Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Коллинз Френсис

Имя кратко: Коллинз Ф.
Дата рождения: 14 апреля 1950 г.
Имя на родном языке: Collins Francis S.
Тип персоны: Современные исследователи
Профессиональные интересы: Философия, Апологетическое (основное) богословие, Религия и наука, Естествознание
Конфессии: Протестантизм
Краткая биографическая справка:

Американский врач-генетик, руководитель проекта генома человека (HGP), известен своими важными открытиями в области генетических болезней, Он назначен директором Национального исследовательского института генома человека (NHGRI), одного из 27 институтов и центров, которые будут созданы Национальным институтом здоровья в Вифезде, шт. Мериленд к 1 августа 2008 г.

         Френсис Селлерс Коллинз вырос на маленькой ферме в долине р. Шенандоа, шт. Вирджиния, где получил домашнее образование. В 1970 г. он получил степень бакалавра наук в области химии в университете Вирджинии, а в 1974 доктора философии (PhD) по физической химии в Йельском университете. Во время обучения в Йельском университете у него появился особый интерес к биохимии молекул, которые содержат план жизни: ДНК и РНК. Коллинз признал, что революция была на горизонте в молекулярной биологии и генетике. После консультации со своим руководителем из университета Вирджинии Карлом Триндле, он изменил область исследований и окончил медицинскую школу университета Северной Каролины со степенью магистра в 1977.

         С 1978 по 1981 г. Коллинз служил в главной резиденции госпиталя Северной Каролины. Затем он вернулся в Йельский университет, где был членом группы по генетике человека медицинской школы с 1981 по 1984 гг. В течение этого времени он развил инновационные методы рассечения больших нитей ДНК с целью идентификации генетических болезней.

         В 1984 г. Коллинз был приглашен в университет Мичигана в качестве профессора внутренней медицины и генетики человека. Здесь он развил технологию «позиционного клонирования», которая стала одним из важных компонентов современной молекулярной генетике.

         В противоположность предшествующим методам обнаружения генов, позиционное клонирование позволяет ученому идентифицировать гены болезни, даже если не проявляется его анормальное поведение. Команда Коллинза применила новый подход в 1989 г. в своем завершившимся успехом поиске гена, ответственного за цистический фиброз. Вскоре последовали другие важные открытия, включая определение генов болезни Хантингтона, нейрофиброматоза, множества других генетических болезней.

         Возглавив группу HGP Коллинз принял в 1993 г. приглашение стать после Джеймса Уотсона директором Национального Центра исследования генома человека. Будучи директором он руководил Международным Консорциумом по правилам исследования генома человека и многими другими аспектами того, что называется «путешествием, подобным полету на Луну или расщеплению атома».

         Получив новые инструменты благодаря проекту генома человека и технологическому развитию, поддерживаемому институтом генома, Коллинз оптимистичен в отношении шансов раскрытия наследственности общих болезней, таких как болезни сердца, рак и умственные болезни.

         Кроме своего значительного перечня научных достижений в области генетических исследований и руководства научными проектами Коллинз также известен своим пристальным вниманием к этическим и законодательным вопросам в области генетики. Он является решительным сторонником защиты тайны генетической информации, а также является одним из лидеров в борьбе против генетической дискриминации. Основываясь на своем собственном опыте врача-добровольца в миссионерском госпитале в Нигерии Коллинз также интересуется открытием различных направлений в исследованиях генома, чтобы принести пользу людям, живущим в развивающихся странах.

         Коллинз является обладателем множества наград и почетных званий, включая членство в Институте медицины и Национальной академии наук. 5 ноября 2007 г. он был награжден медалью свободы президентом США Дж. Бушем.

         Говоря о своих религиозных взглядах, Коллинз описывает свою семью как «только номинально христианскую». После окончания школы он считал себя атеистом. Однако, имея дело с умирающими пациентами, он пришел к религиозному мировоззрению и стремлению изучать различные верования. После прочтения книги К.С. Льюиса и наблюдения за своими критически больными пациентами он стал христианином. В своей книге «Язык Бога: наука представляет свидетельство в пользу веры» (The Language of God: A Scientist Presents Evidence for Belief, 2006) Коллинз рассматривает научные открытия как «возможность прославления». В этой книге он также исследует и последовательно отвергает креационизм и «теорию Разумного Замысла». Его собственные убеждения основаны на теистической эволюции, которой он предпочитает термин «Био-Логос». Био-Логос опирается на следующие предпосылки:

