Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Золотой фонд
Новое в справочном разделе
Комментарии читателей rss

Конгар Ив Мари-Жозеф

Имя кратко: Конгар Ив
Дата рождения: 13 апреля 1904 г.
Дата смерти: 22 июня 1995 г.
Имя на родном языке: Congar Yves Marie-Joseph
Тип персоны: Религиозные деятели
Профессиональные интересы: Сравнительное богословие, Экуменизм
Конфессии: Католичество
Краткая биографическая справка:

КОНГАР [франц. Congar] Ив Мари-Жозеф (1904 – 1995) — выдающийся французский богослов, доминиканец, историк богословия, экуменический деятель, участник II Ватиканского собора, кардинал.

1) «формирование» (1904–1931, ср. периодизациюFouilloux. 1995, ср. Fouilloux. 2005).Родился в Седане (фр. Арденны, Конгар называл себя «арденнским кельтом»), в семье Жоржа и Люции Конгар последним, четвертым ребенком. Оказался свидетелем немецкой оккупации в 1914 г. В 1918–1921 гг. обучался в семинарии в Реймсе, с 1921 по 1924 — в университетской семинарии при Католическом институте в Париже, где изучал философию Фомы. Слушал курсы Ж. Маритена и неоднократно посещал интеллектуальные собрания у него дома; посещал также интеллектуальный кружок в парижском пригороде Медон. Отслужил воинскую повинность во французской зоне на территории Германии, уволившись в звании лейтенанта. В 1925 г. вступил в Доминиканский орден с именем Мари-Жозеф. Обучался в высшей доминиканской школе Сольшуар (1926–1931, до 1939 г. школа располагалась в Кен-ле-Томб близ Турне, Бельгия, с 1939 г. школа переехала из Бельгии в пригород Парижа Этьоль), занимаясь преимущественно теологией. Среди учителей М.-Д. Шеню и А. Гардэй. Последний привил вкус к мысли философа М. Блонделя. 25.07.1930 г. рукоположен в сан священника.

2) «расцвет: первые плоды» (1931–1939). В 30–е гг. формируется в своих основных чертах богословское сознание Конгара. В эти годы он испытывает влияние Й.А. Мёлера (1796–1838), общается с православными мыслителями из русской эмиграции (Н.А. Бердяевым, прот. Сергием Булгаковым и др.), через них знакомится с традицией славянофильства, экклезиологическими идеями А.С. Хомякова и с творчеством Достоевского (Конгар говорил и читал по-русски), сближается с протестантскими богословами, в частности, с К. Бартом, углубляет знакомство с экзистенциальной традицией в лице прежде всего С. Кьеркегора, заводит контакты с англиканами и будущими основателями Всемирного Совета Церквей.

В 1931–1939, а также в 1945–1954 гг., Конгар преподает в Сольшуаре основное богословие, или апологетику; читает фундаментальный курс по экклезиологии (задумывал так и ненаписанный трактат De Ecclesia). В 30–е гг. вместе с коллегами М.-Д. Шеню (ректор Сольшуара с 1932 г.) и историком церкви А.М. Ферэ задумал реформу преподавания теологических дисциплин на основе исторической теологии, которая должна была по мысли создателей предложить альтернативу «барочному богословию» эпохи Контрреформации, а также неосхоластическому и антимодернистскому проектам и учесть вызовы современности в свете предназначения христианского богословия. Непосредственного воплощения эти идеи не получили, однако вышло несколько важных публикаций: в частности, Конгар в 1938 г. подготовил монументальную статью «Богословие» (Τhéologie) для многотомного справочника Dictionnaire de la théologie catholique (Congar. 1943).

