Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Любак, Анри Мари-Жозеф Соньер де

Имя кратко: Любак, Анри де
Дата рождения: 20 февраля 1896 г.
Дата смерти: 04 сентября 1991 г.
Имя на родном языке: Lubac, Henri de
Тип персоны: Религиозные деятели, Зарубежные исследователи
Профессиональные интересы: Богословие, История, Библеистика
Конфессии: Католичество
Краткая биографическая справка:

Любак [Lubac] Анри Мари-Жозеф Сонье де (20.02.1896, Камбре 4.09.1991, Париж) ― иезуит, выдающийся католический богослов XX века, христианский мыслитель, историк, общественный деятель, один из идеологов и активных участников II Ватиканского собора Римско-Католической Церкви (1962–1965), кардинал (2.02.1983).

Детство и молодость

Де Любак был третьим ребенком в семье с шестью детьми, воспитывавшимися в католической вере. И по отцовской, и по материнской линиям происходил из древних, но обедневших фамилий, прослеживающих свою родословную до XVI в. Начальное образование Анри получал в иезуитских школах в различных городах Франции, в частности в Лионе, где получил диплом бакалавра в 1912 г. В 1913 г. поступил в новициат иезуитского ордена, в 1915 г. принес первоначальные обеты. 5 сентября 1915 г. был мобилизован в действующую французскую армию и принимал участие в боевых действиях на фронтах Первой мировой войны (сначала рядовым, потом с 1916 г. — капралом, с 1917 г. — сержантом, демобилизован 25.09.1919, значительно позднее, 12.04.1925 г., был произведен в звание лейтенанта пехоты, а 25.12.1937 — в звание капитана). Первого ноября 1917 получил тяжелое ранение головы в локальном столкновении под Верденом (через несколько месяцев после завершения знаменитого сражения на этой территории, в котором он также принимал участие со своим подразделением) — контузию внутреннего уха.

Образование

По окончании воинской службы вернулся к продолжению образования, последовательно сменив основные гуманитарные специализации: классическую филологию (в Кентербери, Англия, St. Mary’s College, 1919–1920, древнегреческий и латинский), философию (на о-ве Джерси, группа Нормандских о-вов, Maison Saint-Louis, 1920–1923) и, наконец, богословие (сначала в Гастингсе, Англия, семинария Орензе, Ore Place, 1924–1926, затем в Лионе, Fourvière, 1926–1928). Церковная карьера складывалась таким образом: 11.06.1927 посвящен в диакона, 22.08.1927 принял священство, в 1928–1929 прошел монашеские испытания, а 2.02.1931 принес окончательные торжественные обеты, положенные при вступлении в орден иезуитов.

Начало преподавания

С 1930 г. начал самостоятельное преподавание: сначала на кафедре апологетики (открытая лекция, Apologétique et Théologie, 1930, положенная при вступлении в должность, стала для Любака программой всей его дальнейшей богословской и научной деятельности: ее главной идеей было требование к вероучению и богословской мысли избегать замыкания в себе, преодолевая противопоставление разума и веры), затем взял дополнительную нагрузку по кафедре истории религии (специализировался по буддизму, впоследствии опубликовал три монографии: «Аспекты буддизма» (1951), «Встреча буддизма и Запада» (1952) и «Амида» (1955). В 1934 г. стал профессором догматики, в 1938 г. — основного богословия, в 1939 г. — истории религий.

Переходя к обзору научно-богословской деятельности А. де Любака, следует предуведомить о том, что особенностью его мысли следует считать необычайную чуткость к «поворотным» темам (thèmes clefs) христианской традиции, исторического опыта человечества и современного положения Церкви в мире и обществе. В размышлениях о природе и предназначении христианской Церкви он сумел подчеркнуть ее целостность и общинность, или соборность («Corpus mysticum», «Католичество»); в представлениях о Боге и человеке — их близость и принципиальное различие (концепция сверхприродного); в христианской герменевтике — ее основополагающий полисемантизм, преимущество духовной экзегезы и сбалансированную уравновешенность элементов, привходящих в процесс истолкования; в исследовании истоков современного безбожия — его происхождение в творчестве властителей умов Европы девятнадцатого века (Ницше, Фейербах, Маркс, Конт), в новоевропейской прогрессистской философии истории — ее корни в богословских заблуждениях средневековья (Иоахим Флорский).