  • 1. Вселенная пришла в существование из ничего приблизительно 14 миллиардов лет назад.
  • 2. Несмотря на абсолютную невероятность, свойства вселенной таковы, что в высшей степени пригодны для жизни.
  • 3. Хотя точный механизм возникновения жизни на земле остается неизвестным, как только жизнь возникла, процесс эволюции и естественного отбора определял развитие биологического разнообразия и сложности на протяжение длительного периода времени.
  • 4. Для течения эволюции не требовалось специального сверхъестественного вмешательства.
  • 5. Люди являются частью этого процесса, имея общего с высшими приматами предка.
  • 6. Но люди также являются уникальными в том, что они бросают вызов эволюционному объяснению наличием в них духовной природы. Это включает существование морального закона (знания правильного и ложного) и поиск Бога, что характерно для всех культур человека на протяжении истории.

В интервью журналу National Geographic, опубликованном в феврале 2007 г. Джон Хорган, журналист-агностик, критиковал взгляд Коллинза на агностицизм как уклонение от ответа. В ответ, Коллинз прояснил свою позицию в отношении агностицизма, что он не включает «честных агностиков, которые при рассмотрении свидетельств пока еще не пришли к нахождению ответа. Я реагирую на агностицизм, который нахожу в научном сообществе, и вижу, что он не беспокоится о тщательной проверке свидетельств. Я прошел через фазу, когда я был внимательным агностиком, и возможно, я слишком поспешен в принятии того, что другие еще не имеют большей глубины».

         Во время споров с Ричардом Доукинзом Коллинз утверждал, что Бог является объектом неразрешенных вопросов о вселенной, которые наука не задает, и что Бог сам не нуждается в объяснении, так как он находится вне вселенной. Доукинз назвал это «матерью и отцом всех уловок» и «неоправданным увиливанием от ответственности объяснять».

         Когда его спросили: «Что вы скажете своим друзьям христианам, которые говорят: «Эволюция - это просто теория, и я не могу совместить ее с моим представлением о Боге-Творце?», - Коллинз ответил: «Хорошо, эволюция это теория. Это очень надежная теория. Любой, кто изучает ДНК, знает факт, что мы на уровне ДНК на 98.4 % идентичны с шимпанзе, этого достаточно, чтобы не игнорировать факт, что когда я изучают отдельный ген, я могу взять мышь и найти у нее подобный ген, который будет на 90 % тем же. Это определенно совместимо с теорией эволюции, хотя она всегда будет теорией, которую мы не сможет доказать. Я теистический эволюционист. Я принимаю взгляд, что Бог, по Своей мудрости, использовал эволюцию как Свою творческую схему. Я не вижу, почему это должно быть плохой идеей. Это довольно удивительной творческий акт. И что ложного в том, чтобы соединить вместе синтетическим образом представление о Боге, который интересуется созданной им группой индивидов, которых он может иметь соработниками? Почему эволюция не является пригодным путем подойти к этой цели? Я не вижу в этом никакой проблемы».

 

         Интервью с Френсисом Коллинзом (по материалам сайта http://www.meta-library.net/)

Вопрос: Скажите пожалуйста вкратце, что такое Проект генома человека и какова ваша роль в нем?

Др. Коллинз: Проект генома человека является смелой попыткой прочитать всю последовательность ДНК человека. Он является международным, но Соединенные Штаты имеют в этой области лидерство, и как директор Национального исследовательского института генома человека, который является частью Национального института здоровья, я контролирую эти усилия.

Вопрос: какова ваша собственная область генетических исследований?

Др. Коллинз: первоначально я получил образование по физической химии, а затем, после того как появился интерес к биологии, я закончил медицинскую школу и стал врачом. Таким образом, я врач-ученый. Моя собственная область исследований - генетика болезней человека. Я счастлив, что принял участие в команде, которая нашла гены цистичного фиброза, болезни Хантингтона и нейрофиброматоза.

Вопрос: Каковы ваша вера и религиозное происхождение?

Др. Коллинз: я не воспитывался в особенно религиозной среде. Я ходил в церковь, но это было главным образом слушанием музыки, это было хорошее место, чтобы послушать музыку. Но я совсем не изучал теологию. И поэтому в мои 20 лет я был весьма отвратительным атеистом. Затем, в возрасте 27 лет, после продолжительного интеллектуального спора с самим собой о правдоподобности веры, и в частности под сильным влиянием К.С. Льюиса, я стал убежден, что это было решение, которое я хотел сделать. И я стал по выбору христианином, серьезным христианином, который верит, что вера не есть нечто, что вы делаете в воскресенье, но что если она имеет какой-либо смысл вообще, она должна стать частью всей вашей жизни. Она является наиболее важным организационным принципом моей жизни.