Предметом глубоких размышлений Конгара в это время становится аспект единства в Церкви и феномен безбожия, который он отчасти объяснял искажением подлинного лица Церкви. Возвращение Церкви к своей истинной природе, по глубокому убеждению Конгара, может вернуть изначально присущее ей единство, а оно, в свою очередь, может стать неотразимым доказательством христианской истины для мира; этому и была в дальнейшем посвящена вся богословская и церковная деятельность Конгара. Этим же были заданы и дисциплинарные направления его деятельности: с одной стороны, апологетика, с другой — экклезиология, с чем напрямую была связана его преподавательская деятельность. К этому времени Конгар становится уже достаточно известным богословом, в частности, за свою первую книгу «Разделенные христиане: Принципы католического “экуменизма”» (Congar. 1937), в которой Конгар представил подробную историческую интерпретацию христианских расколов, с сочувствием и вместе с тем критически характеризуя концепции единства в протестантизме, англиканстве и православии. Зд. Конгар сдержанно критикует историческое обособление католичества после Реформации и призывает вернуться к патристической концепции Церкви, понимаемой как Corpus mysticum.

3) «испытание пленом» (1940–1945). Вторая мировая война прервала научную и образовательную деятельность Конгара. Поначалу он служил военным священником, затем попал в немецкий плен (1940–1945, концентрационные лагеря для пленных офицеров в Кольдице и Любеке). Еще в середине 30–х гг. Конгар выступал в печати с критикой нацистской идеологии, чем была обусловлена особая суровость его содержания в плену. В заключении Конгар усиленно изучал русский язык. Опыт тюрьмы оставил глубокий след в сознании Конгара: он вынес твердое убеждение в необходимости разворота Церкви к современному миру.

4) «мысли о церковной реформе и создание главных трудов» (1945–1954). По возвращении из плена в 1945 г. Конгар столкнулся с необычайным оживлением в церковных кругах Франции, касавшимся самых разных сторон жизни — литургической, научной, интеллектуальной, социальной. Это время наиболее плодотворно в жизни Конгара. В послевоенные годы он публикует свои основные монографии, много выступает на различных общественных площадках, обретает широкую известность в церковных кругах, причем, не только католических, продолжает развивать экуменические контакты вместе с прот. Георгием Флоровским, в частности.

Публикацией, приуроченной к девятисотлетию Великой схизмы христианского Востока и Запада, стала большая статья «Девятьсот лет после: заметки о “восточной схизме”», 1054–1954» (Congar. 1954), в которой Конгар рассматривает это событие с т.з. политической, культурной и экклезиологической. В действительности схизма означает феномен «разобщенности» (estrangement, англ. — Congar. 1954. Р. 8, 80). Говоря об элементах религиозно-культурных, Конгар указывает на опасность сведения всей полноты христианской традиции к какой-либо одной христианской конфессии — католической, православной, абсолютизации локальной или культурной (Congar. 1954. Р. 48–52).

5) «немилость церковных властей» (1954–1960). В это же время проявляются первые признаки церковной реакции против новых веяний в католическом богословии. С 1946 г. партия «зилотов» (как их называл Конгар) ополчилась на так называемую «новую теологию», к представителям которой причисляли доминиканцев из Сольшуара и Конгар в том числе, а также иезуитов из Фурвьера в Лионе. 1950 г. был отмечен реакционной энцикликой папы Пия XII Humani generis (12.08.1950). Еще в 1947 г. экуменические идеи Конгара были оценены орденским начальством как «ложный иренизм», с 1952 г. все работы Конгара подвергались строжайшей цензуре, а в 1954 г. он (и еще несколько известных профессоров-доминиканцев) был смещен с профессорской кафедры в Сольшуаре и вынужден покинуть Париж. Жизненный путь Конгара вел дальше через Иерусалим, в Рим, Кембридж, где он оставался восемь месяцев в своеобразном пленении у тамошнего орденского начальства, и, наконец, в Страсбург (1956–1958), где его принял под свое покровительство архиепископ страсбургский Жан Вебер. Зд. Конгар преподает в университете вплоть до выхода на пенсию (1968 г.), когда он вернулся в Париж. Решениям официальных властей Конгар подчинялся беспрекословно, однако своими убеждениями не поступался.

