Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
   
Золотой фонд
Бог24 мая 2017 г.
Храм29 июня 2017 г.
Счастье23 июня 2017 г.
Каноны Великой субботы17 апреля 2009 г.
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Расколоведение: восстановленная учебная дисциплина

2 марта 2012 г.
Для современной Русской Православной Церкви научное развитие и преподавание дисциплины «Расколоведение» представляется не менее актуальным, чем это было в середине XIX столетия, когда она впервые появилась в учебной программе духовных школ. Кандидат богословия, преподаватель Минской духовной академии Александр Валерьевич Слесарев дает обзор истории введения Расколоведения в программы духовных академий и семинарий РПЦ и развития этой дисциплины.

Введение учебной дисциплины «Расколоведение» в программы духовных академий и семинарий Православной Российской Церкви, произошедшее в серединеXIX столетия, было обусловлено соображениями как теоретического, так и практического характера. С одной стороны, по мысли профессора Н.Н. Глубоковского, к этому времени стало очевидно, что «совершенно самостоятельную отрасль русского церковно-исторического знания образует история русского раскола»[1]. Иными словами, выделение самостоятельной расколоведческой специализации стало закономерным следствием развития церковной науки. С другой стороны, научная разработка и преподавание расколоведения диктовалось настоятельной практической потребностью в изучении будущими православными священнослужителями феномена русского старообрядчества. Церковное священноначалие вполне справедливо рассматривало введение предмета «Расколоведение» в качестве эффективного средства на пути к преодолению негативных последствий отделения от канонической Церкви противников богослужебных реформ Патриарха Никона.

В силу сложившихся исторических обстоятельств становление расколоведения проходило в несколько этапов. Впервые вопрос необходимости научной специализации в изучении проблематики церковных расколов был поставлен в начале 1850-х гг. Духовно-учебным управлением при Святейшем Правительствующем Синоде. В 1853 г. было принято решение об открытии при Московской и Санкт-Петербургской духовных академиях миссионерских отделений и профессорских кафедр по расколоведению (также известному, как «История и обличение старообрядческого раскола», «История и критика русского раскола», «История и обличение русского раскола»). Учреждение миссионерского отделения и кафедры расколоведения при Казанской Духовной академии произошло в 1854 г. Одновременно с этим Казанская академия приступила к изданию церковного журнала «Православный собеседник», преимущественно ориентированного на расколоведческую и сектоведческую проблематику. Помимо духовных академий, преподавание расколоведения в это время вводилось также и на миссионерских отделениях некоторых духовных семинарий. Последовательными сторонниками выделения расколоведения в самостоятельное научно-педагогическое направление были святитель митрополит Московский Филарет (Дроздов), митрополит Санкт-Петербургский Григорий (Постников), митрополит Московский Макарий (Булгаков), профессор-протоиерей Александр Васильевич Горский[2].

Дальнейшее реформирование системы духовного образования Православной Российской Церкви привело к принятию в 1869 г. нового Академического Устава, предполагавшего обязательное изучение «Истории и обличения русского раскола» на церковно-исторических отделениях духовных академий. В это время учебная программа расколоведения включала в себя обширный цикл лекций, позволявший будущим пастырям не только подробно изучить историческое развитие старообрядчества, но и получить подготовку к последующему ведению конструктивного диалога с последователями раскола. Реформа 1869 г. способствовала быстрому становлению расколоведения как самостоятельной отрасти церковно-исторического знания. Несмотря на это, спустя всего полтора десятилетия был принят новый Академический Устав (1884 г.), отменивший распределение учебных дисциплин по специализациям. В итоге проведенной реформы «История и обличение русского раскола» была признана необязательной учебной дисциплиной и отнесена к числу предметов, избираемых по желанию студентов. Наметившийся в это же время стремительный рост старообрядческого раскола побудил Святейший Синод уже в 1888 г. издать распоряжение о восстановлении кафедр расколоведения в двенадцати духовных семинариях[3].