Вопрос: Как ученый, вы когда-либо находили, что ваша вера конфликтует с вашей научной деятельностью?

Др. Коллинз: В действительности я не верю, что существуют какие-либо коллизии между тем, во что я верю как христианин, и тем, что я знаю и чему научился как ученый. Я думаю, что существует общепринятое мнение, что это так, и это причина того, что многие ученые уходят от серьезного рассмотрения веры. Но, в отличие от тех, кто выбирает абсолютно буквальную интерпретацию книги Бытия и повествования о творении, я не вижу причин, почему кто-либо не может быть полностью преданным вере человеком, который верит, что Бог вдохновил писания Библии, а также быть строгим, интеллектуально полностью честным ученым, который не принимает сведений о естественном мире, если они не доказаны.

Вопрос: Как тот, кто соединяет религиозную веру и научный разум в своей жизни, почему вы думаете, так много людей имеют проблемы в этой области?

Др. Коллинз: Я полагаю, что люди смешивают естественное и духовное. Областью науки является естественное. Если вы хотите понять естественный мир и быть уверены, что вы не обманываете себя, наука является способом, чтобы делать это. Вы собираете данные, вы строите гипотезы, вы делаете заключения, вы сообщаете их другим людям с критическим взглядом, и вы в конечном счете решаете, является ли это правильным.

Духовный мир - это не тот мир, в котором действует наука. Духовный мир является иной частью человеческого существования. Я должен утверждать очень критически, что также как вы не должны ожидать от теологии, что она всегда будет давать правильные выводы о структуре молекул, вы не должны ожидать от науки, что она права, когда она рассматривает духовные аспекты человеческого существования.

Вопрос: Вы считаете важно для религиозного человека знать о науке и быть в курсе ее новейших достижений?

Др. Коллинз: Я думаю, что это критически важно, когда мы имеем осмысленный диалог между людьми веры и людьми, вовлеченными в науку. И идеально было бы чудесно, если бы это были те же самые люди. И как я уже сказал, я не вижу причины, почему этого не может быть. Фактически, как ученый, я полагаю, что религиозны аспект моей жизни дает дополнительный смысл тому, что я занимаюсь наукой.

Вопрос : Не могли бы вы поподробней?

Др. Коллинз: Хорошо, как генетик, я нахожусь в ситуации, в частности с той революцией, которая идет в генетике, наблюдения новых вещей во времени. Руководя проектом генома, я могу сказать, что вряд ли проходит неделя, когда не открывается какой-либо ген, который играет критическую роль в понимании болезни, которая была совершенно непонятна до настоящего времени. Это примечательный опыт, в частности, если вы имели случай участвовать в моменте открытия, который я имел много раз. Для меня, как человека веры, этот момент открытия имеет дополнительное измерение. Оценивая нечто, признавая нечто, познавая нечто, что до сих пор не было известно людям, но только Богу. И существует внутренняя элегантность в природе биологии, в частности когда приходишь к информации, содержащейся в ДНК, что довольно трепетно. И так, возможно, эти моменты открытия также становятся моментами прославления, моментами понимания, невероятной сложности и красоты биологии, мира, жизни. И, следовательно, понимания Бога как Творца. Однако я не думаю, что ответил на вопрос, который вы задали.

Вопрос: Но вы ответили на интересный вопрос. Позвольте спросить вас, некоторые верующие полагают, что ДНК или гены являются священными, и что мы люди не должны вмешиваться в них. Что вы можете ответить на это?

Др. Коллинз: Хорошо, я думаю, принятие ДНК и добавление некоторого вида сакральной природы к ней является лишним добавлением. Некоторые люди полагали, фактически, что биологи теперь рассматривают ДНК как если бы она была священной, что они заменили крест двойной спиралью. Я думаю, что это вид нелепости. ДНК является соединением.  Она является наследственным материалом всего живого. Она удивительна, но она определенно не сакральна. Она является частью нашей наследственности. Она наш план, наш информационный банк данных всех биологических свойств человека. Но мы не будем, я думаю, стремиться понять, что означает любовь, или какова наша связь с Богом или голодом во время нашего исследования ДНК. Так что я не думаю, что мы должны приписывать ей специальное, сакральное значение. Она является планом, если хотите, огромного числа свойств человека, но план - это еще не вещь. План - это вид наброска.

Вопрос: Как, тогда, как христианин, вы ответите людям, которые возражают против генной инженерии?