6) «Собор отца Конгара» (1960–1967). В 1960 г. Конгар узнал из журнала «Крест» (La Croix), что он вместе с А. де Любаком назначен папой Иоанном XXIII консультантом в подготовительной богословской Комиссии к Собору, что было принято им не сразу. Осенью 1962 г. Конгар уже официальный эксперт и затем ведущий теолог (peritus) на самом Соборе. По-настоящему он смог приступить к работе лишь в марте 1963 г., когда Ж. Даниелу, перегруженный разного рода обязанностями, призвал его на помощь «для разбора экклезиологического сектора»; он покидает свое временное пристанище в «Ангеликуме» и присоединяется к группе бельгийских богословов из Лувена (еп. Филипс, Серфо, Мёлер, Приньон, Тильс) для разработки постановления о Церкви. Деятельность Конгара в это время отличается особенной неутомимостью, несмотря на болезнь (параплегия), подтачивавшую его силы. Особенно близкие и доверительные отношения связывали Конгара с папой Павлом VI на протяжении всего его понтификата.

Богословская программа Конгара, сформировавшаяся в 30–х гг. совершенно соответствовала генеральной стратегии обновления (aggiornamento), принятой церковной властью на Соборе во имя единства христианского мира. Многие его идеи были воплощены в соборных документах. Участники Собора отмечали необыкновенную активность Конгара в работе различных комиссий и в шутку называли его «вездесущим». Как никто другой из участников Собора, Конгар принял непосредственное участие в составление основных документов собора: пастырской конституции о Церкви в современном мире (Gaudium et Spes), декрета о миссионерской деятельности церкви (Ad gentes divinitus), догматических конституций о Церкви (Lumen gentium), Откровении (Dei Verbum), декретов об экуменизме (Unitatis redintegratio), священстве (Optatam totius).

Соборную деятельность Конгар регулярно отражал в отчетах для « Informations catholiques internationales »(ICI), собранных затем в четырех томиках «Второй Ватиканский Собор день за днем» (1963–1966). Ряд его книг, по мнению многих участников Собора, сыграли роль подготовительных материалов для официальных документов Собора, в частности: «Предание и предания: Исторический обзор» (1960).

Благодаря изменению церковной ситуации Конгар прошел академические аккредитации в соответствии с порядком защиты академических степеней в доминиканском ордене: 14.09.1963 — экзамен на научную степень ad gradus, а в следующем году получил магистерскую степень по теологии. В 1967 г. Конгар становится кавалером Ордена почетного легиона с формулировкой за «культурную деятельность», а также награждается другой французской государственной наградой — Военным крестом.

7) «твердость вопреки страданиям» (1967–1995). В послесоборный период Конгар вместе с другими богословами и церковными деятелями играл важную роль по воплощению в жизнь его решений. Печатным органом этого направления стал журнал Concilium (1965–, периодичность 5 раз в год). Он вел широкую издательскую и комментаторскую деятельность, связанную с публикацией документов Собора на французском языке. Конгар выступил в печати с богословской критикой раскола еп. Лефевра (Congar. 1976), указав на его ошибки и заблуждения в понимании идей христианского экуменизма, соборности, свободы совести и Предания.

Конгар критически оценил выпуск папой Павлом VI энциклики “Humanae vitae” (1968), осудившей позицию католических теологов-“прогрессистов” по современным биоэтическим проблемам брака. В апр. 1969 г. К. вместе с 38 другими теологами из разных стран подписал заявление “О свободе богословов и богословия в церковном служении”, опубликованное в журнале “Concilium”. Заявление было сделано в защиту богослова-доминиканца Э. Схиллебекса, выразившего несогласие с осуждением Папским престолом “Голландского катехизиса”,написанного на основе исторического метода в теологии и содержавшего некоторые положения, которые, как посчитали цензоры, противоречили католическому вероучению. В результате было отменено планировавшееся назначение Конгара кардиналом (вместе с Даниелу), состоявшееся значительно позднее (26.11.1994), за год до смерти. Впрочем, этот эпизод не помешал его назначению членом Международной богословской комиссии (01.05.1969).