Коренные изменения, внесенные реформой 1884 г., не могли не оказать своего негативного воздействия на общее состояние русской церковной науки и духовного образования. По прошествии четверти столетия для всех стала очевидной потребность в реорганизации учебных планов духовных школ. Академический Устав 1910–1911 гг. ставил задачи преобразования духовного образования по университетскому образцу, что предполагало распределение учебных дисциплин в группы по принципу научной специализации. В результате этой реформы «История и критика раскола» получила статус общеобязательной дисциплины в рамках церковно-исторической специализации[4].

Дореволюционные исследования по расколоведению имели своей первоочередной задачей раскрытие причин возникновения русского старообрядчества, систематическое изложение его последующего исторического развития (ситуационный подход), а также, в большинстве случаев, апологию богослужебных реформ XVII столетия и полемику с идеологией раскола. Именно эти цели преследовали в своих сочинениях авторитетные специалисты в области расколоведенияXIX – начала ХХ вв. митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков)[5], митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Григорий (Постников)[6], архиепископ Воронежский и Задонский Игнатий[7], Е.Е. Голубинский[8], И.Ф. Нильский[9], А.П. Щапов[10], Н.И. Ивановский[11], Н.И. Субботин[12], В.В. Андреев[13], А.А. Дмитриевский[14], И.М. Громогласов[15], П.С. Смирнов[16], К.Н. Николаев[17], К.А. Попов[18], Н. Попов[19], Е.В. Барсов[20], В.З. Белоликов[21], И.Х. Стрельбицкий[22], М. Лонгинов[23], А.С. Пругавин[24], Д.И. Сапожников[25], В. Огнев[26] и др. Таким образом, научный интерес русского дореволюционного расколоведения был локализован на проблеме старообрядческого раскола, вследствие чего исследователи не ставили перед собой задачу систематизации знаний о расколах во всеправославном масштабе. Для научного расколоведения рассматриваемого периода было свойственно полное отсутствие попыток построения классификационных схем и определения типологии церковных расколов, возникавших в Православной Церкви на всем протяжении ее исторического существования. Последнее обстоятельство обусловило крайне недостаточную разработку теоретических основрасколоведения к началу ХХ века.

Октябрьский переворот 1917 года и последовавшее за ним установление политической власти большевиков привели к полному разгрому системы православного духовного образования. Изменение общего курса советской религиозной политики, произошедшее в годы Второй мировой войны, имело следствием начало восстановления духовных школ Русской Православной Церкви. Эти процессы не обошли стороной и традиционный курс расколоведения. Так, в 1940–1950-е гг. учебная программа Московских духовных школ предполагала изучение «Расколоведения» в рамках семинарии и «Историю и разбор русского раскола» в рамках академии[27]. Восстановление расколоведения могло иметь своим следствием не только продолжение научного изучения старообрядчества, но и естественное развитие науки, разработку теоретических вопросов, а также включение в поле научного интереса истории церковных расколов и разделений новейшего периода. Однако этого не произошло. Спустя непродолжительное время расколоведение было объединено с сектоведением (наименование учебной дисциплины: «Сектоведение и расколоведение»), а затем и вовсе исчезло из программ духовных школ. На протяжении нескольких последующих десятилетий церковные расколы и разделения подвергалась поверхностному рассмотрению в рамках некоторых церковно-исторических дисциплин («История Русской Православной Церкви», «История Поместных Православных Церквей» и др.) или не изучались вовсе. Фактическое исчезновение расколоведения, произошедшее в середине ХХ столетия, повлекло за собой снижение исследовательского интереса к расколоведческой проблематике и, в конечном итоге, обусловило малую научную разработанность этой отрасли церковно-исторического знания к началу ХХI столетия.