Научные исследования. Книга «Католичество»

В 1930-е гг. под влиянием старшего коллеги и друга В. Фонтуанона погрузился в изучение греческой патристики, навсегда сохранив к ней интерес. В годы до и после Второй мировой войны де Любак опубликовал несколько книг, в частности «Католичество. Социальные аспекты догмата» (1938; ср. рус. перевод 1992); для целого поколения католических богословов эта книга сыграла роль масштабной программы, задавшей ряд важных направлений для развития богословской рефлексии на несколько десятилетий вперед. Современники видели в ней богословское основание для поворота Церкви к личности и общине. Написание книги «Католичество» было обусловлено осознанием необходимости социализации католической или, шире, церковной доктрины в современности; основание для этого де Любак видел во вселенскости христианства и всемирности божественного домостроительства. По глубокому убеждению Л., этому требованию отвечает сама «кафолическая», т.е. «соборная» природа церковного догмата, который предстает в трех аспектах: социальном (всеобщее в лицах), историческом (всеобщее во времени) и духовном, внутрицерковном или трансцендентном (всеобщее в Боге), что соответствует трем измерениям человеческого существования ― социальному, историческому и трансцендентному, или духовному. Как показывает Любак, устранение хотя бы одного из этих трех аспектов, а в особенности, последнего, может привести к непоправимым последствиям для самого существования человечества.

Книга «Corpusmysticum»

Книга «Corpus mysticum. Евхаристия и Церковь в Средние века. Историческое исследование» (1944) являет собой чистый пример «евхаристической экклезиологии» в католическом богословии; поводом к её написанию стала потребность раскрытия евхаристической природы Церкви как таинства общения. Любак сопоставляет различные преломления corpusmysticum, corpusverum и corpussacramenti (соотв. «мистическое тело Церкви», «истинное тело Христа» и «евхаристический хлеб») как грани единого Тела. Таинство Евхаристии состоит в том, что тело церковное становится Телом Христовым, как хлеб и вино становятся Плотью и Кровью. Однако присущее древнему христианству первоначальное единство Церкви и Евхаристии, догмата и опыта с течением веков распалось на составляющие. После Фомы мистическое стало противопоставляться природному, духовное — физическому и материальному. Недооценка церковного символизма и уменьшение церковного реализма, по мысли Любака, спрямили глубину тайны и задали для неё лишь горизонтальное, земное, институциональное или доктринальное, измерение. Сам Любак усматривал в своей книге три перспективы: экуменический вопрос (в особенности в связи с православно-католическим диалогом), евхаристический догмат (насущность евхаристического опыта древнехристианского запада и востока, устранение излишней спекулятивности пост-тридентского католицизма) и литургическую жизнь в ее подлинных измерениях (трансцендентность и универсализм).

Сопротивление нацизму

В военные годы Любак на некоторое время удалился от научной деятельности, посвятив себя духовной и общественной борьбе с нацизмом. Сотрудничал с различными публицистическими периодическими изданиями, в частности с «Подпольным журналом христианского свидетельства» (1941–1944). Об этом периоде Любак оставил воспоминания (1988). Идейное противостояние нацизму получило свое выражение в его сокрушительной критике корней тоталитаризма в европейской культуре XIX в. в книге «Драма атеистического гуманизма» (1944; см. рус. перевод 1997), которому он противопоставлял проповедь нового человечества во Христе и утверждение нерушимой связи Ветхого и Нового Заветов, в противоположность языческому антисемитизму нацистской идеологии. В этой книге де Любак предпринял исследование истоков мировых катастроф XX в., подвергнув беспощадному богословскому анализу философские построения Л. Фейербаха и К. Маркса, Ф. Ницше, О. Конта и др. У них Любак обнаруживает основные типы атеистического гуманизма ― соотв. социальный и политический, экзистенциальный и индивидуалистический. Будучи весьма различными по своим идеям, эти системы едины в своем корне ― отрицании христианства и отвержении Бога. В этой самой известной своей книге Любак показывает, что и последствия их сходны; они приводят к крушению человеческой личности и распаду общества: атеистический гуманизм оборачивается антигуманизмом. Последняя часть книги целиком посвящена Ф. М. Достоевскому, который у Любака предстает как писатель-пророк и «судья нашего времени»: в своих произведениях он выводит духовный идеал индивидуума, социальный идеал революционера и рациональный идеал философа как основные типы извращенной веры и показывает безбытность существования противников веры в Бога.