Др. Коллинз: Я думаю, что генная инженерия должна находиться в контексте медицинских исследований. Интересно, что когда вы читаете о жизни Христа, как много он тратил времени на то, чтобы исцелять больных.  Очевидно, должна быть причина этого. Это может быть для нас моделью следования. Так, я думаю, что повелением для нас как людей является прийти к тем, кто страдает и стремится исцелить свои болезни, полностью соответствует вере. Фактически, это одно из наиболее сильных повелений.

         Говорить, что генетическая инженерия является неприемлемой вследствие ее потенциала создания некоторых этических дилемм, является самым неэтичным вообще. Достаточно сказать, что здесь находится сильное средство, которое может облегчить страдания человека, но мы не намерены делать этого, поскольку мы боимся неправильного использования, которое может произойти. Я считаю это полностью неприемлемым с любой возможной точки зрения. Тем более с богословской.

Вопрос: Как вы считаете, существует ли место для религиозного человека в определении направлений и использования генетических исследований?

Др. Коллинз: Я думаю, что религиозный человек должен играть решающую роль в принятии решений, диалоге о том, что является этичным в использовании генетики, а что нет. Ученые не имеют однозначной позиции в этом вопросе. И если вы спросите их, они будут говорить вам о том, как неудобно, если люди будут принимать такие решения. Они могут говорить вам факты. Они могут говорить вам, что может быть сделано, а что не может. Но когда они подходят к вещам, которые могут быть сделаны, и решению, которое должно быть принято в действительности, ученые одни находятся в очень бедном положении при принятии таких решений. Это требует обширного диалога, и я думаю, что люди веры должны играть в этом критическую роль. Чтобы делать это результативно, они должны быть достаточно информированы в специфических областях науки. И я определенно приветствую интерес к этой частной области.

Вопрос: Что вы скажете в отношении вопроса клонирования?

Др. Коллинз: Клонирование человека, я думаю, по праву находится в сердцевине озабоченности людей тем, как биотехнология может изменить нас и наши представления о нас самих. И я разделяю ее. Я думаю, что перед тем как мы углубимся в эту область, люди должны напоминать друг другу, что от доказанной возможности лежит длительный путь к осуществлению этого. И даже  если будут такие попытки, весьма высока вероятность, что будут неудачи или результатом будет ребенок с сильными дефектами рождения. Поэтому с практической точки зрения не ясно, будет ли это вообще выполнимо также, как это было для овечки Долли.

         Уверен, что эти барьеры преодолимы, но я не думаю, что необходимо стремиться к этому, скорее я думаю, что здесь поднимаются важные этические и религиозные вопросы. Является ли этот путь создания человека частью Божьего плана? По-моему, это не так. Я признаю, что существуют огромные возможности для различных дискуссий об этом среди верующих людей, и существует аргументы в пользу того, что это может быть замечательно при определенных обстоятельствах. Я не нахожу их полностью убедительными.

         С другой стороны, я думаю, что мы должны быть очень внимательны, когда мы говорим о клонировании, чтобы быть определенными в наших терминах, ибо, когда я говорю, что я против этого, я против создания новых людей этим способом. Существуют замечательные возможности, однако, взять клетку некоторого вида и убедить ее вернуться назад во времени, и затем сделать ее другим видом ткани, например, для трансплантации. Это может быть весьма значительным успехом.

Вопрос: Вы, вероятно, ощущаете необходимость для религиозных людей быть лучше информированными об этих научных вопросах, чтобы они могли быть вовлечены в определение направлений и политики. Каким образом, на ваш взгляд, возможно объединить научные и религиозные сообщества?

Др. Коллинз: В Библии есть притча, которая говорит: Нет ничего хорошего в рвении без знания. Я думаю, что в этих спорах о генетике с обеих сторон временами была тенденция к большому рвению, а не к знанию. Я думаю, что ученые должны лучше понимать то, чем озабочены верующие люди. Я, фактически, утверждаю, что если бы ученые тратили немного больше времени на размышление о том, что такое вера, некоторые из них могли бы удивиться самим себе и стать верующими, но это другая тема.

         С другой стороны, я думаю, что верующие люди, если они желают внести достойный вклад в эти очень важные споры, они должны потратить время на то, чтобы получить действительную информацию об этом. И хорошая новость в том, что генетика не является столь сложной. Люди уверены, что это так, но вы знаете, это в действительности, очень просто. Умеренное стремление понять приведет вас к пониманию этих вопросов.