Для современной Русской Православной Церкви научное развитие и преподавание учебной дисциплины «Расколоведение» представляется не менее актуальным, чем это было столетие назад. Крайне важно отметить, что противоречивый ХХ век породил небывалое количество новых церковных расколов в большинстве Поместных Православных Церквей. К настоящему времени получили развитие десяткираскольнических религиозных организаций, история возникновения и современное состояние которых по-прежнему остаются малоизвестными для студентов духовных учебных заведений. Плохая осведомленность православных священнослужителей в проблематике церковных разделений существенно затрудняет их пастырское служение. Согласно учению Спасителя, подлинное христианское пастырство предполагает не только духовное руководство словесных овец, но также и настойчивые поиски тех из них, которые могли потеряться в пустыне (Мф. 18. 12; Лк. 4-7). В контексте евангельского повествования под заблудшими овцами вполне возможно подразумевать и раскольников, отделившихся от «единого стада» кафолической Церкви.

В 2011/2012 уч. г. учебная дисциплина «Расколоведение» была введена в учебные планы Минской духовной академии. Вне всякого сомнения, изучение современных церковных расколов позволит будущим пастырям более глубоко осознать упование Церкви, ежедневно возносящей к Престолу Всевышнего молитвенное воздыхание «о мире всего мира… и соединении всех».



[1]Глубоковский Н.Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. – М.: Изд. Свято-Владимирского Братства, 2002. – С. 88; Смолич И.К. История Русской Церкви. 1917-1997. – Ч.2. – М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. – С. 161.

[2]Глубоковский Н.Н. Указ. соч. – С. 89; Добромыслов В.П.Макарий Булгаков, митрополит Московский как расколовед. В 2-х ч. – Рязань, 1900; Кузоро К.А. Преподавание истории и обличения церковного раскола на миссионерских отделениях духовных академий и семинарий второй половины XIX – начала XX вв.: по архивным данным / Макарьевские чтения: материалы восьмой международной конференции (21-23 ноября 2009 года) / Отв. ред. В.Г. Бабин. – Горно-Алтайск: ГАГУ, 2009. – С. 43-48; Синицына Н.В. К истории раскола последней трети XVII в. (Соловецкое и Московское восстания) / Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Кн.7. – М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. – С. 501.

[3] Определение Святейшего Синода № 1127 от 25 мая – 14 июня 1888 г. об открытии самостоятельных кафедр по истории и обличению русского раскола и сектантства в 12 духовных семинариях // Церковные ведомости. – 1888. - № 26. – С. 163; Синицына Н.В.Указ. соч. – С. 501; Смолич И.К. Указ. соч. Ч.1. – С. 461, 467-468.

[4]Кузоро К.А . Исследование старообрядчества в духовных академиях второй половины ХIХ – начала ХХ вв. / Макарьевские чтения: материалы шестой международной конференции (21-23 ноября 2007 года) / Ред. В.Г. Бабин. – Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2007. – С. 164-172; Смолич И.К. Указ. соч. Ч.1. – С. 485-486.

[5]Макарий (Булгаков), митрополит. История русского раскола, известного под именем старообрядства. – Изд. 1-е: СПб., 1855; Изд. 2-е: СПб., 1858; Изд. 3-е: СПб., 1889.

[6]Григорий (Постников), митрополит. Истинно-древняя и истинно-православная христианская церковь Христова: изложение в отношении к глаголемому старообрядчеству. В 2-х ч. – СПб., 1856; Ч.1. – 363 с.; Ч.2. – 345с.

[7]Игнатий, архиепископ Воронежский и Задонский. История о расколах в Церкви Российской. – СПб., 1849. – 355 с.

[8]Голубинский Е.Е. К нашей полемике со старообрядцами. – М., 1905. – 260 с.

[9]Нильский И.Ф. Об антихристе против раскольников. – СПб., 1859; Нильский И.Ф. Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск первый (от начала раскола до царствования императора Николая I). – СПб., 1869.; Нильский И.Ф.Семейная жизнь в русском расколе. Исторический очерк раскольнического учения о браке. Выпуск второй (царствование императора Николая I. – СПб., 1869; Нильский И.Ф. Семейная жизнь в русском расколе в настоящее царствование (отношение к вопросу о браке заграничных раскольников – беспоповцев). – СПб., 1871.