К этим годам относятся интенсивные исследования исторической экклезиологии. Книга «Экклезиология позднего Средневековья: от Григория до разрыва между Византией и Римом» (1968) написана в излюбленном Конгаром сочетании исторического и богословского исследования. Здесь он предпринял попытку частичной реализации своего замысла создать фундаментальный трактат о Церкви в трех частях: Церковь-в-себе, Темпоральное поле Церкви, Восток. В другой монографии «Церковь от блж. Августина до Нового времени» (1970) представлена история экклезиологических учений. Собственной экклезиологии Конгара присущи следующие принципы: 1) принцип единства церковного и лаического (мирянского) богословия, 2) двуприродная сущность Церкви; 3) три «субъекта» спасения — Христос, Мария, Церковь; 4) антропологический максимализм и человеческая ответственность; 5) обращение к истокам (ressourcement) и 6) возвращение к смысловому центру (recentrement), иными словами теоцентризм.

С 1972 г. Конгар покидает Сольшуар в парижском пригороде Этьоль и переезжает в парижский монастырь Сен-Жак, где болезнь постепенно снижает его активность. В 1979–1980 гг. увидел свет трехтомник «Верую в Духа Святого» (Congar. 1979–1980), ставший заметным событием в современной пневматологии. В последние годы, несмотря на прогрессирующее заболевание Конгар продолжает вести преподавательскую деятельность, в частности, в Высшем институте экуменических исследований (l’Institut Supérieur d’Études Œcuméniques) при Католическом институте в Париже. Отражением последних лет преподавания стала книга «Различия и общение: Исторические данные и богословские выводы» (1982). Здесь нашло свое выражение мнение Конгара о том, что различие является непременным условием общения.

В 1984 г. Конгар был госпитализирован в военном госпитале Дворца инвалидов в Париже, где скончался в 1995 г. Последней прижизненной книгой Конгара стали «Осенние беседы» (1987): в доверительных разговорах затронуты главные темы и описано течение жизни. В частности, здесь он выразил свои взгляды на папскую власть в Церкви. Он высказывался в пользу консиляристского, или соборного подхода в противоположность монархическому: по его убеждению, доводы в пользу монархии не выдерживают ни исторической, ни богословской критики. Церковная власть — «это всегда власть собрания… именно собрание и, в частности, собор обладает в церкви высшей властью. Очевидно, что собрание и собор включают в себя также и папу» (Congar. 1987. Р. 67–69). Здесь же Конгар подвел своеобразный итог истории католического христианства в XX в. и своей собственной роли, в ней сыгранной. Он выделил два момента: 1) не лишенное внутренних противоречий принятие католичеством современности, 2) укрепление христианской идентичности в ее католической версии (1987. P. 109).

 

Избранная библиография:

Chrétiens désunis. Principes d’un « œcumenisme » catholique. Paris, 1937b (Рецензия: Лот-Бородина М.// Путь № 59 (1939). С. 74–76)

Théologie // DTC. T. 15 (1943). Col. 341–502

Vraie et fausse réforme dans l'Eglise. Paris, 1950

Neuf cents ans après. Notes sur le « Schisme Oriental »5, 1054–1954 // L’Église et les Églises. Neuf siècles de douloureuse séparation entre l’Orient et l’Occident. Chevetogne, 1954. T. 1. Р. 3–95 (рус. пер. КонгарИ. Девять веков спустя. Заметки о восточной схизме. К., 2011)

La Tradition et les traditions. Essai historique. Paris, 1960

La foi et la théologie. Tournai, 1962

La Tradition et les traditions. Essai théologique. Paris, 1963

Vatican II, Le Concile au jour le jour. T. 1–4. Paris, 1963–1966

Situation et tâches présentes de la théologie. Paris, 1967

L’Ecclésiologie du haut Moyen Âge: de saint Grégoire le Grand à la désunion entre Byzance et Rome. Paris, 1968

L’Église. De Saint Augustin à l’époque moderne. Paris, 1970

La crise dans l’Église et Mgr. Lefebvre. Paris, 1976

Je crois en l’Esprit Saint. T. 1 « L’Exprérience de l’Esprit » ; T. 2 « Il est Seigneur et il donne la vie » ; T. 3 « Le Fleuve de Vie coule en Orient et en Occident ». Paris, 1979–1980

Diversité et communion, Dossier historique et conclusion théologique. Paris, 1982

Entretiens d’automne. Paris, 1987

Église et papauté : regards historiques. Paris, 1995

 

Лит.:

Fouilloux É. Frère Yves, Cardinal Congar, Dominicain: itinéraire d’un théologien // RSPT 79 (1995). P. 379–404

Idem. Un théologien dans l’Église du XXe siècle // Bulletin de littérature ecclésiastique. Toulouse, № 106/1 (2005). Р. 21–38

Михайлов П.Б. 


