Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Служение митрополита Вениамина (Федченкова) в Северной Америке. Часть III

5 июля 2012 г.
В 1945 году патриаршим экзархом в Америке митрополитом Вениамином (Федченковым) были инициированы переговоры между представителями Североамериканской митрополии, объявившей о своей временной автономии в 1934 году, и Московской Патриархией. Для переговоров в качестве делегата от Патриархии в сентябре 1945 года в США прибыл архиепископ Ярославский и Ростовский Алексий (Сергеев). В итоге стороны так и не смогли договориться об условиях примирения. О роли личности митрополита Вениамина в этом нелегком процессе пишет Ростислав Просветов в третьей части публикуемой статьи.

В 1945 году патриаршим экзархом в Америке, митрополитом Вениамином, (Федченковым) были инициированы переговоры между представителями Североамериканской митрополией, объявившей о своей временной автономии в 1934 году и Московской Патриархией. Для переговоров в качестве делегата от Патриархии в сентябре 1945 года в США прибыл архиепископ Ярославский и Ростовский Алексий (Сергеев). В итоге, стороны так и не смогли договориться об условиях примирения. Архиерейский собор представителей митрополии, заседавший в декабре 1945 года в Чикаго, вынужден был отложить вопрос «о возобновлении отношений с Российской церковью» до созыва Всеамериканского церковного собора в 1947 году. Не дожидаясь созыва собора, архиепископ Алексий (Сергеев) был отозван в Москву.

После отъезда архиепископа Ярославского и Ростовского Алексия (Сергеева) из Америки церковная борьба в Североамериканской митрополии возобновилась с удвоенной силой. Сторонники немедленного воссоединения – верующие и рядовое духовенство – создали церковно-народный комитет, который должен был добиваться воссоединения с Московской Патриархией и осуждения «карловацкого раскола»[1]. 20 апреля 1946 года бывший глава епархии Аляски Североамериканского митрополичьего округа епископ Алексий (Пантелеев) заявил о своем подчиненииМосковской Патриархии и перешел под омофор патриаршего экзарха[2]. 9 мая 1946 года он был назначен секретарем Митрополичьего Совета при митрополите Вениамине, а 16 мая секретарем Совещания епископов, которое последний учредил вскоре после отъезда архиепископа Алексия (Сергеева) для ликвидации последствий сложившегося «двоевластия». Совещание епископов, одобренное Патриархом, явилось высшим органом в экзархате по подобию Священного Синода в Москве.

В мае месяце 1946 года новосозданный церковно-народный комитетСевероамериканской митрополии телеграфировалпатриарху Алексию (Симанскому): «Церковно-народный Комитет из мирян намеревается созвать церковно-народный конгресс в Нью-Йорке 6 июля 1946 г. по делу воссоединения с матерью церковью американских русских православных приходов, состоящих в юрисдикции митрополита Феофила, и по делу осуждения карловацкого раскола. К участию привлекаются исключительно представители приходов и духовенства юрисдикции митрополита Феофила без участия епископов. <…>Общее желание сторонников сводится к тому, чтобы в Америку был назначен новый архиепископ, но ни в коем случае экзарх Вениамин или архиепископ Адам[Филипповский][3], которые неприемлемы для американского русского православного народа. Ждем определенного и скорого ответа по этому делу»[4].

На такие запросы в Москве ответов не давали, потому что не желали полагаться на церковно-народные конгрессы и иные «шумные» мероприятия, минуя священноначалие Североамериканской митрополии. В свою очередь, не получив поддержки от патриарха, конгресс был отложен до созыва Всеамериканского православного собора.

По прибытии в Москву, архиепископ Алексий (Сергеев) представил 6 мая 1946 года патриарху Алексию доклад, в котором он, в частности, писал: «…в американских кругах существует тенденция к созданию автокефальной Американской Православной Церкви, поддерживаемая представителями Греческой, Сирийской, Болгарской, Румынской и Армянской Церквей, а также и Экзархом Московской Патриархии Митрополитом Вениамином. Учитывая, что работа по расколу феофиловской Церкви и воссоединению отдельных приходов может привести к обострению борьбы и усилению карловацкой, автономистской и автокефалистской тенденций, мы полагаем целесообразным в дальнейшем повести работы на соглашение с Митрополитом Феофилом. Целью этого может быть завоевание такого положения, при котором, после отхода Митрополита Феофила от руководства в виду его преклонного возраста, новому архиерею, представляющему Московскую Патриархию, удастся отвести от руководства митрополией Архиепископов Виталия и Леонтия и самому встать во главе руководства Американской митрополией <…> Дальнейшее пребывание Митрополита Вениамина на посту Экзарха в Америке не является целесообразным в силу отсутствия у него организационных данных для проведения этой работы – с одной стороны, и наличия у него тенденций, идущих вразрез с интересами Русской Православной Церкви (согласие на создание Американской автокефальной Православной Церкви). Поэтому целесообразно заменить Митрополита Вениамина на посту Экзарха новым архиереем, присланным из Советского Союза, который бы завершил переговоры с Митрополитом Феофилом и вошел в его епархию на правах правящего архиерея, с последующим выдвижением его кандидатуры в Митрополиты Северо-Американские. Вместе с русским архиереем в Америку целесообразно послать архиерея-украинца для возглавления им украинских приходов Канады, вместо Теодоровича»[5]. Как видно, архиепископ Алексий приписывал митрополиту Вениамину желание даровать Североамериканской митрополии автокефалию чтоне соответствовало действительности[6].

Примерно в то же время патриархом Алексием был дан указ митрополиту Вениамину (Федченкову) об учете церковного имущества в США и «возвращении его Русской Православной Церкви». Поручение о возбуждении такого ходатайства перед правительством США американский экзарх получал еще в 1943 году[7]. В справке Совета по делам Русской Православной Церкви, однако, говорилось, что вопрос этот на данный момент очень сложный: «Во-первых, он потребует много времени и, во вторых, много денег; кроме того, вызовет еще большее обострение между Феофилом и Патриархией. Поэтому необходимо пока заниматься ознакомлением с юридической стороной дела и изучением американских законов. Конкретно ставить вопрос о возвращении церковного имущества, пока ведутся переговоры о воссоединении не следует»[8].Такой позиции изначально придерживался и митрополит Вениамин.

С 23 по 24 мая 1946 года в Детройте проходило архиерейское собрание митрополичьего округа, на котором созыв Всеамериканского Собора был перенесен «на эту осень». В докладе патриарху от 9 июня 1946 года митрополит Вениамин так объяснял причину переноса сроков созыва собора: «миряне недовольны откладыванием и могут начать переход в Патриаршую Церковь, не дожидаясь собора» и, второе, «это развернувшаяся агитация в американской прессе против Советского Союза, которой желали воспользоваться епископы и часть духовенства с целью недопущения объединения»[9]. «Надежд на мир я не теряю», – продолжал митрополит, – Но Преосвященный Епископ Алексий [Пантелеев] совершенно не верит в возможность примирения архиереев. Однако, архиепископ Макарий [Ильинский], вопреки прежнему своему мнению, которое он высказывал мне месяцев пять-шесть назад, теперь на нашем Совещании Епископов высказал мысль о возможности мира»[10].

В телеграмме, полученной в Москве 4 июля 1946 года, Владыка писал патриарху: «Митрополичий совет с архиереями единогласно ныне постановили просить Вас делегировать [в] половине октября Митрополита Николая [Ярушевича]»[11]. Авторитет митрополита Николая за границей был очень велик. Он смог успешно выполнить свою миссию по присоединению к Московской Патриархии Западноевропейского Экзархата и это позволяло надеяться на благополучный исход в Америке с его участием.