Книга «Сверхприродное»

Книга «Сверхприродное» (1946) стала важнейшей работой де Любака, вызвавшей широкую и острую дискуссию в церковных кругах в связи с движением, получившим среди консервативных оппонентов (Гарригу-Лагранж, Лабурдет, Николя и др.) уничижительное название «новая теология» и официально осужденным в 1950 г. энцикликой папы Пия XII Humanigeneris . Здесь Любак анализирует соотношение философии и теологии (ср. разум и вера), развитие когнитивных ресурсов человека и напряженного восприятия сверхприродного Откровения. Исконно категория сверхприродного не есть часть человеческой природы или нечто приданное ей извне, но есть некая врожденная у человека жажда Бога, способность и стремление видеть Его; «природная жажда сверхприродного», жажда того, чем человек не обладает по природе. Под острие критики Любака подпали категории, выработанные представителями так называемой «второй схоластики» — «чистая природа» (natura pura) и «сверхданная благодать» (suraddita gratia), ограничивающие экзистенциальный горизонт человека пределом природной жизни; убедительная критика Любаком этой распространенной концепции и послужила поводом для резкой реакции представителей официального богословия. Как показывает глубокий анализ широкого круга древних и средневековых текстов, предпринятый Любаком, в человеке вложено стремление выйти за пределы своей природы, навстречу которому и подается помощь извне — Божественная благодать. Этот порыв он порой называет «духом в человеке»; он характеризует так понятое состояние человека «христианским парадоксом человека»: «…человек может жить лишь ввиду Бога, а созерцание Бога целиком зависит от Божиего расположения». Благодаря этому размыканию горизонта человеческого существования, «открытию человека к Божественному» Любаку удается совместить разобщенные дискурсы — богословие (отнесенное его оппонентами всецело в сферу сверхприродного, почему апелляция к этому дискурсу в современных общественных дискуссиях оказывается под запретом), философию и мистику.

Дело «нового богословия»

В результате энциклики 1950 г. против де Любака, Ж. Даниелу, А. Буйяра, И. Конгара, М.-Д. Шеню и других были выдвинуты тяжёлые обвинения в заблуждениях по вероучительным вопросам, они были отстранены от преподавания в католических образовательных учреждениях, их книги были изъяты из библиотек и продажи. Любак был вынужден переехать в Париж, где погрузился в уединенные научные изыскания, что, впрочем, не помешало ему с 1951 г. стать советником архиепископа Лиона, куда он вернулся в 1954 г. Вскоре, в 1958 г., последовало и академическое признание — де Любак был избран членом Института Франции (в Академии общественных и политических наук). Несмотря на строгость церковной цензуры, в эти годы Любак сумел опубликовать книгу «Мысли о Церкви» (1953; ср. рус. перевод 1994), пропущенную цензурой и имевшую большой успех; однако в остальном на протяжении десяти лет публикации на богословские темы были для него затруднены.

Экзегетика Отцов

Годы отстранения от преподавания и вынужденного ограничения круга общения позволили Любаку посвятить себя интенсивным исследованиям древнего и средневекового богословия, результатом чего стала публикация многочисленных монографий и статей. Так появились две значительные книги: 1) монографическое исследование «История и дух: Понимание Писания у Оригена» (1950), посвященное экзегетической теории и практике Оригена и выдержанное в апологетическом ключе по отношению к этому пререкаемому древнему автору (осуждение Оригена имп. Юстинианом Любак расценивал как «злодеяние, которое не искупается строительством Святой Софии»); 2) «Средневековая экзегеза. Четыре смысла Писания» (T. 1–4. 1959–1964, суммарный объем 1800 стр.) ― четырехтомное исследование по средневековой библейской экзегезе, оцененное в частности П. Рикёром как важное событие в современной герменевтике. В понимании де Любака древняя экзегеза содержит богатые синтетические потенции для церковного знания и служения; она «…реализует диалектику прошлого и будущего, устанавливает отношения между исторической и духовной реальностью, между обществом и индивидом, временем и вечностью и содержит в себе всецело богословие истории в связи с богословием Писания… Она представляет собою некий каркас христианской письменности и искусства».