Католический богослов. Род. в Седане (Арденс), Франция, 13 апреля 1904, ум. в Париже 22 июня 1995 г. Сын Джорджа и Люции Конгар. Обучался в малой семинарии в Реймсе и Католическом институте Парижа, в 1925 г. присоединился к ордену доминиканцев, завершил свое обучение и получил степень доктора в доминиканском доме исследований Ле Сольшуер (Le Saulchoir). В 1930 г. был рукоположен в сан священника и с 1931 по 1939 преподавал фундаментальное богословие и экклезиологию в Ле Сольшуер. Будучи призван в армию в 1939 г., он в течение 5 лет был военнопленным. В конце Второй Мировой войны Конгар возвратился в Ле Сольшуер, где преподавал до 1954 г., когда серия церковных прещений привела к изгнанию его в Иерусалим, Рим, и затем Кембридж, пока он не получил постоянного назначения в Страсбург (1956-1958).  Он был приглашен, по желанию папы Иоанна XXIII помочь в подготовке Второго Ватиканского собора. На Втором Ватиканском соборе он работал в Комиссии по доктринальным вопросам и сделал значительный вклад в соборные документы о Церкви, экуменизме, откровении, миссии, священстве и Церкви в современном мире.

Богословская мысль Ива Конгара.

Перечень опубликованных статей и книг Ива Конгара включает более 1700 наименований, среди которых можно найти первоклассные исторические работы, богословские исследования, современные богословские интерпретации и эссе по богословию духовной жизни. В течение почти 50 лет он писал в журнал Revue des sciences philosophiques et théologiques.

Перед своим священническим рукоположением Конгар воспринял как божественное призвание труд на благо объединения христиан. В его понимании экуменическое единение предполагало тщательное обновление экклезиологии, и это нашло свое отражение в его исследованиях по истории богословия и стремлении восстановить полноту видения Церкви, в противоположность тому, что было доминировующим в барочном богословии эпохи нового времени, что и предопределило главный фокус его сочинений. Главные труды Конгара «Разделение христиан: принципы католического «экуменизма» (1937, англ. 1939), стали водоразделом для католических кругов в отношении к экуменизму. В этой работе Конгар предлагал историческую интерпретацию великих расколов, с симпатией представляя специфический характер протестантизма, англиканства и православия, и стремясь выработать принципы католического участия в экуменическом движении. Эта работа обратила на себя внимание римских властей и, по видимому, только тюремное заключение во время войны позволило ему избежать осуждений, которые в 1942 г. пали на Ле Сольшуер и его коллегу Мари Доминика Шеню.

После войны, вернувшись во Францию, Конгар погружается в горячую атмосферу церковной жизни. В конце 1940-х французский католицизм испытывал библейское, литургическое и патристическое возрождение, так называемой «новой теологии». Конгар попытался предложить принципы и критерии для реформы и обновления в Церкви в своей работе «Истина и ложь реформы Церкви» (Vraie et fausse reforme dans lglise, 1950). Большая часть того, что он предложил, была позднее санкционирована Вторым Ватиканским собором, но в 1950 это было вряд ли возможно; и он был одним из тех, кто, как считалось, потворстововал «ложному миротворчеству», осужденному в энциклике папы Пия XII Humani Generis. В 1952 все переводы и переиздания работы были запрещены Римом.

Тем не менее в 1953 он смог опубликовать свою самую влиятельную работу «Вехи к богословию мирян» (Jalons pour une théologie du laïcat, 1953; переизд. 1964; англ. перев. 1957 и 1965), которая позднее рассматривалась как преддверие Второго Ватиканского собора. В работе была представлена критика сведения экклезиологии к «иерархологии» (термин, который принадлежит ему), и признание необходимости участия мирян в тройственном служении Христа. Годом позднее, однако, из Рима поступили несколько предупреждений и ограничительных мер, которые в конечном итоге привели к тому, что он был отстранен от преподавания и был вынужден покинуть Ле Сольшуер. Он был назначен сначала в Иерусалим, потом в Рим и в Англию. Все его сочинения стали предметом жесточайшей цензуры. В 1956 Архиепископ Уэбер принял его под свое покровительство в Страсбурге.

В течение этих трудных лет Конгар опубликовал, после долгих задержек из-за цензуры глубочайшее исследование, посвященное Церкви «Тайна храма» (Le mystère du Temple (1958; англ. перев. 1962). Неспособный прямо участвовать в экуменической деятельности, он посвятил себя историческим исследованиям. Первым плодом этого был двухтомный труд «Традиция и традиции» (La tradition et les traditions, 1960 и 1963; англ. перев. 1966). Эта работа и несколько больших эссе об епископской коллегиальности, об авторитете как служении, о бедности в Церкви, о поместной церкви и о кафоличности как универсальной инкультурации были тем главным вкладом, который был внесен Конгаром в документы Второго Ватиканского собора. Его участие в подготовке и открытии собора в первые годы игнорировалось и пренебрегалось, хотя он мог со всей справедливостью утверждать, что Собор был триумфом многих идей, которые он разрабатывал ранее.

После Второго Ватиканского собора Конгар продолжил свою научную работу и участие в больших спорах, вызванных теми изменениями, которые имели место в Церкви. Он опубликовал две главные работы по истории экклезиологии «Экклезиология позднего средневековья» (L'ecclésiologie du haut moyenge, 1968) и «Церковь Святого Августина и современная эпоха» (Lglise de Saint-Augustin à lpoque moderne, 1970). Некоторые собрания опубликованных им работ включают в себя эссе о миссии, спасении, различии и общении, богословии Лютера и экклезиологии Второго Ватиканского собора. Трехтомная работа о Святом Духе  (Je crois en l'Esprit-Saint, 1979-80; англ. перев. 1983), была одной из первых попыток начать разговор о пневматологии в западном богословии. Многие другие научные эссе остались разбросанными в различных журналах и изданиях. Конгар никогда не рассматривал Второй Ватиканский собор как окончательный результат и с поразительной открытостью продолжал говорить  и писать о послесоборном развитии и таким проблемам, как например, вызов Архиепископа Лефевра, политической и либеральной теологии, и харизматического движения.

Вклад Конгара в богословие 20 века трудно подытожить. Наиболее признанным вкладом является обширная работа по историческому восстановлению кафолической традиции до момента расколов 11 и 16 веков. Он рассматривал это восстановление как критическое для современной жизни церкви, и вся его жизнь была посвящена обсуждению современных событий. Некоторые исследователи называли его «пророком традиции», то есть богословом, который акцентировал внимание на решающей роли традиции как посредника достижений прошлого. Папа Иоанн Павел II ввел Конгара в коллегию кардиналов 24 ноября 1994 г.

Прот. Д. Кирьянов


Библиография работ автора:

На русском языке работы Ива Конгара не издавались

Библиография работ автора на языке оригинала:

Le Concile se Vatican II: Son Église, Peuple de Dieu et Corps du Christ (Paris 1984);

Dialogue Between Christians: Catholic Contributions to Ecumenism (Westminster,

Md. 1966): 1-51;

Diversity and Communion (Mystic, Conn. 1985);

Une passion: L'unité: Réflexions souvenirs 1929-1973 (Paris 1974).

Библиография работ об авторе:

E. Fouilloux, ‘‘Friar Yves, Cardinal Congar, Dominican: Itinerary of a Theologian,'' U.S. Catholic Historian 17 (1999): 63-90.

J.-P. Jossua, Le Père Congar: La théologie au service du Peuple de Dieu (Paris 1967).

T. I. Macdonald, The Ecclesiology of Yves Congar: Foundational Themes (Lanham,

Md. 1984).

A. A. Nichols, Yves Congar (Wilton, Conn. 1989);

A. A. Nichols, ‘‘An Yves Congar Bibliography 1967-1987,'' Angelicum 66 (1989): 422- 66.


добавить на Яндекс добавить на Яндекс