24 августа 1946 года в Нью-Йорке состоялся первый церковно-народный съезд, в котором принимало участие около двухсот представителей прихожан из штатов Нью-Йорк, Нью-Джерси, Коннектикут и Пенсильвания. На съезде участники заявляли о своей лояльности американскому правительству и президенту США Гарри Трумену, а затем говорили о единстве с Матерью Церковью и патриархом Алексием, осуждали митрополита Феофила за создание раскола и отклонение предложения архиепископа Алексия (Сергеева) о воссоединении и т.п. В постановлении съезда звучали, в частности, следующие слова: «Единодушно осуждаем и не признаем митрополита Феофила и епископов, подчиняющихся его юрисдикции, и мы против протоиереев и иереев, поведших секретно, тайно и без ведома верующего народа, совершенно независимую, раскольническую свою церковь»[12].

15 сентября 1946 года в г. Скрентон, штат Пенсильвания, состоялся второй церковно-народный съезд, подтвердивший резолюции первого съезда. В обоих случаях был брошен призыв «бороться за единство». Учитывая складывающуюся ситуацию как благоприятную для воссоединения, митрополит Вениамин в своих телеграммах Патриарху Алексию торопит приезд представителя Московской Патриархии.В свою очередь, митрополит Феофил и его окружение в преддверии Собора развернули большую кампанию в американской прессе за сохранение подчинения Североамериканской митрополии Заграничному Синоду.

27 октября 1946 года группа профессоров в составе М.М. Карповича, Н.С. Тимашева, Г.П. Федотова, а также П.П. Зубова и Г.И. Новицкого выступила на страницах газеты «Новое русское слово» с «Запиской о положении русской православной церкви в Америке» (более известной как «Записка пяти профессоров»). Документ, датированный 18 октября, признавал зависимость Русской Православной Церкви в Америке от Московской Патриархии, но требовал со своей стороны от нее широкой автономии. По разъяснению газеты, «Записка» была представлена митрополиту Феофилу на предмет обсуждения высказанных в ней положений на предстоящем Соборе в Кливленде.В ней, в частности, указывалось, что Зарубежный архиерейский синод находится в Мюнхене, а не в Югославии, где действовал с благословения Сербского патриарха. Он лишился значительной части паствы вследствие расширения сферы советского влияния и более не пользуется покровительством Сербской Церкви. В силу этого он утратил связь с Вселенской Церковью и свои канонические права. «Для Русской Православной Церкви в Америке, — говорилось в «Записке», — наиболее естественным… представляется возврат к каноническому подчинению Матери-Церкви русской, духовной связи с которой русские православные люди в Америке никогда и не желали прерывать, будучи готовы духовно участвовать в ее служении делу Христову». Авторы «Записки» высказывались за признание Московского Патриарха каноническим главою Православной Русской Церкви в Америке при условии, что Патриарх не будет пользоваться здесь никакой церковно-административной властью, а предоставит американскому митрополичьему округу полное самоуправление, т.е. широкую автономию. Данная «Записка» оказала большое влияние на умонастроения будущего Собора[13].

Всеамериканский церковный собор американского митрополичьего округа проходил в Кливленде с 26 по 29 ноября 1946 года[14]. В ходе соборных заседаний стало очевидным разделение в среде клира и мирян по принципу принадлежности к той или иной волне эмиграции. Дмитрий Поспеловский пишет: «В то время как «белая эмиграция» голосовала за продолжение связей с Мюнхенским синодом или, в крайнем случае, за духовную, но никак не административную связь с Московской патриархией, русские из Закарпатья и некоторые другие представители дореволюционной эмиграции в основном голосовали за присоединение к Московской патриархии. Впрочем, в обоих лагерях преобладали голоса за сохранение в сложившихся условиях полной автономии»[15]. После «больших колебаний» была составлена резолюция, которую приняли 187-ю голосами против 61.

Официальный текст этой резолюции, переданный патриаршему представителю только 9 августа 1947 года, гласил: «Седьмой Всеамериканский Церковный Собор Русской Православной Церкви в Америке, собравшийся в г. Кливлэнде, Огайо, ноября 26-29 1946 г., подтвердивший нашу нерушимую веру и лойяльность нашему избранному Высокопреосвященнейшему Митрополиту Феофилу, по всестороннем обсуждении нашего отношения к Матери-Церкви Московской Православной, постановили просить Его Святейшество Святейшего Патриарха Московского воссоединить нас в свое лоно и пребывать нашим духовным отцом при условиях сохранения нашей полной автономии, существующей в настоящее время». Далее говорилось о прекращении какого-либо административного подчинения Заграничному Синоду, с сохранением братского и молитвенного общения со всеми Церквами в рассеянии сущими. Высшей законодательной инстанцией признавались американские периодические церковные соборы, на которых избираются митрополиты и вырабатываются свои уставы. В случае неприемлемости этих условий Патриархом, «Американская Православная Церковь остается и далее самоуправляющей до той поры, когда Московская Патриархия найдет их приемлемыми и даст нам просимое»[16].

Для обсуждения постановлений Кливлендского собора и дальнейших действий со своей стороны, митрополит Вениамин созвал Митрополичий Совет, где выступил с обстоятельным докладом. Из сложившегося положения экзарх видел три выхода: объединение, параллельное временное существование и особый Экзархат Патриарха. Собор Патриаршей Церкви в Америке, назначенный на 12 февраля 1947 года, по мнению митрополита Вениамина, должен был также принимать тех желающих делегатов, чьи приходы еще не были «патриаршими»[17]. На этом Соборе ожидалось присутствие нового представителя Московской Патриархии: «И лучше бы всего, если Патриарх поручил ему докончить все переговоры с примиряющимися», – добавлялВладыка[18].

10 декабря 1946 года митрополит Вениамин пишет подробнейший доклад патриарху Алексию, где излагает свои мысли по поводу Кливлендского собора и просит: «проявите любовь и понимание – выше «законов» и выше буквы. Тогда все прочее придет, как следствие». Далее он писал: «Я молюсь и ожидаю того момента, когда мы с Митрополитом Феофилом (при его первенствовании) отслужим Божественную Литургию совместно и искренне скажем друг другу:

– Христос посреде нас!

– И есть и будет!

О, если бы скорее пришло это время! Тогда Благодатью Божиею скреплено будет единство между нами»[19].

22 января 1947 года митрополит Вениамин шлет патриарху Алексию телеграмму о том, что митрополит Феофил «на днях почтой посылает решения Кливланда» и просит дождаться этих решений для дачи инструкций патриаршему послу перед выездом в Америку[20]. «Ваши доклады и бумаги получил. Очень ценные материалы. Собор [Патриарший] отложить можно. Сообщите на какое время его намечаете. Ожидаем доклада Митрополита Феофила», – пишет в ответной телеграмме патриарх Алексий[21].

На следующий день, спустя почти два месяца после Кливлендского собора, 23 января 1947 года в Москве была получена телеграмма от митрополита Феофила. В ней сообщалось: «…было решено просить Ваше Святейшество принять американскую церковь, как Вашу паству и быть нашим духовным Главой с сохранением полной автономии американской церкви с высшим правом периодически созывать всеамериканские соборы для избрания митрополита и для принятия решений касающихся разных вопросов церковной жизни. В то же время было решено прекратить административное признание зарубежного Синода русских церквей заграницей, оставаясь в братском и духовном союзе со всеми частями русской церкви повсюду в мире[22]. Мы считаем нашим приятным долгом сообщить Вашему Святейшеству эти факты. Официальные протоколы собора только что одобрены и отосланы Вашему Святейшеству для информации. Ваш брат во Христе Феофил Архиепископ Сан-Францисский Митрополит Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Северной Америке»[23].