Церковная реабилитация

В 1960 г. папа Иоанн XXIII реабилитировал де Любака, назначив его консультантом в Комиссии по подготовке II Ватиканского собора. Любак получил разрешение вернуться в лионский Фурвьер для проживания и продолжить преподавание. В работе II Ватиканского собора де Любак принял весьма активное участие; став одним из официальных экспертов (peritus), он был введен в доктринальную комиссию Собора, приняв участие в создании наиболее важных вероучительных постановлений: догматических конституциях о Церкви LumenGentium и о Божественном Откровении DeiVerbum , пастырской конституции о Церкви в современном мире Gaudiumetspes .

Послесоборный период

Послесоборный период своей жизни Любак посвятил интенсивной деятельности по прояснению учения Собора, стремясь явить его дух и донести до сознания верующих его подлинное учение, критикуя крайности прогрессизма (открытость к миру за счет измены Христу и церковному Преданию) и интегризма (закрытость от современности как неисполнение призвания Церкви нести миру свет Христов). В связи с этим он на протяжении нескольких лет совершил бесчисленное количество поездок по Старому и Новому свету с выступлениями, докладами и публикациями. Папа Павел VI высоко ценил заслуги де Любака; в разные годы он поручал ему различные послушания: консультанта Секретариата по нехристианам (1964–1974), Секретариата по неверующим (1965–1974), а также членство в Международной богословской комиссии (1969–1974).

Книга «Духовные наследники Иоахима Флорского»

В 1974 г., в возрасте восьмидесяти лет, Любак окончательно переехал из Лиона в Париж. Но и здесь он продолжил значительные исследования. Их результаты которых получили отражение, в частности, в книге о Пико делла Мирандола (Pic de La Mirandole. Études et discussions. Paris, 1974), вклад которого в развитие идей свободы, солидарности, мира и вселенскости Любак высоко ценил, и в двухтомнике «Духовные наследники Иоахима Флорского» (1979, 1981), где маститый богослов выступил с критикой эсхатологического утопизма в европейской культуре, не утратившего своего влияния и на современность. Это последнее грандиозное произведение Любака стало плодом многолетнего погружения в тему. Биограф Любака называет этот его опус «последней великой битвой восьмидесятилетнего богослова, выступившего против ложного противопоставления Слова и Духа, института и таинства Церкви, природы и благодати, Откровения и истории» (ChantraineG., LamaireM.-G. T. IV… Р. 653–654). Это двухтомное сочинение завершает широкую научную деятельность де Любака.

Масштабное видение проблемы позволило мыслителю провести наглядные линии от тринитарного прогрессизма к философскому и общественно-историческому утопизму. Под острие критики Любака попало учение Иоахима Флорского (ок. 1132–1202) о трех мировых эпохах и об особенно ценностно выделенном последнем этапе мировой истории и Божественного Откровения, связанным главным образом с действием Святого Духа; здесь Любак опознает зарождение «учения об [историческом] прогрессе».

Де Любак создал панорамное и рельефное изображение негативного влияния, которое оказало частное богословское заблуждение на историческое и философское сознание средневековой и новой Европы: под прямое и косвенное влияние средневекового богослова подпали многие выдающиеся деятели европейской мысли; среди духовных наследников Иоахима Любак перечисляет средневековых кабалистов и мистиков, радикальных реформаторов и протестантских визионеров и просветителей (Сведенборг, Лессинг и Гердер), Ж. де Местра, немецких романтиков (Шлейермахер, Фихте, Шлегель, Гегель и Шеллинг), «новых монтанистов» и младогегельянцев, доводя преемственную линию до марксизма и фашизма, до своих современников, в частности Н. Бердяева. Книга звучит как грозное предостережение от низведения искупительного дела Христа лишь к преходящему моменту мировой истории, при котором век Христов преодолевается в веке Духа и Новой Церкви. Любак красноречиво показывает опасность переоценки роли Святого Духа, провозглашения «Нового Евангелия», «Новой Церкви», за которыми стоит глубоко антихристианская интуиция; он демонстрирует, как христианское богословие истории, одной из своих ветвей пошедшее по ложному пути имманентизма Божественного Откровения и хилиастического эсхатологизма, оборачивается историческим прогрессизмом и, тем самым, изменой христианству. Любак приходит к такому выводу: «Сегодня истина нам дана в знамениях, и пока мы существуем в мире сем, данное состояние не может быть сколько-нибудь существенным образом преодолено. Чем меньше мы осознаем это, тем больше отклоняемся от надежды к мифу». В корне иоахимизма, который Любак называет «теологией революции», он видит извращенное понимание истории, тогда как при подлинно христианском понимании история «…есть драма; Откровение Христово лишь подчеркнуло ее характер. Таковой она останется до скончания века»; он стремится указать на золотую середину между «пассеизмом интегристов» и «футуризмом прогрессистов», сосредоточенную «в настоящем Церкви», в непреходящей новизне и неисчерпаемости дара Божиего человечеству.

Последние годы

В 1983 г. папа Иоанн Павел ΙΙ возвел де Любака в сан епископа и в звание диакона-кардинала при Санта-Мария в Домнике. Осенью 1986 г. Любака разбил инсульт, что повлекло за собой невозможность писать и говорить при сохранении ясного сознания. Тем не менее в последние годы он продолжал много читать и уделял значительное время молитве. Скончался Анри де Любак 4 сентября 1991 г. в возрасте девяносто пяти лет в монашеской общине «Малых сестер бедных» (des Petites Sœurs des Pauvres), ухаживавших за ним в последние два года жизни после ухудшения здоровья. Отпевание состоялось в Соборе Нотр-Дам в Париже; похоронен на кладбище Вожирар в Париже.


Михайлов Петр Борисович


Библиография работ автора:

Автобиографические:

Lubac H. de. Mémoire sur l’occasion de mes écrits (OC). Paris, 2006

Mémoires sur mes vingts premièrs années // Ibid. P. 402–462

Résistance chrétienne à l’antisémitisme. Souvenirs 1940–1944. Paris, 1988

 

Библиографические указатели:

Bibliographie Henri de Lubac S.J. : 1925–1974 / Karl H. Neufeld, Michel Sales. Eisiedeln, 1974

Suppl. à la «Bibliographie Henri de Lubac » par K.H. Neufeld, M. Sales // Lubac H. de.Théologie dans l’histoire. T. II. Paris, 1990. P. 408–416

 

Собрания сочинений:

Œuvres complètes (ОС). Paris, 1992– (издание продолжается, запланировано 57 томов, из которых 49 собственных текстов Л., остальные ― переписка и др. сопроводительные материалы)

Opera omnia (ит. собрание в 28 томах). Milan, 1979–1989

архив Л. находится к г. Намюр (Бельгия) в Centre d’archives et d’études Cardinal-Henri-de-Lubac

 

Отдельные публикации:

Apologétique et Théologie // Nouvelle Revue Théologique. N. 57 (1930). P. 361–378 

Catholicisme, les aspects sociaux du dogme . Paris, 1938 ( Католичество. Социальные аспекты догмата. М.; Милан, 1992)

Corpus mysticum. L'Eucharistie et l'Église au Moyen Âge. Étude historique. Paris,1944

Le Drame de l’humanisme athée. Paris, 1944 (Драма атеистического гуманизма. Милан; М., 1997)

De la connaissance de Dieu. Paris, 1945

Proudhon et le christianisme. Paris, 1945

Paradoxes. Paris, 1946

Surnaturel. Études historiques. Paris,1946

Le Fondement théologique des missions. Paris, 1946

Le problème du développement du dogme // Recherches de science religieuse. № 35 (1948). Р. 130–160

Histoire et Esprit. L’intelligence de l’Écriture d’après Origène. Paris, 1950

Aspects du bouddisme. T. I. Paris, 1951

Exégèse médiévale. Les quatres sens de l’écriture. T. 1–4. Paris, 1959–1964

La Rencontre du bouddisme et de l’Occident. Paris, 1952

Méditation sur l’Église. Paris, 1953 (Мысли о церкви. Милан; М., 1994)

Amida (Aspects du bouddhisme. T. II). Paris, 1955

La pensée religieuse du Père Teilhard de Chardin. Paris, 1962

La Prière du père Teilhard de Chardin. Paris, 1964

Augustinisme et théologie moderne. Paris, 1965

Le mystère du surnaturel. Paris, 1965

Teilhard, missionnaire et apologist. Toulouse, 1966

L’Écriture dans la Tradition. Paris, 1966

Paradoxe et mystère de l’Église. Paris, 1967 (Парадокс и тайна церкви. Милан; М., без ук. года)

Images de l’abbé Monchanin. Paris, 1967

Commentaire du Préambule et du chapitre I de la constitution dogmatique Dei Verbum // La Révélation divine. Paris, 1968

Athéisme et sens de l’homme, une double requête de « Gaudium et spes ». Paris, 1968

L’éternel féminin. Paris, 1968

La foi chrétienne. T. I–II. Paris, 1969, 1970

L’Église dans la crise actuelle. Paris, 1969

Les Églises particulières dans l’Église universelle. Paris, 1971

Claudel et Péguy. Paris, 1974

Pic de La Mirandole. Études et discussions. Paris, 1974

Sur la philosophie chrétienne // Idem.Recherches dans la foi. Paris, 1979. P. 127–152

Petite catéchèse sur nature et grâce. Paris, 1980

La postérité spirituelle de Joachim de Flore. 2 T. Paris Namur, 1979–1981 (OC, 2014) 

Petite catéchèse sur nature et grâce. P., 1980 

Spirito e Libertà (ит. перевод Fr. Follo). Milan, 1981

 

Исследования:

L’Homme devant Dieu. Mélanges offerts au Père Henri de Lubac. T. I–III. Paris, 1963–1964

Vorgrimmler H. Henri de Lubac // Bilan de la Théologie du XXᵉ siècle / R. van der Gucht  H. Vorgrimler. T. II. Tournai  Paris, 1971. S. 806–820 

Balthasar H.U. von, Chantraine G. Le cardinal Henri de Lubac. L’homme et son œuvre. Paris  Namur, 1983

Fédou M. Henri de Lubac : Sa contribution à la pensée chrétienne. Paris, 1996 

Wagner J.-P. Henri de Lubac. Paris, 2001

Chantraine G.  Henri de Lubac. T. I. I. De la naissance à la démobilisation (1896–1919). Paris, 2007 ; T. II. Les années de formation (1919–1929). Paris, 2009 

Chantraine G. , Lamaire M.-G.Henri de Lubac. T. IV. Concile et après-Concile (1960–1991). Paris, 2013

Библиография работ об авторе:

K. N. Neufeld, M. Sales, Bibliographie Henri de Lubac, S. J. 1925-1974 (Einsiedeln 1974);

‘‘Bibliographie de Henri de Lubac (corrections et compléments) 1942-1989,'' Théologie dans l'histoire, 2:408-416.

J. P. Wagner, La théologie fondamentale selon Henri de Lubac (Paris 1997).

H. de Lubac, At the Service of the Church: Henri de Lubac Reflects on the Circumstances That Occasioned His Writings (San Francisco 1993);

Théologie dans l'histoire (Paris 1990).

H. U. von Balthasar, The Theology of Henri de Lubac: An Overview (San Francisco 1991).

J. A. Komonchak, ‘‘Theology and Culture at Mid-Century: The Example of Henri de Lubac,'' Theological Studies 51 (1990): 579-602.

S. Wood, Spiritual Exegesis and the Church in the Theology of Henri de Lubac (Grand Rapids, Mich. 1998).

L'homme devant Dieu: Mélanges offerts au père Henri de Lubac, 3 (Paris 1963-64).

D. L. Schindler, ed., ‘‘The Theology of Henri de Lubac: Communio at Twenty Years,'' Communio 19 (1992): 332-509.


добавить на Яндекс добавить на Яндекс