Вопрос: Каким вы желали бы видеть взаимодействие между сообществом ученых-генетиков и верующих?

Др. Коллинз: Я думаю, поскольку мы движемся вперед в направлении генетической революции, будет множество ситуаций, где необходима широкая публичная дискуссия, вопрос только заключается в том, хотим мы этого или нет?

Другие обстоятельства, где я думаю мог быть более продуктивный диалог в отношении вопросов генетического тестирования себя, чтобы узнать ваше будущее. Хороша ли эта идея? Справедливо ли это? Беспристрастно ли это? А что, если эта информация будет использована против вас вашей страховой компанией или работодателем? Церковь должна здесь возвысить свой голос и сказать, что это неправильно. Ваша ДНК не является тем, что вы избрали. Она является частью данного вам Богом наследия, и использовать ее для того, чтобы отказать вам в заботе о здоровье, является неприемлемым с точки зрения всех церквей. Существует огромный перечень подобных тем, некоторые мы обсуждаем уже сейчас, некоторые появятся только в будущем. Мы должны иметь возможность для продуктивного диалога по этим вопросам.

Вопрос: По моему впечатлению, по крайней мере, некоторые люди в научном сообществе достаточно враждебны к концепции привлечения религиозных людей к обсуждению этих вопросов. Каким образом, по вашему мнению, можно преодолеть этот барьер?

Др. Коллинз: Я думаю, вероятно, существует большое число ученых, чья вера является более важной для них, чем мы об этом знаем. Недавно журналом Nature был сделан обзор, который показывает, что на протяжении последних 70 лет, очень немногие люди в научной области отступали от личной веры в личного Бога. И это удивляет любого. Я думаю, что ученые могут лучше выразить свое собственное ощущение, что эти области не находятся в конфликте.

         Я думаю, что те люди, которые религиозны, которые имеют серьезную веру в личного Бога, и я отношу себя к ним, должны больше говорить об этом. Мы должны приложить больше усилий, чтобы объяснить, что вера не требует, чтобы вы отказались от разума. Она не требует от вас говорить нечто, что не является истинным.

Вопрос: Если какие-либо примеры, когда вы могли сказать, что вера в некотором смысле помогла вам, или обеспечила вдохновением в ваших научных исследованиях?

Др. Коллинз: Мне трудно точно выразить путь, которым моя личная вера соединена с моей способностью как ученого. Она определенно помогает мне. Наука - это всегда опыт взлетов и падений. Большая часть ваших экспериментов неудачны, большая часть ваших гипотез ложна. Если вы настолько сильно придаете ценность успеху ваших исследований, вы можете довольно быстро упасть духом. Она помогает мне, определенно, иметь собственную перспективу в ответе на вопрос, кто я, кто Бог, и вечный вопрос о том, что мы делаем здесь. И, следовательно, легче не прийти к полному краху, когда нечто в науке идет плохо, поскольку это бывает часто.

         И в те удивительные моменты, когда что-то получается, возможность видеть, что не только как ученый, но также как верующий, и чувствовать это благословение, эту связь с Творцом, которые знал все это еще до завершения, является одним из тех аспектов моего существования, который я не променял бы ни на что.

Вопрос: Ричард Доукинс поднял вопрос о том, что если Бог создал вселенную, тогда каким образом Он исчез из вселенной?

Др. Коллинз: Я очень сожалею, что Бог исчез для Ричарда Доукинса. Он не исчез для меня. Я думаю, что вы можете делать аргумент, что если бы Бог сделал себя столь очевидным, столь известным, столь легко интерпретируемым в повседневных событиях, тогда вся концепция веры и принятия личного решения о том, где вы стоите, должна быть полностью бессмысленной. Вы можете взглянуть на множество примеров в истории веры, где это отсутствие уверенности является критической частью того, как действует все предприятие.

Вопрос: Физик Стивен Вайнберг сделал знаменитое утверждение, что чем больше мы познаем вселенную, тем более она выглядит бессмысленной. Последний вопрос, как вы, будучи верующим человеком, ответите на утверждение Вайнберга?

Др. Коллинз: Я думаю, что для любого человека очень трудно утверждать бессмысленность на основании научных данных. Факты есть факты. Я не думаю, что наука когда-либо сможет ответить на вопрос, почему мы здесь? Почему существует вселенная? Она всегда будет отвечать на второстепенные вопросы. Поэтому, когда мы говорим о космологии или молекулярной биологии, я не думаю, что наука является местом для рассмотрения подобных вопросов.



добавить на Яндекс добавить на Яндекс