Патриарх отвечал: «Телеграмму Вашего Высокопреосвященства сегодня получил. Приветствую и приемлю решение Кливлендского Собора. Принципиально не имею возражений против автономии для нашей православной церкви в Америке. Митрополиту Ленинградскому Григорию [Чукову], в ближайшее время имеющему отбыть в Америку поручаю в миролюбивом духе обсудить все вопросы совместно с Вашим Высокопреосвященством. Божие благословение духовенству и всей пастве. Христос посреде нас и есть и да будет»[24].

Однако вопреки постановлению Кливлендского собора и своему личному обещанию, митрополит Феофил так и не прислал Святейшему Патриарху ни протоколов собора, ни даже резолюции собора о признании патриарха духовным главой. Видимо, это было связано с тем, что в резолюциюбыли внесеныправки. В результате этих правок из нее «выпали» четыре слова о признании патриарха «на строго канонических основах». Слова эти присутствовали в подлинной редакции, принятой Собором, о чем свидетельствовал в печатичлен Собора, один из составителей резолюции адвокат В. Кацедан[25].

Более того, на телеграмме Святейшего Патриарха митрополиту Феофилу о том, что «он не имеет принципиальных возражений против автономии для нашей Православной церкви в Америке и поручает митрополиту Григорию [Чукову], имеющему приехать в Америку, обсудить в миролюбивом духе все вопросы совместно [с митрополитом Феофилом]» последний положил резолюцию, которая вскоре просочилась в американскую печать и так и небыла опровергнута: «1-27-47. Этот ответ неудовлетворителен, как не окончательный и вести какие-либо соглашения или ставить какие-либо условия по этому делу бесполезно, а также нет смысла в длинном разговоре с митрополитом Григорием или другим каким-либо [лицом] из Москвы, как представителем Патриарха; раз он не свободен говорить самостоятельно, а только чрез Правительство ССР (на телеграмме стоял гриф «Правительственная» – прим. Р.П.). Так и поручаю предупредить Патриарха, а красные слова мало имеют силы и цены, раз они произносятся неопределенно»[26].

В марте 1947 года митрополит Феофил добился через суд о признании принадлежности всех церковных имуществ в США ему, как «законному представителю Русской Православной Церкви в Америке»[27], и начал судебный процесс о передаче Североамериканскому митрополичьему округу Свято-Николаевского кафедрального собора, бывшего до того в ведении патриаршего экзарха.

Тщетно митрополит Вениамин 7 мая, на основании телеграммы Святейшего Патриарха, который просил «постараться окончить дело мирным путем: суд нежелателен», умолял митрополита Феофила приостановить дело. Митрополит даже не ответил экзарху, и в итоге Владыка Вениамин добровольно уступил собор Североамериканской митрополии до окончательного решения суда[28].

22 апреля 1947 года патриарх Алексий I сообщал Г.Г. Карпову: «Писать Феофилу нахожу совсем бесполезным, даже более чем бесполезным. А между тем что-то делать надо»[29].

17 июля 1947 года в качестве патриаршего посланника для переговоров в Америку прибыл митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков). Его сопровождал секретарь Московской Патриархии Л.Н. Парийский. Делегатов на аэродроме встретили митрополит Вениамин, архиепископ Леонтий (Туркевич) и юрисконсульт митрополита Феофила Р. Акруш. По случаю прибытия гостей был отслужен благодарственный молебен.

Митрополит Григорий привез с собой проект патриаршего постановления, в котором митрополия Америки признавалась автономной, подчиняющейся исключительно решениям собственных соборов. В качестве условия этого признания Москвой выдвигались следующие требования: 1) утверждение митрополитов Московским патриархом; 2) посылка митрополией делегатов на Всероссийские соборы и признание их постановлений; 3) сохранение за патриархатом статуса суда последней инстанции для американского клира; 4) осуществление контактов митрополии с другими поместными церквами через патриархат. Совет епископов митрополии отверг эти условия. Митрополит Григорий заявил, что американцы требуют фактически не автономии, а автокефалии, каковую пока Московский патриархат не готов предоставить[30].

7 августа 1947 года в Митрополичьем Совете при митрополите Феофиле был составлен проект автономии Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде (так называемый «Комментарий» к резолюции Кливлендского собора) и в тот же день вместе с резолюцией он был представлен митрополиту Григорию. В «Комментарии» подтверждалось, что «Русская Православная Церковь Америки и Канады <…> признает Патриарха Московского и всея Руси своим духовным Главой», – и далее шло пояснение, – «Она признает его авторитет в делах веры и догматов. Имя Патриарха Московского и всея Руси возносится в церквах Митрополии по установленному чину»[31]. А далее говорилось о том, что Русская Церковь в Америке будет сообщать Патриарху о течении своей церковной жизни, извещать его об избрании на Всеамериканском Церковном Соборе митрополита, который и возглавляет Церковь. Последним пунктом оговаривалось, что американская митрополия сохраняет свою полную независимость, управляется на основании существующих Положений и обеспечивает за собой сохранение своего имущества[32].

На следующий день газета «Новое русское слово» опубликовала слова митрополита Феофила, сказанные им в адрес митрополита Григория с амвона: «Заявляю вам, дорогие, с этого святого места, что этот посланец пожаловал к нам, чтобы нарушить течение нашей жизни, уничтожить мир, внecти раздор и cмyтy...»[33].

В телеграмме митрополита Григория патриарху Алексию, которая была получена в Москве 10 августа 1947 года, сообщалось: «Митрополичий совет, архиепископ Антоний, епископ Иоанн сегодня посетили меня и решительно предложили автономию, которая исключает патриаршее право учреждения митрополита, суда над ним, надзора за имуществом, не допускает существование независимых от них патриарших приходов, что угрожает многим несогласным с ними клириками увольнением и запрещением, предлагаю возражать»[34].

В проекте своего письма митрополиту Григорию и митрополиту Вениамину патриарх Алексей сообщал: «Неприемлемые требования митрополичьего совета явно не отражают желаний всего духовенства и верующих, угрожают полным разложением церковной жизни Америки, необходимо учесть это, равно как желание всей церковной массы, согласно Вашим полномочиям»[35].

14 августа митрополит Григорий передал в митрополичий совет свое заключение, в котором говорил о том, что Святейший Патриарх в целом согласен и одобряет постановления Кливлендского Собора 1946 года, но Московская Патриархия не может согласиться на принятие последующего «Проекта» («Комментария»), как несоответствующего в целом церковным канонам и предлагает свой проект[36]. В ответном проекте было сказано, что Русская Православная Церковь в Северной Америке входит в состав Русской Православной Церкви как автономный митрополичий округ, управляемый ее Поместным Собором и Священным Синодом и возглавляемый Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. Патриарх утверждает грамотой законно избранного Всеамериканским Церковным Собором Северо-Американского митрополита, а также кандидатов в епископы. Принимает жалобы на Северо-Американского митрополита и производит суд над ним вместе со Священным Синодом Русской Православной Церкви. Также принимает апелляции по поводу суда над епископами автономного округа и др.[37]

О всем ходе переговоров по делу о воссоединении митрополит Григорий докладывал Патриарху в посланных им 50 телеграммах (из них 12 на имя митрополита Николая (Ярушевича) и 3-х докладах: от 14 августа, 16 октября и 31 октября 1947 года. В своем докладе патриарху митрополит Григорий писал: «Безконтрольное управление с начала двадцатых годов; принижение канонического сознания в течение 25 лет «безвременья» и шатания из юрисдикции в юрисдикцию; непомерная гордыня и желание «высшей власти» лично для себя, вместе с корыстными стремлениями и ни на чем неоснованною боязнью имущественного ущерба в пользу Патриархии, – все это явилось теми цепями, которые оковали добрую волю и потемнили сознание М[итрополита] Феофила и его епископов»[38].

Все это время митрополит Феофил уклонялся от встречи с патриаршим посланником. Предложение Святейшего Патриарха митрополиту Феофилу отслужить совместно с экзархом митрополитом Вениамином или патриаршим представителем в Америке митрополитом Григорием Божественную литургию в знак восстановления литургического общения так и не было исполнено[39].