[10]Щапов А.П. Русский раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием Русской Церкви и гражданственности в XVII веке и в первой половине XVIII. – Казань, 1859. – 547 с.; Щапов А.П. Земство и раскол. В 3-х томах. – СПб., 1862.

[11]Ивановский Н.И. Два чтения по старообрядческому расколу. – СПб., 1892. – 73 с.; Ивановский Н.И.Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола. – Казань, 1905. – 279 с.; Ивановский Н.И.Критический разбор учения неприемлющих священства старообрядцев о церкви и таинствах. – Казань, 1883 и др.

[12]Субботин Н.И. Дело патриарха Никона. – М., 1862; Субботин Н.И.Раскол как орудие враждебных России партий. – М., 1867; Субботин Н.И.Новый раскол в расколе. – М., 1867; Субботин Н.И.Происхождение ныне существующей у старообрядцев так называемой Австрийской или Белокриницкой иерархии. – М., 1874; Субботин Н.И. О причинах и последствиях первоначального отделения старообрядцев от православной церкви.- М., 1874; Субботин Н.И.О сущности и значении раскола. – СПб., 1881; Субботин Н.И.История белокриницкой иерархии.- В 2-х т.- М., 1874 (1897); Субботин Н.И.Мысли и заметки по вопросам о расколе. – М., 1901. и др.

[13]Андреев В.В. Раскол и его значение в народной русской истории. Исторический очерк. – СПб., 1870. – 416 с.

[14]Дмитриевский А.А. Исправление книг при патриархе Никоне и последующих патриархах / Под ред. В.В. Калугина. – М.: Языки славянской культуры, 2004. – 160 с.

[15]Громогласов И.М. К вопросу о раскольнической Белокриницкой иерархии с канонической точки зрения // Богословский вестник. – 1895. – Т.4. – № 10. – С. 40-74.

[16]Смирнов П.С. Внутренние вопросы в расколе в XVII веке: Исследование из начальной истории раскола по вновь открытым памятникам, изданным и рукописным – СПб., 1898. – 504 с.; Смирнов П.С.Из истории раскола первой половины ХУІІІ в. – СПб., 1908. – 233 с.; Смирнов П.С. Из лекций по обличению русского раскола, 1903-1904. – СПб., 1904. – 166 с.; Смирнов П.С. Из истории раскола первой половины XVIII века: По неизданным памятникам. – СПб., 1908. – IV, 233 с.; Смирнов П.С. История русского раскола старообрядчества. – Изд. 1-е: Рязань, 1893. – 275 с.; Изд. 2-е: СПб., 1895. – 275, 4, IV с.; Смирнов П.С.Лекции по истории и обличению русского раскола: Читано проф. П.С. Смирновым студентам IV-гo курса Петроградской Духовной Академии в 1915—1916 учеб. году. – Петроград, 1916. – 192с. и др.

[17]Николаев К.Н. Очерк истории поповщины с 1846 г. – М., 1865. – 137 с.

[18]Попов К.А. Раскол и его путеводители. – М, 1901. – 629 с.; Попов К.А. В мире старообрядцев беспоповской секты. – М., 1902. – 22 с.

[19]Попов И.И. Сборник из истории старообрядчества. – М., 1864. – 162 с.; Сборник для истории старообрядчества, издаваемый И. Поповым. – М., 1864. – 317 с.

[20]Барсов Е.В. Новые материалы для истории старообрядчества ХУІІ – ХУІІІ вв. – М., 1890. – 243 с.

[21]Белоликов В.З. Историко-критический обзор существующих мнений о происхождении, сущности и значении русского раскола старообрядчества. – Киев, 1913. – 49 с.

[22]Стрельбицкий И.Х. История русского раскола известного под именем старообрядчества. – Одесса, 1889. – 238 с.

[23]Лонгинов М. Русское старообрядчество. – Казань, 1859. – 281 с.

[24]Пругавин А.С. Старообрядчество во второй половине ХІХ в. Очерки из новейшей истории раскола. – М., 1904. – 208 с.; Пругавин А.С. Раскол-сектанство. Материалы для изучения религиозно-бытовых движений русского народа собранные А.С. Пругавиным. Библиография старообрядчества и его развития. – Вып. 1. – М., 1887 – 523 с.

[25]Сапожников Д.И. Самосожжение в русском расколе (со второй половины ХУІІ в. до конца ХУІІІ в.): Исторический очерк по архивным документам. – М., 1891. – 179 с.

[26]Огнев В. Несколько слов о происхождении раскола в Русской Церкви // Православное обозрение. – 1861. – № 11. – С. 316–337.

[27]Трофимчук М.Х. Академия у Троицы. Воспоминания о Московских духовных школах. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005. – С. 98, 143.

Ключевые слова:
См.также:
Подписаться на ленту комментариев к этой публикации

Комментарии (4)

Написать комментарий
#
13.11.2013 в 16:34
Уважаемый Александр Валерьевич,

на своем сайте anti-raskol.ru Вы, относительно иеромонаха Евстратия (Филиппова) указываете, что он «уклонившись в раскол, присоединился к неканоничной религиозной организации "Русская Православная Церковь - Святейший Правительствующий Синод", возглавляемой бывшим епископом Чукотским и Анадырским Диомидом (Дзюбаном)» (anti-raskol.ru/pages/1692).
«Русская Православная Церковь - Святейший Правительствующий Синод» создана 25 октября 2008г.
1). Чем подтверждается членство иеромонаха Евстратия (Филиппова) в данной организации? Не голословны ли Ваши утверждения?

2). Сам иером. Евстратий указывает что применил 2-ю половину 15-го правила Двукратного Константинопольского Собора, в связи с этим сообщите пожалуйста, какие действия иером. Евстратия можно охарактеризовать как раскол?

На сегодняшний день не имею оснований обвинять вас в злонамеренной клевете, т.к. надеюсь на Ваши искренние устремления в вопросе ограждения Церкви от пагубных явлений, поэтому надеюсь, что Вы не станете отвечать на эти вопросы молчанием. Жду от Вас обоснованного ответа.

С уважением, Алексей!
PrtSc
Ответить

#
2.03.2012 в 10:34

Уважаемый Александр Валерьевич,
"Вполне вероятно, что в МДАиС могли быть некоторые отступления от типового учебного плана" - это верно.
Относительно остального - возмите у отца Павла или у выпускающего редактора мой мэйл, и возможно тогда обсудим остальные Ваши вопросы.

Ответить

#
1.03.2012 в 22:33

Уважаемый Александр Валерьевич, Вы пишете:


«Октябрьский переворот 1917 года и последовавшее за ним установление политической власти большевиков привели к полному разгрому системы православного духовного образования».


- Да, однако петроградское духовенство и православная профессура смогла восстановить богословское образование - организовать высшее учебное заведение - Петроградский Богословский институт (1920-1923 гг.), вынужденный самозакрыться вследствие натиска обновленчества, а позже - Высшие Богословские курсы (1925-1928 гг.). (См.: http://www.bogoslov.ru/text/482385.html).


«Расколоведение», как Вы называете предмет, преподавалось в этих заведениях в курсе Сравнительного Богословия: а) Сектоведение, б) Разбор иностранных исповеданий


«Изменение общего курса советской религиозной политики, произошедшее в годы Второй мировой войны, имело следствием начало восстановления духовных школ Русской Православной Церкви. Эти процессы не обошли стороной и традиционный курс расколоведения. Так, в 1940–1950-е гг. учебная программа Московских духовных школ предполагала изучение «Расколоведения» в рамках семинарии и «Историю и разбор русского раскола» в рамках академии[27]. Восстановление расколоведения могло иметь своим следствием не только продолжение научного изучения старообрядчества, но и естественное развитие науки, разработку теоретических вопросов, а также включение в поле научного интереса истории церковных расколов и разделений новейшего периода. Однако этого не произошло. Спустя непродолжительное время расколоведение было объединено с сектоведением (наименование учебной дисциплины: «Сектоведение и расколоведение»), а затем и вовсе исчезло из программ духовных школ…Фактическое исчезновение расколоведения, произошедшее в середине ХХ столетия… и т.д.»


Согласно утвержденному в 1950 году Учебным Комитетом Св. Синода Типовому Учебному плану для обеих Академий и для семинарий, предмет назывался «История и обличение раск[ола]ола и сект[оведение]» и преподавался 2 часа в неделю во 2, 3 и 4 классах семинарий и на 1 и 2 курсах Академий - также по два часа в неделю (Сведения из архива председателя Уч.Комитета (1946-55 гг.) митрополита Ленинградского и Новгородского Григория Чукова). Вы говорите об «исчезновении расколоведения в середине XX века». - Хотелось бы знать, какой именно год Вы имеете в виду, так как до 1955 года в духовных школах этот курс преподавался.

Ответить

#
Слесарев Александр Валерьевич, Республика Беларусь
2.03.2012 в 00:48

Уважаемая Лидия Константиновна,

искренне благодарен Вам за дополнительные сведения относительно учебного плана Петроградского Богословского института и Высших Богословских курсов!

К сожалению, упоминание о включении расколоведческой проблематики в рамки Сравнительного богословия мне нигде не встречалось. Более того, подобное слияние названных учебных дисциплин представляется неким методологическим нонсенсом. Под раскольническими сообществами традиционно подразумевались такие группы христиан, которые отделились от кафолической Церкви, но сохранили аутентичное исповедание веры. В случае с церковными расколами сравнение их вероисповедных доктрин с вероучением Церкви невозможно, поскольку они в большинстве случаев тождественны. Напротив, предметом изучения Сравнительного богословия являются догматические и канонические отклонения инославных исповеданий, что и позволяет проводить их сравнение с православной традицией.

Уважаемая Лидия Константиновна, сохранился ли учебный план Сравнительного богословия для Петроградского Богословского института и Высших Богословских курсов? Вполне допускаю, что в связи с известными обстоятельствами времени объем преподавания некоторых дисциплин в значительной степени сокращался, следствием чего могло быть слияние некоторых предметов.

Благодарю Вас также и за дополнительные сведения из архива приснопамятного митрополита Николая (Чукова)! Возможно ли ознакомление с этими материалами для более полного восстановления истории расколоведческой дисциплины в сер. ХХ ст.?

Что же касается наименований преподававшихся в МДАиС предметов "Расколоведение" и "История и разбор русского раскола", то они именно так указываются у летописателя истории Московской духовной академии М.Х. Трофимчука. Предмет "Сектоведение" он упоминает как самостоятельную дисциплину. Вполне вероятно, что в МДАиС могли быть некоторые отступления от типового учебного плана.

К сожалению, точный год прекращения преподавания расколоведения в ведущих духовных школах РПЦ мною не установлен. Однако имеющиеся косвенные данные позволяют предположить, что это произошло до нач. 1960-х гг. Надеюсь со временем внести ясность в этот вопрос.

С уважением и благодарностью,

Александр Слесарев.

Ответить

Написать комментарий

Правила о комментариях

Все комментарии премодерируются. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать 2000 знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается.

Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи, библиограммы которых размещены в росписи статей. Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет.

Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят.

Прим.: Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

 *
Введите текст, написанный на картинке:
captcha
Загрузить другую картинку

добавить на Яндекс добавить на Яндекс