самонадеянности.
РПЦ испытывает дефицит кадров (квалифицированных - духовных)
Ответить

#
Палыч, Россия
9.11.2014 в 12:10



Благодарю
за добрый отзыв и добрые замечания. Учту. Хотя и не всё тут от меня зависит. При
задаче развертки какой-либо проблемы требуют своего и правила теоретической
гомилетики, и правила жанра церковной публицистики. Тут при недостатке опыта, а
возможно и способностей, может и стилевая витиеватость выползать, и не только
она одна. Но говорить-то все равно надо. Сейчас и здесь. А по ходу уже, и опыт
говорения нарабатывать. По возможности буду исправляться. А пока попробуем
терпеть недостатки друг друга, которые сносны. В терпении и добродетель
монашеская, и одно из дел любви. При желании ведь читаемо? Тем более что после
этапа многоглаголивых аргументаций настанет и черед более конкретных
предложений. А там уже иной стиль речи, требующий большей четкости и простоты.
Постараюсь и тут соответствовать.



Что
касается будущности идеи веб-братства, то она не так фантастична и далека, как
кажется. Сроки её осуществления зависят от нашей веры в неё. Не одного или трех
человек, а некоторой критической массы уверовавших. Это произойдет не
обязательно прямо сейчас, сей миг. Надеяться на это было бы нетрезво. Но, тем
не менее, будущее зависит от наших шагов навстречу ему. В этом сила тáинства
веры: во что поверим, то и будет. Но
эту человеческую творческую силу учитывает не только Бог, но и враг. И активно
стремится навязывать ложные ориентиры веры. А это, как правило, простенькие для
восприятия малограмотным массовым сознанием образы. К примеру, ставшая ныне
популярной в церковной среде, идея близкого Конца света. На деле, до этого
Конца как минимум еще 8-9 тысячелетий, и сроки эти зависят от объективных
закономерностей. Врагу они известны. Но богословием эти закономерности пока не
раскрыты, и оно не может дать отпор давлению ложной идеи. В этих условиях враг,
через пророков-кликуш, формирует свою «бытовую эсхатологию». А через мощь
современных СМИ, обеспечивает ей ударную рекламу. И вред здесь не столько в
нагнетании апокалиптической истерии, сколько в реальном воплощении
апокалиптических образов. И именно в силу тáинства веры: «если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди
отсюда сюда», и она перейдет»
(Мф.17,20). Конца света нет и не будет
сейчас, сроки не пришли, но воплощение устрашающих образов в реальных
бедоносных событиях будет продолжаться. Войны, терроризм, ухудшение экологии,
размножение болезней и т.п. Мы в это поверили, а значит – так оно и будет. До
тех пор, пока не изменится вектор веры.



Особенно
старается враг в переходных ростовых точках. В нашем мире ничто не стоит на
месте, всё развивается. Любой живой организм – индивидуальный и совокупный –
проходит одни и те же фазы роста: от рождения до смерти. В т.ч., и такие
крупные организмы, как человечество в целом и Церковь. Даже Бог Слово не просто
воплотился в какого-то избранного человека, а прошел в Воплощении все начальные
фазы человеческого организма. Вписался в те закономерности мира, которые Сам же
и установил в творении, и тем подтвердил их неотменяемость для нас. У разной
крупности организмов только сроки жизненных циклов разные: у амёбы свой срок
жизни, у крокодила иной, у лугового биоценоза третий, у такой этнической
общности как народ, опять же, свой срок жизни. Только для человечества, как
цельного организма, Бог отменил смерть – тем, что Христос не умер в
естественной старости, но Воскрес прежде того. А предсказанный Им скорый Конец
со всеобщим воскресением, только по меркам Бога скорый. Для нас же он
разворачивается длинной чередой тысячелетий, которые на фоне огромного возраста
человечества могут действительно выглядеть как один последний день, о котором и
говорилось в пророчестве Христа.



Вот,
и Церковь находится сейчас в одной из критических ростовых точек – перехода в
фазу своей зрелости. Потому и болеем так же, как любой другой организм в своих
кризисных фазовых переходах. Только со своими специфическими проявлениями
болезней роста. А враг еще и усиленно «помогает» болеть, стараясь подольше
затянуть переходный кризис. Потому что взрослая объединенная Церковь станет ему
по-настоящему опасным противником, а не стайкой легко избиваемых подростков. И
потому еще, что Церковь, со дня Пятидесятницы, является ведущей исторической
силой всего концевого отрезка жизненного цикла человечества. Как Христос, после
Распятия и Воскресения, стал реальным Хозяином мира сего, Которому «предана Отцем вся суть», так и Церковь
в тáинстве Христовом вершит лицо истории, каждое её событие, положительное и
отрицательное. В жизни мира воплощается только то, что сначала «прошло обкатку»
в Церкви. Она – тáинственная икона для мира, и мир таков, какова сама Церковь. Даже избиваемая и гонимая, даже
дробимая и истребляемая до мизерных размеров вершит она это своё тáинство. А
искуситель-враг паразитирует на этой церковной силе, во вред миру и самой
Церкви. И только повзрослев, осознав приданную ей Христом мощь, поняв и
расшифровав врага, его структуру и техническое вооружение, Церковь сумеет стать
сильнее своего врага. Исцеляя себя и сознательно развиваясь, в тáинстве своём
Церковь сможет исцелить и мир, сделать его более благоприятной средой обитания
для человека, а себя – более широким плацдармом и для духовного спасения этих
человеков.



В разгорающемся сейчас на наших глазах бою за
взрослую Церковь монашеству, как и всегда, предстоит стать её авангардным
отрядом. И в первую очередь, российскому монашеству, как свободному от
губительного пока симбиоза с государством. А реализованное веб-братство – это
первый конкретный шаг в организации того боеспособного отряда. Поскольку этот
новый тип братства есть первичный образ и объединенного монашества, и
объединенной Церкви. А главное – наглядный
образ для формирования той критической массы в церковном сознании, которая
через тáинство веры способна будет воплотить желаемое будущее.
Потому
веб-братство является одним из конкретных шагов на пути преложения радужных
мечтаний о Вселенской Церкви: от «мечтать не вредно» до цепочки четко
прогнозируемых целей и задач. Но на сегодняшний день, отряда нашего как
такового нет. Есть раздробленная, деморализованная и мало боеспособная россыпь монашеских
общинок. Подрывающихся на старых минах-ловушках, спотыкающихся о старые же
рогатки, путающихся все в тех же колючих тенётах ложных образов – прежних
достижениях врага, оставшихся неразоблаченными.



Этот
итог, основанный на попытке самовоспроизводиться только на одном романтическом
порыве, теперь очевиден практически для всех. А значит, должно быть очевидно и
другое: без критического анализа прошлого опыта, без выявления причин
сокрушительного поражения XX века –
невозможно никакое движение вперед. Проблем перед нами – обилие. И самое
главное, что необходимо сейчас при подступах к этому обилию, это хорошо
организованная и мобильная дискуссионная площадка. Которая одновременно должна
быть и элементом будущего монашеского организма. При этом пройденный опыт
обсуждения «Положения» сам по себе уже подсказывает, что искомой площадкой
должно стать веб-братство. Что и пытаюсь доказать. А параллельно, в порядке
обоснования актуальности идеи веб-братства, предлагаю опыты критического
анализа наиболее вредоносных из прежних ложных образов. К примеру, о
переориентации техники монашеского делания на Главную Христову заповедь: «да любите друг друга».



Ложные
образы только на вид просты, потому и легко внедряемы. Поскольку рассчитаны на
восприятие не внешним рассудком, а внутренним умом и чувствами. А вот
опровергнуть эти образы можно только рассудочным суждением, требующим строгой
аргументации, а значит, и тяжеловатой для восприятия многословности. Но
говорить все равно надо. Потому что, чем дольше топчемся перед невидимой
стеной, тем больше разлагаемся, и тем глубже цейтнот. Потому и буду продолжать.
Настолько, конечно, насколько позволит небезразмерное терпение редакции сайта.
Реликтовая остаточная вера в ложные образы защищена инерционной силой традиции,
преодолевать которую никому не легко. И мне в том числе. Но иного выхода из
образовавшегося застойного цейтнота нет. Зато есть в церковной ограде
достаточный людской потенциал, мыслящий и высказывающийся в том же ключе.
Объединенные в единый освященный организм, они могут составить мощный отряд
строителей современного монашества. По одиночке никто не потянет, а освященным
целым – вполне. На этом пути и произрастут недостающие «практики и специалисты». Которых нигде сейчас не занять. Что и
пытался доказать, опровергая простенькие, но ложные идеи вроде обращения к «истокам»
или к знахарям-новогрекам. Практиков и специалистов нужно выращивать самим. И
веб-братство конкретный шаг в этом направлении.

Ответить

#
29.11.2014 в 21:13

Да, уж простите, идея бредовата. Или это прикол такой? Veb-братство создавайте сколько угодно, но только не называйте монашеским. У греков, к счастью, нам есть чему поучиться. А этому форуму для богопросвещенности достаточно патриаршего благословения.

Ответить

#
Монахиня Феодосия
11.11.2014 в 11:40
Можно по подробней о веб-братстве? Что то не понятно. А вы относитесь к монашествующим?
Вы хотите чтоб бедные монахи которые и так вынужденны пользоваться современной техникой, еще их связать с компьютером?

Мне кажется что монах должен прежде всего посещать богослужения, молиться келейно, читать Святых Отцов( не в интернете а из книги), очищать совесть в таинстве покаяния, учиться добродетелям молчанию, смирению, навыкать Иисусовой молитве и жить в послушании игумену.

Зачем веб- братство?
Ответить

#
22.10.2014 в 09:24

Как вам это нравится? Без комментариев?

При российских монастырях создадут "общества возвращения" для бездомных
Москва. 17 октября. ИНТЕРФАКС - Русская православная церковь рассматривает возможность реабилитации при монастырях и храмах лиц без определенного места жительства. Как пишет в пятницу газета "Известия", Церковь поддержала идею создания "общества возвращения" для бездомных, предложенную одним из столичных чиновников. По словам Ильи Кускова, руководителя направления помощи бездомным синодального Отдела по благотворительности, в монастырях бродягам могут предложить ночлег, еду и работу, также обсуждается возможность проведения с ними комплексных бесед - как представителями Церкви, так и психологами.
Ответить

#
24.10.2014 в 12:11
Странно это. Вроде бы все хотим возрождать монашество, собираются конференции, круглые столы, изучаются древние и современные уставы, это как-то надежду дает,и тут вдруг… Даже не верится, что такой проект будет рассматриваться священноначалием.
Ведь вспомним - это все было уже три века назад! Что монастыри именно ТАК должны приность пользу! «Объявление» о монастырях, составленное в 1724 году Петром I и печально известным епископом Феофаном Прокоповичем - многие наверное помнят. «Понеже большая часть монахов тунеядцы суть», то потому подобает монастырям «служити прямым нищим, престарелым и младенцам». Тем, кто как-то пытался напоминать о главной цели монашества, Петр отвечал: «А что молятся, говорят, то и все молятся. Что за прибыль обществу от сего?» При монастырях повелели тогда открывать разные социальные вещи - богадельни, лазареты, приюты для душевнобольных, преступников, искалеченных солдат, воспитательные дома для подкидышей. Когда монастыри наполнились таким народом, то они обители из «тихих пристанищ» превратились в странные притоны, где постоянно случались драки, ограбления и всякие бесчинства. Понятно, во что в это время превратилась жизнь монахов. В этом проекте видна вся неприязнь Петра I к монашеству и полное непонимание его по сути. Реформа была направлена на искоренение подлинного монашества в России, и как видно из истории, это во многом удалось. Последствия этих петровских преобразований мы, наверное, чувствум до сих пор. Вопрос в том, что неужели этот исторический урок нас ничему не научил?!
Ответить

#
1.11.2014 в 20:35
Мне представляется, что между «Объявлением» о монастырях и падением уровня монашеской жизни нет прямой связи. Петр I был православным кесарем, и для блага государства и общества решил учредить "разные социальные вещи - богадельни, лазареты, приюты для душевнобольных, преступников, искалеченных солдат, воспитательные дома для подкидышей" при монастырях. Это его право и обязанность. А как христианам Господь повелевает относится к тому, что подвластно Кесарю, Вы знаете: "отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Матф.22:21).
Ответить

#
14.11.2014 в 18:05
Мне кажется, не о
том вы спорите. Информация помещена тут не для того, чтоб спорить о
Петре Первом. Вопрос в том, чтоб не было отношения к монастырям как к
социально-реабилитационным институтам. Не допустимо, чтобы всем
монастырям навязывалась внешняя деятельность, т.к. это приводит к
разрушению самих принципов монашества. Это ведь для всех очевидно?
Ответить

#
6.11.2014 в 10:12
Может быть конечно благо государства и общества в этом случае было достигнуто, но то, что Петр Великий подкосил современное ему монашество - это совершенно несомненно. Таким же вот"православным кесарем" была и Екатерина Великая, при которой монахи, чтобы им можно было вести хоть какую-то монашескую жизнь, бежали в Молдавию или на Афон. Конечно, монастыри наши смиренно подчинялись всем "кесаревым повелениям", какими бы дикими они ни были - но а каковы были результаты? Мне кажетсЯ, достаточно прочитать любой учебник по истории Русской Церкви, чтоб ясно это увидеть.
Ответить

#
monk from USSR
21.10.2014 в 13:26
Очень вовремя вышло интервью с отцом Диодором о роли богословия в монашеской жизни http://www.bogoslov.ru/text/4226984.html Только недавно мы жарко дискутировали о богословском образовании. Спасибо Вам за труд, отец Диодор!
Ответить

#
20.10.2014 в 19:20
С глубоким уважением отношусь к Святейшему Патриарху, но почему-то стало грустно от того, что в качестве общежительного идеала приводятся в пример прпп. Серафим Саровский и Нил Сорский. Даже прп. Сергий стал тем, кто он есть, не в Лавре, а в глубоком лесу. В отличие от своего брата, который пошел-таки в общежительный монастырь. И потом выказал типовое общежительное 'воспитание'. Далеко не все способны жить в пустыне, далеко не все могут жить в общежитии. У нас сейчас усердно создается общежИтие, а не общежитиЕ. Последнее - это тоже делание и более чем непростое. Это единство братий в Боге, с одинаковым внутренним устроением, согласно избравших и следующих по единому пути спасения. Это братство подбираеться один к одному годами, в него не берут всех подряд, а смотрят на внутреннее устроение и произволение вновь пришедшего, на его соответствие общему духу братии, которая живет единодушно, с единым взглядом на духовную жизнь и духовное делание под доверительным руководством единого отца, имея соборность в духе и не имея разногласий.
А нас сейчас, таких разных, объединяют общежитейные атрибуты: одна работа, одна столовая, один храм приходской, одна коммуналка. У каждого свои тараканы в голове и общежитие очень хорошо помогает этими тараканами делиться, а заодно накопленными за жизнь страстями. Чистые девы даже по телевизору не слыхали таких 'подвигов', о которых рассказывает по-простому старшее поколение, переступившее однажды стыд в признании на исповеди. Взрослые культурные советские люди благодаря молодежи знакомяться с neo-russian последнего выпуска. Один притащил карты в келью, другой фильмы, третий еще что-нибудь. Поделились. Редко, увы, бывает наоборот. Одна сестра научила сокелейницу кости мыть ежевечерне, другая - чай пить ежечасно. И, увы, т.д. Так и поселить бы всех да по одному, да на расстоянии брошенного камня. Дать бы каждому свое рукоделие, да молитвенное правило. Режим каждому расписать, да поглядывать чрез окошко за исполнением. И кушать бы в одиночестве, да со святоотееским чтением. А в храм строем, как в монастырях прп. Пахомия, да к настоятелю - духовнику по одиночке на откровение помыслов ежевечерне... Может и очистились бы, успокоились бы, забыли бы мирскую жизнь, проникнулись бы монашеским духом... В лесочке вокруг храма раскидать избушки - келии... Что? - Прелесть от того, что живут по одному? Так каждый вечер к батюшке/Матушке. Благочинная в окошко поглядывает. А люди - одиночки годами живущие в собственной квартире? А селяне - одиночки, состарившиеся в собственной избе или хуторе?
ОбщежитиЕ бывает двух видов.
Для слабых - от св. Василия Великого. Оно предназначалось не для совершенных, подвизавшихся в пустыне, а для бродивших по городам одиночных попрошаек, имевших от монашества только рясу, с соблазнительной неустроенной жизнью. Вот их - в рамки, так сказать. Чтобы они ТОЧНО подвизались, подконтрольно, общежитие для таких 'расслабленных' монахов как скелет, основание, которое их держит и на которое они могут опереться. Это специально созданные рамки, для того, чтобы они по немощи своего характера не рассползались как кисель в своей повседневной жизни.
Для совершенных - от прп. Пахомия Великого, точнее от ангела Божия. Для уменьшения житейских попечений посредством общего хозяйства. Чтобы более удобные условия для молитвы были так сказать.
Ни первого, ни второго общежитийного идеала сегодняшние монастыри не представляют и не стремятся.
Если общежитие - совершенство монашеского жития, то мы до него, простите, не доросли еще. И 'общак' для 'безпопечительности' превратился в трудовую артель. Если общежитие - амбулатория для монашествующих, то мы ее, простите, не дорабатываем. Такая больница, где все друг друга заражают и каждый лечиться во что горазд. А за частую и лекарств-то нет, - за стены больницы выходить -таки нельзя... (Я имею ввиду духовное руководство).
Ответить

#
monk from USSR
20.10.2014 в 15:24
Мне кажется, что очень большая наша общая беда в том, что вся полнота нашей Церкви (епископы, монахи, миряне) изначально очень легкомысленно отнеслись к вопросу возрождения русского монашества. Монастыри появлялись (и подолжают появляться) как грибы после дождя. Церковь получила свободу, и мы почему-то решили, что возрождение монашества - это очень просто: достаточно одеть на человека крест, дать в руки посох - игумен готов! Как будто крест и посох автоматически делают его и опытным игуменом и любящим братию отцом. А постриг человека в монашества, часто обходя элементарную катехизацию, сразу делает его монахом по устроению души. Мы решили, что мы справимся, тем более что есть столько книг и из них-то уж мы быстренько научимся подлинной монашеской жизни. А чего там? Это же как к зачету подготовиться: пролистал по вертикали св.Федора Студита, свт. Василия Великого и других отцов, надергал цитат "на все случаи жизни" и все понятно вроде как. Теоритически. А чего непонятного? - Игумен поставлен на то, чтобы управлять монастырем, братия - для того,чтобы слушаться. В истории Русской Православной Церкви были великие учители монашества - св. Сергий Радонежский и его ученики, св. Антоний Печерский. Мы их потомки, у нас есть своя традиция, а значит - мы знаем как надо! Зачем нам Афон? Зачем Греция?- Мы сами с усами! Полный вперед!... Только вот досада - не успели набрать скорость как кораблик наш со всего ходу и налетел на огромные рифы. Да так, что куски человеческого мяса разлетались на километры вокруг (это я о покалеченных физически и психически насельниках наших монастырей, мне интересно - когда на конференциях заговорят об этих людях?). Потому что с такими самоуверенными "капитанами", которые все знают и умеют, не учившись, как многие наши игумены далеко не уплывешь. А если и уплывешь, то готовься пуститься в такое плавание, исход которого никому не может быть известен: корабль будет заливать водой, которую если вовремя не вычерпаешь, то можешь захлебнуться; он будет опрокидываться с боку на бок; вас будет выбрасывать на необитаемые острова, где не будет ни еды, ни воды, а только всякие дикие звери, моры и болезни; вам будут угрожаться страшные морские чудовища и что только. Игуменов я не виню, они не виноваты. Они просто оказали послушание священноначалию ( я хочу в это верить) и оказались в сложном положении. Неудачно "вошли не в тот образ" из которого до сих пор многие никак не могут выйти. Мы, простые монахи, конечно же, не отставали от них по духовной зрелости и интеллектуальной одренности: хотите вытирать о нас ноги и плевать нам в лицо?-да, пожалуйста! И мы тоже находили нужные цитаты св. Отцов, подтверждающие правильность нашего такого "бытия". А миряне в свою очередь теряли голову от нашей "духовности" и воспевали целые оды и писали поэмы на тему того, какое же сильное и славное русское монашество! Но мы не учли один очень важный момент, мы о нем, скорее всего, не знали: традиция социальна, для заимствования/передачи ее нужны люди. Об этом знали св. Писий Величковский, св.Антоний Печерский, заимствовашие монашескую традицию на Афоне,об этом знали ученики св.Сергия Радонежского, но об этом не знали мы. Мы переоценили свои силы и возможности. Мы решили, что мы умнее и духовнее св. Паисия Величковского, а потому мы не нуждаемся в каком-то заимствавании чего-то у кого-то. Самое удивительное, что многие наши игумены и монахи считаю так до сих пор, а на Афон и все гречекое смотрят косо, с большой неприязнью. Они восхваляют нашу современную "традицию", они "патриоты". И это ничего, что наша "традиция" больше похожа на смерть с косой, чем на что-то светлое и прекрасное. Гланое - не это. Главное, что эта смерть с косой - она наша, родная, русская, дым отечества нам сладок и приятен. Я считаю, что великая милость Божия к нам, что священноначалие начало понимать - самим нам не справиться, традиция социальна,и ее должны брать люди там, где она есть, там где она жива. Поскольку изначально мы выбрали не очень хорошую дорогу, скорее всего процесс этот затянется на десятилетия. Но слава Богу, что он начался! И я невыразимо счастлива, что я дожила до этого момента!
Ответить

#
Палыч, Россия
25.10.2014 в 08:19



Верно,
традиция социальна. В смысле её способности к дрейфу из одной культурной среды
в другую. Но неконтролируемый дрейф опасен, поскольку любая духовная зараза
тоже социальна. Дрейфуя из той культурной среды, где была как-то спелената и
приносила минимум вреда, в другой среде она способна оборачиваться «чумой». И
эта «зараза» паразитирует на любой традиции в качестве её составляющей. Всякое
явление в нашем падшем мире – биполярно:
от атома до космоса, от микроба до крупных социальных сообществ, от философской
идеи до масштабных культурных явлений. В духовном плане традиция невидимо
разделена на две полярные зоны: плюсовую и минусовую – в силу того, что
традиция человекотворна, а значит, находится под двойным воздействием, как и
сам человек. Источником плюс-традиции является Святой Дух, как активатор
духовного опыта, а источником минус-традиции – дух не-святой, как паразитарный
сотворец. А у того духа дурная привычка – рядить свою продукцию под маску
«плюса». И невооруженным спецтехникой глазом её не распознать. Потому
ошибочно оценивать традицию целиком, без
учета её духовной структуры, тем самым штампуя «Знаком качества» и невидимую «заразу».



При оценке
греческой церковной традиции нужно учитывать, что имеющееся в их плюсовой зоне,
есть и у нас – черпаем-то из одного источника, византийского. А новогреческая
Церковь припала к нему, по историческим меркам, чуть-чуть ранее нас нынешних,
еле живой выползши из-под 500-летнего турецкого пресса. И потому их традиция не
тождественна византийской. И никаких преимуществ перед российской она не имеет.
Обе традиции – проекции византийского опыта (с комплектом его «плюсов» и «минусов»)
на свои этнокультурные почвы. Причем, русская традиция богаче, имея ненавистные
грекам довизантийские корни, и девятикратно меньшую паузу духовно иссушающего
пленения. Если уж что и заимствовать у греков, то материал для анализа из
отрицательной зоны традиции. Но предварительно отработав методику вычерпывания
из своей отечественной минус-традиции, как более доступной нам для
ретроанализа. Для начала, научиться узнавать «минус» под маской «плюса», по
методике Господа: «По плодам их узнаете их» (Мф.7,15-23). А традиция потому и
традиция, что имеет накопление «плодов». Затем научиться претворять «минус» в «плюс»,
поскольку первый – это тоже драгоценный опыт Церкви, только поврежденный
не-святым сотворцом. Имея такие навыки, можно уже и за чужие традиции браться,
ковыряя полезный изюм из черствой булки.



Сам способ
практикуемой ныне апологии за инонациональную традицию основан на ложной логике
– через противопоставление плюсового полюса одной традиции отрицательному
полюсу другой. Откуда делается ложный же и вывод: наша, мол, традиция
выродилась, если вообще когда-то существовала – надо менять на свежую, идущую
от «истоков». Враг на том и ловит, на небрежении простейшим правилом: от
перестановки слагаемых сумма не меняется! Это в лучшем случае. Но иногда
невидимая минус-традиция, пересаженная на не имеющую к ней иммунитета почву,
может оказаться и убийственной. Опыт такой «перестановки слагаемых» и обращения к «истокам» у РПЦ уже имеется –
середина XVII века. Опыт завершился грандиозным расколом, до сих пор не
поддающимся залечиванию. А ближайшим следствием имел 200-летний синодальный
минус-опыт, поработивший Церковь государству, завершившийся почти полным её
разгромом в веке XX-м. Потому слепая грекофилия – с гипертрофированной
концентрацией внимания на чужом опыте -- не может быть разумной позицией в
переустройстве русского церковного дома. К тому же и нынешнее состояние двух
поместных Церквей не тождественно. У греков иная ситуация вписанности в
государство, которую опрометчиво оценивать в однозначно положительном ключе.

Ответить

#
monk from USSR
30.10.2014 в 18:45
Или это у Вас просто такая манера ведения дискуссии: вначале сделать "правильный" удар в лицо, а потом мило беседовать о традиции?
Ответить

#
Палыч, Россия
5.11.2014 в 14:27



В
целом возражение Ваше носит характер легко прогнозируемого, и удивления не
вызывает. Уточню лишь формулировку в ином ключе: не в лицо, а по голове. По той
самой, которая мнит себя «главой» своих человеческих деяний. А то, что удар
должен быть «правильным» -- согласен.
Но, опять же, с оговоркой: правилен тот удар, который врачует, а не просто
ранит, а в условиях дискуссии – полезен еще и другим
. Для того и стараюсь –
ради успешного функционирования будущего веб-братства, в грядущую реальность которого
верю безоговорочно, как в ближайшую задачу Промысла. В то, что с него, как
нового элемента традиции, должен начаться долгий и плодотворный процесс
претворения накоплений минус-традиции в приращения отечественной плюс-традиции.
Но для того, чтобы веб-братство состоялось в этой своей функции, необходимы две
вещи: качественное преображение внутренних настроек каждого участника и
предварительное очищение стартового поля от самых злостных заблуждений. А они
гнездятся именно в «голове, и нигде
больше»,
т.е. во внешнем уме, через который влияют на ум внутренний и на
другие настройки органов души. На одно из заблуждений – грекофилию – мы уже
посмотрели выше. Теперь о настройках, за которыми еще одно заблуждение. Самая
главная из духовных настроек зависит от ответа на вопрос -- о цели христианской
жизни.



В
этом вопросе я отдаю предпочтение формулировке Иисуса Христа по сравнению с
позицией Мотовилова, лукаво сославшегося на преп.Серафима. Словами «заповедь новую даю вам, да любите друг
друга»
(Ин.13,34), Господь задал и цель, наполняющую смыслом жизнь
христианина. А поскольку любовь это дар Божий, который не из какого иного
источника не заполучить, то сама возможность исполнения заповеди определяет и
целевую жизненную установку – стяжание
дара любви.
Что это и как, Господь позднее дополнил через Своих апостолов:
про то, что без любви мы вообще ничто, даже если и горы способны передвигать,
про необходимость творения дел любви. А на эти дела любви Господь отзывается
импульсами благодати – где капелькой, где пригоршней – постепенно развивая в
духовном сердце человека тот орган, который определяет саму способность любить.
Чем он шире, тем больше настроен на дела любви, а в ответ – еще полнее поток
благодати. Тем больше человек меняется и во внешних своих проявлениях.
Развиваясь и расширяясь, орган любви с нарастающим ускорением стремится к тому
идеалу Любви, который задан Христом на Кресте. При этом, все больше
активируется и другой орган – внутренний сердечный ум. В лучах просвещающей
благодати растет его способность к восприятию откровения Божия. А в целом, в
человеке нарастает качество богоконтактности, которое в развитии все более и
более приближает его к Богу, а Тот воздействует и на ум внешний, вкладывая в
него истину. Только тогда и рождается истинное богословие, живое и дышащее
Словом. Тогда только и возможно различение промыслительных решений от шумовых
эхтральных побуждений (эхтра – от греч. «враг»).



Смысл
альтернативной целевой установки, заданной через Мотовилова – стяжание Духа Святого – высвечивается
при рассмотрении её в двух аспектах. С точки зрения догматики, такая цель
вообще нелепа, каким туманом толкований её не затушевывай. Слово «Дух Святой»
обозначает одну из ипостасей Бога, и ничего больше -- на то и догмат! А Бог –
неподвижная система координат по отношению ко всей Вселенной, к любому ее
элементу. Слово же «стяжание» обозначает человеческое усилие к обладанию
чем-либо на правах своей собственности. Но может ли человек обладать Богом?
Возможно ли принудительно «всасывать в себя Бога»? Неужели возможна тут
какая-либо «техника стяжания»? Догматика отвечает на подобные вопросы
однозначно – нет. Цель-то такую – стяжание Духа Святого – во внешнем своем уме
поставить можно, но для внутреннего ума она не исполнима в принципе. Это все равно,
что пытаться заглотить небоскреб, который, к тому же, об этом и не мечтал. И
тогда, дезориентированный внутренний ум корректирует задание на более знакомое
из близких по смыслу, генетически заложенных в нем со времен Адама: «стать как Бог». Так, обманутое
сознание переориентирует все внутренние настройки человека на путь адамов, на
падение, на стяжание духа не-святого. Индивидуально этот путь всегда различен
(по темпам, скачкам, рывкам и петелькам), но при этом – всегда «вниз».



Второй
аспект рассмотрения – ретроспективный: как могла случиться подмена заповеди Господней
«заповедью» мотовиловой. В Писании есть такое предостережение, которым часто
пренебрегаем: ни Христос, ни апостолы не позволяли бесам свидетельствовать о
себе. Потому что даже правда из уст одержимых бесом несет прицепленную к ней
ложь. Как мину замедленного действия. А Мотовилов был одержим, и не скрывал
этого, подробно описывая процесс вхождения в него духа нечистого. Не скрыл и
того, что преп.Серафимом исцелен не был. Эта «честная» игра беса усыпила
человеческую бдительность. Дальше, под частичную правду, можно было вещать уже
какую угодно ложь. И должны бы были распознать, да не захотели. Бес, через Мотовилова,
просто оклеветал преп.Серафима, воспользовался авторитетом почившего
всепочитаемого старца для искажения в сознании людей догматических опор.
Обычная эхтральная уловка. В данном случае, рассчитанная на внедрение в
духовные процессы человека своей жизненной цепочки: ложная цель во внешнем уме
– искажение внутренней душевной догматики (веры) – нарастание эхтрального
влияния – падение в бездуховность – отпадение от Бога. В итоге, мина,
сработавшая на уровне догматическом, оказалась оружием массового поражения для
российских православных. И до сих пор успешно действует.



В
числе массы пострадавших не оказался исключением и я. Были и падения, и
злоупотребления в молитве, и неоднократные уклонения в прелесть, и раздражение
на ближних, и ропот на Бога. Но по непонятной мне милости Божией выведен был из
тех дебрей. И с некоторых пор, на утреннем правиле, ежедневно повторяю
заученные слова апостола Павла как молитву:



Если я говорю языками человеческими и
ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая, или кимвал звучащий./ Если
имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так
что могу и горы переставлять, а не имею любви – то я ничто./ И если я раздам
все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том
никакой пользы./Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не
превозносится, не гордится,/ не безчинствует, не ищет своего, не раздражается,
не мыслит зла,/ не радуется неправде, а сорадуется истине;/ все покрывает,
всему верит, всего надеется, все переносит./ Любовь никогда не перестанет, хотя
и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится (1Кор.1-8).



Произношу эти
слова перед молитвой «Многомилостиве и Всемилостиве Боже мой, Господи Иисусе
Христе, многие ради любве сшел и воплотился еси, …» -- ради памятования о
принципиальной недостижимости эталона Любви, и исповедания всегдашней малости
своих трудов на этом поприще. Не стоит труда заучить эти восемь павловых
стихов. Зато постоянное повторение их, бывает и не по разу на дню, заставляет
внешний ум быть неусыпно сосредоточенным на главной заповеди Господней. И
задавать тем уму внутреннему установку на перепрофилирование прежнего ложного
задания. При упорстве в этом молитвенном упражнении, Бог начинает подавать
благодатную поддержку. А та постепенно разъедает скорлупу чуждого семени во
внутреннем уме, в искушениях делами любви сгорает и энергия того семени. Через
освобожденный от пленения внутренний ум человек обретает себе истинную Главу –
Христа, который является не только Главой Церкви, но и каждой отдельной овцы
Своего стада. Если, конечно, сама овца изволит. Только через эту Главу она
обретает способность слышать своего Пастыря и быть ведомой Им (Ин.10,1-16).
Только тогда все духовные органы человека, и подчиненный Главе внешний ум,
начинают работать синхронно – на исполнение Главной заповеди Господней, которая
для них становится единственным истинным камертоном. Тогда человек
преображается внутренне и внешне.



Вне
режима, заданного Господним камертоном, «овца» обретает себе обманную «главу»
(Ин.10,1), и только мнит себя христианкой. Тогда внутренний ум свободно
пропускает откровения духа не-святого, выдавая во внешний ум эхтральную
дезинформацию. Душа христианина, под воздействием эхтральных настроек,
погружается в еще большую ожесточенность, беспомощно течет в направлении утраты
контроля над своими страстями. Несмотря на внешнее благочестие и начитанность,
на частые походы к Чаше и уплотненный режим челночных бросков по святым местам.
Разрегулировка душевных настроек – одна из главных причин и факта нарастающей
расцерковляемости, активно обсуждаемой ныне за «круглыми столами» (http://www.youtube.com/watch?v=b2vkZlIEu_A).
А попытки некоторых защититься Иисусовой молитвой и аскезой, что особенно
характерно для монашествующих, ведут к погружению в состояние разной степени
эхтразависимости, вплоть до беснований и суицида. Потому что Иисусова молитва и
аскеза – только технические средства внутренней брани, вторичный инструментарий
по отношению к упражнениям в делах любви. В этом качестве они только и могут
приносить положительный результат. Поставленные же во главу угла, как первичное
и самодостаточное средство «стяжания благодати», они становятся орудием
порабощения сознания подвижника.



В
легких формах эхтразависимость проявляется одержимостью ложными идеями (вроде
обращения к «истокам») и кумиротворчеством, множественность которых дробит дискуссантов
на противоборствующие партии. В яростной борьбе – каждого за своё –
поврежденность душ глушит саму возможность приближения к необходимым решениям:
ни друг друга услышать, ни гласа Божьего распознать. Это стало уже
минус-традицией форума монашествующих. В более продвинутых формах
эхтразависимости плененное сознание, через «откровения» во внутренний ум,
становится проводником эхтральной атаки на слабеющее без подпитки Духом
богословие. Начинает воплощать ложное эхтральное «богословие», подобное описанным
в прошлом комментарии примерам. В самых тяжелых формах эхтразависимости
сознание обретает уже качество контактерства. Тогда рождаются такие эхтральные
излияния как «Роза Мира» Д.Андреева, или «Посмертные вещания Нила Мироточивого»
афонского инока Феофана, или откровения вангоподобных «пророков».



Так,
однажды пропущенная в ворота Церкви, и принятая «на-ура», мотовиловская
«шайба», спровоцировала уже целый рой подобных ей однотипных «шайб», скроенных
эхтрой по одному и тому же алгоритму. Всегда от авторитетного лица: от Серафима
Саровского, от Нила афонского, от Матроны московской, от Алексия пензенского и
т.п., которые при жизни никаких письменных свидетельств не оставляли, а значит,
сравнивать почерк не с чем. Всегда посмертные, не позволяющие «автору» самому
опротестовать их. Всегда ужасно подробные, упакованные под некую богословскую
систему. К тому же, уже через текущих «духоносных пророков», постоянно
прирастающие все новыми подробностями и леденящими душу предсказаниями. И
несмотря на низкие духовное качество самих чревовещателей, массовое сознание
воспринимает эти «откровения» более чем благосклонно. На монастырских трапезах
игумены рекомендуют «Вещания» инока-контактера Феофана как душеполезное чтение,
повторяя вслед за рекламой: «книга проникнута подлинно монашеским духом,
находится в полном соответствии с писаниями святых отцов, и является одним из
ярких творений в ряду святоотеческого наследия». Некие производители
«православной» видеопродукции наводняют You
Tube свидетельствами неких третьих лиц о вещаниях своих
отшедших в мир иной старцев. В итоге, новая «поп-догматика» все больше
подминает под себя прежние богословские достижения Церкви, становится лидером в
формировании «бытового предания». И мы, в силу таинства веры, все больше
внимаем воровскому разбойничьему гласу, а не гласу Пастыря, который по-касательной
уходит мимо внутренних ушей.



Эхтра
всепроникающа, высокотехнологична, строго организована, глубоко эшелонирована,
многоопытна. Одолевать её, а тем более – побеждать, можно только с Божьей
помощью. Мы же пока даже и не учитываем постоянное присутствие этой «третьей
силы» на нашем форуме. А учитывать и организовывать самозащиту надо. Потому
нам, монашескому форуму, на подступах к серьезному решению монашеских проблем,
и нужны общая освященность и частная самонастройка. А некоторым здесь – и
перенастройка. Для того и описал свое молитвенное упражнение, ради возможного
вспоможения всем труждающимся, но обремененным плодами «стяжания Духа Святого».
Индивидуальные сроки обретения иных плодов могут быть различны. Могут и годы
уйти, к примеру, в таком запущенном случае как у меня, а может всё и быстрее
произойти, при неглубоких повреждениях. Но самонастройка и общая освященность
просто необходимы для дальнейшей работы. В условиях эхтрального прессинга,
рискованно уповать только на свои «головные»
возможности, поскольку проигрыш гарантирован стопроцентно. Да к тому еще,
человек становится не только врагом самому себе, но и социально опасным для
окружающих и обсуждающих. Необходимо прежде научиться слышать Пастыря, и
выполнять Его волю. Практически, а не на словах. Мои предложения на форуме, и
аргументация в их пользу, направлены именно на это – на организацию условий
слышания Пастыря. В этом конкретика предложений. А о формах правовой буквы – уже
после.

Ответить

#
monk from USSR
26.10.2014 в 15:18
Уважаемый "Палыч", недоумеваю - зачем Вы вступаете в дискуссию с представителями "полуанархичного, размазанного по луговине стада"? К сожалению, у настоящего монашеского форума нет своего "игумена", с которым Вам, может, и было бы о чем поговорить. А так... Вы напрасно тратите свое драгоценное время, Ваш "простаивающий интеллектуальный ресурс" участники этого форума вряд ли смогут оценить по достоинству.
Ответить

#
Палыч, Россия
28.10.2014 в 12:17

Ну, стадом-то я
определил уровень организованности участников. А каждого в отдельности, в т.ч.
и Вас, признал «нелицемерными сынами (дочерями) Церкви, печальниками о
монашестве». До которых и пытаюсь достучаться. А что молчат пока, так оттого,
что думают – с кондачка и враз на неожиданный и серьезный вопрос не ответишь,
даже самому себе. Пусть думают, под ровный фон текущих выступлений. Не мешай
им, и не решай за них. Адресом я точно не ошибся, хотя, вполне возможно,
несколько заблудился во времени. А пока, все же дерзну преступить Ваш запрет и
продолжить по нашей теме. В надежде дождаться возражений по существу. От кого
же, как не от Вас, инокиня Кассиана? Впрочем, признаю и человеческое право
просто еще раз огрызнуться.



По той же
причине – духовной неоднородности традиций – и седой Афон не должен становиться
для нас кумиром. А отношение к нему, почти общепринятое, сложилось именно
такое, что само по себе – нарушение 2-й заповеди Декалога. Кумиропрививка – это
тоже, затертый уже до полировки, рабочий инструмент нашего не-святого теневого
«спутника». Под такую доминантную ноту ему многое удается протаскивать с места
на место, и не по одному разу, меняя только личины и бирки для своей продукции,
по-заячьи путая следы. Чтобы не ошибаться, для начала следует уяснить для себя,
какому именно Афону нас призывают поклониться? За слепящим глаза собирательным образом Афона
скрыты четыре исторические формы -- Афон византийский, Афон турецкий, Афон русский
и Афон новогреческий – не совпадающие по многим параметрам, несмотря на
общность территории.



Да, в плюс-традиции
Афона византийского заложено много полезного и нужного: достижения в искусстве
молитвы, опытные успехи продвижения по ступеням святости, множественность
апробированных форм иноческой жизни и т.д. Почти всё это давно продублировано
на российской почве и органически вошло в состав русской традиции. Кроме одного
– опыта созидания крупного монашеского организма, второй попытки после
египетских монашеских республик. Именно этот аспект опыта старого Афона для нас
сейчас и актуален. И только он. Но цельным организмом Афон так тогда и не стал,
ограничившись административной составляющей. Тормозящую роль сыграли
межнациональные различия, а затем – гибель Империи. Эксперимент надолго
прервался, а разрозненное и немногочисленное монашество турецкого Афона более
трех веков просто выживало как могло. То был опыт выживания в одиночку, и он
был использован нами, с добавлением своих «плюсов» и «минусов», в советском
пленении. И тоже стал составной частью русской традиции. А потому период
турецкого Афона нам тоже ничего не дает, и актуален разве что для «шаталовой
пустыни». Да и та сейчас много своего добавляет к монашеской традиции.



Эпоха русско-турецких войн породила
ренессансный, русский Афон, с образованием влиятельной русской диаспоры на
полуострове. Но единого монашеского организма и тут не получилось, приращения
имелись лишь по административной линии. Не воскрес и импульс, заданный Паламой,
пытавшемся увязать догматику с практикой достижения богоконтактности, но оставшийся
тогда не завершенным. Нужда же в продолжении и развитии того опыта старого
Афона, столкнувшись с пьянящим духом послепленной вольности, обратила
ренессансное богословие в обновленческую анархию «имяславия». Это течение
размывало не только догматику, делая её миражно колеблющейся, а терминологию –
многосмысленной и расплывчатой, но и плодило уродливые формы иноческого бытия,
рождало монашеские ереси. После подавления обновленческого бунта, к концу XIX
века, изгнанные с Афона «заразные» русские монахи переместились в Россию. Где
развили активную деятельность по пропаганде своих идей в тогдашних СМИ, пленяя
мало воцерковленных российских интеллектуалов, обретая себе
апологетов-философов, вроде Алексея Лосева, обрастая спонсорами. Лихорадка
обновленчества трясла многие русские монастыри. А афонские диссиденты создавали еще и свои монастыри, смешанной
половой ориентации: монахи, монахини и семейные под одной крышей. Это уже наша,
усвоенная российским монашеством минус-традиция, хотя и порожденная Афоном. И
для осмысления её афониты, в качестве консультантов, опять же, нам не нужны.



Тем более, что
заразное имяславное богословие вновь восстало, теперь уже в новогреческом
варианте. И уже снова просачивается в российскую церковную среду, делая и
новогреческий Афон неприемлемым для нас в качестве образца-эталона. В
возрождающемся новогреческом богословии, а лидером тут Афон, отчетливо звучат
все те же имяславные мотивы полутора вековой давности, но уже более расширенные
и еще более отвлеченные. Импорт этих мотивов течет к нам через обучающихся там,
через переводимую ими литературу, прославляющую старцев-богословов. А
литература та житийная объемными томами штампуется нынче как по трафарету. Что
не было характерно для старого Афона.



Что эти мотивы
из себя представляют, убедительно продемонстрировал м.Диодор в своем интервью «Богословие
как монашеское делание» (http://www.bogoslov.ru/text/4226984.html). У него уже не
только имя, но и другие свойства Бога обретают статус божественной
автономности, все более загущая ипостасную населенность, когда-то Троичного,
божества. «Слова «вечность» и «Бог»
тождественны: нет вечности без Бога».
А раз тождественны, надо полагать, и
Бога до появления вечности не существовало. А значит, она и есть первичная
ипостась? Кроме того, «нет Бога без
Христа».
Нет, и все тут – появился только вместе с Воплощением. О, безумные
иудеи, о, несчастный Давид – в какого же фантома они верили тогда? За кого
кровь проливали под знаменами Маккавеев? Да к тому же, «Он (Христос) не только
единосущен Отцу, но и является средоточием и смыслом жизни универсума, потому и
назван Логосом».
Универсум, видимо, обновленный синоним ипостасно
уплотненной Троицы, в котором главным персонажем выступает уже Логос, потеснив
вечность. А мы-то, глупые русичи, все про Отца талдычим. А оно вон как! В этом
«богословии» не только Лик Христа расплывается дымчатым туманом, но и Троица
обращается в безразмерный индуистский пантеон, с переменными местночтимыми
лидерами. Где-то мы уже это слышали. Очевидно, что перед нами новый гностицизм,
в перспективе, плавно текущий в направлении Нью Эйдж. Прогресс, по сравнению с
имяславием XIX века, внушительный.



А вот, от
исихазма Паламы камня на камне не оставлено. «Силы души, управляемые разумом, привлекают к такой жизни и тело – дают
ему правило для повседневной деятельности».
В русской традиции областью
контакта с Богом до сих пор считалось то, что здесь названо «силами души».
Через эту область благодать просвещала и очищала разум, как точку агрессии со
стороны духа не-святого, а через него воздействовала на тело. И Палама в этом
был созвучен нам. В диодоро-афонской версии точкой отсчета принят именно
уязвимый для искушений разум (нусом, видимо, постеснялся назвать). А тот, в
нашей традиции, встав на диктующую позицию по отношению к душе, является источником
совращения и души, и тела. Убийцей молитвы и истощителем благодати. Прогресс
тоже очевидный. Начатое смешение понятий на догматическом уровне неизбежно
ведет к патологическому смещению акцентов в режиме христианской жизни. Далее
происходит утрата ориентации в смысловых и целевых понятиях: общее и частное,
причины и следствия, реальное и воображаемое начинают путаться в сознании,
меняя свои позиции, объемы и вес. И порождаются тогда в уме такие крылатые
перлы: «монашество – это богословие, и богословие
– это монашество».
Тут одно из частных родов занятий – далеко не
обязательное для монаха, и не всегда обязательно монашеское – превращается в
единственную смысловую функцию монаха. Не думаю, что почитатели отечественной
традиции с этим согласятся. Ну, а заканчивается «прогресс» всегда одним и тем
же – нравственной деградацией личности. Пленением человека духом не-святым,
который становится новым хозяином «овцы», отбитой от Христова стада.



Я так подробно
остановился на данном примере, чтобы отчетливо стало видно, насколько опасно
нерассудительное кумиротворчество даже для отдельного человека, толкающее
заглатывать вражеские приманки в виде «целительных» традиций. А уже по
аналогии, можно судить об опасности массового обращения к закумиренным
«истокам» через новогреческих посредников. И о необходимости трезвого взгляда
на собирательный образ Афона. Это для невзыскательных российских паломников
красочно-буклетный Афон может быть местом культовых развлечений, а для
российских монахов – он может обернуться разрисованным «очагом папы Карло», за
которым тлен и суетные «тараканы». Новогреческий Афон, в своем этническом
самоутверждении, пытается сейчас занять диктаторско-менторскую позицию по
отношению к «заплутавшим» русичам. А сам трясется в лихорадке от массированного
тарана паломников, международных финансовых группировок, государственного и
феминистического прессингов. Всё это – манипуляторы одного и того же «механического
робота», душой которого является дух не-святой, пытающийся всё это перебросить
и на нас.



Разумеется, есть
еще на Афоне и здоровые силы, которые даже в раздробленном состоянии удержат
его на плаву. Но Афон болен. Афон бьется судорогами в стальных объятиях
манипуляторов (видимых и невидимых) того механического «робота-зверя». И одна
из его рабочих удушающих клешней – православное государство. Последний пример –
внутрицерковная интрига с использованием властных рычагов: влачение популярного
афонита Ефрема Ватопедского по маршрутам судебно-пеницитарной системы, со
сменой кельи монастырской на «кельи» тюремные. Это греки только еще начинают
свой новый виток (послевизантийский) сращивания церковных и государственных
властных структур. У них еще многое впереди на пути усвоения византийских
«минусов» под красивыми «плюсовыми никами», вроде симфонии. Тогда свое
государство может оказаться горше туретчины. И нам ничего не стоит ту же
рецидивную болезнь подцепить, даже и не напрямую, а в комплекте с «целительной»
традицией. Но зачем? У самих такого минус-опыта достаточно. Вспомним, к
примеру, епископа Павла Коломенского, хоть и осужденного по инициативе патр.
Никона, но сожженного людьми государевыми. Или конфликт митрополита Арсения
Мациевича с ЕкатеринойII, закончившийся для него смертью в застенках. Дай нам
Бог свой богатейший опыт осмыслить, оценить и претворить в плюс-традицию. В
этом наш стратегический путь, а не в поиске «целительных таблеток» на стороне,
не в обращении к знахарям-новогрекам.



За этим усиленно
насаждаемым, но ничем не оправданным, новогреческим культом четко видна
знакомая рука. Лукавые пальчики духа не-святого шулерски пытаются перекинуть
местами потенциального врача и больного пациента. И тем убить двух зайцев одним
хлопком. Потому что мы, нынешние россияне, находимся в более счастливом
положении, по сравнению с греками, Промыслом отделенные от государства. И
вполне еще возможное исцеление и возрождение Афона во многом зависит теперь,
как ни странно, именно от нас, российских монахов, а не от самих греков. Своим
наработанным опытом сплочения мы можем помочь ему, наконец, завершить
незавершенное – стать единым локальным монашеским организмом. А в перспективе –
уникальным элементом единого вселенского монашеского братства, одним из
передовых отрядов на пути к Вселенской православной Церкви. Стать снова
жемчужиной. А начало тому – тоже здесь, на этом форуме.

Ответить

#
2.11.2014 в 23:10

Γρηγόριος ὁ Θεολόγος: Изрекать могут многие – понимают не все.

Явление Спасения в Воскресении, ибо изначально было Падение,
Избавление, Ожидание. Так и наше «ренессансное – возрождение» Страдания , Трезвение
через Писание и уж за тем Предание. Естественно
через Терпение, Послушание и Смирение. Осознание
собственной веры происходит только на Любви ко всему миру!!!



Существуют попытки в создании "новой лествицы" ( а когда этого не было?) где внутренний человек,
или микрокосм, или собственное «я» пытаются назвать «личностным логосом», что по очень
простой причине невозможно, все МЫ всего лишь Образ и Подобие и лишь при «трансцендентальном
взрыве» произойдет преобразовании по ЕГО воле, ОН показал нам верный путь!!!



Апостол Павел во втором послании к Тимофею гл.2
ст.1-5 ясно указывает, на необходимость не связывать себя делами житейскими
перенося страдания, чтобы подвизаться законно. А перспектива вселенского
монашеского братства, как и всей Церкви Его вечна в триедином пространстве времени и «супер-уникальна» - Святая Соборная
и Апостольская. "Формула" проста:

Любовь Прощение и Покаяние. И достигается это лишь только победой над своими собственными страстями !!!



Мужественно и сильно хочу я говорить, дабы
соделались вы лучшими, дабы от плотского обратились вы к духовному, дабы
правильным образом возвысились вы в вашем духе
“, – говорил святитель
Григорий Богослов.

Ответить

#
monk from USSR
1.11.2014 в 23:06
"А пока, все же дерзну преступить Ваш запрет и продолжить по нашей теме. В надежде дождаться возражений по существу".
Никакого "запрета" не было,Вы напрасно передергиваете, я лишь высказала свое недоумение Вашей уверенной позицией "арбитра" по отношению к участникам форума и пожелала не убивать напрасно время. Продолжайте, если угодно, может, и дождетесь "возражений по существу". Вся Ваша теория, местами здравая, увы, не имеет никакого отношения к реальному положению дел в наших монастырях. Вы не знаете этой жизни изнутри. Одни Ваши рассуждения о крестном ходе чего стоят... Непонятно, что и кому Вы хотите доказать? Ну да, везде есть свои минусы и свои плюсы, как у греков так и у нас. Вряд ли какой-то здравомыслящий игумен станет в точности копировать все греческое. Это очевидные вещи, зачем столько букв? То, что касается афонской монашеской традиции, в основе своей она жизнеспособна. И если с рассуждением и умом из нее брать нужное и полезное для нас, то это даст хороший результат. А измазать грязью, если захотеть, можно все, что угодно. Кстати, у Вас это хорошо получается. Продолжайте. Должен же кто-то и этим заниматься. Для равновесия.
Ответить

#
Палыч, Россия
14.11.2014 в 08:35



Уже несколько теплее, инокиня
Кассиана. Но общий контекст «возражения» формирует все та же стойкая привычка
уходить от ответов переходом на уровень дискуссии Шуры Балаганова с Паниковским
при распиловке чугунной гири: «А ты кто такой?!». Это характерный элемент
характерной техники спора. А за ней, в свою очередь, стоит уровень нравственных
настроек дискуссанта. И эту немирную технику, далекую от Главной заповеди,
считаю неприемлемой для монашествующих. А поскольку Вы, как-никак, лидер форума
в этом вопросе, то потому и привязал три последних своих выступления именно к
Вам. Не случайно подчеркнул в третьем выступлении и определение «правильного
удара». Сам-то я не кусаться сюда пришел, и не «помазывать грязью». Для этих процедур не требуются многословные
аргументы, помазанные Вами «буквами».
Задачу свою вижу в другом – внедрение в орбиту мышления форумлян идеи о
необходимости организации условий слышания Пастыря
. А уже параллельно --
выявление того, что этому слышанию мешает. Отсюда и обилие аргументов. Нет, не «арбитр» я, титулом которого невпопад и
не по заслугам награжден. У названного персонажа иная функция – разнимать
дерущихся, следить за соблюдением правил, выявлять победителя и т.п. Это одна
из задач будущего веб-игумена. А я, как добросовестный дворник, только подметаю
площадку грядущему за мной. Это к вопросу,
«что и кому хочу доказать».



Теперь
поясню, почему Ваша техника спора неприемлема именно для монашествующих. Монах
не мирянин. Не стоит тиражировать эту каноническую ошибку, и запутывать самих
себя. Монах – это церковная категория, отличная и от мирянина, и от клира. Она
просто особая, не поддавшаяся пока каноническому определению. Как
рукоположенный мирянин становится особой церковной сущностью, так и после
пострига он обретает иное сущностное качество. А отделяет монаха от двух других
категорий разный способ привязки к Главной заповеди. Для мирянина стяжание качества любви к ближнему
является общим ориентиром в житейских отношениях и делах. Настраивает на
исполнение частных заповедей, наполняет смыслом жизнь в церковной ограде. В
этом плане и священник остается мирянином. Для монаха же стяжание дара любви –
конкретная задача по достижению конкретного же эталона любви, заданного Самим
Господом «во святых Его». Именно на
эту задачу ориентирован весь арсенал монашеских средств – от способов своей
«социальной» организованности до техники молитвы. В т.ч., сама внешняя отделённость
монаха от мира – только техническое средство достижения задачи, и исполнения
своей функции.



А
одно из проявлений тáинственной функции монаха – быть иконой любви для мира. Как и Сам Христос, в висении на
Кресте, был для мира иконой Любви. И этот мир, на интуитивном уровне, так и
воспринимает монаха, того и ищет в монастырях. Не дар чудотворений и исцелений,
не умопомрачительные аскетические достижения прославили в глазах мира
преподобных Сергия и Серафима. Притягивала к ним как магнитом Любовь Христова,
невидимо точившаяся через них. Потому что монах, в тáинстве крестовисения,
являет собой образ голгофского подвига Христа. А тáинства – это способ Его
реального присутствия в текущем мире, способ продолжения Им Своих земных деяний
через церковных человеков. И в некоторой части своей, монашеству иногда удавалось
вписаться в неосознаваемое рассудком своё тáинство. Тогда в ауре Любви,
витавшей над иным монастырем, и мирянин и священник получали подпитку своему
способу наполнения себя любовью. И до сих пор, движимая внутрицерковным
инстинктом, который активируется Самим Христом, масса верующих продолжает
тянуться к тем местам, где кто-то назвал себя монахами. Тянутся, несмотря на
разочарования: а вдруг именно вот тут?



Так
и форум монашеский не обычный, но тоже икона. В нее тоже инстинктивно
вглядываются, ищут к чему бы тут можно с благоговением приложиться. А тут, чуть
что, и злющие разборки, источающие оформленную под миро желчь. Хороша икона! Оттого
и развивал я апологетику самонастройки по Господню камертону. И именно на
колонке с Вашим выступлением. Поскольку Вам, инокиня Кассиана, может быть более
других здесь, недостает настроенности на Главную заповедь, на стяжание дара
любви. А без этого элемента всё остальное – и образованность, и монкстаж, и
клобук – обращаются в ничто. А присутствие на форуме – в увлекательную забаву
ради самоутверждения, да сведения с кем-то воображаемым воображаемых же личных
счетов. Тем и диктуется Ваше неугасимое стремление узурпировать права
отсутствующего веб-игумена. С призывами
к бойкоту то одного участника форума, то другого, то третьего (к прим.:http://www.bogoslov.ru/text/4016548.html#comment4025602). «Шьются»
стандартные, но бездоказательные обвинения по статье «троллинг». А за попыткой
обучить русскому языку м.Веронику стоит агрессивное навязывание другим своих
речевых стандартов (http://www.bogoslov.ru/text/4016548.html#comment4077478). Принесенное же все-таки извинение звучит от неких «нас».
Хотя проще и милосерднее не ломать человека, а говорить на том языке, который более
привычен ему самому. Хороша икона?



Потому, дополнительно к предыдущему уроку
перенастройки, рекомендую припомнить одно из своих выступлений на прошлой
сессии (http://www.bogoslov.ru/text/2603108.html#comment2756103). Там, как бы к
слову, вставлен был огромный кусок текста на новогреческом, должный всем
доказать высокий уровень авторитетности каждого слова автора по монашеской
тематике. А как подобная самореклама выглядит в духовном плане? И в нарочитой
ли рисовке познаниями авторитет монаха? Чем мотивировано говорение иноязыками
на русскоязычном сайте? Советую взглянуть на отмеченные эпизоды иными глазами.
По слову апостола: «Испытывайте самих
себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте»
(2Кор.13,5). И если при
взгляде на себя хоть слегка покраснеют уши, это уже добрый знак. Пускай даже и
ярится еще уязвленное самолюбие. Тогда все-таки послушай, Кассиана, совета
старого занудного дворника. Если все еще хочешь стать монахиней, а не духовно пустым
клобукофором по выслуге лет, займись перенастройкой себя. Не будь врагом себе.



В заключение, частично отвечу на
главный риторический вопрос дискуссии Шуры Балаганова с Паниковским – «А ты кто
такой?!». Поскольку этот интерес тоже скрытно прозвучал в обличительном
контексте. Понимаю, информация – это оружие. Что ж, передаю этот ножик в
жаждущую руку. Палыч – это моё натуральное отчество, колпака с прорезями на мне
нет. Иные ко мне постоянно так и обращаются. Кто-то по имени отчеству – Валерий
Павлович, кто-то – просто по имени с префиксами «дядя» или «дед». А бывает – и
более экзотически. Принимаю любое, кому как нравится. Для идентификации же себя
на данной веб-странице, из всех своих именований выбрал самое краткое и ёмкое, обозначающее
статус пожилого деревенского мирянина. Ну, может быть на деле и не совсем
мирянина, может и не так уж пожилого (в самооценке), а может быть даже и не
совсем деревенского. Бог даст, со временем всё прорисуется. Просто я
разворачиваюсь согласно общепринятому деревенскому принципу αναβάθμισις: сначала стебелек с почками,
потом листочки, затем бутончик, а уж потом может появиться и скромный «аленький
цветочек». А уж понравится он кому или нет, дело личного вкуса, который
оспаривать не стану.

Ответить

#
1.12.2014 в 23:27
Валерий Павлович, хочу уведомить вас, что ново-сочиненным вами словом "клобукофоры" вы оскорбили всех иночествующих вообще и на данном сайте в частности. Как и отсутствием приставки 'мать' в в предложении "послушай, Кассиана..." Вы так усердно пестрите своим интеллектом, что не знание вами правил обращения к монашествующим сомнительно.
Существует некая презумпция отношений на про-монашеском пространстве, по коей мирянину, даже из собирательного центра русской традиции - деревни, поучение и паче сего, оскорбление монашествующего лица рассматривается как нечто нетактично - неприемлемое. При том, что монашествующему поставить мирского дедушку на его си место - весьма соответственно.
Палыч, вас еще никто по-настоящему не трогал, что же вы так засуетились, заерзали, так агрессивно рассыпались в оскорблениях, укоризнах, осуждении? Может вы архиерей? Так надо было сразу представиться. Будущий, да?
Кто вам дал право осуждать монашествующих? Монашество начинается не с "-форов", а с момента пересечения монастырских ворот. Это таинственное пересечение не трудника заезжего, а поступившего безповоротно в монашеский чин. Это глобально разные вещи. Это может понять только раз переживший. Это чувство, когда крышка гроба захлопнулась за тобой навсегда. Человек попадает в некую сферу специфических монашеских искушений, которые могут понять и обсудить между собой только монашествующие, в том числе и с преподобными за 2 тыс. лет. Это специфика дьявольских искушений и Божественных задач и проверок на прочность.
Так что, Палыч, поступайте в монастырь по-настоящему, поживите лет 10-15, испытайте все на своей шкуре души и тела, потом и приходите, тогда поговорим с вами и на "ты", и фамильярно, и пожурим друг друга и советами обменяемся.
А пока вы с нами как старец-хлебопашец с парнями-афганцами. Да, мы молодые, и многие во многом уже инвалиды.
Но не вам нас учить и судить.
Ответить

#
monk from USSR
22.11.2014 в 12:18
" Тем и диктуется Ваше неугасимое стремление узурпировать права
отсутствующего веб-игумена. С призывами
к бойкоту то одного участника форума, то другого, то третьего (к прим.:http://www.bogoslov.ru/text/4016548.html#comment4025602). «Шьются»
стандартные, но бездоказательные обвинения по статье «троллинг». А за попыткой
обучить русскому языку м.Веронику стоит агрессивное навязывание другим своих
речевых стандартов (http://www.bogoslov.ru/text/4016548.html#comment4077478). Принесенное же все-таки извинение звучит от неких «нас».
Хотя проще и милосерднее не ломать человека, а говорить на том языке, который более
привычен ему самому. Хороша икона?"

Да. Валерий Павлович. Вижу, что у Вас на меня накопилось. Это хорошо, что Вы это все написали. Теперь Вам должно стать легче. Скорее бы уже появился этот "веб-игумен", чтобы с меня было снято обвинение в узурпации его власти! :) Ну где он ходит?!?!
Ответить

#
Палыч, Россия
9.12.2014 в 07:41



Ваши
ответы с каждым разом все теплее, инокиня Кассиана, несмотря на форму. А может
и благодаря форме. Пошел явный лечебный процесс, активированный усилиями
свербящего чекиста Палыча. Оно потому и больно, что акупунктурный укол пришелся
на и без того сознаваемый нарыв. А то, что на меня выплеснулся, так это ничего.
Я как подводная лодка с кислотоупорной оболочкой, за долгие годы научился
плавать в едкой монастырской среде с любой концентрацией недоброты. Так что,
если вдруг возникнет вредное чувство жалости, не поддавайся ему. Важно другое.
В отбое команды прощания навек проявилось бессознательное желание продолжения
болезненного контакта. Пусть и в страстном стиле «графини де Бюссуа», но возникшее чувство в чем-то родственной
души толкает на развитие отношений, на поиск режима притирки. Не скрою,
аналогичное чувство родственности душ и у меня имеется. И не только чувство, но
и точное знание о многих точках соприкосновения, и о параметрах одинаковости в
мышлении. Но сознавая, что до взаимности нам еще далеко, продолжу пока в
сложившемся у нас свербящем же стиле. Как бы отвергаясь от взаимности, но уже
как бы и в стихах.



Твоей
любви ответных чувств



Нет,
не ищу – ты нищ и пуст.



В
себе тебя, мой милый, вижу



Закрой
свой слух – да не обижу



Раба
грехов, земли и смерти,



И
тихий омут – тамо черти.



В этих стихах
(не мною писанных) заключена формула разбегания человеческих душ. И именно
из-за чертей. По мысли автора стихов, это является безусловным поводом отказа
учиться чему-либо у ближних, но только у Бога. Но возможность учиться
непосредственно у Него может появиться только после подъема на достаточную
духовную высоту, чтобы сподобиться богообщения. А до того человек должен
научаться только у человеков же, не брезгуя общением. Только необходима при
этом духовная гигиена, как внутренняя, так и внешняя. Без чертей-страстей ни
одной души не бывает, только у кого-то их больше, у кого-то меньше. У кого-то
они снуют как мелкие блохи, заставляя только почесываться, таких можно и
потерпеть ради дела – почесаться уж за компанию. А кого-то грызут изнутри злющие
монстры, норовя куснуть и каждого приближающегося, провоцируя и других кусаться.
Этих чертей-страстей нужно предварительно все же выводить. И заботиться о том
обязан, в первую очередь, сам человек. Заглянуть в свою душу и увидеть там кишмя
кишащую живность, мало. Один-то человек может смириться с любой своей болячкой,
это его воля и право. Но думать о духовном здоровье окружающих обязан – не
бывает чертей незаразных. А от них могут и правильные идеи повреждаться и
становиться заразными для других.



Сам я, к примеру, вышел на форум после
длительного воздержания и проверки себя на «вшивость», два года ограничиваясь
только мысленным участием и молитвенной поддержкой участников. Ощущал, что
происходит что-то важное, существующее вне смысла высказываний и предложений,
но мыслью уловить сразу не мог. А такой не определившийся мой голос к общему
гвалту ничего бы не прибавил. Да и сейчас, берусь за написание ответов только
на четвертый день, после сугубой молитвы, мечтая о таком ответе, который был бы
не совсем чтоб от меня, который учил бы и меня самого чему-то. Такой трехдневный
пост на интернет-общение позволяет и в сторону Бога успеть оглянуться, что-то
может услышать, что-то подкорректировать в мыслях. Да и чертей своих угомонить,
чтобы соответствовать предполагаемому Соавтору. А разборки с ними устраиваю уже
потом, у исповедного аналоя с крестом и Евангелием.



И
как заметил по итогам двухлетнего наблюдения, некоторые поступают примерно
также. Но далеко не каждый затрудняет себя самогигиеной. Потому и нужны внешние
правила духовной гигиены, порой и жестко принудительные. Для того и необходимо
преобразование заразоопасной для монаха среды вольного форума в организованное
веб-братство. Со своими уставом, структурой, игуменом, кодексом поведения,
мерами прещения и т.п. Чтобы монах, вышедший в интернет, мог безопасно
оставаться монахом, переходя из привычной монастырской среды только в
родственную же среду веб-братства. А не бесконтрольно улетать в мирскую среду
вольных форумов, и «отрываться» там на полную катушку. Цеплять там срамную для
монаха заразу, разносить и умножать свою, и таким «обогащенным» плюхаться
обратно в семейную среду, внося и туда болезнетворную микро- и макрофлору.
Веб-форум сам по себе является сейчас спонтанным объединяющим началом для
многих российских монастырей, через легальных и нелегальных своих
веб-путешественников. А потому, является и рѝсковым фактором массового
поражения, способным повреждать одновременно множество монашеских общин, как
духовно, так и идеологически. Отвергать это новое явление в монастырской
действительности бессмысленно, поскольку в нем заложен и огромный положительный
потенциал. Но необходимо брать интернет-технологии под организационный
контроль, с отображением процедуры утверждения новых форм в обновляемой
нормативной базе
. Формировать и внутримонастырскую веб-политику,
обеспечивающую привлечение к обсуждаемым нормативным предложениям не любые, а лучшие
духовные силы общин, способные через технических посредников выходить в единую
закрытую монашескую сеть, ядром которой может быть только веб-братсво. С него
начинается защитная иммунная система российского монашеского организма.



А
пока – духовная самогигиена, к которой и призываю. Все, что я здесь на форуме
говорю, только отчасти кому-то в укор. В основном же, просто делюсь опытом,
наблюдениями и выводами, необходимыми для построения той самой иммунной
системы, должной быть облеченной в правовые нормы. Если один раз и позволил
себе достаточно жесткое наставление, то по праву подавляющего старшинства, и в
ответ на третье не адекватное смыслу моих высказываний нападение с Вашей,
Кассиана, стороны. Наставление было строго аргументировано, без фантазий и
хамства. А о правах на это будем говорить, когда они будут прописаны. И пока не
могу обещать ничего особо утешительного, поскольку оно больше от Вас зависит,
чем от меня. От памятования Вами о взятых на себя обязательствах:



«Твой
крест тяжел,



Нести его нет сил.



И тот, кто шел,



Тот помощи просил



Того, Кто знает счет и вес всему,



И помнит слово данное Ему».



Я, к примеру, не
уверен, что именно Ваши статьи сподвигли
автора к поэзии
, скорее толчок был от Того, у Кого помощи просил. Как не
уверен и в чистоте авторства Ваших идей. Потому на той шипастой аллее
веб-форума, на которой по воле Промысла сошлись два выходца из USSR, нам уже не
разойтись, и прощаться каждый раз нет смысла. Будут еще разговоры и о двойных
стандартах, и о Ваших статьях, возможно и о тональностях. Так что, как-то
крепись уж, монксестра. В усилиях стать сильнее себя, конечно, а не в
подавлении кого-либо.

Ответить

#
monk from USSR
21.11.2014 в 14:47

Уважаемый Валерий Павлович, сердечно благодарю за
такое внимание к моей персоне и особенно к моим немощах. Хочу Вам сказать, что
прочитав Ваш комментарий, а затем заглянув себе в сердце, я удостоверилась в
том, что вся та критика, которую Вы высказали в мой адрес, абсолютна
объективна. Более того, перечень моих недостатков намного шире, чем Вы можете
даже предположить, представить или увидеть в самом плохом сне. Разумеется, я
стараюсь над собой работать, а иначе, посудите сами, зачем бы я стала просить
прощения за свою резкость и грубость у мать Вероники, а теперь вот у Вас. Уверяю Вас, что я очень
хотела бы когда-нибудь стать хорошей монахиней и в этом направлении стараюсь
работать. Похоже, пока у меня это получается плохо, увы. Но поверьте, я
стараюсь.

Валерий
Павлович, Вы утверждаете, что «
отделяет монаха от двух других
категорий
разный способ привязки к Главной заповеди. Для мирянина стяжание качества любви
к ближнему является общим ориентиром в житейских отношениях и делах.
Настраивает на исполнение частных заповедей, наполняет смыслом жизнь в
церковной ограде. В этом плане и священник остается мирянином. Для монаха же
стяжание дара любви – конкретная задача по достижению конкретного же эталона
любви, заданного Самим Господом «во святых Его».
То есть тем самым Вы как
бы говорите о том, что исполнение заповеди любви – для монахов и для мирян как
бы отличаются, с монахов что ли больше спроса. Вот в этом я с Вами не согласна.
Это не так. «Быть иконой любви для мира» как Вы пишете, должны все христиане. В
равной степени.

Отец Иоанн Мейендорф очень точно подметил в одном
своем исследовании: «Есть и
третья угроза, сыгравшая, быть может, наиболее печальную роль в истории
христианства, — угроза двойных стандартов. Она возникла вместе с зарождением
монашества. Монашество изначально мыслилось не как путь для немногих, а,
скорее, как последовательное исполнение всеобщих, обязательных христианских
обетов. Среди всех исторических компромиссов это был мощный вызов и
напоминание. Но возник худший компромисс, когда
монашество переистолковали как исключительный путь.
Не только Христианское
Общество раскололось на "религиозную" и "светскую" половины
— раскололся надвое сам христианский идеал, который поляризовало коварное
различие между "существенным" и "второстепенным", "обязательным"
и "необязательным", между "правилом" и "советом".
Ведь в действительности все христианские "правила" суть свободно
принимаемые советы, а все "советы" требуют обязательного исполнения.
Дух компромисса вкрадывается в христианскую действительность, когда официально
разрешается и даже поощряется "хорошее" вместо "лучшего".
Этот компромисс может быть практически неизбежным, но его нужно честно признать
за компромисс. Различие способов ведения христианской жизни, разумеется,
следует допустить. Чего не следует допускать, так это смещения их взаимного
расположения на "шкале совершенства".

В свете этого выглядит очень странной Ваша манера
ведения дискуссии да и вообще общения. У меня есть опыт работы с архивными документами
советских лет, читала письма, рапорты и доносы на сестер монастыря всяких оперуполномоченных и т.д. и т.п. Валерий
Павлович, Вы меня извините, конечно(откровенность на откровенность), но должна
Вам сказать, что у Вас манера общения как у пожилого чекиста, почему-то
говорящего о Христе. Вломившись на форум совершенно по-хамски, неся «благую
весть» о любви и вынеся «дверь» ногой, Вы ожидали, что это встретят аплодисментами?
Вот и получили ответный удар. За что я, конечно, извиняюсь. Возможно, я
ошибаюсь, но мне кажется, что Вам тоже есть над чем работать. Вообще я всегда
считала, что мало-мальски уважающий себя
мужчина никогда не будет хамить в присутствии дам, пусть и дам монастырских.




Засим позвольте откланяться. Дискутировать далее
не вижу смысла. Еще раз простите.

Ответить

#
Монахиня Феодосия
26.11.2014 в 15:17
Нечего делать на этом форуме тем кто не живет в монастыре, и не принадлежит к чину монаществующих!! Извиняюсь ПАЛЫЧ, но вам не место на этом форуме со своим Веб- братством! А монахов келья всему научит.
Ответить

#
иеромонах Петр (Бородулин), Россия, Саратов
23.10.2014 в 20:54
Наконец-то заговорили о главном. Писал, писал, намекал, намекал. А "глас народа" вразумительно и доходчиво до всех донёс. Спасибо Вам, матушка.
Ответить

#
17.10.2014 в 17:38
Слава Богу. Пошли подвижки - радует.

Об отпусках. Есть реакция. Одна матушка-игумения рассказывает по приезду примерно так.

- Все. Никаких отпусков - Сам Патриарх так благословил. Вы слышите? - и тому подобное. Короче нагнала прежде всего страх.
Сестры в смущении и прочее...
Это так по послушанию Патриарху. Сказал - будет сделано - и под козырек... Братья, сестры прошу прощение за иронию.
Отпуск - это если по графику и понимаешь, что ты на воле, никому не отчитываешься целый месяц (потому что отпуск положен - как хочу - так провожу: хочу море, хочу кафе, хочу друзья, которых давно не видал, полная тусовка, лафа - целый месяц можно жить не по-монастырски).

Такого отпуска у монаха быть не должно. Себе в разложение и другим в соблазн.

А если не отпуск, а отъезд по разным причинам. И духовник, игумен, игумения знает причину, потому что были открыты доверительно помыслы. И если действительно отъехать необходимо: полечиться, помочь больным старым родителям, могут быть различные обстоятельства, например состояние души, где усматриваются полезность поехать на святые (святое) места особо помолиться преподобным Сергию, Серафиму Саровскому, к духовнику-
старцу съездить на исповедь.

Главное, чтобы было Божие благословение.
Сегодня монастырям нужно все разжевывать (в Положении или приложениях к Положению), что такое послушание, что такое дисциплина, что такое отпуск и что такое отъезд по благословению, что такое молитва Иисусова и т.д.

В некоторых комментариях говорилось о том, что если в Греции для монахов многое само собой разумеющееся, то нам, чтобы не продолжать уродоваться, нужно создать по святым отцам Приложение к Положению с понятиями и категориями.
А то вот слово ОТПУСК из уст патриарха может на местах исказиться, любой отъезд посчитать отпуском - и пошли новые скорби - послушный-непослушный, любят-не любят, понимают- не понимают, уходи - сам ушел.
Отъезды - это не отпуск.

Ответить

#
14.10.2014 в 20:15
Выдержки из докладов на собрании игуменов в Церковном вестнике:
http://e-vestnik.ru/news/sobranie_igumenov_i_igumeniy_2014_8362/
Ответить

#
14.10.2014 в 01:00
http://www.pravmir.ru/kak-startsyi-zhenskoe-monashestvo-spasali-prepodobnyiy-zosima-i-ego-duhovnaya-semya/

Советую почитать.
Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
18.10.2014 в 00:38
Я бы добавил ещё ссылку на первую лекцию из этой серии

http://www.pravmir.ru/aleksey-beglov-russkoe-monashestvo-rubezha-xviii-xix-vekov-strategii-vyizhivaniya/

Лекции очень сильные и дают богатый материал для размышления.
Мне думается, что указанные автором три способа выживания живого монашества в конце 19-начале 19-го века, А) Эмиграция (Афон, Балканы и т.д.) Б) Отшельничество и В) Создание женских общин и в наше время, если положение не изменится, станут основными способами выживания монашества в России.
Ответить

#
monk from USSR
14.10.2014 в 00:24
Чувство глубочайшего уважения и абсолютного восхищения вызывает у меня этот трезвомыслящий епископ и опытный игумен, Златоуст современного русского монашества,лучший из лучших. Не любоваться им на конференции было просто невозможно: монашеская красота души и обояние, прекрасные манеры и отеческое сострадательное сердце и все это он - владыка Панкратий.
Это не просто епископ - это отдельное явление в новейшей истории РПЦ,свидетельсвующее о том,что все не так плохо и на наших руинах Господь творит чудеса. А в
вот это его интервью http://monasterium.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1339&catid=291&Itemid=122 ,это,на мой взгляд, один из первых признаков того, что так называемая "болезнь роста" или кома,в которой находится русское монашество начинает потихонечку отходить, вегетативное состояние сменяется эпизодическими признаками жизни, и где-то далеко-далеко за горизонтом в тумане виднеются маяки надежды. Наконец мы начинаем называть вещи своими именами. И важно,что это делает священноначалие. Кажется, забавным играм в старцев и стариц пришла пора положить конец. Уродству,лицемению и фальши - не место в Церкви,как бы оно к ней не липло. Хватит красивых разговоров о послушании,которое "превыше поста и молитвы", пора переходить к делу. Все просто: будет игумен отцом,будет общежитие и семья, будет просто администратором, монастырь будет просто юридическим лицом, идиоритмией.
Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
18.10.2014 в 00:32
Старые валаамцы помнят, что ещё в 90-х тот же владыка Панкратий мог сказать про какого-то монаха - "сгноить его на посуде". Но его желание учиться, советоваться, посещения Афона и беседы там со старцами, первая, может быть, в России практика посылать монахов на Афон для получения монашеского образования и так далее принесла очень хорошие плоды.
Ответить

#
monk from USSR
18.10.2014 в 00:45
В 90-х мы все были другими. Только кто-то так и остался "Савлом", а кто-то стал "Павлом".

Ответить

#
13.10.2014 в 21:41
Доклады с собрания игуменов в ТСЛ:
http://monasterium.ru/index.php/publikatsii/doklady
Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
18.10.2014 в 00:42
Реакция на местах, рассказывает одна инокиня: "Теперь вот игуменья с собрания вернулась, никого лечиться не отпускает, говорит, Патриарх запретил, теперь все строго. Она и раньше только в крайнем случае отпускала. И еще сказала, что теперь с келейным правилом строго, поэтому его придется сократить, чтоб хватало времени выполнить. А куда ж его дальше сокращать?"
Ответить

#
monk from USSR
18.10.2014 в 11:43
Отец Клеопа,Вы живете в Греции и лучше всех нас знаете,что подобных вахканалий над собой (со стороны игумена/игумении) греки никогда не допустят. В одном греческом уставе очень интересно описывается как сестры "отрешают" от должности игумению в случае ее неспособности управлять монастырем.(Надеюсь в ближайшее время доделать статью об этом - важная тема,на самом деле). Процедуре "отрешения" от должности игумении предшествует процедура "вразумления" когда "не все сестры,но только несколько старших сестер должны указать ей на ошибку с подобающим почтением и всячески содействовать исправлению. И это может происходить не единожды. И только если Игумения утвердиться в своей ошибке и будет в этом упорствовать,тогда Игуменский Совет созывает Общее собрание сестричества и тайным голосованием Игумения отрешается от должности,если будет набрано 4/5 голосов".
Вы знаете,где на самом деле находится верный путь к разрешению многих проблем в нашей монастырской жизни? - В нашей голове, и нигде больше.
Нам бы пришло в голову и легло на душу в случае неадекватного поведения игумении хотя бы просто собраться все вместе и мирно поговорить,объяснить уважаемой матушке,что обращаться с сестрами как с дровами св.Отцы не велят?Поговорить мирно спокойно и о чем-то договориться?- Да конечно нет! В случае неадекватного поведения игумении одни у нас считаю,что матушка обладает "папской" непогрешимостью и вещает нам абсолютную волю Божию,а другие просто ее презират и относятся как к администратору. И кто в этом виноват?Игумении?-Нет,в этом виноваты мы,простые монахи,и больше никто.Я пересмотрела очень много уставов и ни в одном из них не говорится,что,например,епископ должен инициировать "отрешение" игумении от должности,контролировать ее поведение.Нет.Это должны делать сестры. Рассудительно,осторожно и уважительно.
На таких вот игумений просто у нас есть спрос,а потому есть и предложение. Порой сами не давая себе в этом отчета,мы хотим,чтобы над нами стояла "тетя с палкой" и тупо нами повелевала, потому что в этом случае мозг включать не надо,анализировать и размышлять тоже. Нужно только тупо батрачить и можно быть уверенным,что ты есть настоящий "монах". Я стала свидетельницей интереснейшего общения на крнференции игумена одного греческого монастыря с нашими монахами. Он высказал замечательнейшую мысль о том,что многие проблемы именно в нашей голове и серьезные перемены начнутся именно тогда,когда мы перестанем мыслить рабски и до абсурда примитивно.
И я уверена,что даже сейчас,когда у нас нет выборности и много другого н
нужного и важного диалог монахов с игуменом и епископом возможен. И возможен хороший результат. Но только для этого нужно чтобы мы(простые монахи) в монастыре были более дружными и более единомысленными,чувствовали свою ответственность не только за судьбу своего монастыря,но и всего русского монашества,болели за это всей душой,тогда мы - сила. А пока мы - безликая толпа людей,каждый элемент которой,к сржалению,пока не воспринимает проблемы нашего монашества как свои личные проблемы и свою боль,а значит и не задумывается серьезно над тем,как их разрешить.
И еще.Мне не близка позиция очернения всех хороших инициатив,которые сейчас предпринимает священноначалие в адрес русского монашества. Мы должны ценить и их труд и их заботу и не соскальзывать в пессимиз и отрицание всего только потому что какая-то игумения,уснув на конференции не правильно расслышала слова патриарха. Умные люди так не мыслят. Давайте будем более требовательны к себе и будем думать, как нам избавиться от проевшего нас насквозь безразличия.Поверьте,от нас тоже много чего зависит.Гораздо больше чем от них.
Ответить

#
monk from USSR
21.10.2014 в 11:30
И еще о вакханалиях. Два года назад, когда вышло первое положение, а за ним и комментарии в ответ на них уважаемая матушка Феофила написала свои "Страсти..." http://www.bogoslov.ru/text/2692518.html , в которых менторским тоном, сверху вниз говорила с нами, монахами-коментаторами. Она, наверное, думала, что ее "Страстями.." вся дискуссия будет закрыта и исчерпана. (Также, наверное, думали и владыки, написав тогда свои отзывы). Но последовал ответ, пусть жесткий и неуравновешенный, но ответ http://www.bogoslov.ru/text/2741822.html , после которого, кстати, больше ни одна игумения не рискнула говорить и писать такие глупости и в таком тоне, как сделала это матушка Феофила. Даже напротив - сейчас все только и говорят, что хорошо, что дискуссия состоялась, она нужна и важна. Если бы все монашествующие тогда при публикации первого положения проявили полное равнодушие, то ничего бы не было, приняли бы первоеположение и считали бы, что все довольны и счастливы. Но было проявлено искреннее неравнодушие пусть и очень немногих монашествующих, и благодаря этому мы имеем положительный результат. Я вот думаю - а как разбудить остальных от этой "благочестивой" спячки и тотального равнодушия, заставить их думать и болеть за монашество?
Ответить

#
20.10.2014 в 11:12
Знакомые вещи вы пишите. Это хорошо описано у Солженицына в ГУЛАГЕ. Сколько людей в воронкЕ? Сколько народу в доме? А если бы все соседи на каждый приезд выходили ВСЕ, да с топорами и вилами? Да не было бы никакого ГУЛАГА! - Нет, все хоронились как мыши, боялись дхнуть, молились - слава Богу, не к нам! Вот так и справились черные воронкИ с могучим народом по одиночке. Такая, видно, у русского человека психология.
Вот иллюстрация из жизни. Судачили сестры, судачили, да и решились - таки к матушке все вместе сходить, поговорить. Игумения была - УХ! Из незакрывавшегося монастыря, авторитет непререкаемый и несгибаемый. Оробели сестры, молчат. Взяла инициативу на себя самая смелая, стала мысли сестер озвучивать. Кто-то слишком аккуратно поддержал, кто-то испугался и отрекся, а некоторые воспользовались случаем чтобы утвердиться в матушкином доверии. Матушка спокойно противопоставила себя - святую невинность - зарвавщимся сестрам. Она даже мысли не допускала о том, чтобы кого-то 'услышать'. Сестры той в монастыре том давно нет. Ушлые подхалимщики возвеличены, а с остальными сестрами матушка по одному разобралась, хорошо запомнив, кто что сказал.
Нет, мне кажется, мы от греков слишком отличаемся. Не видели греческие монашки наших танков. Нет у них ТАКОГО опыта. Психология у нас постсоветская еще, и когда выветриться? До демократии нам еще на уровне общения очень далеко. Некоторым, совершенно согласна, надо автоматическое спасение, а кто иное и принять еще не может.
Да, нам подавай новоначальным - чудо, власть, авторитет. Но справиться с этим чудом, мне кажется, можно только посредством священначалия, там и благодать Святаго Духа почивает и есть трезвые конструктивные люди. Если однако священначалие не рассматривает идею общежития ТОЛЬКО как централизацию собственной власти. Или же вырабатывать надо и внедрять как-то механизм предложенного вам действия. А пока придется выше стоящим спасать где-то насельников от игумении, а где-то от насельников игумению.
Ответить

#
иеромонах Иосиф (Лужнов), Россия, Москва - Коломна
18.10.2014 в 10:19
А Вы знаете, отец Клеопа, это же вполне естественно, я бы даже удивился, если бы было иначе. В середине XIX в. великий русский поэт Ф.И. Тютчев гениально сформулировал непостижимую для иностранцев тайну загадочной северной страны: "Умом Россию не понять...". А в конце XX в. великий русский политик гениально ее раскрыл: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Во оно как...! Все оказывается очень просто! Это - РОС-СИ-Я!!!
Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
18.10.2014 в 18:52
Скорее тут проявляется инерция механизма реформы, которая, тем не менее, потихоньку, со скрипом, но преодолевается. Посмотрите, в 2012 году, когда дискуссия вокруг Положения только набирала обороты, мы увидели на примере четырёх одновременно появившихся выступлений епископов совершенное непонимание сути имеющихся проблем и возможных путей их решения. Только что прошедший монашеский съезд в Лавре, как и немного ранее - заседание Межсоборной Комиссии, принявшей решение о доработке Положения с учётом поступивших замечаний, продемонстрировали понимание в целом ситуации на уровне Патриарха-епископата. Теперь стоит задача вовлечения в обсуждение всей массы игуменов и игумений земли Русской, как насельников монастырей. Я уверен, что тут мы увидим ещё много всяких забавных вещей, но всё-таки интересно будет увидеть насколько изменится уровень дискуссии всего через пару лет.
Ответить

#
monk from USSR
18.10.2014 в 01:17
Отец Клеопа,у нас все очень запущено,чтобы "реакция на местах "в мгновении ока" стала адекватной. Давайте будем реалистами, а не романтиками. Лед тронулся,слава Богу и за это. Понятно,что в период "ледохода" еще многим монашествующим свернут шею,особенно если они будут подыгрывать игуменам и игумениям в их играх " в старцев и стариц". Их "духовное руководство" падает на хорошую почву нашей инфантильности( а порой откровенной тупости) и кроме нас самих винить в этом некого. То, что мы не можем дружно объединиться и дать понять игумении,что вообще-то с нами не недо поступать как с животными,мы люди - это наша вина,а не игумении.
А сестры пусть проявят твердость и найдут возможность рассудительно и мудро донести матушке,что лечиться и загорать в Египте "в отпуске" - это разные вещи.На конференции речь шла об отпусках,а не о лечении. Если потребуется пусть представят вещественное доказательство - речь Патриарха есть в интернете- распечатают и представят Матушке.
Ответить

#
monk from USSR
13.10.2014 в 09:40
На самом деле, к сожалению, общежития как такового-то и не получается", - констатировал патриарх.

Совершенно согласна. Сегодня практически все наши монастыри, хотя и имея некие элементы общежительности(общая трапеза,богослужение и т.п) в духовном плане,в организации духовной жизни насельников по сути являются идиоритмическими.Общежитие -это семья.У нас - каждый сам по себе.
Убеждена,что это "провоцируют" в первую очередь не простые монахи,а именно игумены. Я помню как в 90-х молодежь валила в монастыри,начитавшись книг, с желанием оставить и свою волю и свой разум за стенами обители и отдаться в полное послушание игумену/игумении. Кому-то, может,и повезло встретить адекватного игумена. Но,думаю,очень немногим.Я была в числе тех,кому повезло меньше,поэтому считаю,что что-то об этом знаю и имею моральное право об этом говорить.Тогда мы были молодыми (многим из нас не было и 20-ти),а значит гибкими и податливыми. Нашему такому энтузиазму игумены и игумении были ох как рады.Еще бы - хороший качественный "материал" для проведения всяких "духовных" опытов. И понеслось... Без всяких тормозов и остановок. В те лихие времена мало кому из игуменского сословия хватило благоразумия отказаться от кувалды и лома,трезво оценить свои силы,не играть в старцев и стариц и не калечить юные души.Слишком великим был соблазн почувствовать себя "сергиями радонежскими" и "антониями печерскими" - "великими" игуменами земли русской. Да и наши многие "игумены" ведь привыкли быть первыми еще в советские годы на всяких партсобрания. Как же теперь они могли отказать себе в удовольствии самоутверждаться в новой роли. Игуменство- это ведь просто: разделяй и властвуй как на душу ляжет, только главное,успевай вовремя произносить "чудо -фразу" - послушание выше поста и молитвы. Вот уж ,наверное, никакое другое, тупо вырванное из контекста ,святоотеческое изречение,оказавшееся в арсенале наших горе-игуменов не покалечило столько русских монахов как это.Я помню,что мы вначале слушались, причем что нам хотелось слепого послушания.Ну как св.Отцы пишут.Ведь именно послушание без рассуждения является высшей монашеской добродетелью.С рассуждением мы не хотели. Мы были максималистами,нам хотелось идеала. И что из этого вышло?... Многие из тех,кто был очень послушным во всем ,сейчас являются частыми посетителями психиатрических больниц. Потому что "духовное руководство" наших игуменов уникально еще тем,что оттуда куда они тебя заведут,из тех глубин"духовности, оттуда просто так,не покалеченным, уже не выйти. Многим потом нужна поддержка транквилизаторов и опыт психиатров. Это в лучшем случае. А некоторые "послушники" и вовсе потеряли веру. Те кто оказался посообразительнее и успел вовремя включить мозг,выжил. Собственно,такие монахи из тех,из 90-х ,населяют сегодня наши монастыри. Но эти люди слишком много видели и слишком много прошли,чтобы стать сегодня марионеткой в руках горе-игуменов. Хватит.Мы проходили это в 90-х.
Сейчас в духовном плане в своем большинстве мы- идиоритмические монахи,каждый решает сам- кому ему открывать душу и к чьим советам прислушиваться. И это вынужденная мера,это самооборона, и не мы сами ее ввели,нас вынудили.Кстати,это тот путь,на который указал нам свт.Игнатий Брянчанинов:жизнь по совету. Это,конечно,не так высоко и не так свято как слепое послушание,но,во всяком случае, ты знаешь,что ломом и кувалдой и у тебя в душе не будет никто орудовать,что многих просто сломало.
Я считаю,что мысль,высказанная на конференции вл.Панкратием,была самой ценной и самой важной и это серьезный прорыв:насаждать послушание игумену административными методами -это тупик и ничего из этого не выйдет. Игумен должен стать таким,чтобы к нему хотелось идти,хотелось довериться,хотелось открыть душу.Вот с этого,друзья,и надо начинать. В 90-х послушания без рассуждения мы попробовали и показали,что мы очень даже не против жить по-святоотечески.Люди с посохами и крестами это не оценили и оказались не в состоянии подъять это бремя. Теперь все вопросы к ним и в плане общежительности наших монастырей и в плане всего остального. Статистика падает - это факт. А потому прошедшая конференция проходила уже совершенно в другой тональности.Всем понятно,что в такие монастыри современная молодежь валом валить не будет. А потому похоже теперь будет больше разговоров по существу.И слава Богу.
Ответить

#
18.10.2014 в 01:27
Хорошие по существу вы пишите свои комментарии - правдиво, четко, неравнодушно.

Необходимо, может быть,сейчас дать правдивую характеристику образу жизни в монастырях. Не уговаривать нас понимать, что мы общежительные в организации духовности, если этого фактически нет (вот как есть, так и сказать - идиоритмические, или между общежитием и идиоритмией).
Общежительно что?- посещение богослужений, общая трапеза. Честно дать оценку (характеристику), сделать анализ жизни в монастыре в период новейшей истории (с 1990 г ).
Все, что многие высказывали обобщить. Признать ошибки.
Слава Богу, что встали на этот путь.
А далее прояснятся отношения монастырей с епископом.

Ответить

#
16.10.2014 в 23:50
Почему в 90-стых? И сейчас кое-где лом и кувалда, сестер друг с другом стравливают и посмеиваются. У них хорошие отношения!? О-о-о... Это же... привязанность, блуд, срам, кхе, и так далее. Фразу "а тебе думать вообще не надо, это не твое послушание" я услышала в 2007. И сейчас, увы, и веру теряют, и с ума сходят. Некоторые от яркого несоответствия монастырской реальности как со святыми отцами, так и с Евангелием настолько увлекаются хулой и поношением насельников и обители, что становятся, кажется, даже бесноватыми. Я лично устала видеть как у женщин за 40 меняется лицо, меняются глаза, после первой недельной побывки в монастыре с серьезными намерениями. Они уезжают другими людьми. То самое светлое, самое возвышенное в Церковном организме, чем они годами со страхом благоговейно любовались, умерло для них навсегда. Какое удрученное разочарование!
А как выглядят 20-летние я уже не помню...
Ответить

#
monk from USSR
22.10.2014 в 09:25
Да,Вы правы. За эти годы если что-то и изменилось в лучшую сторону в наших монастыря,то очень незначительно. Но сейчас хотя бы многим известно,что монастыри наши очень далеки от идеала. Известно тем,кто этим интересуется. А тогда в 90-х прецендтентов в большом количестве еще не было, тогда многие виды "духовной инквизиции" наши игумены только еще обкатывали. Тогда во всем винили нас,простых монахов,что мы плохо слушаемся,а потому и не преуспеваем.Это сейчас так открыто заговорили о том,что откровение игумену возможно только в том случае,если он отец,а если он администратор,то никакого доверия к нему не будет и странно было бы это требовать. Сейчас для всех,кто желает жития иноческого есть много возможностей узнать много "интересного" о наших монастырях.И,честно говоря,я когда вижу сейчас как в монастырь приходят молодые люди в огромных розовых очках с полностью выключенной головой, готовые отдаться в послушание кому угодно и как угодно, я бываю шокирована. Потому что именно такие романтики в случае провала всех их ожиданий потом первыми духовно ломаются,заболевают и даже теряют веру.
Ответить

#
monk from USSR
12.10.2014 в 20:33
Историческое событие в жизни современного русского монашества: Патриарх собрал всех игуменов и игумений:http://www.bogoslov.ru/text/4223992/index.htmlе

К великому утешению всех искренне болеющих за русское монашество на конференции в основном обсуждались актуальные проблемы нашего монашества, а не воспевались "гимны" нашей "традиции". Священноначалие понимает,что кадровый вопрос (личность игумена/игумении) стоит остро и в него все упирается. Вот по их "личностям"
и прошлись хорошим таким катком.Владыка Панкратий высказал замечательную мысль:невозможно заставить монахов слушаться и доверяться игумену административными
методами,если игумен станет для них настоящим отцом,то они сами к нему побегут исповедоваться и открывать душу и т.п.
Было бы здорово если бы опубликовали доклады конференции. Некоторые из них (особенно отца Елисея) были очень содержательными.
Считаю,что это серьезный прорыв,что так откровенно заговорили о проблемах монашества на таком уровне. Владыка Феогност сказал,что революций не будет,но постепенно и осторожно будут стараться разрешать проблемы и менять жизнь к лучшему.
Ответить

#
Монахиня Феодосия
10.10.2014 в 22:55
http://www.youtube.com/watch?v=3ATeDdc6-jI#t=45 Доклад Патриарха на съезде Игуменов и Игумений РПЦ
Ответить

#
10.10.2014 в 22:21
Выступление Святейшего на собрании игуменов в ТСЛ:
http://www.patriarchia.ru/db/text/3784639.html
Ответить

#
10.10.2014 в 22:05
Завершился монашеский съезд (собрание игуменов) в ТСЛ.
В работе Собрания приняли участие 150 игуменов и 205 игумений, представляющие 92 российские епархии, 10 епархий Белорусского экзархата, 4 – Украинской Православной Церкви.

Интересные моменты для обсуждения:

Вступительный доклад Предстоятеля Русской Церкви был посвящен истории монашества, заветам преподобного Сергия ....и сказал об основных задачах современных монастырей: «Для дальнейшего возрождения подлинной монашеской жизни и созидания ее внутренней силы важно глубокое усвоение монастырями общежительных принципов (основные из них: послушание всех братий одному духовному отцу, общность имущества, нестяжательность, ежедневное богослужение, в котором участвуют все насельники). И поскольку монашество – это нерв Церкви, то от игуменов отчасти зависит, можно сказать, судьба всей Церкви. Примером же для них является преподобный Сергий, воплотивший в себе идеал игуменского служения.

"Ну попробуй иногда монаху или монахине, которые привыкли жить в таком "общежительном" монастыре, сказать, что это неправильно, что этого делать нельзя, что отъезд из монастыря должен быть исключительным явлением, а не отпуском. Что никакого отпуска у монашествующих быть в принципе не может - все отпуска закончились с отложением волос (так по церковной традиции называется пострижение в монашество. - Прим. ред.), - тебя не поймут, надуются. <…> На самом деле, к сожалению, общежития как такового-то и не получается", - констатировал патриарх.

Митрополит Лимассольский Афанасий представил интересный доклад об общежитии как совершенной форме организации монастырской жизни. Он подчеркнул необходимость ежедневно предоставлять насельникам монастырей несколько часов келейного времени для молитвы и чтения святоотеческих творений, чтобы у них не происходило внутреннего выгорания.


Ответить

#
9.10.2014 в 12:20
А вот неучтённые пожелания к первому варианту "Положения" ....разве тут все не о том же?)))


Обязательные дополнения к:
39 апостольское правило
в) епископ наблюдает за тем, не уклоняются ли монахи от своих духовных подвигов к житейским попечениям, и по возможности оберегает их от подобных уклонений;

g. Послушания и труд в монастыре
Несение послушаний, какова бы ни была их сложность, не может служить оправданием неисправной духовной жизни.

ДОПОЛНЕНИя:

Наложение на послушника монастыря послушания, наносящего вред его духовной жизни или его здоровью, должно быть рассмотрено епископом как возможность пересмотреть состав духовного руководства монастыря.
Неумение игумена обеспечить духовное преуспеяние каждого насельника монастыря – влечёт срочную отставку игумена монастыря. Совет единомысленных братьев (группа братий особенно сплочённых единой духовной целью среди остальных насельников) монастыря имеет право подать жалобу епископу или выше о режиме каждого насельника и обстановке в монастыре явно несоответствующей подвижническому духу: сокращение служб(вызов монашествующих под предлогом послушания со службы до окончания службы), длинный рабочий день, назначение норм выработки чего-либо, невозможность по времени чтения писаний, отсутствие часов для уединения, ухода за собой и кельей, недостаточность питания во время тяжелого физического труда, непризнание болезни или немощи за больным или немощным братом, отсутствие регулярного общения всех насельников с духовником и игуменом м-ря.




Начальство м-ря не может выгнать ни одного насельника монастыря ни при каких грубых нарушениях устава м-ря и ни при каких грубых пороках кроме уголовно(гражд.) наказуемых по гражданскому или уголовному кодексу страны. Но обязано назначить соотв. исправительные работы и особое наблюдение над послушником. Если же послушник сам покинет монастырь за него должны совершаться сугубые молитвы.
Самовольное отлучение от монастыря, но не оставление монашества не даёт права ни кому снимать одежды и имя, данное при постриге, с монашествующего.
Самовольное оставление монастыря монашествующими должно повлечь за собой рассмотрение епархиальным архиереем внутренней жизни этого монастыря.

В связи с отличием древних христиан - когда кроме Писания не было никакой другой отвлекающей от спасения информации - рекомендуется во всех без исключения монастырях ввести "ЛИК-БЕЗ" - ежедневные трех часовые уроки закона Божьего, где для всех новоначальных, в течении 3-х лет должны преподаваться чтения с толкованиями из; а. Ветхого Завета, б. Нового Завета, в. Деяний и Посланий на славянском языке.
Результатом чего должно быть минимум изустное знание "Нагорной проповеди" и 12-ти произвольно выбранных псалмов.



21 правило Второго Никейского (Седьмого Вселенского) собора упоминает о том, что исход монаха из монастыря его покаяния возможен только по совету с игуменом и должен сопровождаться отпустительным письмом. Преп. Никодим в комментарии к этому правилу («Пидалион», с. 341) говорит, что Собор указывает лишь общие положения относительно данного вопроса и не разъясняет причины, могущие позволить монаху уйти из монастыря без разрешения игумена – эти вопросы рассматриваются в других правилах святых отцов

В результате Церковь установила здесь два важных правила: во-первых, монах имеет право оставить духовника без его ведома и благословения в том случае, если он проповедует известную и осужденную соборами ересь или совращает в раскол[101];во-вторых, он может оставить монастырь или своего старца, если испытывает явный душевный вред, находясь рядом с ним[102]. Однако эти правила имеют одно важное уточнение: поскольку мы все с трудом можем определить, что есть душевный вред и что нет, а также не всегда хорошо понимаем догматические и канонические установления Церкви (чтобы судить о ереси или расколе), то монах, оставляющий послушание игумену, обязан делать это не самочинно, а должен известить об этом архиерея и других опытных духовников (или игуменов других братств, по замыслу святого Василия). Смысл этого постановления в том, что послушник ни при каких обстоятельствах не должен поступать исходя из своего рассуждения, но в любом случае руководствоваться советом более опытных.

.................................................................................................................................................


ИЗЯСНЯЮ: Наличие болезни, слабое здоровье, отсутствие физических способностей, отсутствие специальных навыков для данного послушания, отсутствие способностей к данному послушанию не являются свидетельством недобросовестности при исполнении послушания, не являются поводом в обвинении послушника в нарушении дисциплины в случае психического или физического срыва и неадекватного поведения - как следствия неразумно наложенного послушания . Следовательно прецедент не является поводом для изгнания из обители.

Т.к. лукавый послушник будет сам наказан за своё лукавство.
Жестокий же и не доверяющий своим овцам пастырь является носителем смертного греха – жестокосердия и должен быть извергнут из сана к сугубому покаянию.

Согласно с учением св. отцов монах или послушник имеет право покинуть обитель по причине личной неприязни к игумену или братии во избежание невозможности взаимного примирения и опасности возрастания неприязни, что при отсутствии великодушия у одного из имеющих неприязнь, грозит вечной смертью немощнЕйшему из них.

Согласно с учением св. отцов монах или послушник имеет право покинуть обитель по причине
Соблазна, вредного для его души, с которым он не считает способным справится, и не имеет искусного помощника близ себя.

Послушник, имеющий навыки и привычки, несовместимые с монашеским образом жизни, не может быть принят в число насельников, но может быть зачислен в рабочий штат монастыря, имеющий свои дисциплинарные ограничения.

Т.о. существование монашествующих – часто переходящих из обители в обитель , не имеющих навыков и привычек, несовместимых с монашеским образом жизни, не должно быть воспрещено, осуждаемо и наказуемо памятуя слова Писания: «Пути Господни неисповедимы».

Ответить

#
Монахиня Феодосия
10.10.2014 в 22:28
ежедневные трех часовые уроки закона Божьего, где для всех новоначальных, в течении 3-х лет должны преподаваться чтения с толкованиями из; а. Ветхого Завета, б. Нового Завета, в. Деяний и Посланий на славянском языке.

Где же найти три часа времени ежедневно на это? а время на келейную молитву тогда где брать? Может в монастырях где штат наемных рабочих выполняют все труды это и реально, а в простых монастырях даже самый минимум обязанностей с трудом успевают сестры, для того чтобы быть на всех службах и хотя бы немного в келье наедине с Богом! Нам вот не реально это предложение, не по силам!
Ответить

#
13.10.2014 в 13:07
Да, поясню ещё, что обучение будет проходить в "ущерб" послушанию, а не келейному правилу, не занятиям Иисусовой молитвой, не во время служб и келейного чтения... мало того, рассудительный человек, если не может в одни сутки вместить множество занятий, обычно распределяет их на неделе или в месяце. Например можно месяц пасти коров, и месяц учится... или неделя через неделю - всё просто) ...Или - неделю отдыхать между службами и молитвами (днём, вместо послушания - заниматься рассмотрением своего дух. состояния), неделю учиться, неделю пахать на послушаниях...
Ответить

#
13.10.2014 в 12:02
Это пожалуй единственное предложение, которое и было положительно решено, к моей радости, в настоящем "Положении" в пункте об образовании в монастырях.) И даже сверх чаяния.))
Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
8.10.2014 в 15:05
http://sergeylarin.livejournal.com/390775.html

Мнение о. Сергия (Рыбко) о новом проекте Положения о монастырях и монашествующих:

- Думаю, второй, окончательный вариант «Положения» будет иметь положительные последствия. В первом варианте было много слишком суровых, жестких требований. Но последний вариант «Положения» достаточно интересен. Правда, и там есть моменты для меня спорные. Все я не припомню, но одно назову – приравнивание понятий «игумен» и «игуменья». Те святоотеческие высказывания, которые относятся к игумену, в «Положении» без оговорок относят и к игумении. Но ведь Святые Отцы обращались именно к игумену, который, за редким исключением (а в наше время – всегда), облечен в священный сан. Этим он отличается от игуменьи, которая является просто администратором. Если игумен руководится благодатью Духа Святаго, получаемой в Таинстве священства, то совершаемое им руководство братией действительно освящено Свыше. А игуменья – это женщина, которую просто назначили начальницей. Как правило, игуменьей назначается предприимчивый человек, не глупый, конечно, – дурочка не сможет обителью руководить. Настоятельница должна обладать деловыми качествами, уметь руководить строительством, снабжением, общаться со спонсорами. А руководствовать сестер в духовной жизни – совсем другое дело, это должен делать духовник. А в «Положении» везде получается так, что “игумен” и ”игуменья” – это одно и то же.

Даже в мужском монастыре в русской традиции игумен как правило назначает духовником кого-либо опытного из священноиноков. Когда я поступил в Оптину пустынь, наместником там был отец Евлогий, ныне Митрополит Владимирский. В первые месяцы он говорил: «Братия, простите меня, я делаю все, чтобы у вас был духовник. Подождите, потерпите». Был такой случай в самом начале жизни обители. Все иеромонахи разъехались по делам монастыря, а был двунадесятый праздник. Отец Наместник был сторонником, чтобы вся братия на двунадесятые праздники причащались. И он сказал: «Братия, простите, все отцы разъехались, и я единственный священник, который может поисповедовать тех, кто хочет причащаться. Вы меня уж простите». Я несколько затруднялся исповедоваться у наместника, а он повел себя очень смиренно, просто совершил таинство исповеди, выслушал грехи, не лез в душу, не пытался узнать мое или чье-либо еще отношение к нему.

Меня очень удивило, что он даже испросил прощения у братии за то, что должен исповедовать их сам! Отец Евлогий считал, что как наместник, он должен поить-кормить братию, восстанавливать обитель, заботиться о ее материальном благосостоянии, о совершении богослужения, а духовной жизнью братии должен заниматься духовник. И после нескольких месяцев поисков он нашел достойного духовника, отца Илия (Ноздрина) (ныне духовник Святейшего Патриарха Кирилла), и его духовное руководство оказало на братию положительное влияние. Это было как раз то, чего мы в то время искали; мы приняли батюшку, доверились ему.

А игуменьи женских монастырей почему-то наоборот навязчиво предлагают свое духовное руководство девочкам, которые туда пришли. Не пройдя сами школы духовного воспитания, школы смирения и послушания – чему они могут научить, как они могут воспитать настоящих монахинь? Этого я не понимаю, мало того, вижу здесь некую ересь папизма. Монахиню назначили игуменьей указом архиерея – таинства же здесь не совершается! Сегодня ее назначили, завтра могут снять. Она же не получила тем самым благодатных дарований Духа Святаго! Священник же получает их в Таинстве священства. Получается какой-то папизм – если ты начальник, значит, ты свят и непогрешим.


Все это приводит к тому, что в женских монастырях нет вообще никакого духовного руководства. Игуменьи не дают сестрам поискать духовника, не разрешают обращаться в Троице-Сергиеву Лавру или другие монастыри. Ведь что мы видим до революции? Монахини обращались за духовным окормлением в Оптину пустынь, в Глинскую пустынь, - это было обычным делом. Настоятельницы отпускали их, давали им денег на дорогу. Как правило, сестры близлежащих к Оптиной пустыни, к Саровскому монастырю женских обителей окормлялись именно в них, и никто не считал это чем-то зазорным. Преподобные Серафим Саровский, Амвросий Оптинский, Зосима (Верховский), Варнава Гефсиманский стали основателями женских обителей и являлись их старцами. А сейчас игуменья должна быть «всем и вся», духовной матерью для всех. Но все же должно быть добровольно, а не в силу какого-то указа. Это в католичестве тебе назначают и римского папу, и духовника, и вообще вместо тебя тебя «спасут». В Православии все бывает добровольно: Милости хочу, а не жертвы. Если сестра имеет доверие к игумении и идет к ней помыслы исповедовать – слава Богу! А если доверия нет? Если игумении вообще 25 лет? «Положение о монашествующих» эту сторону вопроса, к сожалению, не рассматривает.
Ответить

#
15.10.2014 в 09:56
Те святоотеческие высказывания, которые относятся к игумену, в «Положении» без оговорок относят и к игумении. Но ведь Святые Отцы обращались именно к игумену, который, за редким исключением (а в наше время – всегда), облечен в священный сан.
Святые отцы, и древние, и более близкие к нам по времени, относили свои наставления как к игуменам, так и к игумениям. Чтобы в этом убедиться, достаточно внимательно прочитать, например, Правила свт. Василия Великого или письма прп. Феодора Студита.

Этим он отличается от игуменьи, которая является просто администратором. Если игумен руководится благодатью Духа Святаго, получаемой в Таинстве священства, то совершаемое им руководство братией действительно освящено Свыше. А игуменья – это женщина, которую просто назначили начальницей.
И игумен, и игумения руководятся благодатью Духа Святого, и с Таинством священства это никак не связано. Прп. Пахомий Великий, начальник киновиального жительства, за всю жизнь так и не принял священного сана. Прп. Сергий Радонежский, до того, как его посвятили в иеромонаха и игумена, руководил братией больше 10 лет. Подобные примеры бесчисленны.

Настоятельница должна обладать деловыми качествами, уметь руководить строительством, снабжением, общаться со спонсорами. А руководствовать сестер в духовной жизни – совсем другое дело, это должен делать духовник.
Исторически «руководствовать сестер в духовной жизни» — это дело именно игумении. Посмотрите жития древних преподобных игумений — везде говорится о том, что они были для сестер духовными матерями и врачевали их душевные немощи. В Тавеннисиотском монастыре при амме Феодуле «было поставлено правилом обители, чтобы сестры объявляли настоятельнице о каждом искушении, которое испытывали». Амма молилась о них и помогала им советами. Прп. Синклитикия постоянно произносила для своих сестер слова назидания, так что «руководимые ею девственницы глубоко запечатлевали советы ее в сердце своем и записывали для будущих времен». Преподобные Мелания, Макрина, Талида, Матрона — все занимались прежде всего попечением о душевном состоянии своих сестер, а потом уже «строительством, снабжением» и т.д.
В сохранившемся уставе византийского женского монастыря Богородицы Благодатной, в главе об избрании игумении сказано, что выбирать надо сестру «более других мудрую в попечении о душах и опытную в их врачевании».
А насчет того, чтобы сестрами руководил священник, у свт.Василия Великого есть любопытное правило. Он говорит, что если пресвитер прикажет что-то сестрам без ведома игумении, то последняя вправе на это негодовать. И даже, как подчеркивает святитель, очень.

А игуменьи женских монастырей почему-то наоборот навязчиво предлагают свое духовное руководство девочкам, которые туда пришли. Не пройдя сами школы духовного воспитания, школы смирения и послушания – чему они могут научить, как они могут воспитать настоящих монахинь?
А почему их, не прошедших такую школу, назначили игумениями? В этом-то и есть корень проблемы, что поставление игумении извне – это наша традиция, противоречащая древнему преданию Вселенской Церкви. И мы сейчас пытаемся решить проблему тем, что пытаемся заменить игумению духовником, что очень часто кончается плачевно. Исключения есть, но это именно исключения, потому что сама по себе такая практика неестественна для женского монастыря.

Преподобные Серафим Саровский, Амвросий Оптинский, Зосима (Верховский), Варнава Гефсиманский стали основателями женских обителей и являлись их старцами.
Основатель монастыря – это совсем другое. Это действительно старец монастыря. Игумения, как правило, взращена, воспитана им, является носительницей его духа, и здесь нет конфликта. Все естественно и гармонично. А вот когда духовным руководителем становится просто священник со стороны - конфликт с игуменией практически неизбежен. Потому что, как ни крути, начальница монастыря, в том числе с духовной точки зрения – именно она. Священник в монастыре – это совершитель таинств, в том числе и таинства исповеди, но не руководитель.
Ответить

#
10.10.2014 в 11:34
> А в «Положении» везде получается так, что “игумен” и ”игуменья” – это одно и то же.
В "Положении" везде получается так, потому что так оно и есть на самом деле.
Ответить

#
monk from USSR
16.10.2014 в 16:09
Друзья,я вообще не понимаю,о чем спор?
По-моему все просто: будет игумения подлинной духовной матерью для сестер,будут чувствовать они ее любовь, будет доверие,искренность и почтение в отношении к ней и тогда никакой отец Сергий Рыбко не сможет никакими аргументами воспрепятствовать такому общению и единению сердец. А если будет только администратором,то вы хоть сотни томов напишите о богодухновенности игуменского служения и т.д.и т.п.,все это будет в пустоту. Замечательно сказал владыка Панкратий в своем интервью и добавить к этому нечего: "Вы знаете, опыт показывает, что жизнь сама определяет, кто может быть духовником, а кто нет. Естественно, это должен быть человек, у которого есть дар духовного окормления, есть опыт. Чему может научить монах, который сам ничего не знает? Все зависит от тех реалий, которые есть в монастыре. Есть такой человек, значит, он и будет духовником по факту, не важно, назначат его или нет. Братия его замечает, начинает ходить к нему на исповедь, и он окормляет братию. Так и у нас: у кого-то насельники окормляются чаще, у кого-то реже. Административно в наших условиях назначить игумена духовником довольно сложно. Конечно, он должен быть духовным руководителем и должен стремиться быть примером для братии; не только по закону, но и по жизни быть отцом для своих монахов. Но это должно решаться самой жизнью: если человек так живет, то к нему будут ходить на исповедь, ему будут доверять, открывать помыслы. А если он, скажем, больше является администратором, то формально принуждать братию у него окормляться можно, конечно, но подлинного духовничества, духовной связи, доверия здесь не будет. Что-то ему расскажут, а что-то утаят, а это все вещи очень тонкие, и здесь нельзя действовать административными методами, нельзя применять насилие. С моей точки зрения, как бы нам ни хотелось, чтобы игумен был главным духовником, но если этого в жизни фактически нет, то и не будет, даже если мы сто уставов напишем и сто законов издадим. Нельзя формализовать духовную жизнь. Безусловно, во многом от самих игуменов зависит, будут ли доверять им насельники монастырей. Для того чтобы окормлять братию, нужно иметь собственный духовный опыт, вдохновлять своим примером, а не только поучать по книжкам".
Ответить

#
10.10.2014 в 02:15
Вот пример настоящей "мужской логики". Я - глава семьи. Уродливые претенденты у нас уже были в Иваново и Боголюбово, а в святоотеческой истории - нет. Со стороны - какой-то платонический гарем. Это у мужчин, похоже, понятия игумен и священник перепутались. И, надо полагать, священноначалие это понимает, упразднив 'священнический' сан игумена. Это звание присваивается теперь только настоятелям.
Исключительно в мужском монастыре игумен может быть духовным отцом братства, однако братия не может настоятелю исповедоваться, потому что видит в нем только администратора. Где логика?
Митр. Вениамин Федчинков говорил, для того, чтобы открывать помыслы игумении, нужно иметь очень много смирения. Потому что простая сестра-духовная мать просто пожурит, а игумения может сделать с тобой что захочет. Сестры легче открывают помыслы и доверяют настоятельнице, чем сильные и духовные братья. Потому что для этого нужно иметь мужество, веру, смелость, самоотречение. Я видела как духовное преуспеяние сестер, отдавшихся в тяжелое духовное послушание игумении, растет как на дрожжах. В отличие от чад знаменитых духовников, больше кичившихся и критиковавших, чем занимавшихся работой над собой.
Здесь путаются понятия "игумен/игумения - предводитель монашеской общины" и Церковное таинство священства. Все мирские приходы, с таким подходом, - монастыри. (Что и делает о. Сергий Рыбко).
Как бы нам не оскорбить жен преподобных и других святых жен. Мужчины любят забывать о человеческом достоинстве женщин. "Ни мужеска полу ни женского, но яко ангелы на небесех". Монастырь общежительный задумывался как подражание обществу апостолов со Христом и игумен как бы икона Христа, а игумения - Божией Матери.
Надо стремиться к ликвидации болезней, а не больного. На попечении игумена/игумении духовная жизнь насельников, а как эту задачу осуществить - вопрос, который им нужно решить и возможно Положение может им в этом помочь.
Игумения не только назначается начальницей указом, но и возводится в сан игумении через возложение епископских рук и, я думаю, Дух Святой не ошибается и подает ей благодать настоятельства, а не алтарника. Особую благодать имеют также казначея и благочинная (назначаемые, кстати, тоже архиереем), другое дело, что они тоже люди, как они себя поведут, или совместят благодать с невежеством. Священнический сан тоже ни святости, ни непогрешимости, ни прозорливости не гарантирует. Здесь более важны опыт монашеской жизни и/или мудрость. Никогда духовник не сможет понять и предугадать все особенности сестринской жизни, как игумения, прошедшая в женской шкуре, с женской психологией все ее этапы. И ему, прямо на исповеди, приходится что-то объяснять. А Иоаннов Крестьянкиных и Николаев Залитских 700шт. не наберется. Что-то сестра у мужчины-духовника никогда и не спросит. А кто-то наоборот, легко съедет на женско-мужские отношения. Многие сегодняшние игумении из незакрывавшихся монастырей. Остальные набрались уже какого-то опыта за четверть века, а 25-летнии настоятельницы выросли уже в монастырях за последние 25 лет. Ну, а для тех, у кого совсем нет опыта, вот хорошо бы в Положении попространнее расписать настоятельскую деятельность.
О болезнях надо говорить, указывать, решать. Ампутация только изуродует тело Церкви.
За опытом в этом вопросе далеко ходить не надо. В Рижском Свято-Троице-Сергиевом монастыре в 1996г. 10 октября (кстати, сегодня день памяти) приставилась иг. Магдалина Жегалова, несколько десятилетий управлявшая незакрывавшейся обителью. Она почитаеся там как старица. Кого-то она окормляла сама, кто не хотел, поручала старшей опытной сестре, кого кто выберет. Духовные вопросы сестер, на которые она не могла ответить, проблемы монастыря записывались, потом снаряжались сестры (или отправлялось письмо) к какому-нибудь старцу в Лавру, Печеры или на о.Залит. Сестер отпускали время от времени к их духовникам.
В другом монастыре игумения договорилась с наместником Лавры о приездах духовника, в третьем сестер по очереди возят в Лавру. В вопросе исповеди согласна абсолютно: монашеские делание и искушения более чем специфичны, исповедующим духовником у сестер должен быть маститый монах, причем имеющий опыт жизни в монастыре.
Ответить

#
11.10.2014 в 00:40
Полностью согласна.
То, что игуменье дается благодать, знает всякая сестра. Какая бы игумения ни была (как человек), всякий знает, что порой против ее слова нельзя ни под каким предлогом идти, и Господь покрывает тебя при совершенно немыслимых обстоятельствах. И это не слово тетки-администратора... Для сравнения- многие сталкивались с женщинами бухгалтерами и т.п. работающими в монастырях мирянами, умными, опытными, действительно администраторами, но разве можно сравнить их с игуменией или старшей сестрой?
Ответить

#
10.10.2014 в 19:16
"Уродливые претенденты у нас уже были в Иваново и Боголюбово" - что вы имеете в виду, где почитать? В чем суть уродства?
Знаю хороший опыт в открытии монастыря.
1) Божие благословение - когда есть откровение, вымолено, стечения обстоятельств указывают на то, что это воля Божия, когда об этом говорит опытный старец...
2) Старшая сестра назначается и это воля Божия, когда по условиям первого пункта (когда есть откровение ... и т.д ) или еще как.
3) Важный пункт, когда у старшей сестры-настоятельницы есть духовник и от него получено благословение быть настоятельницей - будущей игуменьей.
4) Первые насельницы хорошо, чтобы получили благословение от духовника-старшей сестры-настоятельницы, еще лучше, если бы изначально они были дуовными чадами духовника.
5) Если приходят в общинку желающие стать в будущем насельниками, настоятельница должна их отправить прежде к своему духовнику на исповедь и благословением.
6) В дальнейшем всегда все вопросы внутренней духовной жизни решать с одним духовником.
7) К владыке обращаться за официальным оформлением. Даже если владыка направит кандидатуру в насельники, настоятельница должна в беседе объяснить, что необходимо ей съездить к ее духовнику за благословением.
Таким образом есть шанс начать жизнь обители от единого ключа (один духовник) даже если этот опытный духовник находится в Лавре, или на Валааме или еще где совсем не близко. Если таким образом начинать, можно избежать мешанины - такого винегрета, который может взбродить и быть вредным для здоровья - пучить будет. И какое дорогое лекарство подобрать? Дорогое может не помочь.
Есть такие монастыри, когда духовники разные были - делились на группы (эти того,
эти этого). Тогда единый духовник сможет помочь выстроить отношения со старшей
сестрой - будущей игуменьей.
Административные дела, внешнее - пусть с ведома владыки. А духовная жизнь - это дело серьезное. Место надо дать Святому Духу.
Ответить

#
Монахиня Феодосия
10.10.2014 в 11:31
Не было времени написать комментарий, но у вас как раз то что мне хотелось написать. Благодарю. Согласна!
Ответить

#
10.10.2014 в 01:45
Есть вопрос. В первые века был чин поставления(посвящения) в диакониссы. Постепенно институт диаконисс исчез - то ли необходимости не стало, то ли другие причины. Во второй половине 19 века и в начале 20 века обсуждалось как возобновить (например Елисавета Федоровна в сестричестве Марфо-Мариинской обители). Но в 1917-1918 гг на Поместном Соборе рассмотрение не завершилось). Понятно - диаконы и диакониссы - это не одно и то же. Но чин посвящения был. В первых чинах посвящения читалась молитва о ниспослании даров Святаго Духа в помощь - благодать даровалась. Так вот вопрос - какие молитвы читаются в чине поставления в игумению? Или просто вручается посох (символ духовной власти) и - АКСИОС?!. Игумения поставляется по благодати или просто назначается? (Отец Сергий пишет: "Она же (игумения) не получала дарований Святаго Духа?"
Вот как разобраться в словах-понятиях - посвящение, поставление, назначение?
Не к тому, чтобы указывать на решения патриарха и Церкви, но... - не поторопились ли несколько лет тому назад вдруг сразу по епархиям раздать указы во всех монастырях всех настоятельниц монастырей поставить в игумении, дать ПОСОХ - дескать ,пора этим самым символом подчеркнуть особый духовный статус. Только духовный статус чего или кого - игумений? Или монастырей?
Лучше не торопиться о поставлении в игумении, а стремиться к тому, чтобы духовное руководство было.
Много святых отцов говорили об аввах и аммах. Но сейчас путаница. Игумен в мужском монастыре - администратор - может быть духовником, а может и не быть им, хотя желательно все совмещать . Но в крупных городах, в крупных монастырях порой это невозможно. (Хороший пример в Оптиной с тогдашним наместником Евлогием (ныне митрополит)).
А в женском монастыре?.. Хорошо, если игумения соответствует АММЕ, а если нет этого дарования. А у насельниц в 21 веке (впрочем как у многих христиан православных) вера слаба. Вот и получается - не жизнь, а выживание - как тут будешь возрастать и развиваться в духовности без мудрой помощи.
Сегодня дорожить надо настоящим духовным руководством, теми личностями, вокруг которых собираются жаждущие спасаться, которые умеют по-настоящему по дару благодати духовно руководить, рассуждать, советы давать. Их знать надо.Искать. Выявлять. И дорожить ими.

Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
18.10.2014 в 01:04
По канонам Элладской Церкви, братия игумена избирает, епископ игумена утверждает и поставляет.

В греческом есть понятие "ευλογία", эвлогИя, и "επευλογία", эпэвлогИя.

И если эвлогия это благословение, то когда речь идёт об "утверждении" Митрополитом игумена, избранного братией или каких-то документов монастыря, то там часто речь идёт об "эпэвлогии". Буквально это "благословение сверху", "надблагословение". Когда владыка даёт "благословение", то он именно принимает решение своей властью. Когда он даёт "эпэвлогию", то это имеет оттенок именно духовного благословение, а также это его "добро", "ОК", "подтверждение" на решение братии.

И важный момент - Митрополит не может не дать этого благословения.

Из устава одного монастыря: "копию протокола выборов Игуменский Совет предоставляет правящему митрополиту на следующий день после выборов с прошением о назначении удобного времени интронизации нового игумена".

К епископу обращаются не с просьбой принять или отвергнуть выбор братии, а о назначении времени, когда ему удобно приехать и прочитать над избранным игуменом молитву о поставлении того на игуменство.

Ответить

#
monk from USSR
21.10.2014 в 11:08

"И важный момент - Митрополит не может не дать этого благословения".

Это не совсем так. В качестве доказательства привожу фрагмент перевода устава греческого женского монастыря св. Ирины (том 2-й уставов, стр.790) :

"По окончании избрания Избирательной Комиссией составляется протокол, в котором подробно описывается, как проходила вся процедура избрания. Далее протокол закрепляется печатью монастыря и подписями членов Избирательной Комиссии и отправляется на утверждение правящему Митрополиту, который, если в течении трех дней после получения протокола не получит письменное возражение от монахинь, утверждает избрание. Если же от каких-то сестер поступят письменные возражения, он их исследует и, следовательно, или отклоняет по причине безосновательности, или соглашается, если будут указаны серьезные причины. В случае его согласия, назначаются новые выборы. В случае одобрения кандидатуры игумении митрополит должен отправить эту информацию на рассмотрение (προς ἐκδίκασιν) в священный синод. Священный Синод рассматривая данное остановление и или утверждает постановление митрополита, или отклоняет, уведомляя его о своем решении. В вышеуказанном случае решение Синода Митрополит передает в монастырь. В случае отклонения избранной кандидатуры, Митрополит назначает повторные выборы в течении пяти дней после получения решения Синода".

Кстати, я считаю, что такой порядок избрания приемлем сегодня и в наших монастырях. Епископы переживают, что монахи выберут себе не того игумена и все выйдет из под их контроля. Пусть за епископами оставили бы право вето, но монахам дали возможность хотя бы высказаться. Это важно. С этого можно начать, а там посмотреть как пойдет.


Ответить

#
Иеромонах Клеопа, Греция, монастырь Петрас.
23.10.2014 в 14:37
Очень хороший пример и чёткий порядок избрания.
Но при этом из текста видно, что роль митрополита более техническая. Он не может от ветра главы своя решить, что они не одобряет выбор сестёр, если только со стороны некоторых из них не будут представлены серьёзные возражения.
Задача митрополита выждать необходимый срок и переслать документы в Синод, который тоже должен предоставить чёткие обоснования в случае отклонения.
После принятия решения Синодом, епископ обязан провести поставление игумении с вручением посоха.
В реальной жизни у митрополита есть ещё одна возможность - он может затягивать отправку документов в Синод и последующее поставление игумении на долгое время. Но если сестрам это надоест, то они могут обратиться в Церковный Суд, где указать несоответствие поведения митрополита Уставу монастыря. Суд будет на стороне сестёр. Правда, это крайнее решение, потому что отношения с митрополитом это точно не улучшит.

Ответить

#
18.10.2014 в 23:11
Благодарю, о.Клеопа. Уяснила для себя. Понятия с определенными и точными оттенками.Это важно знать и внутри монастыря и владыкам, чтобы никто никого не вводил в заблуждение.
Ответить

#
10.10.2014 в 19:28

Прп. Силуан Афонский говорил: "Догматическое
сознание органически связано со всем ходом внутренней духовной жизни. Измените
в своем догматическом сознании что-либо и неизменно изменится в соответствующей
мере и ваш духовный облик и вообще образ вашего духовного бытия".



Свт. Григорий Богослов. Послание 2, к Нектарию, епископу Константинопольскому:



По-видимому, настоящая жизнь наша во всем оставлена без Божия попечения,
которое охраняло Церкви во времена, нам предшествовавшие. И у меня до того упал
дух от бедствия, что я не считаю несчастьями собственных скорбен в жизни своей,
хотя они весьма тяжки и многочисленны и, приключившись кому иному, показались
бы неудобовыносимыми, но смотрю на одни общие стра­дания Церквей, об
уврачевании которых если не заботиться в настоящее время, то, дело дойдет
постепенно до совершенной без­надежности.





Феофан Затворник (Толкования на Пс.118, ст.85): «Злые духи участвуют в делах наших больше, нежели сколько мы думаем и
догадываемся. Шагу нет, чтобы они не встревали во что, и все в тех видах, не
удастся ли схватить кого и посмеяться над ним. Потому Господь так настойчиво и
говорит: «всем глаголю — бдите» (Мк.13,37).»



Первое послание к Фессалоникийцам святого Апостола Павла Глава 4.

9О братолюбии же нет нужды
писать к вам; ибо вы сами научены Богом любить друг друга, 10ибо вы так
и поступаете со всеми братиями по всей Македонии. Умоляем же вас, братия, более
преуспевать 11и усердно стараться о том, чтобы жить тихо, делать
свое дело и работать своими собственными руками, как мы заповедовали
вам; 12чтобы вы поступали благоприлично перед внешними и ни
в чем не нуждались.



Послание к
Галатам. 5:22. Плод же духа: любовь, радость, мир,

долготерпение, благость, милосердие, вера,



5:23. кротость, воздержание. На таковых нет закона

Ответить

#
15.10.2014 в 20:33
Александр, мне кажется, что слова прп. Силуана Афонского, кот. Вы приводите, принадлежат архим. Софронию (Сахарову), кот. опубликовал житие Силуана и его писания. Просто прп. Силуан, как мне кажется, не теоретизировал на тему догматического сознания человека, а обращался напрямую к душе в её стремлении к Отцу Небесному. Проверьте, пожал. свою ссылку!
Ответить

#
16.10.2014 в 20:39

\ История Церкви наполнена рассказами подвижников, чей опыт
вдохновил великих богословов (св. Антоний, например «богословски» представлен
св. Афанасием Александрийским, подобным способом, больше или меньше, жизнь св.
Силуана представлена отцом Софронием), в другое же время, существуют случаи,
когда одна и та же личность соединяет аскетическую жизнь со смелой и сильной
академической мыслью, в чем мы удостоверяемся, например, у св. Максима
Исповедника.

К тому же, академический
богослов может много почерпнуть из опыта одного подвижника, такого, каким
является св. Силуан Афонский. А если он располагает еще и творческой мыслью,
тогда он может представить свои аскетические опыты в форме догматического богословия\





http://afonit.info/index.php/biblioteka/nasledie-russkogo-monastyrya/3140-siluan

Ответить

#
23.10.2014 в 03:42
Загуглил вышеприведённую цитату якобы прп. Силуана о догмат. сознании и его влиянии на дух. жизнь человека, оказывается эта приписка принадлежит учебнику Догм. богословия о. О. Давыденкова. Последний, употребляя её, ссылается на книгу тогда еще иером. Софрония 1952 г. издания "Старец Силуан". У меня, к сожалению, есть только книга "Старец Силуан" (2001г. издания) и там я нашел похожую цитату архим. Софрония (с.320), но о. Софрония (!), а не прп. Силуана.
Жаль, что благодаря учебнику о. О. Дав. это недоразумение множится во многих головах, и гуляет на просторах нэта. Всё ж хорошо, когда в оркестре отеческих мнений, ты отличаешь одни инструмент от другого, а не слышишь сплошной унисон.
Если у кого-то есть издание 1952 г "Старец Силуан", то проверьте с.60, кому принадлежат эти слова: "Догматическое
сознание органически связано со всем ходом внутренней духовной жизни. Измените
в своем догматическом сознании что-либо и неизменно изменится в соответствующей
мере и ваш духовный облик и вообще образ вашего духовного бытия".
Спасибо.
Ответить

#
10.10.2014 в 18:13
"Чин, бываемый на произведение игумена" происходит на Литургии во время входа с Евангелием. После молитв архиерей "глаголет велегласно":
"Благодать Всесвягаго Духа чрез нашу мерность производит тя игумена честныя обители Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (имярек), Его же есть храм //или: Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы, Ея же есть храм, или: Святаго..., его же есть храм//"
Затем возлагает руку на голову произведенного игумена и трижды возглашает "Аксиос".
После Литургии архиерей подает игумену жезл со словами: "Прими сей жезл, имже утверждей паству твою да правиши, яко и слово имаши отдати за ню нашему Богу во дни Суда".
(Архиерейский Чиновник, 1-й том, изд. 1982 г.)
Ответить

#
7.10.2014 в 23:18
Очень много нападок на архиереев, а мне в своем малом статусе видится куда больше горя от настоятелей. Для сестер по большому счету владыка где-то там, а с игуменией приходится сталкиваться каждый день. В монастыре, где каждый шаг благословляется настоятельницей, все проникнуто духом ее личности. Кто-то из отцов сказал: "к сожалению, какой игумен, такой и монастырь". Меняется игумен, все, монастырь меняется, точнее главное - его дух. Поговорка есть такая - рыба тухнет с головы. О произволе епископов много сказали, а что вытворяют 'папы римские' монастырей? Хорошо, когда это для вас Отцы и Матушки, принимающие помыслы, замечающие скорби, умеющие сочетать любовь к сестре с монашеской строгостью. А "они тоже люди, с немощами и советским прошлым". И... трактуют свое послушание каждый во что горазд. Я - Царь и Владыка, я - воля Божия в последней инстанции. И часто комментируя и не слушаясь архиерея, требуют абсолютного послушания от насельников.
Я лично хочу подчеркнуть, что мои высказывания здесь не являются злопыхательством дорвавшегося до слова клопа, а желание обратить внимание в первую очередь тех людей, которые читают эти комментарии с конструктивными целями, на занозы, впившиеся в живое тело и годами причиняющие боль.
В главе об игумене хотелось бы подчеркнуть взаимосвязь игумен/ия=монастырь. И это не какое-то абстрактное делание. У святых отцов о поведении и обязанностях игумена тоже есть конкретные учения. Изучить их, озвучить, вменить что-то в непреложную обязанность, что-то рекомендовать, что-то ограничить или даже запретить. Самим игуменам/игумениям (по их совершенству после возведения в сан) поштудировать святых отцов по вопросу собственного послушания в голову не приходит.
Хотелось бы их деятельность регламентировать на благое, на заботу, на духовное, на созидание; а произвол в отношении насельников ограничить. Потому что часто последний по страстности игумении или окружающих ее человекоугодников превращается в геноцид, и обещания чуть ли не физической расправы. Одну сестру по какой-то непонятной никому несдерживаемой ненависти игумения выгнала из монастыря, но владыка не дал ей уехать. Потом сестре матушка тихо сказала: как бы ты отсюда не ушла, ты - ушла САМА. Для тех, кто не знает, поясню. Если монашествующий уходит из монастыря сам, это - самый тягчайший в Церкви грех. Такое создается впечатление, что проще отречься от Христа, впасть в ересь, поубивать людей, по-блудить и покаяться, чем оправдать в глазах священноначалия свой уход из обители.
А часто бывает и абсурд: молодая игумения переживает за свое кресло и не ровно смотрит на молодых сестер, в очках, с интеллигентным видом, да еще дипломом каким нибудь. Куда только не зашлет, как только не задавит, и кого? Самых искренних, которые о власти принципиально не помышляют.

Но дело даже не в крайностях, а именно в отношении к игуменству, его свободная трактовка самими настоятелями. И они считают, что имеют на это полное право, не заглядывая ни в Писания, ни в Предание.
Мне в своей жизни пришлось столкнуться с двумя игумениями. Одна говорила, что считает своей задачей одеть, обуть, накормить, сделать ремонт, а духовная жизнь сестер - это их личное дело. Сестры, особенно молодые и даже старые, мечтали!!! - чтобы матушка их поругала и дала поклоны. Каждая примеривала на себя игуменство, и все поголовно унывали. Пророчили скорое закрытие обители и судачили часами о монашестве вместо церковных молитвенных правил, которые были отменены матушкой по их же просьбе, 'велей усталости ради'. И вообще, отработай послушание - и делай что хочешь. Слова назидания говорились от силы пару раз в полгода. Игумения старалась всем все разрешать и перед всеми смиряться. Сестры задыхались от своих страстей и считали себя сиротами, говоря: если чадо начнет засовывать пальцы в розетку, будет ли мать с улыбкой смотреть? Матушка позиционировала себя всех любящей, но эту 'любовь' с монашеской точки зрения никто не оценил. Тем более, что работы - таки дрались по полной. И это не просто заблуждение какое-нибудь! матушка создала целую философию ее невмешательства в духовную сферу сестер, а если у них что-то не в порядке с монашеством, это их собственная вина. Нет правила или трапезы, сокращена служба? Так это сестры не хотят. Ругаются между собой? Так это они почему-то такие злые. Замечаний матушка старалась никому не делать, чтобы не настраивать против себя, а в покоях, со свитой сестры и обсуждались и высмеивались. Это целая философия игуменской ни в чем невиновности и ни в чем необязанности. Ничегонеделания короче. И что самое страшное, эта философия оказалась заразной! Я сама слышала, как матушка свои доводы рассказывала гостившей у нас очень почтенной игумении. После трапезы та пересказала их в своем слове к сестрам. А что она говорила накануне о монашестве! Все вдохновились! И такая быстрая перемена...
В скиту я пыталась что-то восстановить, предлагала сама полностью организовать и обслуживать общую трапезу (на 40 человек), и читать самой вечернее и монашеское правила. Опросила сестер - хотят. Куда там! Кому нужны лишние проблемы. Какие доводы абсурдные только не звучали: в трапезной перебьются все тарелки, днем некому будет убирать храм после правила(!?), а вечером невозможно перенести дойку(!!!?).
А однажды матушка сказала: "Сестры! Монахами мы быть не достойны!
Давайте хотя бы любить друг друга!"
Красиво? Соблазнительно? А вы тут какое-то Положение мусолите... Все просто!

Кстати об игуменском смиренничестве. В советское время был женский монастырь в котором была игумения очень смирявшаяся перед сестрами, ни на чем не настаивала, вела себя с ними на равных. Однажды обитель посетил духовник-старец, и, разобравшись в ситуации, сказал игумении: если ты не возьмешь в руки посох и не начнешь править, монастырь закроют. Она не послушалась и монастырь закрыли.

Это первая боль - БЕЗРАЗЛИЧИЕ

Другая игумения (на моем веку) высказалась иначе (слово в слово совпадает, не вру):
Сестры! Мы друг друга любить не достойны.
Давайте хотя бы будем монахами!
(Чем заповедь Божья отличается от "могущий вместить да вместит" я объяснять уж не буду).

Здесь я даже в детали вдаваться не хочу. Весь спектр бранных слов типа бесстыжая! и т.д. Всевозможные унижения в присутствии мирских, в т.ч. и мужчин, поклоны - неограниченно, посты, 'особые' послушания, сталкивание сестер, поощрение грубости и жестокости по отношению к неугодным, травля, клевета, суды, отсутствие снисхождения, прямая ненависть, пренебрежение болезнями (это ставится в вину) и тем более к слезам (сопли вытри, тебе сказано!!!), не дай Бог как-то не так к ее высокопреподобию обратиться... и т.д.
Это рыкающий лев, не дающий окружающим выйти из уныния (Лествица, в конце - к игуменам). В этом монастыре теряется вера в милосердие и всепрощение Божие. И если вовремя не включить голову, можно ее потерять. Никто, правда, не растеряется - в психушку доставят быстро.
Для покаяния не плохо, для подвига и святости тоже, но 'навсегда'... эту башню можно и не построить. "С преподобным преподобен будеши, а развращенным развратишися". И в этом монастыре либо злой как дикая собака, либо справка. Интеллигенты поголовно предпочитают ворота.

Это вторая боль - ЖЕСТОКОСТЬ

И опять - труды, труды, труды. Сестра оценивается, не взирая на здоровье, только по принципу исполнения наряда. У меня в арсенале много часов увещеваний по поводу РАБОТЫ. А хочется услышать что-то такое: игумения: "Как! ты не читаешь келейное правило? Это ведь тоже твое послушание, ты же монах! Это твоя лепта в Божий покров над всем миром, над всеми людьми. Он ежедневно сплетается из молитв монашествующих, а в доверенном тебе участке дырка! Ты и сама теряешь Божий покров, твоя душа постепенно усыхает, она заболеет и станет доступной врагу. У тебя могут начаться внешние беды, а к душе незаметно может приразиться какая-нибудь страсть, от которой трудно будет избавиться, ведь благодать в душе накапливается и делает ее сильной постепенно!" (Ни разу не слышала - придумала сама -:))
А недавно мне было предъявлено обвинение в том, что я мало общаюсь с сестрами, исполняю молча послушание и сразу в келью. Честно, не вру!

О проблемах администрации такие мысли: на административные должности можно поставить насельников, не самому все под себя грести, а - казначей, благочинный, нарядчик, эконом, келарь, закупщик, строитель и т.д. С отчетностью перед игуменом, тогда у последнего больше останется времени на духовное. А у маленьких монастырей и забот и братий/сестер меньше.
И последнее. Моя мысль - прописать подробно обязанности и возможности игуменов/ний в их развернутом параграфе не для того, чтобы насельники могли ими игуменам тыкать, а для самих игуменов/-ий. Что-то напомнить, что-то показать. Они тоже несовершенные, но все-таки по-большей части люди законопослушные и Бога боящиеся. Просто о чем-то не всегда задумываются.


Ответить

#
Монахиня Феодосия
8.10.2014 в 15:40
И последнее. Моя мысль - прописать подробно обязанности и возможности игуменов/ний в их развернутом параграфе не для того, чтобы насельники могли ими игуменам тыкать, а для самих игуменов/-ий. Что-то напомнить, что-то показать.
Согласна полностью. Еще чтобы Духовный собор имел право высказать свое мнение и при этом не быть наказанными за не совпадение с мнением игумении.
Ответить

#
7.10.2014 в 00:36
Хорошо прописаны пункты 9.4 - 9.6 вкл. Освещены все вопросы, установлена конкретика монашеского делания, его основная цель. Однако есть 3 НО.
1. Тональность
2. Недоработка
3. Противоречие
Тональность хотелось бы изменить или уравновесить. Такое впечатление при чтении, что этот документ написан только и конкретно для насельников. Чтоб понятия были так сказать...
- Послушания братья ДОЛЖНЫ исполнять...
- Монашествующий ПРИЗВАН...
- Монах ДОЛЖЕН...
и т.д.

Хотелось бы побольше таких конструкций(изменить):

Вместо: "Монастырь заботится о каждом насельнике..." (а заботится ли?) - Монастырь ДОЛЖЕН заботиться о каждом насельнике...
Вместо: "Пища приносится ( а приносится ли?) - Пища ДОЛЖНА приносится
Вместо: "Медицинская помощь оказывается..." (а оказывается ли?) - Медицинская помощь ДОЛЖНА оказываться...
Такое впечатление создается, что во всех бедах РПЦ и института монашества виноваты только самые низшие члены Церкви.
Так хочется прочитать: игумен ДОЛЖЕН... Но такое встречается редко и где-то в конце параграфа. А хотелось бы как-то так в определении монастырского смысла в самом начале параграфа:

Главная обязанность монаха - это молитва.
Главная обязанность игумена - создать условия для наиэффективнейшего исполнения монахами этой обязанности.

Или можно отыскать такое ТРЕБОВАНИЕ к игуменам (этот обзац считаю неэтичным по отношению к насельникам):
Назначение послушаний требует от игумена особенной рассудительности, чтобы не принести вреда братьям, т.е. не "поручить такие дела, которые будут увеличевать их искушения".
Дальше вроде бы ни к селу ни к городу приводится ссылка прп. Амвросия Оптинского: "Утомление от внешних трудов не унижай, не призирай..." Стоп! Вроде требования к игумену предъявлялись, а ссылка к насельникам обращается. Подтверждение не соответствует утверждению. Для тех, кто не понял смысл этого обзаца в параграфе 9.6, даю перевод: игумен дает насельнику послушание не по его симпатии, пристрастию и другому душевному вреду; а физический вред не регламентируется и не ограничивается, кто не согласен - читай сразу ссылку Прп. Амвросия Оптинского.

Параграфы 9.4 и 9.6 создают в общей картине противоречие. Их будто разные люди написали, а все вместе никто не прочитал.

9.4 Оставление насельниками молитвенного правила ради монастырских трудов и снискания средств для пропитания недопустимо, поскольку монашествующим, призванным прежде всего "молитвой искать Царства Небесного", Сам Господь обетовал "доставить все телесные потребности Своим Божественным Промыслом". (Здесь, кажется, монахи виноваты)

9.6 Прп. Амвросий Оптинский: "...Утомление от внешних трудов ... одобряется единогласно всеми святыми отцами, т.к. заповедано преступившему человечеству в поте лица снедать хлеб, питающий тело и душу" (здесь, кажется, монахи обязаны)

ТАК 'молитва' или 'хлеб в поте лица'?
ТАК 'монашество' или 'мир'?
ТАК монах или игумен?
ИЛИ: и тебе -на конфетку, и Вам тортик...

Простите, но эти противопоставления создаются в смысловом контексте самим Положением.

Монах увлекатся работой за счет молитвы не имеет права. А игумен утомлять монаха до потери (по усталости или времени) молитвенного правила право имеет. Так, что-ли? Ну, что посеем, то и пожнем.
Ответить

#
Монахиня Феодосия
7.10.2014 в 21:43
Есть какие то две крайности или монах(иня) загибается от трудов или требует из-за малейшей слабости вызвать скорую и обследовать. Тут конечно дело совести насельников и игуменов. Господь видит и одних и других. У нас в монастыре матушка если сестра просит пойти к врачу всегда пускает, и в больницу кладет. Даже тогда когда нет показаний к госпитализации, если сестра рвется то никто ей не запрещает, а то заболеет еще от этого. Но все-таки бывает такой вид искушения: Я надорвала здоровье...., мне нужен отдых...., не монастырь а колхоз...., меня не понимают...., мне не дают время читать... и т д. В миру люди тоже с годами заболевают и становятся не здоровей. И вообще очень важно чтоб каждый насельник прежде чем идти в монастырь всесторонне познакомился с порядками обители, с игумен(он)(ией) чтоб потом таких претензий не было. Но когда монах(иня) качает права: игумен(ия) должна1.....,2....,3.....,4.....,5.....! Это тоже патология монашеской жизни.
Ответить

#
10.10.2014 в 02:35
Совершенно с вами согласна. Можно развернутый "игуменский" параграф прилагать к Положению в закрытом конверте...
Ответить

#
6.10.2014 в 12:04
Может, Сайт Богослов или Сайт монашеского отдела выложит материалы съезда, который был на днях в Екатеринбургской митрополии (на Ганиной Яме)? Смотря по докладчикам, доклады должны быть не плохие.
Ответить

#
5.10.2014 в 20:01
Ой, дорогие мои!!!
Что нам не хватает? Прп. Серафим сказал: почему сейчас нет подвигов древних отцов? Решимости нет!
Включить: ЖЕЛАНИЕ, РЕШИМОСТЬ, НАУЧНОСТЬ, ТВОРЧЕСТВО, РАБОТУ, МОЛИТВУ, ВЕРУ, ЛЮБОВЬ (к Богу, монашеству)!!! Где двое или трое собраны во Имя Мое, там Я посреди них!
Утопия, да?
А пока для нас это утопия, мы все будем ВОЗРОЖДАТЬСЯ... Четверть века уже возрождаемся, поколение 25-летних взрослых людей на нашем 'возрождении' уже выросло. Что люди 50 лет назад были не такие как мы? Или Божья благодать за годы потеряла свою силу? А может мы ее не ищем? А может мы, такие слабые, ее не просим? А может не верим, что она придет? А может боимся ее прихода? Что-то такое космическое, неведанное...(от Всеблагого Бога). А может с ее приходом пострадает наш комфорт? А может у нас появятся перед ней обязательства?
Монашество - это элита, это спецназ. Это парник с искусственно создаваемыми условиями для выращивания уникальных цветов. Это всегда была КОНКРЕТНАЯ. ЦЕЛЕВАЯ. РАБОТА. И те, кто более конкретно себе эту цель поставил, более самоотверженно для ее достижения работал, отсекая все лишнее, тот и доходил до святости, до единения с Богом, до небывалых высот. Пример - старец Иосиф Исихаст. Умер где-то 50 лет назад.
Вот эта конкретика в Положении, слава Богу, присутствует. Надо обозначить главное дело монаха. Насельник скажет, что это молитва, игумен скорее всего - что это послушание, т.е. физическая работа. Включаем научный подход. Писание: "Марфо, Марфо! Печешишься и молвиши о многом, Мария же благую часть избра".
Придание: есть в древних патериках рассказ, как один человек уходя в монастырь, пожертвовал монахиням свое имение. Ему явился грозный ангел и укорил: "что ты наделал! Монахини оставили молитву и занимаются с утра до ночи хозяйством в имении!" Человек расстроился - "так я и думал, не надо было вовсе с этими женщинами связываться!" Тогда ему был ответ, что нужно имение продать и очень большое дело - дать женскому монастырю деньги. Потому что они слабые, и смогут вместо работы приобрести все необходимое и неразвлеченно предаваться молитве.
А какие красивые издают наши монастыри буклеты! Какие красочные с фотографиями! На этом подворье у нас коровник, а в этом скиту пчельник, на том подворье приют, а в том скиту огороды. Милые сестры ТРУДЯТСЯ на том, на этом ПОСЛУШАНИИ. Верной дорогой идете товарищи! Ура социализму! Труд облагораживает человека! Объединим усилия колхозов в строительстве коммунизма! Как-то так, что-ли? Ну правда, простите Христа ради, какой люди, взглянув со стороны, вывод о нас сделают? Далекие от Церкви, они наивно думают, что мы, все оставив, ничего не делаем, только молимся... Может хватит уже трястись - а что скажет трудовая социалестичекая общественность!?.. Общественность уже хочет от нас молитвы, островок безпопечительного света. Настроение масс поменялось, надо идти в ногу со временем.
А вот похвастались бы монастыри: у нас на этом подворье особножительный устав и затвор, а в этом скиту отшельнический и пещеры (а почему бы и нет? Сейчас все для жилья можно оборудовать, вместо евро и мраморных лестниц), на том подворье устав студийский, а в том скиту афонский. Здесь откровение помыслов, а там молчание. Тут все по типикону, а тама - ух! без электричества, при свечах, поклоны и Иисусова молитва по четкам...
Слабо? А людям как интересно! тут пожить, там пожить, найти Божий путь для себя. И под эгидой Церкви, а не самодурством.
Для нас пример - Афон - где-то 60 на 40 км. А Россия самая большая страна в мире. Да, послушники пусть пройдут искус в несколько лет в общежительном монастыре, а далее главное все-таки уединение, внимательная молитва, тишина, изучение писания и святых отцов. И экзотика пещеры или затвора даст новое вдохновение.
Ой, да нам собраться, да поработать сознательно, да поэкспериментировать, да с верой, да вперед!.. Мы же греков переплюнем, они к нам на монашескую стажировку ездить будут!
Простите за эйфорию. Но если кому-то из вас от нее стало светлее, я у цели:-)))
Ответить

#
Монахиня Феодосия
6.10.2014 в 13:34
Ой! я в затвор захотела!!! У нас не очень большое хозяйство, так для себя... Но благочестивые паломники это тяжелее стада коров, принять, накормить, экскурсия разместить поговорить и т д. С другой стороны все нам посылает Господь, кому коров, кому гостей. А решимость нести свой Крест до конца обязательно нужна! Спасибо буду думать где бы пещеру рыть.....
Ответить

#
8.10.2014 в 00:09
-:)))
Спаси Господи за совет. У меня с этим последнее время проблемы. Тащила, что-то 10 лет, тащила, а теперь стала через плечо поглядывать, засомневалась что-то... Задумываюсь, а Крест ли это?

Ответить

#
9.10.2014 в 14:05
Та же ситуация, особенно, когда все больше понимаешь, что твоя духовная жизнь никого не волнует
Ответить

#
Монахиня Феодосия
8.10.2014 в 15:20
Сестрица, дорогая не сомневайся это точно твой Крест! не поглядывай назад, просто такой период, его надо пережить! Говорят первые 20 лет тяжело, а потом привыкаешь! Мы все проходим через сомнения! не хочется на сайте писать мой адрес mov0204@mail.ru буду рада личному общению.
Ответить

#
4.10.2014 в 00:10
Несомненно одно- текст Положения о монастырях достаточно глубоко проработан. Однако, в таком вариант Положение такого важного документа остается совершенно неприемлемым.
1. Самым главным и центральным положением этого документа все также является положение об игумене монастыря. К сожалению требования к игумену монастыря сведены до крайнего минимума, они обобщены. Игумен призывается быть "духовным отцом братства". Однако этот ризыв будет всегда лишь оставаться неосуществимой мечтой лишь за крайними исключениями. И это связано с тем, что сама должность игумена, архимандрита монастыря преимущественно рассматривается сегодня как административная фигура. И эта может быть и вынужденная меря нынешнего дня и нынешних обстоятельств. Однако необходимо не забывать, что братские, духовные отношения между игуменом и братией возможны преимущественно только в случае избрания игумена братией. тогда избранный будет обладать со стороны братией столь важным доверием.
2 сегодня игумен монастыря не может быть и не должен быть духовным отцом. И это надо осознать как может быть печальную данность, но для этого необходимо иметь трезвый взгляд на положение в монастырях. активное требование послушания от монашествующих игуменом - это весьма опасная подмена понимания послушания, как священного делания, вызванное исключительно доверием между духовником и иноком. Об этом стльк много пимал архимандрит Софроний (Сахаров). В противном случае послушание превращается, и это часто в порабощение человеческой личности, уничтожения ее. И такие случае крайне часты. В особенности если настоятель монастыря епископ. Епископ имея о сбе завышенное мнение, считая себя непогрешимым, источником воли Божией, часто превращается в некоего опасного монстра. В каждом интеллектуально одаренном и мыслящем монахе он видит лишь соперника, своего врага и посему его отношения к таким братиям руководятся столь опасной завистью. В результате таких послушания ведется столь опасное уничтожение способностей братии под предлогом коварного "смирения". Поэтому не удивительно, что такие настоятели вносят в священную обитель дух разрушения, а не творческого созидания. Братья - это лишь беспрекословные исполнители простите за выражение "дурачеств". Поэтому не удивительны в монастырях с таким типов епископов-настоятелей уходы из монастырей, рост психических заболеваний.
Когда в Положении говроиться о том, что "воля Божия" открывается через игумена, то это крайне опасное утверждение. Да может, но при условии о котором говорит прп. Иоанн Лествичник в 26 слове о рассуждении - если он достиг бесстрастия и чистоты сердца. В противном случае мы часто будем сталкиваться с иной рельностью - человеческим произволением.
Сегодня опасно догматизировать те отношения, которые были в древних монастырях и их без всякого рассуждения и исторожности реанимировать в нашу реальность. Посему данное положение должно быть полностью пересмотрено: "Общее духовное руководство насельниками монастыря осуществляет игумен,
духовный отец всей братии, который несет ответственность за ее духовное
преуспеяние. Все насельники должны с почтительной любовью относиться к своему
игумену, оказывая ему искреннее послушание и представляя ему на рассуждение свои
сердечные чувства и помышления.
"
3. Однако возникает вопрос - как сбалансировать настоятельский произвол, притормозить его разрушительную деятельность? Вот тут-то и вскрывается подлинное место Духовного собора.
4 Духовный собор не должен быть вспомогательным органом для настоятеля-игумена. Он должен быть, нравиться кому-то или нет, контролирующим органом. Он должен созываться не наместником, а регулярно, периодично и даже при решении одного из его членов.
5. Кроме того, Духовный собор должен состоять не из административных лиц. Они могут быть, но не более 2 человек. Это действительно должен быть духовный собор, то есть состоять из духовно опытных людей. И каждыйч член Духлвного собора, в сосбенности что касается Лавр должны иметь право критики деятельности настоятеля.
6. Сегодня в монастырях должны быть духовники. Но их положение должно быть таково, что они должны быть отцами братии и защитниками ее от произвола. духовник ни в коем случае не должен быть просто административно назначенной фигурой с целью "помогать настоятелю". Смотря в чем помогать. Скорее всего игумен обязан прислушиваться к глолосу духовника и руководиться его замечаниями и советами. Духовник - это молитвенник. Смысл молитвы духовника как раз и состоит в том, чтобы вопрошать Господа, чтобы открылась всесвятая воля Божия. И именно эта наиважнейшее служение, иератическое не дано административной фигуре, какой является настоятель - игумен. Посему данное утверждение в Положении "В мужских обителях как исповедь, так и откровение помыслов принимаются
игуменом, однако если братство значительно умножится, то для духовного
окормления игумен может назначить, по согласованию с епархиальным архиереем,
одного или нескольких братских духовников из числа испытанных, преуспевших в
духовной жизни монахов, имеющих священный сан. Духовник помогает игумену в
духовном окормлении братии, при этом сам находясь в послушании игумену и все
совершая в согласии с волей игумена и по его благословению. Назначение духовника
не снимает с игумена ответственности за духовное руководство.
", - должно быть существенно пересмотрено и скорректировано.
Относительно положения "9.8.3. Получение богословского образования насельниками монастырей.
Это положение говорит об обязательности богословского образования,в особенности что касается лиц в священном сане. Однако такого требования в истории монастырей никогда не было. И это понтяно, потому что монастырь всегда рассматривался как и центр образования. Монастырь являлся местом воспитания иноков, преподания им духовного образования. связыать же монашество с современным богословских образованием в духовных школах не совсем правильно, поскольку в духовных школах господствует дух схоластики и многие важные истины размываются, нет в них и правильного патриотического воспитания.
Относительно "пребывания монахов в безмолвии и не вмешивания в церковные и гражданские дела". Это правило 4 Вселенского собора вовсе "не затыкало монашествующим рот вообще". Это правило было ситуативным, направлено против бесчинств последователей Евтихия и Диоскора. А само монашество, являясь камертоном Церкви, ее нервами по учению прп. Феодора Студита, не было молчащим. Оно молчало в дни мира церковного, но когда возникали споры по догматическим вопросам монахи выступали в авангарде защиты православия. И эта привилегия монашества оставалась закрепленным за ним на века. (См. прекрасный обзорный труд Григориатской обители Ο αγώνας του μοναχισμού περί Ορθοδοξίας ).
на этом мы позволим себе остановиться
"
Ответить

#
6.10.2014 в 02:14
Отец Александр, благословите. Спаси. Господи. Для пользы монашества хорошие предложения.
Монастыри - разные - и по количеству насельников, и по качеству- имею ввиду духовность, образованность (хотя бы катехизис), молитвенный настрой, и по благоустройству. Где-то литургии служатся ежедневно, а где-то дефицит священства - особенно в женских обителях.
За последние 25 лет монастыри открывали как? Какое время было? Надо не упустить возможность - отдают же здания храмов - святую поруганую разруху! Как не взять?! Воля Божия да будет! И брали с радостью, строили, многие в храмы побежали, монахами желали становиться сразу... Священников рукополагали без подготовки. Тогда Господь помогал. А сейчас время младенчества закончилось. Пора учиться самостоятельно топать... И Бога на помощь звать.
Прошу заранее прощения у всех за непоследовательность.
Если монастыри разделить на категории (численность, возраст монастыря...и т.д), то и рекомендации монастырям в организационных вопросах в Положении могут быть оговорены - где-то уже можно игумению выбирать, а где-то пусть будет не игумения, а настоятельница или временно исполняющая обязанности до лучших времен (испытательный срок).
Конечно, изначально важно, чтобы было духовное руководство ( духовная личность с рассудительностию). Община, монастырь, а центр общежительной жизни - евхаристия, евангельские заповеди.
"Сбалансировать настоятельский произвол притормозить разрушительную деятельность". Верно -Духовный Собор. А если произвол и давление от епископа? Тут сложнее.
Ответить

#
2.10.2014 в 12:21
Интересно - http://monasterium.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1385&catid=290&Itemid=127
Ответить

#
5.10.2014 в 09:58
А что было по этой ссылке? Она не открывается корректно.
Ответить

#
6.10.2014 в 13:05
примерно то же самое, что здесь:
http://www.ekaterinburg-eparhia.ru/index.php/9-news/1441-s-ezd-monashestvuyushchikh-ekaterinburgskoj-mitropolii-posvyashchjonnyj-prazdnovaniyu-700-letiya-prepodobnogo-sergiya-radonezhskogo-proshel-v-monastyre-svyatykh-tsarstvennykh-strastoterptsev
Ответить

#
2.10.2014 в 10:20
об отношениях с архиереями. недавно читал «Писания мужей апостольских» и в первом послании к Коринфянам св.Климента Римского нашел интересное рассуждение. Он так пишет: «Представим себе воинствующих под начальством вождей наших; как стройно, как усердно, как покорно исполняют они приказания. Не все эпархи, не все тысяченачальники, или стоначальники, или пятидесятоначальники и т.д., но каждый в своем чине исполняет приказания царя и полководцев. Ни великие без малых, ни малые без великих не могут существовать. Все они как бы связаны вместе, и это доставляет пользу».
Конечно, св. Климент писал это с той мыслью, чтоб коринфяне повиновались церковному порядку. Но я тут о другом хочу сказать. Малые без великих не могут существовать. Это понятно. Так уж устроено Богом человеческое общество, что везде нужна организация, иерархия, иначе все развалится. Я уж не говорю о церковных постановлениях. Но. И великие без малых существовать не могут. Власть, даже духовная приводит – и не так уж редко к сожалению –к чувству самодостаточности.Но великих не может быть без малых, сама по себе власть – ничто, если не над кем ее проявлять. Поэтому надо к нуждам этих малых прислушиваться, входить в их положение.
Вывод: всем нам – и архиереям, и монахам –надо учиться уважать друг друга, помогать друг другу или хотя бы не создавать лишних трудностей.
Ответить

#
28.09.2014 в 00:52
В параграфе о медицине не прописано главное: имеет ли право насельник требовать медицинскую помощь и наоборот, в праве ли настоятель "по-монашески" в ней отказать? Или где граница нужности-ненужности? Уже практикой стали слова: вы к земному врачу пришли или к небесному? (Причем сами настоятели медпомощью таки пользуются). А если развившийся недуг препятствует исполнению монастырских работ? Которые таки - умри! -но выполни? Оставление монастыря (а иногда и УДАЛЕНИЕ) по причине утери здоровья и не способности к возлагаемым трудам в женских монастырях стало массовым и обыденным. Хорошо, если вы - бабушка с палочкой, пенсией, квартирой и внуками. А если вы поступили в 20 лет, сейчас вам 30, и никого и ничего нет, в том числе образования и опыта мирской жизни? Трагедия? И сколько их уже? Мне кажется, состояние современного особенно женского монашества ставит перед церковным собранием очень серьезные вопросы, решение которых сиюминутно, и не оправдывается "женской спецификой" - любимой архивной полочкой архиереев и духовников. Немощные члены нуждаются в большем попечении. А то получается, такая работа проводится Церковью для привлечения молодежи к вере, к храму, что готовы за барабаны сесть, а о тех, которые не просто пришли, а отдались Церкви с руками, ногами, душой, всю жизнь ей отдали без оглядки, - попечения вовсе нет, а только эта максималистичная (и может быть лучшая?) молодежь очень что-то много должна и в чем-то очень грешна.
Мне вот так сказали на нестерпимые боли от застарелой головной травмы (полученной на родном же коровнике): "тебе что, легче станет от того, что ты узнаешь, что у тебя опухоль на пол-головы?" Я честно, не знаю, как это заявление воспринимать правильно, если кто прокомментирует - буду благодарна. Может нужно обязать монастыри предупреждать поступающих честно: медподдержки небудет. Выдохнитесь раньше старости - проблема ваша, умрете - похороним, все по-монашески. Чтобы люди (и их родители) знали на что идут.
Ответить

#
2.10.2014 в 02:16
Поступая в монастырь люди
не перестают быть гражданами РФ и на них распространяется закон об
обязательном медицинском страховании (ОМС) и Вы, если еще не имеете, должны получить на руки полис ОМС, который необходим для обращения в лечебное учреждение за бесплатной медицинской помощью .
Вопросы инвалидности и пенсионного обеспечения монашествующих тоже
могут быть решены в рамках гражданского законодательства и это следовало бы отразить
в "Положении..."
Ответить

#
6.10.2014 в 20:00
Дело в том, что в монастырях есть строгое правило - без благословения игумении нельзя не только обращаться к врачу, но даже выйти за территорию монастыря. Нет, конечно, мы остаемся гражданами, и никто монахов цепями к стене не приковывает. Но самостоятельный поход к врачу - серьезное дисциплинарное нарушение, за которые могут исключить из братства. Тут главная проблема в ВЕРЕ. Хватит ли у насельника ее для того, чтобы вовсе не лечится и не соблазнятся, что ему обязанность - верить, а на начальство эта обязанность не распространяется.
А для немощных в вере - не уход/выгон из монастыря, а - право, прописанное в Положении, на поход к врачу. Пусть с миролюбивым отеческим увещеванием относиться к здоровью по-монашески. Подвиг должен быть ОСОЗНАННО-СОЗНАТЕЛЬНЫМ и ДОБРОВОЛЬНЫМ. И этому новоначальных надо УЧИТЬ, а не ТРЕБОВАТЬ. Вера - это чудо встречи души со Христом, ее нельзя вышибить. Не вливают вино новое в мехи ветхие. Второе, увы, прорывается обратно в мир, а первое проливается: люди "сломавшиеся" в монастыре, возвращаются в мир без той веры, с которой пришли. Некоторые даже вовсе от разочарования перестают ходить в храм.
И настоятели тут ничего не теряют: медицинский диагноз безстрастно покажет симулянта. А с увлечением некоторых насельников энциклопедией собственного здоровья следует бороться постепенно, увещевательно, стуча в сердце и совесть, с ЛЮБОВЬЮ! Методы тоталитарной секты в духовном возрастании монашествующих не подходят. Не понимает? Не слышит? -Терпеть, молиться. Пример из монастыря Пахомия Великого: симулянтов селили в монастырскую больничку, давали ему еду, как больному, не заставляли работать и ждали, пока у него совесть проснется. Чтобы брат стал ЧЕЛОВЕКОМ в полноту меры Христовой, а не КРЕПОСТНЫМ РАБОМ. А то давайте пойдем до конца и легализуем в Положении на гражданско-правовом уровне порку насельников. А при патриархии - отдел компетентных органов власти, т.е. РПЦ ПОЛИЦИИ, с правом насильственного водворения сбежавших крепостных монахов в свой монастырь.
Кроме того в вопросе об отказе врачебной помощи надо учитывать страстность самих Игуменов. Насельники почему-то ни от их отказа, ни от собственной веры не исцеляются.
Пример из жизни: я знала послушницу, которая в 20 лет бегала по полю с мешком картошки за плечом, удивляя мужиков. Была у нее спящая, невидимая болезнь. Игумения дала ей послушание не совместимое с этой болезнью. Когда начались жалобы, ответ был - надо бороться с ленью, лечиться не надо, надо верить. Послушание через игумению дает Сам Господь и т.д. Сестра верила, терпела до конца. В 22 года превратилась в старуху.
Из того и второго уже монастыря выгнали за нетрудоспособность.
Ответить

#
7.10.2014 в 22:31
Тот, кто Вас учит, что "главная проблема в ВЕРЕ. Хватит ли у насельника ее для того, чтобы вовсе не лечиться..." - дремучий невежда (это в лучшем случае), а может и гораздо хуже.
Монаху ли не знать наизусть об искушении Христа в пустыне диаволом: «...бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя...». Ответ Христа: «написано также: не искушай Господа Бога твоего»
«Не здоровые имеют нужду во враче, но больные...» (Мф. 9:12). «Исцеляйте больных» (Лк. 10:9). Врачеванием телесных недугов занимались еванг. Лука, св. Косма и Дамиан, мч. Пантелеймон, свт. Лука (Войно-Ясенецкий) и мн.др. «Дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен» (Сир.38:12).
Вопросы обязательного медицинского страхования, пенсионного обеспечения, правила прописки (регистрации) и выписки из монастыря - вопросы неудобные, но их надо решать. В проекте "Положения" они должны быть изложены с полной ясностью.
Ответить

#
monk from USSR
4.10.2014 в 21:02
Согласна. Так и прописать: "если насельник монастыря стал инвалидом в результате непосильных монастырских трудов, никакой помощи от монастыря ждать не следует, забота игумена на таковых не распространяется, необходимая помощь может быть оказана государством в рамках гражданского законадательства".

Ответить

#
6.10.2014 в 18:56
Вы, конечно, правы,- в обязанности игумена входит забота о здоровье насельников, о достойном их содержании в немощах и старости. Но и государственных социальных гарантий нет оснований отвергать, одно другому не мешает, и без этого в современных условиях просто не обойтись (Ведь грыжу от непосильных трудов не игумен будет оперировать, а хирург горбольницы. И пенсии пожилых сестер не лишние во многих скромных епархиальных монастырях, особенно зимой).
Ответить

#
8.10.2014 в 00:19
Что вы! Это даже не обсуждается! Как только игумения перекрестит, все государственные социальные гарантии будут использованы по максимуму.
А пенсии для некоторых малых монастырей единственный источник существования.
Спаси Господи за заботу!
Ответить

#