3 сентября 1947 года в газете «Россия» митрополит Феофил (Пашковский) опубликовал заявление: «Нам не о чем больше говорить с Митрополитом Григорием. Документы, представленные им, ясно показывают, к чему стремится Московский Патриарх, вернее, власть, которая за ним стоит. Цель Москвы ясна: ей надо не духовное общение, как решил Кливлендский Собор, а полное подчинение нашей свободной Северо-Американской Православной Церкви»[40].

Духовенство Североамериканской митрополии молчало, опасаясь как митрополита Феофила, так и возможных политических обвиненийв пособничестве Советскому Союзу. К тому же многие уже устали от нескончаемого «объединительного» противостояния. Всем было уже ясно, что стороны не могут или не хотят договориться.

6 сентября 1947 года митрополит Григорий в последний раз обратился с письмом к митрополиту Феофилу, в котором просил «не затягивать бесполезно на долгое время переговоров по этому вопросу» и дать ясный ответ: «Согласны Вы или нет на принятие сообщенных мною условий даруемой Святейшим Патриархом автономии управления Северо-Американскому Митрополичьему Округу». Ответ было обещано ждать до 15 сентября 1947 года и в случае его неполучения понимать это как «нежелание продолжать переговоры по вопросу о восстановлении канонических отношений Северо-Американского Митрополичьего Округа с Матерью-Церковью и таким образом препятствовать духовенству и приходам, выразившим свое решение на Кливлэндском Соборе 1946 года, войти под омофор Святейшего Патриарха Московского»[41].Ответа на письмо так и не последовало.

В отношении Североамериканской митрополии 12 декабря 1947 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий и Священный Синод Русской Православной Церкви на своем заседании постановили: «1. Митрополита Феофила и единомысленных с ним Епископов: Чикагского Архиепископа Леонтия[Туркевича], Аляскинского Иоанна[Злобина], Бруклинского Иоанна [Шаховского]и Епископа Никона [де Греве] – за упорное противление призывам Матери-Церкви к общению; за вовлечение своей паствы в раскол, вопреки желанию самой паствы, выразившемуся в постановлении Кливлэндского Собора, а первого и за незаконно наложенное «проклятие» на Архиепископа Макария[Ильинского] за воссоединение его с Московской Патриархией – подвергнуть Суду Собора Епископов, согласно с Правилами: 34-м Апост[ольским], 9-м Антиох[ийского] Соб[ора], 15-м Двукратн[ого] Соб[ора].Наложенное на Митрополита Феофила 5 января 1935 г. Патриаршим Местоблюстителем Митрополитом Сергием и условно снятое с него в январе 1947 г. Святейшим Патриархом Алексием запрещение, оставить в силе, вследствие неисполнения им указанного Патриархом условия воссоединения чрез совместное служение его, Митрополита Феофила, с Преосвященнейшим Экзархом, или с представителем Патриарха – Митрополитом Григорием. Это же запрещение простирается и на вышеупомянутых Епископов, идущих вслед за Митрополитом Феофилом по пути раскола»[42].

В то же время в патриаршем послании к архипастырям, пастырям и пастве Православной Русской Церкви в Америке отмечалось, что «главными виновниками разделения являются те, кто должны бы были по своему положению архипастырей и руководителей блюсти по Апостолу «единение духа в союзе мира», именно Митрополит Феофил и сущие с ним епископы; что пастыри, возглавляющие приходы, подчиненные Митрополиту Феофилу, в большинстве остаются в его ведении против своего личного желания, бессильные пред сложившимися обстоятельствами, и, что, таким образом, вина их в разделении является гораздо меньшей, что православный народ является в сущности жертвой раздоров и разделений, царящих в церковной жизни Америки»[43]. А потому второй пункт постановления гласил: «Поручить Преосвященному Экзарху, Архиепископу Макарию, принимать духовных лиц, желающих воссоединения – через общение с ними в таинстве Евхаристии после исповеди их у духовника»[44].

***

Во время своего пребывания в США митрополит Григорий (Чуков), помимо проведения переговоров, должен был инспектироватьдеятельность митрополита Вениамина.Выяснив сложившееся положение дел, владыка Григорий обратился к патриарху Алексию с просьбой о переводе митрополита из Америки[45]. Однако до окончания переговоров с Североамериканской митрополией предпринимать такой шаг в отношении патриаршего экзарха было нецелесообразно. Еще 11 августа 1947 года в письме Г.Г. Карпову по поводу проекта своего ответа на телеграмму митрополита Григория патриарх Алексий сообщал: «Я не пишу, что мы назначили[на Рижскую кафедру] Вениамина, т.к., возможно, что ситуация потребует еще его пребывания там [в Америке]»[46]. Митрополит Вениамин был вынужден оставаться здесь до осени, так как в начале октября принимал участие в судебных заседаниях по делу о Николаевском кафедральном соборе вНью-Йорке.После завершения судебного процесса, 31 октября 1947 года исполняющим обязанности Экзарха Московской Патриархии Православной Русской Церкви в США был назначен архиепископ Макарий (Ильинский)[47]. А митрополит Вениамин покинул Америку и отправился на новое, не менее сложное, служение в Советском Союзе. 1 ноября 1947 года митрополит Григорий и Л.Н. Парийский также отбыли из Нью-Йорка в Москву.

***

Митрополит Вениамин (Федченков)в 1947-м году возвращался на Родину. К концу своего пребывания в Америке он пришел к выводу, что автономия здесь необходима. Но в слове «полная автономия», по его мнению, не следовало подозревать скрытой автокефалии. И до выработки общего положения об автономии Владыка вполне допускал временное сосуществование двух форм церковной жизни в Америке: митрополичьего округа и патриаршего экзархата. В трудно разрешимых вопросах устройства американской церковной жизни митрополит всегда призывал руководствоваться мерами церковной «икономии» и ради этого готов былидти на значительные уступки. Но в канонических вопросах всегда старался держаться позиции «твердого православия».

Несомненно, что весь переговорный процесс в Америке, начиная с 1943 года, контролировался Советом по делам Русской Православной Церкви при СНК (Совете Министров) СССР. И это создавало дополнительные трудности. Объединительные устремления Московской Патриархии, построенные на началах централизации, никак не могли нащупать точек соприкосновения с объединительными устремлениями в Америке, которые в силу своих ментальных и политических причин не могли принять условий административного подчинения Москве.

Для нас до сих пор остаются не совсем ясными причины двух довольно резких докладов митрополита Григория (Чукова) и Льва Николаевича Парийского, которые были представлены Патриарху уже после перевода митрополита Вениамина из Америки на Рижскую кафедру.Многие из прозвучавших в этих докладах обвинений в адрес патриаршего экзарха были надуманны и несправедливы. Так, митрополит Григорий ставил в вину владыке Вениамину плохое административное управление экзархатом. В частности, указывал на то, что связь с приходами не была организована; регулярных взносов от них не поступало; отчетность не представлялась; содержание архиереев налажено не было; собственного имущества в экзархате не было (все имущество церквей принадлежало приходским советам или отдельным настоятелям) и прочее[48]. Известно, что приходская жизнь в Америке строилась по иному принципу, нежели в России или даже в Европе. Не могли этого не понимать и представители из Москвы. К тому же, враждебно настроенное окружение и бедственное материальное положение американского экзархата не позволяли митрополиту Вениамину заниматься имущественными вопросами, требовавшими значительных судебных издержек. Сам патриарший экзарх был в крайне затруднительном материальном положении и с трудом изыскивал необходимые средства на текущие расходы и поездки по стране. Денежной помощи от Московской Патриархии не было и не могло быть вплоть до 1945 года. И даже тогда, когда эта помощь была предоставлена, митрополит Вениамин вынужден был значительную ее часть потратить на удовлетворение запросов патриаршего посла в Америке – архиепископа Алексия (Сергеева)[49]. В упомянутом докладе митрополита Григория на имя патриарха патриаршему экзарху ставилось в вину и то, что состав церковного клира в Америке по своему богословскому образованию был «не высоким» и что «в погоне за доходамисвященники обходят с блюдом церковь для сбора пожертвований в важнейшие моменты литургии»[50].«Не предпринимая никаких мероприятий церковно-религиозного характера, – докладывал митрополит Григорий, – он [митрополит Вениамин] все вздыхал о «церковном мире», надеясь, что тогда, без всякого с его стороны труда, «патриаршая, сравнительно небольшая группа влилась бы в Церковь большинства; а там, конечно, идет и более широкая и более плодотворная работа…». Что же Вы все-таки в общем здесь делали? – спросил я его на заседании Совета, и получил в ответ: «Мы жили, мы просто физически жили, и этим показывали, что жива московская Патриаршая Церковь…» А в то же время присылаемая из Патриархии литература («Журнал М[осковской] Патриархии», «Церковный календарь», «Правда о религии в России»), где освещалась церковная жизнь на Родине, пачками валялась на складе и Экзарх не находил нужным снабжать ею приходы…», – сетовал митрополит Григорий. Последнее обвинение кажется довольно странным, потому что доподлинно известно, что экземпляры книги «Правда о религии в России» исправно рассылались адресатам[51].

«Вместо живой плодотворной практической церковной работы, – продолжал митрополит Григорий, – М[итрополит] Вениамин без нужды увлекался посвящениями в епископы, архимандриты и игумены, избирая для этого, как нарочно, мало подходящих лиц: еп[ископа] Феодора [Текучева] – полубольного (психически), еп[ископа] Антония [Васильева] – почти слепого старца, которого при богослужении надо водить <…> странное поведение М[итрополита] Вениамина в отношении сдачи Кафедрального собора феофиловцам, неправильное толкование на суде Патриаршей телеграммы и спокойное разрешение одинаково посещать верующим храмы и православные и раскольнические, и 3) не менее странное отсутствие всякого содействия мне при исполнении моей миссии в Америке. Не осталось безрезультатным и «упрощенность» богослужения митрополита Вениамина, «игнорирование им соответствующей обстановки богослужения, попущение банкетных собраний в церковных залах и пр[очее]»[52]. К сказанному, можем только заметить, что все посвящения совершались с благословения и одобрения патриарха Сергия (Страгородского).

Другим обвинителем митрополита Вениамина стал Л.Н. Парийский, написавший, по свидетельству А.А. Кострюкова, «доклад, полный слухов, грязных домыслов и прямой клеветы (автор доклада постарался обвинить митрополита Вениамина в чем только можно, даже в том, что он не знал названий нью-йоркских улиц, по которым проезжала делегация)»[53].

Представляется, что понять причины появления и содержания этих докладов можно только с учетом глубокого изучения как вопросов личных взаимоотношений авторов с экзархом, так и внутренней церковной политики и методов достижения необходимых Московской Патриархии результатов в условиях жесткого контроля Церкви со стороны государства. Мы не знаем доподлинно, насколько эти доклады были искренними и не являлись ли они очередной попыткой ввести в заблуждение «органы» для того, чтобы митрополита Вениамина впустили в страну без излишнего опасения. Так или иначе, но и «полубольной (психически)» епископ Феодор (Текучев), и «слепой старец» Антоний (Васильев) смогли вернуться на Родину.

В то же время, докладывая 27 марта 1951 года Священному Синоду о назначении митрополита Вениамина на Ростовскую кафедру, патриарх Алексий (Симанский) характеризовал его как «благоговейного священнослужителя и опытного администратора», который «в состоянии привести в порядок все стороны церковной жизни епархии»[54]. Изучив деятельность митрополита Вениамина (Федченкова) в Северной Америке, мы склонны согласиться с этими словами патриарха.



[1]Государственный архив Российской Федерации (Далее – ГА РФ). Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 139. Л. 224.

[2] Там же. Д. 76. Л. 123.

[3]Архиепископ Адам (Филипповский, 1886-1956) в 1944 году был восстановлен в епископском сане и вошел в подчинение Московской Патриархии. Возглавлял карпато-русские приходы в Северной Америке.

[4]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 139. Л. 224.

[5] Там же. Л. 184-185. Теодорович (Иоанн) – «митрополит» Украинской автокефальной православной церкви, направленный на Запад ВасилемЛипкивским в 1923 году и возглавлявший значительную часть украинских приходов в США и Канаде.

[6]О сотрудничестве архиепископа Алексия (Сергеева) с органами госбезопасности еще до своей епископской хиротонии свидетельствует А. Свенцицкий. См.: Свенцицкий А. Они были последними? М., 1997. С. 115-116.

[7]Шкаровский, М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М., 1999. С. 285.

[8]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 76. Л. 242.

[9] Там же. Л. 186.

[10] Там же.

[11] Там же. Л. 197.

[12] Там же. Д. 139. Л. 243.

[13] См.: Курков, Н.В.Всеамериканский православный церковный собор 1946 года и «Записка пяти профессоров» // Американский ежегодник, 1999; Курков, Н.В.Всеамериканский православный церковный собор 1946 г. // Ежегодная богословская конференция ПСТБИ. М., 2000.

[14] Подробная информация о VII Всеамериканском Церковном Соборе содержится в отчетах представителей РПЦ и МИД СССР в США. См.: ГАРФ. Ф. 6991 Оп. 1. Д. 139, 278, 280.

[15]Поспеловский, Д.В. Указ.соч. С. 251-252.

[16] Журнал Московской Патриархии. 1948. № 1. С. 16.

[17]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 139. Л. 301.

[18] Там же. Л. 289.

[19] Там же. Л. 316.

[20] «Письма…»С. 230.

[21] Там же. Надпись поверх телеграммы в деле: «По получении визы выедут Америку м[итрополит] Григорий и секретарь Парийский» резолюция: «Согласен. Карпов».

[22]После Кливлендского Собора четыре архиерея Североамериканской митрополии провели совещание 27-28 мая 1947 года, на котором приняли постановление о неканоничности соборного постановления и о продолжении подчинения зарубежному Синоду. В связи с чем Мюнхенский Синод в 1947 году решил восстановить свою юрисдикцию в Америке, порвав общение с митрополитом Феофилом и его сторонниками. В юрисдикцию Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) вошло 40 американских приходов с 4 епископами. В том же году четыре архиерея во главе с архиепископом Виталием (Максименко) были отлучены Североамериканской митрополией за неподчинение решениям Кливлендского Собора.

[23]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 139. Л. 322.

[24] Там же. Л. 323.

[25] Там же. Д. 279. Л. 26.

[26] Там же. Л. 27.

[27] Там же. Л. 2.

[28]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 279. Л. 28.

[29] «Письма…» С. 263.

[30]Поспеловский, Д.В. Указ.соч. С. 253. Полную документацию, включая патриарший указ, письма митрополита Григория (Чукова) митрополиту Феофилу (Пашковскому), проект принципов автономии, представленный митрополиту Григорию епископами американской митрополии, ответ митрополита Григория и прощальное послание православной Америке опубликованы в Журнале Московской патриархии (1948. № 1. С. 13-24).Текст телеграммы митрополита Феофила патриарху Алексию и ответ последнего в Журнале Московской патриархии (1947. № 4. С. 7).

[31] Журнал Московской Патриархии. 1948. № 1. С. 16.

[32] Там же. С. 17

[33] Цит. по: http://www.regels.org/1947.htm

[34] «Письма…» С. 288.

[35] Там же.

[36] Журнал Московская Патриархии. 1948. № 1. С. 18-19.

[37] Там же. С. 20.

[38]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 279. Л. 4.

[39]Там же. Л. 27.

[40]Там же. Л. 37.

[41] Журнал Московской Патриархии. 1948. № 1. С. 21.

[42]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 279. С. 11-12.

[43] Там же. С. 11.

[44] Там же. С. 12.

[45]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 279. Л. 12; Оп. 7. Д. 27. Л. 1.

[46]Письма патриарха Алексия I в Совет по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров – Совете министров СССР. 1945-1970 гг. М., Росспэн, 2009-2010. Т. 1. С. 287.

Указ о назначении митрополита Вениамина на Рижскую кафедру датируется 21 августа 1947 год.

[47]В должность экзарха архиепископ Макарий (Ильинский) вступил 12 декабря 1947 года.

[48]ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 279. Л. 8-9.

[49] См.: ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 139 Л. 28-29.

[50]ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 279. Л. 8-9.

[51]См.: Васильева О.Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943-1948 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва, 1998.

[52]ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 1. Д. 279. Л. 8-9. Л. 10-12.

[53]Кострюков, А.А. Архиепископ Серафим (Соболев): жизнь, служение, идеология. М., 2011. С. 184.

Опираясь на отдельные положения этого доклада, А.А. Кострюков опубликовал несколько статей, где воспроизвел обвинения Льва Парийского в адрес митрополита Вениамина. См.: Кострюков, А.А. "Красный" владыка русского зарубежья митрополит Вениамин (Федченков) и его административная миссия. // НГ-религия (21.12.2011) [Электронный ресурс] : Сайт НГ-религия. - Электрон.дан. - Режим доступа :http://religion.ng.ru/history/2011-12-21/6_veniamin.html, свободный. - Загл. с экрана. - Просм.1.06.2012; Кострюков, А.А.«К истории разделения между Московской Патриархией и Североамериканской митрополией в 1933 г.» // Вестник ПСТГУ, 2011. Вып. 3 (40). С. 46-58.

[54]ГА РФ Ф. Р-6991. Оп. 7. Д. 27. Л. 26.

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (12)

Написать комментарий
#
Ростислав Юрьевич Просветов, Россия, Тамбов
3.12.2016 в 13:27

Угадайте, о ком идет
речь? Упоминаемых лиц, естественно, до времени скрываю многоточием.

«Вы, конечно, знаете
стремление нашего владыки … вернуться в Россию. Я молчу как рыба о всех
служебных делах наших и во все три года никому в России не написал ни оного
слова о своевременности отъезда владыки, чтобы не дать повода обвинять меня в
скрытом желании получить его место; не буду и теперь говорить по первому и
третьему пунктам, но скажу по второму. <…> Духовенство Штатов делает прямо, что ему угодно; прихожане тоже. И
все шито-крыто благостным крылом владыки! Мне кажется, что наша “публика” со
временем так подведет его”.

<…>

Далее авторы исследования пишут. “В своих письмах … порой критически
относился к методам управления Американской епархией …, часто упрекая Владыку в
чрезмерной мягкости, сетуя на то, [что] преосвященный давал много свободы своим подчиненным. При чтении этих
несомненно интересных писем следует иметь ввиду и психологическую разницу
характеров будущего святого и человека, впоследствии примкнувшего к
обновленческому расколу (что не дало ему возможности избежать преследования
властей и расстрела). Кроме того, святитель придерживался соборных начал управления
в Русской Церкви и тем самым намного опережал свое время, а … так и остался в
своем церковном сознании епископом синодального периода, что и привело его в
ряды обновленцев и не позволило признать до конца своей жизни греха отпадения в
раскол.

Собственно, в указании источника станет ясно о ком идет речь. См: Ефимов А.Б., Ласаева О.В. Алеутская и
Северо-Американская епархия при святителе Тихоне. М., 2012. С. 353-356.

К чему это я? К
просматриваемой аналогии в докладах противников митр. Вениамина
(Федченкова) о его служении в Америке. Подробнее см. в вышедшем издании http://otdom.ru/catalog/now/mitropolit_veniamin_fedchenkov_sluzhenie_v_amerike_1933_1947/

Ответить

#
6.07.2012 в 10:16
Кстати, Ростислав Юрьевич, лучшим объяснением того, как и почему Вы "не доверяете" докладам владыки Григория, было бы опровержение того, что Вы здесь перечислили - по другим источникам: "Не предпринимая никаких мероприятий церковно-религиозного характера, он все
вздыхал о «церковном мире», надеясь, что тогда, без всякого с его стороны
труда, «Патриаршая, сравнительно небольшая группа влилась бы в Церковь большинства; а там,
конечно, идет и более широкая и более плодотворная работа…». Что же Вы все-таки
в общем здесь делали? – спросил я его на заседании Совета и получил в ответ:
«Мы жили, мы просто физически жили, и эти показывали, что жива московская
Патриаршая Церковь…» А в то же время присылаемая из Патриархии литература
(«Журнал М. Патриархии», «Церковный календарь», «Правда о религии в России»),
где освещалась церковная жизнь на Родине, пачками валялась на складе и Экзарх
не находил нужным снабжать ею приходы… Вместо живой плодотворной практической церковной работы М. Вениамин без нужды увлекался посвящениями в епископы, архимандриты и игумены, избирая для этого, как нарочно, мало подходящих лиц:
еп. Феодора – полубольного (психически), еп. Антония – почти слепого старца,
которого при богослужении надо водить...3. Митрополит Григорий (Чуков) в
своем докладе патриарху, в частности, указывал
на то, что связь американского экзарха с приходами не была организована;
регулярных взносов от них не поступало; отчетность не представлялась;
содержание архиереев налажено не было; собственного имущества в экзархате не было (все имущество церквей принадлежало приходским советам или отдельным
настоятелям) и прочее". - А "прочего" в докладе там еще не мало.
То есть, лучше бы Вам было действительно как-то рассказать о служении митрополита Вениамина в Америке. Ну или хотя-бы как владыка Венамин "просто физически жил" - где храм его домовый был, какой быт, окружение и прочее.
- Да, не из докладов митрополита Григория конечно, а из других источников.
Ответить

#
Ростислав Юрьевич Просветов, Россия, Тамбов
6.07.2012 в 10:27
Да, спасибо. Я постараюсь это сделать.
Ответить

#
6.07.2012 в 09:19

Дорогой отец Михаил, интересно, что то, что Вы пишете ("запрещение с митрополита Феофила и прочего епископата и духовенства Митрополии было снято не митрополитом Вениамином, а Патриархом Алексием, по получении им известий о результатах Кливлендского Собора. Это изложено в посланной им телеграмме") - расходится с тем, что пишет автор данных статей:
"2. О том, что «митрополит
Вениамин к лету 1947 года снял запрещение «с еще живого» митрополита Феофила
без всякого покаяния» не может быть и речи. Во-первых, это было вне компетенции
американского экзарха, так как не он налагал это запрещение. Снять запрещение
мог исключительно Патриарх и Священный Синод при нем, но не иначе как при
выполнении определенных условий, которые митрополиту Феофилу были озвучены и которые он отказался выполнять".
Хорошо было бы, если бы Вы привели текст и адрес в ГАРФ этой телеграммы.
Владыка же Григорий в дневнике по поездке писал, что "митр.Вениамин поспешил снять запрещение". Так что скорее всего, если как Вы пишете, "Не случайно постановление Патриарха и Синода в конце 1947 говорит о "повторном наложении ранее снятого запрещения", что так оно и было, что митр.Вениамин снял-таки его (запрещение). И раз Вы это пишете, то и телеграмма патриарха была по данному поводу, но не с указанием снять запрещение до переговоров с патриаршим послом о воссоединении с МП.
А как у Вас погодка там в Нью-Йорке -?


Ответить

#
9.07.2012 в 07:02
Нет, дорогая Лидия Константиновна, мне кажется, что я читал текст этой телеграммы, отправленной Патриархом именно в январе 1947, где он говорит, что приветствует решение Кливлендского Собора и, по-моему, там же говорит о снятии запрещения. Постараюсь в ближайшее время разобраться в своих копиях архивных документов и пришлю Вам точный текст (дайте время хотя бы до конца поста).
В Нью-Йорке очень жарко.
Ответить

#
5.07.2012 в 12:30

«В следующей телеграмме он сообщал: «Мы решили провести многочисленные собрания в течение этого лета по праздничным дням, испрашивая Вашего Указа на состав всего собора из семи-восьми [архиереев] вместе с архиепископом Алексием [Сергеевым]». И в конце добавил: «Я нуждаюсь в отдыхе по будням на все лето»[7]

Поскольку переговорный процесс зашел в тупик, а также ввиду того, что митрополит Вениамин (Федченков) был, фактически, отстранен архиепископом Алексием от переговорного процесса и управления американским экзархатом, Патриарх отзывает своего посланника в Москву, чтобы на ближайшей сессии Синода заслушать его доклад по Америке[18]. В это время митрополит Вениамин, находящийся на отдыхе во Флориде, пишет обширный доклад Патриарху Алексию – «Раскол или единство?»[19].

Уважаемый Ростислав, так «отстранен» был митрополит, или сам отстранился, еще давно того желал, и как цитировал это в своей статье на Богослов.ру Н.Силин:

«Мне должно прежде всего и много заботиться о самом себе, — писал владыка Вениамин митрополиту Сергию, прося о покое, — о спасении своей души; отклоняя, сознательно и по удостоверению опыта, власть и вообще управление делами и душами человеческими»[51]. - ?

«Больше всего утешало владыку то, что хоть после смерти митрополит Платон воссоединен с Церковью Христовой и теперь за него можно было молиться «с миром в сердце»[29]. Впрочем, митрополит Вениамин пояснял: «Я лично (как и Печковский) просил только за Митрополита Платона. Живых я не разумел, – т.е. Митрополита Феофила и его сотрудников; так как они еще живы, и могут принести покаяние сами или ходатайствовать о снятии запрещения»[30].

Ростислав, в целом, мне показалось, что материалы ГАРФ по православной церкви в Америке Вы читали избирательно. А не попалась ли Вам там случайно информация, что митрополит Вениамин к лету 1947 года снял запрещение «с еще живого» митрополита Феофила без всякого покаяния - ?

И дабы не быть голословной, прошу Вас, в качестве конкретного примера, привести название документа (Оп.1.Д.279.с.10-12) и возможно более полный текст сноски из первой части вашего повествования: «Мы жили, мы просто физически жили, и этим показывали, что жива московская Патриаршая Церковь…» – говорил он впоследствии митрополиту Григорию (Чукову)[12]. – То есть, что имеется в документе до и после того, этой фразы.

Аннотация к третьей части, как мне кажется, не вполне соответствует ее содержанию, а присоединяясь к сказанному о.Михаилом Капчицем, скажу, что я также не увидела в статьях «служения митрополита Вениамина в Америке», и ведь Вы не указали даже количество приходов Экзархата к лету 1947 года. И по прочтении трех частей, соглашусь с критикуемым здесь Вами А.А.Кострюковым, что «Жизнеописание этого церковного деятеля еще не составлено, и хотелось бы, чтобы оно, появившись, отражало все стороны деятельности митрополита Вениамина, показывая не только его заслуги перед Церковью, но и ошибки».

В то же время, материалов по церкви в Америке (хотя бы в ГАРФе: http://opisi.garf.su/default.asp?base=garf&menu=2&v=5&node=403&fond=1123&opis=2860&co=177629&cd=823614&cp=2)
- не так уж и мало, и если их приводить безпристрастно, без купюр или вырывания из документов отдельных фраз, то можно составить реальную картину жизни в Экзархате на период 40-х годов.

Вот например, ваш комментарий докладов митрополита Григория: «По итогам этой поездки, в докладе на имя Патриарха митрополит Григорий ставил в вину митрополиту Вениамину».

Ростислав, скажите пожалуйста, «ставил в вину» - означает ли это по вашему, что ее (вины) как бы и не было?

Или вот эта фраза: «Другим обвинителем экзарха стал секретарь Патриархии Л.Н. Парийский, составивший, по свидетельству А.А. Кострюкова, «доклад, полный слухов, грязных домыслов и прямой клеветы (автор доклада постарался обвинить митрополита Вениамина в чем только можно, даже в том, что он не знал названий нью-йоркских улиц, по которым проезжала делегация)»[41].

Уважаемый Ростислав, скажите, пожалуйста, а какие основания есть у Вас не доверять докладам патриаршего посла митрополита Григория и обвинять в клевете секретаря Патриархии Л.Н.Парийского?

Ответить

#
6.07.2012 в 05:56
Дорогая Лидия Константиновна!
Соглашаясь со многим, сказанным Вами, должен все же возразить, что запрещение с митрополита Феофила и прочего епископата и духовенства Митрополии было снято не митрополитом Вениамином, а Патриархом Алексием, по получении им известий о результатах Кливлендского Собора. Это изложено в посланной им телеграмме. Не случайно постановление Патриарха и Синода в конце 1947 говорит о "повторном наложении ранее снятого запрещения".
Ответить

#
Ростислав Юрьевич Просветов, Россия, Тамбов
6.07.2012 в 08:12
Собственно, сам текст постановления Синода гласил: "Наложенное на Митрополита Феофила 5 января 1935 г.
Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием и условно снятое с него в
январе 1947 г. Святейшим Патриархом Алексием запрещение, оставить в силе,
вследствие неисполнения им указанного Патриархом условия воссоединения чрез
совместное служение его, Митрополита Феофила, с Преосвященнейшим Экзархом, или
с представителем Патриарха – Митрополитом Григорием. Это же запрещение
простирается и на вышеупомянутых Епископов, идущих вслед за Митрополитом Феофилом
по пути раскола". Выделено мной.

Ответить

#
Ростислав Юрьевич Просветов, Россия, Тамбов
5.07.2012 в 19:44

Уважаемая
Лидия Константиновна! Позвольте ответить Вам по пунктам, чтобы избежать
излишнего цитирования.



1. Прибывший в Америку
архиепископ Алексий (Сергеев) считал себя наделенным исключительными патриаршими
полномочиями, а потому действовал через голову митрополита Вениамина не только
в переговорных вопросах (для которых, собственно, он и приехал в США и имел на то
полное право), но и в вопросах по управлению американским экзархатом. Открыто
против такого положения митрополит Вениамин не мог выступать, однако считал его
неправильным. О чем и заявлял неоднократно своему окружению и в докладах
патриарху. Патриарх был в курсе и о том, что отношения между митрополитом Вениамином
и архиеписком неважные: «Слишком разные люди…» («Письма…». Т. I. С. 100). От управления епархией
митрополит Вениамин не устранялся, но спорить с архиепископом Алексием находил
бесполезным занятием, хотя и пытался ему противостоять в некоторых вопросах (о
перемещениях духовенства, награждениях, рукоположениях и т.п.). Патриарху же телеграфировал:
«Пожалуйста, освободите (нас) здесь от результатов двоевластия» (ГА РФ. Ф.
Р-6991. Оп. 1. Д. 76. Л. 128). И после отъезда архиепископа Алексия из Америки
предпринял ряд мер по устранению результатов сложившегося «двоевластия». Все
это не позволяет говорить о том, что митрополит Вениамин «сам отстранился». На
отдых во Флориду он выезжал только на короткое время. Что, собственно, не
мешало злым языкам в прессе утверждать, что экзарх «плещется в море и загорает».
Как мы знаем, он писал обширный доклад патриарху «Раскол или единство?».



2. О том, что «митрополит
Вениамин к лету 1947 года снял запрещение «с еще живого» митрополита Феофила
без всякого покаяния» не может быть и речи. Во-первых, это было вне компетенции
американского экзарха, так как не он налагал это запрещение. Снять запрещение
мог исключительно Патриарх и Священный Синод при нем, но не иначе как при
выполнении определенных условий, которые митрополиту Феофилу были озвучены и
которые он отказался выполнять.



Документ, о котором Вы
спрашиваете, называется: «Том 5-й. Дело по православной церкви в Америке». Мною
цитируется второй доклад митрополита Григорий, написанный им патриарху 27
ноября 1947 года. Часть его привожу в конце статьи. И контекст выглядит так: «Не
предпринимая никаких мероприятий церковно-религиозного характера, он все
вздыхал о «церковном мире», надеясь, что тогда, без всякого с его стороны
труда, «Патриаршая, сравнительно небольшая группа влилась бы в Церковь большинства; а там,
конечно, идет и более широкая и более плодотворная работа…». Что же Вы все-таки
в общем здесь делали? – спросил я его на заседании Совета и получил в ответ:
«Мы жили, мы просто физически жили, и эти показывали, что жива московская
Патриаршая Церковь…» А в то же время присылаемая из Патриархии литература
(«Журнал М. Патриархии», «Церковный календарь», «Правда о религии в России»),
где освещалась церковная жизнь на Родине, пачками валялась на складе и Экзарх
не находил нужным снабжать ею приходы… Вместо живой плодотворной практической
церковной работы М. Вениамин без нужды увлекался посвящениями в епископы,
архимандриты и игумены, избирая для этого, как нарочно, мало подходящих лиц:
еп. Феодора – полубольного (психически), еп. Антония – почти слепого старца,
которого при богослужении надо водить».



3. Митрополит Григорий (Чуков) в
своем докладе патриарху, в частности, указывал
на то, что связь американского экзарха с приходами не была организована;
регулярных взносов от них не поступало; отчетность не представлялась;
содержание архиереев налажено не было; собственного имущества в экзархате не
было (все имущество церквей принадлежало приходским советам или отдельным
настоятелям) и прочее. Однако известно, что приходская жизнь в Америке
строилась по иному принципу, нежели в России или даже в Европе. Не могли этого
не понимать в Москве. К тому же, враждебно настроенное окружение и бедственное
материальное положение американского экзархата просто не позволяли митрополиту
Вениамину заниматься имущественными вопросами, требовавшими значительных
судебных издержек. Ему предлагали американские адвокаты в короткий срок вернуть
храмы, но при этом называли сумму своих издержек в несколько сот тысяч
долларов. Сам патриарший экзарх был в крайне затруднительном материальном
положении и с трудом изыскивал необходимые средства на текущие расходы и
поездки по стране. Денежной помощи от Московской Патриархии не было и не могло
быть вплоть до 1945 года. И даже тогда, когда эта помощь была предоставлена,
митрополит Вениамин вынужден был значительную ее часть потратить на удовлетворение
запросов патриаршего посла в Америке – архиепископа Алексия (Сергеева). Даже на
полуразваливающийся Свято-Никольский собор в Нью-Йорке он совестился у
Патриархии просить денег, считая, что в послевоенной Советской России своих
трудностей хватает. А здесь, что Бог пошлет, тем и надо довольствоваться.



Так или
иначе, понять причины появления и содержания двух довольно резких докладов митрополита
Григория и Л.Н. Парийского можно только с учетом глубокого изучения как вопросов
личных взаимоотношений авторов с экзархом, так и внутренней церковной политики
и методов достижения необходимых Московской Патриархии результатов в условиях жесткого
контроля Церкви со стороны государства в СССР. Мы не знаем доподлинно,
насколько эти доклады были искренними и не являлись ли они очередной попыткой ввести
в заблуждение «органы» для того, чтобы митрополита Вениамина впустили в страну
без излишнего опасения. Впоследствии, и «полубольной (психически)» епископ
Феодор (Текучев), и «слепой старец» Антоний (Васильев) смогли вернуться вскоре на
Родину.



Спасибо,
Лидия Григорьевна, за ссылку на опись фонда Р-6991 ГАРФ. Однако хотелось бы увидеть
ссылки на конкретные документы по Америке, которые я не использовал в своей
работе и которые Вы имеете здесь ввиду.



4. Наконец,
не доверять докладам патриаршего посла митрополита Григория у меня есть все основания
как у историка. А секретаря Патриархии Л.Н. Парийского в клевете не я обвиняю,
а уважаемый А.А. Кострюков, чью фразу дословно привожу в своей работе со
ссылкой на источник. Более того, в другой своей работе Андрей Александрович,
видимо, не без оснований, упоминает о том, что Лев Николаевич был секретным
осведомителем органов госбезопасности. К сожалению, в архиве ОВЦС мне было
отказано в доступе к более чем 50-страничной докладной записке Л.Н. Парийского «О
митрополите Вениамине», на которую ссылается Андрей Александрович. Потому в
этом вопросе вынужден доверять только его словам. Увы.

Ответить

#
9.07.2012 в 14:17

Ростислав Юрьевич, по абзацу:
"Мы не знаем доподлинно, насколько эти доклады были искренними и не являлись ли они очередной попыткой ввести в заблуждение «органы» для того, чтобы митрополита Вениамина впустили в страну без излишнего опасения"
- у меня к Вам есть еще один простой вопрос: хотел ли митрополит Вениамин вернуться в СССР? То есть, нашли ли Вы в ГАРФ материалы по этому поводу. (Кстати, можно наверно считать, что Карпова он в 1945 году "вводил в заблуждение" : - ?).

Ответить

#
6.07.2012 в 09:57
Уважаемый Ростислав Юрьевич!
Относительно "снятия" или "неснятия" "запрещения" - читайте мой ответ о.Михаилу.
Относительно "Том 5-й. Дело по православной церкви в Америке" - насколько я вижу, в конце статьи Вы через запятую перечисляете позиции доклада владыки Григория.
"Как историку", позвольте посоветовать Вам не пересказывать серьезные документы своими словами, а приводить их так, как Вы любезно сделали это в вашем мне ответе. - Совсем другое ведь дело!
Относительно:
"Спасибо, Лидия Григорьевна, за ссылку на опись фонда Р-6991 ГАРФ. Однако хотелось бы увидеть ссылки на конкретные документы по Америке, которые я не использовал в своей работе и которые Вы имеете здесь ввиду материалов" - могу сказать, что обычно меня называют Александровна, а Григорьевна - это что-то новое.
Поскольку Вы, "как историк", "не доверяете" докладам митрополита Григория ( попрошу Вас, кстати, объяснить это поподробнее), а "Лев Николаевич был секретным осведомителем органов госбезопасности", то зачем Вам на них ссылки - то еще? Вот Вы пишете: "О всем ходе переговоров по делу о воссоединении митрополит Григорий докладывал Патриарху в посланных им 50 телеграммах (из них 12 на имя митрополита Николая (Ярушевича)) и 3-х докладах: от 14 августа, 16 октября и 31 октября 1947 года".
Хотя могу сообщить Вам, что докладов по этой поездке владыкой Григорием было сделано 11, и все они находятся в ГАРФ.
А также (как Вы кому-то из ваших читателей здесь советовали - "дождаться 3-й части") - дождитесь моей публикации на Богослове материалов владыки Григория по поездке в Америку.
Ответить

#
Ростислав Юрьевич Просветов, Россия, Тамбов
6.07.2012 в 10:14
Благодарю Вас, Лидия Александровна за замечания. Простите мне мою оплошность с отчеством. Поверьте, это было сделано не нарочно, а по ошибке. С интересом буду ждать Вашей публикации материалов владыки Григория по поездке в Америку.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс