Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Куда податься бедному студенту, или нужны ли Церкви молодые учёные-богословы?

4 мая 2012 г.
Предлагаем вниманию читателей доклад проректора по научно-богословской работе протоиерея Павла Великанова на II-й Межвузовской студенческой конференции "Актуальные проблемы богословской науки", проходившей 1 - 2 мая в Московской духовной академии.

Ни для кого не секрет, что сейчас идёт новый этап реформы духовного образования. Задача, поставленная перед духовными академиями и семинариями священноначалием нашей Церкви – существенное повышение качества образования и получение государственной аккредитации, а также вхождение в общеевропейское образовательное пространство в рамках Болонского процесса. 

Одно из ключевых понятий в новой образовательной парадигме – причем характерное именно Болонскому процессу – так называемый «результат обучения», который должен быть измерим и чётко соответствовать конечной цели образовательного процесса. При этом результаты обучения должны соотноситься непосредственным образом с теми функциями, которых ожидает от выпускника учебного заведения его работодатель. Без сомнения, такой сугубо прагматический подход является по сей день объектом критики со стороны противников Болонского процесса, поскольку существенно понижает фундаментальную составляющую за счёт практико-ориентированной. 

Однако, оставив в стороне споры, давайте посмотрим, без чего становится совершенно невозможным разработка нового учебного плана: требуется ясное представление о том, какими знаниями, навыками и умениями (или компетенциями) должен обладать наш выпускник. Другими словами, без разработки функциональной карты специальности, в которой должны быть отражены как функционал профессии, так и результаты обучения, двигаться вперёд не имеет смысла.

И вот здесь мы подходим к самому интересному. Если с бакалавриатом в целом никаких вопросов не возникает – кто сомневается, что семинария готовит будущих священнослужителей? – то как только мы заводим речь о магистратуре, аспирантуре, докторантуре – нас ожидает множество неизвестных. Действительно, нарисовать портрет некоего «идеального священнослужителя» в современных условиях сложно, но в общем-то вполне реально – а вот как только мы пытаемся представить себе «идеального церковного учёного», здесь тотчас возникает такая многоголосица мнений, что привести их к единой точке зрения уже никак не представляется возможным.

Традиционно считалось, что академии готовят преподавателей для духовных школ и церковных учёных. Но достаточно провести самый поверхностный мониторинг институций, занимающихся в той или иной мере научной деятельностью в Церкви – станет очевидным, что выпускников академий там единицы. Другими словами, в нынешней ситуации академическое образование является не более чем вполне виртуальным «бонусом» для будущего пастырского служения (к которому в подавляющем большинстве в итоге склоняются выпускники), либо «прибежищем заяцем», которые за годы обучения в семинарии и по причине своего юного возраста не нашли спутницы жизни либо не решились на монашеский подвиг. А если к этому добавить еще и процент защищающих диссертации по окончании обучения – станет совсем грустно. 

Было бы самым неправильным, неблагодарным и нечестным обвинить в таком положении исключительно саму систему духовного образования. Немалую роль здесь играет отсутствие понимания тех возможностей и перспектив, которые сегодня имеются для церковного научного служения. Причём в равной мере это касается как тех, кто приходит учиться, так и тех, кто приходит учить.

Итак, цель моего сообщения – обозначить поле возможностей, которые сегодня имеются перед студентом духовной школы. Но прежде чем приступить к разметке этого поля, остановимся на ряде факторов, оказывающих сегодня существенное влияние на судьбу студента и выпускника.

Первый фактор – отсутствие базового богословского образования при поступлении в семинарию. В отличие от любого выпускника средней школы, избирающего своей профессией точные или гуманитарные науки, наш семинарист начинает учёбу практически с «богословской азбуки» – катехизиса, библейской истории и других пропедевтических дисциплин. Да, в новом учебном плане эти дисциплины были вынесены в отдельный год – на подготовительном отделении – однако подавляющее большинство успешно поступивших в бакалавриат приходит к нам именно с нулевого, подготовительного курса. Нельзя не упомянуть и о резко снизившемся за последние годы уровне общекультурной подготовки, прежде всего по русскому языку и литературе: это вынуждает нас тратить огромное количество часов на доучивание базовым понятиям в языке, которые, казалось бы, должны прочно запомниться еще на школьной скамье. Таким образом, от общего объема преподавания у нас отнимается один - два года на пропедевтику.

Второй фактор – назову его «двойной профиль» выпускника. Это совершенно уникальная ситуация, которая в корне отличает духовное образование от любого другого профессионального. Семинария готовит священнослужителей; академия – преподавателей и учёных. Но в академию поступают исключительно после семинарии, а это значит ни много, ни мало, что достаточной базовой профессиональной подготовки по направлению своей научной специализации они  ещё не получали. Здесь библеисты сразу вспомнят про иврит и археологию, историки – источниковедение и историю древнего мира, канонисты – целый комплекс правовых дисциплин и так далее. Поэтому правильнее смотреть на обучение в академии (теперь – магистратуре и аспирантуре) не как на продолжение образования по специальности «пастырское служение», а как на второе, дополнительное, высшее образование. Такая ситуация приводит к появлению серьезного риска в конкурентноспособности духовных школ по отношению к светским высшим школам, где за один и тот же период времени студент получает значительно более фундаментальное образование по одной специальности.

Третий фактор – недостаточная мотивация к учебной и тем более научной деятельности. Здесь ключевую роль играет наша церковная традиция отношения к образованию в целом, прекрасно выраженная недавно Жаном-Клодом Ларше: недоверие по отношению к богословию вообще, и я бы добавил – недоверие хроническое. Благочестие versus богословие: вот неизлеченная родовая травма нашей церковной ментальности по сей день. Увы, но даже здесь, в большой келье преподобного Сергия, не приходится говорить сегодня ни о гармонии между благочестием и церковной наукой, ни тем более о синтезе их. Такая внутренняя разделённость никак не прибавляет студенту вдохновения к активной деятельности по развитию тех компетенций, которые едва ли пригодятся  ему в приходском служении. По сей день определяющим судьбу выпускника оказываются какие угодно факторы, только не уровень его образования и наличие качественной, успешно защищённой диссертации.

И, наконец, четвертый фактор – материальный, который проявляется наиболее интенсивно на старших курсах и непосредственно связан с появлением собственной семьи. Невозможность самостоятельно обеспечить даже элементарные потребности семьи во время обучения буквально выталкивает молодых и талантливых студентов на поиски заработка, и, как правило, никак не связанного с его основной деятельностью.

Вышеупомянутые факторы непосредственно связаны с внутренними вопросами жизни духовных школ; теперь давайте посмотрим, насколько значимыми являются новые внешние факторы.

Первым и, на мой взгляд, наиболее важным внешним фактором является постепенное осознание высшим церковным руководством острой нехватки профессиональных церковных учёных, и невозможность компенсировать эту нехватку исключительно силами привлекаемых специалистов со стороны. Яркий пример тому – деятельность нового для нашей Церкви органа Межсоборного присутствия. Не стану скрывать, что далеко не все комиссии оказались работоспособными, далеко не все документы, подготовленные, казалось бы, именитыми людьми, прошли даже первичную редакцию. Налицо всё нарастающее напряжение между острой потребностью церковной жизни дать чёткие, фундированные ответы по целому ряду вопросов – и катастрофической нехваткой именно церковных, своих специалистов, способных видеть проблему не только с позиций внешнего наблюдателя, но и изнутри церковной жизни. Решение последнего архиерейского собора 2011 г. о необходимости создания Библейско-богословского православного института еще  раз подтверждают объективность этого процесса.

Второй фактор – процесс признания духовного образования и научных степеней. Несмотря на то, что мы находимся только в самом начале этого процесса, а вопрос внесения научной специальности «теология» в номенклатуру ВАКа по сей день остаётся открытым – но моё глубокое убеждение, всё это – вопрос времени, и только. К моменту, когда это произойдёт, мы должны подготовить достаточно специалистов, которые своим уровнем образования и научными компетенциями не будут сильно отличаться от среднего молодого учёного из светского института. При этом надо понимать, что выход широким фронтом на поле светской науки требует от нас новых компетенций, прежде всего связанных с готовностью отстаивать собственно церковные позиции в агрессивно-настроенной либеральной среде. С другой стороны, государственное признание дипломов духовного образования ставит перед каждым выпускником вопрос: будет ли мне что сказать людям внешним, совершенно оторванным от церковной традиции и далёким от православного мировоззрения?

Третий внешний фактор – активно растущая заинтересованность светских структур – как образовательных, социальных, так и политических – в грамотных консультантах и специалистах с хорошим богословским образованием для работы в различных государственных организациях. Последние события на внутриполитической арене нашей страны показали, что Церковь за последние годы приобрела настолько значимый вес в обществе, что игнорирование её влияния на общественные процессы может привести к непредсказуемым последствиям. С другой стороны, нельзя и недооценивать роли светского теологического образования, которое по сей день в своём большинстве никак не контролируется со стороны Церкви и тем самым создаёт не только конкуренцию, но и угрозу для духовного образования в целом. Если духовные школы не поставят перед собой задачу подготовки специалистов именно для работы в светской среде, эта пустующая по сей день ниша вскоре заполнится людьми, чуждыми или даже враждебными Церкви.

Если мы сопоставим обозначенные факторы  – внутренние и внешние – то нетрудно увидеть, что между ними имеется напряжение, причём более чем высокое. От нас ждут и от нас требуют того, что в силу объективных причин мы не способны выдать «здесь и сейчас». Каким же образом это напряжение предполагается снимать, и будет ли от каждого из вас зависеть что-то в этом общецерковном процессе?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо прежде всего понять: новая реформа не есть очередной поворот «кубика Рубика», при котором меняется лишь композиция составных частей духовного образования. Речь идёт прежде всего о принципиально новых формах и структурах, в рамках которых происходит духовное образование. Первым и наиболее ярким событием в этой области стало появление с 2009 г. Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. свв. Кирилла и Мефодия, а также реализованный аспирантурой в феврале с.г. проект «Курсы повышения квалификации по современному естествознанию для преподавателей духовных школ». Святейший Патриарх Кирилл неоднократно обращал внимание на важность создания условий для постоянного повышения образовательного уровня не только преподавательского состава, но и в целом приходского духовенства. Неоднократно из уст Предстоятеля нашей Церкви звучали слова о необходимости активного развития дистанционных форм получения образования – как для монашествующих и клира, так и для мирян. Такие новые формы уже реализуются в Москве – например, в Новоспасском монастыре на регулярной основе проходят курсы повышения квалификации для московского духовенства, и этот опыт будет постепенно транслироваться и в другие епархии Русской Церкви. 

Всё это говорит лишь о том, что в ближайшие несколько лет внутрицерковный запрос на кадры, имеющие высшее богословское образование и не чуждые научной деятельности, достигнет своего апогея. Надеяться на то, что удастся «отсидеться» в духовной школе до принятия священного сана – а потом целиком погрузиться только в приходское служение – по меньшей мере наивно, а если говорить прямо – греховно. Каждый студент и выпускник должен чётко осознать, что его профессиональная деятельность обязательно будет иметь несколько составляющих, среди которых пастырство будет если и центральным, но никак не единственным. И именно такая «многосоставная» деятельность только и будет в настоящее время полноценным церковным служением.

Но кроме собственно преподавательской деятельности, о которой худо или бедно, но всё-таки известно, есть целый ряд новых форм церковного служения, на которых следовало бы остановиться более подробно.

Одна из претензий, активно предъявляемая сегодня Церкви со стороны нецерковного большинства – крайне узкий круг лиц «церковных спикеров». В первую очередь это связано с тем, что людей богословски грамотных, с широким кругозором, хорошо владеющих словом и при это не впадающих в ступор под объективами телекамер у нас никто специально не готовит. И в то же самое время – это одно из перспективнейших направлений, где спрос будет только расти с каждым годом. Именно поэтому в рамках деятельности киностудии МДА «Богослов» в этом году были открыты «Школа журналистики» и «Школа телеведущих». Пока всё это происходит в форме эксперимента, но при удачном результате не вижу препятствий проводить подобные школы в летнее или зимнее время для всех желающих в том числе и из других духовных учебных заведений. 

Как показали недавние скандальные события, образ присутствия Церкви в средствах массовой информации не вполне удовлетворителен. И это связано вовсе не с тем, что нас не пускают на телевидение, в радиоэфир или интернет-издания. Напротив, проблема возникает потому, что медийные лица не во всём компетентны, а компетентные церковные специалисты совсем не «медийны». В то же самое время работа со СМИ требует гораздо больше опыта и конкретных знаний, нежели «творческой харизмы». Поэтому, на мой взгляд, формирование новой специальности выпускника духовных академий – назовём его «специалист по работе со СМИ в области богословия» – является более чем актуальным. Замечу ещё раз: здесь не идёт речи о церковной журналистике как таковой: Церкви сегодня требуются специалисты-богословы, способные донести фундаментальные богословские истины самой широкой аудитории, без упрощения и примитивизации. А это требует очень высоких компетенций и в истории, и в философии, и в собственно богословии.

Следующая вакантная область – научное редактирование. При всём обилии изданий – как печатных, так и в интернет-СМИ – найти грамотного научного редактора, даже за хорошие деньги – очень большая удача. Учитывая, что последние несколько лет наблюдается заметный рост интереса со стороны масс-медиа к религиозной жизни, церковной истории, вопросам взаимоотношений Церкви и государства – и, как правило, всё это делается очень профессионально  – но делается людьми, далёкими от церковной жизни и совершенно невежественными в богословском плане – востребованность направления «научное редактирование» не оставляет сомнений. 

Следующая область, крайне важная для нового этапа развития церковного образования в целом и особенно – духовного образования – это научная коммуникация. Владеющий соответствующими компетенциями, представляющий весь состав отечественных и зарубежных специалистов по любой научной области не пропадёт ни в Москве, ни на Сахалине. Однако сегодня таких специалистов у Церкви практически нет, при этом активное общение университетов друг с другом, заключение долгосрочных договоров о сотрудничестве, проведение совместных научных мероприятий является неотъемлемой частью Болонского процесса. Для собственно церковной жизни налаживание постоянного общения с иными учебными и научными заведениями – один из важнейших элементов выхода церковной образованности из внутреннего гетто, уход от самодостаточности, а по сути – маргинальности церковной науки. 

Обратите внимание: среди упомянутых мной возможностей нет ни одной, которая требовала бы профессионального владения древними языками, или особой философской подготовки – то есть всего того, что возможно удастся достичь в результате реформы, но пока об этом говорить не приходится. Все эти формы церковного служения требуют хорошего общего богословского образования, а главное – желания и усердия развивать заложенные в духовной школе базовые знания. Открытые недавно в Московской и Санкт-Петербургской духовных академиях аспирантуры предполагают совмещение собственно научной деятельности по написанию диссертации с активной вовлечённостью в преподавательский процесс и проектную деятельность. И с этой точки зрения общее время подготовки специалиста в рамках новой образовательной модели не сокращается, а существенно увеличивается – до 10 – 11 лет против прежних 8 (с учётом подготовительного отделения).

Сегодня делателям на церковной ниве необычайно важно суметь завладеть интеллектуальной повесткой жизни общества – чтобы стать ведущими, а не влекомыми внешними силами. Но для этого требуются принципиально иные качества, нежели чем традиционно связываемые с образом «доброго пастыря». Инициативность, умение работать в команде, самостоятельность, мобильность и высокая адаптивность, постоянная потребность в самообразовании и развитии уже имеющихся компетенций – без всего этого нам не донести Слово Жизни в этом стремительно меняющемся мире. 

Позвольте закончить своё сообщение словами замечательного патролога  Ж.-К. Ларше, произнесенные на днях в Православном Свято-Тихоновском Гуманитарном Унивеститете: «Богословие есть церковное служение, иными словами, деятельность для Церкви, для всех членов Церкви, но и для всех людей вообще, живущих в мире, к которым обращена Истина, открытая и явленная во Христе».

Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (46)

Написать комментарий
#
7.06.2012 в 00:34
Ваши слова, да лет двенадцать назад!
Ответить

#
20.05.2012 в 21:54

«...Некогда всем известный диакон и доцент Владимир Василик (с которым я обсуждал вышеупомянутые проблемы церковной жизни) высказал мне открытым текстом: «Если ты в Церкви не поп - значит ты никто». Не клевещу на уважаемого о. диакона, готов подтвердить это присягой при Св. Кресте и Евангелии. Но как же сии диаконские слова перекликаются с предсмертным монологом лесковского Овцебыка: «...Не в ризе учитель - народу шут, себе поношение, идее пагубник...»


Золотые слова, отображающие состояние христианства, а также указывающие на проблему, указанную автором в данной теме. Ни богословы, ни ученые богословы не появятся в Церкви до тех пор, пока те, кто стоит между человеком и Богом, не разрешат Святому Духу действовать в человеке, а еще лучше, если немного умалят эту власть в себе и будут пользоваться ею, только будучи в Духе. На нынешний день христианин только тот, кто в ризе, тот же, кто вне ризы – мирянин, тот, кто в миру, вне Церкви. Отсюда и правило: «мирянину в Церкви не учить…». Ап. Павел сказал: «Разве в Церкви все Апостолы, учителя, наставники…» и.т.д. «Дух один, а дарования разные». Оказывается, что те, кто в ризе, именно они усвоили все дарования Духа Святаго, тем же, кто вне ризы, уготовано закапывание единого таланта: «Народ сей проклят, ибо в законе невежда…». Почему невежда? Потому что те, кто усвоил себе свойство учительствовать, не учат, а отсюда «сами не входят и иным не дают». Такое понятие, как «избрали исполненных Духа…», давно уже кануло в небытие, отсюда и избраны, в большинстве случаев, те, кто даже не понимает, что быть в Духе, отсюда и не учат. Так откуда взяться богословам, если человек не научен богословствовать жизнью, являть жизнью славу Бога? Ныне богословие выродилось в стерилизованную науку, потеряв свою прикладную значимость. Пример: Таинство Брака. Церковь совершает Таинство над брачующимися, которые должны реализовать его в свете единой христианской общинной семьи, т.е. спроектировать жизнь христианской общины («прихода», какое противное слово придумали – приход, отход, заплатил, получил) на свою семейную жизнь. Отсутствие этой жизни превращает Само Таинство в обряд, формализм, профанирующий сам смысл Таинства. Вот такая метаморфоза нашей мирской жизни вне риз, а вашей – в ризах. Это и есть нынешнее христианство. Здесь не реформы нужны, а возврат к свв. Отцам, к Евангелию.
Ответить

#
18.05.2012 в 12:53
Хорошая статья, действительно направленная на "поддержание живого огня" в умах учащихся. Возникает вот какой вопрос: каким образом можно достучаться до наших церковных властей, дабы человек богословской науки смог полноценно работать, не боясь за материальное положение своей семьи?
Ведь в настоящее время у нас "в моде" социальные работники, организаторы молодежных православных сообществ и.т.д. И они получают приличный заработок.(в Москве так уж точно)..А люди церковной науки совершенно не входят в число тех, кто нужен нашему начальству. Как это не прискорбно. Возможно, и в северной столице работающие в области православных "массовиков-затейников" могут жить спокойно, но, в глубинке даже и на этих популярных в церковной среде должностях трудно получить достаточную для жизни плату.
А если выпускник духовных учреждений оказывается в новом городе, то без связей- ему почти невозможно попасть на работу по специальности.Вот это совсем печально, и как с этим быть- никто ответить и не может.
Ответить

#
18.05.2012 в 11:34
Уважаемая Светлана,

Я вот тоже набросал на скорую руку ответ на Ваш комментарий, а потом долго не мог решиться, стоит его публиковать или нет. Потом решил все же опубликовать и закончить на этом свое участие в дискуссии. Во1х, п. что КПД 0,01: что и как ни пиши, результат все равно будет 0й либо около того. Во2х, в любом уч. заведении весна - самое "горячее" время, так что времени висеть в онлайне особо некогда. Да и правильно Вы сказали: надо прежде всего самому работать и не решать проблемы, за которые ты не отвечаешь.

Теперь комментарий. Проблемы у нас, на самом деле оч. схожие. Хотя государство наши дипломы и не признает, духовное образование все же является частью отечественного обр-я вообще. Только проблем у нас, имхо, больше, но во многом в силу исторческих обстоятельств. Есть, конечно, не только сходства, и различия. "Внутрикорпоративного престижа", о котором Вы говорите, напр., у нас, на мой взгляд, нет и в помине. Причину уже обозначил о. Павел - в самой Церкви нет никакого престижа быть ученым, а тем более преподавателем. Только в нашем случае я бы обозначил это понятие словом "честь", а не престиж. Если бы было такое понятие, как "честь представителя академической корпорации", многие проблемы решились бы сами собой. Просто потому, что человек бы понимал: какие-то вещи надо сделать хорошо независимо от того, платят за это или нет и т.п. Но что уж об этом говорить - у нас и самой корпорации - как корпорации - по сути, нет...

А в целом соглашусь со Slavarique. Научное геройство - конечно, не само по себе, а скорее возведение его в норму, или по крайней мере публичное его выказывание - нам сейчас действительно скорее вредит. Для любой работы нужны определенные условия, без выполнения которых ее проведение становится немыслимым. Представим себе, что спортсмену, к-рый хочет стать чемпионом мира по плаванию, говорят: "Ну да, условий у нас подходящих нет: вместо бассейна олимпийского стд-та - речка шириной 10 м, вместо тренажерного зала - брусья и турник на улице, про массаж и фармакологию и думать забудь. Но ведь от этого зависит престиж твоей страны! Так что давай, старайся, дотяни на морально-волевых - и без медали не возвращайся"! Можете представить такую ситуацию в современном спорте? Я - нет. П. что без перечисленных условий любому понятно - чемпионом мира не станешь никогда. Поэтому от советской героики надо избавляться, и как можно скорее.

Но ведь это к люб. сфере челов. деят-ти относится - к науке м.б. даже в большей степени, чем к спорту. Вы же сами косвенно это признаете, говоря про талантливого студента, который "конечно, уехал из России". Уехал ведь, надо полагать,не только за длинным рублем (точнее, $ либо E)? Вообще по поводу утечки мозгов из России мне вспоминается пример, приведенный Алексеем Кондрашовым в одном из прошлогодних №в "Вокруг света". )Кондрашов, кстати, известен не только антицерковными выступлениями, но и исследованиями в области биологии). Так вот на страницах журнала он сравнил эту ситуацию с качеством коровников в России и США. В России корову держат в неотапливаемом помещении, дает она 5л молока/д - хорошо. Не дает - и то ладно. В США корову держать в коровнике с центральным отоплением и т.п., но если она не выдаст 50 л/д - ее забивают. Подход, конечно, прагматичный и совсем не геройский, но он работает. Вот и уезжают наши "мозги" за рубеж.

Ситуация же в духовном образовании мне напоминает другой анекдот, коль скоро в начале я привел сравнение с плаванием. "Духобразы" (пользуясь неологизмом о. Павла) спрашивают: когда ж вы нам бассейн построите? - а им отвечают: вы сначала плавать толком научитесь - тогда и построим.

И сделать-то вроде не так много нужно - А.Г. Дунаев в комментах к этой статье уже основное перечислил. И люди ведь понимают, что сейчас "не до жиру", и прсят-то только о самом необходимом - дали бы хоть "бассейн со спортзалом", где уж там до "массажа с фармакологией" И масштабы у нас вроде уж совсем не дореволюционные. Тогда в какой-нибудь Совсем-не-московской епархии могло учиться 2000ч в семинарии + столько же в епархильном училище. Сейчас в семинарии этой же епархии учится 20ч, а про такую роскошь как Семинария+училище мало какая епархия может помыслить. Да и вся численность сдудентов ДШ РПЦ, думаю, за эти 4000 не перевалит. Впрочем, какие там 4000 - если в МДАиС де факто обучается ок. 500 чел., в Питере прибл. столько же (то, что в одних академиях на стационаре обучается более 1000 студентов - миф, если к академистам не плюсуют студентов семинарии). В региональных ДШ кол-во студентов (имею в виду очников) редко превышает 50 ч, чаще - 20-30 (надо еще учесть, что многие ДШ на грани закрытия из-за отсутствия конкурса). При таком подсчете мы и 3000 ст-в не наберем. Преподавателей, естественно, в разы меньше. По сути, это масштабы одного большого ВУза.

Так в чем же дело? Думаю, просто ситуация "виртуального бассейна" всех на самом деле устраивает. С одной стороны, она позволяет не вкладывать средства духовное образование. А зачем? Все равно они ничего толкового не сделают. Мы лучше какой-нибудь загрнаничный учебник переведем (Впрочем, виноват: зачем лишние траты - переведут, конечно, протестанты, а мы просто закупим и воспользуемся результатом их трудов. Или даже закупать не станем - учебник-то неправославный ( хотя откуда православным взяться при таком подходе? И вообще, студентам надо, пускай они и покупают. Или сканируют, если денег нет).

С другой стороны, все неплохо и для тех 10% андеграунда + 80% перетянутых к ним, к-рые делать ничего никогда не будут. Зато будут патетически воздевать руки и говорить, что "Вот если бы нам "нормальный бассейн и спортзал", то мы бы показали Майклу Фелпсу, где раки зимуют".

Так что большинство эта ситуация устраивает. То, что она бесперспективная, замкнуто-круговая, порочная и патовая - не в счет.
Ответить

#
Диакон Андрей Псарев, США, Джорданвиль Нью Йорк
17.05.2012 в 04:43
Отец Павел, как могли бы участвовать в этих процесах те кто получили богословское образование на западе, но не вернулись в Россию?
Ответить

#
Антипов Максим Анатольевич, Россия, Санкт -Петербург
16.05.2012 в 10:43
Спаси Христос, дорогой о. Павел, за ваше искреннее слово. Вы всегда пишите о наболевшем, и многое еще остается "за кадром"...
Действительно, положение выпускников духовных школ, по тем или иным причинам не пожелавших принять священный сан, но при этом надеющихся принести пользу Матери-Церкви на ниве богословия, церковной истории или педагогики, по сию пору остается незавидным. Вот мне грешному пока, с Божией помощью, удается работать по церковно-исторической тематике в библиотеках, архивах, писать статьи и доклады, да при этом получать за свои труды приличное жалование. И это во многом благодаря тому, что живу в столичном городе, где есть возможность пристроить свои тексты.
Но что же говорить о провинции? По опыту своих семинарских товарищей могу сказать, что в "глубинке" положение просто аховое. В одной из северных епархий знакомый выпускник СПбДС вынужден был работать ночным сторожем в детском саду, чтоб кое-как свести концы с концами. При этом он преподавал в воскресной школе местного кафедрального собора, где получал жалкие гроши. Положение изменилось только тогда, когда он наконец обрел спутницу жизни, обвенчался и принял священный сан. Теперь, слава Богу, не бедствует :)
В другой хорошо знакомой мне епархии сотрудники церковных СМИ, чтобы выжить, предприняли ряд совместных проектов с вузами, музеями и коммерческими организациями (от организации выставок до сдачи в аренду помещений). Только тогда появилась возможность платить жалование православным журналистам.
И подобным примерам - несть числа. Так где же, спрашивается, "корень зла"?
...Некогда всем известный диакон и доцент Владимир Василик (с которым я обсуждал вышеупомянутые проблемы церковной жизни) высказал мне открытым текстом: "Если ты в Церкви не поп - значит ты никто". Не клевещу на уважаемого о. диакона, готов подтвердить это присягой при Св. Кресте и Евангелии. Но как же сии диаконские слова перекликаются с предсмертным монологом лесковского Овцебыка: "...Не в ризе учитель - народу шут, себе поношение, идее пагубник..."
Так что причину следует искать в укоренившейся церковной ментальности. Как только народ Божий искренне восхощет пребывать в слышании и чтении Слова, то он перестанет обращать внимание на то, кто его несет людям - благочестивый ли священник с амвона, ученый лектор с трибуны, или же православный журналист со страниц епархиальной газеты. А правящие архиереи будут делать все, чтобы никто из оных не только не бедствовал, но и мог достойно содержать семью, повышать свою квалификацию и т.д.
Вот только останется ли нам на это "время благоприятно"?..
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
16.05.2012 в 10:55
Гром не грянет -- мужик не перекрестится... +Как только народ Божий искренне восхощет пребывать в слышании и чтении Слова...+ Вы еще тот идеалист. Это задача прежде всего духовенства -- учить народ Слову Божию(и сделать так, чтобы он захотел этого). Но "катехизация" мало общего с наукой имеет, хотя и пользуется плодами последней.
Если говорить об образовании и науке, то бездействующий Учком давно должен был озаботиться созданием единого примерного учебного плана для семинарий, созданием и выпуском учебников и учебной лит-ры, разработать тарифную сетку (и прочие матер. условия) для преподавателей, ниже которой семинарии не имели бы права опускать ставки, обеспечить семинарии кадрами (путем целенаправленной подготовки их по договорам) и т.д. и т.п. Это -- ЭЛЕМЕНТАРНО, но ведь не делается! Равно как нет и единой электронной б-ки в РПЦ в общем (в рамках Синодалки, скажем) и в семинариях в частности. И ведь смотрите, сколько у нас говорится о какой-то реформе, болонской системе -- а самое нужное не делается (вкупе с нормальной реформой самой академич. системы и возврате, напр., к дорев. структуре кафедр и проч.).
Опять-таки, все молчат об ученом монашестве -- едва ли не главном двигателе католической науки.
Эх, да что там... Пока нет единого церковного бюджета со строками на нужды образования, науки и культуры в т.ч., говорить не о чем. А церковный бюджет -- тема запретная.
Ответить

#
18.05.2012 в 02:40

Да Вы и сами ещё тот идеалист, Алексей Георгиевич, - элементарно только кошки родятся :-) Перефразируя известную пословицу: "да не придётся Вам составлять учебные планы в эпоху перемен!" :-) Мой родной Кораблестроительный институт уже лет 15 "колбасит" от почти ежегодного изменения этих планов... преподаватели уже волком воют!

Ведь как составить нормальный уч. план, если реформа не закончена? А если нет уч. плана, то как писать учебники и "заказывать" преподавателей? А что касается тарифной сетки, то её фиктивность уже видна на примере светских ВУЗов.

Так что бездействие Уч. комитета - очень мудрое решение :-) Ведь и в этом случае, по милости Свыше, что-нибудь хорошее да получится :-)

Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
18.05.2012 в 10:42
Я бы с Вами согласился, если бы не одно "но": Учком бездействует вот уже 20 лет. Разве что он пророчески знал и ждал "эпохи перемен": суета сует...
Ответить

#
6.05.2012 в 18:03
Прочитала я "междусобойное" обсуждение доклада и, наконец, уразумела, о чем идет речь: бесперспективность для молодого магистранта полученного им диплома ("богослова" якобы все равно рутина погубит). И все из-за того, что не наведен сайтовский глянец на учебную работу вуза... И нет ротации кадров...

Я вот что скажу с высоты своего жизненного опыта. Как сейчас перед глазами аспирантура в престижнейшем академическом институте первой половины 1980-х гг. Народу было много, в основном все позащищались... Кто-то продолжил научную работу - пошли книги, публикации, монографии, докторские, кто-то заглох совсем (таких не мало), кто-то для поддержки престижа скромненько так работает в вузе, тащит аспирантов, какие-то сборнички выпускает (для отчетов да для тех же сайтов вузовских, чтоб было что написать)... Но ведь настоящую страсть к науке ничто не остановит, и человек проявится, и работать будет, и неблагоприятные периоды в своей жизни пережидать, чтоб потом снова на свои темы наброситься. Это просто всегдашняя жизнь, судьба, конкуренция. Сколько в провинции выдающихся филологов (моя область) в 1980-е - 1990-е годы работали, да и сейчас.

Кому надо - те проявятся в науке без всей это шелухи! И без нытья!
Ответить

#
10.05.2012 в 04:24
"Хорошая" формулировка "кому надо - те проявятся в науке..." Т.е., если тебе это надо, то с какой стати ты предъявляешь еще какие-то претензии? Ведь другим это не надо, чтобы ты проявился в науке. Поэтому, если у тебя получится проявится - это хорошо, а если нет - тоже хорошо, т.к. слабые никому не нужны. Какая-то неуместная героика. У нас в ДШ не хватает научных кадров среднего уровня, не "великих ученных", которые очень важны для качественной базовой подготовки научной жизни как таковой, т.к. "великих" кто-то еще должен быть способен слушать и понимать. И те, кто у нас в церковном образовании считаются "великими", в рамках западной научной среды, относятся к среднему уровню, т.к. в каждой научной области есть несколько специалистов такого же как они высокого уровня, и, на этом фоне, относительно высокий уровень научной работы становится нормой (правда, про оксфордские работы мне сложно так сказать). "Насытиться" специалистами, без особой об этом заботы финансовой и административной, научная среда не может, т.к. "ложиться костями" на "алтарь науки" могут единицы, а нужны не единицы, а десятки. Как сделать, чтобы эти десятки людей появились - это сложный вопрос, но что точно этому повредит, так эта восприятие научной героики как нормы. Это же жизнь, а не кино.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
10.05.2012 в 09:20
+Как сделать, чтобы эти десятки людей появились - это сложный вопрос+
Это вопрос как раз не сложный. Перед революцией такие десятки появились в России благодаря ряду реформ духовного образования. Но, как правильно пишет Studiosus, "надо понимать, что академическая школа, уничтоженная в России после 17-го года, не восстановлена до сих пор. На ее восстановление и направлены усилия группы энузиастов (в том числе и автора обсуждаемой статьи)". Только нюанс здесь в том, что тогда инициатива чаще исходила от государства, а не от священноначалия, которое может вполне успешно коснеть в невежестве -- своем и паствы. Это легко и удобно. Но даже и до революции не определились до конца с дилеммой священнослужитель/ученый. Между тем я бы изначально разделил эти два потока -- с возможностью переходить в другую группу в течение первых 4 лет (при досдаче разницы в предметах). Но подобная концепция отвергается академической корпорацией. В результате акцент ставится на служении, а наука просто гибнет.
В целом очень радуют замечания Slavarique и Studiosus: они показывают, что по крайней мере у некоторых есть правильное понимание ситуации.
Ответить

#
8.05.2012 в 16:30

Хорошо бы, чтобы "междусобойное" обсуждение стало "междусоборным". Это к слову. А если по сути, то, хотя мне и импонирует Ваша точка зрения, она отражает только одну сторону медали. Проблема в том, что эта позиция равно удобна как для трудоголиков, так и для симулянтов. Поясню примером. В любой сфере человеческой деятельности люди всегда делятся на: 10%, которые будут бороться, даже если им руки-ноги поотрывают. Это верхушка айсберга, те, кто при практически любой ситуации "проявятся без шелухи и без нытья"; 10%, которые работать не будут ни при каких обстоятельствах (симуляторы); и 80%, которых надо как-то перетянуть к первым, а не ко вторым. У нас же пока, к сожалению, все получается ровным счетом наоборот. И позиция "кому надо, тот и сам проявится", очень хорошо позволяет ничего не делать. А зачем? Зачем, к примеру, заниматься научным руководством, если оно к тому же еще и не оплачивается? Кому надо, тот и сам защитится. Вот и ищут студиозусы научных руководителей в академических коридорах... И далеко не всегда находят. Примеры можно множить до бесконечности, но речь сейчас не об этом. Суть в том, что названная проблема и является главной темой как самой статьи, так и ее обсуждения, а вовсе не "сайтовский глянец на учебной работе ВУЗа".
Вы приводите сравнение с "аспирантурой престижнейшего ВУЗа". Спасибо. Нас бы еще с Гарвардом сравнить... Здесь надо понимать, что академическая школа, уничтоженная в России после 17-го года, не восстановлена до сих пор. На ее восстановление и направлены усилия группы энузиастов (в том числе и автора обсуждаемой статьи). Меня всегда удивляло, когда наши светские преподаватели предполагают, что какие-то вещи студенты знают как нечто само-собой разумеющееся, между как на деле это совсем не так. Почему? П. что нет академической школы. Вот и совершают выпускники Академии ошибки, за которых их светских коллег безжалостно секут на 2м курсе. Только это их беда, а не вина. И беда не только их, а всей нашей Церкви.
Но для того, чтобы школа наконец возродилась из пепла, недостаточно усилий группы энтузиастов. Нужны масштабные реформы и преобразования. Причем вполне материального характера. Такие как прозрачная система распределения и трудоустройства выпускников, нормальная зарплата для преподавателей, чтобы им не приходилось разрываться на работе в 10 местах в попытках прокормить семью. Нужно жилье, наконец.
Пока ничего из перечисленного нет. Но без этого - хотя оно и не главное, как Вы уже заметили, - не будет и Школы.

Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
10.05.2012 в 22:38
Правильно. У меня тоже впечатление, что как это ни прискорбно, но внутри Церкви уже стало традиционным такое отношение: а, духобраз – ату его, невежественного, бесперспективного, глупого, неумелого и недалёкого. Только ленивый не даст пинка. Тем более что и вякнуть не посмеет. Пусть благодарит, что всё ещё сам ползать может. Но если речь о "варягах" – всё с точностью до наоборот: а, так вы из Университета? Ещё и за рубежом докторскую защитили? Ну так это совсем другой разговор!!! Милости просим! Чаю или кофе? а может и что покрепче? сейчас обед поднесут... эй, ты там, что корчишься, иди гостя принимай-развлекай-ублажай... вона честь-то какая выпала!
Или я всё же сгустил краски, и духобраз – вовсе не церковная падчерица, а хоть и последняя, но родная доченька-то?...
Ответить

#
11.05.2012 в 00:53
О. Павел, но без "варяжства" пока не обойтись. Скорее оно должно быть даже более массовым и с продуманной программой возвращения "из варяг" своих. Можно им и какое-то даже особое уважение оказывать т.к. возвращаться из сытой Европы в нашу неспокойную Родину требует определенного этического усилия, а если "тебе тут не рады", то это будет серьезным поводом, чтобы не возвращаться. Здесь нужно, на мой взгляд, больше прагматизма. Ведь их европейские дипломы могут послужить на пользу общему делу, т.к. и светское научное общество и бюрократические круги их оценивают высоко. А научные связи с европейскими учеными и научными центрами - это имеет даже стратегическое значение для российского церковного образования и науки, т.к. вводит их в контекст общемирового научного сообщества, т.е. возвращает тот утраченный статус, который российская церковная наука и образование имели до 17 года. На фоне этих "варягов" будет повышаться научный уровень и своих выпускников-преподавателей, т.к. многое узнается, просто, из личного общения. Поэтому, мне кажется, нужно не жалеть своих выпускников, а создавать условия для их научного роста.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
11.05.2012 в 09:52
Целиком и полностью согласен. Это -- один из главных пунктов преобразования системы. НО: 1) должен быть "официальный заказ" со всеми гарантиями и обязательствами с обеих сторон; 2) желательно, чтобы за обучение их платила РПЦ. А то платят католики, а РПЦ это ни во что не ставит. Платила бы сама -- подумала бы 100 раз; 3) должен быть гласный и открытый конкурс по всей РПЦ. А то сейчас набрали 15 ч-к -- а кто знает, кто они и что из себя представляют? Ест-но, все это на фоне обеспечения вернувшихся ставками, жильем и т. д. А не вернувшиеся обязаны вернуть деньги, потраченные на их обучение.
Причем эти варяги должны были бы учиться по разным специальностям, чтобы обеспечить равномерный приток кадров по всем областям.
А как было раньше? Направлялась зарубеж куча лиц, возвращались далеко не все, а в науку -- вообще никто не шел. Намного ли лучше сейчас будет, не знаю.
Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
11.05.2012 в 09:44
Да, не спорю нисколько, но речь шла о том, что почему-то процессы по возрождению собственной богословской школы идут при каком-то невероятном сопротивлении тех, кто, казалось бы, должен быть в авангарде. А от "варяг" – естественно, и не надо убегать. Но только на них одних опираться тоже нельзя: всё должно быть гармоничным и естественным.
Ответить

#
11.05.2012 в 10:32
Не хотела подавать голос, поскольку очень уж какие-то своеобразные у вас всех проблемы, но потом решилась.

Кстати, "академический институт", мною упомянутый выше, - это не вуз, это РАН (т.е. система научно-исследовательских институтов). В РАН не преподают, за руководство аспирантами не платят почти (смешно и говорить сколько), но за аспирантов хватаются: это престиж, внутрикорпоративный прежде всего, это отчеты отделов, института, это кадры (вдруг - вырастим, и потянет человек нашу лямку?). В минпросе (вузы) ныне вновь испеченному доктору (после утверждения) дают премию в размере тысяч 60-и (это Сибирь) и монографию оплачивают... А в РАН этого нет (там догонят и еще поддадут)... В РАН выгодно брать аспирантов, скажем, из Кореи: платить будут много, но руководитель будет писать за своего аспиранта.

Вузовская наука - своеобразная сфера. Но каждый вузовский преподаватель обязан вести научную работу, его к этому обязывает отчетность. Там строго спрашивают! Я убеждена в необходимости такой научной работы: если преподаватель сам не пишет и не печатается, как он будет руководить работами дипломными (всех уровней), аспирантскими? Откуда будет черпать темы, навыки библиографические, редакторские и проч? Своя собственная работа - это повышение научной квалификации: пообщаешься с рецензентом, составителем сборника, редактором, читателем, благодарным или не очень, значит, чему-то поучишься. Поэтому преподаватель не может прятаться за слова "я прекрасно учу". Нет, еще есть обязанность - печатать свои научные работы. И отчитываться ими!

Один доктор из вуза (не по моей специальности) однажды с грустью вспоминал, как у него был спецкурс и один-единственный студент. Но какой он был талантливый! Парень, конечно, уехал из России, но пока он писал работу, профессор (это его слова) сам подтянулся, много читал, разбирался в новой литературе - чтобы парню помочь написать хороший диплом.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
11.05.2012 в 09:54
Интересно, а кого Вы причисляете к "авангарду"?!
Ответить

#
5.05.2012 в 15:21
Цитата: "Следующая вакантная область – научное редактирование. При всём обилии изданий – как печатных, так и в интернет-СМИ – найти грамотного научного редактора, даже за хорошие деньги – очень большая удача. <...> востребованность направления «научное редактирование» не оставляет сомнений".

С моей точки зрения, этот вывод автора, в целом очень интересного доклада, утопичен. Востребованность в научной редактуре - от этого отходят ныне даже научные издательства. Здесь всё зависит от хотения автора. Молодые авторы - они ведь видят всеобщую устремленность к успеху, и они только к нему и стремятся. Они не умеют быть редактируемыми и они не понимают такого рода задержки их бега. Научные редакторы вымрут, как только уйдут из науки те, кому ныне от 50-и. Кто помнит и любит старые советские издания и имеет хоть какое-то воспоминание о работе в издательствах того времени - со старыми редакторами. Молодые авторы (моложе 40 лет) не могут психологически пережить процесса научного редактирования, потому что они не понимают: почему я не могу сказать то, что хочу? Поэтому научное редактирование изживает свои последние кадры и последние десятилетия. Я в этом нисколько не сомневаюсь!
Научные редакторы тоже снижают свои требования, потому что хотя бы через три на четвертого они переживают стрессовые ситуации, которые заканчиваются риторическим вопросом: а кому это теперь надо?! Автор ныне пошел агрессивный и донельзя амбициозный.
Научная редактура - это чудаки-издатели, которые еще цепляются за какие-то принципы. Да и то говорят: да отступись ты от нее, наплевать, пусть делает, как хочет, она же нам грант принесла!
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
5.05.2012 в 21:59
Во многом Вы правы, но не все столь катастрофично. Я работаю с авторами моложе 40. И Вы можете представить, наверное, каково работать со мной как с редактором. Тем не менее почти все выдерживают -- и, надеюсь, хотя бы в глубине души благодарны. А вот "мэтры", коим за 60, -- безнадежны.
Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
5.05.2012 в 21:54
Аминь, аминь, аминь!!!
Именно об этом-то и речь: если сейчас не пытаться сохранить хотя бы какие-то остатки (или останки?) научной школы (светской прежде всего), то про науч. редактирование скоро придётся забыть.
На Ваш вопрос, Ева: "А кому это теперь надо?!" – есть только один ответ: это надо Церкви Христовой. Которая "верой разумеет".
Ответить

#
5.05.2012 в 23:22
""А кому это теперь надо?!" – есть только один ответ: это надо Церкви Христовой" - вот и ответ на основной вопрос, вынесенный в заглавие Вашей статьи, дорогой отец Павел. Действительно, молодые ученые-богословы нужны прежде всего самой Церкви - даже если податься им "в силу отсутствия макро- и микро-структур" особо некуда, любящих образование архиереев приходится искать днем с огнем, да и народ церковный чаще всего "верою не разумеет", что без богословия церковная жизнь выродится в обрядоверие. Что тут еще скажешь - все правильно... Вот только со словами о том, что грамотных и перспективных всегда - единицы, я бы не совсем согласился. По сути, это проблема отсутствия среднего класса - проблема не только Церкви, но и общества в целом. И, конечно, не приходится удивляться, когда в церковной среде повторяется та же ситуация: есть только олигархи и нищие, и между ними - огромный разрыв. Беда в том, что при отсутствии этой самой серой средней прослойки даже те самые грамотные и перспективные никогда не достигнут пика своих возможностей. Собственно, на появление этого среднего класса и должна быть направлена текущая реформа. Вот только появится ли он, или решение этого вопроса будет по обычаю отодвинуто в эсхатологическую перспективу?
Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
5.05.2012 в 23:27
В точку. И для нашей ситуации "средний класс" – это вовсе не полноценный учёный, а скорее, просто адекватный, умный и порядочный управленец, любящий Бога, Церковь и людей (хотя бы чуть-чуть :-)) – не побоюсь этого слова...
Ответить

#
5.05.2012 в 23:54
Аминь, аминь, аминь!!! Только, конечно не одни управленцы - если говорить о среднем классе для ученых, то это прежде всего грамотные преподаватели. А потом уже все остальные.
Ответить

#
4.05.2012 в 21:53
"Церкви сегодня требуются специалисты-богословы, способные донести фундаментальные богословские истины самой широкой аудитории, без упрощения и примитивизации". Это очень натянутое высказывание. Современникам еще нужно привить интерес к богословию, а уж потом о нем говорить.
"владения древними языками, или особой философской подготовки" - без этих двух составляющих невозможно церковная наука, прежде всего развитие богословия.
"Всё это говорит лишь о том, что в ближайшие несколько лет внутрицерковный запрос на кадры, имеющие высшее богословское образование и не чуждые научной деятельности, достигнет своего апогея". Достаточно поспешный вывод. К сожалению, такой процесс происходит далеко не везде, и скорее является скорее исключением.

Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
5.05.2012 в 21:56
Отче, речь не идёт об упразднении этих "двух составляющих", а о расширении номенклатуры выпускающих кафедр, и только. Увы, даже как-то неловко сказать, но сегодня в МДАиС только 5 (!!!) кафедр, в то время как в ОЦАДе их уже 9. Комментарии излишни.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
5.05.2012 в 22:17
Тогда уж напомните, сколько и какие кафедры были до революции в МДАиС? Ситуация с кафедрами в МДА в советское и особенно в постсоветское время -- просто нонсенс, который выше моего понимания.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
5.05.2012 в 09:53
Полностью с Вами согласен. Просто поразила такая вот фраза: +Следующая вакантная область – научное редактирование. При всём обилии изданий – как печатных, так и в интернет-СМИ – найти грамотного научного редактора, даже за хорошие деньги – очень большая удача+ Профессиональный редактор, моя знакомая, н-р, была уволена с работы, поскольку готовить серьезные издания (со знанием древних и новых языков) -- нерентабельно, и до сих пор не может найти себе работу по профилю в церковных изд-вах. И это -- правило, а не исключение. О. Павел пишет про материальные трудности в период обучения, но ничего -- о дальнейших перспективах трудоустройства, кроме тех странных утверждений, в которых Вы справедливо усомнились.
А готовить кадры для того, чтобы успешно молоть языком на ток-шоу и прочих "позорищах", -- явно не первостепенная задача церковного образования.
Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
5.05.2012 в 21:50
Так-то оно так, да вот только немалая часть наших студентов-академистов мается именно потому, что хорошо понимают – учёными им не стать никогда: а с другой стороны, зачем тогда вся эта тягомотная учёба, когда единственная перспектива (как им кажется) – на приход.
Ну а для грамотных и перспективных – совсем другой разговор. Только таковых всегда – единицы. И то, не каждый год. И не только в духовных школах :-)))
Ответить

#
5.05.2012 в 15:38

"О. Павел пишет про материальные трудности в период обучения, но ничего -- о дальнейших перспективах трудоустройства" - о дальнейших перспективах отец Павел пишет, напр. "Владеющий соответствующими компетенциями, представляющий весь состав отечественных и зарубежных специалистов по любой научной области не пропадёт ни в Москве, ни на Сахалине". К сожалению, при всем желании не могу согласиться с этой фразой, особенно с последней ее частью. Если в Москве такой выпускник ДШ еще может найти себе применение, то на Сахалине - как специалист - он пропадет точно. Потому что там его - простите за откровенность - отправят разгружать картошку, сидеть на вахте и т.д. и т.п. и пр. пр. - все, к чему он уже успел привыкнуть за годы обучения в ДШ, чтобы сильно не умничал. Причем чем больше он будет стараться применить свои специальные знания и навыки, тем больше его будут нагружать вышеуказанной деятельностью - а вдруг лучше нас окажется? а если мое место займет? Как ни прискорбно, но опыт наших выпускников, побывавших там, показывает, что так все обычно и происходит. Но даже если он по распределению попадет в "благополучную" епархию, что его там ожидает? В лучшем случае - вакантное преподавательское место в Семинарии, причем с 90%й вероятностью не по его специальности, а просто то, которое сейчас свободно. Вот и преподают у нас выпускники богословского отделения литургику, а литургисты - библеистику... Причем, если выпускник Академии успеет до этого принять священный сан, то вообще бесплатно (читай: доп. нагрузка к приходу и т.п.), а если нет - то за символическую плату в 1-3 т.р.
Поэтому для начала надо честно признать, что сейчас мы готовим специалистов для отправки в никуда. И если эта задача не будет решаться параллельно с реформированием системы, реформа никогда не даст результатов.

Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
5.05.2012 в 21:54
И насчет Москвы я бы не был столь оптимистичным. И если говорить по максимуму, то полная реализация своих возможностей невозможна без микро- и макроструктур. А таковых нет.
Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
5.05.2012 в 21:47
Да, пожалуй, соглашусь с Вами: я забыл упомянуть, что не пропадёт, если в епархии будет нормальный архиерей, любящий образование.
Ответить

#
Антон Небольсин, Россия, Москва
4.05.2012 в 15:52
В целом, хороший, заслуживающий внимания доклад, но сколько же раз в нем произнесено слово "компетенция"...
Ответить

#
4.05.2012 в 10:24
Очень четкий и интересный доклад. Спасибо. В. Миронов (декан философского факультета МГУ)
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
4.05.2012 в 15:24
Увы, очень много аспектов упущено. Но чтобы их перечислить, пришлось бы писать содоклад. Обо многих проблемах духовного образования я писал в своем ЖЖ. ЗдTсь ключевая фраза о. Павла: "Обратите внимание: среди упомянутых мной возможностей нет ни одной, которая требовала бы профессионального владения древними языками, или особой философской подготовки – то есть всего того, что возможно удастся достичь в результате реформы, но пока об этом говорить не приходится". Именно так: ГОВОРИТЬ НЕ ПРИХОДИТСЯ!
Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
5.05.2012 в 22:02
Дорогой Алексей Георгиевич, не стоит забывать всё же, что этот доклад был предназначен для студентов – чтобы не дать потухнуть окончательно тому огоньку к деятельности, который еще где-то в глубинах тлеет.
А большинство из них – невинные жертвы нескончаемых реформ. И укорять их тем, что в семинарии и академии не научили языкам и проч. – ну, как-то не вполне этично и совсем не педагогично...
Вот скоро начнётся экспертиза по эффективности учебно-методической работы греко-латинского кабинета МДА – тогда и можно будет понять, о чём "говорить приходится" и "не приходится", и почему :-)
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
5.05.2012 в 22:10
Знаете, о. Павел, я бы написал, конечно, для Вашего Портала содоклад обо всех проблемах нашего духовного образования, о проводимых реформах и о ситуации с наукой в РПЦ -- но Вы его никогда не издадите в виде сущем, да и меня анафематствуют :) А дискутировать тут "по мелочам" бессмысленно: речь идет о принципиально разном вИдении стратегических и тактических решений (не у нас с Вами лично, конечно).
Ответить

#
протоиерей Павел Великанов, Россия, Сергиев Посад, МДАиС
5.05.2012 в 22:49
Ну, смотря как напишете, с каким градусом укоризны :-)))
В конце концов, кто-то где-то и когда-то должен же это написать???????!!!!!!!!
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
5.05.2012 в 22:54
Если это "официальная гарантия" публикации на Портале и больше некому написать (а похоже, так и есть: остальные боятся), то напишу: но не обессудьте.
Ответить

#
Александр, Россия, Кашира
7.05.2012 в 09:40

Приход и духовное образование, вот такой бы формулой можно воспользоваться при написании содоклада (на мой взгляд, разумеется) а ссылку на источник информации (информация) можно привести следующею: «ушко болонское» и бедные, и богатые студенты.


Мы много и правильно говорим о народе (paradeigma), но вероятно мало прислушиваемся к нашему народу, а народ говорит следующее; «каков поп таков и приход». Видимо с прихода и надо начинать, с азов православия (поведение в храме, чтения богослужебных текстов, о надобности обучения …). Очень мало, на мой взгляд, вспоминается Иоанн Кронштадтский, а настоящие проповеди, заслуживающие внимания и обсуждения (для правильного восприятия) например Патриарха Кирилла и лекции Осипова протекают перед нами «бегущей строкой» к большому сожалению.


Проблема богословского образования, это проблема внутреннего круга Церкви, неразрывно связанного с внешним кругом богослужения, и жизнью в Духе (ритме) Церкви, и только посредством этого Духа живет и развивается все, что входит в Лоно (в ограду). В общине (образ жизни) кристаллизуется профессура и тут же возрастает «молодой побег» в послушании (не иначе).

Ответить

#
6.05.2012 в 10:36
Алексей Георгиевич, мне кажется, не только и, м.б., не столько боятся, сколько понимают безвыходность положения. Ведь если посмотреть на это с точки зрения результата, то что изменится? Неужто в духовном образовании начнутся серьезные перемены? Если бы была надежда на это, то можно было бы рискнуть. А так я вообще опасаюсь, как бы наше активное обсуждение не привело к тому, что и эта тема станет табуированной и ее вообще закроют, чего очень не хотелось бы.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
6.05.2012 в 10:54
Я тоже мало верю в реальные перемены в правильном ключе. Но ведь если все время молчать, тем более ничего не изменится. Ведь по многим проблемам межсоборного присутствия идет дискуссия. А реформы образования обсуждаются только в связи с болонской системой, прочее все -- кулуарно. Нет в сети концептуальных и уставных документов, исторических справок, программ и т. д. Но даже то здравое, что уже было принято Синодом, на деле блокируется. Много ли преподавателей в МДА, н-р, к-м уже 65 лет, было отправлено на пенсию или за штат? Кто из корпорации знаком с Уставом МДА и где его можно прочитать? Где открытые конкурсы на замещение вакансий? Где прописана структура кафедр, даны расписания занятий, исчерпывающие сведения о преподавателях? Открытые конкурсы на гранты, публичные отчеты? А ведь все это есть, н-р, в Высшей школе экономики, и это -- лишь малейшая организационная часть куда больших задач. Нет главной концепции развития (кого готовят семинарии и академии -- служителей и/или ученых) и целенаправленной подготовки кадров. Нет установки на ученое монашество. Нет церковного бюджета на образование. Бездействует Учебный комитет. Бездействует Синодальная б-ка. Я много раз писал про это и многое другое в своем ЖЖ. Но собрать все это вместе в виде цельной концепции, возможно, и имело бы смысл -- чтобы хотя бы посмотреть, что могло бы быть и что мы имеем.
Ответить

#
Диакон Андрей Псарев, США, Джорданвиль Нью Йорк
17.05.2012 в 16:52
Боюсь, что нереально переносить понятия из академического и корпоративного мира (прозрачность, независимый контроль) на нашу церковную систему. Здесь другой принцип распределения власти и реформы будут в итоге входить в конфликт со всей системой.
Ответить

#
Дунаев А.Г., Россия, Сергиев Посад - Москва
18.05.2012 в 10:46
"Прозрачность" и "независимый контроль" -- понятия, вообще далекие от любой российской действительности :( А насчет реформ я лично потому и не очень оптимистичен, хотя в принципе реформа образования могла бы идти и при нынешней системе власти, если бы первая никак не покушалась на последнюю.
Ответить

#
6.05.2012 в 11:26
Конечно, чтобы что-то изменилось, надо прежде всего "не висеть в онлайнах, а вкалывать на комбайнах". Но тут действительно такая тема, что терпеть дальше просто нет сил. А вообще Вы правы: то, что мы должны все время молчать в тряпочку, -- показатель глубокого кризиса, в котором мы находимся.
Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс