Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Церковь29 июня 2017 г.
Судьба12 июня 2017 г.
Видеоинтервью со священником Эндрю Лаутом8 декабря 2011 г.
Наказание15 июня 2017 г.
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Пастырское выгорание: не нужно ничего замалчивать!

31 января 2013 г.
Чем отличается «выгорание» от изначальной холодности к служению? Есть ли практические приемы, как бороться с пастырской усталостью и апатией? Об этих и других вопросах в интервью с прот. Павлом Великановым, доцентом МДА и главным редактором портала «Богослов.Ру»

– Отец Павел, обычно говорят о выгорании у социальных работников. А что такое пастырское выгорание? Какие у него специфические симптомы? 

– Да, действительно, синдром профессионального выгорания чаще всего встречается у людей, по характеру своей деятельности активно взаимодействующих с другими людьми: это учителя, врачи, работники социальных служб. Что такое «пастырское выгорание»? Дать ему определение лучше, чем Святейший Патриарх, не получится: это «состояние, когда священнослужитель теряет мотивацию к несению пастырского служения, состояние хронической усталости и апатии, сопровождающееся сомнениями в наличии пастырского призвания и правильности выбора священнослужения как профессии и образа жизни».

Вне зависимости от профессии выгорание, прежде всего, характеризуется тремя признаками: эмоциональное истощение, деперсонализация и сомнение в профессиональной пригодности. Другими словами, когда работа перестаёт радовать, когда нет уже никаких сил уделять даже минимум внимания окружающим, и всё это рождает в душе глубокую неудовлетворённость жизнью и своим местом в ней. 

В случае со священством всё обостряется: амплитуда человеческой святости и мерзости, с которой постоянно имеет дело духовник, в разы выше, чем в любых других профессиях, даже у работников уголовной сферы. И при этом пастырь должен найти в себе силы не осудить, не оттолкнуть, не возненавидеть человека, который пришел к нему на исповедь.

Батюшка, который регулярно служит, имеет более высокие риски по сравнению с любым, даже самым ревностным и благочестивым мирянином: он постоянно стоит перед лицом огня Божественной благодати, с одной стороны – и перед бездной человеческого греха, с другой.

Тема «выгорания» очень многоплановая, но не надо его путать с неверием, Богоотступничеством, впадением в тяжкий грех или страсть, хотя это всё и может легко попасть в один публицистический котел. Не надо смотреть на «выгорание» как на какую-то «духовную проказу». Любой ревнующий о спасении и себя, и своей паствы священник в той или иной мере проходит через подъемы и падения, через усиление и ослабление интенсивности подвига и духовной жизни. И в этом нет ничего трагического. 

Выгорание как острый смысловой кризис, если правильно преодолевается, существенно повышает качество всей религиозной жизни: шелуха, вторичное сгорает – а то, что остаётся, становится настоящей, неподдельной ценностью. Поэтому я бы не стал говорить о «выгорании» как «неизбежном зле». О «выгорании» правильнее сказать как об особом, очень важном опыте Богооставленности и призыве быть верным Христу даже до смерти. 

В своей статье на эту тему, опубликованной два года назад на сайте «Богослов.Ру», я сопоставлял симптомы выгорания и уныния, в то же самое время показывая, что это не одно и то же. Если говорить об отличии выгорания от обычной лени, то здесь на первое место выходит функциональная недееспособность священника, а вовсе не его нежелание выполнять свои обязанности. Именно это и позволяет говорить о пастырском выгорании как комплексной проблеме, духовно-душевной, требующей соответственно и комплексного подхода к терапии. 

Ленивого батюшку достаточно тем или иным образом «промотивировать» к нормальному служению, а вот в случае с «выгоревшим» священником это уже не только не поможет, но чаще всего приведет к ещё большему углублению кризиса.

– А как можно противостоять выгоранию? Можно дать список практических советов?

– Лучший способ противостоять выгоранию – это здоровая христианская община, которая любит своего пастыря таким, какой он есть, и готова грудью встать на его защиту. Но таких общин, увы, у нас крайне мало. Чаще всего у нас священник воспринимается как безотказный удовлетворитель индивидуальных религиозных потребностей, объект духовного потребительства прихожан. И это не может не вести к выгоранию. 

К сожалению, у нас нередко смотрят на священника как на «православного супер-героя», которого куда ни брось – он везде сможет решить проблемы любой, даже космической, сложности. На самом же деле пастырь неотделим от паствы, и процесс духовного роста общины вместе со священником – процесс долгий и непростой. Когда священник оказывается в своеобразной невесомости, не ощущая благодарности своих прихожан, в таком состоянии очень легко начать согласиться с мыслью об отсутствии призвания к пастырству. 

Есть и противоположная крайность – когда прихожане вольно или невольно создают на приходе культ «старца», и священнику это начинает всё больше нравится, он старается во всем соответствовать ожиданиям своей паствы – в результате чего привычное благочестивое лицемерие становится непрекращающимся лицедейством – в какой-то момент такой батюшка оказывается буквально раздавленным ложным образом, который создала его же паства.

Культивирование различных харизматических даров, требование их от своего духовного наставника – безошибочности мнений и снайперской точности благословений, пророческого видения, действенности молитв, образцовости во всех добродетелях – всё это превращает христианского предстоятеля общины, неотделимого от неё, в некоего «супер-шамана», в руках которого все дверцы и к житейскому благополучию, и к Царствию Небесному. Воспитание в пастве правильного понимания священства, его роли и места в общине – прекрасный антидот не только выгоранию, но и многим другим болезням пастырского служения. 

Второе лекарство – любящий своё духовенство архиерей, не стесняющийся общаться с ними, как с братьями во Христе, а не как с обреченно-подчинёнными. Ведь одна из причин выгорания, как это ни парадоксально – хроническое одиночество священника, отсутствие близких и равных друзей, невозможность обсудить свои проблемы, свои горести и сомнения на одном языке с теми, кто готов слушать, слышать и продолжать любить. В идеале этим настоящим отцом и должен быть правящий архиерей.

Если говорить о практических советах, то первое, что необходимо сделать при появлении признаков выгорания – отнестись к священнику как к нормальному человеку, по-человечески. Священство – это ведь не пожизненный диагноз, а призвание. 

И если батюшка переутомился – ему надо дать возможность полноценно отдохнуть. Если он на грани срыва от бесконечной приходской круговерти – надо ему обеспечить гарантированное время полного покоя и тишины. Без этих, казалось бы, элементарных вещей, всё остальное может повиснуть в воздухе. А вот что делать далее – вопрос более сложный. В идеале, здесь должны работать опытные духовники-психологи, имеющие большой опыт работы с подобными ситуациями, умеющими отделить проблемы душевные, психо-соматические, от смысловых и духовных. Однако таковых, насколько я знаю, у нас сегодня нет. Что это не значит, что при наличии желания они не могут появиться в нашей Церкви лет через 10 - 15, например.

– Как заметить, что выгорание уже близится, есть какие-то "первые звоночки"? О выгорании социальных работников написано очень много, а какие специфические "звоночки" могут быть у священника? 

– Если бы не Божественная благодать, всегда немощная врачующая и оскудевающая наполняющая, если бы не регулярное служение Евхаристии и причащение – любой священник сгорал бы словно спичка, едва успев зажечься. Мне кажется, первый серьезный «звоночек» – это заметное уменьшение резонанса души при богослужении, когда сердце перестают вдохновлять любимые молитвы, песнопения, праздники, моменты службы – а это у каждого очень индивидуально. И это не следствие какого-то эпизодического переутомления, или неожиданно навалившихся скорбей, а долго тянущееся состояние. Причем такое состояние не преодолевается волевым усилием: появляется ощущение, что в душе «что-то сломалось», или «шестерёнки заклинило».

Для того, чтобы помочь выйти из такого состояния, иногда бывает достаточно вовремя отправить батюшку в отпуск, или хотя бы дать возможность проводить больше времени в кругу любящей его семьи – да здесь огромный выбор средств в руках разумного архиерея, если только он не относится к своему духовенству исключительно как к безликим винтикам большой епархиальной машины.

– Почему о выгорании ничего не написано у Святых Отцов? В древней Церкви у пастырей не было выгорания? 

– Потому что в то время не было социальной психологии, и их прежде всего интересовало внутреннее устроение души и её путь ко спасению, нежели чем правильное функционирование элемента системы – даже если эта система церковная. Поэтому отцы говорили об «окамененном нечувствии», об унынии и действии других страстей, сразу смотря в корень. Увы, но сегодня мы настолько далеки от подобного отношения друг ко другу даже внутри Церкви, что пытаться бороться с проблемой «выгорания» путём архипастырских призывов «не унывать и больше молиться» – действенным не будет. 

– Как отличить выгорание от разочарования в служении? Когда разочарование маскируется под "выгорание"? 

– Вопрос очень непростой. Подойти к нему мне хочется через другой вопрос: что важнее – священство или христианство? Ведь бывает не только уход из священства, но и отказ от очевидного священнического призвания – как это имело место, например, с Сергеем Иосифовичем Фуделем: он не стал священником, зато в горниле страданий выплавился в подлинного богослова и тайнозрителя. Может ли человек, ушедший из священства, остаться христианином и иметь реальную надежду на спасение? Или он уже относится к категории отвергнутых Богом, проклятых и в этой, и в будущей жизни? Ответ на этот вопрос не так уж и очевиден. Конечно, нет греха, побеждающего любовь Божию. Но человек, который вкусил Трапезы Господней как её совершитель, как предстоятель перед Престолом Божиим, уже никогда не может начать жизнь «с чистого листа», как будто бы этого никогда не было. И это не просто какой-то «житейский опыт»: это опыт принципиально иного, бытийственного, онтологического состояния. Еще раз повторюсь: священство – это призвание, а не диагноз: призвание любить Христа «паче сих» – и только потому дерзать «пасти овец Христовых». И вот если здесь возникают сложности, если человеческое сердце почему-то, в какой-то момент жизни захлопывается перед Христом и неизбежно открывает себя кому-то или чему-то другому – конечно, в любом случае это большая жизненная драма. Я не знаю ни одного бывшего священника, по разным причинам ушедшего из священнослужения, чтобы в душе не жила тоска по самому главному, чего они себя лишили – служению Божественной Литургии. Но в ситуации, когда надо было делать выбор – либо постоянно лгать Богу и людям, скрывая своё грехолюбие, либо исповедать свою немощь публично и снять с себя священный сан – они выбирали второе. И это их характеризует как людей, возможно, и «выгоревших», но вовсе не «сожженных в своей совести». 

«Выгорает» только – подчеркну это! – только тот человек, который горел, горел ярко, жертвенно, самозабвенно. Говорить о «выгорании», когда вчерашний школьник случайно забрёл в семинарию, покрутился там пару лет, от безысходности и под давлением рукоположился, не особо напрягался в священнических трудах, параллельно живя обычной, светской жизнью – а потом он через пару лет объявляет о своём «выгорании» и снятии сана – это, конечно же, просто смешно. Не было там и в помине ни горения, ни выгорания. Была только элементарная небрежность и безответственность инспекции семинарии и архиерея.

– Вы работаете в семинарии, разбирается ли тема «выгорания» со студентами на лекциях, в частных беседах? 

– Конечно, в курсе пастырского богословия разбираются многие подобные ситуации, но надо понимать, что реалии приходской жизни зачастую оказываются гораздо жёстче и суровее, нежели чем даже самые ужасные «страшилки», нарисованные некогда в учебной аудитории. Поэтому никаких универсальных рецептов по «минимализации» случаев ухода из священства быть не может. И «выгорание», и снятие сана, и отказ от монашеских обетов – всё это очень важные показатели общего качества христианской жизни в Церкви. И эти показатели важно не замалчивать, не «замыливать» общими красивыми словами, типа «от нас уходят только те, кто никогда и не были нашими», а относится к ним как «звоночкам» свыше, которые заставляют нас о чем-то серьезно задуматься, что-то переосмыслить, а в чем-то и по-настоящему покаяться и измениться. 

Беседовал Дмитрий РЕБРОВ

http://www.nsad.ru/

Ключевые слова:
См.также:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (31)

Написать комментарий
#
3.08.2013 в 12:08

Мир, в своей непричастности к Богу, изобрел множество наук и терминов, дабы умалить учение Христа. Здесь не приветствуется горение духа – оно здесь называется юношеским максимализмом. Но нужно признать, подобно тому, как Ветхий Завет стал максимализмом в отношении к падшему миру, так и Эвангелие, как Новый Завет стал максимализмом не только к падшему миру, но и к самому Ветхому Завету. Он говорит о совершенстве, о духе, о свободе – уже и сейчас. Он говорит об улучения Царства уже здесь, на земле. Но он не говорит о каких-то тысячелетних «раскачиваниях, оперениях» и прочих немощах, которые ленивые, выгоревшие люди, придумали для своего самоуспокоения. Человечество проспало уже два тысячелетия и просит сна еще и в третьем. Те, отдельные личности, максималисты, горящие духом, невзирая на преследования миром, ближними, братией – достигли цели, а преследователи остались лежать в беспечном сне.

Я указал сразу – тема нетрадиционная, непопулярная для нашего обрядового максимализма. Весьма тяжело признать в себе выгорание, особенно священникам, оторванным от пастырского делания. Но его еще нужно и увидеть. А если небыло горения, то с чем сравнить? Можно проследить свое состояние и по учению Христа и Апостолов, но тут нужно вникание в дух учения самой своей жизнью. Да, есть максимализм, как порок – но мы должны различать, что есть безумная упертость, желающая свое «я» поставить выше истины, - и что есть проповедь истины, где без максимализма не обойтися. Максимализ всегда указывает цель, и принимает постепенность восхождения, не теряя из виду самой цели. Порочный же максимализм, «видит» цель, но не признает постепенного роста. Это обычный фанатизм. Чтобы начался рост, пастырь должен видеть его в хронологии Нового Завета, в хронологии учения по нарастающей: начиная с покаяния и заканчивая Крестом и Голгофой, простираясь за границы хронолигии, в эсхатологическую вечность Воскресения, которое уже начлось внутрь, - а также и в аскетических трудах отцов. Он должен напечатлеть его в своей жизни и не умалять. Все это спроектировать на паству и окормлять ее. Все это есть, но так редки эти случаи, что их и не видно. Чем же занимаются остальные? Горят? Выгорают? Замерзли? Да нет, каждый «горит» для той цели, ради которой взял на себя пастырский крест. Но есть ли здесь горение ради Христа? Есть – только на словах, а вот общественная жизнь показывает – о христианстве, как оно есть, здесь еще и не ведали.
Ответить

#
31.07.2013 в 16:58

Аллегория имеет место бать там, где соблюдается евангельский дух, выйдя за его границы, она превращается в фантазии, а будучи устойчивой – приводит к прелести, которая в своих крайностях напоминает обычный бред. Это опасный метод толкования и к нему прибегают в крайних случаях. Пользуясь им произвольно, человек может оправдять всякое зло, возводя его в своих фантазиях к вершинам святости.



Умозрительное богословие – это видение. А вот рассудочное богословие – это ведение. Его качество зависит от внутренней связи с Богом. Если рассудок чист, его ведение приходит к видению. Достаточно одного : «Прости», без всякой аллегории. Ибо перове созидает нравственность, другое – ищет самооправдания. Первое водворяет мир, а второе оставляет сомнение.


Хорошо, идем дальше. Почему так взбунтовался народ от моих комментариев? Я же не переходил на личности, а просто описал обычные факты, каких полно в церковной истории. А сколько их в пророчествах Ветхого Завета? Вы называете это дилетантской блажью, поскольку я не священник, стоящий годами у аналоя с крестом и Евангелием. Во-первых, священник может простоять вечность с крестом в руках и с Евангелием под мышкой, так и не вникнув в их смысл. Дання статья этому свидетельство. Во-вторых: я вижу в христианстве Бога и человека, но вот полубога-священника, увы – не вижу. Об этом не говорит и святоотеческая письменность. Священник подобострастен каждому из нас и, в зависимости от его причастия Живому Богу, у него могут быть или полностью отсутствовать данные суждения. Усваивать это качество только священнику, ибо через Таинство Священства он особенный христианин, скрывающийся в недрах святая святых, за катапетасмой – это обычное язычество. Времена левитов прошли, упразднены Христом. Сегодня всякий христианин имеет помазание от Духа, которое сообщает ему мудрость учения Христа. В-третьих: статья, написання автором, выходит за границы «местечкового», поместного православия и распространяется не только на вселенское православие, не только на вселенское христианство, но и на все человечество, которое выгорая в своей общечеловеческой цели, все болем проявляет в себе апокалиптические симтомы. Здесь нужно различать, что есть сострадание, что есть ношение тягот друг друга, а что есть отступление от благодати, выгорание и не валить все в одну кучу. То, о чем я говорил в своих комментариях, имеет направленность на четкую градацию. Я знаю, что такое пастырское горение, что такое пастырская немочь и что такое пастырское выгорание, перерастающее в пастырскую наглость и никогда всему этому не даю одинаковую оценку. То же самое и с мирянами. Есть постепенный духовный рост, есть в его процессе падения и восстания, а есть выгорание, охлаждение и ненависть. Речь идет о выгорании, а не о немочах, о постепенной духовной эволюции и т.д. Я привел свое видение. Приведите свое. Другой участник приведет свое и будем рассуждать. К чему вот эта вся бессмысленная дискуссия. Вы что, хотите меня заставить здесь выхваливать какой-то непонятный церковный патриотизм? Я далек от патриотизма, национализма и т.д., в моем христианстве не ни иудея ни еллина. Посмотрите на мои коменнтарии под другим углом. Они не несут осуждения, критики и т.п. Здесь выгорание рассматривается как плод долго длящейся болезни, на которую никто, из обладателей полноты благодати не желает обращать внимания. Да это и недопустимо. Как, в истинном православии и – выгорание? Здесь может быть все, что угодно, но только не это. Давайте отбросим всякие амбиции и аллегорию, и будем смотреть на данню проблему буквально – как состоявшийся факт.
Ответить

#
monk from USSR
1.08.2013 в 16:01

Всё, что считала нужным, сказала (даже более того). Толочь воду в ступе нет
никакого желания, как и от хождения по кругу начинает кружится голова. Вы
утвердились в своих выводах, никого не слышите и пока сама жизнь не пройдется основательно по Вашему максимализму отбойным
молотком, по-другому взглянуть на вещи не сможете. Максимализм – занятие юношеское…и странно, что я - «немощный
сосуд» Вам об этом говорю, и сами Вы до этого пока не дошли. Засим позвольте
откланяться. Один
мудрый человек посоветовал мне «беречь
время и внутренний мир». Совет благоразумный и почему бы ему не
последовать…?

Ответить

#
28.07.2013 в 10:42
Ваш комментарий и Ваши советы указывают на отсутствие у Вас всякого понимания христианского долга и христианского учения. Не дивно, что Вы не понимаете того, о чем я говорил. Свяжите в себе страсть гордости и вчитайтесь в мои комментарии. Я сделал здесь вступительную часть, указал на сиптомы, ответил на все вопросы и указал на один из выходов из проблемы. Под своми словами я могу указать стихи из Священного Писания. Все, о чем я говорил – это тема пастырского, нравственного и литургического богословия, плюс православная психиатрия. Изучите эти предметы, а вникнув в Священное Писание, сверите свой христианский долг. За совет большое спасибо – он в точности выражает Ваше христианство. В данной теме, за которую автору огромное спасибо, больше не участвую и на советы не реагирую. Берегу время и внутренний мир, чего и Вам желаю. Простите.
Ответить

#
monk from USSR
26.07.2013 в 11:51

Victor, простите,
что лезу с советом, но в данном случае считаю это своим христианским долгом:
прежде чем писать следующий комментарий, возьмите полотенце средних размеров,
смочите его в холодной воде, сделайте широкую повязку и наложите на лобную
часть головы и на область темени. Проверено. Помогает.

Ответить

#
monk from USSR
30.07.2013 в 15:15

комментарий исправленный и дополненный



Виктор,
похоже, Вам пришелся очень не по душе мой совет с мокрым полотенцем. Согласна, это выглядит банально, особенно для
людей помышляющих только о духовном. Pardonnez-moi! Попробую выправить ситуацию. В истории Церкви была такая Александрийская
богословская школа, которая отдавала предпочтение аллегорическому методу
толкования. Так вот, я тут подумала, что при помощи этого метода на языке умозрительного богословия «мокрое
полотенце» можно истолковать очень даже духовно. Итак, «голова в жару» - это
Ваша скоропалительность выводов, весьма поверхностная посвященность в предмет
Ваших обсуждений и осуждений (по
моему глубокому убеждению, например, судить о выгорании у мирян компетентно
могут только священники, которые годами стоят у аналоя с крестом и Евангелием,
а наши с Вами рассуждения на эту тему не более чем дилетантская блажь), отсутствие
евангельской любви и сострадания
. Уверена, что многие суждения, которые Вы
вывели, не прошли проверку временем, молитвенным деланием, основательным
обдумыванием
и по прошествии какого-то времени, прояви Вы большую
наблюдательность, рассудительность и терпимость к немощам других
( а не
только к своим), сдержанность и неспешность в суждениях (Вас, как духовного мужа,
столь сведущего в богословии и психиатрии, это бы очень украшало) выводы у Вас
будут более разумные и спокойные. Тогда то, что Вы будете писать, не будет
вызывать песчаные бури в голове у читателей, а будет наводить их на спокойные и
конструктивные размышления. (Подчеркнутое можете считать «мокрым полотенцем»).
Ну вот, кажется, я выправила свою оплошность, и медицинские предписания заменила на рассуждения из области нравственного богословия.

Ответить

#
24.07.2013 в 23:47
Victor, широкие обобщения - вещь полезная, если они помогают вскрыть явно ненаблюдаемую закономерность. Обобщения, ведущие к осуждениям и сплетням - вещь гнусная.
Пора уже переходить к конкретике.
Кое-что из Вашего подхода я на себе уже прочувствовал. Попросил Вас прокомментировать Ев.Ин.6.48-58 - Вы ушли от ответа и ударились в обобщения, из которых следует тот вывод, который я сделал. Он Вам не понравился и Вы начали юлить. Если Вы так поступаете со мной, то значит вполне возможно, что так же Вы поступаете и с другими людьми. Читать повествования о том какие они плохие и глупые мне резко расхотелось, да и раньше я никогда этим не увлекался.

Было бы интересно узнать что-нибудь конкретное о Вас. Случилась ли с Вами та самая " беда "? Экспертами так просто не становятся?
Ответить

#
24.07.2013 в 22:33

Самое время подвести итог краткому обозрению проблемы. Каждый человек, приходя в мир, приходит в него не с «пустыми руками» – он приходит с дарами, с талантами от Бога. Он - не бессловесная тварь, он человек, носитель Божьего образа. Этими дарами он проявляет себя в мире, как разумная тварь, как венец творения. Кроме того, Бог наделяет человека дарами по вхождению в Церковь – это особенные дары, все они носят экклезиологический характер. Но и тут Божья рука не оскудевает – человек получает еще и дары в процессе своего преображения. Цель человеческой личности, да и всего социума – научиться распознавать сии дары и действовать в соответствии с ними – каждому разные дары от одного и того же Бога и разные действия от каждого. Вспомним, как выбирали диаконов: взяли людей, исполненных Духа. Не просто первых попавших, а именно исполненных Духа. Господь избрал 12-ть и через некоторое время явил иных 70-ть учеников. Все они были внутренне готовы к благовестию. Подобно и человек должен выбирать профессию: по влечению сердца, по внутреннему горению через видение цели. Выбрав профессию, он реализует в ней себя, через свои действия он приносит мир себе и мир окружающим, он включается в творческий процесс всего творения. В процессе такой деятельности он становится лучше, лучше становится социум – преображается тварь в преображении человека. Будет здесь выгорание? Нет.


Когда же оно приходит?


Человек, поверхностно относящийся к своей жизни, безразличен к жизни человечества, окружающей среды и т.д., блокирует в себе связь с дарами, которые он получил даром, и котрые находятся в нем в потенции. Он начинает жить, но его жизнь теряет остроту, красочность, гармонию и т.п. Что-то внутри чувствуется, к чему-то тянется сердце, но будучи поглощено печальми житейскими – теряет связь со всем: с самим собой, с миром, с Богом. Человек выгорает внутренне. Все его действия приобретают «наплевательский», или же теплохладный характер. Ему все безразлично, даже собственная жизнь. Он входит в порочный круг, все более погружаясь в холодную бездну – закапывая дары, закапывает самого себя.

Есть ли выход? Естественно! Как бы человек не помрачил свой рассудок, как бы ни погряз в пучине страстей, у него всегда остается внутрь, нетронутый никаким грехом стержень - образ Божий, взглянув на который и постепенно приводя себя в соответсвии с ним, он, силой Божией, может выбраться даже из ада. Это называется возреват дух, возгревать дар, торговать на Божественном торжище – отдавать себя и принимать благодать, приобретая Жизнь вечную.
Ответить

#
23.07.2013 в 20:39

И, наконец, о «выгорании» у иноков. Мы живем в период «расцвета» монастырской жизни. Предприниматели (спекулянты), - дабы увековечить свое имя, ублажить Бога, утолить Его гнев, - принялись строить храмы, монастыри, скиты. Естественно, что мыши здесь жить не будут. Нужен наполнитель – народ. И народ «повалил валом». Наполнились монастыри и скиты. Началась ревностная жизнь по уставу, по Богу. Интересно, как долго это могло продолжаться? У каждого человека до прихода в обитель, естественно, была своя цель: один пришел искать Бога; другой сбежал от житейских трудностей; третий – тунеядец; а иной – бомж по жизни; еще один – искатель чудес, видений и т.д., ну и иной сброд, кторый тынялся без дела по распутиям дорог. О том, как устав превратился в обычную армейскую «дедовщину», как здесь все разделилось на белых и черных людей, как плодят суеверия и мракобесие, как спиваются и занимаются блудом и разными мерзостями – писать не буду. Опишу маленький пример из жизни одного архимандрита, ученика некоего пресловутого старца. Сей архимандрит, человек не книжный, воспитан на послушании и околоцерковной литературе. Антиглобалист, апокалиптик, ненавистник жидо-масонов, ревнитель «православия», царебожник и т.д., - источник всяческих «добродетелей и мудростей», которые поддерживают «горение» его духа. Собрал этот человек вокруг себя таких же ревнителей-светильников. Но с одним вышла проблема. Он сильно возжелал сана ради проповеди всех этих безумств и ежедневного причащения, но беда – он троеженец (кстати: ни в одном браке не сохранял верность). Как быть? Архимандрит посоветовал креститься, дабы смыть все грехи, в том числе и троебрачие!!! Но – кандидат крещен! Архимандрит отправляет его к какой-то бабе, ветхой деньми, которая «видит» – крещен или не крещен человек. Баба определила с порога – не крещен. И вот этот деятель, берет свою третью жену, двоих детей, брата (а все они крещены) и везет к архимандриту. Тот, не задумываясь, крестит. Дети тут же отправлены в мир. Жена заточена в женском монастыре, а сам ревнитель, - теперь уже целибат, - стал послушником под крылом архимандрита. За три месяца «послушаний» он стал иноком. А еще через три месяца – диаконом. Началась уислення подготовка к священству.



Во всей этой психушке, меня интересует, как сюда попал епископ? А вот как. Архимандрит предоставил ревнителя епископу, как достойного сана. Тот, вместо того, дабы исполнить элементарное церковное право, связаться с епископом епархии, с которой прибыл кандидат и узнать о нем с его уст, или же с уст священника, где тот причащался, - тупо рукопологает его в диаконы.



О чем все это говорит? О невежестве, о поверхности, о наглости, о непонимании своего служения – и причиной этому «выгорание», которое случилось задолго до того, как совершились данные действия. А это говорит о том, что никто не контролирует все эти притоны. Видно - и там «выгорание».



Ответить

#
monk from USSR
25.07.2013 в 00:47

Вы наивно полагаете, что, описывая подобные «страсти», для кого-то «открыли
Америку»? Могу Вам рассказать и более «интересные» вещи в великом множестве. И
что??? Давайте теперь все дружно «выгорим» синим пламенем?! Констатировать факты недостаточно. Мне
любопытно, каким образом Вы предлагаете разрешать подобные проблемы? Я не
стремлюсь «не видеть проблем»,но я считаю,
что подобным образом их не только не решить, но можно ещё и усугубить. Перечислять
проблемы от сотворения мира и пытаться искать пути их разрешениях – это две
большие разницы. Первое без второго – пустая болтология и праздное
времяпровождение.



Желательны -внутренний
подвиг каждого, разумная инициатива и конструктивный диалог (людей с горячими
сердцами, но с холодными головами, а не наоборот) с людьми, которые уполномочены решать эти проблемы и имеют власть. И у каждого всё это должно происходить на том
месте, на котором каждого поставил Господь исполнять свое служение. При помощи
таких терминов как «психушка», «придурки», при помощи вил и кулаков и т.д. конструктивный
диалог невозможен. Вы лично, что сделали, чтобы помочь Церкви и ее чадам в той
сложной реальности, в которой она должна нести свое служение? Вы жалуетесь на
священников, которые «превратили таинства в полумагические ритуалы», пишете,
что священники не умеют работать со
святоотеческими текстами», пишете «о комиксах».
Но Вы ведь в это можете внести свой вклад : разобраться с терминологией,
изучить языки, провести исследование, все это опубликовать и вместо «комиксов» издать серьезную книгу и т.д, и тогда мы Вас
очень зауважаем, а в историю Церкви может даже войдете как ВИКТОР НОВЕЙШИЙ
БОГОСЛОВ.



Мне приходилось общаться ну с очень талантливыми людьми,
потрясающими проповедниками, прекрасно владеющими словом, которые, прояви они разумную инициативу и
остуди иногда хоть немного мокрым полотенцем свою буйную горячую головушку, могли бы
действительно очень помочь Церкви, но они предпочитают стрелять из пушки даже
не по воробьям, а по клопам и видеть
свое служение в Церкви в том, чтобы выкрикивать «лозунги»,с утра до ночи писать
«о беде», публиковать всякий мусор в
стиле «а ля сарафанное радио», который собирают по подворотням. Подобным образом проблемы не решаются, а
только воспаляются страсти.

Ответить

#
23.07.2013 в 20:35
В приведенном Вами тексте нет ни слова о присутствии на Литургии вне участия в Евхаристии, но наоборот - обратите внимание на слова о причастии, как одновременном акте. Это учение о благодати: всеобщей, церковной и спастительной. Посмотрите догматичесое богословие о пневматологии.
Ответить

#
23.07.2013 в 20:26
Когда я говорю о выгорании у мирян, то имею в виду людей, у которых действительно случилась эта беда. Я никогда не приравнивал народ к баранам и овцам – это компетенция Бога-Судьи. Вас что-то задело? Прошу извинения. Пишу жестко, но не ради осуждения, критики и прочей страсти…, констатирую факт, который наблюдаю ежедневно. Цель? Раскрыть причину. Поделиться с читащим народом об общей беде. Вы желаете не видеть проблему? Проблема эта не одного дня – ей уже тысячи лет. В Священном Писании мы найдем множество случаев «выгорания», как у пастырей, так и пасомых. Святоотеческая литература прямо кишит указаниями – как возгревать дух и не выгореть. Вы заметили меня-комара-неофита?
Ответить

#
21.07.2013 в 15:46

В этом комментарии расскажу о выгорании у «мирян». Сегодняшний век, это век знаний, информаций, всевозможных внутренних практик и т.д. Люди все более ищут внутреннего и все меньше ищут символических наслоений. Беседуя с людьми, отошедшими от храмовой жизни и практикующими «внутреннюю жизнь» за разнообразными новоявленными рецептами, узнаю – это работает, а вот это мертво. В чем же суть? Многие священники свели свою деятельность только к обряду, к кадилу, превратив Таинства в полумагические ритуалы. Нет проповеди о внутренней жизни, о молитве, о преображении. Нет раскрытия «анатомии» внутреннего делания. Человек не знает, что есть молитва, какие ее проявления, как распознавать проявления падших и Божественных энергий и прочее. Люди читают святоотеческую литературу, но из-за непонимания терминолгии, все это превращается в праздночтение. Спросить некого. Священники сами ее не понимают, не умея работать со святоотеческими текстами. Появилось кипа литературы о молитве, вроде каких-то комиксов. С первых страниц понимаешь, укладывал эту книгу человек, далекий от внутреннего делания. А вот рассудок, разбужен внешними знаниям, требует пищи, и то – пищи здоровой. Человек не может ее найти там, где не может усмотреть систему. Его этому никто не учит. Он выгорает в окружении обрядовой символики. Благоуханный ладан начинает выедать внутреннее око. Иконные лики святых не раскрывают ему внутренний лик. Его никто в это посвятил. Пробыв в храмовом полумраке определенный отрезок времени, он уходит. И вот диво! Его никто не останавливает. Им никто не интересуется. Куда ушел человек, что с ним, чем он дышит – всем наплевать. А он находит какой-то философский мотлох – плод падшего рассудка, и применяя к себе, восклицает: «Вот это работает».



Есть тип мирян, которым нужен наглядный пример. Если они видят деградирующего пастыря, они теряют первичную ревность и… уходят.



Есть люди, которым нужна внутри Церкви реализация Даров Духа, но им запрещают те, кто лично себя считает истинной дарохранителницей. Им запрещают жизнь Духа в них самих. Уни выгорают и… уходят.



Есть люди, которые поглощены околоцерковной информацией, ревностные фанатики. Стоит лишь «развернуть оглобли» такого человека и указать верное направление. Но нет, из него делают придурка. Он выгорает и… уходит.


Человек, приходя в Церковь, готов на все, но он не готов на гонения внутри Церкви. Для него это дико. А проблема вся в том, что ему просто неведома история Церкви. Зная ее, он готовится ко внутрицерковным гонениям, и если они приходят, он уходит оттуда в другое место, дабы сохранить мир и внутреннее горение, иначе рискует сам превратиться в невежественных гонителей истины.
Ответить

#
monk from USSR
22.07.2013 в 14:29

«В этом комментарии расскажу о
выгорании у «мирян».



Уважаемый Victor , Вы
так пишете, будто миряне – это стадо баранов, а Вы среди них являетесь
представителем более совершенного биологического вида и, вот, пришли рассказать
нам всем «о мирянах». Спасибо, конечно, за великодушие и потрясающую «проницательность».
Все бы так, как Вы пишете, если бы в Церкви не действовал Святой Дух. Как-то
все рационально и прагматично у Вас выходит, осталось только привести
статистические данные, математически все подсчитать и представить точный отчет.
Не знаю, сколько Вы в Церкви, но если Вы написали такой комментарий, то боюсь,
что пока Вы не очень далеко ушли от «статуса» неофита, а может это просто «постнеофитский
синдром».



А
вообще, друзья, если честно мне не понятны и странны все эти частые разговоры
про «уход из Церкви», яростные обвинение в этом «кого-то» и т.д. Не от того ли
это, что хотим всё быстро и сразу? И не
понимаем, что должны пройти годы и десятилетия, чтобы наша, многие годы погружавшаяся
в грех душа (в масштабе целой нации),
начала как-то оживать? Я искренне
недоумеваю, как можно пробыв в Церкви год-два-три захотеть за это время
получить то, что приобретается десятилетиями? И если это не приобретаем, то начинаем винить
всех и вся. Нужен труд, усердие, молитва, время и Господь все даст. Кто искренне
ищет, тот найдет, пусть, может, и не
сразу. Но когда найдет, будет очень ценить, так как очень ценится только то,
что далось нам большим трудом по долгом ожидании. Духовная жизнь – это не
стремительный взлет вверх в ВЛКСМ, это
долгий, знойный, многолетний, тяжелый труд. И если человек решается изменить
свою жизнь и быть в Церкви, жертвовать придется многим и терпеть многие тяготы.
Наша страна в лице наших родителей, дядь и теть, бабушек и дедушек 70 лет
писала учебники по атеизму и сносила
церкви. Неужели Вы искренне считаете, что эту страницу нашей истории можно вот так
вот просто закрыть и забыть? Повторюсь – мы
всё хотим быстро
, потому и выгораем, потому и разочаровываемся, мы не даем
места Богу в нашей жизни. Мы многие немощи можем простить себе, но мы не хотим
простить какие-то немощи ближнему. Если
кто-то ищет в Церкви что-то «увидеть», для того, чтобы уйти и уходит, что ж …
может ему еще не время попытаться изменить себя, нужно ещё повариться в собственном
соку и многое выстрадать. Также и
пастыри. Да дайте Вы им время как-то опериться, понять, что к чему, пройти
многое своим опытом и всё будет, но для всего этого нужно время. А пока надо учиться прощать и снисходительно относиться
друг к другу. Хотя, конечно, конструктивная критика и дискуссия могут быть
полезными, но с одним условием – если у нас в руках будет не мешок с камнями
для забрасывания грешников, а сосуд с любовью
и состраданием. Среди «мирян» встречаются люди очень разные, с разными
духовными и интеллектуальными запросами. И уже в наше избитое время есть достаточно
священников, которые в состоянии компетентно дать ответы на многие вопросы
многим. Но нужно искать, если в этом действительно есть потребность, а не
сидеть в бездействии и не выписывать ярлыки, какие все «деградирующие» и не
ждать пока Вам преподнесут всё духовно необходимое на тарелочке с золотой
каёмочкой.

Ответить

#
21.07.2013 в 09:49

«…Вы допускаете возможность соприкосновения Духа Святого с человеком, который участвует ( присутствует на ) в Литургии, но не причащается».


Выделите, пожалуйста, курсивом эти слова, дабы я их увидел.
Ответить

#
22.07.2013 в 14:33
//Ответ на первый вопрос: Дух Святой касается человека задолго до его
Крещения, Он касается и всю его жизнь, но вот как человек воспримет это
касание, как прочувствует, как отреагирует и как реализует касание,
зависит от его внутренней готовности. Говоря о Причастии, нужно
различать причастие, как одновременный акт и Причастие, как процесс
реализации Причастия в жизни, тоесть через стяжание благодати Святаго
Духа, Который усваивает человеку плоды Искупительной Жертвы Христа.
Каждая Литургия, на которой присутствует христианин, начинается с
Евхаристии и завершается для него Евхаристией. Здесь начало его жизни во
Христе и здесь плод его жизни во Христе. Этот одновременный акт
указывает на то, что я член Церкви Христовой. Между храмовой Литургией и
временем от Евхаристии к Евхаристии, человек живет литургийной жизнью, в
которой через причастие Богу, а в нем – ближнему, выражает своей жизнью
жизнь Пресвятой Троицы, прославляя в ней Бога. Бог отвечает ему Своей
благодатью. Вот это и есть истинная Литургия, спроектированная из
храмового Богослужения на жизнь, как Богослужение.// (с) Victor
Ответить

#
20.07.2013 в 10:30

Проявление феномена выгорания в каждом человеке бывает по-разному, в зависимости от его мировоззрения, психической устойчивости и т.д. Приведу один пример пастырского выгорания.



Пережив гонения, Церковь нуждалась в новых кадрах. Упор сделали на регионы, где было затишье, в надежде найти здесь хоть какие-то остатки религиозной жизни. Никого не интересовала моральная сторона кадров, - главное, чтобы человек был причастен храмовой «жизни». И вот народ валом попер в священники. В нашем районе, согласно местной статистике, каждое село дало Церкви сотни священников. Есть и рекордсмены – 300, 400. Естественно, что ни о какой религиозности здесь речь не могла идти, поскольку ее нет и поныне. И вот, люди, каждый со своими интересами: одного благословили, потому что у него голос поставлен; другой – сын священника; третий – его родственник; четвертый – искатель религиозных экзальтаций; пятый – искатель власти; шестой – искатель легкой жизни и т.д., все беспрепятственно вошли во двор овчий. Людей, ищущих действительной жизни во Христе, было весьма и весьма мало. Окончив духовное заведение, став священниками, люди начали церковную «деятельность».



И вот тут начинается самое интересное. С одной стороны учение Христа, которое нужно явить словом и жизнью, а с другой – личная цель прихода в сан. Как сделать так, чтобы и «волк был сытым, и козы остались живыми»? Начинается обычный религиозный психоз, эдакая маленькая шизофрения. Создается видимость благочестия через обрядовую деятельность и полная моральная деградация через отступление от внутренней духовной жизни. Тут есть своя закономерность, чем больше мораль катится под откос, тем больший упор делается на внешность, через которую человек надеется найти оправдание в своей совести. Как это выражается в жизни «пастыря»? Описываю реальный факт.



Пастырь объявляет в храме: «Богослужение на следующее воскресение начнется в 8.30. Проскомидия, чтение Часов, в 9.00 – Литургия. Исповедь в 8.00». И вот пришел долгожданный день – Воскресный, малая Пасха. 9.00 – священник вышел из дому. 9.30 – вошел в храм. Молитвы, облачение. 10.00 – Исповедь. 10.30 – Проскомидия. 11.30 – Исповедь тех, кто еще подошел. 12.00 – Литургия. 14.00 – Проповедь. 14.30 – выход из храма. Если учесть, что человек час затратил на дорогу к храму, то выйдя в семь утра и придя в 15.30 домой – он никак не может понять, что это такое было. И вот так каждый раз, годами, с разницей в один-два часа. Как-то один человек, приехавший издалека, выйдя из храма на подогнутых ногах, подошел к священнику и спросил: «Что это вы так народ мучаете»? Священник ответил: «Потому что они меня мучат». ???? «Они мне дом не стоят».


Вот обычный пример «выгорания», который в отношениях с паствой перерос в пастырский садизм, а в самом пастыре – в умственное расслабление.
Ответить

#
18.07.2013 в 22:58
Я думаю, потому что верю в то, что епископ в своих владениях практически знает все, что происходит в храме и как «исповедуют» священники, соучаствующие в архиерейском Богослужении. Это не глубинка, куда он заезжает раз в 10 лет, дабы люди его не забыли, и где ему безразлично, что тут за царек сидит, о чем ведет беседу с народом и как народу «промывает» мозги. Факт простой: мой сын был отправлен от чаши, поскольку не успел дочитать молитв. В нашем храме человек был отправлен от чаши, потому что был одет в рубашку с коротким рукавом. В соседнем приходе отправлена была девушка, которая была без платка, а поскольку она всегда ходила в брюках, так ее выели из храма, она спилась и умерла. Возможно, Вы и знаете суть дела, но те, кто за 30-ть лет народу ничего не рассказал о христианстве, видно его не знают, и епископу на все это просто наплевать. Он занят своими делами, хотя должен был бы посетить общину не во время Богослужения, а после, побеседовать, а лучше – сделать опрос, раздав людям анкеты хотя бы с десятью вопросами о вере. Ответы немало бы его удивили. А раздай эти анкеты священникам, которые отошли от книжной мудрости, так они такого наплетут, что со смеху можно будет покатиться. Как-то раз попал на сайт, где ученые духовные мужи потешаются с невежественного народа, как тот понимает христианство. Действительно смешно, но не над народом, а над его учителями, над теми, кому народ доверил свое спасение. А не участвуют священники в теме не из-за тех, кто ищет победы в словесных баталиях, - им просто нечего сказать и данная тема этому прямое подтверждение.
Ответить

#
17.07.2013 в 23:43

Проблема «выгорания» касается не только пастыря, но и пасомого. Выгорает первый, выгорают и те, которые следуют за ним. Выгорают вторые, выгорает и первый. Все взаимосвязано. Автор статьи поднял весьма серьезную тему и меня смущает малое количество участников в ней, а особенно пастырей. Но вот здесь, на портале есть статья о конце света, так там «пруд пруди» - прямо психоз какой-то, а тут «шаром покати». Это указывает на поверхностное участие в жизни Церкви.



Ответ на первый вопрос: Дух Святой касается человека задолго до его Крещения, Он касается и всю его жизнь, но вот как человек воспримет это касание, как прочувствует, как отреагирует и как реализует касание, зависит от его внутренней готовности. Говоря о Причастии, нужно различать причастие, как одновременный акт и Причастие, как процесс реализации Причастия в жизни, тоесть через стяжание благодати Святаго Духа, Который усваивает человеку плоды Искупительной Жертвы Христа. Каждая Литургия, на которой присутствует христианин, начинается с Евхаристии и завершается для него Евхаристией. Здесь начало его жизни во Христе и здесь плод его жизни во Христе. Этот одновременный акт указывает на то, что я член Церкви Христовой. Между храмовой Литургией и временем от Евхаристии к Евхаристии, человек живет литургийной жизнью, в которой через причастие Богу, а в нем – ближнему, выражает своей жизнью жизнь Пресвятой Троицы, прославляя в ней Бога. Бог отвечает ему Своей благодатью. Вот это и есть истинная Литургия, спроектированная из храмового Богослужения на жизнь, как Богослужение.



Ответ на второй вопрос: Жизнь человека на земле – это приготовление к Жизни вечной в Царстве Христа. Одежды, соответственные брачному пиру Агнца, ткутся ею и в ней уже здесь. В приведенных Вами стихах, хоть и не говорится о Чаше, Плоти и Крови, но подразумевается. Начиная с конкретной евангельской горницы, где ученики Христа, испив из Чаши Крови и вкусив от хлеба Плоти, положили начало конретному акту, участие в котором засвидетельствовало связь человека с Бгогом и человеа с человеком в Боге. После это начинается реализация Причастия. Здесь Господь указал людям, что Причастие невозможно усвоить вне благодати одними своими силами и ревностью, тоесть своими достоинствами (один продал, другой отрекся, остальные разбежались). Нужно дать в сердце место Богу, именно Его святость, сила, делает человека реальными причастником Божества и достойным Его. Совсем иное мы видим после Пятидесятницы. Смерть за Христа, страдание в жизни – вот брачные одежды человека и брак, начавшийся здесь и продолжающийся на Небесах.



Святой Дух благословляет постоянно причащаться: всякий раз – присутствуя на Литургии храмовой и потсоянно – присутствуя на Литургии жизин. Выгорание суть «угасание» Духа, отступление от благодати.


Уставщина нужна, но разумная, поскольку регулирует отношения внутри и вовне. Тупая уставщина убивает жизнь в Боге, извращает ее, запрещает жизнь Духа. Нужно различать то, что родилось в Церкви в период ее духовного роста, и то уродство, котое ей подкинули во время духовного упадка. Одно есть Священное Предание, иное же, предание человеческое. В Священное Предание человек входит жизнью в Боге, ибо ему передано злато, которое он несет и передает ближнему. Человеческое же предание подменяет злато дешевым металлом и ложь выдает за истину. Привыкший жить во «святой лжи» не приемлет истины, не приемлет живого предания, Живаго Бога. Он живет в боге придуманном, а относительно его и с мертвыми уставчиками.
Ответить

#
19.07.2013 в 13:31
Victor, из написанного Вами здесь следует, что Вы допускаете возможность соприкосновения Духа Святого с человеком, который участвует ( присутствует на ) в Литургии, но не причащается. Почему же тогда Вы, действие, в котором принимает участие Святой Дух, называете " народным фольклором ", а его участников называете " зрителями " ? Не знаю, можно ли с полной уверенностью такие определения считать хулой на Духа Святаго, но в моем представлении, это есть что-то очень близкое хуле.

Ситуация заставляет меня задать Вам ряд вопросов о частом причащении, о том к чему оно ведет ( не в теории, а на практике ), заставляет поговорить о " горении и выгорании ", заставляет поговорить о причинах и об условиях возникновения чувства обиды, неудовлетворения и раздражения, но я чувствую, что сейчас такой разговор не получится.
Поэтому предлагаю Вам самому, одному поразмышлять над этими темами, а там - как получится.

Ответить

#
12.07.2013 в 18:09

Вы спросили о «дикой уставщине». Я ответил. На епархии священники также отлучают от причастия тех, кто не дочитал молитв и подобное. Думаю не без ведома Архиерея. Все это, как Вы справедливо заметили, «околоцерковная литература», которую заставляют читать Божий народ. Своим вопросом Вы увели тему в другое русло, а ответ о выгорании я дал в своем первом комментарии.


Качество жизни, как пастыря, так и пасомого определяется их жизнью во Христе. Если здесь присутсвует dinamis, то выгорания никакого не случится, но если statis вошел в душу – это духовная смерть, выгорание.

Извините, но я что-то не понял Ваши слова о частоте и качестрве причащений. Неужели Вы намекаете на то, что человек, стремящийся жить качественно, присутствуя на Литургии, должен уклониться от Евхаристии? А тех, кого Вы не причастили, они что, не крещеные, не миропомазанные, а может анафематствованные?
Ответить

#
18.07.2013 в 20:19
"Думаю не без ведома Архиерея."
"Думаю" не есть достойная опора для серьезных рассуждений. Нужны факты.
Потому то и не участвуют священники в подобных "прениях" так как, "в отличии от "думающих" - знают суть дела. Тех же, кто утвердился в Своем мнении, переубедить невозможно.
Ответить

#
6.07.2013 в 09:52
Не удивительно, что Вы, как священник, задали этот вопрос. Когда поднимается тема об уставщине, именно священники, как «родители и хранители» устава, ревностно поднимают голос против духа. Будь Вы пастырем, вы бы задумались над вопросом. Но я дам Вам ответ. Он прост. Вот служится Литургия. В храме церковная община во главе с предстоятелем. Человек 50-ть. Из них стали причасниками Христа 5-ть из 10-ти исповедников. Остальной народ был зрителем. Для него эта Литургия сегодня была народным фольклором. В чем же суть? По УСТАВУ стали причасниками исповедники, а они стали исповедниками потому, что по УСТАВУ неделю перед причастием ели капусту с горохом (постились) и вычитывали молитвенные тексты. Пять исповедников не стали причасниками Христа. Почему? Один не по УСТАВУ был одет, у другого, по УСТАВУ, отсутствовал нательный крест, третий – утром чистил зубы и случайно глотнул воды, нарушив УСТАВ, четвертый до Причастия успел сказать гнилое слово, а пятый не успел дочитать молитв по УСТАВУ. УСТАВ запретил им и всем остальным участникам Литургии стать причастниками Христа. Куда же подевалась брачная трапеза Христа, на которую созван был народ: слепые, хромые и т.д.? Ее, по УСТАВУ, съел сам предстоятель. Именно он из всего брачного пира оказался в брачных одеждах и достойным Христа. Остальные стали безмовными свидетелями и ушли по своим домам, так и не поняв, где они были и что они должны делать дальше, как жить, как мыслить и т.д. Вы, как священник, улавливаете связь того, что совершилось в храме с тем, что совершилось в евангельской горнице? УСТАВ убил Евангелие. Таких примеров сотни, но причина их кроется в том, что Христос делегировал Своим ученикам пастырство, где священство одно из трех составных, и ученики делегировали пастырство своим последователям, но человечество его отвергло, выделив лишь одну его часть – священство, извратив инстутут пастырства, превратив его в институт священства. Это привело к разделению народа Божия и выделение духовенства в кастовую замкнутость с вытекающими отсюда последствиям. Храмовый быт заменил собой внутреннюю жизнь, жизнь духа, свободы, превратив учение Христа в букву, закон, отвергнув благодать.
Ответить

#
16.07.2013 в 14:03
//Остальной народ был зрителем. Для него эта Литургия сегодня была народным фольклором. В чем же суть?//

Victor, я не решался прокомментировать эти Ваши слова. Ждал ответа священников. Полноценным образом обсуждать тему, затронутую в этой статье, могут только они. Но теперь, когда "тема" ушла в архив, позволю себе высказаться немного.
Меня интересует вопрос - " каким образом формируется убежденность в том, что Причащаться нужно часто, и убежденность в том, что Дух Святой не может коснуться человека на Литургии, пока он не подойдет к Чаше? "
Victor, а как Вы понимаете слова из Евангелия от Иоанна 6-я гл., ст. 48-58 ? Там нет ни слова о Чаше, о вине и о хлебе ( в прямом смысле этого слова ). Но тем не менее там говорится о Причастии. И Ваше сравнение Его с Брачным пиром не совсем уместно.
//Куда же подевалась брачная трапеза Христа, на которую созван был народ: слепые, хромые и т.д.? Ее, по УСТАВУ, съел сам предстоятель. Именно он из всего брачного пира оказался в брачных одеждах и достойным Христа. Остальные стали безмовными свидетелями и ушли по своим домам, так и не поняв, где они были и что они должны делать дальше, как жить, как мыслить и т.д.//
Тайная Вечеря - это " начало ", а Брачный Пир - финал. Человек нуждается в чаше, вине и хлебе, потому что он пока не способен воспринимать ( непосредственно ) Христа. На Брачном пире Жених будет воочию присутствовать среди тех, кто достоин там быть. А для этого потребуются "новые брачные одежды" т.е. новое ( принципиально другое ) тело и новое мировосприятие. Люди причащаются для того, чтобы обрести эти новые брачные одежды. Когда они их обретут, им уже не будут нужны: ни Чаша, ни вино и ни хлеб. Да и храмов, согласно Откровению Иоанна Богослова, тоже не будет.
Я думаю, что Святой Дух не благословляет людей часто причащаться не только потому, чтобы они должным образом относились к святым Таинствам и должным образом готовились к принятию Святых Даров, но и для того, чтобы у них появилась возможность " сподвигнуться " хотя бы немного в сторону " финала ", в сторону Брачного Пира.
Кстати, возвращаясь к теме этой статьи,... возможно, что " выгорание " связано с вышеупомянутым вопросом.
А что касается " уставщины ", то у нее есть свое очень важное и нужное место. Вот это четверостишие:

Что ограничивает Ваша " уставщина "
Свободу во Христе иль во грехе ?
Зачем вообще Вам Церковь и община
Коль Вы с Христом " обвенчаны " уже ?

указывает на него.
Ответить

#
10.07.2013 в 22:12
"Пять исповедников не стали причасниками Христа. Почему? Один не по УСТАВУ был одет, у другого, по УСТАВУ, отсутствовал нательный крест, третий – утром чистил зубы и случайно глотнул воды, нарушив УСТАВ, четвертый до Причастия успел сказать гнилое слово, а пятый не успел дочитать молитв по УСТАВУ. УСТАВ запретил им и всем остальным участникам Литургии стать причастниками Христа"

За всю свою священническую практику мне довелось не допустить к Чаше пять или шесть христиан желавших причаститься. Но ни одно из приведенных Вами "нарушений УСТАВА" не было тому причиной. Среди священства, по крайней мере нашего благочиния, я тоже таких "ревностных не по разуму" уставщиков не встречал.
Как мне кажется, Виктор, Вы просто введены в заблуждение чтением какой то "околоцерковной" литературы, и судите поверхностно не вникнув в суть дела. Если же у вас на приходе такие случаи имеют место, то об этом просто не знает правящий Архиерей.
Да и вопрос был о причинах "выгорания" пастыря (о чем Вы не сказали ни слова), а не о достойных Причастия.
Но если мы коснемся вопроса Причастия, то и тут Вы не понимаете и понять не сможете, что такое Причащаться 4-5 раз в неделю Святых Тела и Крови Христовых. Я знаю прихожан, которые достаточно долго Причащались каждую неделю. Во всех случаях результат скорбный. Я бы сказал, что они "выгорели", но я не согласен с самим термином. Вернее будет сказать - опалились.
Я не говорю, что не надо стремиться причащаться чаще, но каждому необходимо помнить слова апостола: "Темже иже аще яст хлеб сей или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Господни. Да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня. Сего ради в вас мнози немощни и недужливи, и спят доволни"
(1Кор.11:27-30)
Есть еще одни хорошие сова Господа: "не знаете, чего просите..." (Матф.20:22)
Спасение не в количестве Причастий, а в "качестве жизни" приступающих к Чаше.
Ответить

#
30.06.2013 в 20:16
Рассуждать о «пастырском выгорании» можно лишь там, где реализуется цель пастырства и где реализуется цель Церкви – преображение в Боге человека, а через него и всего творения, а в превую очередь социума. Если цель профанируется, т.е. внешнее преобретает самоцель, а преображение отсутствует, значит надо говорить о причинах, блокирующих цель, а отсюда и о выгорании. Если исходить из этой стороны, то выгорание начнется сразу же после столкновения пастыря, ищущего жизни по Богу, с буквой «дикой» уставщины, которая связывает свободу человека во Христе. Если же мы говорим о выгорании пастыря-кадиломахателя, то тут выгорание начинается со встречи его страстей с той же уставщиной. В первом случае связывается здоровая свобода во Христе, во втором – извращенное «эго», ищущее на почве пастырства корысти и власти над человеком. Кто «пролазит» сквозь эти «игольные уши» и приспосабливается в пастырской жизни ради своих низменных целей, у такого пастыря синдром выгорания отсутствует, посколько присутствует безумие. Чтобы вести разговоры о позитивном выгорании, нужно спроектировть всю деятельность пастыря на евангельское и святоотеческое учение. Здесь опять проблема: на какой исторический момент должна вестись проекция? Принимать ли во внимание вселенское христианство, или же оградить себя стенами «местечкового» христианства, которое в церковно-политической изоляции приобрело свои, так званые «традиции» и которые преподносятся, как последняя инстанция. Вообще-то проблем много и без их решения поднимать вопрос о выгорании бессмысленно.
Ответить

#
4.07.2013 в 22:10
"Если исходить из этой стороны, то выгорание начнется сразу же после столкновения пастыря, ищущего жизни по Богу, с буквой «дикой» уставщины, которая связывает свободу человека во Христе. Если же мы говорим о выгорании пастыря-кадиломахателя, то тут выгорание начинается со встречи его страстей с той же уставщиной"

Виктор, а можно поподробней по поводу "дикой уставщины"? А лучше, приведите пару примеров, так скажем "из жизни", которые раскроют Вашу мысль.
Ответить

#
Антипов Максим Анатольевич, Россия, Санкт -Петербург
3.02.2013 в 21:22
Предлагаю на миг отойти от богословствований, а обратиться к реалиям приходской жизни. Есть у меня товарищ по семинарии, священник, служащий на сельском приходе в N-ской епархии. Он - единственный православный пастырь на весь свой район. Предстоит перед Господом уже 15 лет, и ни разу не был в отпуске. Архиерей, возможно, был и рад дать ему отдохнуть, но увы - заменить некем. Сразу оговорюсь: благодаря природному неоскудевающему чувству юмора батюшка преодолевает все скорби и обстояния с Божией помощью, и вряд ли ему грозит "синдром выгорания". Вот только сердце однажды может не выдержать. И такие случаи тоже есть на моей памяти...
Ответить

#
4.02.2013 в 15:13
До революции храмов было в разы больше, а исповедовались и причащались прихожане реже, чем сейчас. Нагрузка на священника сейчас конечно же увеличилась, но ведь Вы говорите, что не в нагрузке дело. Сломаться может Ваш товарищ по семинарии, а не " выгореть ".
Я - не священник, и изнутри взглянуть на эту проблему не могу. Имею некоторый жизненный опыт, опыт проживания " переходных периодов ". Этот опыт очень похож на то о чем написал о. Павел в этой статье. Панорамный, широкий взгляд на возникшую проблему помогает увидеть причины ее возникновения. Сочетание широкого ( богословского ) и конкретного, практического видения есть ключ к решению любых проблем. Я в своем комментарии писал о третьем ( голгофическом ) периоде, а как известно, в этот период ближе всех ко Христу были " жены мироносицы ", думаю, что их присутствие и участие соделало что-то очень важное и необходимое и для Христа, и для них самих. Это общий, широкий взгляд. Конкретизировать его на страницах сайта - глупо и невозможно, но я знаю, что и в этой интимной сфере тоже многое должно измениться и после изменения послужить на благо священнодействующим.
Ответить

#
1.02.2013 в 16:46
Если это явление - " выгорание "- становится, пусть не массовым, но весьма ощутимым и заметным, то может быть стоит поискать какие-то глубинные причины этого явления.
Христианская цивилизация, христиане ( священники и миряне ), мне кажется, должны повторять и проходить тот же путь, который прошел Иисус Христос. Рассматривая путь Иисуса Христа, можно разбить его на три части: 1) пост в пустыне, 2) служение, 3 ) Голгофа. Первые три века христианства ( до Василия Великого ) можно сравнить с первой частью этого пути, все остальные века ( до нашего времени, точнее до 1904 года ) - со второй частью, а наше время - третья часть христианского пути. Третья часть конечно же существенно отличается от второй. Быть внимательным и заботливым пастырем, при этом распинаемым на кресте, очень сложно, а может быть и невозможно.
Может " не нужно ничего замалчивать " и стоит смело говорить об особенностях времен. Наблюдая за дискуссией, возникшей при обсуждении статьи " покаяние без раскаяния ", обратил внимание на то , что недовольные исповедники совсем пренебрегают исторической реальностью и требуют от священников того, что допустимо было требовать в дониконовские времена, когда священник был старшим и опытным в делах покаяния другом. После Никона священник стал просто свидетелем исповеди, которую христианин совершает перед Иисусом Христом. Новые времена стали требовать от мирянина большего - большей ответственности, большей самостоятельности и большей зрелости. Роль же священника, как посредника между Богом и человеком, уменьшилась. В наше же время основная нагрузка ложится на тело, а не на душу человека. Оно распинается и служит Богу своими немощами, поэтому с пониманием, состраданием и любовью следует относится к слабостям и немощам священника. Если мы бодры, энергичны и жутко креативны, а священник подавлен и слаб, то это еще не означает того, что он опустился ниже нашего уровня. Скорее, наоборот. Он созрел до того, чтобы телом послужить Господу, а мы еще не созрели, не понимаем, не чувствуем, не сопереживаем страданиям другого человека, а только требуем от него дополнительных ( духовных ) стимулов и развлечений. Возможно, проблема " выгорания " будет решаться, если священники начнут уделять своему телу чуть больше внимания, а прихожанам ( в какой-то критический момент ) - чуть меньше. Ничего эгоистического и себялюбивого в таком поведении нет, потому что восстановившееся тело и людям лучше и больше послужит, чем полностью истощенное и лишенное благодати.
Ответить

#
1.02.2013 в 15:59
"Или он уже относится к категории отвергнутых Богом, проклятых и в этой, и в будущей жизни? Ответ на этот вопрос не так уж и очевиден".

Да, пора, наконец, закрыть вопрос, спасутся ли те или эти, плохие православные или прекрасные католики и т.п. Закрыть! ибо решить его может только Бог, и никто другой.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс